1. Всем пользователям необходимо проверить работоспособность своего электронного почтового адреса. Для этого на, указанный в вашем профиле электронный адрес, в период с 14 по 18 июня, отправлено письмо. Вам необходимо проверить свою почту, возможно папку "спам". Если там есть письмо от нас, то можете не беспокоиться, в противном случае необходимо либо изменить адрес электронной почты в настройках профиля , либо если у вас электронная почта от компании "Интерсвязь" (@is74.ru) вы им долго не пользовались и хотите им пользоваться, позвоните в СТП по телефону 247-9-555 для активации вашего адреса электронной почты.
    Скрыть объявление

Словеска №1 - Игра

Тема в разделе "Ролевое соавторство", создана пользователем Night rain, 8 май 2007.

  1. Night rain

    Night rain Ословед

    Репутация:
    3.058
    Night rain, 8 май 2007
    [​IMG]


    Правила​


    В Игре действуют [URL="http://city.is74.ru/forum/index.php?
     
    #1
  2. Zara

    Zara Ословед

    Репутация:
    1.995
    Zara, 11 янв 2011
    4

    ____

    На крыше было холодно и сыро. После вчерашнего дождя. Даже лужи были, и в них отражались антенны.
    -А где Фокусник? – Спросила она, слегка нервничая, как будто ей было не по себе наедине со мной. От холода у нее покраснел кончик носа, хотя обычно он никогда не краснел, она же у нас главная красавица.
    -Могут же иногда девочки повеселиться отдельно. – Улыбнулась я, подступая ближе, перекрывая ей путь к отступлению. И потом:
    -Ты не передумала умирать?
     
  3. Zara

    Zara Ословед

    Репутация:
    1.995
    Zara, 12 янв 2011
    5

    _____


    Мне удивительно уютно здесь, в этой грязной, крошечной каморке.
    Низкий потолок, упирающийся в затылок Фокуснику, стены пахнут сыростью и плесенью, в крошечном пыльном оконце мелькают ноги прохожих. Мы в каком-то подвале, Боже мой, он живет в подвале, как какой-нибудь Призрак Оперы… Я не смеюсь, я разучилась смеяться ртом, а делать это глазами всегда казалось мне извращением. Он, кажется, работает дворником – у меня чутье на такие вещи, должно быть, сложно было найти работу по возвращению в реальный мир.
    Не я виновата в том, что посадили невиновного. Об этом позаботилась Принцесса.
    Если подумать о ее отношении к бедняге, становится грустно. Она пренебрегала Фокусником, как комфортной, но разносившейся вещью, потерявшей свой товарный вид; должно быть, сначала ей льстило его внимание, была приятна его готовность следовать за ней верным стражем. Может даже, ей казалось, он единственный в мире, кто по-настоящему любит ее, в отличие от тех осталопов, купившихся на прекрасно выстроенный имидж.
    Но со временем ей, конечно, стало надоедать его неусыхающее внимание, его непоколебимая верность. Может даже, она чувствовала себя в западне. Несвободной.
    В какой-то прекрасный день снисходительное поощрение взмахом ресниц, уголком губ, резким движением плечика сменилось на зудящее раздражение, досаду, и Фокусник из верного соратника стал назойливым преследователем.
    Вот тогда-то он и отправился на задворки нашей истории, готовить бутерброды, а Принцесса переключила свое внимание на другого человека. Это очень опасно, знаете ли, когда Принцессы переключают внимание. Добром не заканчивается.
    И вот, после всех этих лет пренебрежения и откровенных насмешек, мы снова здесь, и Фокусник не может выдвинуть лучшего обвинения, кроме как: «Ты убила Принцессу».
    Все, о чем он может думать – Принцесса, Принцесса, сраная Принцесса.
    Даже теперь.


    Мы сидим и смотрим телевизор с отключенным звуком, потом, когда Фокусник вырывает провод из розетки, мы смотрим на мелькающие в окошке ноги, потом он расхаживает по каморке, все время задевая локтями о стены. Иногда он останавливается и разглядывает меня, пытаясь рассмотреть в глазах хоть искорку разума, признак того, что я вообще его понимаю.
    Возможно, теперь он впервые жалеет, что приложил меня так сильно тогда, зимой.
    Возможно, теперь ему уже не кажется такой хорошей идеей похищать меня из больницы.
    В самом деле, что ему со мной делать? Я понимаю это, и гляжу с каменной маской паралича, под которой растекается сочувствие. Что ему делать? Понятно, разговор я поддержать не могу. Оправдываться, умолять о пощаде, просить прощения, признаваться в любви – все это отметается в силу некоторых обстоятельств. Рассказать подробней, объяснить, что тогда произошло, раскрыть темные пятна на карте его воспоминаний, которые не дают ему покоя – нет, вряд ли. Подзадорить его описанием подробности моих злодеяний, насмешливых слов, даже взгляд презрительный, чтобы облегчить ему задачу, чтобы он наконец решился меня убить – к сожалению, никак.
    Все, что он может делать с таким бесполезным предметом, как я – срывать гнев, лупя по бесчувственным щекам, или удовлетворять желания молодости, насилуя неподвижное тело.
    Ни того, ни другого Фокусник не делает.
    Со временем даже до него доходит отчаяние своего положения. Он и сам понимает, что не может меня убить. Даже тогда, размазывая мой череп по ледовой дорожке, в припадке ярости, он не смог завершить дело. А сейчас все гораздо сложнее, сейчас, когда я – вот она, сижу, вся такая беспомощная, гляжу на него (не на него, конечно, а немного вбок, упираясь взглядом в трещину на стене), не делаю ни одной попытки оправдаться.
    В конце концов он признает это вслух.
    -Я не могу тебя убить. Ты обосрала единственные счастливые годы моей жизни, уничтожила ту, что я больше всего любил, засадила меня за решетку, лишила будущего, превратила прошлое в кошмар, а сейчас отрезаешь мне пути к отступлению. Даже теперь ты умудряешься разрушать мою жизнь.
    «Разве это жизнь?» - хочу я сказать. Жить в грязных подземельях, дрожа над планами о мести, как какой-то скользкий тип из детских сказок, тощать и нищать, покрываясь слоем грязи и безнадеги, убивая себя потихоньку каждый день на тяжелой и бессмысленной работе, без малейших перспектив впереди кроме единственной – спиться. «Только не говори, что тебе есть здесь, за что цепляться.» Я хочу сказать, смотрите сами: уродливое жилье, почти не обустроенное. Фокусные принадлежности давно заброшены. Он даже толком себя не кормит, отощал, как дикое животное; все, ради чего он живет – это я, и идея нелепой, абстрактной мести. «Разве ты не понял еще, что нужно сделать?»
    Он понял. Он все понял. Пожалуй, даже раньше, чем я. Даже раньше, чем меня сюда затащил. Недаром он так свободно разъезжал с моей каталкой по улицам города. Он не боится быть пойманным, не боится нового суда. Ему уже все равно. Конечно.
    У Фокусника всегда в кармане есть несколько козырей. Сегодня козырь – тугие шарики ртути. Разумеется, отравление таблетками – слабый, бабий способ самоубийства, но в ртути есть что-то оригинальное, и я смотрю на него с одобрением, под мертвой маской паралича, разумеется.
    -Я умру у тебя на глазах. Не надеюсь, что тебя это хоть немного расстроит; но постараюсь, чтобы зрелище было неприятным. Не думай, что ты победила, что ты легко выкрутилась. Сколько, ты думаешь, дней понадобиться, чтобы тебя найти? Как думаешь, ты успеешь сдохнуть от голода? Или от жажды? Ты успеешь сойти с ума? Тебе понравиться вот так, день за днем, сидеть рядом с трупом, испражняясь под себя? Наверное, не самое приятное занятие. Как думаешь, ты действительно успеешь сдохнуть от жажды? Это мучительная смерть, наверное.
    «Я успею сдохнуть, пока ты тут распинаешься. Нет, в самом деле – финальные речи переоценили. Человек кажется гораздо умнее, если ничего не говорит перед уходом. Я не успею сдохнуть от голода, Фокусник. Твой труп начнет вонять, и соседи попросят кого-нибудь взломать дверь. Вполне возможно, эти идиоты могли бы принять меня тоже за труп – у нас не так уж и много разницы в образе жизни, - и даже попытаться похоронить меня, что было бы ужасным завершением истории. Но благодаря дорогой мамочке, питающей страсть к публичным выступлениям, мой портрет по телевизору показывают чаще, чем рекламу йогурта, и в лицо меня не знают только слепые. Возможно, твои соседи окажутся слепыми; и не станут никуда обращаться, пользуясь сомнительной радостью самим закопать трупы; с этой малой, ничтожной вероятностью твоя месть действительно будет страшна».
    Фокусник смотрит на меня, за его спиной стена расходится в трещинах.
    Я вздыхаю – глубоко внутри тела, разумеется.
    «Прости, милый. Я не хотела язвить. Просто я немного нервничаю; я всегда нервничаю, когда мои друзья умирают. Глупо, наверное. Продолжай».
    -Нет, честно. – Устало говорит он, садясь на табуретку прямо напротив меня. – Ты настоящая уродина.
    И потом, закрыв глаза, куда-то в пустоту над моей головой:
    -Принцесса, я тебя ненавижу.
    Я думаю об этом, пока он умирает. Скорее всего, солгал.
    Все эти люди, которым она причинила боль. Понятное дело, их много. И даже найдется достаточно тех, кто скажет о своей ненависти. Но все они будут врать. На самом деле, это просто невозможно – ненавидеть ее.
    Я вам сейчас дам подсказку, и вы сами, понятно, обо всем догадаетесь.
    Я верю, вы смышленые. Пораскиньте мозгами.
    На самом деле, ненавидеть Принцессу может только один человек. Только один единственный человек, который скажет эти слова совершенно искренне, не покривив душой.
    По-настоящему. Люто. Разрушительно.
    Ненавидеть Принцессу может только сама Принцесса.
     
