Да мы все вместе взятые не стоим двоих русских

Stirik

Воин бога
Награды
6
Самый результативный женщина-снайпер Второй Мировой войны: к 105-летию Людмилы Павличенко
cb22c1689df546ed79304b853b54099af105bc5e.jpg
12 июля 1916 года родилась Людмила Павличенко (урожденная Белова). Самая успешная женщина-снайпер в мировой истории — на её счету 309 уничтоженных солдат и офицеров противника.

«Леди Смерть»
С расстояния в семь десятилетий события военного времени многими воспринимаются и интерпретируются довольно своеобразно. Одно либеральное издание в год 70-летия Победы в подборке фотографий всевозможных маньяков и серийных убийц разместило групповой портрет советских девушек-снайперов, указав, что за годы войны они в сумме лишили жизни несколько сотен человек.
Выросшие в тепле и неге мирного времени журналисты, очевидно, не видят разницы между душегубами и теми, кто взял оружие в руки, чтобы защитить свою Родину.
Людмиле Павличенко, самой результативной женщине-снайперу Второй Мировой войны, с таким непониманием впервые пришлось столкнуться во время визита в США, где ее прозвали не иначе, как «Леди Смерть».
Но падкие до сенсации американские репортеры, ожидавшие увидеть перед собой «машину для убийств» в женском обличье, обнаружили, что перед ними обычная молодая женщина, на долю которой выпали страшные испытания, не сумевшие сломать ее волю…

Студентка, комсомолка, красавица…
Она родилась 12 июля 1916 года в городе Белая Церковь в Киевской губернии. Обычную жизнь изменила первая любовь, закончившаяся ранним замужеством, и рождением сына Ростислава, который появился на свет, когда Люде было только 16 лет.
Хотя Людмила и вышла замуж, от пересудов ее это не уберегло. В итоге семья перебралась в Киев.
Как часто бывает, ранний брак быстро распался. Носившая в девичестве фамилию Белова, Людмила после развода сохранила фамилию Павличенко – именно под ней ее узнал, без преувеличения, весь мир.
Статус матери-одиночки в столь нежном возрасте Люду не напугал – после девятого класса она стала учиться в вечерней школе, одновременно работая шлифовальщицей на киевском заводе «Арсенал».
Растить маленького Ростислава помогали родные и друзья.
В 1937 году Людмила Павличенко поступила на исторический факультет Киевского государственного университета имени Тараса Шевченко. Как и большинство студентов тревожного предвоенного времени, Люда готовилась, «если завтра война», сражаться за Родину. Девушка занималась стрелковым спортом, показывая весьма неплохие результаты.

Фронт вместо диплома
Летом 1941 года студентка четвертого курса Людмила Павличенко проходила преддипломную практику в научной библиотеке в Одессе. Тема будущего диплома уже была выбрана – воссоединение Украины с Россией.
Когда началась война, Люда сразу пошла в военкомат, представила документы о своей стрелковой подготовке, и попросила отправить ее на фронт.
И снова трещит шаблон современного восприятия жизни: «Как она, мать, могла оставить сына и уйти на войну?»
Восприятие окружающей действительности у советских людей, в июне 1941-го встававших на пути гитлеровских полчищ, было иным – чтобы спасти своих детей, нужно спасти Родину. А чтобы спасти Родину, нужно убивать гитлеровцев, и переложить эту ношу на чьи-то другие плечи невозможно.
Фронт катился на восток с ужасающей быстротой, и бойцу 25-й Чапаевской стрелковой дивизии Людмиле Павличенко очень скоро пришлось сражаться с гитлеровцами и их союзниками румынами на подступах к Одессе, где совсем недавно она занималась научной работой.
0fef8f140295baa93e00fe51f11362cd687cfbe2.jpg

Она внушала страх врагам
В одном из первых своих боев она заменила погибшего командира взвода, разорвавшимся вблизи снарядом была контужена, однако поле боя не покинула и вообще отказалась идти в госпиталь.
Довоенные стрелковые навыки пригодились на войне – Людмила стала снайпером. У нее был прекрасный слух, изумительное зрение и отлично развитая интуиция – все эти качества для снайпера бесценны.
Наступление гитлеровцев на Одессу было столь стремительным, что в достаточной степени подготовить оборону города с суши не успели. Дрались всем, чем могли – наваривали листы железа на тракторы, превращая их в подобие танков, использовали бутылки с горючей смесью вместо гранат. Недостаток оружия доходил до того, что отряды рабочих, отбивая у немцев и румын позиции, шли на врага с саперными лопатками, истребляя оккупантов в кровавых рукопашных схватках.
В этой отчаянной ситуации снайпер Людмила Павличенко стала вдохновляющим примером для тех, кто терял надежду и падал духом. Она пополняла счет убитых врагов практически ежедневно.
Сначала она поставила себе задачу убить 100 фашистов. Выполнив этот план, пошла дальше.
С августа по октябрь 1941 года на подступах к Одессе уничтожила 187 солдат и офицеров противника.
О ее подвигах писала советская пресса, а по ту сторону фронта ее по-настоящему боялись. Ходили слухи о том, что она слышит шорохи на расстоянии полукилометра, способна подкрасться к самым к немецким окопам, застрелить за раз десяток человек, и скрыться незамеченной.
У страха, конечно, глаза велики, но факт остается фактом: уничтожить неуловимую Павличенко по Одессой противнику не удалось.

