1. Всем пользователям необходимо проверить работоспособность своего электронного почтового адреса. Для этого на, указанный в вашем профиле электронный адрес, в период с 14 по 18 июня, отправлено письмо. Вам необходимо проверить свою почту, возможно папку "спам". Если там есть письмо от нас, то можете не беспокоиться, в противном случае необходимо либо изменить адрес электронной почты в настройках профиля , либо если у вас электронная почта от компании "Интерсвязь" (@is74.ru) вы им долго не пользовались и хотите им пользоваться, позвоните в СТП по телефону 247-9-555 для активации вашего адреса электронной почты.
    Скрыть объявление

Да мы все вместе взятые не стоим двоих русских

Тема в разделе "Военное дело", создана пользователем mescalito, 12 май 2015.

  1. mescalito

    mescalito Ословед

    Репутация:
    1.496.614
    mescalito, 12 май 2015
    Да мы все вместе взятые не стоим двоих русских

    Записи из дневника немецкого солдата, погибшего под Сталинградом.

    В опубликованном дневнике немецкого солдата, воевавшего в составе группы армий «Север». Он рассказывает о случае, произошедшем с ним в самом начале войны в июле 1941 года.

    «Мы с другими камрадами поспешили посмотреть, кто же причинил нам такой ущерб, и пошли влево от колонны, поднимаясь на маленькую горочку, слегка возвышавшуюся в 100 м от дороги. На этой горочке уже стояла группа наших офицеров и солдат, державших оружие наготове. Все они смотрели на что-то такое на земле, что скрывали от меня их фигуры.

    Подойдя к этой группе немного со стороны, я увидел картину, преследовавшую меня затем многими бессонными ночами. На пригорке находился совсем неглубокий окоп, вокруг которого были видны немногочисленные воронки то ли от мин, то ли от малокалиберной пушки. Рядом с окопом лежало распластанное тело русского солдата, изрядно присыпанное землей — вероятно, от близких взрывов. На бруствере стоял русский пулемет без щитка; его кожух охлаждения ствола был туго замотан грязными тряпками — видимо, для того чтобы хоть как-то задержать вытекание воды через ранее пробитые пулями в нем дырки. Рядом с пулеметом на правом боку лежал второй мертвый русский солдат в грязной, измазанной кровью форме. Его покрытая густой пылью и тоже кровью правая рука так и осталась на пулеметной рукоятке. Черты его лица в кровавых пятнах и земле были скорее славянскими, я уже видел такие мертвые лица раньше.

    Но самое поразительное в этом мертвеце было то, что у него не было обеих ног практически до колена. А кровавые обрубки были туго затянуты то ли веревками, то ли ремнями, чтобы остановить кровотечение. Видимо, погибший пулеметный расчет был оставлен русскими на этой горке, чтобы задержать продвижение наших войск по дороге, вступил в бой со следующей впереди нас нашей частью и был обстрелян артиллерийским огнем. Такое самоубийственное поведение уже мертвых русских тут же вызвало оживленное обсуждение у окруживших окоп моих камрадов и офицеров. Офицер ругался, что эти скоты убили как минимум пятерых его солдат, ехавших в передней машине, и испортили саму машину. Солдаты обсуждали, какой вообще был смысл русским занимать оборону на этой высотке, которую можно было обойти со всех сторон, и их позиция была ничем не защищена.

    Меня тоже занимали те же мысли, и я решил поделиться ими с нашим старым Хьюго, который стоял тут же, вблизи русского окопа, и молча протирал медный мундштук своей курительной трубки куском шинельного сукна. Хьюго всегда так делал, когда его что-то сильно расстраивало или настораживало. Он, естественно, видел и слышал то же, что и я.

    Подойдя к нему совсем близко, я, стараясь говорить как бравый солдат, сказал: "Вот что за идиоты эти русские, не так ли, Хьюго? Что они вдвоем могли сделать с нашим батальоном на этом поле?"

    И тут Хьюго внезапно для меня изменился. От его спокойной солидности, основанной на старом боевом опыте, внезапно не осталось и следа. Он вполголоса, так, чтобы не слышали остальные, сквозь зубы буквально прорычал мне: "Идиоты?! Да мы все вместе взятые не стоим двоих этих русских! Запомни, сопляк! Война в России нами уже проиграна!".

    Я остолбенел от такой внезапной перемены в моем старшем наставнике, а тот отвернулся от толпы наших солдат, окружавших русский окоп и приподняв подбородок молча посмотрел на далекий русский горизонт. Затем три раза слегка сам себе кивнул, будто соглашаясь с какими-то своими скрытыми мыслями и слегка ссутулившись неторопливо пошел к нашему грузовику. Отойдя от меня на десяток метров, он обернулся ко мне и уже спокойным, привычным мне голосом произнес: «Возвращайся к машине, Вальтер. Скоро поедем»…

    Автор дневника не пережил войну. Свои записи он оставил у родителей во время отпуска в 1942 году со словами: «Я точно знаю, что не вернусь домой, поскольку у русских только одна цель – убить нас всех».

    Он погиб в начале 1943 года где-то под Сталинградом.
     
    #1
    ХМУРЫЙ и OLCHIK нравится это.
  2. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.977.660.251.863
    Stirik, 25 апр 2018
    Советские спецслужбы на протяжении всей истории своего существования славились великолепными кадрами, для которых невозможного было мало. В частности на первый допрос знаменитого разведчика Анатолия Гуревича пришел сам шеф Гестапо Мюллер, чтобы своими глазами увидеть мастера радио игры.
    Кадровый разведчик Родился Гуревич в Харькове в 1923 году. Как любой советский юноша тех лет он был активистом, Ворошиловским стрелком и отличником ГТО. Не удивительно, что юношу, к тому же обладающего великолепными способностями к языкам пригласили в органы безопасности для работы с иностранцами. Первым серьезным заданием для Гуревича стал визит на подводной лодке в Испанию, охваченную мятежом гражданской войны. О том, какое задание центра выполнял в Испании Гуревич, история умалчивает, но после возвращения в СССР в 1939 году, ему заявили, что с этого момента он будет работать радистом и шифровальщиком за рубежом.

    Следующей стала Бельгия. В этой стране Гуревич организовал фирму «Симекс» под вывеской, которой играл роль связного между центром и советским резидентом в Бельгии. Подвел разведчика поддельный паспорт, выписанный на имя еврея-канадца. Находится с такими документами в Европе, которую все сильнее накрывала фашистская чума, было опасно, и Гуревича отозвали домой.
    Спустя некоторое время разведчик становится уругвайским коммерсантом, сообщая на родину ценные сведения о немецких действиях в Африке. «Красная капелла» против радистов Наступила Великая отечественная война.

    Вскоре после нападения на СССР Адольф Гитлер распорядился создать специальную структуру под названием «Красная капелла» для борьбы советскими разведчиками и радистами, которых в Германии и захваченных им странах Европы оказалось огромное количество. Вскоре на улицах немецких городов и оккупированных территориях появились специальные фургоны-пеленгаторы. Начались провалы и аресты советских радистов.
    Взяли и Анатолия Гуревича в Марселе 9 ноября 1942 года. На первый же допрос советского радиста явился лично шеф Гестапо Генрих Мюллер. Он похлопал Гуревича по плечу и сказал, что в центр уже уходят радиограммы от его имени. Понимая, что исправить положение можно лишь согласившись на двойную игру, Гуревич принял предложение стать двойным агентом. При этом в душе он предполагал, добравшись до радиоприемника сообщить на родину о своем провале.

    Самое ужасное состояло в том, что у каждого радиста был секретный код в радио шифре, по которому можно было понять, кто передает радиограмму: разведчик или враг. У Гуревича такого ключа не было. В СССР просто не верили, что он когда-нибудь может провалиться. Нужно было срочно исправлять ситуацию. Ход, который придумал Гуревич, поражал своей простотой и оригинальностью.
    В ходе очередной радиопередачи он передал в Москву поздравление лично товарищу Сталину с 25-летием Красной армии и благодарность за присвоение ему звания капитана. Немцам, сидящим рядом с Гуревичем, было невдомек, что в СССР подобные поздравления не приняты. В Москве все поняли и с этого момента радиограммы Гуревича воспринимали, как подлог и получение ценных сведений из логова врага…
     
    #61
    dok нравится это.
  3. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.977.660.251.863
    Stirik, 5 май 2018
    В этом году исполнится 10 лет с момента окончания вооруженного конфликта в Южной Осетии, когда грузинские войска по приказу президента Грузии Михаила Саакашвили напали на непризнанную республику. Обстановка в регионе была накалена еще с конца 1980-х годов вследствие того, что Южная Осетия объявила о своей автономии от Грузии.
    Все это время недовольство непрерывно нарастало, периодически вспыхивали столкновения. Чтобы не допустить кровопролития, в столицу Грузии Цхинвале была направлена группировка российских миротворцев. Атака началась в ночь на 8 августа с массированного обстрела Цхинвали, который велся из стрелкового оружия, гранатометов, минометов и залповых установок “Град”. Огонь длился почти всю ночь и под утро в город стали входить пехота и бронетехника Грузии.
    Основной целью наступления стала база российских миротворцев. Не рассчитывая встретить особого сопротивления, на штурм пошла танковая колонна при поддержке пехоты. Но на подъезде к части движение застопорилось. На их пути оказался 21-летний солдат-миротворец рядовой Сергей Витальевич Кононов. Артиллерийский налет застал его на посту - он нес караул на одной из наблюдательных вышек, расположенных по периметру военного городка. Когда раздались первые взрывы, он быстро спустился в дот.
    Долговременная огневая точка представляла собой узкий бетонный “стакан”, заглубленный в землю, с бойницами для наблюдения и ведения огня. Здесь боец и решил держать оборону.
    В это время на территории части рвались снаряды, уже погибли 20 военнослужащих, а командующий контингентом был ранен, горели казарма, столовая, технические строения и медпункт. Вокруг раздавались стоны раненых и крики командиров, пытавшихся организовать солдат. Миротворцы вытаскивали раненых из-под завалов и переносили их в котельную, которая стояла чуть в стороне и каким-то чудом избегала попаданий.
    Сергей остался на посту. Прижавшись к бетонной стене, он приник глазами к смотровой щели. Граница Грузии буквально в паре сотне метров за холмом. И вот из-за него, не спеша, начали выползать грузинские танки. Первый, второй, третий, четвертый… За ними, пригибаясь и прячась за бронемашинами, трусил грузинский спецназ. Из оружия у Кононова был АКСУ - укороченная версия классического “Калашникова”, с меньшей длинной ствола. За компактность пришлось заплатить точностью - прицельная дальность у такого автомата меньше, чем у “старшего брата”.

    На мушке показался силуэт одного из врагов. Нажав на спусковой крючок, миротворец увидел, как фигура противника сложилась пополам и рухнула на землю. Сергей перенес прицел на следующего... Через час боя, там где российский воин оставался непоколебим, стала сдавать техника: от непрерывной стрельбы автомат раскалился, а пороховой нагар забил ствол и газовую трубку. Разлет пуль стал больше, автомат подклинивал и плевался (когда пуля из-за грязного или некачественного ствола, вылетает с меньшей скоростью и практически сразу падает на землю). Да и боезапас подходил к концу. Казалось бы, выхода нет, но внезапно атака захлебнулась и техника начала пятится обратно.
    Опасливые грузины не хотели лезть на рожон, думая, что им противостоит минимум взвод. В это время кто-то из осетинского ополчения смог поджечь один из танков. Воспользовавшись неожиданной передышкой, Сергей выскочил из “стакана”, чтобы добыть ещё боеприпасов и поменять оружие. На территории творился сущий ад. Пробравшись в оружейную, рядовой Кононов схватил АК-74, патроны и побежал обратно. Цель была одна - выиграть время, задержать наступление, пока ребята переносят товарищей в безопасное место. А из-за холма тем временем вновь раздалось рычание танковых двигателей и крики врагов.
    Ещё два часа продолжал огрызаться огнем неприступный дот. Пулеметы и автоматы безрезультатно пускали очереди в сторону части - “стакан” был мало заметен и определить источник огня у захватчиков не получалось. Быть может, сила духа и русского оружия и дальше смогли бы противостоять грузинским войскам, но там, где бессилен меч воина, всегда найдется место кинжалу предателя.
    Кочегар, который заведовал котельной, оказался лазутчиком. По мобильному телефону он корректировал огонь и передал своим хозяевам координаты дота. И хотя медик части смог вычислить “засланного казачка”, заметив, что у него одного нормально работает связь (остальные мобильники глушили системой подавления, которую Грузии предоставили военные США), было уже поздно - информация ушла. Танк выкатил на холм и дал залп по доту. Для таких калибров дистанция в 200 метров - это практически в упор. Бетонная конструкция не выдержала прямого попадания снаряда, рассчитанного на пробивание метровой брони.

    Оставаясь на боевом посту до конца, Сергей Кононов погиб. Ценой своей жизни он спас десятки своих товарищей, которые смогли выйти из-под обстрела. Посмертно его наградили Орденом Мужества. В этой войне Россия не бросила своих граждан, и многие наши военнослужащие продемонстрировали беспримерную храбрость. Но 21-летний Сергей Кононов одним из первых встал на пути захватчиков и показал, чего стоит русский солдат.
     
    #62
    dok нравится это.
  4. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.977.660.251.863
    Stirik, 27 май 2018
    28 мая 1938 г., 80 лет назад, на роттердамском кладбище Кронвейк было предано земле тело лидера украинских националистов Евгена Коновальца. Ровно за пять суток до этого примерно в полдень в его руках вдруг взорвалась коробка конфет, подарил которую буквально за пять минут до взрыва некий Павел Грищенко. Его и на самом деле звали Павел, но фамилия была совсем другая, теперь ставшая буквально легендарной — Судоплатов.
    Удачное покушение, подготовленное и осуществленное советскими спецслужбами, должно было расколоть ОУН (Организацию украинских националистов) и серьезно ослабить ее. Вторую цель достичь, к сожалению, не удалось, а вот первую реализовать вполне получилось — у ОУН действительно образовалось два крыла Мельника и Бандеры. Разница, впрочем, между ними была куда меньше, нежели есть у хрена и редьки.
    Обе были пронацистскими, откровенно жестокими, террористическими группировками, густо замешенными на махровом национализме, русофобии, полонофобии и антисемитизме. Обе люто ненавидели все советское и социалистическое. С обеими вести пришлось очень долгую и непростую борьбу СССР. Сражаться с ними приходилось и на территории советской Украины, и далеко за ее пределами, использовались как разведывательные методы для внедрения в осиновые гнезда оуновцев, так и настоящие войсковые операции по борьбе с их тайными базами.

    Нейтрализация лидеров ОУН
    Операция по ликвидации вожака ОУН Коновальца не была единственной. Суровое возмездие настигло и Льва Ребета, и самого известного — Степану Бандеру. Все покушения стали результатом сложных операций советской разведки. Никто не полагался на случай — все тщательно и кропотливо готовилось.
    Павел Судоплатов довольно быстро втерся в доверие того же Коновальца. Действовал он, судя по всему, весьма умело и достоверно. В результате матерый вроде бы предводитель оуновцев настолько уверовал в то, что мнимый Грищенко может стать вожаком националистов в советской Украине, что фактически стал даже опекать своего будущего убийцу от тех, кто в среде националистов сомневался в этом парне. Он переписывался с ним, сам давал свои полезные советы тому, кто спокойно, как полагается настоящему профессионалу, готовился к осуществлению своей задачи.
    Понятно, что советская разведка была бы рада захватить оуновского главаря, что называется, живьем, но такой возможности просто не было. Но даже если бы она и существовала, то практически нереально было вывести пособника нацистских спецслужб в СССР.

    Судоплатов много раз встречался с будущей жертвой и ничем не выдавал своих намерений. Наоборот, был подчеркнуто любезен и всякий раз старался подарить Коновальцу что-нибудь из сладкого. Печеньем и шоколадом, к которому вожак оуновцев питал пристрастие, он в буквальном смысле прикармливал главу ОУН, привозя ему в коробках из-под обуви что-нибудь сладкое. Ему важно было, чтобы Коновалец в решающий момент, когда он наконец предоставится, не заподозрил ничего предосудительного.
    И такой момент действительно наступил 23 мая 1938 в отеле «Атланта» в Роттердаме. Судоплатову, наконец, удалось добиться под предлогом срочности встречи тет-а-тет. Была только одна проблема, чтобы Коновалец не открыл коробку раньше времени, иначе советский разведчик погиб бы вместе с ним.
    Но для него и всей нашей разведки все сложилось как нельзя лучше — взрыв прогремел не в кафе, а на улице, поэтому пострадали только два случайно оказавшихся в этом месте прохожих.
    [​IMG]
    тело Евгения Коновальца, накрытое материей, на месте взрыва​
    Операция чекистов, помимо самого факта нейтрализации наиболее опасного лидера ОУН, посеяла в этой организации сомнение ее членов друг в друге. И сделано это было вовремя — ее боевики представляли в этот момент более чем реальную угрозу для диппредставительств СССР. В 1933 г. оуновцы убили, причем очень цинично, прямо в здании советского генконсульства во Львове, его работника Алексея Майлова.

    Преступления бандеровщины во время Великой Отечественной войны
    Сопротивление ОУН установлению Советской власти началось буквально сразу после присоединения Западной Украины к СССР после развала Польши. И более того, при поддержке нацистских спецслужб стало стремительно нарастать.
    На осень 1940 г. оуновцы в сговоре со своими кураторами из Абвера и СД наметили широкомасштабное восстание, причем поднять его злоумышленниками предполагалось не только на территории Западной Украины, но и других областей УССР, в том числе в Киеве, Днепропетровске, Одессе. Словом, намечался самый настоящий майдан.
    Понятно, что в суровое сталинское время таким планам не суждено было сбыться. Чекисты быстро выявили и арестовали свыше 5000, как сейчас бы их назвали, активистов, а свыше 20000 их пособников выселили. Все эти необоснованные, как их называли в годы перестройки, репрессии привели к тому, что после гитлеровской агрессии реально удар в спину РККА был нанесен только в западноукраинских областях.
    Но вот его, к сожалению, избежать не удалось. Активная помощь Вермахту со стороны украинских националистов в немалой степени способствовал продвижению гитлеровских частей вглубь советской территории. Оуновцы нарушали линии связи и мешали их восстановлению, а 24 июня 1941 г. прямо атаковали с крыш домов продвигавшиеся по улицам Львова советские части.
    Появлению огромной массы боевиков в тылу Красной армии удивляться не приходится — гитлеровцы заранее, с 1940 г., начали их готовить на территории Польши. Основная их масса была переброшена во Львов, видимо, уже после начала гитлеровской агрессии, поэтому атаки в спину красноармейцам начались не сразу в первый, а лишь на третий день войны.
    В ответ советское командование вынуждено было прибегнуть к суровым мерам — все, кого задерживали на чердаках и крышах с оружием в руках, расстреливались на месте. Но понятно, обезвредить в сложной боевой обстановке удалось совсем немногих бандитов. Остальные преспокойно дождались через несколько дней своих друзей из Третьего рейха.
    После занятия фашистами Львова оуновские банды охотно приняли участие в Львовском погроме. Жутким издевательствам и жесточайшим побоям подвергалось в ходе него все еврейское население города. Причем больше всего глумились над женщинами.
    В захваченном гитлеровцами Львове оуновцы пытались было провозгласить «независимое» украинское государство, но Гитлер сразу и на корню эту идею зарубил. Националисты ему были нужны не для этого, а для ударов в спину РККА и для откровенно грязных, кровавых дел в своем тылу.
    На совести, если, конечно, уместно употребить это слово в данном случае, тех, кого стали называть бандеровцами, многочисленные злодеяния не только на Украине, но и в Белоруссии. Многие оуновцы служили верой и правдой в карательных батальонах, в том числе в печально знаменитых «Роланд» и «Нахтигаль». На их основе позднее возникла дивизия СС «Галичина», которую так почитают современные последыши нацистских пособников.
    На совести одного из шума-батальонов, собранных в основном из украинских националистов, как теперь стало известно, сожжение вместе с жителями белорусской деревни Хатынь. Нацисты лишь командовали и организовывали это злодеяние.
    Своей лютой жестокостью бандеровцы во многом даже переплюнули своих фашистских хозяев. Чего стоят одни «венки» из убитых малолетних польских детей во время Волынской резни 1943 г.
    Конечно, пособников гитлеровцы находили в самых разных местах на временно ими оккупированной советской земле, но по степени оголтелости бандеровцы переплюнули всех. Достаточно сказать, что они совершили примерно половину диверсионных нападений из свыше 14 тысяч, которые были произведены в советском тылу в годы Великой Отечественной. В том числе нападение на такого крупного советского военачальника, как генерал армии Н.Ф. Ватутин. Они же убили знаменитого советского разведчика Николая Кузнецова.
    Не удивительно, что на борьбу с ними советским командованием были брошены огромные силы и ресурсы не только органов НКВД, но и военной контрразведки. Смершевцы воспринимали бандеровцев как не менее серьезного и опасного противника, чем шпионы и диверсанты нацистов.

    9 мая 1945 г. фашистская Германия капитулировала, а вот ее союзники, бандеровцы, складывать оружие вовсе не собирались. Наоборот, в надежде уже на новых хозяев из США и Великобритании они развернули еще шире свою диверсионную деятельность. Поэтому борьба с ОУН-УПА отнюдь не прекратилась в тот победный май, а лишь вступила в новую стадию — ликвидации ее банд, ушедших в леса и оттуда осуществлявших нападение на всех, кого они посчитали своим врагом. К таковым в ОУН-УПА относили не только представителей властных органов и силовых структур, но и интеллигенцию. Особую ненависть у бандеровцев вызывали учителя — их считали проводниками советизации и расправлялись с ними едва ли не в первую очередь.
    И не только с учителями. Убит в 1949 г. бандеровцами был и писатель-антифашист Ярослав Галан. Он поведал миру о людоедских практически в самом прямом смысле слова методах боевиков так называемой УПА (Украинской повстанческой армии)*. От одного только рассказа о том, как малолетней девочке нелюди предложили попробовать мясо убитых ее родителей, кровь стынет не только в жилах, но и даже в капиллярах.
    Узнав об убийства Галана, Сталин потребовал как можно быстрее разгромить бандеровское подполье. Но окончательно сломить вооруженное сопротивление банд удалось лишь к концу 1950-х гг. Настолько мощной, разветвленной, созданной с соблюдением всех правил конспирации структурой обладала УПА.
    Ее численность некоторые исследователи оценивают аж в 100000 человек, но даже если реальная цифра была несколько меньше, все равно для борьбы с бандами одних оперативных методов было явно не достаточно, требовались полноценные военные операции в местах схронов. Ведь была создана целая система тайных подземных укрытий, где прятались банды численностью в 10−12 человек. Любой пенек в лесу мог запросто оказаться хорошо закамуфлированным входом в эти тайные лежбища.
    Для того чтобы разрушить целостную структуру УПА, было принято решение о нейтрализации ее лидера, небезызвестного и почитаемого современными необандеровцами гитлеровского прихвостня, обер-лейтенанта Абвера Романа Шухевича. Чекисты дали ему вполне подходящее для него прозвище — «Волк».
    Вычислить его логово на втором этаже кооперативного магазина в одном из сел около Львова удалось в ходе наблюдения за его «волчицами» — подружками, официально считавшимися связниками.
    Окруженному со всех сторон Р. Шухевичу было предложено сдаться руководившим операцией по его поимке генералом В.А. Дроздовым, но тот попытался вырваться и в результате возникшей перестрелки был убит. Есть версия, что точку в его кровавой биографии, как и в судьбе Коновальца, поставил опять-таки Павел Судоплатов. Но это не более чем предположение — погибнуть главный бандеровец мог от пули из автомата любого участника операции по его поимке.
    Смерть И.В. Сталина во многом помешала доведению борьбы с бандеровщиной до полного ее разгрома. Многие участники банд вышли из леса, но, как теперь стало очевидно, нисколько не раскаялись. Как, похоже, и немалое число тех бандеровцев, которые были освобождены по амнистии.

