Словеска №1 - Игра

Night rain

Ословед


Правила​

В Игре действуют [URL="http://city.is74.ru/forum/index.php?
 

Скво

Ословед
"I'm so happy 'cause today I found my friends in my head..." Черт его... Уже битый час в голове вертится. Как заевшая пластинка. Кобейн, мать твою... зачем ты помер?
Ах да, я вообще не понимаю, что я тут делаю. Вообще если рассуждать логически, меня здесь быть не должно. И этих людей тоже. Ну вот этих, которые сидят в полутьме. Вам никто не говорил, что здесь нет электричества? Так вот, его тут нет. О том, что кто-то здесь еще жив, я могу догадываться лишь по отблескам луны на чужих лицах. Чужих... Да я вообще не знаю, кто они. Все. Эти. Люди. Вот эта бледная девушка в черном, видите? Я ее не боюсь, но взгляд у нее тяжелый. Она так странно смотрит. Немигающим взглядом. Смотрит в одну точку и никогда не говорит. Здесь вообще мало разговаривают. Здесь надо слушать. Хочешь ты того или нет. Я не хотел поначалу. Моя гитара не любит молчать часами. Но кажется здесь она первая жертва. В сырости и навязанной тишине.
Нет, поначалу все было не так плохо. Они иногда просили меня:
- Эй, парень, ну-ка сыграй нам что повеселее.
И я играл. И пел. Это наверное все, что я умею.
Дверь скрипит так назойливо, что хочется снять ее с петель и сбросить вниз, в город. С n-го этажа. "Пусть летиииит..." И размозжит вдребезги череп какого-нибудь бедолаги. Этот город все равно уже мертв, так что можно считать, я сделаю кому-то одолжение.
Лень встать. Ничего не хочется. Скрип двери продолжает свою триумфальную деформацию мозга. Это как китайские пытки каплей воды. Или даже хуже. Потому что мы потерянные дети и нам, наверное, уже не за что бороться.
 
J

Jonevi

Сегодня еще один день. Вчера, когда закрыла глаза в надежде, что усну, думала еще: «Хорошо бы, если все это сон, и завтра я проснусь у себя на маленькой кровати, в своей маленькой комнатке, и буду одна, и не будет всех этих людей». Когда сегодня (кстати, проснулась сама, разбудить меня и в мыслях ни у кого не было).. так вот, когда открыла глаза, первым делом увидела эту девушку, Контуженную, она сидела рядом со мной, почти вплотную, и уничтожала меня своим взглядом. Тупо смотрела на меня. Я вздрогнула тогда и подумала, «хорошо бы тебе сменить одежду», глупые мысли, глупые ничтожные мысли.
Сегодня мне опять снились эти крысы, размером с корову. Эти глупые крысы, кишмя в моем животе, они о чем-то все спорили. Дурацкие животные. Я злилась, я думала: «на кой черт они поселились во мне? Эти ушастые твари. Это мое тело, это не ваше владение», злилась и плакала. Плакала и злилась. Во сне.

Чей сегодня день?
Если не мой.

Той, что ела хлеб перчаткой порванной?
Тех, что рылись в сумочке ворованной?
Или, может, солнца, что с утра проспало?
Или, псины, что под дверь ….

Чей сегодня день?
Если не мой.
 