Миг счастья на краю вечности
Одесситы могли обороняться и дальше, но пришел приказ об эвакуации Приморской армии в Севастополь. Над главной базой Черноморского флота нависла опасность, и силы, оборонявшие Одессу, отзывались туда.
В Севастополе случилось то, чего никогда бы не случилось с хладнокровной «машиной для убийств» - Людмила влюбилась. Младший лейтенант Леонид Куценко был ее напарником в снайперской войне, в дуэлях со снайперами гитлеровцев. В декабре 1941 года Люду ранило, и Леонид вытащил ее из-под огня.
Война – не лучшее место для любви. Но времена не выбирают. Люде Павличенко было 25 лет, и жажда жизни отчаянно спорила с торжествующей вокруг смертью. В разгар боев они подали заявление о регистрации брака.
Их счастье будет недолгим. Во время очередной вылазки снайперов их позицию обнаружат немцы и накроют минометным огнем. Леониду оторвало руку, и теперь уже Люда вытащила его из-под огня. Но раны оказались слишком тяжелыми – через несколько дней он умер в госпитале на ее руках.
Это случилось в марте 1942 года. К тому времени на личном счете Людмилы Павличенко значилось 259 уничтоженных фашистов.

efa43ac28e8c2fd36f0c5067e0b7baf8223d7a1d.jpg

Дуэль снайперов
После гибели Леонида у нее стали дрожать руки, что для снайпера недопустимо. Но никто не смел требовать от нее хладнокровия.
Люда справилась с собой, и на слете лучших снайперов заявила, что берет на себя обязательство довести счет убитых фашистов до 300.
Мстить фашистам за Леню, за погибших товарищей, за свою исковерканную молодость – вот была ее цель в те страшные месяцы весны 1942-го.
За ней самой гитлеровцы вели настоящую охоту. Против Павличенко бросили отборных снайперов вермахта. В одной из таких дуэлей, растянувшейся на целые сутки, Люда через прицел разглядела глаза своего противника, поняв, что он ее тоже увидел. Но выстрел советского снайпера прозвучал раньше.
Когда Люда подобралась к его позиции, то нашла у поверженного врага записную книжку, где он фиксировал свои победы. К тому моменту, как он проиграл русской женщине, у гитлеровца, начавшего войну еще во Франции, на счету значилось больше 400 убитых солдат и офицеров.
По некоторым сведениям, в дуэль с Павличенко в разное время вступали 36 гитлеровских снайперов. Все они проиграли.
1a15c2a1ea1602a1ff8863a8a534003d2c23f25d.jpg

Эвакуация
Незадолго до падения Севастополя, в июне 1942-го, Людмила Павличенко была тяжело ранена. Ее эвакуировали морем. Благодаря этому она избежала трагической участи нескольких десятков тысяч защитников города, которые, лишенные возможности эвакуироваться, погибли или были взяты в плен после захвата Севастополя фашистами.
Легендарная 25-я Чапаевская дивизия, в которой сражалась Людмила Павличенко, погибла. Последние ее бойцы утопили знамена в Черном море, чтобы они не достались врагу.
К моменту эвакуации из Севастополя, на счету Людмилы Павличенко было 309 уничтоженных солдат и офицеров противника. Этого ошеломительного результата она достигла всего за год войны.
В Москве решили, что она достаточно послужила Родине на передовой, и снова бросать в пекло неоднократно раненную, контуженную, пережившую личные потери женщину нет никакого смысла. Теперь ей предстояла совсем иная миссия.

«Подходите ближе…»
По приглашению жены американского президента Элеоноры Рузвельт и Американской студенческой ассоциации в США отправилась делегация советских студентов-фронтовиков. В делегацию включили и Людмилу Павличенко.
Вторая Мировая война для сытой Америки, даже несмотря на Перл-Харбор, оставалась событием отдаленным. О настоящих ужасах войны там знали лишь понаслышке. Но новость о том, что в США приезжает русская женщина, лично убившая более 300 фашистов, вызвала сенсацию.
Вряд ли американские журналисты понимали, как именно должна выглядеть русская героиня, но совершенно точно они не ожидали увидеть миловидную молодую женщину, чье фото легко могло бы украсить обложки модных журналов.
4450b0892d19ad3865c3c06faeeba0f6bfc4a3e9.jpg

Видимо, поэтому мысли репортеров на первой пресс-конференции с участием Павличенко ушли куда-то очень далеко от войны.
- Какого цвета белье вы предпочитаете? – выпалил один из американцев.
Людмила, мило улыбнувшись, ответила:
- За подобный вопрос у нас в стране можно по физиономии получить. Ну же, подходите ближе...
Этот ответ покорил даже самых «зубастых акул» из американских СМИ. Восхищенные статьи о русском снайпере появились едва ли не во всех газетах Америки.
«Не кажется ли вам, что вы слишком долго прячетесь за моей спиной?»
Ее принимал лично президент США Франклин Рузвельт, а с его женой, Элеонорой Рузвельт, Людмила подружилась, и дружба эта продлилась многие годы.
Людмила Павличенко побывала на многих приемах, участвовала в митингах в разных городах Америки. Главной темой ее выступлений оставался «второй фронт». Дравшиеся с фашистами советские солдаты с надеждой смотрели на союзников, ожидая, что они начнут боевые действия против гитлеровцев в Европе, но открытие «второго фронта» все откладывалось и откладывалось.
На митинге в Чикаго Люда Павличенко произнесла слова, благодаря которым ее запомнили в США на десятилетия вперед:
— Джентльмены, мне двадцать пять лет. На фронте я уже успела уничтожить триста девять фашистских захватчиков. Не кажется ли вам, джентльмены, что вы слишком долго прячетесь за моей спиной?!..
Собравшиеся на мгновение замерли, а затем разразились шквалом аплодисментов. В тот день молодая русская девушка заставила многих изменить свое отношение к войне, полыхавшей в Европе. Знаменитый американский кантри-певец Вуди Гатри посвятил ей песню под названием«Miss Pavlichenko»:
В летнюю жару, холодной снежной зимой
В любую погоду ты выслеживаешь врага
Мир полюбит твое милое лицо, так же, как и я
Ведь более чем три сотни нацистских собак пали от твоего оружия…
После США Людмила Павличенко побывала в Канаде, Великобритании, а затем вернулась в СССР, где служила инструктором в снайперской школе «Выстрел».