  4. Zara

    Zara Ословед

    Репутация:
    1.995
    Zara, 25 янв 2011
    Флешфорвард: вторник

    __


    -Иногда мне кажется, время – песок. – Сказала Урсула. – Иногда его просто разносит ветром. А если намокнет, слипнется комком.
    -Ага.
    Мы сидели на берегу моря. Мы сидели по уши в песке, понятно, отчего мы говорили о нем. На самом деле, в Городе нет моря. И тут тоже его не было. Тут был только берег. Как будто море куда-то делось, а берег от него остался.
    -Ты не помнишь, как мы тут оказались? – Спросила я. Песок был холодный, жег кожу на плече через майку. Урсула легла, запрокинув голову к небу.
    Солнце блестит на железе. Крик, и снова крик, и снова крик. В толпе мелькает Джефф, с искаженным лицом, что они сделали с его лицом?
    Тут тесно, и я хочу всех убить.
    Опять.
    Но мне весело, мне очень весело, почти так же, как страшно, и руки затекли размахивать молотком. Хватают за рукав, тянут вниз, ниже, туда, к крысам. Отрывают рукав. Я смеюсь, потому что мне больно, и слышу, как рядом кто-то еще смеется. Люди часто смеются в бою, думаю я, потому что сходят с ума. Или наоборот.
    -На самом деле, это все так не важно. – Задумчиво говорит Урсула. – Это все настолько мало значит, что даже противно. Все эти люди, и моря, и ты, и Принцесса, и Город, и Молчаливый, и Старик, и Игра.
    -Игра… - эхом ей вторю я.
    -Да. Это все на уровне бактерий, которые снуют по большой красной ядерной кнопке. Если ты бактерия, то тебе все это кажется жутко значимым; но если ты палец…
    -Не знала, что крысы мыслят такими высокими категориями. – Перебиваю я. Урсула долго молчит.
    -Крысы вообще очень мудрые существа.
    -Гораздо мудрее людей. – Ухмыляюсь я, а она абсолютно серьезно соглашается.
    -Да. Мудрее всех. Наверное, было бы лучше, если бы крысы захватили Город. Все к тому и идет.
    -Конечно же, я так и знала, что крыса в тебе победит. – Мне немного обидно. Она должна быть за меня, всегда и везде за меня. – И кому же будет лучше от их победы? Кроме самих крыс?
    -Городу. – Отвечает Урсула. – Морю.
    -Молчаливому. – Подсказываю я. Урсула морщится.
    -Ой, да отстань ты со своим Молчаливым. Тоже мне, пуп света нашелся.
    -Кто создал Город? – Спрашиваю вдруг я. Урсула долго смотрит на меня, я на нее, сверлим друг друга взглядом, как будто в гляделки играем. У нее в глазах нет ответа, зато есть полная уверенность, что это абсолютно не важно. В конце концов, мой вопрос начинает звучать глупо даже у меня самой в ушах, и я отворачиваюсь. Мне хочется ее погладить, но лень ползти рукой по песку.
    В какой-то момент воздух становится горячим, физически, по-настоящему горячим, и я не дышу несколько минут, или часов, чтобы не обжигать изнутри горло. В такой период я в очередной раз прорываюсь между телами, и на секунду даже замираю от неожиданности. Все они здесь; все.
    Я почти кричу от жалости, когда вижу их. Всех вместе, по какой-то странной случайности оказавшихся в одном месте в одно время, (про один слой точно не могу сказать) мне хочется позвать их, чтобы они оглянулись и увидели меня, Никс, Энэр, Джефф, Марк, Дон Кихот. Вместо этого я кричу: «Сдохните, ублюдки!!!» и поднимаю молоток.
    -Я думала, все будет немного по-другому.
    -Мм? – Голос у Урсулы сонный, уютный, она засыпает, почти зарывшись в песок. Я тоже погружаюсь, и уже почти не слышу ничего из-за сырости и холода, прижимающихся к моим ушам.
    -Я думала, меня поведут по длинному черному коридору. В какой-нибудь пещере; там будут осколки зеркал, на полу и на стенах, но слишком темно, чтобы по-настоящему рассмотреть. Я думала, меня будут вести за руки, но отпустят, когда впереди останется только длинная узкая лестница, уходящая в темноту. И я буду подниматься, подниматься…
    Мой голос почти сливается с шелестом песка, с плеском невидимых волн.
    -…и подниматься, подниматься…
    На небе что-то странное. Не могу сказать точно, что именно, но думаю, это очень важно. Сложно сосредоточиться, когда столько смертей вокруг. Где-то среди них и моя; но в этой толпе ее почти невозможно отыскать. Хорошо, что я маленькая, и могу ползать на четвереньках.
    Плохо, что на земле так много трупов и крови, скользко, ладони скользят, и постоянно приходится перелазить через кого-нибудь. Они как лежачие полицейские, только не полицейские.
    -…подним… оххх… как думаешь, сегодня правда вторник?
    -А это важно?
    -Мне почему-то кажется, что да.
    -Тогда: да. Сегодня правда вторник.
    -Понятно.
    Мы молчим. Я, кажется, уже заснула, но Урсула почему-то говорит; ее голос доносится издалека, из-за песчаных барханов, и звучит, как в телефонной трубке:
    -Ты будешь подниматься по лестнице до самого верха, пока не дойдешь до трона.
    -Ага. Да, трона. Он, конечно, будет повернут ко мне спиной.
    -Спинкой.
    -А?
    -У трона нет спины, есть спинка.
    -Я поверну его.
    -Да.
    -И еще до того, как увижу, буду знать.
    -Он повернется.
    -Да. И я увижу Принцессу.
    -Это только в сказках так бывает. – Урсула вздыхает, и песок сыпется ей в легкие. – Ты разочарована?
    -Немножко. – Честно говорю я. – Все оказалось так… по-бытовому, что ли. Обычно.
    -Поверь мне, ты бы так и встретилась с Принцессой, если бы это зависело от нее. Она ужасно любит эффектные представления.
    -Но все оказалось не так.
    -Да. Вы просто встретились.
    -Даже трона не было.
    -Не плачь. Это ничего.
    Я и не плачу, хочу я возразить, но потом мне становится лень, и я замолкаю. Урсула тоже наконец-то молчит, наверное, она зарылась в песок до конца, наконец-то заснув. Мое погружение тоже вот-вот закончится, и на секунду я думаю, как бы все получилось, если бы я вышла из Города тогда, на той дороге. Но мысли мои растекаются в стороны, как песок, который во мне, надо мной и вокруг.
    И я засыпаю тоже.
     
  5. Rock4ever

    Rock4ever

    Репутация:
    9.566
    Rock4ever, 21 мар 2011
    [FONT=&quot] - Ты знаешь, что младших бить не по-мужски?[/FONT]
    ___Сцена всплыла в голове спонтанно. Такие воспоминания не пропадают со временем, лежат «до востребования». Ранняя осень. Приют. Один из тех дней, когда погода пытается притвориться, что лето еще не ушло. Словно тщетная утренняя попытка снова ухватиться за добрый сон, который показался слишком уютным, чтобы расстаться с ним без борьбы. Мне тогда было пятнадцать, или около того. Во дворе один парень из старшей группы начал задирать ребятню, что помладше. Кто-то дерзко ответил, получил по зубам. Задира бы на этом не остановился, но один из ровесников ухватил драчуна за шиворот и одни махом усадил на нагретый солнцем асфальт. Я без труда его узнал – рыжий, как лис, и такой же плутоватый, он быстро заработал себе прозвище «Хитрюга». А, может, и сам его выдумал. Он встал между ним и мелким, который также сидел на пятой точке, вытирая разбитый нос, и, посмотрев сверху вниз, задал этот вопрос.
    - Вот скажи мне, да и ребятам, раз уж мы все здесь собрались, мужик ты или нет?
    ___Его волосы на солнце полыхают, словно на растрепанной голове действительно пляшут и искрятся задорные язычки пламени. За его спиной, мальчонка, который еще даже младше меня, поднялся с земли, преисполненный гордости за своего большого друга. Я не помню, что тогда сделал забияка. Не помню даже, как выглядел пацаненок. Помню только, что внутри потеплело, когда взрослый парень заступился за младшего. Просто «потому что», не требуя ничего взамен. Как брат. В тот момент я завидовал мелкому. У меня-то самого никогда друзей не было. В чем-то я слишком быстро повзрослел, в чем-то слишком долго оставался ребенком, и в эту мозаику было трудно вписаться кому-то еще. Человек-тумбочка – все внутри, и на него можно смело положить… И все, что мне оставалось – наблюдать, как рыжеголовый плут журит друга за длинный язык. Наверное, мне всегда хотелось верить, что так может быть и со мной. Что и у меня может быть свой Хитрюга из старшей группы…

    - Чавк!
    ___Я вернулся в реальность от странного, неприятного звука, разнесшегося над грудами мертвых тел. На площади давно все стихло, злоба исчезла из воздуха, как будто и не было ее. Сколько я пролежал, прячась под останками тех, кому повезло меньше, чем мне? Два часа? Три? Лицо стянула засохшая корка крови, и на языке все еще чувствовался ее гадкий привкус, который уже перестал быть для меня соленым. Приелся. По телу пробежала волна дрожи – битва кипела всю ночь, и утро принесло на место побоища сырой холод и туман. Я осторожно приподнял голову и огляделся, но особой пользы это не принесло – туман сгустился настолько, что от одного края площади не был виден не только противоположный конец, но даже и постамент с погасшим фонарем, если он вообще там ещё стоял. Насколько хватало обзора, асфальт покрывали люди и нелюди, смешавшиеся в бесформенную массу искалеченных тел. Но, видимо, посреди этого пиршества смерти я был не один. Вдалеке, скрываясь за белым полотном, по полю битвы бродили неясные тени, изредка останавливаясь и низко наклоняясь над землей.
    - Чавк!
    ___Кто это? Люди? Ищут раненых? Ищут наживы? Я попытался приподняться повыше, но правую руку намертво придавило огромное щетинистое тело какой-то зверюги. Я дернулся сильнее, но тяжеленная туша едва качнулась, а из-под нее в рукав начала затекать вязкая холодная жидкость. Твою… Без посторонней помощи мне ее так просто не поднять. Я опустил голову и закрыл глаза. В памяти еще раз мелькнула рыжая вихрастая макушка. Действительно, был бы у меня кто-то, на кого я мог положиться. Или даже не так – был бы у меня кто-то, на кого я мог действительно положиться. А ведь совсем недавно мне казалось, что тот, кому отвратительна сама идея чуда, не может попасть впросак. По крайней мере, так глупо… Теперь уже неясно, кто меня дольше обманывал – Инкогнито, или я сам. И как следствие – кого винить?
    - Твою налево, Инк, - еле слышным, осипшим голосом прошептал я, - какого хрена ты делаешь…
    ___Мысли вернулись к ночной мясорубке.

    - Твою налево, Инк! – в шоке сорвался я. – Какого хрена ты делаешь?!
    ___Мои слова потонули в ликующем реве ночных охотников, получивших то, чего они так давно хотели. Наступившая темнота расползлась в стороны, когда мои зрачки увеличились в диаметре. Как по команде, вой стих, оставив в воздухе лишь тонкую вибрацию нетерпеливого предвкушения. У изголодавшихся хищников не было желания попусту галдеть, когда добыча сама прыгнула им в лапы. Рядом негромко щелкнули об асфальт каблуки щегольских туфель.
    - Какого хочу. И твоего мнения не спрашиваю. Готовься, нытик, пока их мало, - Инк ногой подтолкнул упаковку со шприцем в мою сторону. – И не смотри так, словно хочешь откусить мне палец. И без тебя желающих хватает…
    ___Первая стайка осатаневших от нетерпения тварей выскочила из проулка и ринулась к памятнику, строго по прямой. Шавки ободранные… Особо нетерпеливая псина припустила быстрее остальных, но, на свою беду, была сочтена выскочкой. Бежавший чуть позади черный пес, рассерженный ее неожиданным отрывом, не сбавляя ходу, цапнул торопыгу за лапу и оба покатились в пыли, не удержав равновесия. Налетевшая следом стая не стала разбирать, что произошло, и вцепилась в этот облезлый ком, забыв про все на свете, кроме бьющегося на земле куска живого мяса. Наказание за жадность настигло черного в один миг, его визг оборвался очень быстро. А резвушка, впрочем, не растерялась и успела вскочить на ноги, прежде чем ее сочли добычей. В два прыжка обогнув визжащую свалку, она продолжила свой триумфальный забег, чтобы в итоге быть разрубленной до середины туловища одним ударом снизу вверх.
    - Чего ждешь?! – крикнул Инк, стряхивая кровь с лезвия. – Ты уже знаешь, что произойдет, если ты и дальше будешь играть в недотрогу!
    ___Я знал. Я знал, что будет, если я воткну в себя иглу. Я знал, что будет, если я этого не сделаю. Я знал, как должен поступить.
    - Пошел к черту, эгоистичный ублюдок!
    ___Шприц коротко хрустнул под ударом изношенной подошвы, прозрачная жидкость брызнула и растеклась по асфальту черным колючим цветком. Сожалений не было.

    ***

    ___Сожалений не было. Не приглянулась, ну и что? Во второй раз уже как-то все равно… Саша стояла перед зеркалом в ванной, глядя на свои ладони. Кожа на ее руках огрубела от моющих средств и хлорированной воды. Мелочь.
    - «Надо купить перчатки. Такие, без пальцев, с дырочками на костяшках. Красные. Совпадут с лаком».
    ___От слез глаза покраснели и под ними появились заметные мешки. Мелочь.
    - «Тональник. Самый светлый. Почти белый. И губы, как у фарфоровой куклы».
    ___Саша стянула с волос резинку, шоколадные волны легли ей на плечи. От нервотрепки и суеты они посеклись и поблекли. Мелочь.
    - «С такой длиной возни много. Состригу к хренам. Коротко. Покрашу. Под жемчуг. Дорого. Корни быстро отрастут. Нужна шапка. Попсовая до рвоты, так сейчас модно».
    ___Сожалений не было.
    - «И правильно, кому нужна дочь кухарки?»
    ___В Сашиных руках появились ножницы. Секунда колебания, и состриженные локоны плавно поплыли вниз.
    - «Кому нужна Саша? В хрен она никому ни впилась… Ну, будет вам сценический образ. Гибрид Снежной Королевы и бытовой яйцерезки».
    ___Она посмотрела на себя в зеркало. Ее лицо сейчас выражало то, что она до этого дня позволяла себе выразить только в мыслях. Обиду, агрессию, гордость. И железное упрямство.
    - «Саша – это, блин, не круто. Таких Саш двенадцать на дюжину. Тогда кто я? BunnyJoe? Садистка Кэт? Шалина? Хрень одна…»
    ___Что-то в представленном образе не давало Саше метко охарактеризовать его одним словом.
    - «Глаза… Точно, слишком теплые… Нужны линзы. Синие, холодные. Чтобы так и говорили – я шлюха та еще, но тебе, да, именно тебе – хрен. Красота требует жертв. Человеческих. Нечеловеческих».
    ___Последняя деталь заняла свое место, и девушка улыбнулась. Не счастливо, не весело, даже не устало. Хищно. Угрожающе. Сам ее голос, казалось, принял правила игры и стал гулким, надменным.
    - Айсис
    ___Наваждение прошло. Саша опустилась на край ванны и утопила пальцы в волосах.
    - Ну что, приехали, подруга, пляшем… - горько усмехнулась она. – Чтобы осуществить свою мечту, всего-то и придется – перестать быть собой.
    ___На душе у нее стояла горькая обида. Словно ей совсем недавно подарили что-то, о чем она так давно мечтала, а сейчас безжалостно отнимают, не объясняя причин.
    - Интересно, кому-нибудь бывало хоть на минутку так же хреново?..