Seryck

Ословед
Если что, то это не я сломал гитару этого малого. Молчаливый, говорят, принёс её, но я думаю, что этот парень не расставался с ней уже много лет. Я уже не способен на подобные трюки, да и не так уж он раздражал меня. Он плакал, говорят, что Молчаливый видел, как он плакал, вечером, а это животное, вооруженное собственным нахальством и внезапно свалившейся вседозволенностью, теперь довольно спит. Он всегда спит днём, как… как какое-то мерзкое ночное животное, летучая мышь-вампир или что-то подобное… Тот, кто сломал гитару, кто откликается на кличку Шустрый, сейчас спит. Сил набирается перед ночными бдениями. Боюсь, он бы прирезал меня, как некую молчаливую оппозицию, но нечем, а может, кишка тонка…
-эй!
-ээй…
Это он, гитарист то есть.
- да?
-слушайте, эта дверь, она сводит меня с ума, просто пытка, как она скрипит на сквозняках…
-ну и…?
-может, мы её сломаем? Мне нужна помощь, понимаете?
-попросите Молчаливого, я слишком стар для подобных упражнений,- я гляжу на него устало, мне не хочется говорить, как меня самого раздражает этот бесконечный скрип.
-Молчаливый?... Молчаливый? А где он, этот ваш Молчаливый? Я вас спрашиваю, где же он?
- он есть, понимаете, есть.
-но вы же человек науки, Проф, почему мы все запутали себя какой-то тягомотной историей про Молчаливого, который помог всем сюда якобы попасть, а потом как в воду канул?- он разводит руками, и разевает рот,- нелепая привычка, явно заимствованная им у американских тинейджеров.
-а ты?
-ну а я… я не помню, я же говорил, кто-то молча притащил меня сюда, когда я был без сознания!
-Молча…-в разговор внезапно встревает другой парень, с бородой, действительно забавно похожий на Бен Ладена. И умолкает. Вот уж кто в самом деле молчаливый, слова не вытянешь…
- может, ты и притащил, а?
Бен Ладен делает изрядную паузу, прежде чем ответить:
-нет. И ты сам прекрасно знаешь, что никто из нас не мог сюда тебя притащить.
 

Скво

Ословед
Вы знаете, раньше я был счастливчиком. Правда. Друзья мне даже прозвище такое дали. Как-то очень уж легко у меня все получалось. В учебе, в отношениях, в жизни вообще. Вот кстати, классная у меня, знаете, была девчонка. Всем нравилась, но выбрала конечно же меня. То время, что мы проводили с ней вместе, это было что-то. Мы мечтали о многом. Она в основном о том, чтобы всерьез заняться живописью, поступить в Художественную Академию и в один прекрасный день явить миру гениальную картину. Я тоже мечтал. Мечтал о том, что мы когда-нибудь уедем из этого города. Не из страны разумеется, но из этого города обязательно. Наверное чуял, что это место прогнило насквозь и катастрофа близка.
Я писал о ней песни, и жизнь казалась мне штукой довольно простой и милой.
Она вышла замуж за какого-то богатого мудака, и он увез ее, пообещав лучшие университеты мира. С тех пор я больше не Счастливчик. И не дай вам бог случайно назвать меня так.

Гитара валялась на полу и порванные струны торчали в разные стороны как цветы в икебане криворукого флориста. Гриф частично треснул. Все остальное вообще представляло из себя жалкое зрелище. Как будто гитару из всех сил треснули об стену. Потом еще раз. Потом еще. И равнодушно бросили подыхать. Мою гитару. Все, что у меня было.
Не знаю сколько времени прошло с тех пор, как я оказался здесь. С тех пор как не стало гитары. С тех пор как я в ярости накинулся на этого бритоголового подонка. Шустрый, да, кажется так его звали. Тут всем дали "порядковые" клички. Я теперь никто, просто Гитарист.
Так вот, о Шустром. Наверное он избил бы меня насмерть. Я бы не очень удивился. Слишком уж он крепкий, этот парень. Но видимо ему было просто лень тратить свои силы. Я получил в награду лишь презрительный взгляд. На бешенную ярость лишь этот тупой, ничего не выражающий взгляд. Ну, и что-то вроде "да иди ты на*** бла бла бла", а потом удар кулаком по носу. Кровь шла недолго, да и не так это оказалось и больно. И все-таки я больше не счастливчик.
Помню я тогда долго стоял на карнизе, держась за проклятую скрипучую дверь. И плевал вниз. Плевал на раз два, три. На город, на людей, в воздух. Медленно сплевывал куда-то туда, где валялись осколки прошлой жизни. Когда во рту пересохло, я вернулся назад. Они все сидели на прежних местах: симпатичная девчонка с грустными глазами (та, что в кепке), этот Профессор самоубийца-неудачник, бледнолицая Контуженная и все остальные. Каждый - ключ к разгадке. Или жертва обстоятельств. В общем просто разные люди. И тогда я сказал им всем, обращаясь ко всем сразу и к каждому лично:
- Вам не кажется, что пора уже заняться делом? Расскажите мне про Молчаливого. Хоть что-нибудь. Расскажите, что помните. Что было до того, как вы попали сюда. Вы не можете не помнить ничего!
 