    Неизбежная война
    Присоединение Западной Украины в 1939 году сейчас, спустя многие десятилетия, представляется на первый взгляд ошибкой. Вместе с Галицией и Волынью СССР получил жуткую головную боль. Националисты, которые сами и по указке нацистов, вели борьбу против Польши, с еще большим размахом стали вести ее против Советского Союза. Но с другой стороны, иного выхода у И.В. Сталина и в целом советского руководства не было — в противном случае эти области просто заняли бы гитлеровцы и использовали как плацдарм для агрессии.
    Так что война против бандровщины до, в ходе и после Великой Отечественной войны была абсолютно неизбежной. В целом для СССР она закончилась успешно, если не считать, что она оказалась спустя десятилетия далеко не полной. Бандеровщина, к огромному сожалению, подняла-таки голову на Украине тогда, когда, казалось, ее и след простыл.
     
    #63
    dok нравится это.
  5. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.977.660.251.863
    Stirik, 31 май 2018
    Она прославилась в народе как военная сестра милосердия и нашла свое счастье в бескорыстной помощи и самоотверженном служении другим людям. Не медицинская сестра – специального образования у нее не было, а именно сестра милосердная, движимая горячим сердечным порывом. Она по праву заняла свое место в ряду всемирно знаменитых подвижниц.
    С ее именем связана история российского Красного Креста во время обороны Севастополя в 1854 году. Но случилось так, что первой в мире сестрой милосердия назвали англичанку Флоренс Найтингейл, и Британия вряд ли от этого откажется, хотя факты говорят о другом – первой все же была наша соотечественница Дарья Михайлова, получившая прозвище Севастопольская и ставшая легендой Крымской войны.
    Если «леди с лампой», как прозвали англичанку, появилась в Крыму в конце апреля 1855 года, то к этому времени русские сестры милосердия уже несколько месяцев трудились в местах военных действий. А Даша Севастопольская начала вывозить раненых с поля боя и ухаживать за ними еще раньше – с сентября 1854 года.
    [​IMG]
    Даша Севастопольская, скульптура на здании панорамы обороны Севастополя​
    Известно о Даше очень мало. Когда началась Крымская война, длившаяся три года, ей было всего семнадцать лет. Родилась Даша в 1836 году на окраине Севастополя в поселке Сухая Балка в семье матроса 10-го ластового экипажа Лаврентия Михайлова. По другой версии – в селе Ключищи, что недалеко от Казани. Она рано потеряла мать, имя которой история не сохранила.
    Известно только, что мать Даши тоже была дочерью матроса и зарабатывала на жизнь стиркой белья. С двенадцати лет Даша тоже начала стирать белье и на заработанные деньги даже смогла приобрести корову, но это было ее единственное богатство. А в 1853 году в кровопролитном бою при Синопе погиб отец. Но и при жизни отца его жалованье было невелико – ведь на моряках казна экономила. Маленькая худенькая девушка с толстой русой косой осталась в своем ветхом, полуразвалившемся доме совсем одна.
    Как жить дальше? В ее положении любой бы отчаялся, но не Даша. Трудное одинокое детство закалило ее характер, от природы далеко не робкий и сострадательный. Тяготы и нужда не ожесточили Дашу, наоборот, пробудили в ее отзывчивом сердце сочувствие к другим людям и желание помочь. Мужества и стойкости ей, выросшей без родительской заботы и ласки, было не занимать, а ведь обстановка была кошмарная. Что говорить – война…

    В Севастополе, находившимся под обстрелом, царил хаос. Знаменитый адвокат Анатолий Федорович Кони вспоминал: «Заслуженный генерал рассказывал мне следующий эпизод из последних дней жестокой бомбардировки многострадального Севастополя, когда в день выбывало из строя ранеными и убитыми до трех тысяч человек; начальник, которого рассказчик, будучи еще молодым поручиком, сопровождал ночью на позиции, не мог удержаться от горестного восклицания при постоянной встрече с носилками, на которых несли умирающих. Из темной массы живого «прикрытия», лежавшего на земле, поднялась чья-то голова и ободряющий голос произнес: «Ваше превосходительство, не извольте беспокоиться: нас еще дня на три хватит!»
    И тогда Даша совершила поступок, странный для постороннего взгляда. Соседи решили, что, видно, бедная сирота тронулась умом от горя и страданий, но она действовала совершенно осознанно и целеустремленно, по велению своего сердца. Отрезала косу, переоделась в форму матроса, продала все свое имущество, обменяла свою драгоценную корову, которая не давала ей умереть с голода, на лошадь с повозкой. Накупила уксуса и белого полотна и превратила свою повозку в перевязочный пункт.
    Дашина повозка двинулась к берегам Альмы, туда, где шло одно из тяжелейших сражений Крымской войны — Альминское. Эта «карета горя», как прозвали жители Корабельной стороны повозку «помешавшейся сироты», стала первым в истории перевязочным пунктом на поле боя.

    Целыми днями, без устали, Даша ездила на передовую и обратно, вывозя раненых, за которыми некому было ухаживать, при этом не разбирая, кто перед ней – русский, француз, англичанин или турок. Многие оставались лежать на голой земле, истекающие кровью, без всякой помощи. И тогда Даша являлась к раненым, как светлый ангел, как последняя надежда.
    «Потерпи, любезный, все будет хорошо, миленький», – с этими словами Даша обмывала и перевязывала раны. Как могла, она старалась облегчить участь раненых. Солдаты так полюбили свою молоденькую «сестрицу», что очень часто, умирая, завещали ей кто часы, кто деньги.
    [​IMG]
    Панорама «Оборона Севастополя», фрагмент​
    После поражения русских войск при Альме, под Балаклавой и Инкерманом началась блокада Севастополя. Один из домов Даша приспособила под госпиталь. Ей помогали другие женщины, делая то, на что хватало сил и средств, а необходимые перевязочные материалы, еду, одеяла приносили горожане. Даша пережила удар, когда осколком убило ее лошадь, и ей пришлось вытаскивать раненых на себе, но, к счастью, один из офицеров приказал привести ей новую. А вскоре вместе с другими добровольными сестрами Даша перешла в подчинение к знаменитому хирургу Николаю Ивановичу Пирогову.
    В Крым «для поднятия духа русского воинства» приехали младшие сыновья императора, Николай и Михаил. Они же и написали отцу о том, что в сражающемся Севастополе «ухаживает за ранеными и больными, оказывает примерное старание девица по имени Дарья». Николай I приказал ей пожаловать золотую медаль на Владимирской ленте с надписью «За усердие» и 500 рублей серебром. По статусу золотой медалью «За усердие» награждались те, кто уже имел три медали – серебряные, но для Даши восхищенный ею император сделал исключение. А еще 1000 рублей были ей обещаны после замужества.
    В одном из писем жене Николай Иванович Пирогов писал: «Дарья является теперь с медалью на груди, полученной от государя… Она молодая женщина, не дурна собой… Она ассистирует при операциях». Вслед за Дашей, вдохновившись ее примером, ухаживать за ранеными взялись другие севастопольские патриотки – жены, сестры и дочери участников обороны. По словам знаменитого хирурга, Даша и другие сестры милосердия «безропотно перенесли все труды и опасности, бескорыстно жертвуя собою с геройством, которое бы сделало честь любому солдату».
    Как и Даша, золотыми медалями «За усердие» на Владимирской ленте были награждены сестры Крыжановские – Екатерина, Васса и одиннадцатилетняя Александра. Но все они не были медиками, в которых очень нуждался Пирогов. И тогда он призвал «употребить все свои силы и познания для пользы армии на боевом поле» медсестер Крестовоздвиженской общины Петербурга, созданной по инициативе и на средства княгини Елены Павловны Романовой, вдовы младшего брата императора Николая I.
    Вскоре из столицы в Севастополь прибыли три отряда сестер милосердия. Среди них Екатерина Грибоедова – сестра писателя и дипломата Александра Грибоедова, Екатерина Бакунина – дочь сенатора, внучатая племянница фельдмаршала Михаила Ивановича Кутузова, баронесса Лоде и другие. Это были удивительные женщины, которых недаром называли «белыми голубками». Они понимали помощь ближнему как свой долг, принимали чужую боль, как свою, переносили тяжкие испытания и при этом не теряли человечности и доброты. Сестры милосердия, по словам Пирогова, перевернули севастопольские госпитали «вверх дном», навели порядок и чистоту, наладили лечение и питание раненых. Им даже удалось укротить нечистых не руку интендантов, и снабжение госпиталей резко улучшилось.
    Летом 1855 года Даша вышла замуж за рядового 4-го ластового экипажа Максима Хворостова и получила обещанные императором 1000 рублей серебром.
    Когда закончилась война, Севастополь лежал в руинах. Многие жители, лишившиеся своих домов, покидали город. Чтобы иметь средства к существованию, Дарья купила трактир в поселке Бельбек, но быть хозяйкой трактира у нее не получилось. Вскоре, продав имущество, она поселилась с мужем в портовом городе Николаеве, вблизи моря.
    После расставания с мужем (одни источники говорят, что из-за его пьянства, по другим – он рано умер) Дарья вернулась в Севастополь, где до конца своих дней тихо и скромно прожила на родной Корабельной стороне. Родственников никого в живых не осталось, и Дарья Лаврентьевна коротала свои дни в покое и одиночестве. Старожилы вспоминали, что она умерла в 1910 году и была похоронена на кладбище в Доковом овраге. Могила самоотверженной женщины не сохранилась, на месте кладбища теперь разбит сквер, но память о Даше Севастопольской живет в народе, и это главное.
    [​IMG]
    Мемориал в Севастопольском парке, г. Днепропетровск​
    Памятник первой сестре милосердия установлен около 3-й городской больницы Севастополя, носящей ее имя. Образ Даши Севастопольской воссоздан в художественном фильме «Пирогов», где ее роль сыграла актриса Татьяна Пилецкая. Будем помнить ее и мы. Помнить с благодарностью и гордиться ее христианским подвигом.
     
    #64
    dok нравится это.
  6. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.977.660.251.863
    Stirik, 1 июн 2018
    Начала войну эта хрупкая девочка, когда ей было пятнадцать лет. Вся страна и Дуся вместе со всеми, встала в строй. «Товарищ Евдоким» — свой парень для морпехов, а гитлеровцы назвали ее «Фрау «черная смерть».
    Два немецких солдата шли по полю, усеянному телами морских пехотинцев. Один штыком прокалывал тело, если раненый боец реагировал на боль, второй стрелял ему в голову. Евдокия Завалий ждала своей очереди. Сильнейшая контузия, которую она получила в бою не давала ей даже пошевелиться, не то что взяться за оружие.
    «Я почувствовала, что приближаются ко мне, затаила дыхание, и вдруг огнем полоснула боль в ноге. Один из фашистов пронзил ее штыком, чтобы проверить, мертва ли «русиш фрау». Чудом не выдала себя, а на рассвете, когда наши батальоны очистили от гитлеровцев западный берег Днестровского лимана, меня, истекавшую кровью, нашли местные жители», - вспоминала потом единственная женщина-командир взвода морской пехоты в годы ВОВ Евдокия Николаевна Завалий.
    В штабе 83-й бригады морской пехоты решили, что Завалий погибла, и на братской могиле в Белгород-Днестровском среди других имен появилось и ее имя.
    Эту удивительную женщину хоронили дважды. Второй раз – в Болгарии, и высекли фамилию на памятнике. Когда спустя 25 лет она приехала в Бургас как почетный гражданин города, одна из женщин во время встречи с горожанами узнала Евдокию Николаевну и бросилась к ней со слезами: «Доченька! Ты живая!».
    [​IMG]
    На войну 16-летнюю Дусю Завалий провожала ее бабушка. В украинском селе Новый Буг она славилась тем, что лечила людей травами и предсказывала судьбу. «Сначала она не хотела меня отпускать, я ведь только за кофточкой домой забежала, а она все поняла сразу, крепко обняла, зашептала что-то и посмотрела в глаза: «Онучечка! Четыре раза будешь кровью стекать! Но тебя принесут белые гуси...», потом перекрестила. Бабушка моя прожила на свете 114 лет», - рассказывала ветеран войны. Часть, с которой Евдокия Завалий отправилась на войну, была 96-м кавалерийским полком 5-й кавалерийской дивизии 2-го кавалерийского корпуса. Для того чтобы её взяли на фронт, ей пришлось прибавить себе три года, и сказать командиру полка, что ей 18. В полку она служила санитаркой.

    Во время переправы через Днепр у острова Хортица, санитарка Завалий получила первое ранение – осколок снаряда угодил ей в живот. Из госпиталя Евдокия Николаевна попала в запасной полк, в котором и совершила свой первый героический поступок. Во время бомбёжки она вытащила на плащ-палатке раненого офицера, за что и была награждена орденом Красной Звезды. «И когда я получила этот орден, долго ходила сама не своя. Гладила орден рукой. Мне казалось, что я даже подросла, стала выше…», - вспоминала Завалий.
    [​IMG]
    Целых 8 месяцев Евдокия Завалий прослужила в армии под видом мужчины: «А я ничем не выделялась среди парней: те же гимнастерка и галифе, на голове после госпиталя - «ежик» с чубчиком - косу пришлось сбрить, чтобы вши не донимали».
    «Направили меня после ранения в запасной полк. А туда как раз «покупатели» из командования приехали набирать ребят на передовую. Один из них, моряк, подзывает меня: «Гвардии старший сержант, покажите ваши документы!» Раскрывает мой литер и читает: «Старший сержант Завалий Евдок.» Это в госпитале имя мое так сократили. «Завалий Евдоким?» А я ему, и глазом не моргнув: «Так точно, товарищ командир! Завалий Евдоким Николаевич!» — «Даю пятнадцать минут на сборы!», - из воспоминаний Евдокии Завалий.
    Осенью 1942 года командир отделения разведки «Евдоким» Завалий воевал под Моздоком. Вот как описывает одну из операций морских пехотинцев Николай Бойко: «Подразделению десантников, в котором воевал старший сержант Евдоким Завалий, приказано было отойти на занятые ранее позиции. Отошли, закрепились, и оказалось, что не зря. Фашисты плотным кольцом окружили горстку советских десантников. Семь суток бойцы, показывая примеры героизма, удерживали свои позиции. Заканчивались боеприпасы, надо было что-то предпринимать. И здесь Евдоким предложил переправиться на другой берег бурной горной реки и попытаться пополнить запас боеприпасов, а также раздобыть продуктов, они тоже уже были на исходе».
    [​IMG]
    В траншее случайно отыскали кабель, один конец которого десантники зацепили за дерево, а второй старший сержант взяла в руки и отправилась на вражеский берег. Дуся-«Евдоким» собранные боеприпасы сложила в две плащ-палатки. Этот груз она положила на своеобразный плот, на скорую руку собранный из крышек снарядных ящиков, и, зайдя в воду, подала сигнал десантникам, что готова переправить боеприпасы.
    Оставшись одна на территории, занятой немцами, Евдокия Завалий утром открыла огонь по колонне грузовиков. Матросы с той стороны поддержали её стрельбой с противотанкового берега. В одной из подбитых машин оказались продукты. После того, как Евдокия-«Евдоким» уложила в плащ-палатку хлеб и консервы, девушка к своим бойцам. «Немцы обнаружили её, когда она начала переплывать реку и открыли минометно-пулеметный огонь, но было поздно - старшего сержанта Евдокима Завалий встречали боевые товарищи и открыли ответный огонь, боеприпасами, которые переправила с вражеского берега Дуся-разведчица, правда, что это девушка, десантники узнали позже», вспоминал потом ветеран войны Николай Бойко.

    Очень тяжелые бои шли на Кубани, в районе станицы Крымская. «Евдоким Завалий» был уже старшиной роты. Там рота попала в окружение, и в разгар схватки погиб командир. Заметив растерянность бойцов, Евдокия Николаевна поднялась во весь рост и крикнула: «Рота! Слушай меня! Вперед, за мной!» Бойцы поднялись в атаку, и сопротивление противника удалось сломить и выйти из окружения. В этом бою наша героиня получила второе тяжелое ранение. Вот тогда-то и разоблачили «Евдокима».
    Евдокия Николаевна боялась, что после разоблачения её снова отправят в санитарки. Однако, учитывая её боевые заслуги, её отправили феврале 1943 года на курсы младших лейтенантов в город Фрунзе (ныне Бишкек). В октябре 1943 года лейтенант Евдокия Завалий была назначена командиром взвода отдельной роты автоматчиков 83-й бригады морской пехоты. После этого назначения некоторые острословы из других взводов смеялись, называя ее подразделение «Дуськин взвод». «Был такой Ваня Посевных, - рассказывала Евдокия Николаевна. - Когда он появился во взводе, посмотрел на меня презрительно и сказал, что не станет подчиняться бабе. Я ему командую: «Выйти из строя!» - а он не выходит…», - вспоминала потом Завалий.
    Но в боях за Будапешт, именно Иван Посевных прикрыл свою командиршу от снайперского выстрела, подставив свою грудь. «К человеческим потерям привыкнуть нельзя, - говорила Евдокия Николаевна, - но выжить все-таки можно. Главное - не утратить память и не предать ее. На ней ведь держится мир, но как объяснить это людям?».
    [​IMG]
    Александр Александрович Кузьмичев, командир роты автоматчиков 83-й бригады морской пехоты, в своих послевоенных воспоминаниях писал: «Взвод гвардии лейтенанта Евдокии Завалий, всегда находился на острие боевых действий, служил тараном при наступлении бригады морской пехоты. Их посылали туда, где было особенно трудно». Евдокия Завалий и ее взвод наводили ужас на гитлеровцев дерзкими вылазками, за которые немцы стали называть девушку «Фрау Черная смерть».
    Во время Будапештской наступательной операции взводу Евдокии Завалий было поручено взять штаб немецкого командования. Было решено идти по канализационному каналу, заполненному нечистотами. Так как там нечем было дышать, было выдано 18 кислородных подушек, которыми бойцы пользовались по очереди при движении по коллектору. Двое морских пехотинцев задохнулись и остались в подземелье навсегда.
    Выходить на поверхность стали на третьем канализационном люке. По счастливой случайности, он располагался прямо за немецким танком, и разведгуппа Завалий сумела уничтожить охрану - двух немцев с пулемётом. «Ворвались в бункер. Немцы, не ожидавшие этого, не оказали сопротивления. Самым ценным трофеем оказались оперативные карты. «Освоив» бункер, мы начали из него стрельбу. На улице возникла невероятная паника... Не понимая, почему стреляют из их же бункера, фашистские вояки стали из автоматов бить друг друга. Беспорядочный огонь открыли танкисты», - вспоминала потом отважная разведчица. На помощь группе Завалий вскоре подоспела рота морпехов и другие подразделения. Они брали этаж за этажом и вскоре полностью очистили от гитлеровцев замок и прилегающие кварталы.

    «Взяли в плен генерала - он не поверил, что разведчики прошли под землёй, пока не увидел их, не успевших отмыться от грязи и нечистот. Когда услышал, что комвзвода была девушка, опять не поверил и оскорбился: «Худшего издевательства вы не могли придумать?!» Вызвали меня. Пришла в штаб грязная, как черт, разит от меня за километр. Майор Круглов, зажимая нос платком, обращается ко мне: «Доложите, как пленили немецкого генерала!» И вдруг немец протягивает мне пистолет системы «Вальтер» - плохо, видать, обыскали его ребята. «Фрау русиш черный комиссар! Гут! Гут!» Я глаза вытаращила на политотдел, те кивают - бери. Потом ребята именную надпись мне на этом пистолете сделали...», - рассказывала Евдокия Николаевна Завалий.
    [​IMG]
    Завалий была ранена 4 раза. После одного из ранений потребовалось срочное переливание крови и боец её взвода Гасан Гусейнов, не задумываясь, отдал свою кровь и тем самым спас ей жизнь. Гвардии лейтенант Евдокия Завалий прошла славный боевой путь - участвовала в обороне Кавказа, в боях за Крым, Бессарабию, на Дунае, в освобождении Югославии, Румынии, Болгарии, Венгрии, Австрии, Чехословакии.
    После окончания войны её хотели направить на учебу в военное училище, но сказались 4 ранения и 2 контузии, полученные ею во время войны. В 1947 году она демобилизовалась и уехала в Киев. Военное прошлое ещё долго не покидало её: «Я после войны ещё долго по ночам ходила в атаку. Кричала так, что соседи пугались. А бабушка молилась и говорила маме: «Это нечистый дух из неё выходит!» - вспоминала Евдокия Николаевна.
    В Киеве она познакомилась со своим будущим мужем, вышла замуж. У неё родились двое детей, четыре внука и 4 правнука. До самой кончины (5 мая 2010 года) ветеран войны работала директором гастронома. Незадолго до своей смерти, 84-летняя женщина призналась, что на фронте для нее было самым трудным и страшным: «Я просто не имела права быть слабой, бояться. Но все равно боялась... Больше всего - крыс. Ничего с собой поделать не могла, крысы для меня страшнее немцев были - голодные, по ночам в лицо бросались, за пятки грызли. Брр! Лучше не вспоминать...».
     
    #65
    dok нравится это.
  7. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.977.660.251.863
    Stirik, 3 июн 2018
    Летчик и художник Константин Арцеулов
    Еще с давних лет было принято «бороться за русские приоритеты», отыскивая первенство страны иной раз в случаях довольно удивительных и спорных. Между тем о достижении Константина Арцеулова, научившегося выводить самолет из штопора, тогда почему-то не писали. Хотя достижение его было несомненным. До победного полета Арцеулова в сентябре 1916 года только одному летчику удалось случайно вывести самолет из штопора. 25 августа 1912 года британский летчик лейтенант Вильфред Парк (Wilfred Parke; 1889−1912) заходил на посадку после продолжительного трехчасового полета.
    Неосторожно снизив скорость и «задрав» при этом нос самолета, Парк свалился в штопор на высоте 200 метров. Стремясь выйти из неконтролируемого падения, он увеличил обороты двигателя и попытался поднять нос самолета, но безуспешно. Центробежная сила прижала летчика к стенке кабины, и, чтобы ослабить скорость вращения, он инстинктивно изо всей силы потянул руль поворота в сторону, противоположную вращению. Из-за этого самолет выровнялся всего в 15 метрах над землей. Вильфред Парк повторно набрал высоту и благополучно приземлился.
    Но спасение Парка так и осталось счастливой случайностью, в то время как Константин Арцеулов проделал опасный эксперимент, понимая, чем рискует, и зная, как надо действовать, чтобы достичь успеха. И его опыт был тут же «растиражирован» среди коллег. Несомненный приоритет России в одной из важнейших областей! И при этом — ни слова! Может быть, советские «пропагандоны» конца 1940-х годов ничего не знали об открытии К. Арцеулова? А может быть, знали, да не та была у Константина Константиновича биография, чтобы о ней сообщать советским читателям?