    ***

    - «Интересно, кому-нибудь бывало хоть на минутку так же хреново?..»
    ___Я уперся в тушу животного свободной рукой и попытался надавить коленом. Безрезультатно. Слишком тяжелая. Слишком ненадежная почва… или что бы там сейчас подо мной ни было. Каждое усилие отдавалось болью во всем теле. Свежая ссадина на плече напоминала о себе с каждым новым усилием. Вчера кто-то очень хорошо приложился ко мне зубами. Впрочем, не особо это ему помогло.
    - Чавк!
    ___Звук раздался уже заметно ближе. Что бы это ни было, звучало оно отнюдь не радужно. Надо срочно выбираться отсюда…

    - «Надо срочно выбираться отсюда!» - я вжался в каменный постамент, прячась в тени и наблюдая за тем, как на площадь прибывают все новые и новые гости. Одни пришли за добычей, другие попали в этот капкан, спасаясь от первых. Цепная реакция сошлась в пиковой точке и ситуация стремительно набирала критическую массу. До взрыва осталось всего ничего. Рев и выстрелы слились в стройную мелодию боевого марша, подстегивая собравшихся, заставляя кровь кипеть. На минуту мне показалось, что все закончится очень быстро – сколько бы ни собралось нечисти, закаленные реалиями Города люди дадут отпор, и хищники, поняв, что добыча кусается, прекратят лезть на рожон. Не уйдут, но и не станут лезть под огонь. Дадут нам возможность собраться, укрепить позиции, да, черт возьми, хотя бы перевести дыхание! Не тут-то было. Я осознал свой просчет, когда люди с ружьями начали убивать друг друга…

    - Чавк!
    ___Раз, два, три… Под остывшим телом, ткань куртки начала трещать по швам. Зажало не руку – одна из собак вцепилась мне в рукав, и теперь огромное тело, упавшее сверху, всем своим весом давило на ее пасть. Скорее всего, я счастливчик, что в зубах оказалась только моя одежда, иначе я мог бы распрощаться с правой кистью. Давай, еще одна попытка. Еще немного, еще совсем чуть-чуть…
    - Чавк!

    ___Я не успел и заметить, как площадь уже была забита до самых краев. Больше того, те, кто послабее, спешили укрыться в домах, а те, кто поумнее, уже поджидали их там, во мраке. Изредка, окна вспыхивали отсветами выстрелов. Стреляли в упор. Стреляли в панике. Стреляли в агонии. Над моей головой, на потухший фонарь взобрался маленький красный бесеныш, яростно плюнул кому-то на макушку и заверещал на непонятном языке, грозно тряся кулачком. На крик прилетела большая птица и, бесшумно сняв буяна с его насеста, исчезла в темном небе.

    ___После шестой попытки я выбился из сил. Со стороны казалось, что куртка держится на честном слове, но на деле она отказалась сдаваться без боя. Из-за скомкавшейся перчатки, не получалось даже вытащить руку из рукава. У меня не было сил злиться. Я просто пытался освободить руку, пока мышцы не начинали неметь, а потом сдавался и откатывался обратно, стараясь не закричать от набегавшей боли. Этот процесс обещал затянуться надолго.

    ___Трудно понять, когда я, наконец, ввязался во всеобщее беснование. Сначала, я просто отталкивал тех, кто слишком близко подобрался к моему укрытию, затем толчки переросли в удары. В какой-то момент, я почувствовал, как кто-то хватает меня за плечо и наматывает куртку на кулак. Потом был удар в лицо. Потом асфальт. Потом меня схватили за плечи и вздернули, как тряпку. Потом я зубами разорвал чье-то горло… Или, может, уже не я.

    ___Последние полчаса я бесцельно пинал мертвое животное, зная, что это не приведет совершенно ни к чему. Мне нужно было отдохнуть. Нужно было собраться с мыслями. Не может же все быть так плохо? Впрочем, я слишком часто получал ответ на этот вопрос, чтобы считать его риторическим. Интересно, сколько времени пройдет, прежде чем я решу отгрызть себе руку? Или как скоро придет тот, кто с радостью сделает это за меня?
    - Чавк!
    ___Вспомни говно… Я постарался подняться, насколько это было возможно в моем положении. Совсем рядом, буквально в двух шагах от туши, стояла тощая бледная фигура и зашитыми глазами «пялилась» на мертвое обезглавленное тело. Существо казалось скелетом, обтянутым кожей, с макушки которого в случайном порядке свисали седые космы. Даже учитывая, что голова его, казалось, росла прямо из плеч, уродец смотрелся каланчой – ростом он достигал едва ли меньше, чем двух метров. Он согнулся пополам, нависнув прямо над трупом, и открыл рот, отчего верхняя половина его головы чуть ли не отделилась от тела – улыбочка была та еще. Длинный язык вывалился прямо на грудь усопшему и, подобно змее, пополз под одежду, аккуратно минуя складки.
    - Чавк!
    ___Меня передернуло от мысли о том, что с этим звуком язык сейчас разорвал кожу и проник внутрь тела. Досматривать сцену до конца хотелось все меньше и меньше. Но куда я мог деться?
    - Чавк!
    ___Мертвеца подбросило на полметра вверх, в то время как падальщик разогнулся, держа в зубах вырванное из тела ребро. Чудовище запрокинуло голову, язык обвился вокруг кости и, устроив ее в нужном положении, медленно протолкнул в глотку. Пасть захлопнулась, и безмолвный костегрыз наклонился за очередной порцией. С зашитыми глазами, он, похоже, находил цель по запаху. Нужно срочно сваливать! В том состоянии, в каком я был сейчас, меня вряд ли можно было отличить от любого из моих соседей. Ни по запаху, ни по внешности. Я опустился обратно, и сердце замерло – надо мной стоял второй такой же гигант и беззвучно скалился своей смертоносной улыбкой.
    - Вашу за ногу…
    ___Седая голова качнулась и устремилась вниз, нависнув прямо надо мной.
    - Сраное говно!
    ___Я изо всех сил рванул руку и, кажется, ткань наконец сдалась, разрываясь где-то в районе локтя. Надо мной раскрылся чудовищный зев, из которого невыносимо несло мертвечиной. Язык перевалился через ряд плоских зубов и шлепнулся мне на плечо. Через одежду я почувствовал, как он подрагивает от нетерпеливых кратковременных сокращений. Еще один рывок и рукав разорвался пополам, но сморщившаяся перчатка завязла в складках ткани, приковав мое запястье.
    - Давай, мать твою, вылезай! – я уже не заботился о том, услышат меня или нет.
    ___Красная змейка развернулась и поползла по моей руке. Я успел заметить, что на конце в язык вросло ржавое треугольное лезвие как раз перед тем, как оно коснулось моей кожи.
    - Да черт тебя дери!
    ___Последним усилием я чуть сам не оторвал себе руку, но вместо этого лопнула застежка перчатки, и я кубарем покатился по чему-то скользкому. Прочь, подальше от этого места, в ближайший проулок, я полз на четвереньках, падал, поднимался и полз дальше. Мне нескоро пришло в голову подняться на ноги. Я уже не был похож на человека.

    ___Я уже не был похож на человека. Я бил наугад, уворачивался, падал на четвереньки и бил снизу. Я кричал так, словно легкие вот-вот вспыхнут, и я начну плеваться огнем. С крыши театра в толпу упало чье-то тело. Я не смог разглядеть, лопнула ли его голова. Я потерял все человеческое. Страх, брезгливость, жалость. Я оторвал кому-то уши. Они были большие, они торчали. Я взял их руками и двинул врагу коленом в лицо. Уши остались мне на память. Я сломал чью-то ногу. Об чью-то голову. Мимо пронеслась горящая собака. Где-то рядом бился горячий молодец, и его кулаки вспыхивали от каждого удара. Противники разлетались с визгом, разнося по воздуху запах паленой шерсти. Но их было слишком много. Я видел, как его задавили числом, подмяв под себя. Как раз перед тем, как то же самое случилось со мной. Что-то похожее на волосатую ящерицу вскарабкалось по моей груди и вцепилось в плечо. В ответ, я вцепился ему в шею. Кровь забрызгала все лицо, заполнила рот, потекла через нос. Я закашлялся, чувствуя, как меня придавливают к земле. Рядом что-то рвануло. Ударная волна настигла безжалостно и свирепо.