у-у-у... как болит голова.
и что он орет, этот, музыкант? гитару разбили, так он теперь "расскажите, расскажите..."
блин, какое дикое похмелье. мозг в голове как ватный, во рту кошки ночевали... жизнь, конечно, не удалась, но с бухлом надо завядывать определенно. ибо просыпаться вот в таких местах мне нравится все меньше, да и вообще сейчас в городе небезопасно...
я, несоменно, типичный лузер. субтильный лысеющий тип, обычный такой программер. серый свитерок, крайне ношеные джинсы, пиво после работы, во время работы, и до нее. жена - злобная фригиндая сволочь, конечно же, согласилась на контакт со мной просто потому, что она такая, да еще в 30 лет, никому не нужна особо.
ну и это место - как венец всему. как я сюда попал, само собой, не помню. очередной пятничный прием алкоголя внутрь закончился вот этим. серые облезлые стены, противно скрипучая дверь, сквозняки и сырость.
вообще - как это так? разве в помещениях, продуваемых сквозняками, может быть так сыро? такое ощущение, что его (помещение) нарочно сделали максимально неуютным.
надо эту идею подкинуть этим, которые тут сидят.
только вот соберусь с мыслями, ведь башка та-а-а-ак боли-и-ит...
 
J

Jonevi

«Каждый из нас – довольно милый…» - с этой мысли начался мой день.
Вообще-то, сегодня довольно грустно, как-то особенно грустно, может, даже мне хотелось так думать… мне было удобно в этом чувстве, я примерила его, и, знаете, когда выглядишь грустным, нет нужды разговаривать с кем-то.
У меня есть причина. Я расскажу о ней, только в самом конце моего сегодняшнего монолога. И вы сами всё поймете…
Каждый из нас пришел сюда с чем-то. Я имею ввиду, у каждого был свой предмет, и каждый вроде бы понимал, для каких целей. Мне казалось даже, что эти предметы помогут нам понять, для чего мы здесь. Но это только мысли и, кажется, они довольно безрассудны…
Сначала я думала, что листы с карандашами, расположившиеся на самом верху моего темно-серого рюкзака, предназначены для рисования (кажется, любой здравый человек мог так подумать).
Я пробовала рисовать. Эти сырые стены, покрывшиеся, кажется, зеленоватым ядом, на случай, если кто-то захочет покончить собой (осталось бы просто лизнуть эту противную жижу). Профессор вот пошел на этот ни к чему, казалось бы, не обязывающий поступок, и, оборвав лампочку, не оставил нам выбора даже сомневаться во всей трагичности нашего теперешнего положения. Но траур не по этому поводу… Профессора, безусловно, жаль. Мне всегда было жаль слабых людей. Я как-будто пропускала всегда через себя их боль, и, кажется, оправдывала их, и даже проникалась к ним особенно теплыми чувствами... Не скажу, что другие мне нравились меньше, чем этот псих Профессор. Это было бы тупо, ведь так? К чему я все это..
Итак, я пробовала рисовать стены.. стены и дверь… стены и Собравшихся… я даже попробовала нарисовать Гитариста, плевавшего вниз на Город,.. он кстати все спрашивал про Молчаливого, а я знать не знаю такого... Вернее нужно время... чтобы вспомнить...
посмотрев на все свои рисунки, я поняла, что рисовать я не умею, не хочу, и листы с карандашами предназначались для другой цели… Я пыталась спросить у других, не хочет ли кто-нибудь глянуть на мои рисунки, и в самый момент попытки что-то сказать я поняла: карандаши заменяли мне язык, а листы – площадь, готовую принимать мои мысли и передавать их другим…
Ну конечно… «как ты глупа, Боже мой…» - сказала я себе. Не другим. Я не могла говорить. Я не умела, но очень хотела бы уметь… сейчас. Чтобы сказать об этом всем Собравшимся… Но даже если я закричу, меня никто не услышит.
Вообще-то, сегодня довольно грустно, как-то особенно грустно, может, даже мне хотелось так думать… мне было удобно в этом чувстве, я примерила его, и знаете, когда выглядишь грустным, нет необходимости разговаривать с кем-то.