    Происхождение у Арцеулова было совсем не пролетарское, хотя славное. С отцовской стороны он принадлежал к известной морской династии. Его дед и отец были кораблестроителями и принимали участие в строительстве броненосцев на Балтике и на Черном море. А со стороны матери Константин Константинович приходился внуком знаменитому художнику-маринисту И. К. Айвазовскому. Но первые шаги как в военно-морской карьере, так и по стезе художника оказались неудачными. Костя поступил в Морской кадетский корпус, но спустя два года был отчислен по здоровью. Попытка поступить в Академию художеств тоже оказалась неудачной. Однако Константин Арцеулов не возвратился из Петербурга домой, в Крым, а устроился на первый в России авиационный завод С. Щетинина. Параллельно с работой он учился в организованной при заводе летной школе. В 1911 году он получил диплом пилота, а с 1912 года работает инструктором в Севастопольском авиаклубе. Как и почти любой летчик того времени, Арцеулов освоил не только моторную авиацию, но и планеры.
    [​IMG]
    Началась Первая мировая война, и прапорщик Константин Арцеулов ушел служить в кавалерию. В 1915 году он становится военным летчиком и служит на Западном фронте сначала воздушным разведчиком, а после — истребителем. В 1916 году его переводят на работу инструктором в Качинскую летную школу под Севастополем. Военные летчики были не самым многочисленным и не самым важным отрядом Российской армии, поэтому Качинская летная школа благополучно уцелела и в белом Крыму, и в Крыму красном.
    Коллектив летчиков выбрал К. Арцеулова начальником летной части. В этом качестве он и был зачислен в Рабоче-крестьянскую Красную армию. Война закончилась, жизнь продолжалась. Красвоенлёт Арцеулов в конце 1920 года был откомандирован в Москву, где работал летчиком-инструктором и летчиком-испытателем. Кстати, он испытывал первый советский истребитель «И-1», созданный в конструкторском бюро Н. Н. Поликарпова.
    [​IMG]
    В 1927 году организуется гражданская авиация. Константин Арцеулов переходит в Российское акционерное общество Добровольного воздушного флота «Добролёт», предшественник «Аэрофлота». Теперь он летает над просторами Советского Союза. Константин выполнял аэрофотосъемку тайги в Предуралье, в Удмуртии и в Западной Сибири. Самолеты, пилотируемые К. Арцеуловым, разведывали места проведения трассы Турксиба и помогали прокладке каналов в Вахшской долине. Задач и работы было выше головы. Среди советских летчиков Арцеулов пользовался заслуженным авторитетом.
    Он мог летать на всех типах самолетов (а их в то время было около 50), он налетал 6000 часов, тоже больше всех. В 1933 году он становится первым в Союзе Заслуженным летчиком. Высокий полет! Но с высоты легко упасть. В Стране Советов это было еще проще, чем где-либо. Буквально на следующий день после торжественного заседания и присвоения звания Арцеулова арестовали.
    Сторонники теории конспирации могли бы связать это со сменой начальства в организации «Добролёт», где тогда служил К. Арцеулов. Любители метафор могли бы сказать: слишком задрал нос, вот и свалился в штопор.
    Впрочем, Константину Арцеулову повезло, он смог выбраться и из этого «штопора». Времена были еще довольно вегетарианские. Ссылка в Архангельск, работа мотористом на катере. Это, конечно, не дорога в облаках, но и здесь бывший военлёт демонстрировал класс. Двигатель катера был отлажен так, что моторист уходил на работу в белом кителе и возвращался с работы в таком же белом кителе — ни пятнышка! Где-то в Москве грохотали партийные громы. Но Арцеулов в это время был далек от тех номенклатурных небес, потому и уцелел. В 1937 году его реабилитировали. Но в небо больше К. Арцеулов подниматься не стал. Слишком много времени провел он без полетов.
    [​IMG]
    Но у него был «запасной аэродром». Дедушка, Иван Константинович Айвазовский, в свое время не зря научил внука рисовать. Константин Арцеулов стал художником. Те, кто рассматривал старые журналы «Техника — молодёжи», наверняка запомнили его рисунки, на которых фантастическая техника изображена, как совершенно реальная. Страсть к полетам — пусть даже воображаемым — не смирить!
    [​IMG]
    "Техника-молодёжи" №8-9, 1938. "Рассказ об одном полёте"
    [​IMG]
    "Техника-молодёжи" №10-11, 1939. Юрий Долгушин, "Генератор чудес"
    [​IMG]
    "Знание-сила" №8-9, 1946. Вкладка, "Жуковский проводит испытания"
    [​IMG]
    [​IMG]

     
    #66
    dok нравится это.
  8. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.977.660.251.863
    Stirik, 4 июн 2018
    Дерзкая партизанская операция «Звёздочка»
    Статья Василия Васильевича Барминского «ОПЕРАЦИЯ «ЗВЁЗДОЧКА», была напечатана в газете «Советская Белоруссия» в двух номерах от 20 и 21 июня 1967 года. В.В. Барминский в годы Великой Отечественной войны сражался с захватчиками в рядах партизанского отряда имени Щорса бригады имени Чапаева в Витебской области Белоруссии.
    [​IMG]
    Статья Василия Васильевича Барминского «ОПЕРАЦИЯ «ЗВЁЗДОЧКА», была напечатана в газете «Советская Белоруссия» в двух номерах от 20 и 21 июня 1967 года. В.В. Барминский в годы Великой Отечественной войны сражался с захватчиками в рядах партизанского отряда имени Щорса бригады имени Чапаева в Витебской области Белоруссии. В статье приводится от ПЕРВОИСТОЧНИКА ПЕРВОЕ ОПИСАНИЕ известной успешно ПРОВЕДЕННОЙ В НАЧАЛЕ 1944 ГОДА ПАРТИЗАНАМИ ОТРЯДА ИМЕНИ ЩОРСА ОПЕРАЦИИ «ЗВЁЗДОЧКА» по освобождению из немецкого плена воспитанников Полоцкого детского дома.
    Описывается наиболее полно ПЕРВЫЙ ЭТАП операции «Звёздочка». В.В. Барминскому довелось стать одним из разработчиков и непосредственных участников этой партизанской операции. В статье приводятся фамилии партизан погибших при подготовке и отличившихся при проведении операции «Звёздочка».

    На ВТОРОМ ЭТАПЕ этой операции приняли участие летчики 105-го отдельного авиаполка, осуществлявшие переброску детей через фронт на Большую землю. Тогда СОВЕРШИЛ свой ПОДВИГ ЛЕТЧИК АЛЕКСАНДР МАМКИН. ЗНАЧЕНИЕ ОПЕРАЦИИ «ЗВЁЗДОЧКА» ТРУДНО ПЕРЕОЦЕНИТЬ. Освобождение почти 200 детей — это ЕДИНСТВЕННЫЙ такой СЛУЧАЙ В ИСТОРИИ ПАРТИЗАНСКОЙ БОРЬБЫ во время Великой Отечественной войны.
    Учитывая, что с течением времени партизанская операция «Звёздочка» получила известность, она стала осознанно или по незнанию подвергаться искажениям. Факты говорят вот о чем. ПЕРВЫЙ ЭТАП партизанской операции «Звёздочка», можно сказать, начался осенью 1943 года, когда разведгруппа отряда имени Щорса обнаружила в занятых фашистами Бельчицах воспитанников перемещенного Полоцкого детдома №1.

    Именно ПАРТИЗАНАМИ было ПРИНЯТО РЕШЕНИЕ ОСВОБОДИТЬ советских ДЕТЕЙ, осуществив соответствующую операцию после длительной подготовки с проведением обстоятельной разведки. Детальную разработку и проведение операции осуществил партизанский отряд имени Щорса. Никакие другие группы в операции не участвовали. В соответствии с планом операции вечером 18 февраля 1944 года, разведгруппа отряда скрытно проникла в Бельчицы и вывела детей с воспитателями в заранее условленное место на краю деревни, далее детей партизаны перенесли через открытое заснеженное место в лес к подготовленным многочисленным подводам, которые и доставили детей в партизанскую зону. Операция, как и планировалось, прошла молниеносно и без боестолкновения, но в соответствии с планом опушка перед лесом была превращена партизанами в укрепленный рубеж на случай обнаружения фашистами и вступления в бой для полного выполнения операции. В начале апреля 1944 года, так как немецкое командование развернуло усиленную борьбу с партизанскими отрядами Полоцко-Лепельской зоны Белоруссии, и нахождение детей на партизанских территориях стало небезопасным, решено было провести ВТОРОЙ ЭТАП операции «Звёздочка» — по договоренности с Большой землей проводилась эвакуация детей самолетами за линию фронта в советский тыл. Эту ПРАВДИВУЮ ИНФОРМАЦИЮ от ПЕРВОИСТОЧНИКА, Барминский В.В. был одним из разработчиков и участников операции, важно сохранить для потомков.

    Родился 22 марта 1922 года в селе Прокино Красноборского района Архангельской области.
    [​IMG]
    Войну встретил в составе 416-го Кунгурского стрелкового полка 112-й стрелковой дивизии 22-й армии. Принимал участие в боях по обороне Краславы в июне-июле 1941 года. Затем влился в ряды белорусских партизан. Был заместителем комиссара по комсомолу отряда имени Щорса партизанской бригады имени Чапаева на Витебщине.
    В послевоенный период — инструктор Полоцкого обкома ЛКСМ Белоруссии, первый секретарь Докшицкого райкома комсомола, первый секретарь Полоцкого горкома комсомола. Был на педагогической работе. Работал заведующим отделом пропаганды и агитации Россонского РК КПБ. Почти десять лет находился на советской работе: заместитель председателя Россонского райисполкома, председатель Россонского райисполкома, председатель Сенненского райисполкома.
    Последние годы работал в Витебском облисполкоме. С 1982 года персональный пенсионер республиканского значения в Белоруссии. Награжден орденом Красной Звезды, орденом Отечественной войны 1-й степени, двумя орденами «Знак Почета» и двенадцатью медалями.

    ОПЕРАЦИЯ «ЗВЁЗДОЧКА»
    Летом 1943 года партизанский отряд имени Щорса передислоцировался в леса под Полоцк.
    К этому времени разрозненные партизанские бригады, расположенные в Полоцко-Лепельской зоне, были объединены в партизанское соединение, которым командовал Герой Советского Союза В.Е. Лобанок. Создание крупного соединения означало вступление партизанского движения в новый этап своего развития, оно приняло более организованный характер. Сразу же вокруг партизанской зоны была создана сплошная оборонительная линия, охватывающая Ушачский район, часть Полоцкого, Ветринского, Бешенковичского и Лепепьского районов. Ее общая протяженность составила около 300 километров.
    Штаб партизанского соединения размещался в районном центре Ушачи, освобожденном партизанами. «Партизанская столица» — так мы называли Ушачи. В то время наш отряд защищал партизанские рубежи под Полоцком, в районе деревни Межно. Здесь были вырыты окопы, оборудованы дзоты, выставлены боевые посты. Сам партизанский лагерь отряда располагался на значительном удалении от передовой линии обороны. Мы неоднократно вместе с соседними партизанскими отрядами (слева от нашего участка обороны находился отряд Борейко, справа — Ворожева) вели ожесточенные бои с фашистскими карателями, которые, наталкиваясь на стойкость партизан, всякий раз отходили с большими потерями.

    Часто партизаны сами переходили в наступление, держа фашистов в постоянном страхе, неоднократно штурмовали гарнизон противника, расположенный в деревне Тросно. Впоследствии под натиском партизан гитлеровцы вынуждены были уйти с этого места. Правда, в задачу отряда входило также ведение агентурной разведки в городе Полоцке и его окрестностях. Очень важно было знать о расположении немецких частей, их численности, вооружении, сосредоточении и передвижении войск. Наша разведка неоднократно пробиралась во вражеские гарнизоны и приносила ценные сведения. Это были смелые и весьма опасные рейды разведчиков.
    Однажды разведывательная группа из трех человек, в составе которой были заместитель командира отряда по разведке Михайлов, В. Штеер и еще один партизан (фамилию не помню), наткнулась на фашистскую засаду около деревни Межно. В неравном бою все разведчики погибли. Над могилой, вблизи деревни Богородицкая, где располагался штаб бригады, щорсовцы дали клятву отомстить фашистским палачам за смерть боевых товарищей.

    И вот осенью наша разведывательная группа в составе партизан Баканова, Жавренкова, Васьковича и Петра Штеера, младшего брата погибшего Володи Штеера, проникла на станции Полоцк и Громы, а также в деревню Бельчица и выяснила, что в эту деревню переехал из Полоцка детский дом, в котором находилось около 200 советских детей. Многих родителей ребят фашисты расстреляли. Разведчики в тот же день встретились с директором детского дома Форинко М.С. Он рассказал, что из-за недостатка продуктов дети голодали, часто болели, вспыхнула эпидемия тифа. Гитлеровцы готовились куда-то вывезти их и уничтожить. Жизнь советских детей была в опасности.
    Об этом наши разведчики немедленно доложили командованию партизанской бригады. Командование поручило отряду поддерживать систематическую связь с Форинко и вести повседневную разведку в гарнизонах, расположенных вокруг Полоцка, особенно в деревнях Коровники, Черноручье, Бельчицах (их было четыре с одинаковым названием: 1-я Бельчица и т. д.).
    Нам предстояло уточнить численность немецкого гарнизона в деревне Бельчица, где находился детский дом, установить вооружение противника, расположение постов, время их смены и раздобыть другие важные данные. Эти задачи наш отряд успешно выполнил. В частности, было установлено, что в деревнях Бельчицы находится усиленный гарнизон фашистов, который состоял из трех батальонов и имел на вооружении 12 пушек, 17 минометов, пулеметы и другое оружие.
    Мы точно знали расположение постов и пулеметных гнезд противника. В январе 1944 года группа разведчиков, состоящая из семи человек, возвращалась из очередного похода в Бельчицу. Около озера Семенец ее окружили фашисты. Больше часа продолжался неравный бой. Здесь погибли шесть разведчиков. Комсомолец Вася Вайтюшенок был тяжело ранен. Его схватили гитлеровцы. Как потом стало известно, фашисты пытали его, стараясь узнать о расположении партизан. Но он ничего не сказал и был зверски замучен.

    Очень тяжело пережили мы тогда трагическую гибель этих смелых партизанских разведчиков. Разведка с целью выяснения всех обстоятельств, связанных с освобождением советских детей, велась в общей сложности несколько месяцев. Все разведывательные данные мы регулярно сообщали командованию бригады. Потом в штабе бригады состоялось специальное совещание. В нем принял участие
    командир соединения В.А. Лобанок,
    комбриг Мельников,
    секретарь Ушачского подпольного райкома партии и комиссар бригады т.Кореневский,
    второй секретарь райкома партии т.Ястребов,
    начальник штаба бригады т.Пучков,
    заместитель командира бригады по разведке т.Маяков,
    секретарь Ушачского подпольного райкома комсомола В. Василевский,
    заместитель комиссара бригады по комсомолу т.Клочков.​
    Из нашего отряда на совещание были приглашены командир отряда Б. Алещенко, комиссар отряда И. Короленко, начальник штаба И. Крупин, заместитель командира отряда по разведке П. Гвоздев и я — заместитель комиссара по комсомолу и секретарь комитета комсомола отряда.
    После информации т.Гвоздева и обмена мнениями было решено провести операцию по освобождению советских детей. ОНА ПОЛУЧИЛА УСЛОВНОЕ НАЗВАНИЕ «ЗВЁЗДОЧКА». Детальная разработка и проведение этой ответственной операции были поручены нашему отряду. Вскоре план был разработан до малейших деталей и утвержден командованием бригады. Наступил намеченный день — 18 февраля 1944 года.
    Под вечер наш отряд выехал на боевое задание. Нам был придан взвод разведки при штабе бригады. Отряд взял с собой более пятидесяти подвод и стремительно совершил большой марш-бросок под Полоцк. С наступлением темноты заняли опушку недалеко от Бельчицы, оставив подводы в лесу. Вскоре опушка леса была превращена в укрепленный рубеж. В снегу были вырыты окопы, расставлены пулеметы. А в деревню Бельчица направили разведгруппу, чтобы вывести детей в установленное место.
    Отряду было поручено вплотную подойти к деревне, чтобы встретить детей и на руках унести в лес. Часть партизан находилась на опушке леса, готовая вступить в бой. В назначенное время… направились к лесу мелкими группами дети. Партизаны в белых маскировочных халатах пошли вперед, навстречу детям, покидавшим фашистский гарнизон. В полутьме мы увидели шествие детей. Какая это была трогательная картина! Больных и малолетних ребят несли на руках воспитатели и старшие воспитанники. Многие малыши шли сами, на каждом шагу проваливаясь в снег. Несмотря на это, в ту зимнюю ночь не было слышно ни стона, ни плача детей.
    Голодные и измученные, они мужественно переносили все трудности. Дети хотели жить. Мы выбежали навстречу малышам, взяли их на руки и понесли в лес. У меня на руках оказалось двое: мальчик лет пяти и девочка примерно такого же возраста. Вначале они молча непонимающими глазами смотрели на меня и автомат. На ноги мальчика, у которого из рваных ботинок торчали пальцы, я надел меховые рукавицы. Девочку — на ней были одни лохмотья — закутал в поддевку. По колени в снегу нес детей все дальше в глубь леса. В пути я спросил, как их зовут. Дети назвались. — Дяденька, вы наш? — спросил мальчик. — Да, мы свои, партизаны, — ответил я. — Фашисты нас уже не убьют? — Теперь вы будете жить…
    Вскоре детей усадили на подводы, укрыли потеплее, и санный поезд ночью доставил их в партизанскую зону, в расположение нашего отряда. Затем детей разместили по домам в деревне Емельяники. Их отогрели, накормили, обмыли в бане, одели и оказали первую медицинскую помощь. В отряд приехали командир соединения В. Лобанок и комиссар бригады т.Кореневский. — Вы выполнили ответственную боевую задачу, спасли от гибели советских детей! — сказали они, обращаясь к нам. Всему личному составу была объявлена благодарность. Группу партизан представили к правительственным наградам. Орденом Красной Звезды был награжден П.Гвоздев. Высокие правительственные награды получили и некоторые другие партизаны отряда.

    А гитлеровцы, узнав, что у них под носом партизаны осуществили такую дерзкую операцию, были буквально потрясены. Они пытались замолчать ее, даже распустили слух, что детдом вывезен в Германию. Но вскоре все население Полоцка и окружающих деревень узнало правду о судьбе детей. Весть о спасении детей облетела все партизанские отряды, воодушевляя патриотов на новые боевые дела. ДРУГИМ ЭТАПОМ спасения детей является эвакуация их на Большую землю. По нескольку раз в сутки прилетали за детьми из-за линии фронта летчики Александр Мамкин, Иван Жуков, Дмитрий Кузнецов и другие.
    [​IMG]
    Командование отряда выделило меня для участия в проводах детей за фронт, но начавшиеся бои не дали мне этой возможности. Вот отправлено на Большую землю 50, 100, 165 детей. В деревне Словени осталось 29 мальчиков и девочек. Последний раз Александр Мамкин поднялся с озера Ковалевщина. Он вез двух раненых партизан, одиннадцать детей и их воспитательницу Валентину Степановну Латко. При перелете через линию фронта самолет был подбит и загорелся. Но Мамкин не выпустил штурвала и посадил пылающую машину. Едва дети успели выбраться из нее, как раздался взрыв. Обгорелого летчика отбросило взрывной волной. Во имя спасения детей летчик-герой Мамкин пожертвовал своей жизнью. Значение операции «Звёздочка» трудно переоценить. Освобождение почти двухсот детей — это, пожалуй, единственный случай в истории партизанской борьбы во время Великой Отечественной войны.

    Через несколько дней после проведения операции мне позвонила по телефону работник подпольного райкома комсомола Валя Клочкова и передала указание секретаря райкома комсомола представить подробное донесение об участии комсомольцев отряда в операции «Звёздочка». Я тогда подробно написал об этом. В канун 50-летия Советской власти я вновь и вновь вспоминаю об этом эпизоде нашей борьбы с коварным врагом.
    Спасенные партизанами дети (сейчас они уже взрослые люди) живут и работают в различных районах нашей страны… Участник «огненного рейса» бывший воспитанник детского дома В. Форинко живет ныне в Минске, работает слесарем на заводе тракторных запчастей.*) Бывшая воспитательница детского дома В.С. Латко, которая летела за фронт вместе с детьми, живет на станции Эмба Актюбинской области, работает учительницей.*) Последним рейсом на самолете, который вел Александр Мамкин, летел раненый партизан В. Гировка. Сейчас он живет в деревне Ореховна Ушачского района.*) В эти дни хочется добрым словом вспомнить и своих боевых товарищей, белорусских партизан. Бывший командир отряда имени Щорса Б.А. Алёщенко живет ныне в городском поселке Улла Бешенковичского района.*) Заместитель командира отряда по разведке П.С. Гвоздев трудится в Новополоцке.*) Жена Володи Штеера — Зоя, бывшая партизанка нашего отряда, живет на Украине*), а отец погибших братьев — в Полоцке.*) Многим партизанам не довелось дожить до светлого дня Победы. Погибли секретарь Ушачского подпольного райкома партии т.Кореневский, комиссар партизанского отряда имени Щорса Иван Короленко, начальник штаба этого же отряда Иван Крупин и многие другие.
     
    #67
    dok нравится это.
  9. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.977.660.251.863
    Stirik, 18 июн 2018
    За годы Второй мировой войны в немецкий плен попали 83 генерала Красной армии. Из них 26 человек погибли по разным причинам: расстреляны, убиты лагерной охраной, умерли от болезней. Остальные после победы были депортированы в Советский Союз. Из них 32 человека репрессированы (7 повешены по делу Власова, 17 расстреляны на основании приказа Ставки № 270 от 16 августа 1941 г. «О случаях трусости и сдачи в плен и мерах по пресечению таких действий» и за «неправильное» поведение в плену 8 приговорены к различным срокам заключения).
    Оставшихся 25 человек после более чем полугодовой проверки под новый, 1946 год оправдали, а затем постепенно уволили в запас. Столь жесткая расправа над коллегами не могла не произвести удручающего впечатления на офицерский корпус. На этом нерадостном фоне Сталину был нужен сугубо положительный образ пленного советского генерала. Так начал создаваться один из самых устойчивых советских мифов. Для каждого в Советском Союзе образ генерала Карбышева прочно ассоциируется с вмороженным в глыбу льда, но не сдавшимся героем.
    [​IMG]
    В феврале 1946 года представителю Советской миссии по делам репатриации в Англии сообщили, что его срочно хочет видеть раненый канадский офицер, находящийся в госпитале под Лондоном. Офицер, бывший узник концлагеря Маутхаузен, считал необходимым сообщить советскому представителю «чрезвычайно важные сведения».
    Канадского майора звали Седдон Де-Сент-Клер. «Я хочу рассказать вам о том, как погиб генерал-лейтенант Дмитрий Карбышев», — произнёс офицер, когда советский представитель появился в госпитале.
    Рассказ канадского военного стал первой весточкой о Дмитрии Михайловиче Карбышеве с 1941 года…
    Кадет из неблагонадёжной семьи
    Дмитрий Карбышев родился 26 октября 1880 года в семье военного. С детских лет он мечтал продолжить династию, начатую отцом и дедом. Дмитрий поступил в Сибирский кадетский корпус, однако, несмотря на старание, проявленное в учёбе, числился там среди «неблагонадёжных».
    Дело в том, что старший брат Дмитрия, Владимир, участвовал в революционном кружке, созданном в Казанском университете, вместе с ещё одним молодым радикалом — Владимиром Ульяновым. Но если будущий вождь революции отделался только исключением из университета, то Владимир Карбышев оказался в тюрьме, где впоследствии и умер.
    [​IMG]
    Здание Омского кадетского корпуса, который окончил Дмитрий Карбышев.​
    Несмотря на клеймо «неблагонадёжного», Дмитрий Карбышев учился блестяще, и в 1898 году, по окончании кадетского корпуса, поступил в Николаевское инженерное училище.
    Из всех военных специальностей Карбышева более всего привлекло строительство укреплений и оборонительных сооружений.
    Талант молодого офицера впервые ярко проявился в русско-японскую кампанию – Карбышев укреплял позиции, наводил мосты через реки, устанавливал средства связи и проводил разведку боем.
    Несмотря на неудачный для России исход войны, Карбышев показал себя как классный специалист, что было отмечено медалями и чином поручика.