    ***

    ___Аккуратно одетый мужчина с ухоженной бородой, сидя в кресле, пытался разобрать, что написано на страницах потрепанной книжонки, но плотный туман за окном, погрузил комнату в прозрачный сумрак, заставляя буквы на страницах плясать, а слова в предложениях перемешиваться в причудливом порядке. Сколько бы он ни хмурился, сколько бы ни поправлял очки, это не приносило видимой пользы. Наконец, он бросил тщетные попытки, и закрыл книгу, чтобы обнаружить, что у окна, вглядываясь в туман, уже некоторое время стоит фигура с тростью.
    - О, Вилли, ты все-таки пришел, - с улыбкой отметил бородач. – Я уже начал волноваться, хотел пойти тебя искать.
    - Это очень любезно с твоей стороны, - равнодушно ответил тот, не сводя глаз с улицы. Его холодный тон и безупречно вытянутая осанка говорили о том, что он настроен только на дело. – Ты уже принял решение, или мне оставить тебя наедине с книгой еще на часок?
    - А он все-таки что-то для тебя значит, так ведь? – посерьезнел мужчина. – Как его хотя бы зовут?
    - Спроси при встрече, - закинул удочку Инкогнито. – Зачем задавать столько вопросов, если можно просто ответить «да» или «нет»?
    - Я озадачен, - развел руками Бернард. – И ты не делаешь ситуацию проще. Столько внимания к одному человеку, а сам даже имени не знаешь?
    - Думаешь, он сам знает? – повернулся Инк. – Он ничего о себе не помнит. Грешит на местного Гарри Поттера, а сам даже не в курсе, что у него в голове был такой же бардак, когда мы впервые встретились, - мужчина перевернул трость в руке и приставил кончик к виску. – В день нашего знакомства, он говорил, и мне казалось, что он даже губами не шевелит. Никаких эмоций, никаких мыслей, только отчуждение, отрешение, вместо лица – маска. Чтобы увидеть, что под ней, мне пришлось довести парня до ручки. И я видел его, Берн, я знаю, за что он здесь и понимаю, что это не навсегда. У него еще есть шанс. Но у меня нет времени на то, чтобы вытрясти из него всю дурь, а я, уж поверь мне, пытался. Сегодня вечером, я снова иду в Центр. Я не могу его взять с собой и не хочу оставлять одного.
    - Ты идешь без компаньона? – встревожился Бернард.
    ___Его собеседник лишь поджал губы.
    - Мой компаньон сейчас сам готов меня живьем сожрать.
    - Ты серьезно? Уилфорд, это неразумно!
    ___Инкогнито опустил взгляд и покрепче перехватил трость.
    - Там, снаружи, меня ждет сын. Каждый день, проведенный здесь – это день не проведенный там. И будь я проклят, если прекращу искать выход отсюда, только потому, что мне чего-то не хватает или я чего-то боюсь. Все чего-то боятся. Поэтому нам тут и живется так весело.
    ___Мужчина в кресле откинулся на спинку, и устало закрыл лицо ладонями, потирая глаза.
    - Я так понимаю, ничто тебя не заставит изменить свое решение, - тихо ответил он, - я и пытаться не буду, но… «Ждет»? Твоя самооценка, как вижу, ничуть не изменилась. Даже если ты преуспеешь, что заставляет тебя думать, что он будет рад тебя видеть? Какое объяснение будет у тебя с собой? Напомню, что ни в какие истории про Город и Игру он не поверит, а, скорее, вызовет санитаров. Генри уже не ребенок, он давно перестал в ком-либо нуждаться, чтобы простить тебя за сам факт твоего появления. И, если верить твоим словам, ты САМ не стал удерживать его мать, когда у тебя был такой шанс.
    - «Не стал удерживать мать, когда был такой шанс…», - передразнил Инкогнито, разбивая серьезность этих слов. – Это была временная интрижка, от которой никто ничего не ждал. Ни результатов, ни последствий, ни, уж тем более, детей. Она хотела уйти, и не в моих правилах обращаться с женщиной, как со своей собственностью.
    - Другими словами, тебе было все равно. И ты просто оставил сына на попечение полулегального торговца автомобилями, за которого Илоне посчастливилось выйти замуж, да? Тебе не кажется, что сейчас ты поступаешь так же?
    - Не кажется. И стоит ли мне напомнить историю твоего собственного брака? – почувствовав, что говорит лишнее, Инкогнито замолчал и тяжело выдохнул. – Я не пытаюсь скинуть на тебя проблему, Берн. Я просто хочу, чтобы ты присмотрел за взрослым, самостоятельным парнем. Неужели это так сложно?
    - Это ты мне скажи, - хитро прищурившись, парировал бородач.
    ___Инкогнито снова опустил глаза, но, поймав себя на этом жесте слабости, отвернулся к окну, чтобы взгляду было за что зацепиться.
    - Все зависит от того, насколько совпадают ожидания и действительность.
    ___Мужчина в кресле сделал непонятное движение губами, то ли соглашаясь, то ли просто принимая к сведению.
    - И ты уверен, что он жив.
    - Конечно. Я видел его душу изнутри. Поверь, когда он умрет… - Инкогнито помедлил, еще раз прожевывая последние слова, - …или когда умрет то, что в нем осталось человеческого, я об этом узнаю.
    - Ну, в таком случае, он пережил лихую заварушку. Я думал, ты ищешь достойных «игроков». Все еще считаешь его слабым?
    - Я никогда не считал его слабым, - четко отрезал мужчина с тростью, обернувшись через плечо. – Его проблема не в отсутствии силы.
    - И все же проблема есть.
    - Его проблема, не твоя.
    ___С улицы послышался приглушенный расстоянием вой. Когда он смолк, еще некоторое время ничто не нарушало привычную «музыку» Города.
    - Не заставляй меня тянуть из тебя каждое слово, - беззлобно проворчал Бернард.
    - Я думал, - не сразу отозвался его собеседник. – Ты никогда не обращал внимания на то, как часто писатели дают человечеству нелестную оценку?
    - Мне нечасто доводилось читать художественную литературу.
    - Не суть. Ты бы заметил. В фантастической вселенной, человечество, зачастую, выполняет задачу недостающего эволюционного звена. Всегда есть какие-нибудь эльфы, джинны, демоны или боги, которые смотрят на людей сверху вниз, «по праву» считая их существами низшего ранга. Они живут дольше, обладают неимоверной, по человеческим меркам, силой, магией, каким-нибудь древним знанием или прочей мумба-юмбой, до которой человечишка бы не смог додуматься, в силу своего краткого жизненного срока.
    ___Мужчина в кресле легонько усмехнулся.
    - Поверь, такое водилось за авторами чуть ли не с самого зарождения письменности. Но волшебство есть волшебство. Суть – суеверие. Не все писатели включают в свой репертуар высшие силы.
    - Пусть так. В таком случае, они обращаются к науке – где-то в космосе обитает сверхразвитая раса, которая обладает невообразимыми технологиями, секретом вечной молодости, древним знанием или прочей мумба-юмбой, ничем не отличающейся от той, что была у эльфов. Результат один: люди – слабые, глупые, склонные к саморазрушению, короткоживущие задиры, презираемые и избегаемые всеми, кто хоть на ступень выше в этой выдуманной иерархии.
    - И к чему ты клонишь?
    - Я? Ни к чему. Я просто оформляю идею. Похоже на то, что люди всегда надеются на то, что есть кто-то старше, умнее, мудрее, кто рассудит то, что не под силу им самим. Или, может, наоборот, это страх того, что всегда есть кто-то более сильный? Этакий стимул к непрерывному развитию. Но, вот, что интересует меня больше всего: а что, если людям свойственно себя презирать? Свойственно видеть в себе плохое и раздувать это в целую идеологию самоуничижения? Не для одного конкретного индивида, а в целом: человек – вредоносная единица и без него на свете было бы лучше.
    ___Бернард поежился.
    - Надеюсь, что ты ошибаешься. По крайней мере, я с тобой в этом не согласен. Все люди разные.
    - Да, да, ты прав, - закивал Инкогнито, - я не пытаюсь судить обо всех. Но просто представь, что такая точка зрения существует. А затем выверни ее наизнанку.
    ___Он взмахнул тростью в воздухе, указывая в том направлении, где, по его мнению, находился предмет «торгов».
    - Вот у него, все наоборот… Он верит, и в этом я с ним полностью согласен, что Люди – это венец творения, достойный всех восторгов и похвал. Вместе с этим, у него своеобразное понимание слова «человек». В этом вопросе у нас возникали разногласия и, похоже, я вконец сбил его с толку. Но в одном мы сошлись – недостаточно просто родиться и ходить по этой земле, чтобы быть Человеком. Это звание нужно заслужить. Вот тут наша беда показывает свои уши – он не считает себя человеком.
    - Он сам так сказал?
    - Это я говорю. Что бы он там ни думал, он сам себе смастерил причину для одиночества. Но, поверь, если однажды кому-то удастся открыть ему глаза и показать, что он совершенно такой же, как и те, рядом с кем он считает себя ничтожным… Я могу с уверенность сказать, что в тот день родится игрок, который в одиночку с закрытыми глазами найдет выход отсюда. А не найдет, так порвет Город пополам, и Игру ненавистную вместе с ним…
    - А сейчас что же?
    - А сейчас он просто злобный дрищ. Если б я хотел, чтобы за мной таскалась бесноватая жердь, то посадил бы скрута на цепь. А мне нужно нечто большее. Знаю, мои методы воспитания никогда не отличались человеколюбием, но это же очевидно, что я не хочу ему навредить, иначе давно бы сделал гадость и успокоился. Я не пытаюсь превратить его в кровожадного волчонка. Я просто хочу, чтобы он перестал ныть, упиваясь самоунижением, и усвоил свой первый урок – ценность собственной жизни. Ценность существования вменяемой личности. И если это то, чего ты добиваешься, то да, я признаю свое поражение. Я не могу ему помочь. И я прошу об этом тебя, - Инкогнито сощурился, вглядываясь в туман. – Вот и все. Он идет. Решай уже, берешь ты парня на поруки или…
    ___Мужчина осекся, переведя взгляд на кресло.
    - А я ни разу не сказал, что не беру, - улыбнулся уже от двери Бернард. – Я знал, что не откажу, как только ты упомянул о нем на плотине. Мне просто было интересно, насколько он небезразличен тебе и как долго ты будешь меня допекать, пока не удостоверишься в его благополучии. И вот, пока ты рассуждал о нем, я узнал кое-что о тебе. Извини, - пожал он плечами, - профессиональная привычка.
    ___Когда его ботинки застучали по ступенькам, Инкогнито, до этого вытянутый по-щегольски в струнку, обессилено рухнул в кресло и, с усталым вздохом, запрокинул голову в потолок.
    - И это я манипулятор…
    ___За окном, причудливое погодное явление вытянуло из рукава еще один туз. Пошел снег.

    ***

    ___Пошел снег. Его появление лишь внесло дополнительную сумятицу в мою и без того забитую сомнениями голову. В бесконечном мельтешении снежинок, за бледной пеленой тумана, все окружающее казалось покрытым телевизионными помехами. Я понял, что выбрался с площади, только когда под ногами перестало чавкать, и подошвы зашуршали по влажному асфальту. Молочное полотно не спешило рассеиваться, а снежинки, как маленькие, холодные насекомые, путались у меня в волосах, впивались в лицо и руки, чтобы затем, растаяв, срываться с подбородка и кончиков пальцев грязно-розовыми каплями. Я шел, едва отрывая ноги от земли. Ворчливое шуршание подошв слилось в неровный ритм, еще больше вгоняя меня в транс. Сейчас, как никогда отчетливо, я ощущал себя потерянным. Потерянным в пространстве, потерянным во времени. Даже линия моей судьбы вела в никуда, обрываясь ровно там, до куда в этой снежной круговерти достигал взгляд. Все снова упиралось в Инкогнито. Всегда так было. Пока был он, была и цель – оставаться рядом, идти туда, куда пойдет он. Не ахти что, но меня устраивало. Не нужно было думать, не нужно было решать. При всей проблематичности нашего общего положения, проблем не было. Были… неприятности. И был Инкогнито. Теперь, когда его нет, все вернулось к отправной точке – Город и я. И никаких масленых ламп в конце долгого, темного пути. Я сделал большой круг, чтобы оказаться там, откуда пришел. Не буквально, конечно. Оставалось только решить, стоило ли оно того… или мне следовало раз в жизни твердо сказать «нет».
    ___За спиной раздался приглушенный расстоянием вой, он сбил с меня минутное наваждение. Я сбавил ход, остановился. Мы ведь через это уже проходили, верно? Мне никогда не хватало сил, чтобы решить, что-то самостоятельно. Каждый раз, когда логика говорила – «Ты играешь против себя, уходи», отчаяние протестовало – «А какой у тебя выбор? Останься…». И я оставался, потому что отчаяния во мне за эти годы скопилось гораздо больше, чем логики. И выбор снова делали за меня. А я, естественно, изображал возмущение и уязвленную гордость, но внутри всегда малодушно радовался, ведь выбор, сделанный кем-то еще, снимает с тебя всю ответственность за его исход. И даже сейчас, когда я совсем один, я не могу справиться с собой. Не могу решить... Не могу… Но может случай. Я сунул руку в карман и достал оттуда потертую монетку. Вот она, сила моей бесхребетности – не смог заставить себя выбросить горстку мелочи, даже зная, что она стоит здесь меньше, чем горстка фантиков. Не смог решить, стоит ли надеяться на чудесное спасение или стоит распрощаться со старой жизнью и всеми ее атрибутами раз и навсегда. Отлично, пусть номинал символизирует расчетливого засранца Инка, а обратная сторона будет залогом моей свободы от коварства чужой воли. Все просто. Не могу же я знать, как упадет монетка, верно? Значит, и выбор делаю вроде бы не я. Значит, как бы все ни обернулось, я снова буду в плену у обстоятельств. Значит, ничто так и не изменится… Черт возьми, как все достало! Я сжал зубы и щелчком подбросил монетку в воздух.
    ___Наверное, это слишком глупо даже для меня. Я проиграл в игру, в которую невозможно проиграть. Ведь Инк уже в стотысячный раз был прав – я узнал, какой стороной упадет монета еще до того, как она оторвалась от моей руки. И увидел кое-что о себе. Я замер. Металлический диск пролетел мимо ладони и, звякнув об асфальт, исчез в тумане. Я стоял на месте и смотрел в одну точку, чувствуя, как растаявшие снежинки собираются на лице в тяжелые капли и текут за шиворот. Пускай. Очередное озарение без спросу вломилось в мой грязный иллюзорный мирок и тяжелыми кандалами приковало к неминуемой правде – уже никто и никогда не сделает выбор за меня. Все это время, сколько бы я ни воображал, что одиночество делает меня сильнее, я всегда знал, что оно же и губит, как разрушительная болезнь. Еще один сегмент моей жизни совершил запоздалый скачок в сторону взросления. На олимпиаде ему бы дали золото, а я просто сел на землю и рассмеялся. Меня трясло не от холода. Не только от холода. Кажется, в эту минуту я немножко протрезвел. Или немножечко сошел с ума. Не важно, результат в любом случае был бы одинаков – я понял, что просто не выдержу, если сейчас рядом не будет кого-то еще. Пусть даже безвольных восковых собратьев. Пусть даже скелетов в одежде. Я не хотел оставаться в одиночестве. Когда над головой раздался незнакомый голос, я не испугался. Я был рад.
    - Почему ты дрожишь…?
    ___Потому что я умираю…
     
  6. Zara

    Zara Ословед

    Репутация:
    1.995
    Zara, 21 июн 2011
    Когда Фокусник умер, я, наконец, почувствовала себя свободной.
    Забавно – парализованная, похищенная, запертая в подвале, я стала свободной впервые в жизни.
    С тех самых пор, как впервые увидела его.
    Я глядела на его запрокинутую голову, медленно, очень медленно съезжающую по стене – тело уже перестало дергаться, но все еще заваливалось набок, с шорохом затылок сминался о стену, ронял за шиворот чешуйки облупившейся краски. Я глядела на посиневшие губы Фокусника, на голубые прожилки, от губ тянущиеся во все стороны, к носу, к постаревшим щекам, к подбородку. Он мне давным-давно показывал фокус: сказал, может сделать ручку новой. Прижал стержень к губам, и он стал наполняться синим. Я отобрала его у Фокусника и попробовала сама, а потом выбежала из класса, зажимая ладонью рот, из которого потекли чернила.
    Сейчас чернильные губы его были приоткрыты, как будто он еще не все сказал, не все оскорбления выплюнул, и теперь они останутся в его животе, и распухнут, и сгниют. И черви отравятся, когда начнут пожирать его тело.
    Несколько ртутных шариков, красивых, гладких, как рассыпанные по полу бусины, подкатились к моим ногам. Я не чувствую никакого запаха, я вижу их только краем глаза – не могу прекратить глядеть на мертвого Фокусника, не могу отвести взгляд, сомкнуть веки, отвернуть голову.
    Не могу.
    Теперь, когда я стала свободной, я поняла, что готова рассказать свою историю. От начала до конца.
    Вот только слушать некому.
     