Победительница
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 25 октября 1943 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом отвагу и геройство лейтенанту Павличенко Людмиле Михайловне присвоено звание Героя Советского Союза.
Людмила Павличенко закончила военную службу в звании майора. После войны завершила учебу в Киевском университете, затем много лет работала научным сотрудником Главного штаба ВМФ, вела работу в Советском комитете ветеранов войны.
Он вырастила сына, еще раз вышла замуж, жила полноценной жизнью. Право на эту жизнь для себя, для своих близких и для всех советских людей она завоевала, встав на пути врага и одержав над ним безоговорочную победу.
f0ca40eef850b877e3bd5ceab4a8ea73883a9ea8.jpg

Но неимоверное напряжение сил в годы войны, раны и контузии дали о себе знать. Людмила Михайловна Павличенко умерла 27 октября 1974 года, в возрасте 58 лет. Местом ее последнего упокоения стал колумбарий Новодевичьего кладбища в Москве.
В Центральном музее Вооруженных Сил России подвигу Людмилы Павличенко посвящен специальный стенд, где экспонируются ее оружие и личные вещи.
Подвигу не «Леди Смерть», а обычной женщине, принесшей свою молодость на алтарь Победы – одной на всех.
 
  • Like
Реакции: tOmbovski volk

    tOmbovski volk

    очки: 9.999
    Нет комментариев

    SMooKE

    очки: 9.999
    Нет комментариев

Stirik

Воин бога
Награды
6
1 августа 1943 года в воздушном бою на Миус-фронте погибла легендарная советская лётчица-ас Лидия Литвяк. Она признана самой результативной женщиной-пилотом Второй мировой. Её имя вписано в Книгу рекордов Гиннесса. На Западе о ней написано несколько книг, а на Родине, увы, мало кто помнит. На фронте её называли «Белая лилия Сталинграда». Миниатюрная блондинка ростом 150 см, в воздушных боях Литвяк лично сбила 12 немецких самолётов и 4 – в группе.
Девушки, воевавшие в Великую Отечественную, — тема общеизвестная. Советский Союз оказался единственной страной, где женщины выступали не только в обычной роли связисток и санитарок, но и регулярно сражались на передовой. Снайперши РККА стали всемирно известным феноменом, санинструкторы тысячами погибали на поле боя, но вынесли на себе колоссальное количество раненых, известны девушки, воевавшие даже в танковых войсках. Своего рода "брэндом" советской авиации стали "ночные ведьмы" — женские бомбардировочные подразделения. Однако девушки служили не только в ударной авиации.

Мечта о небе
Среди советских лётчиков-истребителей выделяется один совершенно необычный персонаж. Увидев Лидию Литвяк без униформы, вряд ли можно было бы представить, что это — воздушный ас. Хрупкая блондинка студенческого возраста, бравшая букетики в кабину самолёта, странно смотрится среди суровых лиц ветеранов воздушных боёв. Однако она не просто побывала за штурвалом Яка. В то время как подавляющее большинство лётчиков-истребителей не успевало сбить за свою карьеру ни одного самолёта или сбить 1–2, Литвяк добилась дюжины индивидуальных побед и нескольких групповых. Юная девушка отличалась агрессивным эффектным стилем воздушного боя и с полным правом вошла в элиту боевой авиации антигитлеровской коалиции.
Родители Лидии перебрались из деревни в Москву по окончании Гражданской войны. Будущая лётчица родилась в 1921 году. По иронии судьбы 18 августа — день её рождения — вскоре стал отмечаться как день советской авиации. Звёзды сошлись удачно: юная Литвяк с детства болела небом. Благо 20-е и 30-е годы стали не только временем тяжёлых испытаний для страны, но и короткой эпохой надежд и безоглядной веры в прогресс. Авиацией увлекались многие, и когда четырнадцатилетняя Лидия поступила в аэроклуб, то ужаснула мать, но никого не удивила.
Девушка осваивала воздух стремительно: в 15 она уже пилотировала кукурузник У-2 самостоятельно, а затем окончила школу лётчиков-инструкторов в Херсоне. Ещё старшеклассница, но уже полноценная авиатрисса: Литвяк не только летает сама, но и учит других. Советский Союз отчаянно нуждался в кадрах, стране остро недоставало любых специалистов, так что опытный пилот ценился всегда, хотя бы и несовершеннолетняя девушка. На карьере Литвяк не сказалась даже типичная трагедия эпохи: в 1937 году её отец попал под каток репрессий и погиб в тюрьме, однако на судьбе самой Лидии эта история не отразилась.
До лета 1941 года Литвяк подготовила четыре десятка лётчиков. Затем началась война, и она сразу же попросилась на фронт в боевые части. Поначалу энтузиазм двадцатилетней девушки вызвал кислую реакцию у командования. Использование женщин в боевой авиации ещё не планировалось. Однако в это время личное дело Лидии попалось на глаза живой легенде отечественной авиации — Марине Расковой.
4ac84770e6ce2298f9abde261f7dee34b5399d10.jpg