    От Перемышля до Перекопа
    Но за свободомыслие в 1906 году поручика Карбышева уволили со службы. Правда, ненадолго – командованию хватило ума понять, что специалистами такого уровня разбрасываться не стоит.
    Накануне Первой Мировой войны штабс-капитан Дмитрий Карбышев проектировал форты Брестской крепости – те самые, в которых тридцать лет спустя будут драться с гитлеровцами советские солдаты.
    Первую Мировую войну Карбышев прошёл в качестве дивизионного инженера 78-й и 69-й пехотных дивизий, а затем начальника инженерной службы 22-го финляндского стрелкового корпуса. За храбрость и отвагу при штурме Перемышля и во время Брусиловского прорыва он был произведён в подполковники и награждён орденом святой Анны.

    Во время революции подполковник Карбышев не метался, а сразу вступил в Красную Гвардию. Он всю жизнь был верен своим взглядам и убеждениям, от которых не отрекался.
    В ноябре 1920 года Дмитрий Карбышев занимался инженерным обеспечением штурма Перекопа, успех которого окончательно решил исход Гражданской войны.

    Пропавший без вести
    К концу 1930-х годов Дмитрий Карбышев считался одним из виднейших специалистов в области военно-инженерного искусства не только в Советском Союзе, но и в мире. В 1940 году ему было присвоено звание генерал-лейтенанта, а в 1941 года – степень доктора военных наук.
    Накануне Великой Отечественной войны генерал Карбышев работал над созданием оборонительных сооружений на западной границе. Во время одной из поездок на границу его и застало начало боевых действий.
    Стремительное наступление гитлеровцев поставило советские войска в сложное положение. 60-летний генерал инженерных войск – не самый необходимый человек в частях, которым грозит окружение. Однако эвакуировать Карбышева не сумели. Впрочем, и он сам, как настоящий боевой офицер, решил вырываться из гитлеровского «мешка» вместе с нашими частями.
    Но 8 августа 1941 года генерал-лейтенант Карбышев был тяжело контужен в бою у реки Днепр, и в бессознательном состоянии попал в плен.
    С этого момента и до 1945 года в его личном деле будет значиться короткая фраза: «Пропал без вести».

    Ценный специалист
    Авторитет Карбышева как военного специалиста был очень высок. Гитлеровцы ещё до пленения генерала внесли его в список тех, кого впоследствии рассчитывали использовать на службе Третьему Рейху.
    Немецкое командование было убеждено: Карбышев среди большевиков – человек случайный. Дворянин, офицер царской армии, он с лёгкостью согласится перейти на их сторону. В конце концов, он и ВКП(б) вступил только в 1940 году, видимо, по принуждению.
    Однако очень скоро нацисты обнаружили, что Карбышев – крепкий орешек. 60-летний генерал служить Третьему Рейху отказывался, выражал уверенность в конечной победе Советского Союза и ничем не напоминал человека, сломленного пленом.

    В марте 1942 года Карбышева перебросили в офицерский концентрационный лагерь Хаммельбург. В нём велась активная психологическая обработка высокопоставленных советских офицеров с целью заставить их перейти на сторону Германии. Ради этого создавались самые гуманные и доброжелательные условия. Многие хлебнувшие лиха в обычных солдатских лагерях, на этом ломались. Карбышев, однако, оказался совсем из другого текста – никакими благами и послаблениями «перековать» его не удалось.
    Вскоре к Карбышеву приставили полковника Пелита. Этот офицер вермахта прекрасно владел русским языком, так как в своё время служил в царской армии. Более того, Пелит был сослуживцем Карбышева во время работы над фортами Брестской крепости.
    Пелит, тонкий психолог, расписывал перед Карбышевым все преимущества службы великой Германии, предлагал «компромиссные варианты сотрудничества» — например, генерал занимается историческими трудами о военных операциях Красной армии в текущей войне, и за это ему в перспективе разрешат выезд в нейтральную страну.
    Однако Карбышев вновь отмёл все предложенные гитлеровцами варианты сотрудничества.

    Неподкупный
    Тогда нацисты предприняли последнюю попытку. Генерала перевели в одиночную камеру одной из тюрем Берлина, где продержали около трёх недель.
    После этого в кабинете следователя его ждал коллега — известный немецкий фортификатор профессор Гейнц Раубенгеймер.
    Гитлеровцы знали, что Карбышев и Раубенгеймер знакомы, более того, русский генерал с уважением относится к работам немецкого ученого.
    Раубенгеймер озвучил Карбышеву следующее предложение властей Третьего Рейха. Генералу предлагалось освобождение из лагеря, возможность переезда на частную квартиру, а также полная материальная обеспеченность. Ему будет открыт доступ во все библиотеки и книгохранилища Германии, предоставлена возможность знакомиться с другими материалами в интересующих его областях военно-инженерного дела. При необходимости гарантировалось любое число помощников для обустройства лаборатории, выполнения опытно-конструкторских работ и обеспечения иных мероприятий научно-исследовательского характера. Результаты работ должны стать достоянием немецких специалистов. Все чины германской армии будут относиться к Карбышеву как к генерал-лейтенанту инженерных войск германского рейха.

    Немолодому уже человеку, прошедшему через лишения в лагерях, предлагали роскошные условия с сохранением положения и даже звания. От него не требовали даже клеймить Сталина и большевистский режим. Гитлеровцев интересовала работа Карбышева по его основной специальности.
    Дмитрий Михайлович Карбышев отлично понимал, что это, скорее всего, последнее предложение. Понимал он и то, что последует за отказом.
    Однако мужественный генерал сказал: «Мои убеждения не выпадают вместе с зубами от недостатка витаминов в лагерном рационе. Я солдат и остаюсь верен своему долгу. А он запрещает мне работать на ту страну, которая находится в состоянии войны с моей Родиной».
    Гитлеровцы очень рассчитывали на Карбышева, на его влияние и авторитет. Именно он, а не генерал Власов, по первоначальной задумке, должен был возглавить Русскую Освободительную армию.
    Но все замыслы нацистов разбились о непреклонность Карбышева.

    Могильные плиты для фашистов
    После этого отказа гитлеровцы поставили на генерале крест, определив его как «убеждённого, фанатичного большевика, использование которого на службе Рейху невозможно».
    Карбышева отправили в концентрационный лагерь Флоссенбюрг, где стали использовать на каторжных работах особой тяжести. Но и здесь генерал удивлял своих товарищей по несчастью несгибаемой волей, силой духа и уверенностью в конечной победе Красной армии.
    Один из советских пленных потом вспоминал, что Карбышев умел поднять настроение даже в самые тяжёлые минуты. Когда пленные трудились над изготовлением могильных плит, генерал заметил: «Вот работа, доставляющая мне истинное удовольствие. Чем больше надмогильных плит требуют от нас немцы, тем лучше, значит, идут у наших дела на фронте».
    Его переводили из лагеря в лагерь, условия становились все более жёсткими, но сломать Карбышева не сумели. В каждом из лагерей, где оказывался генерал, он становился настоящим лидером духовного сопротивления врагу. Его стойкость придавала сил тем, кто оказался рядом.
    Фронт катился на Запад. Советские войска вступили на территорию Германии. Исход войны стал очевиден даже убеждённым нацистам. У гитлеровцев не осталось ничего, кроме ненависти и желания расправиться с теми, кто оказался сильнее их даже в оковах и за колючей проволокой…

    Казнь
    Майор Седдон Де-Сент-Клер оказался одним из нескольких десятков военнопленных, кому удалось выжить в страшную ночь на 18 февраля 1945 года в концлагере Маутхаузен.
    «Как только мы вступили на территорию лагеря, немцы загнали нас в душевую, велели раздеться и пустили на нас сверху струи ледяной воды. Это продолжалось долго. Все посинели. Многие падали на пол и тут же умирали: сердце не выдерживало. Потом нам велели надеть только нижнее бельё и деревянные колодки на ноги и выгнали во двор. Генерал Карбышев стоял в группе русских товарищей недалеко от меня. Мы понимали, что доживаем последние часы. Через пару минут гестаповцы, стоявшие за нашими спинами с пожарными брандспойтами в руках, стали поливать нас потоками холодной воды. Кто пытался уклониться от струи, тех били дубинками по голове. Сотни людей падали замёрзшие или с размозженными черепами. Я видел, как упал и генерал Карбышев», — рассказал канадский майор.
    Последние слова генерала были обращены к тем, кто разделял вместе с ним страшную участь: «Бодрей, товарищи! Думайте о Родине, и мужество не покинет вас!».

    Герой Советского Союза
    С рассказа канадского майора начался сбор сведений о последних годах жизни генерала Карбышева, проведённых в немецком плену. Все собранные документы и свидетельства очевидцев говорили об исключительном мужестве и стойкости этого человека.
    16 августа 1946 года за исключительную стойкость и мужество, проявленные в борьбе с немецкими захватчиками в Великой Отечественной войне, генерал-лейтенанту Дмитрию Михайловичу Карбышеву было присвоено звание Героя Советского Союза.
    В 1948 году на территории бывшего концлагеря Маутхаузен был открыт памятник генералу. Надпись на нём гласит: «Дмитрию Карбышеву. Учёному. Воину. Коммунисту. Жизнь и смерть его были подвигом во имя жизни».
     
    #68
    dok нравится это.
  10. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.977.660.251.863
    Stirik, 24 июн 2018
    Неудачная атака
    Любой подвиг начинается с ошибки. Кто-то что-то делает не так как надо. Из-за этого кому-то другому (или даже самому накосячившему) приходится превозмогать.
    Кто именно виноват, что танковая рота гвардии капитана Николая Белогуба отправилась в атаку именно так, как отправилась, мы, скорее всего, не узнаем. Может, непосредственный начальник приказал ломиться в лоб на вражескую артиллерию по чистому полю. Может, более высокое командование такое распоряжение отдало. А может, сам капитан Белогуб спланировал атаку, а потом был вынужден расхлёбывать последствия своей ошибки.
    В любом случае, началась эта история совсем не оптимистично. 22 марта 1943 года в районе озера Белое, под Ленинградом, пятёрка тяжёлых танков 50-го отдельного гвардейского танкового полка прорыва двинулась на врага в одиночестве. Пехота 374-й стрелковой дивизии, которая должна была сопровождать боевые машины, осталась на месте.
    Как выяснилось позже, атаку в последний момент отменили, но танкистам об этом по какой-то причине не сообщили.
    Артиллерию немцев заранее не уничтожили. Пушки стреляли без помех: пять медленных и неповоротливых металлических коробок были для наводчиков лёгкой целью.
    [​IMG]
    В общем, эта атака имела все шансы закончиться так же, как сотни других подобных атак Второй мировой. Наступающие потеряли бы машины и танкистов, а обороняющиеся сделали бы новые отметки на орудийных стволах.
    Но на развитие событий сильно повлиял тот факт, что этими машинами были полученные по ленд-лизу британские «черчилли».

    Алмазный британец
    У пехотного (в нашей классификации — тяжёлого) танка «Черчилль» было множество слабых мест.
    Общеизвестна шутка британского премьера: «У танка, названного моим именем, недостатков больше, чем у меня самого». Но броня к таковым точно не относилась. Вплоть до 1944 года это был самый защищённый танк в мире. Его прикрывали плиты толщиной от 102 мм (спереди) до 64 мм (в корме).
    Для сравнения, наш знаменитый КВ был прикрыт 75-мм бронёй со всех сторон.
    [​IMG]
    Если добавить к этому традиционно высокое качество английской броневой стали, становится неудивительно, что отечественные танкисты часто и тепло отзывались о защите «черчиллей». Это были, конечно, не сказочные доспехи из алмаза, но кое-что вполне сопоставимое.
    Пушек, способных пробить толстую британскую «шкуру», у немцев на том участке позиций не нашлось. Один танк сумел отойти назад, к своим. А остальным — включая командирскую машину самого Белогуба — повезло меньше. Вражеские снаряды перебили гусеницы, и «черчилли» неподвижно замерли перед окопами немцев.

    Люди из броневой стали
    Самым разумным в подобной ситуации многие сочли бы отступление. Дождаться темноты, покинуть машины и незаметно отползти на советские позиции. Но танкисты капитана Белогуба рассудили иначе. Пока броня держит, надо нанести как можно больше урона врагу.
    Не стоит думать, что раз «лоб» был непробиваемым, то в машинах было сухо, комфортно и безопасно. Удары снарядов дезориентировали танкистов, могли контузить.
    Попробуйте сунуть голову в ведро и постучать по нему молотком — приблизительно поймёте, каково это было!
    Кроме того, нельзя сказать, что танкистам совсем не грозила опасность. Во-первых, в любой броне есть уязвимые места. При интенсивном обстреле в них вполне могли попасть и пробить «шкуру».
    Во-вторых, к пушкам почти сразу же подключились миномёты. Их мины, падающие сверху, по навесной траектории, были даже опаснее: крыша у «Черчилля» всего 20 мм толщиной. Её совсем не сложно пробить.
    [​IMG]
    В-третьих, к танкам периодически пыталась подобраться вражеская пехота. И если бы-таки подобралась, танкистам бы не поздоровилось. С неподвижной машиной можно много «весёлых» штук устроить. Как минимум, поджечь.
    Так что мощная британская защита была лишь одной из составляющих подвига. Куда важнее было мужество советских танкистов.
    Если жизнь оторвала твоему танку гусеницы, сделай из него дот
    Белогуб сообщил по рации о своём решении. Командование пообещало выручить танкистов, как только получится. А пока стало снабжать их. По ночам к машинам подползали пехотинцы, которые подвозили на санках боеприпасы, еду и воду.
    В светлое же время суток наши палили из всего наличного вооружения (на каждом «Черчилле» была 57-мм пушка и по два пулемёта). Если кто-то спрашивает, для чего танку башня, то более наглядного примера не отыскать.
    «Черчиллям» удалось доехать практически до самых вражеских позиций. Выбор целей перед ними открылся широкий: укрепления, окопы, всякая инфраструктура.
    Удалось уничтожить два ДЗОТа («дерево-земляная огневая точка», такая землянка с пулемётом). Ещё два повредили достаточно сильно, чтобы они не могли нормально стрелять.
    Месть за порванные гусеницы прилетела немецким противотанкистам. Боевой счёт Белогуба и его подчинённых пополнился тремя пушками и тремя расчётами противотанковых ружей. До кучи танкисты смогли уничтожить один миномёт.
    [​IMG]
    Самой весомой добычей оказался полевой склад боеприпасов, снабжавший передовую линию немецкой обороны. Хотя он был укрыт и замаскирован как полагается, меткий снаряд нашёл его. Небо над окопами озарилось ярким фейерверком.
    В некоторых источниках упоминается подавление батареи 105-мм орудий, но это довольно сомнительно. Такие крупные пушки обычно «живут» в тылу — так безопаснее для них же. А дальнобойность позволяет посылать «приветы» и оттуда. Кроме того, если бы такие калибры немцев были в пределах прямой видимости «черчиллей», история капитана Белогуба закончилась бы очень быстро и грустно. Какая-то подавленная батарея в документах упоминается. Но без уточнений. Вероятно, это были лёгкие полевые или противотанковые пушки.
    Немецкая пехота шесть раз пыталась прорваться к танкам и сделать с ними что-нибудь нехорошее. Все шесть раз нашим удавалось отбиться.
    Фрицы не раз предлагали танкистам сдаться. В отчёте о бое упоминается, что они также «показывали крест».
    Что это был за крест и что имели в виду демонстрирующие его гитлеровцы — неизвестно. Вероятно, намекали, что наших ждёт могила.
    Это «психологическое оружие» помогло противнику точно так же, как и обычное. То есть никак.
    [​IMG]
    На исходе третьих суток «черчилли» были уже полностью измождены непрерывным обстрелом. Всё, что не имело брони, было сорвано. Все приборы наблюдения оказались разбитыми. Попаданиями заклинило большинство люков. В танке Белогуба кончились боеприпасы. Экипаж отбивался от подползающих немецких пехотинцев, швыряя в их сторону гранаты через боковой люк (он единственный сохранил способность открываться). У остальных трёх машин положение было не сильно лучше.

    Спасение
    Белогуб решился на отчаянную меру: вызвал огонь артиллерии на себя в надежде отогнать окружавшую танки пехоту. К счастью, столь крайних мер не потребовалось.
    26 марта, на четвёртый день обороны, пехотинцы 374-й стрелковой при поддержке двух «черчиллей» пошли в наступление и сумели отбить у врага участок местности, где стояли подбитые машины.
    Танк Белогуба удалось отбуксировать к нашим после того, как починили гусеницы. Из остальных машин эвакуировали экипажи.
    Никто из героев-танкистов не погиб. Не было даже серьёзных ранений. И броня, и защитники выдержали испытание.
    Чему же учит нас эта история? Тому, что на войне нельзя полагаться на одно только техническое превосходство, на один лишь боевой дух или просто на удачу. Настоящие чудеса происходят тогда, когда все эти три фактора складываются воедино. Ну и, разумеется, история эта учит никогда не сдаваться. Черчилль подтверждает.
     
    #69
    dok, SMooKE и tOmbovski volk нравится это.
  11. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.977.660.251.863
    Stirik, 25 июн 2018
    Это было на Житомирщине. Разведчики лейтенанта Можайко, возвращаясь с задания, в заброшенной землянке натолкнулись на мальчишку. Свернувшись калачиком, он спал на нарах. От света карманного фонарика мальчишка проснулся, вскочил, крепко прижимая к боку ученический портфель, глядел исподлобья.
    — Экий ты, парень, неприветливый, — упрекнул старший группы. — Разве так разведчиков встречают?
    Глаза мальчика заблестели.
    — А я разведчиков первый раз вижу.
    — Тогда давай знакомиться. Тебя как зовут?
    — Коля. Коля Букин.
    — Ты как сюда попал?​
    Колька охотно рассказал разведчикам, что в Шепетовке он отстал от эшелона, в котором они ехали с матерью, и решил тогда вступить в какую-либо красноармейскую часть, да все попадались ему несговорчивые командиры.
    — У них один ответ: подрасти. А чего расти, мне уже пятнадцать лет, — жаловался разведчикам Колька.
    Все рассказанное было полуправдой. Не мог же Колька сообщить, что ему всего двенадцать лет, что его уже три раза отправляли на попутных машинах в тыл, а он упрямо возвращался во фронтовую полосу.
    На этот раз, прошагав километров двадцать в сторону фронта, Колька сбился с дороги и уже в сумерки, крепко уставший, набрел на землянку. Кольке казалось, что разведчики сочувствуют ему, и это еще больше расположило его к ним.
    — А тебе не страшно? На войне ведь и подстрелить могут, — спросил старший группы.
    — Смелого пуля боится. Мне вот в Курске за смелость портфель дали, — оживился Колька и тут же осекся, вспомнив о своей «легенде».
    — Ну, что ж, малый, топай пока с нами. Оставаться здесь опасно, — решил разведчик.​
    Но старший лейтенант Можайко не стал слушать доводов разведчиков. Приказал:
    — Отправьте с первой попутной машиной.
    — А я все равно воевать буду, — упрямо заявил Колька и вдруг разревелся.
    — Пусть остается, товарищ старший лейтенант, — стали просить разведчики. — Мальчонка смышленый.
    — А отвечать кто будет за него?
    — Да уж вся рота будет оберегать, — подал голос старшина.​
    Колька, размазывая по щекам слезы, с надеждой глянул на командира.
    — Ну, ладно, утри слезы. Негоже курскому соловью плакать, — смягчился Можайко. — Только генералу на глаза не попадайся.​
    Поставили Кольку Букина на полное солдатское довольствие, форму сшили. Всем был доволен Колька, только вот на задания разведчики не брали.
    Больше всего боялся Колька встречи с генералом. К тому времени фронт остановился, заняв прочную оборону. Дивизия генерала Лагутина занимала участок у станции Ржава Курской области. Когда генерал заезжал к разведчикам Можайко, Колька отсиживался в кустарнике.
    Но однажды, неся котелки с кашей, он увидел двух всадников. В одном из них, с большими генеральскими звездами на петлицах, он определил Лагутина. Всадники так стремительно выскочили из-за поворота большака, что Колька не успел спрятаться. А генерал, остановив разгоряченного коня, строго спросил:
    — Ты кто такой?
    — Я? Ваш разведчик, — ответил растерявшийся Колька.
    — Не хватало еще детского сада в разведке! — И, повернувшись к адъютанту, приказал: — Отправьте в тыл!​
    «Все пропало», — похолодел Колька и, вспомнив, что слезы уже не раз выручали его, заревел. Генерал смягчился:
    — Пойдешь ко мне вестовым?​
    Колька обрадованно закивал головой.
    [​IMG]
    Жилось ему у генерала хорошо. Обязанности несложные — слушай распоряжения и добросовестно выполняй. Павел Филиппович был внимателен к Кольке, но не баловал. На передовую, к огорчению мальчишки, не брал.
    В дивизии генеральского вестового знали все. Солдаты относились к нему по-отечески, но уважительно. Бывало, прежде чем войти к генералу, командиры осведомлялись:
    — Как у «самого» настроение?
    — В порядке, — доброжелательно сообщал Колька.​
    Служить при генерале было почетно. Но разве сравнишь это с разведкой? Кольку все время тянуло к старым друзьям. Разведчики не забывали о нем, время от времени навещали, тогда Колька несколько дней был сам не свой. Несколько раз он осторожно заводил разговор с Павлом Филипповичем о разведке.
    — Разве тебе здесь плохо?
    — Хорошо, товарищ генерал, но лучше бы отправили меня к разведчикам.​
    Однажды, набравшись смелости, Колька заявил:
    — Павел Филиппович, если не отпустите к разведчикам, сам убегу.​
    Генерал нахмурился. На прощанье сказал:
    — Раздумаешь — приходи обратно.​

    Повзрослел Коля Букин после того, что увидел в разведке на оккупированной территории — в Харькове, Обояни, Курске.
    Расстрелянные заложники, колючая проволока, выжженные села, осиротевшие голодные дети. Враг для Коли Букина стал понятием конкретным.
    Больше всего Колька стал бояться ранения — отправят в госпиталь, и тогда прощай фронт.
    В мае сорок второго года дивизия генерала Лагутина предприняла наступление в районе Волчанска на Харьков.
    Разведчики Николая Можайко освободили совхоз «Первомайский» и дрались за деревню Муром. После боя командир роты заметил: прихрамывает Колька.
    Потом увидел: сел под куст и бинтует — выше колена рана.
    — В медсанбат! — приказал Можайко.
    — Не надо, не надо, — с влажным блеском на глазах стал умолять Колька.​
    Как он терпел боль столько времени, непонятно: рана сквозная, от крупнокалиберного пулемета. Правда, кость не была задета, и Кольку оставили.
    [​IMG]
    — Вот грузовик с боеприпасами. Охраняй, — приказал ему командир роты.​
    Через полчаса немцы сбросили десант. Гитлеровцы — по одну сторону улицы, наши — по другую. А на автомашину с боеприпасами с ревом пикирует фашистский стервятник.
    — Куда же ты? — замахал Колька кулаком. А потом схватил карабин и начал палить. Вдруг что-то больно обожгло живот, острая боль пронзила палец на руке. Снял ремень — в пряжке дырка. Перед глазами поплыли круги.​
    Вражеский десант потеснили. Разведчики нашли мальчишку без сознания. В сумерки Кольку отправили в госпиталь. В городе Острогожске Воронежской области ему сделали несколько операций. Вместе с осколком удалили и глаз, достали пулю из живота. Пряжка спасла его от верной смерти.
    — В сорочке ты родился, сынок, — сказал хирург, передавая на память Кольке пулю и осколок.​
    Но самые тяжкие испытания были впереди.