  7. Zara

    Zara Ословед

    Репутация:
    1.995
    Zara, 21 июн 2011
    говорит Принцесса:

    Я называла ее Сушкой. Поначалу – из-за фотографии, которую увидела, когда была у нее в гостях. Там она стояла рядом с отцом, и оба выпячивали вперед руки, на пальцы которых были нанизаны сушки, как кольца. Глупое прозвище ей неожиданно очень подошло. Она была сухая, жесткая. Крошилась в моих руках.
    На каждого человека я действовала по-разному.
    Отца разрушала, портила, портила, сворачивала, как лимонный сок молоко. От него пахло кислятиной, от него пахло тухлым, когда он приближался ко мне. Я не могла убежать от этого запаха даже во сне. Я могла только отворачиваться, когда он ко мне прижимался, вдавливая в матрас.
    Фокусник мялся, плавился, гнулся в моих руках. Как платок, который в следующую секунду оказывается букетом бутафорских цветов, он трансформировался, превращался. Я лепила из него големов, маленькие глиняные фигурки, хранящие тепло моих рук: сперва я сделала из него стража, потом – палача, потом – жертву. И он послушно принимал каждое свое превращение, даже самое последнее.
    Ну а Сушка была не так проста. Поддавалась, конечно, но крошилась, царапала кожу мелкими крошками, сухими, забивающими дыхательные пути. Рассыпалась в руках, ускользала от меня, от моего очарования, от моей улыбки, от моих уловок – ужасно просто. А внутри была пустой, внутри было кольцо пустоты, и я не могла сопротивляться этой пустоте.
    И не сопротивлялась.
     
  8. Zara

    Zara Ословед

    Репутация:
    1.995
    Zara, 21 июн 2011
    говорит Сушка:

    Принцессе нравилась граница между жизнью и смертью. Ей нравилось стоять на железнодорожных путях до последнего, отскакивая в последний момент под разрывающий уши гудок поезда. Ей нравилось ходить по тонким перилам моста, наблюдая за тем, как напряжено, сосредоточено лицо Фокусника, готового кинуться ее ловить.
    Ей нравилось стоять на самой кромке крыши.
    Я знаю таких людей, как она. Принцесса никогда не утолит свой интерес к смерти, потому что никогда не решится на последний шаг, пересекающий тонкую грань. Уверена, она не раз и не два приставляла лезвие к запястью – обязательно перед зеркалом, закрывшись в ванной и пустив воду, она глядела в свои глаза, наслаждаясь этой картинкой. Потом она убирала лезвие обратно на полку, умывалась и выходила на ужин.
    Я знаю таких людей как она.
     
  9. Zara

    Zara Ословед

    Репутация:
    1.995
    Zara, 21 июн 2011
    говорят Принцесса и Сушка:

    -Иногда я думаю, когда же я положила голову под топор – когда Принцесса поцеловала меня, или раньше, когда я рассказала ей про своего отца, и повторяла, снова и снова, эту историю во всех деталях, стараясь не обращать внимания на пугающее оживление, на то, как счастливо сверкали ее глаза от моих слов. Как будто я рассказывала ей чудесную сказку.
    -Все началось куда раньше. Наверное, когда я увидела ту детскую фотографию.
    -Все дело в моем отце, верно? Ты хотела бы, чтобы твой умер. Ты хотела этого. Ты представляла себя на моем месте.
    -Представляла. Это даже забавно – я ведь Принцесса. Все хотят быть Принцессой. А Принцесса хотела быть Сушкой. Смешно. Смешно…
    -Ни капельки.
     
  10. Zara

    Zara Ословед

    Репутация:
    1.995
    Zara, 21 июн 2011
    говорит Сушка:

    Когда Принцесса позвала меня на крышу, я не удивилась. Мы часто там зависали. У Фокусника тетя была Ответственной по Подъезду – такая вот важная должность. Он раздобыл ключи от люка на крышу, и Принцесса повесила их себе на шею. Это было единственное украшение, которое она приняла от него.
    Было очень холодно, и уже темнело. Я пожалела, что не надела зимнюю куртку. Принцесса, казалось, не чувствовала холода – она стояла на краю крыши и смотрела вниз. Думаю, ей было холодно, но она притворялась. Слишком уж привыкла притворяться, даже по пустякам.
    Наверное, следовало бы назвать ее Актрисой. Ведь ей прекрасно удалась ее роль.
    Я подошла и встала рядом. Я старалась говорить небрежно, но это было бессмысленно. Бессмысленно и глупо притворяться безразличной. Я спросила:
    -А где Фокусник?
    -Могут же девочки иногда повеселиться отдельно. – Улыбнулась она. Ее трясло. Она шаталась по крыше, то и дело глядя на меня, искоса, сбоку. Она была похожа на маятник, за который борется сила инерции и сила гравитации. В конце, конечно, победила гравитация, прибила маятник перпендикулярно крыше. Неподвижность всегда побеждает.
    Это я поняла уже позже.
    А Принцесса застыла, встав передо мной, глядя на небо за моей спиной. И спросила, деловито так, по-гопнически, будто мелочь спрашивала:
    -Ты не передумала умирать?
    Я представила ее с топором, возле зеркала. Вот она размахивает им, прижимает к чужой шее, скользит губами по напряженной коже. Слизывает капельку крови. Наслаждается. А потом убирает топор на полку рядом с лезвием, умывается и идет ужинать.
    Я знаю таких людей, подумала я про себя.
    А потом я умерла.
     
  11. Zara

    Zara Ословед

    Репутация:
    1.995
    Zara, 21 июн 2011
    говорит Принцесса:

    Я свалила вину на Фокусника. Ключи вернула, прежде чем он узнал о чем-либо. Потом плакала, дрожала, рассказывала, как он боролся с Сушкой на крыше. Как я сбежала. Как Сушкино тело шлепнулось на припаркованную возле подъезда машину, когда я спускалась по лестнице.
    А Фокусник даже не говорил ничего. Он только сжимал ладонями щеки, становился смешным, похожим на хомячка. Глядел на меня безумным, диким взглядом. Один раз бросился – себе только хуже сделал, при всех бросился, невнятно кричал что-то, ересь какую-то.
    Вроде, как я во всем виновата.
    В чем?
    Сушка давно уже хотела умереть. Это все знали. Она ведь нашла собственного отца, нашла его в петле! У кого угодно крыша съедет. Она мрачная была, ужас. Все одноклассники подтвердят. Ни о чем, кроме смерти, не говорила. Рано или поздно, это должно было случиться.
    Я плакала, плакала, плакала. Сначала, когда допрашивали. Потом у школьного психолога. Потом на кухне, перед мамой, и мама сползала по стене, зажимала рукой губы, мотала головой.
    «Нет. Нет. Не правда. Этого не может… не может быть…»
    Забавно. Мне поверили во всем, кроме правды. Отец остался в доме. Даже после всего, что я рассказала маме. Он остался.
    Он по-прежнему был рядом.
    Но, в конечном итоге, это оказалось даже лучше. Для выполнения второй части моего плана.
    Я хотела стать Сушкой. Стать ей – внешне, внутренне. Мне надо было, чтобы папа повесился. Мне надо было свернуть, испортить, сгноить его по-настоящему. Чувство вины – оружие, похожее на таран. Действует грубо, нужно много силы, чтобы удержать в руках. Чего мне стоило его самоубийство! Мне пришлось сделать так, чтобы он опустился на самое дно, сделал со мной такое, чего даже его резиновая совесть перенести не смогла.
    Мне пришлось уничтожить себя его руками, чтобы он самоуничтожился.
    Когда меня выписали из больницы, мама не говорила больше про отца. Подонок не убил себя. Он уехал, и я решила притворяться, что он повесился. У меня хорошая фантазия.
    Потом дело было за малым. На самом деле, стать кем-то другим – легче легкого. Я уехала, подальше, туда, где никто не знал Принцессу. Сняла ее с себя, как снимают рабочую одежду, повесила в шкаф и забыла. Сушкой жить было не легче, но по-другому – это мне и было нужно. Со временем я наполнила голову чужими воспоминаниями, половина из которых была придумана, а половину я почерпнула из ее рассказов. Не зря я слушала, слушала, заставляла ее говорить. Запоминала ее движения, ее ужимки, любимые словечки. Любимый цвет, еду, музыку. Это было не сложно, право же.
    Мама звонила раз в полгода, и я не любила с ней разговаривать – это портило игру, делало мою жизнь понарошковой, ненастоящей. Но у Сушки мама была, значит, и у меня должна была появляться в жизни хоть изредка.
    Я жила незаметно. Скучная работа, никаких друзей – зачем они мне нужны после смерти Принцессы? О семье я тоже не думала – никаких детей у меня уже быть не могло, а мысли о муже навевали скуку.
    Ну, а потом Фокусника выпустили.
    Представляю, как он удивился, увидев меня! Я все еще была немного похожа на Принцессу, но превращение почти уже было завершено. Помните, как в тех сказках, где прекрасная принцесса целует лягушку, и он становится принцем? Превращения, превращения. Я не целовала Фокусника, никогда. Хотя он, наверняка, хотел этого. Я целовала только Сушку, превращая ее в мертвое тело, в чужую вину, в воспоминание. Я поцеловала лягушку, и сама стала ею. Ничего себе волшебство.
    Даже кроша мой затылок о лед, даже читая мне сказки вполголоса в больничной палате, даже нервно расхаживая передо мной в жалкой пародии на похитителя, единственное обвинение, которое этот дурачок смог мне предъявить:
    -Ты убила Принцессу!
    Ему плевать было на Сушку. Ему даже не важно было, что я свалила все на него. Он не смог мне простить только одной вещи. Той, что я давно уже себе простила.
    К черту Принцессу. Она была мерзкой, слабой и испачканной девчонкой. Она заслуживала смерти.
     
  12. Zara

    Zara Ословед

    Репутация:
    1.995
    Zara, 21 июн 2011
    -Подпишусь под каждым словом.
    Ну, надо же. Сушка. Такая, какой я ее запомнила на той детской фотографии. Только с косой в руке.
    Смерть, что ли?
    Забавно. И справедливо, в каком-то смысле.
    С нее сыплется песок. Ртуть горит, плавиться, расплывается металлическими цветами. Фокусник беззвучно хохочет.
    -Встреча одноклассников. – Ворчит Сушка, присаживаясь рядом с ним, трогая волосы. – Вот мы и втроем, как в старые добрые времена. – Потом глядит на меня, хмуро, сердито. – Не передумала умирать?
    Да мне уже все равно. Я свобода, понимаешь ты? Я больше не боюсь. Фокусника больше нет, тебя нет, меня нет. Я свободна. Мы свободны.
    -Дура какая-то. – Говорит Сушка куда-то в сторону, словно обращаясь к кому-то невидимому. Или, словно привыкла к чьему-то присутствию, а потом он исчез, а привычка осталась. – Убила мое тело, забрала мою душу. По-хорошему, вселиться бы в нее, и отомстить за все. – Сушка вздыхает, гладит Фокусника по лбу, сжимает поудобнее косу. – Ну, нафиг. Убить, и дело с концом.
    Я задыхаюсь. Это от ртути, не от страха. Это всего лишь смерть. Всего лишь…
    Не хочу.
    Лихорадочно, судорожно вспоминаю, о чем еще не успела подумать. Какой будет моя последняя мысль. Это ведь очень важно, ка…







    Все умерли. Хэппи энд.
     
  13. Stich

    Stich Ословед

    Репутация:
    3.199
    Stich, 24 июл 2011
    Давно пора)) Эпичный баттл со стороны Акиры.