Раскова сама была неординарным персонажем. Одна из трёх первых женщин — Героев Советского Союза, воздушный штурман, лётчица с опытом полётов в экстремальных условиях, ставившая рекорды в небе. Опыт, энергия и квалификация принесли Расковой изрядный авторитет в воздушных силах, а её связи тянулись очень высоко, вплоть до личных контактов со Сталиным. С началом войны она предложила создать несколько женских авиационных частей. Энергия и связи Расковой позволили ей продавить эту идею, и осенью 1941 года началось формирование трёх женских авиаполков — 587-го бомбардировочного (будущий 125-й гвардейский), 588-го ночного бомбардировочного (знаменитые "ночные ведьмы") и, наконец, 586-го истребительного.

Лидия Литвяк стремилась попасть именно в истребительную авиацию. Её желание вступить именно в этот полк было настолько острым, что она тайком приписала себе сто часов налёта. Быть может, это не самое ответственное поведение, однако эта хитрость оправдалась: советская авиация получила превосходного истребителя — энергичного и инициативного. Иной раз даже чрезмерно инициативного. Лидия отличалась своенравным и даже немного шпанистым характером. Впервые склонность к риску даже в обход приказаний в ней отметили ещё во время обучения на авиабазе неподалёку от Энгельса. С одним из самолётов произошла авария, ему требовалось привезти запасной винт. Из-за метели полёты были запрещены.
Однако Лидия просто запрыгнула в кабину и полетела на место аварии без приказа и дозволения. Руководитель авиашколы объявил ей выговор, зато Раскова заявила, что гордится такой ученицей. Кажется, Раскова видела в Лидии черты собственного характера. Иногда, впрочем, проблемы Лиды с дисциплиной проявлялись комичным образом. Так, однажды она срезала кусок меха с унтов, чтобы сделать из него модный воротничок к комбинезону. Тут Раскова уже не проявила снисхождения: Литвяк пришлось перешивать мех обратно. Правда, любви к мелкому украшению жизни она не потеряет даже на фронте, уже будучи опытным пилотом. Шарфики из парашютного шёлка, перешитые для большего удобства и изящества подшлемники — Лидия даже под огнём останется девушкой, а не только истребителем.

А вот к уровню пилотажа претензий не было. Литвяк, как и остальные девушки, выдерживала бешеный темп обучения с двенадцатичасовыми тренировками каждые сутки. Свирепость подготовки объяснялась просто: лётчицам предстояло воевать против противника умного, жестокого и не прощающего ошибок. Пилотирование Яка Лидия сдала на отлично и отправилась на войну.

Всё, что в воздухе, — враг

В сентябре 1942 года на земле шла самая грандиозная и жестокая битва в истории человечества — Сталинградская. Ставки были как никогда высоки, а выражение "любой ценой" никто не воспринимал как простую риторику. Люфтваффе начали эту битву грандиозной воздушной бомбардировкой Сталинграда, погубившей сразу десятки тысяч жителей. Бомбардировщики жестоко трепали идущие в Сталинград подкрепления и переправлявшиеся через реку суда с беженцами и ранеными. Именно в этом сражении Лидия Литвяк стала не просто девушкой на истребителе, а бойцом с грозной репутацией. Она с несколькими подругами воевала в мужском 437-м авиаполку наравне со всеми.

И воевала блестяще. В первом же своём воздушном бою Лида уничтожила бомбардировщик, а затем срубила истребитель, нацелившийся на её напарницу Раису Беляеву. Самолёт возвращается на базу с победой…

…И лётчица опять хулиганит. После успешных вылетов Лида, если у неё оставалось топливо, не отказывала себе в удовольствии покрутить фигуры высшего пилотажа над родным аэродромом. Эти шуточки стали одной из её визитных карточек. Командир полка смотрел на эти развлечения сквозь пальцы. Боевые задачи она выполняла успешно, а количество звёздочек на фюзеляже медленно, но неуклонно росло. Полк нёс тяжёлые потери, но Литвяк оставалась в строю, неизменно показывая цепкость, напор и хорошее тактическое мышление. Из-под Сталинграда она ушла закалённым в огне пилотом-истребителем.

Вскоре после Сталинградской битвы Литвяк впервые подбили. Она чуть не погибла, пойдя на вынужденную посадку на нейтральной полосе. Лидию спасли штурмовики, вместе с которыми она ходила на задание. Илы прижали огнём немцев, пытавшихся добраться до неё на земле, а затем один из "летающих танков" приземлился рядом. Литвяк влезла в кабину, и ильюшин благополучно ушёл от погони.
4a731eedb7951832c748f133524a302ccb3dcbb3.jpg