    В один из июльских рассветов сорок третьего года разыгралось грандиозное танковое сражение под Прохоровкой.
    Потом Колька Букин 13 летний разведчик узнает, что в нем с обеих сторон участвовало до 1500 танков и самоходных орудий.
    Но тогда ему уже в первый день довелось увидеть своими глазами, как фашистская бронированная армада ползла к нашему переднему краю, а навстречу ей — краснозвездные тридцатьчетверки.
    В бой Кольку не взяли. Командир разведроты капитан Николай Макуха строго-настрого приказал ему отправиться во второй эшелон. Попробовал Колька апеллировать к старшине Ананьеву, но тот, словно не замечая его, начал проверять снаряжение разведчиков.
    Невдомек было Кольке, что еще накануне во взводе решили не брать его — предстояли слишком горячие схватки с гитлеровцами. Спорить было бесполезно, и для вида он согласился отправиться к «обозникам».
    — Вот и хорошо, Коля, — обрадовался Николай Семенович. — Зайдешь к Оспищевым. Передашь привет от нас. А мы тут и за тебя дадим прикурить гансам.
    «Не взяли с собой — не надо, — обидевшись на разведчиков, думал Колька. — Других найду». Этими «другими» оказались разведчики 72-ой отдельной роты 71-й стрелковой дивизии. От залпов «катюш» и выстрелов близких орудий болели уши.
    Земля дрожала, принимая тысячи тонн смертоносного металла. Над полем битвы завывали пикирующие самолеты, воздух сотрясался от взрывов. Небо было затянуто плотными клубами дыма.
    Мчались на бронетранспортере разведчики Ананьева, затем наступали в цепях гвардейцев. В разгар атаки с опушки хлестнули пулеметные очереди из фашистского дзота, прижимая пехотинцев к земле.
    [​IMG]
    Несколько смельчаков пытались пробраться к дзоту, но погибли, не достигнув цели.
    Голову невозможно приподнять. Но что такое? Затаив дыхание, наблюдают гвардейцы. По полю то по-пластунски, то короткими перебежками от воронки к воронке кто-то подбирается к дзоту.
    Вражеский пулемет замолчал от двух метко брошенных гранат. Путь был свободен. Бойцы лавиной ринулись вперед.
    После битвы под Прохоровкой старшина Ананьев разыскал своего подопечного в одном из стрелковых батальонов.
    Хотя Колька все еще был полон обиды на старшину, но по глазам было видно: его появлению рад. Все-таки вместе сражались под Сталинградом, из одного котелка кашу ели, последним сухарем делились. Да и отношения у них складывались, как в настоящей семье между старшим братом и младшим.
    Так что обида обидой, а фронтовую дружбу не вычеркнешь из жизни: крепче ее, тем более у разведчиков, нет ничего.

    Это было в селе Петровском на Киевщине. Николай Семенович Ананьев получил приказ переправиться с разведчиками на вражеский берег Днепра. Взяли с собой и Колю Букина. Облачился он в подаренные Евдокией Никитичной холщовые штаны и рубаху, через плечо перекинул суму.
    Ползут разведчики. Понимают друг друга без слов. Наметанным глазом замечают все нужное и тут же наносят на карту.
    — Тсс, — прикладывает палец к губам старшина.
    Разведчики замирают, прислушиваются… Можно двигаться дальше. Справа грохочут взрывы, и горизонт окрашивается огненно-яркими всплесками. Вдруг в лай собак, доносящийся из села, вплетается мощный гул моторов.
    — Выручай, Никола. Надо узнать, что там такое в Петровском, — говорит старшина Ананьев. — Только осторожней. Видишь, часовые на околице.
    — Ничего, ужом проползу, — шепотом ответил Колька и бесшумно исчез.
    Разведчики залегли. Часа через два из-за кустов на тропинку вынырнул Колька. Идет, по сторонам оглядывается. Откуда ни возьмись — немец с автоматом. Бросил Колька сумку да тикать. Немец в два прыжка настиг его и поволок к деревне.
    Раздумывать некогда: вскинул старшина автомат. Выстрелил Николай Семенович и глаза зажмурил. Но не зря все-таки Ананьева называли лучшим стрелком в роте.
    Смотрят разведчики: бежит Колька по овсяному полю, за щеку держится, из нее кровь хлещет. Немцы огонь открыли, а потом в погоню бросились. Но разведчики ушли от нее без потерь и богатые данные о противнике принесли.
    В тот самый памятный день догнало Кольку известие: правительство наградило его орденом Красного Знамени за уничтожение вражеского дзота в бою под Прохоровкой.
    Это случилось под Витебском. Группа разведчиков получила задание захватить «языка». В группу входило девять человек, десятый — Колька Букин. На этот раз разведчики, учитывая его особые заслуги, взяли Кольку с собой, но предупредили: уж теперь точно в последний раз.
    Когда догорели красные угли вечерней зари, разведчики в камуфлированных халатах двинулись к переднему краю. У каждого был автомат, на поясе по две гранаты и кинжал, за плечами вещмешок с патронами и минимальным запасом продуктов. Только Колька был налегке — две гранаты да пистолет.
    В полночь по лощине группа проникла на вражескую сторону. На вторые сутки Коля, посланный в разведку на небольшой хуторок, сообщил, что здесь остановились на ночлег четыре гитлеровца.
    Когда стемнело, скрытно подобрались к хуторку и установили наблюдение за крайним домом. Разведчикам, конечно, ничего не стоило разделаться с четырьмя фрицами, но по дороге, проходившей неподалеку, с пригашенными фарами двигались автомашины, доносилась немецкая речь.
    Прошло часа два. Вдруг на крыльце появился гитлеровец, подсвечивая себе фонариком. И вдруг сильные руки зажали ему рот. Сунули кляп. За сараем «языка» надежно связали, а затем завернули в плащ-палатку.
    Но не успели тронуться, как засвистали пули и совсем близко стали вздыматься песчаные фонтанчики. Это хватились своего товарища гитлеровцы и подняли тревогу. Над полем, по которому ползли разведчики, вспыхнули ракеты, зашарили лучи автомобильных фар.
    [​IMG]
    Спасал кустарник. Теперь продвигались рывками, делая короткие передышки в бомбовых воронках. На выстрелы не отвечали, но погоня не отставала. Тогда была выделена тройка для прикрытия, остальные потащили «груз». Но тут ранило Колю, а затем еще двоих разведчиков. Двое еще могли двигаться сами, а вот Кольку пришлось тащить. С трудом добрались до лощины, по которой переходили линию фронта.
    Позади раздавались автоматные очереди, взрывы гранат. Это тройка вела бой с погоней.
    Колька лежал в лощине. Неимоверная боль жгла ногу. «Только бы не застонать», — боялся Колька и устремлял глаза в предрассветное небо. Но вот с его купола сорвалась звездочка, за ней — вторая, третья… Над полем боя шел звездный дождь и, сгорая, оставлял за собой белесые следы.

    На рассвете группа доставила «языка» в штаб, а Кольку в медсанбат, откуда его отправили в тыловой госпиталь.
    Часто приходили туда солдатские треугольники, И в каждом — совет: «Поправишься — поступай учиться».
    Когда рана зажила, в госпитале ему дали направление в один из кавказских санаториев. Врачи настоятельно предписывали ему, длительное лечение. Но вместо юга пятнадцатилетний гвардеец повернул на запад.
    Свою разведроту разыскал в Житомирской области. Только теперь в разведку его не брали. Даже старшина Ананьев не шел на уступки:
    — Езжай-ка ты, Никола, домой. Повоевал, и хватит.
    Не дожидаясь, пока его с нарочным отправят в тыл, Колька перешел в 130-й отдельный гвардейский батальон связи.
    С телефонной катушкой Коля Букин дошел, преследуя врага, до самой Германии, а затем в составе танкового корпуса оказался на Дальнем Востоке. Правда, непосредственно в разгроме Квантунской армии он не участвовал, досталась скромная роль — возить на бронетранспортере кухню. На пропыленной гимнастерке Коли Букина к 1945 году пламенели восемь красных и золотых полосочек — ранения.
    Не за все подвиги получил он награды. Где-то затерялись представления на две медали «За отвагу», орден Красной Звезды. Но и тех, с которыми в сентябре Колька вернулся домой, было достаточно, чтобы люди стали называть его героем.
     
    #70
    dok нравится это.
  12. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.977.660.251.863
    Stirik, 3 июл 2018
    Владимиру Куцу довелось в последние месяцы войны сражаться в рядах американской армии (Сайт «Я помню»). В Германию он, советский подросток, попал в качестве «остарбайтера». В марте 1945 года американские войска подошли к деревне, где он работал. Немцы подготовили для янки засаду, о которой наступающих американских солдат предупредил Владимир Куц. Общим языком с американцами оказался немецкий, который он к тому времени неплохо освоил. А один из американцев, Юджин, говорил по-немецки.
    Хай, Билл, этот парень будет ездить со мной

    Вот этот Юджин и предложил предупредившему их о засаде советскому юноше послужить в американской армии. Куц потом вспоминал: «У Юджина убили стрелка, ранили водителя, и он остался на своем джипе один. Пополнения не предвиделось – дивизия (потом я узнал, 4-я пехотная) была в наступлении. Американцы звали меня Вилли. Честно говоря, порядки в американской армии меня удивили. Там все было на удивление просто. Юджин, например, легализовал мое пребывание в армии Соединенных Штатов следующим образом: привел меня к своему непосредственному начальнику, капралу, и сказал ему: «Хай, Билл, этот парень будет ездить со мной». На второй день пришел капеллан поинтересоваться, какой я веры. Чтобы, типа, знать, по какому канону отпевать, если убьют. Я ответил, что христианин. Вот и все формальности.
    Так я стал стрелком из тяжелого (калибр 12,7 мм, по-американски – полдюйма) пулемета «Браунинг», установленного на металлическом шкворне в кузове джипа «Виллис». Еще было 3 автомата Томпсона и пулемет винтовочного калибра. Отряд состоял примерно из 10 бронетранспортеров и джипов. Наш экипаж всегда ехал впереди, остальные за нами в колонне. Наш «Виллис» прикрывал броневик капрала Риски. Наша задача была все время идти впритык за отступающими немцами и информировать командование о том, где нынче находится передний край. В бой я попал уже на второй день. Мы напоролись на немецкий арьергард – полевую жандармерию. Выскакиваем из-за поворота и видим: немцы мост минируют через какую-то речушку, уже бикфордов шнур подожгли. Юджин кричит: «Вилли, стреляй»! Я дергаю затвор, жму на гашетку (она у «Браунинга» была как у нашего Максима) – не стреляет. Затвор я не дотянул. Немцы нас заметили – и на мотоцикл. Пока его седлали, я с пулеметом справился и – очередь.
    У того, кто сзади сидел, оторвалась рука и полетела вместе с рукавом шинели. Мотоцикл – вверх тормашками. Юджин побежал шнур гасить, а я к раненому. Он умирал. Руку вместе с лопаткой оторвало, легкие видно. Они дышали. Правда, недолго. Пистолет «Вальтер» я потом отобрал у того, который жив остался. С тех пор я стал взводить затвор пулемета заранее, а под гашетку клал стреляную гильзу, которую перед стрельбой вынимал».
    Радиоразведка по телефону и американские «старшие братья»

    Владимир Терентьевич придумал любопытный способ разведки – в захваченных немецких городках заставлять немцев звонить родственникам и друзьям на той стороне. А проверяли полученную от немцев информацию у угнанных из Восточной Европы и Советского Союза в Германию рабочих: «С ними говорил я, переводил Юджину на немецкий, он переводил Биллу на английский... Когда через 44 года американские друзья, с которыми мы снова встретились, мне сказали: «Вилли, да ты родился разведчиком», я был страшно польщен. Впрочем, это было потом. Вот так, вцепившись в немецкий хвост, и дошли мы сначала до Штутгарта, потом до Ульма, который весь, кроме старой кирхи, был разрушен бомбардировками.
    При форсировании Дуная, это уже апрель был, в городке Делинген в нас стрелял «Тигр» прямой наводкой. Дело было так: мы выскочили к мосту, который надо было захватить, пока немцы его не взорвали. Выскочить-то выскочили, а там по бокам – танки. Ближний, он от джипа метров за 150 был, начал на нас башню разворачивать. Нам бы машину бросить и тикать, но пока Юджин заднюю передачу врубал, а я по танку из пулемета бить пытался, танк и выстрелил. Я увидел вспышку у набалдашника на его пушке - и все!
    Когда очнулся, слышу, Юджин и Ричард (его нам в экипаж водителем прислали) орут: «Вилли, Вили»... Лежу на бруствере, из носа и ушей кровь. Выбило 7 или 8 зубов, контузило. Встал – меня шатает. Повезло еще: снаряд попал в угол дома. Потом еще месяца два заикался, но в американский госпиталь не пошел – что мне там делать без языка? А мост немцы взорвали один черт. Эти парни – командир экипажа Юджин Пэт Мейли, юрист из Пенсильвании, водитель Ричард Фицсиммонс, электрик из Вермонта, командир отряда капрал Уильям Риска, фермер из Коннектикута... Они знали, что я сидел в немецком лагере, и что мой отец сидит в советском. Когда им присылали посылки из дома, они старались подкормить «нашего Вилли» чем-то вкусненьким. Они были лет на 5 старше меня. Были мне как старшие братья».

    Когда американская часть, в которой воевал Владимир Куц, получила приказ двигаться в Италию, он засобирался к своим. Проводили его американцы хорошо, подарили трофейный Мерседес в камуфляжной раскраске, ящик продуктов, немецкий автомат и дамский пистолет Браунинг. Над машиной натянули оранжевый тент, чтобы свои истребители не расстреляли.

    Как дела, американец?
    17-летний парень двинулся к своим: «Через неделю я прибился к 5-й советской воздушно-десантной дивизии, которой командовал генерал Афонин Павел Иванович. Приводят к нему: - Кто такой? - Владимир Куц. - Как у союзников воевал? - Как положено советскому человеку... - Шварев, - говорит комдив, - займитесь. А Шварев - это был капитан из контрразведки СМЕРШ. Я уж думал, что все, приехали…».
    Что должно было произойти дальше? Особист Шварев непременно должен был состряпать дело на воевавшего у американцев парня, выбить ему в процессе допроса оставшиеся зубы и отправить в сибирские лагеря? А он за 4 месяца пребывания Куца в дивизии, видимо, убедился в истинности его рассказов. И вместо того, чтобы «дело шить», принялся выспрашивать об организации американской армии.

    А дальше было вот что: «Когда полк отвели на восток, комдив меня однажды встретил и спросил: - Как дела, американец? - Павел Иванович, домой хочу, четвертый год дома не был! - Как домой, - говорит Афонин, - Так ты же в армии не служил... - Дома призовут, - отвечаю, - мне ж еще 18 нет. Короче, отпустил меня генерал. А особист капитан Шварев, умная голова, мне на прощание так сказал: «Володя, нигде ни при каких обстоятельствах не вздумай сказать, что ты воевал за американцев». И я молчал 43 года».
    Вряд ли капитан Шварев тогда хотел продемонстрировать, что сталинские особисты разными бывали. Он просто хотел помочь парню, который мог нарваться на совсем другого проверяющего – дурака или подлеца, коих хватало. О службе у американцев, действительно, надо было помалкивать…
     
    #71
    dok нравится это.
  13. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.977.660.251.863
    Stirik, 8 июл 2018
    После окончания Второй мировой войны специалисты Главного разведывательного управления МО СССР приняли участие в огромном количестве секретных операций, многие из которых привели к смерти лидеров различных стран и политических движений, а также получению сверхсекретных материалов о планах и новом оружии потенциальных противников.
    Особняком среди этих спецопераций стоит похищение новейшего американского вертолета АН-1G «Хью Кобра». Оно дало новый толчок развитию отечественного вертолетостроения и позволило успешно модернизировать переносной зенитно-ракетный комплекс «Стрела-2М», ставший настоящей головной болью американцев во Вьетнаме. Хотя… официально ничего подобного не происходило вообще, а утечка информации о самой загадочной операции советских спецслужб произошла лишь после того, как некоторые ее участники перед смертью решили рассказать о подвигах своей молодости.

    Полигон для испытаний новых вооружений
    В далеком 1967 году Вьетнам полыхал в огне братоубийственной гражданской войны. Коммунистический Север поддерживали Китай и СССР, а правительство Южного Вьетнама опиралось на помощь США, которые ввели в страну собственные вооруженные силы.
    Фактически территория этой страны стала местом испытания новых типов вооружений и тактики ведения принципиально новых боевых действий, одной из которых стало проведение американцами печально известных «ковровых бомбардировок».
    Ни для кого не является секретом, что бойцы Демократической Республики Вьетнам переходили в наступление после получения новых партий советского и китайского оружия, а армии Сайгона помогали отбиваться американские десантники. Ударные вертолеты «Ирокез» наносили акцентированные удары по местам сосредоточения партизан Вьетконга, но были очень уязвимы перед советскими ПЗРК «Стрела-2».

    Ударные неубиваемые «Супер Кобры»
    Все изменилось в канун нового 1968 года. Развернутое Северным Вьетнамом мощное наступление на американские военные базы буквально захлебнулось в крови. Виной тому стали новейшие американские вертолеты АН-1G «Хью Кобра», буквально накануне прибывшие из США.
    Они имели лучшую броневую защиту, были чрезвычайно маневренными и легко уклонялись от атак «Стрел», а новейшие системы вооружений делали «Супер Кобру» очень серьезной боевой единицей.
    [​IMG]
    Ракетная атака вертолета АН-1G «Хью Кобра»​
    Для выполнения поставленных задач АН-1G оснащались пусковыми установками ракет, автоматическими гранатометами калибра 40 мм, 7,62-миллиметровыми пулеметами и кассетными минами ХМ-3. Авиационные дымовые приборы позволяли скрыть точное местоположение вертолета, снижая эффективность применение средств ПВО.
    Понимая, что ситуация выходит из-под его контроля, Хо Ши Мин вынужден был обратиться за помощью к Советскому Союзу, который и сам оказался совершенно не готов к подобному развитию событий.

    Добыть трофей любой ценой
    Решить возникшую проблему нужно было в кратчайшие сроки. Как всегда в подобных случаях, на помощь должны были прийти военспецы Главного разведывательного управления министерства обороны СССР. К тому моменту в джунглях Индокитая уже действовало несколько советских диверсионных групп, которые обладали обширной шпионской сетью.
    Уже к весне 1968 года удалось установить, что на территории Камбоджи, в 30 км от границы с Северным Вьетнамом находится сверхсекретная американская военная авиабаза Flying Joe. Об уровне секретности может свидетельствовать тот факт, что даже правительство Камбоджи не знало о существовании в непроходимых джунглях островка американских ВВС.
    Авиабаза «Летающий Джо» не обладала обширными размерами. На ней базировалось несколько легких и транспортных вертолетов, а также 4 ударные «Супер Кобры».
    Основной задачей пилотов являлась скрытная заброска диверсионно-снайперских групп в джунгли Северного Вьетнама, а также эвакуация бойцов после выполнения боевого задания. В прямые противостояния с вьетнамской армией вертолетчики не вступали. Они охраняли базу спустя рукава, будучи уверенными в том, что на территории суверенной Камбоджи им ничего не угрожает.
    Каким же оказался их шок, когда в один из дней мая 1967 года на базу ворвалась группа головорезов, на форме которых не было никаких опознавательных знаков! Нападавших было не более 10 человек, но под их точным огнем только за первые 20 минут боя полегло 15 американцев.
    Но самым удивительным было то, что «партизаны» сумели взорвать три АН-1G, а на четвертом вертолете… просто улетели. На поле боя они оставили только три трупа своих товарищей, которые имели характерную азиатскую внешность.

    Засекретить собственный позор
    Прибывшие на место происшествия американские коммандос так и не смогли идентифицировать погибших, у которых не оказалось при себе никаких документов. Даже стрелковое оружие и ножи у них оказались американскими, а на телах не имелось никаких характерных татуировок.
    Как впоследствии рассказывали ветераны ГРУ, все они были готовы к тому, что любая спецоперация может стать для них последней в жизни. Поэтому, кроме оружия и взрывчатки, они имели при себе капсулы с быстродействующим ядом, которыми пользовались в критических ситуациях.
    [​IMG]
    Спецназ армии Северного Вьетнама​
    Профессионализм и молниеносность проведенной операции подсказывали американцам, что перед ними работа спецназа ГРУ, но никаких прямых доказательств присутствия на «Летающем Джо» советских военспецов так и не удалось обнаружить.
    Особой пикантности ситуации придавал и тот факт, что сами американцы находились на территории Камбоджи нелегально. Политический скандал не нужен был никому. Погибших военнослужащих и сгоревшие вертолеты назвали боевыми потерями, а пропавшую «Супер Кобру» — пропавшей без вести в непроходимых джунглях Северного Вьетнама.
    Интересно, что для сохранения секретности все потери разнесли по разным датам, а саму авиабазу в скором времени вообще ликвидировали. Только через несколько лет через источник в КГБ американцы узнали о причастности СССР к этой операции, хотя и без особых подробностей.

    Мысли на тему реальных событий
    Так куда же девался вертолет АН-1G «Супер Кобра», который официально ни на одну северовьетнамскую базу так и не прилетел? Об этом знали только несколько человек. Большинства из них уже давно нет в живых.
    Косвенным фактом того, что спецоперация ГРУ имела продолжение, является тот факт, что всего через несколько дней после описываемых событий в сторону СССР вылетело несколько транспортных самолетов. Очевидцы утверждали, что в тщательно опломбированных ящиках находились детали какой-то летательной конструкции, а также авиационные вооружения различных типов.
    Без сомнения, наши конструкторы тщательно изучили конструктивные особенности попавшей в их руки «Супер Кобры», а некоторые американские ноу-хау были позаимствованы и использовались при постройке советских вертолетов Ми-24. Первый полет легендарного «Крокодила» был осуществлен уже 19 сентября 1970 года, а сегодня советские Ми-24 считаются самыми распространенными и эффективными ударными вертолетами мира.
    [​IMG]
    Современный Ми-24​
    По большому счету, нам остается лишь подождать, пока все заинтересованные стороны снимут режим секретности и откроют документы о военной операции, которой, официально, никогда не было. Мы же остановимся еще на одном событии, существенно повлиявшем на ход вьетнамской войны, к которому могли приложить руку спецназовцы ГРУ.