    <span style="color: rgb(0, 0, 0);">

    ____
    Надеюсь, ему хватит ума не вставать. Если этот гад хоть как-то помешает мне получить ответы от язвительного старикана, я сотру его в порошок. Я решил проверить, как там мой новый знакомый, на время оставив без присмотра своего оппонента. Но последнему видимо было мало и он решил меня позлить.
    ____- Ну что за гомик… Парализованная бабка и то бьет сильнее…
    ____Черт, да они что, блин, сговорились?! Оба решили меня достать сегодня? Не удивлен теперь почему эти ребята хотят поубивать друг друга. Я знаю одного чуть больше часа и уже его готов скинуть его с крыши в отместку, а второй решил не терять времени и сразу нажить себе врага. Ну что же, свое он получит. Я посмотрел на это чудо в пыли: длинная челка, рваная куртка, черная одежда. Готишный эмарь какой-то. Но вот его лицо… В голове завертелось непреодолимое чувство дежа вю. Казалось, я его уже где-то видел… Но сейчас нет времени вспоминать. Я хотел было вернуться к своему «больному», но тот парень все не мог угомониться.
    ____- Ну и упырь… Не удивлюсь, если ты беснуешься, потому что тебя отшил прежний дружок.
    ____Все! Это была последняя капля!! У тебя слишком длинный язык, парень! Ты напросился! Готовься сдохнуть, мразотник!! Забыв про «умирающего» незнакомца на полу, я, ни слова не проронив, мгновенно вытащил один сай и метнул его в своего агрессора. По моим расчетам он должен был воткнуться ему точно в ногу, но гаденыш оказался проворным и отскочил в сторону, оставшись невредимым. Ну что же, мы были к этому готовы, и я вместе со вторым саем ринулся в ближний бой. Взмах! И только искры от чирканья железа по стене. Противник снова увернулся. На сей раз я не смог сдержать удивления: он быстрее, чем кажется. Парень сделал несколько шагов назад и чуть было не запнулся. «Но в то же время - редкостное чучело…» - промелькнуло в голове. Еще вот столько, и ты станешь калекой – я отмерил в воздухе пальцами расстояние от лезвия сая до его головы в момент удара, сантиметров 20, не больше.
    ____Не теряя времени, я в три прыжка подскочил к противнику и резанул своим оружием снизу вверх. Снова промах. Но уже близко, расстояние сократилось вдвое, о чем я жестом дал понять своей жертве. Я чувствовал свое превосходство, мне казалось, что ситуация под контролем. Но почему-то хотелось, чтобы это понял и противник. Но настораживало, что при такой скорости реакции он все еще не показал себя, ни разу не контратаковал и вообще ничего еще не предпринял. Может, копит злость? Или рассчитывает на внезапность? Тогда, нужно заканчивать с ним побыстрее. Рывок. Но вот, наконец, волне ожидаемый фокус: ловко уйдя от удара, парень решил сбить мне дыхание ударом под ребра. Но мы тоже не лыком шиты: уклон, разворот, и мой сай уже разрезает воздух совсем рядом с его головой. Кажется, даже прядь его волос зацепило. Мне все это напоминало детскую игру, настолько не серьезным казался соперник. Хотелось его подразнить, и я снова отмерил пальцами расстояние до неминуемого: меньше сантиметра. Вообще, мне не хочется убивать это чучело, просто проучить. Я даже вступил в драку с ним, не потому что этого хочу, а потому что он вынудил меня. Но, кажется, эмарь не так прост, иначе он не затеял бы весь этот балаган.
    ____- Стой! Скажи хотя бы в чем дело?!
    ____Ага! Голос прорезался?! Это была твоя ошибка! Второй сай метко полетел в сторону врага и порезал ему запястье.
    ____- YOU, SON OF A [ПЛЯЖ]!!
    ____Вооот, теперь я доволен произведенным эффектом. Надеюсь, забияка все понял и осознал свои ошибки, в будущем будет умнее. Ну что ж, можно здесь сворачиваться и вернуться к ответам на вопросы.
    ____Но только я подумал об этом, как мой агрессор, игнорируя свежую рану, сделал пару шагов назад и, ловко подцепив кусок бетона носком, отправил булыжник прямо мне в лицо. Мне просто чудом удалось отвести корпус в сторону, чтобы не схватить снаряд зубами. И даже мысли о том, что только что произошло, не успели еще собраться в кучу, как я ощутил мощный удар коленом под ребра.
    ____-Аарр, - от такого приема дыхание тут же сбилось. Черт, да что с ним такое? Может это он со мной играет? А все, что было до этого – простое притворство? Тогда у меня большие проблемы: я откусил больше, чем смогу проглотить. Нужно набрать расстояние и придумать новую тактику.
    Только я хотел отскочить, как гаденыш схватил меня за руку и потянул на себя, одновременно нацелившись ногою мне в живот. На этот раз удача была на моей стороне, я сблокировал пинок и выбрал удачный момент для контратаки. Мой удар в челюсть был довольно сильным, и это должно было ошеломить врага хоть на секунду, чтобы дать мне время прийти в себя. Но этому ублюдку все было нипочем. Полностью проигнорировав все мои потуги нанести ему урон, он просто развернулся и ударил меня под коленные чашечки. Ноги сами согнулись, и я повалился на пол.
    ____На каких-то пару секунд голова закружилась, и потолок заходил ходуном, все мысли разбежались по уголкам разума, а я потерял контроль над своим телом. Хотелось просто лежать и ничего не делать, и будь что будет. Но тут концентрация снова пришла в норму, и я очухался. Голова посвежела, немедленно дав телу команду на подъем. Резко вскочив на ноги, я огляделся: мой соперник уже перематывал рану какой-то тканью. Нда… так просто мне от него не отвязаться, нужно оружие. Глаза забегали в поисках моих железных друзей. Один из них лежал прямо у эмаря под ногой, и тот, заметив мой взгляд, не долго думая, подцепил носком сай и швырнул его в огромную дыру в стене, которая раньше, видимо, была окном.
    ____- You, son of a… - ах да, забыл…
    ____ - Loser, - этот говнюк просто издевался. Он начал бесить меня и если раньше я себя сдерживал, то сейчас просто переломаю ему руки! Мужчина, что до этого момента лежал на полу неподвижно, кое-как встал и покинул помещение. Слава Богу, значит он жив. Мы остались с чернявым один на один. Теперь меня ничто не сдерживает.
    Началось. Это был танец техник. Удары, блоки, уклоны и различные приемы, у кого на что мозгов хватало. Конечно, мой стиль был лучше его, я ведь занимался со Слаем не только паркуром, но и отрабатывал приемы различных боевых искусств. И сейчас, совместив их с элементами паркура, я мог бы дать фору этому наглому готу. Но мой соперник тоже был не так прост, на его лице была изображена ярость, причем не человеческая, а какая-то дикая. Такое ощущение, что он злился еще больше от каждого моего движения и вздоха, его бесило то, что я до сих пор жив. И вся эта ярость разливалась по его телу, придавая сил: он стал прибавлять в скорости. Если сначала мы были примерно в одинаковых условиях, то сейчас, спустя несколько минут, я уже не успевал за ним следить. Соперник разгонялся, и я пропускал периодически удары то тут, то там, и понял, что понемногу проигрываю. Сказывалась усталость после утренней пробежки по крышам, а силам моим, в отличие от сил оппонента, виднелся уже скорый предел. Мне ничего не оставалось, кроме как беспомощно пытаться ставить блоки. Оружия не было. Чтобы добраться до оставшегося сая, нужно было отвлечься от битвы, но с таким натиском это равноценно поражению.
    ____И вот новая атака врага, я оттолкнулся от заранее примеченного булыжника, торчавшего из стены, и, сделав второй шаг прямо по плечу соперника, вдавил его в пол насколько смог. Приземлившись, я тут же хотел атаковать, но моей скорости снова не хватило, недруг уже ушел с линии атаки и я пнул воздух. Блин! Какой-то хренов фантом! Тут же я поплатился за то, что на секунду замер на месте, и удар в плечо снова повалил меня на землю.
    Блин! Этот старикан, сказал, что я смогу победить. Какого ж черта я не чувствую себя победителем?! «Копи злость» - в голове вдруг всплыли слова мужчины. А что, [5 букв], не похоже, что я зол что ли?! Меня вся эта ситуация начинает уже доставать. С тех пор, как один говнюк скинул меня с крыши, и до сего момента я только и делаю, что борюсь за жизнь и с кем-то сражаюсь. Я, блин, не спал уже черт знает сколько. Вся эта беготня меня сильно выматывает, а тут еще черное чучело меня изваляло в пыли и не собирается останавливаться. Да сколько ж можно?!
    ____Я кое-как вскочил на ноги. И вот тут затеплился слабый огонек гнева внутри меня. Словно маленький язычок пламени начал разогревать кровь, от чего она стала бежать по венам и артериям интенсивнее. И только сейчас я понял, как мне до этого момента было холодно. Я с новым приливом злости посмотрел на оппонента, и был полон готовности продолжать «танец смерти».
    ____Итак, первый удар был за мной, противник ловко увернулся и врезал мне ладонью. «Наш ответ Чемберлену» - сказал я про себя, повторив его же прием и прилично оттолкнув его. Парень шлепнулся на пятую точку, а я остался на ногах. Новый прилив сил оказался весьма кстати, но этого пока было мало. Эмарь, не придав значения мелкой неудаче, прикрыл на секунду глаза, и глубоко вдохнул, словно тоже черпал откуда-то новую энергию. Я хотел было податься вперед, но он очень резко оттолкнувшись от пола обеими ногами, впечатал меня ударом по груди в стенку. Боль была терпимая, но главное было даже не это, а то, что чем больше он бил меня, тем больше я злился и, тем больше становилось у меня сил. Агрессор издал животный рык, видимо празднуя превосходство. Такое ощущение, что у него зверь внутри! Но меня сейчас больше интересовало не это, а то, как открыть в себе больше силы. Это словно перерождение, иначе никак не описать это чувство. Сразу вспомнилось происшествие в тоннеле, где меня схватили чьи-то руки. Тогда я, сам того не замечая, проплавил трубу, а осознал только сейчас. Так вот, значит, о какой силе говорил мой тайный помощник. Взгляд упал на руки, они покраснели от такой температуры. «То, что нужно!» - злорадно улыбнулся я про себя.
    ____Эмарь ринулся в следующую атаку, я попытался сблокировать, но он все еще был быстрее, и следующий удар пришелся мне снова под дых. Вот так, отлично, покажи мне всю свою силу! Соперник решил заломить мне руку, но я уже немного изучил его стиль боя, и, сделав сальто, оказался на полу, при этом упершись ногами в своего оппонента и перекинув его через себя. Я сделал перекат, но тут же почувствовал хороший удар локтем между лопаток. И снова волна боли раскатилась приливом новой силы и тепла по всему телу. Вот теперь, пожалуй, достаточно. Пора переходить в наступление. Тело фактически горело изнутри, при нормальных условиях я бы наверное уже давно умер, но в Городе все вещи принимают новый оборот. Пришло время опробовать свои способности.
    ____Я начал двигаться так быстро, как раньше не мог и мечтать. С каждым движением моя скорость возрастала. Разгоряченным мышцам нужен был выход энергии. Словно у меня внутри бушевало адское пламя, но ему там было мало места, и нужно было выплеснуть эту энергию. Я полностью вернул контроль над ситуацией, мозг не успевал подумать о том, какое движение сделать следующим, а тело уже его совершало. Это поразительно, создавалось ощущение, что я могу быть в двух местах одновременно. Но самым главным было то, что этому, казалось, не было предела. Я все быстрее и быстрее наносил удары. Мне это нравилось, я хотел проверить, насколько еще быстрее я смогу двигаться, и уже не мог остановиться. Внутреннее пламя уже начало обжигать меня, я чувствовал боль, и чтобы ее утихомирить, нужно было все больше энергии выплескивать наружу. Я был зол, кожа была красной, волосы взмокли и вообще я весь обливался потом, но зато никакими словами не описать ту мощь, что я ощущал в своем теле в тот момент. Противник уже не мог даже прикасаться ко мне, пару раз он пытался нанести удар, но тут же одергивал руку и на лице его была написана боль.
    ____Я понимал, что с таким раскладом у соперника нет шансов против меня, но хотелось проверить, свои возможности. Сделав глубокий выпад, я на минутку задержался, словно не рассчитал свои силы. Эмарь, конечно, заметил оплошность с моей стороны и тут же поспешил наказать меня за это ударом в висок, но теперь противник казался мне слишком медленным и, моей новой реакции хватило на то, чтобы остановить его кулак на полпути и зажать его в ладонь. О да, вот это сила! Я мог был с легкостью сломать ему руку и убить кучей способов. Но я не убийца. Зато я очень зол на него. Противник в панике отдернул руку, ему повезло, что на ней была перчатка, которая теперь осталась у меня. Он отскочил, но я в мгновение ока оказался снова рядом с ним, и уже не скрывая свой потенциал, просто поднял его за грудки над полом. Бесподобно…Внутренний огонь не давал мне покоя, бушуя и обжигая мне все тело, но это была приятная боль, которая только распаляла меня. Эмарь беспомощно болтался в моих руках, пытаясь ударить меня и вырваться.
    ____- А ну пусти, [презерватив]!! – это был уже не тот зверь, а снова парень с которым я начал драку, зато вот я теперь ощущал себя настоящим дьяволом прямиком из ада.
    ____ - Пустить?!! – Убивать его мне не хотелось, даже на секунду стало жалко его, поэтому я решил просто избавиться от парня, тем более, что сейчас у меня есть кое-что более интересное, что стоило бы изучить. – Пускаю!!
    ____И вот жар в моем теле достиг точки апогея, я больше не мог сдерживать эту боль и эту энергию, и она попросту вырвалась наружу в виде самого настоящего языка пламени, объявшего мою руку. Вот это да… Вот это сила! Парень мне был уже не интересен, к тому же пламя начало перекидываться на него, и он закричал от боли. «Охладись» - подумал я и швырнул несчастного в реку через окно, туда же, куда он выкинул мой сай. Вскоре его голова скрылась в бурлящих потоках воды, а я стал с интересом рассматривать огонь на своей руке. Это было удивительно, никогда еще я не видел ничего подобного, хотя уже год как живу в Городе. Я был живым факелом, огонь пылал на мне от самого локтя до кончиков пальцев. Я не чувствовал жара от пламени, для меня сейчас это было нормальной температурой. Боже… если бы научиться управлять этим… Я и раньше замечал, что со мной происходит что-то странное, с тех пор как я попал в этот злополучный Город. Еще тогда возле завода… я вспомнил обуглившееся сидение автобуса после битвы с собаками. Может сам Мерлин и послал этих псов, чтобы я разогрелся? Так или иначе, я уже тогда знал, что мое тело накаляется до невозможной температуры. Но вот это… это нечто новое для меня.
    ____-Что, радуешься новой игрушке?
    ____Я так сильно увлекся этим завораживающим зрелищем, что даже не заметил, как мой тайный незнакомец с тростью вернулся в помещение. Конечно, я даже испугался на секунду, настолько это было неожиданно. Взгляд сначала выцепил мужчину посреди комнаты, а когда вернулся на руку, то пламени уже не было, оно погасло, и я почувствовал, как температура тела начинает стремительно спадать.
    ____-Ты знал об этом? Откуда?
    ____-Оттуда, – он видимо не намеревался отвечать на вопросы, о которых мы не договаривались. Говнюк, одним словом!
    ____-Я выполнил свою часть, твоя очередь. Где Слай?
    ____-Ты по-моему сильно получил по голове от этого хлыща, раз так здорово тупишь. Я же сказал, что не знаю где Слай.
    ____-Хорошо, тогда скажи уже что-нибудь полезное!
    ____-Ты гей…
    ____- Для меня полезное! – честное слово, не знаю даже, почему я до сих пор не отправил его в реку следом за эмарем. Они бы отлично дополняли друг друга.
    ____-Ладно, растопырь свои локаторы и слушай. Для тебя, наверное, это в новинку, но вещи, которые ты привык воспринимать в реальном мире, здесь имеют совершенно другие свойства. Они могут иметь другой облик, форму, цвет и все что угодно. Это касается и людей. Проще говоря, все, кто попал в Город, могут иметь здесь совершенно иной облик, характер и даже пол…
    ____-Сдается мне, до Города ты был маленькой гадкой девочкой…
    ____-Я переведу для твоих куриных мозгов, - незнакомец проигнорировал мой словесный выпад, - СЛАЙ ЗДЕСЬ МОЖЕТ ВЫГЛЯДЕТЬ КАК УГОДНО. И может быть тем, кого ты меньше всего подозреваешь.
    ____С этими словами он подцепил тростью с пола беспалую перчатку, оставшуюся от эмаря, и подкинул ее мне точно в руки. Я вопросительно посмотрел на мужчину, тот раздосадовано хлопнул себя по лбу с выражением а-ля «медицина здесь бессильна». Мой взгляд упал на перчатку: ну что… вещь как вещь, много у кого такие есть, у меня, например, или у Сл…
    ____Тут меня дернуло зарядом тока. Господи, теперь я понимаю, почему этот мужик так недоволен моей реакцией… Я бы сам себя убил уже за такие тормоза… Но неужели этот парень… и Слай… «…и может быть тем, кого ты меньше всего подозреваешь…» - всплыли в голове слова незнакомца. Но если он все знал, то зачем ему понадобилось устраивать все это? Я возможно чуть было не убил… кого-то… связанного со Слаем! Меня охватила злость, хотелось отвешать пару пинов этому старцу. Я гневно взглянул на него, но он, видимо ожидая такой реакции, уже отвернулся, потеряв ко мне всякий интерес, и подошел к окну, куда я выкинул паренька.
    ____-Сделка, есть сделка. Мы оба выполнили условия, теперь наши пути-дорожки разойдутся. Если поторопишься сейчас, может, догонишь его и, ВОЗМОЖНО, найдешь живым. Так что советую тебе не тратить время на меня. Все, свободен. Надеюсь, больше не увидимся.
    ____Черт, как же он бесит меня своей невозмутимостью. Но сейчас он прав, нужно поспешить найти того парня и задать ему пару вопросов. Я хотел собрать свое оружие, но лишь увидел, что один сай лежит на полу с обломленным кончиком. Видимо, от быстрого нагрева и охлаждения металл стал хрупким, и от удара по бетону сай просто сломался. Теперь он был бесполезен. Его брат-близнец сейчас покоится на дне реки. Похоже, я остался безоружен. Но у меня есть то, чего никто не отнимет - новая сила, которой я, во что бы то ни стало, научусь пользоваться. Она понадобится мне в поисках Слая.
    ____-И тебе не хворать… - бросил я на последок и добавил про себя «…редкостный [презерватив]». Я быстро покинул здание и пробрался к течению реки. Бежать не хотелось, поэтому ноги просто неспешно вели меня вниз, а голову заполняли всевозможные раздумья. О том, сколько всего свалилось на меня за последние сутки, о том, в чем моя главная цель, для чего я здесь, о том, сколько я уже живу в Городе и до сих пор ничего не выяснил о Слае. Этот парень – пока моя единственная зацепка, и нужно его найти. Мне было жалко его, и стыдно за себя. Поддался на провокацию какого-то клоуна, который явно пережил не одно сексуальное домогательство со стороны родителей в детстве. Я же чуть было не прикончил этого парня… а он возможно и есть Сла…нуу… по крайней мере, может быть как-то связан с ним. Все! Теперь ни один умник не будет мне указывать, что делать. Я пришел в Город найти Слая, а получается, что я только выполняю чьи-то прихоти. До пошли они все! До сего момента я сам прекрасно справлялся, и теперь буду действовать, полагаясь только на себя.
    ____ Так, углубившись в раздумья, я шел довольно долго, пока не увидел то, чего хотел: следы на берегу. Примятая трава, мокрая и земля говорили мне о том, что здесь кто-то вылез на поверхность из воды. В обычных условиях это мог быт кто угодно, но сейчас я был абсолютно уверен, что это ОН.
    Я окинул взглядом близлежащие территории: недалеко через реку был перекинут мост, который с одной сторону скрывался за холмом, а с другой… Стоп! А это не вокзал ли там? Сразу вспомнился Мерлин и те ребята, которых я видел у завода. Он сказал, что они пойдут сюда… конечно, времени прошло уже много… но здесь это настолько относительно, что голова идет кругом. Короче говоря, вдруг они еще там? Да и следы вели туда. Значит это судьба… хоть я и не верю в судьбу.
    Ну что, двинули? Поправив на спине съехавший рюкзак, я снова погрузился в раздумья и пошел сквозь заросли к своей цели…
     