Весной 43-го почти на всём фронте наступило затишье, но лётчиков оно не касалось. Вылеты на прикрытие штурмовиков и бомбардировщиков, перехват немецких ударных самолётов. В апреле Литвяк получила серьёзное ранение в крайне сложном бою. Её Як вышел на перехват бомбардировщиков над Ростовом. Яки атаковали немцев, Литвяк свалила один из юнкерсов, но во время свалки пуля попала ей в ногу. На повреждённый самолёт начали заходить уже немецкие истребители. Лидия отреагировала в своей манере — она пошла в отчаянную контратаку и не отвернула. Ей удалось уничтожить один из атаковавших её мессершмиттов ценой второго ранения и измочаленного собственного самолёта. После боя Як едва дотянул до аэродрома, Литвяк отрапортовала об успешном выполнении задания — и тут же свалилась от боли и кровопотери. Госпиталь она вскоре покинула самым естественным для себя образом — сбежала. Ещё не оправившись от ранения, она сбивает два мессера подряд. Один из лётчиков попал в плен и попросил о встрече с пилотом, который его сбил. Немецкий авиатор не поверил, что его самолёт уничтожила девушка. Литвяк пришлось на пальцах показывать, как именно она заходила ему в хвост, чтобы рассеять сомнения незадачливого аса.
Затем Лидия уничтожила необычную цель — аэростат-корректировщик. Немцы внимательно следили за тем, чтобы их драгоценный летательный аппарат не сбили, и Литвяк управилась с аэростатом хитростью — она спикировала на него со стороны солнца.
Этой бурной весной Литвяк познакомилась с другим асом — Алексеем Соломатиным. Военные романы часто завязывались быстро, оказывались бурными — и по понятным причинам несчастливыми. Но риск воспринимался как часть профессии, а в боях наступил перерыв в преддверии схватки под Курском, и Лидия могла урвать себе несколько недель покоя и простецкого человеческого счастья. Литвяк и Соломатин сошлись характерами, и, по словам однополчан, были отличной парой. Интересно, что Соломатин служил в полку, куда Литвяк в своё время не взяли: эта часть часто ходила на разведку далеко за линию фронта, и комполка майор Ерёмин отказался от девушек-лётчиц — в случае плена им пришлось бы хуже, чем мужчинам.

Военно-полевой роман продлился недолго: 21 мая 1943 года Соломатин погиб на глазах наземного персонала и любимой — смертельно раненный в бою, он не сумел посадить повреждённый самолёт. На похоронах Лидия кричала: "Я отомщу!" Вскоре убили её лучшую подругу Екатерину Буданову. За несколько недель Литвяк потеряла двух самых близких людей. Всё, что у неё осталось, — это самолёт, навыки воздушного боя и желание мстить. В ближайшие недели она уничтожает ещё два самолёта, получает новое ранение, но отказывается от госпитализации. Бои возобновились с прежним накалом, и ас двадцати одного года от роду участвует в них самым деятельным образом.
1 августа 1943 года Лидия пропала без вести во время боёв над Миус-фронтом в Донбассе. Она возвращалась с воздушного боя вместе с напарником.

Радистка Анна Скоробогатова рассказывала:
Очень часто наши погибали буквально при посадке: ну вот родной аэродром рядом… Расслабленность такая… А тут из-за тучки или со стороны солнца: вжик — и всё… Поэтому говорили: при посадке будь до предела, не расслабляйся…
Я с ними держала связь. Они говорят:
— Все тут, всё благополучно! Но это не её голос, а ведущего. А она была ведомой.
И вдруг я слышу голос:
— Я — "Чайка-5", я — "Чайка-5". Пошла в атаку!
Что такое? Я ослышалась? Я начала записывать.
Тихо. Вдруг слышу такой крик. Знаете — такой крик, надрывом.
— Пошла!
И всё. Она не вернулась…

По словам напарника Литвяк Ивана Борисенко, восьмёрка Яков сцепилась с немцами, и лётчики потеряли друг друга в облаках. Он успел заметить, как из туч вывалился дымящийся Як, а уже на базе оказалось, что Лидия не вернулась на базу. На немецкой стороне в этот день в этом секторе тоже погиб истребитель-ас: из вылета не вернулся Ханс-Йорг Меркле, он также пропал без вести. Кто его убил, неизвестно, но существует некая вероятность, что это был прощальный удар Лидии Литвяк: оба самолёта исчезли рядом с деревней Дмитровка под Шахтёрском. Позднее Скоробогатова заметила, что, возможно, Лидия целенаправленно пошла в атаку, просто из бешеного желания отомстить. Так ли это, узнать невозможно, но такой поступок вполне в духе этой девушки.

Несколько десятилетий Лидия считалась пропавшей без вести. Из-за того что ни обломков самолёта, ни тела не нашли, ходила даже байка о том, что девушка спаслась с парашютом — и её будто бы видели в немецком тылу в обществе германских офицеров. Учитывая обстоятельства её жизни и характера, это откровенно безумный слух. Однако ясности в этом деле не было до конца 80-х годов. Учительница-энтузиастка из Красного Луча В. И. Ващенко по своему почину занялась поисками, и в результате удалось обнаружить останки. Тело лётчика сохранилось плохо, но по остаткам белья стало понятно, что это была женщина. После изучения останков было установлено, что они принадлежат Лидии. Судя по сохранившимся костям, она погибла мгновенно от ранения в лоб. Эта девушка не изменила себе и в последний момент жизни шла навстречу тому, кто её убил.
243a239d84180f37856a1bf43d83b7baae74f854.jpg

Лидия Литвяк прожила 21 год и за время войны сбила 12 самолётов и аэростат. Это делает её лучшей женщиной-истребителем всех времён и народов. Конечно, огненный шар над миусской степью — это не тот финал, которого она заслуживала. Судьба Лидии — это судьба всего её поколения, великолепно одарённого природой — и принёсшего себя в жертву.
 