Я немного подумала и написала на листе черным карандашом: «В моем рюкзаке есть фотоаппарат».
И ниже: «Давайте попробуем улыбнуться друг другу и в объектив».
Положила белый лист с черными печатными буквами на середину комнаты и осеклась: кому-то может показаться, что это глупая и несвоевременная идея. А что, спрошу я вас про себя, идея улыбаться должна иметь свое время?..
Я села рядом с рюкзаком и начала ждать.
 
немного напоминает пилу...Вы больше не хотите играть?
Десять человек в замкнутом пространстве,дверь в никуда,постоянно скрипящая надрывным визгом;на потолке оголённые провода и большое пятно."Как я сюда попал?"-думает каждый.Всё что они делают это спят и молчат,молчат,молчат...Я боюсь тишины..."Почему мы здесь?"-думаю уже я.Когда у Гитариста была гитара я ещё как-то держалась,но что делать теперь...Вдруг я увидела на середине комнаты лист бумаги-" В моем рюкзаке есть фотоаппарат.Давайте попробуем улыбнуться друг другу и в объектив".Сама эта абсурдная мысль меня развеселила-нашла время улыбаться,хотя...Я посмотрела в её глаза как бы заручившись поддержкой "Ну-с попробуем",в её маленьком рюкзачке,действительно был фотоаппарат -неплохой цифровик,осталось одно деление батареи."Ребята тут возникла идея-,я замялась,-может сфотаграфируемся-улыбнёмся хотя бы объективу..."На меня посмотрели как на сумашедшую,я молча отдала фотик владелице и хотела сесть уже обратно,но дикая боль пронзила виски,перед глазами всё поплыло... 4 часа утра,пустынное шоссе,я иду прямо по середине дороги на голове голубой парик,до дома ещё пять миль.Так происходит каждый день,когда попутки не берут,хотя желающих много,меня вечно принимают кхм...ну понятно за кого.Сейчас приду домой,сниму эти чёртовы сапоги и парик,бухнусь на кровать,и к чёрту весь этот мир...Сейчас не так уж и скоро...А всё могло бы быть по другому...Всё банально-я ушла из дома в 15 лет,шаталась на улице попала в дом к какой-то старой даме,приютила из доброты-ей нравились мои рисунки,вскоре она умерла от передозировки.Жизнь катилась в тар тарары ,но это лучше чем быть чужой в собственном доме.Сначала я подрабатывала сиделкой у старушек,чьи внуки богатенькие мальчики.Всё сводилось к тому же самому к чему сводиться у водил на шоссе.Я пробовала писать картины в конце концов не просто так я была лауреатом множества конкурсов юных дарований,купила на последние деньги карандаши и краски...Оказалось что всё конечно реалистично,но это сейчас не модно,в общем то что я делала было никому не нужно.Я не хотела идити в стриптиз,но все дороги вели туда,нужны были средства для выживания.Но до своей комнатушки,где меня ждали кровать и ужин или завтрак, это без разницы,я так и не добралась.Очнулась я в комнате кишащей крысами,потом они куда-то исчезли,я то очухивалась из сна головной боли то вновь просыпалась.Откуда-то в кармане оказался скальпель...Я была здесь не одна...Как я тут оказалась?Лица окружающих выражали ненависть ко всему происходиящему,лишь голос какого-то паренька с гитарой успокаивал.В моей голове будто кто-то был...иногда я этого не ощущала,а иногда боль пронзала как тупой нож прямо в сердце...и ещё,и ещё...:shuffle:
 