  14. Godless

    Godless Ословед

    Репутация:
    1.214.651
    Godless, 3 окт 2011
    Иней.

    And no one sings me lullabies,
    And no one makes me close my eyes,
    And so I throw the windows wide,
    And call to You across the sky.

    _____Пальцы мужчины казалось, покрылись тонкой коркой льда, а мышцы лица отказывались что-либо чувствовать, но он продолжал двигаться в сторону окутанных туманом деревьев сквера. Марк бежал так быстро, как только позволяло ему скованное холодом тело. Он уже несколько раз пожалел о том, что не послушал Флойда и не остался с ним. Ведь человек даже толком не понял, с какой стороны раздался неясный и кажущейся теперь лишь плодом воображения женский крик.

    _____Выжженные днем деревья теперь выглядели совсем жутко. Они будто тянулись черными ветвями к фигуре необычного «спортсмена», который предпочитал ночную пробежку. Возможно, когда-то и при других условиях по этому скверу действительно бегали люди, ведущие здоровый образ жизни, но эти воспоминания уже умерли для испепеленного и замерзшего мира.

    Марк понял, что не найдет того, к чему стремился и уже было хотел остановиться и отдаться на волю случая. Но, пройдя еще несколько шагов по инерции, он ощутил внезапное потепление. Туман теперь не позволял видеть дальше трех метров, и мужчина осторожными шагами продолжил двигаться вперед, пока не увидел очертание чьей-то фигуры. Стало заметно теплее, даже капли влаги блестели на мертвой траве. Холод не проникал в зону около неизвестной фигуры. Но эта фигура точно принадлежала не тому, кого хотел найти беловолосый человек. Небольшой дымок окутывал голову незнакомца, и Марк начал подозревать, что не такой уж это и незнакомец.

    «Далеко тебя занесло», - раздалось без каких либо интонаций в голове Марка, - «Мне пришлось поднапрячься, чтобы найти тебя».
    Марк обошел Грэя и увидел три светящихся огонька на его лице. Один принадлежал уже почти докуренной сигарете, а два других - глазам существа. В следующую секунду один стал гореть ярче, а другие вовсе потухли. Грэй прикрыл глаза во время очередной затяжки и выдохнул густой дым в сторону человека.
    «Ты говорил про какой-то мост», - так же без приветствий начал мужчина, - «Что-то я его тут не ощущаю».
    Теперь они стояли друг напротив друга, каждый смотрел в глаза своему собеседнику. Грэй помедлил с ответом, затянувшись последний раз и выбросив окурок в сторону. А затем выдавил из себя подобие улыбки, которая на его безобразном лице выглядела более чем пугающе.
    «Ты ведь бежал сюда по делу? Ищешь кого-то?» - невинно поинтересовался он, сменив тему.
    «Да», - Марк не стал ничего скрывать, так как знал, Грэй все равно выяснит это, если захочет, - «Девушку. Она звала на помощь».
    «Тогда хочу тебя огорчить», - покачало головой существо, - «На помощь к ней ты не успел…»
    У Марка кольнуло в сердце, страшная догадка достигла сознание, отчего его кулаки невольно сжались. Этот жест не укрылся от взгляда чешуйчатого монстра:
    «Расслабься», - успокаивающе раздалось в разуме Марка, - «Ну не успел ты, с кем не бывает. Но ведь успел я. Еще бы чуть-чуть, и тьма поглотила бы ее. Как хорошо, что я оказался рядом»
    Фраза показалась человеку наигранной, но, тем не менее, прозвучала успокаивающе, и он недоверчиво уставился в «полные сочувствия» глаза Грэя, который прикуривал очередную сигарету.
    - Где она? – нетерпеливо спросил Марк.
    «Отдыхает на скамейке, можешь не переживать», - существо указало рукой направление, - «Закурить не желаешь?»
    Марк машинально выхватил протянутую сигарету и осмотрел ее. Полностью черного цвета. «Видать, крепкие», - пронеслась странная мысль. Его немного удивляло сегодняшнее поведение Грэя. Слишком он был дружелюбно настроен. Мужчина достал зажигалку, но подкурить не успел, сигарета сама вспыхнула и надобность в зажигалке отпала. Горячий дым обжег легкие. Стало даже жарко, а Грэй наконец перешел к делу:
    «Что нового расскажешь?»
    Марк пожал плечами, блаженно выдыхая сизый дымок:
    «Ничего. Кажется, я не туда попал».

    _____Грэй сразу заметил, в человеке что-то кардинально изменилось, в его разуме стало все по-другому. Но он никак не мог понять, что произошло во время его отсутствия, не мог увидеть это в голове Марка, поэтому сейчас старался направить диалог в нужное ему русло, но ничего не получалось, сатанист удачно скрывал все, что хотел скрыть, хотя и не догадывался об этом. «Сам он так просто не мог. Или мог? Нет. Без посторонней помощи тут не обошлось», - размышлял Грэй, - «Но этот посторонний очень качественно затер следы своего пребывания». Монстр осознал, что теперь он может видеть только те мысли человека, которые в данный момент воспроизводятся в его мозгу. В остальных уголках разума стояли какие-то блоки.