Stirik

Воин бога
Награды
6
Майор в щеголеватом мундире распахнул дверь в кабинет начальника Генштаба и кивнул полковнику Стрельбицкому: «Маршал Захаров вас ждёт».
Инструктаж был недолгим: «Вы человек опытный, четыре года отработали во Франции, столько же в Бельгии, теперь направляетесь военным атташе в Швейцарию. Понимаю, что так просто в сейф не залезешь, но вы же разведчик, вас учить не надо, а Генштабу нужны ценные разведматериалы. Подумайте, как это сделать».

Охота на полковников
Действительно, в военной разведке полковник Владимир Стрельбицкий служил уже более тридцати лет. Воевал командиром разведвзвода, брал языков за линией фронта, был ранен. Уже после войны окончил Военно-дипломатическую академию, служил в аппарате военного атташе в Париже. Шеф его не был сторонником активной оперативной деятельности и предпочитал черпать информацию из прессы и других открытых источников. Однако Стрельбицкому такой стиль работы был не по душе.
Первым, на кого он вышел, был российский эмигрант, работавший в крупной американской фирме, производившей электронику. Впоследствии этот эмигрант стал работать на Главное разведывательное управление под псевдонимом «Сокин». Здесь же, в Париже, Стрельбицкий завербовал и американского полковника, который проходил службу в штабе НАТО.
Поначалу военный атташе не поверил в такой успех: «Полковник? Из натовского штаба? Сам пошёл на контакт?.. Это точно подстава контрразведки!» Но Владимир Васильевич твёрдо стоял на своём - надо продолжать разработку, и оказался прав. Уже на очередной встрече удалось установить, что американец служит в управлении ракетного вооружения Североатлантического альянса.
42821c1f58fd4f75b77875e8a70bdb15.jpg

Слушатели Военного института - участники парада на Красной площади. Справа В. Стрельбицкий. 1947 г.
И тут засомневалась уже Москва: не слишком ли легко пошёл на контакт натовский полковник?.. Но встречи, хоть и со скрипом, разрешили продолжить. А вскоре «протеже» Стрельбицкого принёс по его просьбе документацию по секретным ракетным комплексам, стоящим на вооружении стран НАТО. Так началась деятельность ещё одного ценнейшего агента советской военной разведки.
Вторая зарубежная командировка Стрельбицкого была уже в Брюссель - на должность помощника военного атташе. Причём работал Владимир Васильевич по-прежнему активно. Вышел на бельгийских коммунистов, выяснил есть ли у них знакомые или родственники, работающие в натовских структурах.
И снова удача. В поле зрения Стрельбицкого попал один бельгийский подполковник опять-таки из аппарата НАТО, который в годы войны прошёл подготовку в английской разведшколе и был заброшен на оккупированную территорию. Но фашисты его выследили и бросили в концлагерь.
Стрельбицкий понимал: подобраться к этому человеку будет непросто: подполковник вряд ли забыл и бараки немецкого концлагеря, и своё сотрудничество с британской разведкой. Здесь была нужна хорошо продуманная и филигранно выстроенная вербовочная легенда. Владимир Васильевич такую легенду разработал, и ещё один специалист из НАТО стал сотрудничать с нашей военной разведкой.
После Бельгии полковник Владимир Стрельбицкий и года не пробыл в Москве, как был вызван к начальнику Генерального штаба маршалу Матвею Захарову с предложением отправиться резидентом в Швейцарию…

Деликатная просьба
В Берне Стрельбицкий прослужил шесть лет, всеми правдами и неправдами стараясь проникнуть в секретные сейфы, о которых говорил начальник НГШ. Но советскую военную разведку, разумеется, мало интересовала крохотная швейцарская армия. Задачей номер один по-прежнему было проникновение в НАТО. К тому времени Стрельбицкий слыл в ГРУ как умелый и к тому же весьма удачливый «добытчик» новейших образцов военной техники и оружия из арсеналов стран Североатлантического альянса. В Берне у него была небольшая по составу, но весьма работоспособная резидентура - офицеры, преимущественно молодые, амбициозные, но уже достаточно опытные и знающие.
А первым важным сообщением в Москву стала информация, на поверхностный взгляд, «развлекательного» характера. В 1967 полковник Стрельбицкий докладывал в Центр, что с территории Западной Германии в Чехословакию в подозрительном количестве зачастили туристы. Вот только интересовали этих «туристов» отнюдь не красоты Златы Праги. К сожалению, в Центре на эту телеграмму внимания не обратили. А через год, когда Владимир Васильевич приехал в отпуск, в Москве ему высказали упрек: мол, прохлопали Чехословакию...

Возможно, другой бы промолчал, но Стрельбицкий потребовал поднять телеграммы из Берна годичной давности. Подняли, и оказалось, что атташе предупреждал о грядущих событиях в Праге, но его не услышали.

Похожий случай, заставивший ещё раз усомниться в способностях военных аналитиков, имел место ранней весной 1973 года. Афганский военный атташе в Индии проехал практически полмира, чтобы из Дели добраться в Берн и сообщить своему коллеге Стрельбицкому информацию, которая на родине могла стоить ему головы. В доверительной беседе он рассказал Владимиру Васильевичу, что в Кабуле готовится дворцовый переворот - двоюродный брат короля принц Мухаммед Дауд собирается свергнуть Захир Шаха. Афганский визави Стрельбицкого считал, что приход к власти амбициозного Дауда ничего хорошего не принесёт его государству и просил передать эту чрезвычайно важную информацию в Москву. Стрельбицкий выполнил его просьбу, но и это сообщение по непонятным причинам кануло в Лету.