    Супероружие против АН-1G
    В начале 1970 года не очень эффективный ПЗРК «Стрела-2» претерпел серьезную модернизацию, превратившись в наводящий ужас на врага переносной зенитно-ракетный комплекс «Стрела-2М». Сегодня об этом говорят редко, но с появлением в 1972 году новой «Стрелы» во Вьетнаме характер войны полностью изменился.
    До этого чувствовавшие безнаказанность американцы начали нести очень серьезные потери. О чем говорить, если не очень хорошо обученные бойцы северовьетнамской армии смогли за оставшиеся годы войны уничтожить 204 летательные цели американцев! Для этого им потребовалось совершить 598 пусков, что является очень хорошим результатом для того времени.
    Возможно, это простое совпадение, но лучшей целью являлись именно «Супер Кобры», которые отлично захватывались прицелом новой «Стрелы-2М» и падали, пораженные в самые уязвимые места.
    Потери американцев стали чрезвычайно велики, а народные протесты против участия во вьетнамской войне заставили Пентагон согласиться на вывод войск с территории этой многострадальной страны. Оставшийся без военной поддержки Южный Вьетнам в скором времени капитулировал, а страна объединилась под руководством компартии и товарища Хо Ши Мина.
    Неизвестная победа холодной войны
    Сегодня о советской атаке на авиабазу Flying Joe говорят лишь косвенные факты. Официальная информация как бы вычеркнута из череды реальных событий. Но этому есть объяснения, с которыми трудно не согласиться.
    Дело в том, что США и СССР действовали на территории Камбоджи нелегально. И пускай эта страна не пользовалась особым авторитетом в мире, но наглое нарушение ее интересов могло сильно пошатнуть политические позиции заинтересованных сторон. Ссориться с ООН не хотелось никому, поэтому маленький «междусобойчик» решили попросту замять. Тем более что американский спецназ сам неоднократно проводил подобные нелегальные операции.
    Все бойцы спецподразделения ГРУ дали пожизненную подписку о неразглашении информации о событиях на авиабазе Flying Joe. Только на смертном одре некоторые из ветеранов, вспоминая бурные годы молодости, рассказали о ней своим родственникам.
     
    #72
    dok и tOmbovski volk нравится это.
  14. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.977.660.251.863
    Stirik, 3 авг 2018
    В 2014 году Омский кадетский корпус стал Воздушно - десантным. Но не всем известно что в этих старых стенах и ранее готовили будущих прославленных генералов и офицеров - десантников. Об одном из них, в предверии Дня Воздушно-десантных войск, повествуется в этой статье.
    Казанкин Александр Федорович – пятый Командующий воздушно-десантными войсками.
    Человек он был сложный, нелегкий, но хороший, добрый и чуткий к подчиненным, добродушный «батя», как его называли солдаты, мастер спорта, совершивший к началу войны свыше 200 прыжков.
    Особенно ярко раскрылись командирские способности А. Ф. Казанкина в годы войны.
    Он успешно командовал воздушно-десантным корпусом, который в первой половине 1942 года в исключительно трудных погодных условиях и сложной оперативной обстановке вел боевые действия в тылу врага и оказал немалое содействие войскам Западного и Калининского фронтов в их борьбе с ржевско-вяземской группировкой противника. Затем воевал на Северо-Западном фронте, участвовал в освобождении Правобережной Украины в составе 37-й армии... На заключительном этапе войны генерал-лейтенант Казанкин командовал 12-м гвардейским стрелковым корпусом, части которого отличились в битве за Берлин.

    Он трижды представлялся к званию Героя Советского Союза: 1. За Вяземскую операцию. 2. За штурм Берлина 3. В 1965 году к 20-летию Победы в Великой Отечественной войне.
    Александр Федорович Казанкин родился 9 (22) апреля 1900 г. в г. Буинск; скончался 20 марта 1955 г. в Москве. Русский. Генерал-лейтенант
    (1944).
    В Красной Армии с июня 1919 г.
    В Гражданскую войну с июня 1919 г. А. Ф. Казанкин проходил службу красноармейцем в 3-м Приволжском полку.
    С февраля 1920 г. учился на Ульяновских пехотных курсах, затем в январе 1921 г. был направлен на Туркестанский фронт, где проходил службу в составе 5-го и 28-го стрелковых полков, красноармеец, ВрИД помощника начальника хозяйственной команды.
    Участвовал в боях с басмачами.
    С марта 1923 г. А. Ф. Казанкин находился в долгосрочном отпуске, затем в октябре месяце был направлен на Петроградские командные курсы. По их окончании с апреля 1924 г. исполнял дела помощника командира и командира взвода 78-го стрелкового полка.
    [​IMG]
    Здание Омской пехотной школы, где учился Казанкин.​
    С августа 1925 г. – слушатель Омской пехотной школы.
    В сентябре 1927 г. был назначен командиром взвода 53-го стрелкового полка 18-й стрелковой дивизии.
    С апреля 1930 г. А. Ф. Казанкин был начальником боепитания 23-го отдельного стрелкового батальона.
    С апреля 1931 г. по июнь 1934 г. учился в Военной академии РККА им. М. В. Фрунзе.
    В июне 1934 г. назначен помощником начальника 5-го отдела штаба 16-го стрелкового корпуса в БВО.
    С сентября 1935 г. – помощник начальника курсов младших лейтенантов при этом же корпусе, с февраля 1936 г. – И.Д. помощника начальника 1-го отдела штаба корпуса. В апреле того же года А. Ф. Казанкин был переведен в штаб 23-го стрелкового корпуса на должность начальника 5-го отдела.
    С сентября того же года проходил службу в штабе 47-й авиадесантной бригады ОН в БВО, где был ВрИД начальника 1-го отделения, ВрИД начальника 1-го отдела, И.Д. начальника штаба бригады.
    С февраля 1939 г. – начальник штаба 214-й воздушно-десантной бригады.
    В период с марта по май 1940 г. находился на учебе на КУВНАС ВВС РККА, затем продолжал исполнять дела начальника штаба 214-й воздушно-десантной бригады, с октября 1940 г. – уже исполнял дела командира этой бригады.
    Всего за пять лет Казанкин продвинулся по службе до начальника штаба корпуса и вырос в звании от капитана до полковника.
    Кроме того, он стал мастером спорта, за плечами которого было свыше 200 прыжков с парашютом.

    Как вспоминает десантник Иван Громов, командир имел добродушную привычку молодых солдат называть сынками. Часто во время учений он подходил к десантникам и спрашивал:
    - Ну что, сынки, страшно?
    Александру Федоровичу тогда уже было под сорок. И сынки признавались: страшновато. А «батя» утешал их:
    - Да я и сам побаиваюсь...
    [​IMG]
    А.Ф.Казанкин, командир 214 ВДБ в нижнем ряду, третий слева. Специальный сбор командного состава 214 Воздушно-десантной бригады. 1940 г.​
    С началом Великой Отечественной войны до 28 июня А. Ф. Казанкин продолжал исполнял дела командира 4-го воздушно-десантного корпуса на Западном фронте, затем был начальником штаба этого корпуса.
    Части корпуса вели тяжелые бои на рубежах рек Березина и Сож. Как было отмечено в характеристике на него, «в боях на р. Березина и под Кричевом своим непосредственным участием в частях на поле боя обеспечивал управление частями корпуса в бою, проявил исключительную энергию и силу для обеспечения выполнения задач, поставленных командованием». Указом от 10 августа 1941 г. полковник А. Ф. Казанкин был награжден орденом Красного Знамени.
    [​IMG]
    Инструктаж советских парашютистов-десантников перед погрузкой в бомбардировщик ТБ-3.
    [​IMG]
    А.Ф. Казанкин, командир 4-го Воздушно-десантного корпуса, ставит боевую задачу бойцам во время Вяземской воздушно-десантной операции. Газета «Комсомольская правда», февраль 1942 г.​
    В январе – феврале 1942 г. 4-й воздушно-десантный корпус принимал участие в Вяземской воздушно-десантной операции. В период с 27 января по 2 февраля часть сил корпуса (три батальона 8-й воздушно-десантной бригады), вслед за 201-й воздушно-десантной бригадой 5-го воздушно-десантного корпуса и 250-м отдельным стрелковым полком, десантировались в тыл противника в районе дер.Озеречня (юго-западнее г. Вязьма), в дальнейшем эта бригада действовала самостоятельно на направлении действий 1-го гв. кавалерийского корпуса Западного фронта. Основная же часть корпуса (9-я и 214-я воздушно-десантные бригады) была выброшена лишь через три недели, с 18 по 24 февраля, с задачей десантироваться в район западнее Юхнова, прорвать оборону противника с тыла, перерезать Варшавское шоссе и соединиться с частями 50-й армии.
    [​IMG]
    А. Ф. Казанкин в центре. Отдых после боя. Вяземская воздушно-десантная операция. 1942 г.​
    Во время выброски десанта 23 февраля 1942 г. погиб командир корпуса генерал-майор А. Ф. Левашев, после чего А. Ф. Казанкин принял командование корпусом.
    Однако из-за разновременности применения и распыления сил, отсутствия четкого управления в ходе высадки десанта, недостатка авиационных средств десантирования операция не достигла полностью своей цели.
    25 июня 1942 г. при прорыве обороны противника А. Ф. Казанкин был ранен и госпитализирован, по излечении продолжал командовать этим корпусом.
    В августе месяце 4-й воздушно-десантный корпус был переформирован в 38-ю гв. стрелковую дивизию, а генерал-майор А. Ф. Казанкин в этом же месяце сформировал 4-й воздушно-десантный корпус 2-го формирования.
    В декабре 1942 г. корпус был расформирован, личный состав пошел на формирование 1-й гв. воздушно-десантной дивизии, а генерал-майор А. Ф. Казанкин был назначен ее командиром. Дивизия находилась в резерве Ставки ВГК, а с конца февраля 1943 г. – в составе 68-й армии Северо-Западного фронта.
    В марте части дивизии участвовали в прорыве обороны противника на р. Ловать, в июле – августе – в составе 34-й армии того же фронта вели наступательные бои в районе г. Старая Русса. В сентябре 1943 г. дивизия была переброшена на Степной фронт (с 20 октября – 2-й Украинский), где вошла в состав 37-й армии и участвовала в битве за Днепр, в наступательных операциях на криворожском направлении.
    С 23 декабря 1943 г. генерал-майор А. Ф. Казанкин командовал 16-й гв. воздушно-десантной дивизией. В боевой характеристике отмечалось: «Казанкин энергичный, волевой, решительный командир. В тактическом отношении подготовлен. Умеет организовать взаимодействие. Решения принимает правильные и своевременные. В сложных условиях боевой обстановки не теряется... оказывает командирам частей конкретную помощь, передает свой боевой опыт...»
    С ноября 1944 г. – начальник Управления боевой подготовки Отдельной гв. воздушно-десантной армии, затем после ее расформирования с конца декабря состоял в распоряжении ГУК НКО.
    С февраля 1945 г. генерал-лейтенант А. Ф. Казанкин командовал 12-м гв. стрелковым корпусом, который в составе 3-й ударной армии 1-го Белорусского фронта успешно действовал в Восточно-Померанской и Берлинской наступательных операциях.
    28 апреля 1945 г. в уличных боях за г. Берлин генерал-лейтенант А. Ф. Казанкин был тяжело ранен и до конца войны находился на излечении в госпитале.
    После войны с июня 1946 г. А. Ф. Казанкин командовал 39-м гв. стрелковым корпусом.
    [​IMG]
    С июня 1950 г. находился на учебе на ВАК при Высшей военной академии им. К. Е. В орошилова, которые окончил с отличием в июле 1951 г .,
    после чего был назначен генерал-инспектором Инспекции ВДВ Главной инспекции Советской Армии.
    С мая 1953 г. – заместитель генерал-инспектора Инспекции стрелковых и воздушно-десантных войск по ВДВ Главной инспекции МО СССР.
    20 марта 1955 года умер на служебном посту. Похоронен на Ново-Девичьем кладбище в г. Москва.
    Награждён: двумя орденами Ленина, шестью орденами Красного Знамени, орденом Кутузова 1 -ой степени, орденом Богдана Хмельницкого 1-ой степени, орденом Суворова 2-ой степени. Медалями: 20 лет РККА, За оборону Москвы. За освобождение Варшавы. За взятие Вены. За взятие Берлина. За Победу над Германией. Партизан Великой Отечественной войны 1-ой степени, 800-летие Москвы.
    [​IMG]
    Песня посвящённая Казанкину.​
    Трижды представлялся к званию Героя Советского Союза: 1. За Вяземскую операцию. 2. За штурм Берлина 3. В 1965 году к 20-летию Победы в
    Великой Отечественной войне.
    С течением времени яснее и масштабнее вырисовываются героические страницы Великой Отечественной войны. Замечательному массовому подвигу воинов 4-го воздушно-десантного корпуса посвятили диораму «Бой воздушного десанта под Вязьмой зимой 1942 года» народный художник России П.Т. Мальцев и Н.С. Присекин, удостоенные золотых медалей им. Грекова.
    Диорама, установленная в 1973 году в музее воздушно-десантных войск в Рязани, возвращает нас к тому раннему февральскому утру 1942 года, когда воины десантного корпуса внезапно обрушились на врага. Несокрушим стремительный натиск наших бойцов освобождающих родные просторы от фашистских захватчиков. Некоторые из участников операции показаны с портретной достоверностью. Это руководивший боем А. Казанкин, десантник В.Улитчев, заплативший жизнью за уничтожение вражеского танка, и другие герои, вечно живые в памяти благодарных потомков. Как пример целесообразно привести следующие высказывания об Александре Федоровиче Казанкине. В них высокий смысл и главное определение тому, «кто служил великим целям века»...
    Бывший военный комиссар отдельного партизанского отряда «Жабо» Л. Муханов написал: «Александр Федорович был близок каждому солдату,
    его отцовская забота о них снискала ему всеобщее уважение». А бывший адъютант, подполковник Василий Чернецов так сказал: «в дни тяжелой болезни я был спасен лишь благодаря отеческой заботе Александра Фёдоровича. Он Человек с большой буквы».
    Выше этого звания ничего нет. И только такие люди переживут себя, переживут столетия.
     
    #73
    dok нравится это.
  15. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.977.660.251.863
    Stirik, 4 авг 2018
    Старший лейтенант Лидия Литвяк менее чем за год совершила 170 боевых вылетов, уничтожив 12 самолетов противника лично и еще три в составе группы. Ровно 75 лет назад, 1 августа 1943-го, состоялся ее последний бой — истребитель Лидии сбил мессершмитт. О том, как складывалась судьба советской летчицы и какие о ней ходили легенды, — в материале РИА Новости.

    По паре за раз
    Лидия Литвяк начала боевой путь в составе 586-го истребительного авиаполка, дислоцированного в Энгельсе. Ей пришлось переучиваться с тихоходного У-2 на истребитель Як-1. Первые боевые вылеты совершила весной 1942-го: прикрывала Саратов от немецкой авиации. Патрулировала и сопровождала транспортные самолеты, охраняла жилые кварталы и объекты обороны.
    Осенью летчицу перевели в 437-й истребительный авиационный полк 8-й воздушной армии на Юго-Восточном фронте. Сражалась с немцами в небе Сталинграда. Уже во время второго вылета Литвяк сбила сразу два вражеских самолета. Сначала лично уничтожила бомбардировщик Ju-88, а затем помогла боевой подруге, израсходовавшей боекомплект, добить истребитель Me-109.
    В марте 1943-го в очередном воздушном бою летчица была ранена, но дотянула на изрешеченном снарядами самолете до аэродрома. После лечения ей предоставили месячный отпуск. Лидия поехала домой, в Москву, повидалась с матерью и братом. Пробыв в столице всего неделю, вернулась на фронт.
    В начале мая, не успев до конца окрепнуть, Лидия вылетела на сопровождение группы бомбардировщиков. В завязавшемся бою с мессерами сбила один истребитель, а чуть позже уничтожила аэростат — корректировщик артиллерийского огня. За эти победы Литвяк вручили орден Красного Знамени.
    Командование полка разрешило ей вести так называемую свободную охоту. К таким вылетам допускались только самые опытные летчики. Четкой задачи не ставилось — определялся лишь район действий. Уже в воздухе "свободные охотники" самостоятельно искали самолеты противника, принимали решение вступать в бой или уклониться от схватки, преследовать врага или нет. Нередко "охотников" наводили на цель дежурные группы на земле, обнаружившие низколетящие истребители или бомбардировщики люфтваффе.
    [​IMG]
    Сбитый бомбардировщик на центральной площади Сталинграда. Август 1942​

    Детская мечта
    Лидия Литвяк с юных лет увлекалась авиацией. В аэроклуб пришла в 14, в 1935-м. В те годы в Советском Союзе аэроклубы открывались повсеместно: молодежь манило небо, профессия летчика была очень престижной.
    С середины 1930-х аэроклубы курировала комиссия Военно-воздушных сил, а летный состав ВВС формировался исключительно из курсантов, прошедших подготовку в этих учебных заведениях. Окончив Херсонскую авиационную школу, Лидия стала летчиком-инструктором. За несколько лет подготовила более 40 пилотов.
    С началом Великой Отечественной войны добровольцем вступила в ряды Красной армии. В октябре 1941-го Сталин из-за нехватки военных летчиков и больших потерь в воздухе распорядился сформировать женские авиационные части. Согласно приказу № 0099 "в целях использования женских летно-технических кадров" в ВВС Красной армии создали три авиаполка: истребительный, ночной и полк ближних бомбардировщиков.

    Последний бой
    Погибла Лидия Литвяк в воздушной схватке в районе оборонительного рубежа немецких войск на реке Миус в Луганской области. Ожесточенные бои здесь продолжались с декабря 1941 года. Советским войскам удалось прорвать оборону противника только в августе 1943-го.
    По словам Героя Советского Союза Ивана Борисенко, с которым Лидия часто работала в паре, на боевое задание 1 августа 1943-го вылетели восемь Як-1. "Над территорией противника увидели группу бомбардировщиков, которые следовали к линии фронта. Атаковали с хода. Но во время боя мессершмитты бросились к паре наших истребителей. Бой был за облаками. Один из Яков, задымив, пошел вниз. Приземлившись на аэродроме, мы узнали, что с задания не вернулась Литвяк. Очень тяжело переживали эту утрату. Человеком и летчиком она была прекрасным! После освобождения этого района мы пытались найти место ее гибели, но так и не нашли", — вспоминал Борисенко.
    [​IMG]
    Советская летчица Лидия Литвяк у своего истребителя. 1943 год​
    Летчица считалась пропавшей без вести. О ней ходило много легенд. Якобы кто-то из сослуживцев видел, как она посадила поврежденный Як и попала в плен. А после войны ее освободили американские войска и всю оставшуюся жизнь она прожила в Швейцарии.
    Только в 1979-м поисковики обнаружили останки Литвяк. Она похоронена в селе Дмитровка Донецкой области в братской могиле. В 1990-м по ходатайству однополчан старшему лейтенанту Лидии Литвяк за мужество и героизм, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками, присвоено звание Героя Советского Союза посмертно.
    В память о легендарной летчице в 2018 году установлена мемориальная доска на доме 14/19 по Новослободской улице в Москве, где она проживала до войны.
     
    #74
    dok нравится это.
  16. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.977.660.251.863
    Stirik, 10 авг 2018
    На нынешний год пришлась 30-летняя годовщина аварии на атомной электростанции, разрушившей Чернобыль (Украина). 26 апреля 1986 года сотрудники АЭС проводили испытание систем, в результате чего в одном из четырех ядерных реакторов произошло два взрыва и возгорание. Реактор начал плавиться, и последовавшая затем катастрофа стала самой крупной в истории атомной энергетики аварией как по экономическому ущербу, так и по количеству жертв.
    Взрыв спровоцировал выброс радиации, которая в 400 раз превосходила эффект атомной бомбы, взорвавшейся над Хиросимой, и распространилась по территориям Украины, Белоруссии, России, Польши и стран Прибалтики. Десятки людей погибли сразу, вскоре жертвы стали исчисляться десятками тысяч. У сотен тысяч других последствия сказываются на протяжении всей жизни. По данным экспертов, число долгосрочных жертв отравления радиацией продолжает расти и 30 лет спустя после катастрофы.
    Чернобыльская авария была неописуемым бедствием. Но без усилий и жертв трех человек она бы обернулась поистине невообразимой катастрофой.

    Наперегонки со вторым взрывом
    Лишь через пять дней после взрыва, 1 мая 1986 года, советские власти в Чернобыле сделали страшное открытие: активная зона взорвавшегося реактора все еще плавилась. В ядре содержалось 185 тонн ядерного топлива, а ядерная реакция продолжалась с ужасающей скоростью.
    Под этими 185 тоннами расплавленного ядерного материала находился резервуар с пятью миллионами галлонов воды. Вода использовалась на электростанции в качестве теплоносителя, и единственным, что отделяло ядро плавящегося реактора от воды, была толстая бетонная плита. Плавившаяся активная зона медленно прожигала эту плиту, спускаясь к воде в тлеющем потоке расплавленного радиоактивного металла.
    Если бы это раскаленное добела, плавящееся ядро реактора коснулось воды, оно бы вызвало массивный, загрязненный радиацией паровой взрыв. Результатом могло бы стать радиоактивное заражение большей части Европы. По числу погибших первый чернобыльский взрыв выглядел бы незначительным происшествием.
    Так, журналист Стивен Макгинти (Stephen McGinty) писал: «Это повлекло бы за собой ядерный взрыв, который, по расчетам советских физиков, вызвал бы испарение топлива в трех других реакторах, сравнял с землей 200 квадратных километров [77 квадратных миль], уничтожил Киев, загрязнил систему водоснабжения, используемую 30 миллионами жителей, и на более чем столетие сделал северную Украину непригодной для жизни» (The Scotsman от16 марта 2011 года).
    Школа российских и азиатских исследований в 2009 году привела еще более мрачную оценку: если бы плавящаяся сердцевина реактора достигла воды, последовавший за тем взрыв «уничтожил бы половину Европы и сделал Европу, Украину и часть России необитаемыми на протяжении приблизительно 500 тысяч лет».
    Работавшие на месте эксперты увидели, что плавившееся ядро пожирало ту самую бетонную плиту, прожигало ее — с каждой минутой приближаясь к воде.
    Инженеры немедленно разработали план по предотвращению возможных взрывов оставшихся реакторов. Было решено, что через затопленные камеры четвертого реактора в аквалангах отправятся три человека. Когда они достигнут теплоносителя, то найдут пару запорных клапанов и откроют их, так чтобы оттуда полностью вытекла вода, пока с ней не соприкоснулась активная зона реактора.
    Для миллионов жителей СССР и европейцев, которых ждала неминуемая гибель, болезни и другой урон ввиду надвигавшегося взрыва, это был превосходный план.
    Чего нельзя было сказать о самих водолазах. Не было тогда худшего места на планете, чем резервуар с водой под медленно плавившимся четвертым реактором. Все прекрасно понимали, что любой, кто попадет в это радиоактивное варево, сможет прожить достаточно, чтобы завершить свою работу, но, пожалуй, не более.