Пятаки

Ословед
Я прошелся по комнате наблюдая за людьми, но ничего нового мне это не принесло. Разговаривать мне не хотелось, я боялся поставить себя и других в неловкое положение. Я последний раз измерил комнату в шагах и направился угол, там я подогнул под себя ноги скрестил руки на груди и опустил голову. Для меня самая удобная поза. Вообшето я люблю думать. А раз так то в этой эм... замечательной комнате у меня будет куча времени чтобы поразмышлять на разные темы.
...
Я провёл рукой по своим растрёпанным волосам пытаясь вернуть их на место, но они упрямо возрашались назад. Да что же это такое? Потом я провёл рукой по подбородку. Шетина. Когда я последний раз брился? я не помню. Да и не особо надо. Мои джинси уже выцвели, но менять их уже не было смысла. Мне они нравились и мне было срать что думают о них другие. Почему мы не можем носить то что нам нравиться? Почему мы должны считаться с мнением других? Катись всё к чёрту!
...
я аккуратно закрыл дневник и сунул его в сумку, всё таки я думаю пора спать. Не меняя позы я закрыл глаза, интересно что мне присниться на этот раз?
 
J

Jonevi

Эти углы.
Они странной формы, их не четыре, как водится в обычных комнатах. Не четыре - это единственное, что я могла рассмотреть. Больше?
И в каждом углу сидят люди.
Мне стало интересно, сколько нас. Я пыталась потрогать разные мысли, голыми руками, я не спрашивала разрешения, но нагло перебирала образы. В дальнем углу я увидела мальчишку. Трудно сказать, впрочем, какого возраста был этот чудак. Он спал в углу, сидя в позе лотоса, и его мысли были от меня далеко. Мне кажется, он тщательно скрывал их. Или кто-то другой охранял его покой?
Я больше не видела Контуженную и Профессора, не видела Гитариста и не слышала больше этот противный запах перегара. Скажете, "дышать стало легче" скажете, "никто не орет под ухом"? - о!
Я встану и закричу про себя. Это всё - то единственное, что придавало уверенности в том, что кому-то еще хочется бороться. Каждый выбирает свои способы выживания.
Я взяла лист бумаги и нарисовала на нем синее солнце.
Знаете, никому до нас нет дела. Даже нам самим...

Я сложила солнце пополам и села ждать.
"Странно, - подумала я, - кто-то брал фотоаппарат, пока я спала".
Улыбнулась.
 

Пятаки

Ословед
Я открыл глаза. Для меня начался новый день, точнее только для меня, я чувстовал что каждый здесь жил в своём темпе. Я пожувал ещё парочку мыслей в голове и понял что надо занятся чемто более продуктивным. В моей голове сейчас была пропасть или пустота, надо было её чемто заполнять. А чем? лучше всего чужими мыслями. Я поднял глаза. Первый мой вопрос был, а где собсно все? Было такое ошушение что они с нами но в тоже время гдето далеко. Я чувствовал их в комнате но не видел. Это на меня так давят стены? Казалось единственное живое сушество в комнате была девушка. Я снова сел и начал её расматривать стараясь запомнит все детали. Глаза, руки, живот... Стоп я поймал себя на том что уже пялюсь на неё в течении пяти минут я резко отвернулся и достал книгу, только не читал а только делал вид, а пока приберал свои мысли в порядок. И так девушка, симпатичная. Это всё? Нет. Иногда она поглядывает на фотопорат и улыбается. Она фотограф? Или просто любит фотографии. Я решил что пора дейстовать, подойдя к ней я присел в свою любимую позу.
-Привет, чтото сегодня пустовато в комнате не находишь?
Я про себя вздохнул и выдохнул. Прокрутил в себе это предложение три раза. Пожмякал у себя в мозгу его немного, вроде всё нормально осталось ждать ответа
 
J

Jonevi

-Привет, чтото сегодня пустовато в комнате не находишь?

"Как странно звучит его голос" - подумала я про себя. Интересно, как звучал бы мой голос?
...
я сделала ему жест рукой
"подожди"
я достала зеленый карандаш и написала на листе: "Привет".
я не знала, что писать дальше. Что говорить дальше.
потому что, наверно, другие нашли выход из этой комнаты, и он был дарован им за какие-то хорошие поступки или мысли. Я не хотела говорить ему об этом, этому мальчишке.
я улыбнулась и протянула лист с одним-единственным словом.
...
я пожала плечами.
никому до нас нет дела.
так же, как если бы я писала стихи.
писать их для кого-то - смешить других.
все мы эгоисты и все хотим вернуться домой.
улыбаться больше не хотелось.
 