Даже десятилетия спустя Владимир Васильевич нередко мысленно возвращался к той встрече с афганским коллегой. Ведь не зря афганец тогда так беспокоился, пытаясь достучаться до Москвы: Дауд сбросил с престола короля Захир Шаха и захватил власть, правда, через три года расстреляли и его самого. И пошло-поехало: председатель ревсовета Афганистана Хафизулла Амин приказал удушить Тараки, советский спецназ ликвидировал Амина, потом один за другим пошли Бабрак Кармаль, Наджибулла, талибы, американцы… Война на афганской земле не прекращается до сих пор. А ведь шифрограмма, отправленная из Берна в Москву ещё в 1973 году, могла кардинально изменить ход истории…

Двигатель от танка «Чифтен»
При полковнике Владимире Стрельбицком резидентура советской военной разведки в Швейцарии собрала солидный «урожай». Когда мы встречались, Владимир Васильевич, перечисляя, брался загибать пальцы: инфракрасная аппаратура, документация по артиллерии, электроника для ВВС… Но всякий раз сбивался. Картину дополняет чудом сохранившееся в семейном архиве Стрельбицких заключение государственной комиссии об эффекте от внедрения в Вооружённых силах СССР одной системы, добытой бернской резидентурой.

«Ввод в эксплуатацию системы, - говорится в заключении, - и её освоение проведено в сжатые сроки. В настоящее время она используется при разработке сложных многопроцессорных устройств автоматизированной телефонной связи фронта, армии, дивизии. В ближайшее время система будет использована в разработке комплексной аппаратуры полевой связи от армии и выше. Использование системы позволяет повысить производительность разработки не менее чем в 3 раза и сократить сроки отладки программного обеспечения в 3-5 раз в зависимости от сложности аппаратуры, усилить надёжность систем связи».
Кроме того, в документе приводятся данные об экономическом эффекте от внедрения системы - 30 миллионов рублей! Это в ценах 1972 года. Но главным своим достижением в период работы в Швейцарии Владимир Васильевич считал «обретение» многотопливного двигателя L-60 к английскому танку «Чифтен».
Здесь надо отметить, что в те годы многотопливный танковый двигатель был слабым звеном отечественной конструкторской мысли - получался тяжёлым, громоздким и не очень надёжным. Тогда военной разведкой и была поставлена задача: раздобыть на Западе либо документацию по многотопливному двигателю, либо сам двигатель.
Эту проблему Стрельбицкий обсуждал со своим агентом ещё в Бельгии, но выполнить поручение тому оказалось не под силу. Поэтому, прибыв в Швейцарию, Владимир Васильевич продолжил работу. Задача формулировалась точно и чётко: многотопливный двигатель должен быть добыт. В то время именно Великобритания числилась в лидерах танкового машиностроения. Фирмы «Лейланд Моторс» и «Роллс-Ройс Моторс» создали передовой по тем временам дизель L-60. Его преимущество заключалось в малом удельном расходе топлива и относительно большой мощности.
Но как увести с воинского склада новейший двигатель и переправить его в Советский Союз? На организацию сложнейшей спецоперации ушло немало времени и сил. Она была настолько уникальной, что рассказывать о некоторых подробностях и сегодня преждевременно. Поэтому повествование пойдёт в общих чертах.

Итак, в результате некоей запутанной многоходовки двигатель от английского танка «Чифтен» L-60 был отгружен с одного из воинских складов в Великобритании и под видом холодильной установки переправлен через Ла-Манш в Амстердам, куда прилетел наш транспортный самолёт. Вскоре контейнер был уже в Москве.
Говорят, столь ценный груз на аэродром приехал встречать лично командующий танковыми войсками маршал Амазасп Бабаджанян. Так ли оно было на самом деле или не так, утверждать не берусь, но важно другое - после этого события дела у наших разработчиков танковых двигателей пошли на лад, и Советский Союз стал обладателем самых быстрых и надёжных танков в мире.
Как-то итальянский военный атташе в беседе с советником нашего посольства в Берне поделился своими впечатлениями о стиле работы советского коллеги: «Стрельбицкий умело получает информацию. Он не крутит собеседника за пуговицу, но всегда узнаёт именно то, что ему нужно. Причём незаметно».
Что ж, весьма тонко подмечено. Именно так и работал резидент советской военной разведки. Руководство военной разведки также высоко оценило деятельность полковника Стрельбицкого в Швейцарии. Он был удостоен двух орденов - Красной Звезды и «За службу Родине в Вооружённых Силах» III степени.

«Марокканский» генерал
Начальник военной разведки генерал армии Пётр Ивашутин вертел в руках прибор, больше похожий на обычную шариковую ручку.
- Это и есть та самая лампа бегущей волны?
Сидевший напротив генерал-майор Стрельбицкий подтвердил:

- Она родимая! И как трудно она нам досталась…

Ивашутин опять внимательно стал разглядывать лампу. В ГРУ знали: их большой шеф технику любит. В молодости, до службы в органах, окончил профессионально-техническую школу, работал на механическом заводе, служил в авиации, учился в Военно-воздушной академии им. Н.Е. Жуковского. С тех пор у него осталась тяга ко всему «железному» - следил за техническими новинками, в том числе и по линии ГРУ, потому удивить его было непросто. Однако чувствовалось, что в этот раз Ивашутин подивился изобретению, которое держал в руках.
- И за вот эту… - он запнулся, видимо, подбирая словечко покрепче, но только глубоко вздохнул, чтобы не ругнуться при подчинённом, - такие деньги?
- Значит, товарищ генерал армии, вернуть её обратно, откуда взяли?
- Ты что! Никаких обратно. Заплатим. Я дам команду.
Генерал Ивашутин выдвинул ящик стола, бережно положил лампу и так же осторожно задвинул ящик. И только тогда заговорил с Владимиром Васильевичем о главном:
- Столько лет марокканский аппарат у нас плёлся в хвосте, что теперь даже и не верится…
Действительно, те, кто служил в управлении в конце 60-х - начале 70-х годов прошлого века, помнят, как на партактивах и на совещаниях у начальника Главного разведуправления постоянно склоняли отстающих «марокканцев». Именно по этой причине в 1976 году военным атташе в Рабат был назначен полковник Владимир Стрельбицкий.
И уже в 1977 году марокканский разведаппарат вышел на одно из первых мест в ГРУ. За неполные двенадцать месяцев было добыто 60 ценных документов - чуть меньше, чем за предыдущие 20 лет. А вскоре Стрельбицкий со своими сотрудниками вышел за пределы Марокко - у него появились агенты в США, Италии, Франции, Германии, Великобритании.
И благодаря «широте охвата», были добыты десятки ценных документов и новейшие образцы техники и вооружения, в том числе лампа бегущей волны, оказавшаяся в ящике стола начальника ГРУ. А Владимир Стрельбицкий за свою марокканскую эпопею был награждён орденом «За службу Родине в Вооружённых Силах» II степени.
В Марокко полковник Стрельбицкий прослужил восемь лет, здесь же получил звание генерал-майора. И король Хасан II, поздравляя военного атташе из СССР, назвал Владимира Васильевича не только советским, но и марокканским генералом - за продолжительное сотрудничество и добрые отношения. Всего же генерал-майор Владимир Стрельбицкий отработал в зарубежных командировках 22 года. Из них 14 - военным атташе и руководителем разведаппарата.

Солидный послужной список - хватит на роман с продолжением. Вот только вряд ли все страницы биографии разведчика Стрельбицкого подлежат публикации в открытой печати. Такая это профессия.
 

Stirik

Воин бога
Награды
6
В начале 1944 года в Северную Норвегию были заброшены три разведчика 181-го особого разведывательного отряда Северного флота — Владимир Лянде, Анатолий Игнатов и Михаил Костин. Погода была ветреная, и приземлились они не совсем удачно. Командир группы Лянде сильно повредил ногу, идти сразу не смог.
Пока ему оказывали первую помощь, появился вражеский самолет и сбросил осветительную бомбу. Место выброски разведчиков было обнаружено.
Вскоре разведчики заметили, что на сопках стали появляться группы лыжников — район выброски окружали. Уйти в другой район, где побольше скал с трещинами и расселинами, где как-то можно было укрыться, разведчики не успели. Тогда они приняли очень рискованное, но, пожалуй, единственно правильное решение. Они нашли в этой холмистой местности совершенно ровную площадку и закопались там в снегу.
За остаток ночи следы замело, а с рассветом разведчики увидели, что егеря ведут в этом районе тщательный поиск, осматривая каждый камень, каждый кустик, но на ровной площадке искать никто не догадался. Однако днем погода улучшилась, снег перестал идти, следы уже не заметало, и разведчикам пришлось лежать в своем убежище еще трое суток. Лишь когда вновь задула пурга и повалил снег, им удалось выбраться из укрытия и перебраться в другой район. В их задачу входило наблюдать за действиями противника и особенно за переходами кораблей.

Тем не менее положение разведчиков было очень тяжелым. Они не сумели вовремя подобрать грузовые парашюты, и все снаряжение утащило ветром в скалы. Но разведчик, прыгая с парашютом в тыл врага, берет с собой все необходимое на первый случай: обязательно оружие с минимальным количеством боезапаса, рацию с комплектом питания, снегоступы и продовольствие.

Дважды Герой Советского Союза Виктор Леонов руководил одним из самых сильных отрядов советских разведчиков-рукопашников. Он вспоминает про «людей из стали», которые служили в его спецотряде: «Парашюты, которыми мы пользовались в годы войны, были рассчитаны на груз только в 80 килограммов, поэтому приходилось экономить, особенно на продовольствии. Мы брали лишь по пять плиток шоколада, по пачке печенья и по банке сгущенного молока».
Вот с таким мизерным запасом и действовали эти разведчики длительное время. Потом у них кончилось продовольствие, но после нескольких дней голода им повезло, когда на двадцатые сутки одному из разведчиков удалось убить лису. Они долго питались мороженым мясом, делая из него строганину. Продолжая работать, они были все время в движении. Против них враги использовали поисковые группы с собаками, аэросани и самолеты, специальные службы пеленговали работу рации, и, как только разведчики отправляли радиограмму, тот район немедленно окружали, и разведчикам приходилось снова уходить за десятки километров. Положение было очень тяжелое, но героям удалось продержаться на полуострове Варангер целых девять месяцев!
Девять месяцев — и никто ни разу не заходил в населенный пункт, никто ни разу не выпил хотя бы глоток горячей воды, но рация их работала постоянно, наводя наши ударные силы на объекты врага. Только по их наведению было потоплено в море больше пятидесяти транспортов и боевых кораблей, сбито в воздухе и уничтожено на аэродромах несколько десятков самолетов, разгромлено на дорогах и на базах много живой силы и техники врага. Лишь когда отпала необходимость пребывания этой группы в данном районе, по решению Военного совета Северного флота разведчики были сняты с побережья Северной Норвегии торпедными катерами и благополучно доставлены на свою базу, совершив настоящий боевой подвиг. И совершен он без единого выстрела!
 
Сверху