    Чернобыльская тройка
    Советские власти разъяснили обстоятельства надвигавшегося второго взрыва, план по его предотвращению и последствия: по сути это была неминуемая смерть от радиационного отравления.
    Вызвались три человека.
    Трое мужчин добровольно предложили свою помощь, зная, что это, вероятно, будет последнее, что они сделают в своей жизни. Это были старший инженер, инженер среднего звена и начальник смены. Задача начальника смены состояла в том, чтобы держать подводную лампу, так чтобы инженеры могли идентифицировать клапаны, которые требовалось открыть.
    На следующий день чернобыльская тройка надела снаряжение и погрузилась в смертоносный бассейн.
    В бассейне царила кромешная тьма, и свет водонепроницаемого фонаря у начальника смены, как сообщается, был тусклым и периодически гас.
    Продвигались в мутной темноте, поиск не приносил результатов. Ныряльщики стремились завершить радиоактивное плавание как можно скорее: в каждую минуту погружения изотопы свободно разрушали их тела. Но они до сих пор не обнаружили сливные клапаны. И потому продолжали поиски, даже несмотря на то что свет мог в любой момент погаснуть, а над ними могла сомкнуться тьма.

    Фонарь действительно перегорел, но произошло это уже после того, как его луч выцепил из мрака трубу. Инженеры заметили ее. Они знали, что труба ведет к тем самым задвижкам.
    Водолазы в темноте подплыли к тому месту, где увидели трубу. Они схватились за нее и стали подниматься, перехватывая руками. Света не было. Не было никакой защиты от радиоактивной, губительной для человеческого организма ионизации. Но там, во мраке, были две задвижки, которые могли спасти миллионы людей.
    Водолазы открыли их, и вода хлынула наружу. Бассейн начал быстро пустеть.
    Когда трое мужчин вернулись на поверхность, их дело было сделано. Сотрудники АЭС и солдаты встретили их как героев, таковыми они и были на самом деле. Говорят, что люди буквально прыгали от радости.

    В течение следующего дня все пять миллионов галлонов радиоактивной воды вытекли из-под четвертого реактора. К тому времени как расположенное над бассейном плавившееся ядро проделало себе путь к резервуару, воды в нем уже не было. Второго взрыва удалось избежать.
    Результаты анализов, проведенных после этого погружения, сходились в одном: если бы тройка не погрузилась в бассейн и не осушила его, от парового взрыва, который изменил бы ход истории, погибли и пострадали сотни тысяч или даже миллионы людей.
    Жизни сотен тысяч людей спасли три человека.
    В течение последующих дней у троих стали проявляться неизбежные и безошибочные симптомы: лучевая болезнь. По прошествии нескольких недель все трое скончались.
    Мужчин похоронили в свинцовых гробах с запаянными крышками. Даже лишенные жизни, их тела насквозь были пропитаны радиоактивным излучением.
    Многие герои шли на подвиги ради других, имея лишь небольшой шанс выжить. Но эти трое мужчин знали, что у них не было никакого шанса. Они вглядывались в глубины, где их ждала верная смерть. И погрузились в них.
    Их звали Алексей Ананенко, Валерий Беспалов и Борис Баранов.
     
    #75
    dok нравится это.
  17. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.977.660.251.863
    Stirik, 16 авг 2018
    Рота саперов расположилась в небольшом лесочке на отдых. Кое-кто из бойцов натягивал палатки, другие, расположившись вокруг агитатора, слушали последние новости. Среди них были и вновь прибывшие, только что мобилизованные из освобожденных областей Западной Украины. Они постепенно вливались в коллектив гвардейцев, перенимали их боевой опыт, интересовались подвигами старших товарищей. Так принято в армии. Здесь же сидел и 3. Н. Ахметзянов, которому на днях за отличное выполнение задания командования по наведению переправы было присвоено звание «гвардии младший сержант» и вручен орден Красной Звезды. Когда агитатор кончил читать армейскую газету, где была коротенькая заметка и о бойцах роты, рядовой Макушенко обратился к Ахметзянову:
    — Товарищу гвардии младший сержант! Я недавно в роте, но уже много слышал о вас, как о боевом командире. Расскажите, пожалуйста, про себя, за что получили награды.

    Ахметзянов посмотрел на бойцов. Его лицо стало еще более суровым. Не любил он рассказывать о себе. Когда же к нему с таким вопросом кто-то обращался из вновь прибывших, он всегда отвечал кратко: «Стараюсь выполнять все приказания командиров, а они меня за это награждают». Но сейчас, когда и его фамилия упоминалась в газете, просьбу Макушенко поддержал и агитатор, хотя о мужестве и боевых подвигах Ахметзянова он и сам хорошо знал. Зайнетдин Низамутдинович потер руки, как будто бы после мороза, и начал рассказ. Он решил рассказать о себе все, чтобы больше не приставали. Подошло еще несколько бойцов.
    — Родился и жил в селе Кызыл-Яр Ангас-Каинского сельсовета, в Башкирии. Работал в колхозе столяром. Когда началась война с фашистами, пошел в военкомат. Но по здоровью в армию не взяли. А когда немец подошел к Москве, я вторично пошел в военкомат и сказал, что больше сидеть дома не могу и не уйду из военкомата до тех пор, пока не отправят на фронт.
    Бойцы внимательно следили за каждым словом бывалого воина, ведь многим из них он годился в отцы.
    — Ну, комиссару деваться было некуда, — продолжал Ахметзянов. —Еще раз он повел меня на медицинскую комиссию. Долго совещались врачи уже без меня, а потом вышел комиссар и сказал: «Ну вот, Зайнетдин, взял тебя на свою ответственность. Иди домой, собирай необходимые вещи, и приходи. Направлю тебя в саперы». Вот так в январе 1942 года я оказался в армии.

    — А где пришлось воевать? — спросил боец Горюнов.
    — Воевать довелось во многих местах. Испытал радость побед и хлебнул горя. Участвовал в боях по освобождению Ростова, в феврале 1943-го вместе с товарищами изгонял фашистов из Кривого Рога. Там получил первую награду — медаль «За боевые заслуги». Прокладывал с саперами путь нашим войскам в боях за Киев, в мае 1944 года за разминирование окраин города Тарнополя был награжден медалью «За отвагу». Да разве обо всем расскажешь! — продолжал он.
    — Война — это такое дело, что подвиги человека заметны только тогда, когда он сделает что-то большое для товарищей, а главное, если добросовестно выполняет приказы командиров, — закончил Ахметзянов.
    — Говорят, что вы и в прошлой войне участвовали!? — спросил Макушенко.
    — Я не знаю, какую войну вы имеете в виду. А в гражданской войне участвовал. Воевал в дивизии Василия Ивановича Чапаева, а потом — в войсках, которыми командовал Климент Ефремович Ворошилов. Но в ту войну были другие трудности, хотя и тогда, как сейчас, решался один вопрос — о существовании Советской власти. А что такое Советская власть, разъяснять не приходится, — сказал Ахметзянов. — Возьму свой колхоз.
    Кем были наши люди до революции? Безграмотными, оборванными и бесправными. Как говорят, влачили жалкое существование. Башкир вообще никто за людей не признавал. А перед войной?! Наш колхоз стал богатым. Вся молодежь и старики учились. Построена была новая школа. Рядового колхозника избирали в Совет. Это все дала Советская власть! — с гордостью произнес Зайнетдин, — и люди горой за нее стояли. Именно поэтому, как только на нашу страну напал Гитлер, все, от школьника и до старика, поднялись на защиту Родины. Они поднялись на борьбу за свою народную власть.

    Он еще много интересного рассказал бойцам из своей жизни и жизни родного колхоза. Он так просто и так убедительно говорил, что сидящие рядом боевые товарищи слушали с неослабным вниманием.
    — В 1940 году, — продолжал Ахметзянов, — в колхозе организовали осоавиахимовский кружок для изучения военного дела. Вначале в него записывали молодежь, но потом стало столько желающих из числа пожилых, что пришлось его разделить на отдельные секции. В одной из них учился инженерному делу и я.
    Тут забили в рельс. Это был сигнал «Воздух». Над расположением роты появились фашистские стервятники. Бойцы бросились в укрытия.
     
    #76
    dok нравится это.
  18. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.977.660.251.863
    Stirik, 17 авг 2018
    4 августа 1944 года в немецкой тюрьме Плётцензее была обезглавлена участница французского Сопротивления с подпольным псевдонимом Вики
    В канун 20 годовщины Великой Победы правительство Франции передало в СССР некоторые документы, связанные с антифашистской деятельностью в Сопротивлении представителей русской эмиграции. Оказалось, что из 20 тысяч участников французского Сопротивления около 400 человек имели русское происхождение. Более того, наши эмигранты первыми обратились к францускому народу с призывом к борьбе. Уже в 1940 году в парижском антропологическом музее начала работать антифашистская группа, в которой ведущую роль играли молодые русские ученые Борис Вильде и Анатолий Левицкий.
    Первой их акцией было распространение листовки «33 совета о том, как вести себя по отношению к оккупантам, не роняя своего достоинства». Далее – тиражирование, с использованием музейной техники, открытого письма маршалу Петену, изобличавшего его в предательстве. Но самой выдающейся акцией было издание подпольной газеты «Резистанс» от имени Национального комитета общественного спасения. Такого комитета на самом деле не было, но молодые люди надеялись, что заявление о его существовании воодушевит парижан на борьбу с оккупантами. «Сопротивляйтесь!.. Это клич всех непокорившихся, всех стремящихся исполнить свой долг», – говорилось в газете. Этот текст передавался по Би-Би-Си и был услышан многими, а название газеты «Резистанс», т. е. «Сопротивление» с большой буквы, распространилось на все подпольные группировки и организации.
    В одной из таких групп в Париже активно работала Вера Оболенская. В 1943 году она была арестована гестапо, а в августе 1944 года казнена (всего погибло в рядах французского сопротивления не менее 238 русских эмигрантов).

    Указом президиума Верховного совета СССР от 18 ноября 1965 года княгиня Оболенская в числе других эмигрантов-подпольщиков была награждена орденом Отечествененой войны 1 степени. Но о подробностях ее подвига рассказано тогда не было. Видимо, как сегодня говорят теперь уже о советской тематике, это был «неформат».
    В 1996 году в издательстве «Русский путь» вышла книга Людмилы Оболенской-Флам (родственницы княгини) «Вики – княгиня Вера Оболенская». Из нее многое мы узнали впервые.
    Будущая французская подпольщица родилась 11 июля 1911 года в семье вице-губернатора г. Баку Аполлона Аполлоновича Макарова. В 9 лет она вместе с родителями уехала в Париж. Там получила среднее образование, потом работала манекенщицей в салоне мод. В 1937 году Вера вышла замуж за князя Николая Александровича Оболенского. Они жили по-парижски весело и модно. Лишь одно омрачало настроение — отсутствие детей. Но начавшаяся Вторая мировая война показала, что это, наверное, и к лучшему. Потому что с первых дней оккупации Оболенские включились в подпольную борьбу.
    Князь Кирилл Макинский впоследствии вспоминал, как это было. Он был добровольцем во французской армии. Сразу после ее капитуляции вернулся в Париж и первым делом направился к своим друзьям Оболенским. В тот же вечер Вики обратилась к нему со словами: «Мы будем продолжать, не так ли?» По словам Макинского, «решение было принято без колебаний, без сомнений. Она не могла допустить мысли, что оккупация водворится надолго; для нее это был преходящий эпизод в истории; против оккупации необходимо было бороться и бороться тем более неукоснительно, чем борьба становилась труднее».

    Непосредственно в подпольную организацию Веру привлек муж подруги Жак Артюис. Вскоре она, в свою очередь, привлекла к участию в борьбе Кирилла Макинского, мужа Николая и свою русскую подругу Софью Носович, брат которой погиб в рядах 22 Пехотного полка иностранцев-добровольцев. Основанная Артюисом организация получила название Organisation Civile et Militaire (OCM – «Гражданская и военная организация»). Название объясняется тем, что в организации сформировалось как бы два направления: одно занималось подготовкой к общему военному восстанию, другое – под предводительством Максима Блок-Маскара, вице-председателя Конфедерации работников умственного труда, – занималось проблемами послевоенного развития Франции. Одновременно ОСМ уделяла большое внимание добыванию секретных сведений и передаче их в Лондон.
    К 1942 году ОСМ насчитывала тысячи членов во всех департаментах оккупированной части Франции, став одной из самых крупных организаций Сопротивления. В нее вошли многие промышленники, высокопоставленные чиновники, служащие путей сообщения, почты, телеграфа, сельского хозяйства, труда и даже внутренних дел и полиции. Это давало возможность получать сведения о немецких заказах и поставках, о передвижении войск, о составах с принудительно завербованными французами для работ в Германии.
    Большое количество этой информации шло в штаб-квартиру ОСМ, попадало в руки ее генерального секретаря, то есть Вики Оболенской, и оттуда разными путями передавалось в Лондон, сперва через Швейцарию или морским путем, позже по радио. Вики постоянно встречалась со связными и с представителями подпольных групп, передавала им задания руководства, принимала донесения, вела обширную тайную переписку. Она переписывала поступавшие с мест донесения, составляла сводки, размножала приказы и снимала копии с секретных документов, добытых из оккупационных учреждений, и с планов военных объектов.
    Помощницей Вики по сортировке и перепечатыванию секретных сведений была ее подруга Софка, Софья Владимировна Носович. Николай Оболенский тоже внес свою лепту. Все трое знали немецкий. Благодаря этому, Николай по поручению организации устроился переводчиком на строительстве так называемого «Атлантического вала». По замыслу немцев, вал должен был стать неприступным оборонительным укреплением вдоль всего западного побережья Франции. Туда пригнали на работы тысячи советских пленных, которых содержали в ужасающих условиях. Они умирали, вспоминал Оболенский, «как мухи». Если кто отваживался воровать на полях картошку, его тут же расстреливали. А когда для постройки сооружений нужно было минировать скалы, подневольных рабочих об этом даже не предупреждали, «бедняги погибали изувеченными». Оболенского прикомандировали к нарядам рабочих, чтобы он переводил им распоряжения немецкого начальства. Зато от рабочих он получал подробную информацию об объектах, на которых те работали. Собранные им сведения поступали в Париж, оттуда – в штаб «Свободной Франции» генерала де Голля. Информация эта оказалась исключительно ценной при подготовке десанта союзных войск в Нормандии.

    Долгое время гестапо не подозревало о существовании ОСМ. Но уже в конце 1942 года был арестован Жак Артюис. Вместо него организацию возглавил полковник Альфред Туни. Вики, которая была в курсе всех дел Артюиса, сделалась правой рукой Туни.
    21октября 1943 года был случайно в ходе облавы арестован один из руководителей ОСМ Ролан Фаржон, в кармане которого обнаружили квитанцию за уплаченный телефонный счет с адресом его конспиративной квартиры. При обыске квартиры нашли оружие, амуницию, адреса тайных почтовых ящиков в разных городах, схемы военных и разведывательных единиц, имена участников организации и их конспиративные клички. Генеральный секретарь ОСМ, лейтенант военных сил Сопротивления Вера Оболенская фигурировала под псевдонимом «Вики».

    Вскоре Вики была схвачена и вместе с некоторыми другими членами организации доставлена в гестапо. По свидетельству одного из них, Вики была измучена ежедневными допросами, но никого не выдала. Напротив, не отрицая своей собственной принадлежности к ОСМ, она многих выгородила, утверждая, что этих людей вообще не знает. За это она получила у немецких следователей прозвище «Княгиня Ничего не знаю». Сохранилось свидетельство о таком эпизоде: следователь с притворным недоумением спросил ее, как это русские эмигранты могут оказывать сопротивление Германии, воюющей против коммунизма. «Послушайте, мадам, помогите нам лучше бороться с нашим общим врагом на Востоке», – предложил он. «Цель, которую вы преследуете в России, – возразила Вики, – разрушение страны и уничтожение славянской расы. Я русская, но выросла во Франции и здесь провела всю свою жизнь. Я не предам ни своей родины, ни страны, меня приютившей».
    Вики и ее подругу Софку Носович приговорили к смертной казни и перевезли в Берлин. Туда же была доставлена участница ОСМ Жаклин Рамей, благодаря которой сохранились свидетельства о последних неделях жизни Вики. Она до самого конца пыталась морально поддерживать своих подруг при редких встречах на прогулках, посредством перестукивания и используя таких людей, как тюремщица-прислуга. Жаклин присутствовала при том, как Вики вызвали во время прогулки. Больше она в свою камеру не вернулась.
    Жаклин и Софка чудом спаслись. Их казнить не успели — война закончилась.

    Какое-то время считалось, что Вики была расстреляна. Впоследствии были получены сведения из тюрьмы Плётцензее (сегодня это Музей-памятник сопротивления нацизму). Там казнили повешеньем или на гильотине особо опасных противников нацистского режима, в том числе генералов-участников неудавшегося покушения на Гитлера 20 июня 1944 года. Напротив входа в это страшное помещение с двумя сводчатыми окнами, вдоль стены, – шесть крюков для одновременной казни государственных преступников, а в центре помещения была установлена гильотина, которой сегодня там больше нет, осталась только дыра в полу для стока крови. Но когда в тюрьму вошли советские солдаты, то там была не только гильотина, но и железная корзина, в которую падала голова.
    Выяснилось слудующее. Был без нескольких минут час дня, когда 4 августа 1944 года двое надзирателей ввели туда Вики со связанными за спиной руками. Ровно в час вынесенный военным трибуналом смертный приговор был приведен в исполнение. С момента, когда она легла на гильотину, до отсечения головы потребовалось не более 18 секунд. Известно, что фамилия палача была Реттгер. За каждую голову ему причиталось 80 рейхсмарок премиальных, его сподручным – по восемь папирос. Тело Вики, как и других казненных, было доставлено в анатомический театр. Куда оно потом делось, неизвестно. На парижском кладбище Сент-Женевьев есть плита — условное надгробие княгини Веры Аполлоновны Оболенской, но праха ее там нет. Это место ее поминовения, на котором всегда живые цветы.
    Какой важный пример шлет из далекого прошлого княгиня Вера Оболенская нам, сегодняшним, половина из которых готова закопать Советскую Россию и все, что с ней связано, а вторая половина на дух не переносит современную демократию, как будто и невдомек, что режимы власти приходят и уходят, а Родина, народ, страна остаются в неизменной святости для настоящего гражданина и патриота, а не приверженца отдельно взятой идеологии, какой бы привлекательной она ни была.
     
    #77
    dok нравится это.
  19. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.977.660.251.863
    Stirik, 20 авг 2018
    Звание Героя изначально было задумано как индивидуальная награда, но во время войны были случаи, когда оно присваивалось всем бойцам особо отличившегося подразделения. Первый подобный случай хорошо известен всем: 21 июля 1942 года звание Героев Советского Союза посмертно было присвоено 28 бойцам 316 стрелковой дивизии генерала Панфилова, 16 ноября 1941 года вставшим на пути немецких танков у разъезда Дубосеково. О последнем случае массового присвоения звания Героя Советского Союза вспоминают значительно реже.
    В послевоенные годы, да и вплоть до распада Советского Союза, не было в Николаеве человека, который бы не знал о подвиге десанта под командованием старшего лейтенанта Константина Ольшанского. Павшие десантники были похоронены на центральной площади города, позднее в их честь здесь воздвигли мемориал.
    [​IMG]
    Это был единственный десант в истории войны, всем без исключения участникам которого Сталин приказал присвоить звание Героев Советского Союза. Именами ольшанцев называли улицы, учебные заведения, корабли, их подвигу были посвящены исторические исследования.
    Давайте вспомним. Март 1944 года. Войска 3-го Украинского фронта вплотную подошли к Николаеву. Оккупанты соорудили глубоко эшелонированную оборону, пересекающую полуостров между Ингулом и Бугским лиманом, проходившую по восточным окраинам города. В Николаеве, помимо обычных частей вермахта, находились войска СС и батальоны «власовцев».
    В условиях весенней распутицы сконцентрировать войска вокруг города было затруднительно. Поэтому командование нашей 28-й армии, наступающей со стороны Богоявленского, приняло решение высадить в тылу противника – в районе морского порта – десант, перед которым стояла двойная задача: во-первых, внезапным ударом по врагу вызвать панику и суматоху, не допустить эвакуации морем, а, во-вторых, сорвать замыслы уничтожения портовых зданий и сооружений.

    В ночь на 26 марта на рыбацких лодках 68 бойцов отправились из Богоявленского по Бугскому лиману в сторону Николаева. Они скрытно высадились в полукилометре восточнее портового элеватора, сняли часовых, разминировали элеватор и оборудовали оборону возле дороги, ведущей из города в порт. Главный опорный пункт находился в двухэтажной конторе «Заготзерно». Несколько человек залегли в окопах около железнодорожной насыпи. Остальные расположились в небольшом здании конторы элеватора и в каменном сарае.
    Первый огневой контакт с фашистами произошел ранним утром 26 марта. Тяжелораненый немецкий солдат был взят в плен, но вскоре скончался. Чуть позже к сараю, где располагалось отделение десантников под командованием старшины 2-й статьи К.В.Бочковича, подошла вторая группа гитлеровцев, которая была полностью уничтожена. Фашисты, решив, что в здании находится группа подпольщиков, предприняли лобовую атаку, но попали под перекрестный огонь отделения К.В.Бочковича и группы старшины 1-й статьи Ю.Е.Лисицына, которая засела в здании портовой конторы. Силами до батальона немцы предприняли новое наступление, охватив оборону десантников с трех сторон. Неожиданно в упор по врагу из конторы «Заготзерно» ударили главные силы отряда. Враг в панике побежал, оставив на поле боя первые десятки убитых.
    Фашисты подтянули к позициям четыре орудия и очередную атаку начали после артподготовки. Десантники понесли первые серьезные потери. Но и это нападение врага было отбито. Четвертая атака врага сопровождалась интенсивным обстрелом позиций десантников из орудий и шестиствольных реактивных минометов. Второй этаж здания был разрушен. Командир отряда К.Ф.Ольшанский получил тяжелое ранение. Окопы у железной дороги и контора элеватора были уничтожены полностью. Только одному Ю.Е.Лисицыну удалось выбраться к главным силам.
    И тогда немцы выкатили одно из орудий на прямую наводку и стали бить по отдельно стоящему укреплению, откуда пулеметчик Г.Д. Дермановский метким огнем расстреливал гитлеровцев. Израненный боец ударом ножа убил немецкого офицера, а затем гранатой взорвал себя и бросившихся к нему солдат.

    Немцы продолжили наступление при поддержке двух танков. Против десантников были использованы огнеметы, зажигательные снаряды и дымовые шашки. Оккупанты пытались выкурить их из подвала главного пункта обороны. Старший расчета ПТР М.К. Хакимов прямым попаданием вывел из строя вражеское орудие. Оно взорвалось и перевернулось. Затем он подбил один из танков. Второй танк остановил тяжелораненый краснофлотец В.В. Ходырев. Взрывом ему оторвало кисть левой руки, он получил несколько осколочных ранений. Очнувшись, Ходырев схватил здоровой рукой связку гранат и бросился под танк. Взрыв вывел из строя танк, но и сам краснофлотец погиб.
    В критический момент боя К.Ф. Ольшанский вызвал огонь на себя. Трижды советская артиллерия обстреливала место сражения, не давая фашистам подойти к осажденному дому. Дважды позиции гитлеровцев бомбили группы советских штурмовиков. Вскоре была утеряна связь с радиостанцией моряков.