Пятаки

Ословед
Я взял бумажку и долго смотрел на неё. Только привет. Привет и всё. Рядом я обнаружил свёрнутую бумажку на которой как я понял нарисованно солнце. Видел я только половину но этого хватило чтобы понять, что нарисовано солнце и причём синим цветом. Про себя я хохотнул, но старался не показывать на лице, что было немного смешно глядя на эти рисунки. Пока я думал атмосфера сгушалась прямо на глазах. В прямом смысле. Казалось посмотришь на верх и увидишь огромную тучу над нами. Надо что-то сделать. А то это атмосфера не давала мне покоя, надо сделать так что бы было веселей, хотя бы немного.
Точно.
Ни слова не говоря я взял лист с надписью "Привет" и начал делать из него журавлика... точнее пытался сделать. У меня руки не такие чтобы делать оригами, при окончание работы я осмотрел своего эм... журавля. Некрасиво? Некрасиво конечно. Но он стоит и гордо смотрит вверх, хотя и некрасивый. хехехе.

Поставив журавлика на лапки рядом с девушкой я стал ждать.
Я толкнул свою сторону маятника, посмотрим как мне ответят.
 
Люди начали сближаться...Это радует .Я смотрела на попытки общения забавного мальчишки и девушки с фотоаппаратом.Я улыбнулась и это напугало меня.Боль в голове появляется всё чаще и чаще...Иногда мне казалось что я это не я...всплывали картинки из детства скрипящие качели,а может это скрипела эта дурацкая дверь...Свет включался и выключался независимо от нас...За проёмом в стене где был мёртвый город не было не признака жизни...Надолго мы здесь?..Сколько прошло времени?..Никто не знал...Одно оставляло надежду была еда,немного но была.Вдруг с улицы послышались крики...
 

Пятаки

Ословед
Обстановка начала давить на уши. Я сжался в клубок и засунул голову между колен. Незнаю почему, но чувствую в этой позе себя зашищённым. Крики, гром, дождь, чейто шёпот над ухом. Всё смешалось. Сколько времени прошло? Не знаю. Я ждал пока всё кончиться.
 
J

Jonevi

вернись леснооой олееень
по моему хотеениюю-уу

знает каждый
дважды два
множит мысли
голова

где сосны рвууутся в неебоо
где быль живееет и неебыль
умчи меня туда лесной олееень

бу
 

Seryck

Ословед
-я не помню, когда здесь стало многолюдно... челов 10 для мёртвого города- многовато, ты не находишь?
погляди-ка, погляди-ка туда, вниз, что там, внизу? улица? да мы ж давно не верим в её реальность, и ты тоже, разве не так? кто всё это скроил- так неловко и словно впопыхах, ведь в событиях последнего времени видна некая злая и не очень-то разумная воля, не так ли?
что молчишь?
ааааа
типа молчаливый, помню-помню... ну и что ж, не немой же ты...
-а ты бороду бы побрил, сегодня будет дождь, набери воды, вот что я тебе скажу,- голос молчаливого, глуховатый и в то же время как бы срывающийся, голос долго молчавшего человека, внезапно словно током пробил бородатого.-злая воля, говоришь... не очень разумная, говоришь? хаха, братец, как же ты прав...
-4 часа ночи, чёрт, где ты прячешься днём?
-а вот это неважно, совершено неважно, хех...
смотри, как она держит свой фотоаппарат, как будто это имеет какую-то ценность...
-имеет конечно же, молчун, ведь есть же выход, для всех нас! ты ж не снишься мне, я здоровый мужик и не верю в призраков!
-да не ори, балбес бородатый, я что-нибудь придумаю, а ты молчи... разбудишь... детей...

молчаливый сделал какое-то суетливое движение в тень, откуда столь внезапно появился, послышались сдержанные маты и топот удаляющихся ног...
 