    Отряд надеялся на наступление фронтовых частей, но оно затягивалось. Ольшанский решил отправить за линию фронта с донесением старшину 1-й статьи Ю.Е. Лисицына. Едва оправившись от контузии, тот переоделся в форму, снятую с убитого немца. Десантнику удалось пересечь линию фронта, но неожиданно он наскочил на мину. Взрывом ему оторвало ступню левой ноги. Превозмогая боль, он кусками тельняшки и проволокой завязал рану. В полузабытьи по ледяной воде лимана Лисицын пробрался к своим.
    В помощь Ольшанскому командование попыталось в ночь на 27 марта отправить десант из ста человек, но в связи с отсутствием плавсредств затея сорвалась. 27 марта атаки врага на позиции десантников возобновились. Противник вновь использовал огнеметы и дымовые шашки. События этого дня восстановить трудно. Каждый из оставшихся в живых от удушья и ран периодически терял сознание. Враги предлагали сдаться, обещая сохранить жизнь, предоставить питание и лечение. На эти предложения матросы отвечали метким огнем. Вечером от пули автоматчика погиб командир отряда Ольшанский.
    В ночь с 27 на 28 марта в живых остались двенадцать участников десанта. Большинство из них были тяжело ранены, контужены, отравились дымом. Фашисты не рискнули подойти к развалинам конторы «Заготзерно». Они собрали своих раненых и отступили. Десантников больше никто не атаковал: враг покидал город, чтобы не попасть в окружение.
    Впоследствии специальная комиссия провела расследование действий десантников. В соответствии с ее выводами на позиции отряда враг бросил 3 батальона пехоты, два средних танка, четыре 75-миллиметровых орудия, два многоствольных миномета, огнеметы. В течение двух суток ольшанцы отразили 18 атак противника, выведя из строя около 700 немецких солдат и офицеров. Их действия расстроили оборону противника, ускорили его изгнание из Николаева.

    Интересны и события, оставшиеся «за кадром». Накануне по Николаеву прошел слух, будто бы в здании портоэлеватора фашисты бросили зерно. Утром 26 марта к элеватору потянулись полуголодные горожане. Их остановили звуки выстрелов и взрывов, шальные пули, разлетавшиеся на сотни метров вокруг. Над элеватором взвились клубы дыма. В городе родился слух, будто немецкие солдаты подняли восстание. Затем, когда стало понятно, что в тылу противника высадился десант, горожане предпринимали попытки помочь им. Малоизвестный факт: при разборе завалов в месте боев был найден труп женщины с бидоном. Видимо, в перерыве между атаками она пыталась принести израненным десантникам воды.
    Тем временем среди фашистов началась паника. Десантники сорвали планы угона в Германию трудоспособного населения Николаева, помешали взрыву ряда заминированных объектов, таких, как портоэлеватор, здание третьей поликлиники и ряда других. Немцы поспешно отходили к Варваровскому мосту, чтобы не попасть в окружение. А когда передовые отряды мотоциклетного батальона разведки 28 марта перекрыли мост, положение оставшихся в городе оккупантов стало безвыходным. Одни из них в отчаянии бросались под перекрестный огонь разведчиков, другие пытались переправиться через лиман вплавь, третьи массово сдавались в плен.

    Один из отрядов того же мотоциклетного батальона первым пробился к месту боя десанта Ольшанского. Разведчики увидели жуткую картину: дымящиеся развалины, разбитая немецкая техника и сотни трупов гитлеровцев, которыми были усеяны подступы к укреплениям десанта. На руках они выносили выживших ольшанцев.
    Из 68 десантников в живых остались 12, все – из батальона морской пехоты. Трое вскоре умерли от ран, еще двое погибли в боях в августе 1944. Шестерым оставшимся в живых десантникам в марте 1964 г . было присвоено звание почетных граждан Николаева. К сожалению, никого из них уже не осталось. Последним в 1995 г . скончался житель города Николаева Никита Андреевич Гребенюк.
     
    #78
    dok нравится это.
  20. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.977.660.251.863
    Stirik, 24 авг 2018
    120 лет назад родился один из самых известных партизанских командиров — Герой Советского Союза Дмитрий Медведев. В Великую Отечественную войну, несмотря на ранения, контузии и серьёзные проблемы со здоровьем, Медведев более двух лет провёл в тылу врага, уничтожая живую силу и технику противника и снабжая Центр разведывательной информацией. Ещё до войны он 20 лет служил в органах госбезопасности. Разведчик обладал непростым характером, был требователен к подчинённым, но берёг своих бойцов и не терпел несправедливости.
    [​IMG]
    Согласно официальной биографии, Дмитрий Медведев родился 22 августа 1898 года в городе Бежица, который сегодня является одним из районов Брянска. В некоторых источниках можно найти информацию о том, что на самом деле Медведев родился позднее, а лишний год прибавил, чтобы в 1918 году записаться в Красную армию. Однако в документах такая информация отсутствует.

    Поразительный талант
    Будучи выходцем из рабочей семьи, после окончания гимназии в 1917 году Медведев сразу включился в революционный процесс. Стал секретарём приёмной Брянского совета, а затем — бойцом Красной армии, защищал Петроград от Северо-Западной армии Николая Юденича, позднее как военнослужащий был задействован в борьбе с бандитами. В 1920 году он перевёлся из армии в брянскую ЧК. Однако на малой родине задержался ненадолго — был направлен в Донбасс, а затем в Одессу, где в 1925-м возглавил секретный отдел Одесской ГПУ. Медведев привлекался к выполнению специальных заданий по всей территории УССР, проявляя при этом поразительный талант.
    Ещё в самом начале карьеры он сумел задержать в поезде двух польских шпионов, не зная точного времени их прибытия и имея на руках лишь самое общее описание одного из них. Шансы на успех были минимальны, однако Медведев вычислил шпионов по манере поведения — их мимика, жесты и позы были не характерны для местных жителей.
    Освоил будущий партизанский командир и операции по внедрению в ряды врагов своих агентов. Благодаря этому группе Медведева удалось разгромить в Донбассе банду одного из самых опасных местных атаманов — Каменюки.

    Чтобы покончить с подпольной белой организацией, ему самому пришлось внедриться в банду врага. Чекистам стало известно, что в Крыму и Херсоне ожидают прибытия эмиссара из Парижа. Западный посланник должен был координировать деятельность подпольной структуры, состоявшей из бывших сторонников белого движения и местных уголовников. Злоумышленники планировали серию крупных ограблений, а затем — мятеж. Интеллигентный Медведев убедительно сыграл роль аристократа, прибывшего из Франции, собрал весь актив банды на отдалённом хуторе в степи, после чего лично вошёл в дом с оружием в руках и объявил присутствующим, что они окружены.
    Как рассказывает в своей книге «Легендарные разведчики» историк спецслужб Николай Долгополов, во время голода на Украине в 1932—1933 годах чекист Медведев (на тот момент — начальник отдела ГПУ в Киеве) вместе с коллегами и членами их семей создал коммуну для беспризорных детей, в которую сотрудники спецслужбы отдавали продукты из собственных пайков. Кроме того, Медведев инициировал проведение лотерей, а полученные средства полностью направлял на закупку еды для жителей голодающих областей.

    В 1932 году Дмитрий Медведев был удостоен звания «Почётный чекист». С начала 1930-х он был привлечён к борьбе с первыми ячейками Организации украинских националистов (ОУН-УПА*), возникавшими в западных регионах УССР. Ставку Медведев делал на разъяснение населению, чем опасны идеи экстремистов.
    В середине 1930-х Медведев начал борьбу с коллегами, которые из карьеристских соображений фабриковали дела по «контрреволюционным» статьям. Это, безусловно, не могло понравиться его окружению. Вскоре обстоятельства сложились таким образом, что под каток репрессий попал его брат Александр. Этим обстоятельством поспешили воспользоваться недоброжелатели Медведева — против него была развёрнута травля, и в 1938 году, когда он был уже помощником начальника управления НКВД в Харькове, его судьба буквально повисла на волоске.
    Но чекист не растерялся: он приехал в Москву и с Курского вокзала отправил письма Сталину и Ежову с требованием принять его и выслушать, угрожая в противном случае объявить голодовку. Его демарш возымел эффект. Почётного чекиста и капитана госбезопасности (звание, аналогичное армейскому полковнику) никто трогать не стал. Его даже не уволили. Но недовольные коллеги всё-таки смогли ему навредить: добились, чтобы сначала Медведева перевели из УССР служить на строительство Беломорско-Балтийского канала, а затем отправили в Норильск.
    Там Медведев вновь вступил в схватку с коллегами, которые фабриковали новые дела в отношении заключённых, отбывших срок наказания. На своём он настоять смог, но сослуживцы пожаловались на него в Москву. В результате почётного чекиста отправили в запас по состоянию здоровья всего в 41 год. Впрочем, его выслуга с учётом участия в боевых действиях и спецоперациях достигла уже 42 «календарей».

    И снова в бой!
    Выйдя на заслуженный отдых, Дмитрий Медведев поселился на даче в Подмосковье, но смириться с вынужденным бездействием не мог. Он отправлял в НКВД рапорты с просьбой использовать его опыт во время Финской войны или Освободительного похода, но документы оставались без внимания.
    24 июня 1941 года Медведев направил Лаврентию Берии и Павлу Судоплатову, возглавившему с началом войны Особую группу при НКВД, новое письмо, в котором предложил создать чекистскую спецгруппу для организации партизанского движения в тылу врага. В этот раз он был услышан. Медведева вернули на службу и предложили создать специальный отряд под названием «Митя» для противостояния фашистским захватчикам на Брянщине.
    «Осенью-зимой 1941 года отряд «Митя» превратился в ядро движения сопротивления. Именно проведённые Медведевым и его людьми операции придали партизанскому движению в регионе столь мощный толчок, превратив его в один из главных центров борьбы с агрессором на оккупированной территории.
    За четыре месяца Медведев сумел сформировать сеть партизанских групп, благодаря чему в тылу немецких войск приступил к согласованным действиям отряд из 4 тыс. бойцов», — рассказал в беседе с RT учёный секретарь Музея Победы Сергей Белов.
    По словам историка спецслужб писателя Игоря Пыхалова, действия Медведева в тылу врага были признаны чрезвычайно эффективными. Отряд существовал до начала 1942 года и успел провести около 50 крупных операций.
    [​IMG]
    Дмитрий Медведев в партизанском отряде ​
    Весной 1942-го Медведева отозвали для работы в Высшей школе НКВД, но уже в июне отправили с новым заданием в фашистский тыл. «Тот факт, что после выполнения первого задания его сразу же отправили на новое, аналогичное, свидетельствует о том, что работу Медведева высоко оценили в Ставке Верховного Главнокомандования», — подчеркнул эксперт.
    С лета 1942 года по зиму 1944-го Медведев командовал партизанским отрядом «Победители», действовавшим на Западе и в центре Украины. «На Украине в глубоком тылу противника, прямо под боком у администрации рейхскомиссариата Медведеву удалось создать отряд численностью до 1 тыс. человек. Чаще всего такого рода формирования существовали достаточно недолго, в особенности на территории Западной Украины. Однако Медведев сумел не только переиграть командование карателей (его отряд пережил более 120 столкновений с противником), но и провести серию блестящих диверсионных акций на особо охраняемой территории. Его людьми было уничтожено в общей сложности более 12 тыс. солдат и офицеров вермахта, карателей и пособников оккупантов. В том числе были ликвидированы 11 генералов и высокопоставленных чиновников оккупационной администрации», — рассказал Сергей Белов.
    На базе отряда под руководством Медведева действовал и легендарный разведчик Николай Кузнецов, получивший информацию о готовящемся в Тегеране покушении на Сталина, Рузвельта и Черчилля. Он же добыл данные о подготовке гитлеровского наступления летом 1943 года и сумел уничтожить целый ряд высокопоставленных нацистов.
    «В расположении отряда «Победители» проживала многочисленная группа беглецов из еврейского гетто. Для партизанского движения на Западной Украине это было весьма необычно. Среди местных жителей (в отличие от выходцев из восточных областей Украины и Белоруссии) были традиционно сильны антисемитские настроения. Однако благодаря Медведеву антисемитизм в отряде был уничтожен ещё в зародыше», — отметил Сергей Белов.

    В феврале 1944 года отряд «Победители» двинулся на соединение с основными силами Красной армии.
    Но раны, контузии и старые травмы к этому времени буквально свалили Дмитрия Медведева с ног — он командовал отрядом, лёжа в повозке.
    Подчинённые впервые ослушались командира и сообщили в Центр о состоянии его здоровья.
    Медведева незамедлительно отправили в госпиталь. И хотя он просился снова в бой, его оставили на руководящей должности в тылу, назначив заместителем начальника 4-го Управления НКВД. 5 ноября 1944 года ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

    Война после войны
    В 1945 году Дмитрий Медведев полгода провёл в Прибалтике, борясь с оставленной нацистскими спецслужбами агентурой, руководившей бандами «Лесных братьев». В 1946 году он вышел в отставку и занялся писательским трудом. Он успел написать три книги, по мотивам которых позднее были сняты художественные фильмы.
    «Характер Медведева был весьма противоречив. С одной стороны, его запомнили как достаточно жёсткого, крайне требовательного человека, он был нетерпим к проявлениям слабости. С другой стороны, Медведев принципиально не оставлял раненых на поле боя, даже если его отряд преследовали каратели, — он никогда не бросал своих. Когда после войны винницких подпольщиков, с которыми он тесно сотрудничал, попытались обвинить в измене, Медведев яростно их защищал. Он задействовал все свои связи и временно приютил гостей из Винницы в своей квартире в Москве. Как личность Медведева отличали неизменно позитивный настрой и хорошее чувство юмора. В его представлении первоклассный боец в принципе не мог быть угрюмым, замкнутым человеком. Поведение Медведева отличала выдержка, но, когда позволяли обстоятельства и судьба отряда не зависела от поведения командира, он превращался в полностью открытого человека, не скрывая ни гнева, ни радости», — подчеркнул Сергей Белов.
    14 декабря 1954 года Дмитрия Медведева не стало. Ему было всего 56 лет — не выдержало сердце. Партизанский командир был в это время очень возмущён реабилитацией служивших Гитлеру украинских националистов и гонениями, развернувшимися в УССР, на советских подпольщиков.
    После смерти героя в разных городах СССР в честь Медведева были названы улицы и школы, в память о нём установлены мемориальные доски и памятники. Правда, после 1991 года имя его стало исчезать с карты Украины: сначала громили памятники, установленные легендарному командиру, а в 2015-м лишили его имени улицу в Виннице. Её переименовали в честь известного врача Николая Амосова. Зато неподалёку другую улицу и сразу два переулка назвали в честь боевика УПА Емельяна Грабца, возглавлявшего в начале войны оккупационную милицию в Ровно, занимавшуюся «окончательным решением еврейского вопроса».
    «Неудивительно, что Медведева так ненавидят бандеровцы. Что бы ни говорили сегодня националисты, в годы войны ОУН-УПА работала на гитлеровцев, и её боевики были для отряда «Победители» такими же врагами, как бойцы вермахта и СС, и партизаны Медведева с ними успешно боролись», — резюмировал Игорь Пыхалов.
     
    #79
    dok нравится это.
  21. Stirik

    Stirik Воин бога

    Репутация:
    1.977.660.251.863
    Stirik, 21 сен 2018
    Подвиг такого рода стал первым в истории Великой Отечественной войны. Долгие годы считалось, что первым героем, совершившим подобное самопожертвование, стал 27 февраля 1943 года Александр Матросов. Сегодня известно, что аналогичный подвиг в войну совершили более 400 человек, из них 105 — до Александра Матросова.

    Родился 10 Марта 1917 года в деревне Абакшино, ныне Вологодского района Вологодской области, в семье крестьянина. Жил в городе Вологда. Окончил 7 классов и школу ФЗУ. Работал токарем на заводе "Северный коммунар". С 1938 года в Красной Армии. В 1940 году окончил Смоленское военно - политическое училище.
    С Июня 1941 года на фронтах Великой Отечественной войны. 24 Августа 1941 года политрук роты 125-го танкового полка ( 28-я танковая дивизия, Северо - Западный фронт ) младший политрук А. К. Панкратов при штурме Кирилловского монастыря в районе Новгорода своим телом закрыл губительный огонь вражеского пулемёта, дав возможность бойцам ворваться в расположение противника и уничтожить его наблюдательный пункт корректировавший огонь батарей. 16 Марта 1942 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, посмертно удостоен звания Героя Советского Союза. Награждён орденом Ленина.
    Обелиск Герою и мемориальная доска установлены в Новгороде. Школа в Вологде, теплоход, улицы в Вологде и Новгороде носят его имя.
    * * *
    На берегу Малого Волховца, там, где дорога из Новгорода устремляется к Ленинграду, стоит обелиск. Здесь в далёком Августе 1941 года младший политрук Александр Панкратов совершил подвиг. Подвиг, который и сейчас, спустя годы, вызывает глубокое волнение: он одним из первых закрыл собой амбразуру вражеского дзота.
    Просматривая центральные газеты первого года Великой Отечественной войны, мы нашли материал об этом подвиге в "Правде". Писали и другие газеты. В корреспонденциях с Северо - Западного фронта сообщалось:
    "При штурме Кирилловского монастыря левофланговый пулемёт врага не давал возможности группе во главе с младшим политруком Панкратовым выйти в район монастыря. Панкратов рванулся вперёд, бросил гранату и ранил пулемётчика. Вражеский пулемёт замолчал, но, как только поднялась цепь, вновь ожил, открыл тяжёлый огонь. Тогда Панкратов с возгласом "Вперёд !" бросается на пулемёт и своим телом закрывает губительный огонь, дав возможность прорваться роте. В этом бою А. К. Панкратов погиб. Бойцы жестоко отомстили фашистам за смерть политрука".
    Кто же он, Александр Панкратов ? Откуда родом, как жил, что успел сделать до своего звёздного часа ?

    Он родился в 1917 году, в семье бедного крестьянина. Рано познал нужду и труд. Его отец сражался за молодую Советскую республику; вернувшись, умер от ран. Саша очень гордился отцом. Матери он говорил: "Если мне придётся отстаивать Родину, я буду бороться, как отец..."
    До 1931 года они жили в селе Абакшино, под Вологдой. Потом переехали в Вологду. Закончив здесь семилетку, Саша стал "фабзайчонком" - учился в школе фабрично - заводского ученичества. Когда исполнилось 16 лет, стал работать на токарном станке, не уступая взрослым. В 19 лет был назначен мастером токарно - механического цеха. На Вологодском паровозовагоноремонтном заводо и сейчас помнят его старожилы, тепло отзываясь о нём. Сохранился и станок, на котором он работал.
    На заводе Саша вступил в комсомол. Избирался председателем цеховой профорганизации, руководителем организации Осоавиахима.
    В 1938 году пришла пора призыва в армию, и он с радостью уходит на военную службу. Александр попадает в танковую бригаду, где с первых дней службы проявляет себя добросовестным воином, полюбившим армейское дело. Вскоре его направляют в школу младших комапдиров. Учится с большим прилежанием. Раньше других курсантов начинает управлять танком.
    В школе Панкратов активно участвует в общественной жизни: редактирует стенгазету, работает агитатором, комсомольским вожаком. Это-то и предопределило его будущую судьбу. Когда в бригаду пришло указание подобрать политически подготовленного бойца на курсы младших политруков, выбор пал на Панкратова. И он уезжает учиться в Гомель.
    Пробыв там около 5 месяцев, Саша возвращается в Смоленск, но уже курсантом военно - политического училища. При выпуске из училища Панкратову присвоили звание младшего политрука. На петлицах появились заветные кубики.
    Новый, 1941 год Александр встретил в Даугавпилсе. Его назначили заместителем командира танковой роты по политчасти. Теперь он служил в 10-й легкотанковой бригаде.

    В Феврале его часть передислоцировалась в другое место. Какие-то десятки километров отделяли их от фашистов, готовившихся к войне с нашим народом. Здесь, вблизи границы, Панкратов особенно почувствовал, как сгущаются тучи приближающейся войны. Всё время он проводил среди танкистов роты, морально готовя их к возможным боям. Он говорил им:
    - Нужно каждую минуту быть в боевой готовности... Мы стоим недалеко от границы...
    Политрук не ошибся. Утром 22 Июня немецкие войска хлынули на литовскую землю из Восточной Пруссии. Рота первой вступила в бой. Танкисты держались стойко. Не раз атаки возглавлял политрук Панкратов.
    Борьба с врагом была тяжёлой. Воевать пришлось на устаревших лёгких танках против немецких средних.. Но советские танкисты дрались геройски. По нескольку раз в день они отбивали вражеские атаки. Отходя на восток, изматынали протшшика. В этих неравных боях бригада потеряли все свои танки. Но воины не прекратили борьбу. Вооружившись винтовками и пулемётами, они продолжали сражаться.
    Путь отхода оставшихся в бригаде танкистов проходил через Латвию в Псковщину. Панкратов в это время возглавлял разведывательные группы, которые проникали в расположение войск врага; воевал и как снайпер. Командир батальона восхищался его храбростью.
    На пути отхода остатки бригады влились в 28-ю танковую дивизию, которой тогда командовал Полковник И. Д. Черняховский - позднее прославленный полководец. В дивизии машин не было. Но танкисты продолжали драться, отстаивая каждую пядь родной земли. Они были стрелками, снайперами, пулемётчиками, истребителями вражеских танков.
    Политрук часто пробирался в тыл врага и приносил ценные разведывательные сведения. На прикладе его снайперской винтовки росло число зарубок - число убитых фашистов.
    Вот и древний Новгород. К его стенам Панкратов пришел от самой границы. Стоя перед памятником "Тысячелетие России", он думал о том, что отсюда фашисты будут наступать на Ленинград, а этого допустить нельзя.
    Политрук вместе со своей частью храбро сражался на улицах Новгорода.

    Пытаясь прорваться к Ленинграду, противник 23 Августа переправился через реку Малый Волховец и вклинился в оборону дивизии у села Спас - Нередица. Нужно было выбить его. Атаку роты возглавил политрук. С возгласом: "Вперёд ! За Родину !" - первым бросился на врага. За ним, как один, поднялась вся рота. Многие гитлеровцы были уничтожены, а уцелевшие бежали за реку.
    На следующий день Панкратов участвовал в штурме Кирилловского монастыря. Этот монастырь стоял в центре острова, образованного реками Малый Волховец и Левошня, и возвышался над открытой местностью, что позволяло противнику вести наблюдение за передвижением нашей дивизии, корректировать огонь батарей и миномётов.
    Наступление началось перед утром, в ночной темноте. Рота под командованием лейтенанта Платонова на лодках быстро и бесшумно переправилась на остров. Пробираясь через прибрежную высокую траву и кустарники, бойцы незамеченными подошли к монастырю. Когда начался штурм, противник открыл огонь из автоматов и пулемётов. Вражеской пулей сражён лейтенант Платонов. Политрук, шедший рядом с ним, принял командование отрядом.
    - Вперёд ! За мной ! - скомандовал он.
    Сделав рывок, бойцы оказались у входных ворот. Но войти в монастырь не давал левофланговый пулемёт. Тогда политрук, вырвавшись вперёд, бросил гранату в огневую точку. Пулемёт на время замолчал. Но затем снова открыл бешеный огонь. Панкратов с возгласом "Вперёд !" бросился на пулемёт и своим телом закрыл его, дав возможность роте прорваться в пределы монастыря.
    ...На берегу Малого Волховца стоит обелиск в честь подвига Александра Панкратова. Люди останавливаются у обелиска, чтобы почтить память героя. Земля, окружающая обелиск, священна для советских людей: здесь совершён первый подвиг великого мужества, став примером для воинов, гасивших своей грудью огонь вражеских пулемётов.
     
    #80
    dok нравится это.
Загрузка...