Seryck

Ословед
наутро всем стало ясно- сбежал шустрый...
кто-то явно шел за ним и завалил выход...
но куда ж он подевался сам?...
из окна, если высунуться ,стал виден и труп шустрого- он убежал далеко, видно живучий...
 
Я очнулся в какой-то комнате. В ногах была свинцовая тяжесть. " Что я здесь делаю? И что это за люди? ", - мелькнуло в моей голове." Черт, я помню только... нет я ничего не помню. Все это напоминало, в свое время знаменитый, ужастик. Как же он назывался? Точно, Пила! Надеюсь мне не придется отпиливать себе конечности... По лицу скользнула нервная улыбка. И как я могу шутить в такой обстановке?! Да какая разница... не тем голова забита.
Я попытался встать, но тело было ватным.
-Мде, ну и видок у меня.
Широкие штаны оставляли желать лучшего, местами порванные, местами измазанные чем-то. Майка на мне также была изрядно изорвана. Ботинки... а куда делись мои ботиники? Э-э-э-э-э мало того черт знает где, так еще и босиком!
- Ребят! Это что розыгрыш? Я все понимаю, посмеялись и хватит! Теперь отдайте мне мою обувь и покажите выход отсюда...
 
- Ребят! Это что розыгрыш? Я все понимаю, посмеялись и хватит! Теперь отдайте мне мою обувь и покажите выход отсюда...
Этот голос прозвучал так четко... Так бывает ты спишь и слышишь звонок телефона. Ты ищешь его во сне, а он звонит, может даже находишь, а он звонит звонит, бывает даже трубку снимешь, а он звонит звонит звонит... Наконец ты понимаешь, что этот звук уже не относится к миру грез, а на лице отпечаталась подушка.
Вот и сейчас чужой голос перетянул мостик между сном и реальностью. За последнее время где мне только не приходилось засыпать и просыпаться... Хотя место для сна я обычно ищу поприличней но сейчас я ничуть не удивлен тем, что под щекой не мешок, не тряпье, не сено, а холодный и кажется бетонный пол.
Во рту какой то предмет неприятно терся о зубы и скрипел. Повалаяйся ночку незнамо где, на холодном сыром полу - во рту и не такое заведется. В сознании почему то всплыли мыши... нет, даже крысы. Крысы во рту? Я выплюнул камешек и попытался пошевелть руками. Боляяяят... Значит я долго в холоде лежал, все затекло и закостенело. Жуть.
Морщась я приподнялся. С лица посыпались мелкие камушки и песчинки, на щеке чувствовалась внушительных размеров ссадина. Я попытался отряхнуть с лица грязь и почувствовал, что ссадина довольно свежая. Наверно я вчера упал... Странно, на меня не похоже. Я не пью, не употребляю наркотики и до изнеможения по улицам не шастаю... Ну да ладно, до смерти заживет.
Откуда такие мрачные настрои? Все просто - я человек без будущего. Мне 19 лет, и у меня нет ни одного близкого человека. Мои родители умерли когда мне было 6 лет и не нашлось ни одного даже самого дальнего родственника, чтобы меня приютить. Меня направили в орфанарий, где я и просуществовал до 18, а затем ушел в вольное плавание. Во время последнего медосмотра выяснилось, что у меня бесплодие.
Когда всему свету нет до тебя дела формируется совершенно такое же ответное чувство. В моем случае это немного не так. Я не отторгаю все подряд, но и общительным и жизнерадостным меня не назовешь. Я всегда в стороне, всегда в себе... В сиротском приюте у нас был сторож - старый японец. Он со свойственной восточным людям меткостью почти сразу придумал мне прозвище - Омаэ. Грубовато и безлично. Мне подошло идеально. За 12 лет моего пребывания в приюте меня настоящим именем назвали от силы раз десять и покидая его стены я навсегда оставил свое прошлое пылиться и выцветать в безликой папке с моим делом. И имя мое осталось там же.
Чеерт, ноги тоже ноют, надо было искать место для ночлега поприватней.
Скрип... скрип-скрип...скрип-скрип-скрип-скрип-скрип-скрип...
Может я просто уже в аду?
 
Сверху