    «О, нет, ты попал как раз туда. Значит, тут есть что-то, или кто-то, ради чего ты сюда попал», - начал говорить намеками Грэй, надеясь, что Марк подумает о чем-то, что произошло с ним недавно, но все мысли человека сейчас были заняты другим объектом, той самой девушкой, с которой начался разговор.
    «Возможно, я даже уже нашел это», - задумался мужчина, - «Но каким образом это приближает меня к цели? Ты, кстати, пока не выполнил ни одного из пунктов нашего договора».
    Это было откровенной наглостью со стороны Марка, что не могло не задеть самолюбия Грэя. Какой-то человек смеет упрекать его, того, кто может одной лишь мыслью убить этого заносчивого сектанта. Но он остался спокоен, как всегда. Тем более, этот человечишка нужен был ему для своих целей. Поэтому он пока не стал обострять ситуацию, пусть все идет своим чередом:
    «Терпение, друг мой», - примиряюще поднял руки вверх чешуйчатый, - «Очень скоро ты достигнешь того, чего желаешь».
    «Только мне почему-то кажется, что достигну я этого и без твоей помощи», - довольно грубо ответил Марк, он знал, что зачем-то нужен этому существу и поэтому чувствовал себя довольно уверенно, - «Думаю, наш разговор можно считать оконченным, сейчас я с твоего позволения заберу девушку, и мы с тобой продолжим потом и в другом месте».

    _____Мужчина развернулся в сторону, куда ранее указал его собеседник, и, не прощаясь, направился вперед, оставив Грэя наедине с самим собой.
    «Как знаешь… Я ведь всего лишь наблюдатель», - мысли монстра догнали человека, - «И я не прошу у тебя взамен ничего, зато предлагаю многое».
    Марк обернулся назад, но на месте существа остались лишь клубы почти растаявшего в начинающем холодеть воздухе дыма. Температура начала падать, и сектант поспешил к лежавшей на скамейке девушке. Она лежала лицом вниз без сознания, ее рука безжизненно свисала и касалась земли. Мужчина отметил стройную фигуру, угадывающуюся даже под пальто с длинным подолом. На ногах девушки были одеты высокие модные сапожки на каблуке. На руках перчатки черного цвета, как и вся остальная одежда. Вся чистое и новое, будто только из магазина.
    «Тут точно никто так не ходит», - проскользнула мысль в беловолосой голове, - «Наверное, совсем недавно попала к нам из реального мира, но почему сразу сюда…»
    Марк легко поднял хрупкую девушку и, наконец, взглянул ей в лицо. Мертвенно бледное, как снег, особенно в обрамлении длинных иссиня-черных волос. Глаза с длинными ресницами закрыты, прямой аккуратный носик и острые черты лица. Взгляд человека упал на бледные, уже начавшие синеть губы незнакомки, и он вспомнил, что погода не позволяет долго стоять на месте, и легким бегом направился в сторону госпиталя. Ему почему-то было тепло, «могильная ночь» нисколько его не трогала, мужчина списал это на подарок Грэя – черную сигарету, которая разожгла настоящий огонь в легких.

    _____Тепла хватило ровно для того, чтобы добежать до массивных дверей госпиталя, которые почему-то были открыты, после чего Марк почувствовал вновь подкрадывающийся колючий холод. Он даже не стал закрывать за собой дверь, так как с девушкой на руках это было сделать проблематично, а отпускать ее теперь он очень не хотел. Добежав почти на ощупь по темному коридору больницы до лестничного прохода, он без колебаний направился вниз, помня, что обычно морги находятся в цоколе здания, и именно туда направился Флойд.
    Человек прошел целых три этажа вниз, прежде чем ступеньки закончились , и холод начал отступать. По уже распространившемуся по всему этажу запаху, он понял, что попал туда, куда надо. Где-то в конце достаточно длинного коридора горела одна единственная лампочка, к ней и направился Марк быстрыми, но беззвучными шагами. Это место вызывало у него тревогу. Обшарпанные бледные стены были исписанными какими-то надписями, которые в темноте было невозможно прочитать. Под ногами валялись куски вывернутого кафеля, который постоянно похрустывал под ботинками, сводя на нет все усилия идти незаметно.

    _____Свет пыльной лампочки над металлической дверью ровно горел, позволяя прочесть необычную надпись, вырезанную печатными буквами в столбик прямо на металле глубокими бороздками:
    «Where is your God?
    Where is your God?
    Where is your God?»
    Сатанист даже усмехнулся этой правильной, как ему показалось, надписи. Дверь открылась внутрь от легкого толчка ногой, обнажив огромное круглое помещение с высоченным потолком. Запах резко ударил по ноздрям, заставив сатаниста поморщиться. Морг хорошо освещался лампами, многие из которых, правда, не горели. Огромные белые плитки местами отвалились с разбитых стен, и с потолка капала вода, мерно ударяясь о кафельный пол, делая тишину еще более пугающей. Крови нигде не было, но из открытых камер хранения, расположившихся по кругу всего помещения, то там, то тут виднелись полусгнившие трупы, местами были и хорошо сохранившееся, они лежали на металлических столиках, которых тут было немало. Морг поражал своими размерами. С таким количеством камер сюда можно было вместить порядка ста «пациентов».

    _____Марк гневно выругался, не найдя Флойда, лучше бы он остался на верхних этажах, там, по крайней мере, не было запаха мертвечины и облезлых трупов. В следующий момент девушка на руках сектанта зашевелилась и тяжело вздохнула, не приходя при этом в сознание. Мужчина почему-то начал беспокоиться о том, что она сейчас очнется, и, увидев, где находится, подумает, что попала в руки к какому-то маньяку.
    «Хватит с нее потрясений», - человек развернулся в сторону выхода из морга, - «Наверху было куда лучше».
    Но его планам не дал осуществиться мелодичный голос в голове:
    «Overhead the albatross hangs motionless upon the air», - Флойд снова начал излюбленную игру, но в этот раз, Марк явно обрадовался знакомому мотиву, - «And deep beneath the rolling waves. In labyrinths of coral caves».
    «Флойд, где тебя Дьявол носит?» - человек хотел вложить в мысли больше злости, но получилось неубедительно.
    «Назад, вернись в морг».
    Марк послушно вернулся и не очень удивился, застав там взволнованно парящего друга. Существо сместилось куда-то влево, скрывшись за камерами для хранения трупов:
    «Сюда!»

    _____Человек направился следом и увидел еще одну дверь, которую невозможно было заметить, не пройдя до середины помещения. За дверью была просторная светлая комната с двумя кушетками, большим письменным столом, металлическим стулом и ящиками с архивами. К удивлению Марка тут было достаточно чисто, и трупный запах не проникал сквозь герметичную тяжелую дверь, которая закрывалась изнутри на мощную щеколду, хотя, возможно, он просто уже привык.
    «Что это за место?» - не удержался он от вопроса.
    «Временно безопасное, и это главное», - поднял вверх ветвистый палец Флойд, источая мглу, - «Ты бабу то свою положи уже, все никак оторваться не можешь от нее».
    Призрачный парень указал на кушетку. Марк нахмурился, но спорить не стал и аккуратно уложил брюнетку на одну из кушеток. После чего сам сел на единственный стул и устало потер кончиками пальцев виски.
    «Все вопросы утром!» - строго прервал Флойд, прочитав не озвученную мысль человека, - «Сейчас мы здесь далеко не одни…»

    * * *
    _____Свечение в тяжелых тучах ранним утром меняло цвет с холодно-голубого на почти белое. Могильная ночь отступила, на улице стало светло, но по-прежнему морозно и пустынно. Будто зимнее утро опустилось на спящий Город. Деревья были покрыты инеем, как и все предметы в это время. Холодная белесая дымка окутывала землю, отчего было видно только самые кончики травы, блестевшие кристалликами льда.

    _____На крыше высокого здания, на фасаде которой был огромный равносторонний красный крест, некогда освещавшийся лампочками, около самого края, стояла одинокая фигура. Ее перепончатые крылья плавно развивались на ветру и были покрыты инеем, но, кажется, их обладателя не особо волновал этот факт. Ему вообще всегда нравилось стоять на краю высоких зданий, чувствуя дуновение прохладного ветра. Чувство свободы. Существо размышляло. И совершенно не было удовлетворено сегодняшним ночным разговором.

    «Ты начал свое восхождение на стену. Очень стремительно. Но не без моей помощи. Кто вставляет клинья под каждый твой шаг, как ни я».
    Грэй остановил размышления, чтобы полюбоваться дымком сигареты, уносимым стремительным потоком ветра. Затем затянулся снова и продолжил:
    «И чем выше ты заберешься, тем больнее будет падать. Без страховки тут никак. Иначе синяками при падении не отделаешься. А кто твоя страховка, если ни я…»
    Монстр посмотрел вниз с крыши, и открывшейся вид аллеи в тумане порадовал его. Он ценил красоту, так как свою утратил уже давно.
    «Хотя, после сегодняшних событий стало понятно, что я этой страховкой являться перестал. Но кто тогда? И откуда у тебя везде блоки в разуме? Как ты умудрился попасть сюда, не свернув себе шею?» - тут неожиданная догадка посетила Грэя, - «Ну, разумеется! Кто еще мог знать о тебе кроме меня. Из клуба только один. Он тоже увидел это. Не зря он спросил тогда про стену. Неожиданный ход, неожиданный».

    ____Грэй резким взмахом сбил иней с крыльев и потряс головой, отгоняя задумчивость. Его настроение изменилось, но он затруднялся ответить, в лучшую сторону, или в худшую…

    «В любом случае, я ведь всего лишь наблюдатель».
     
  15. Stich

    Stich Ословед

    Репутация:
    3.199
    Stich, 19 окт 2011
    ____И все же, кто был этот парень? Не зря ведь мне почудилось, что я его уже где-то видел… Это как вспоминать старую-старую мелодию, которую ты точно слышал, но ума не приложишь – где. Она вертится в голове надоедливой пластинкой, она мешает думать, она не оставляет мыслей, кроме себя одной. И ты ходишь и мучаешься, и хочется уже забыть про нее, но это словно заноза в мозгу – не вытащишь. Этот придурковатый старикан намекал, что Слай может быть здесь кем угодно. И как я сразу не заметил, что что-то в том парне было не так, что-то с самого начала меня смущало. Ну, правда, в разгар боя мне уже было все равно, но пораскинь я чуть мозгами и доверься я чувствам…. Все могло бы выйти иначе. А теперь… мне нужно как-то найти человека, которого я чуть не убил, и просить его о помощи? Почему, блин, так происходит? Я сам ответил себе не этот вопрос. «В этом городе ты один. Нельзя ни на кого полагаться. Довериться – означает подставить спину. Вот чему научили тебя последние несколько недель жизни. Ты сам по себе, у тебя своя цель. Остальные лишь хотят использовать тебя для личной выгоды. Здесь каждый сам за себя. Не верь никому…». Но ведь этому парню я уже, по сути, хочу верить. Ведь есть слабая, но надежда, что он знает что-то о Слае или… Нельзя исключать и такой возможности в Городе… Хотя я все равно слабо в это верил. Ведь если бы это был Слай, он бы меня узнал или… что-то еще должно было произойти. А это был совершенно чужой человек… В общем, как бы там ни было, раз старикан так сказал, то возможно в этом есть доля правды. Он не похож на человека, который швыряет слова на ветер. По крайней мере, в том, о чем он сказал, я с ним согласен: этот город может изменить что угодно до неузнаваемости, в том числе и людей.
    ____ Взгляд упал на руку. Я поднял ее лицевой стороной ладони к себе и стал внимательно изучать. Но, собственно, ничего нового я там не увидел, да и не сильно-то ожидал. Но в голове отчетливо вырисовывалась картина того, как по предплечью расходятся языки пламени, обволакивая его. Это было нечто невообразимое. И хотя я уже успокоился, но шок от произошедшего еще не отступил. Я помню тепло по всему телу, которое постепенно превратилось в жар, а затем и вовсе в пламя. В голове хорошо отпечаталось это чувство и… надо сказать, что мне это понравилось. Это неповторимые ощущения: ты просто порождаешь энергию внутри себя, а затем выплескиваешь ее наружу. Словно комок боли, который ты должен был проглотить, вместо этого вырвался наружу в виде оглушающего крика, от которого стекла лопаются. Мне хотелось испытать это чувство снова. Это в сто раз круче выплеска адреналина и никакие экстремальные ощущения не идут в сравнение с этим. Огонь… Он напоминает мне о Слае. Эти оранжевые языки пламени точь-в-точь как волосы моего друга. Иногда мне даже казалось, что брат на самом деле пылает, ведь это проявлялось практически во всем: в его характере, темпераменте, в его способности дарить людям энергию. Все это можно с легкостью сказать про него. Слай всегда был путеводной звездой в моей жизни, источником света в любой душевной темноте. И вот сейчас, когда внутри меня был темнейший мрак, этого источника так сильно не хватало. По сути, я все еще не знаю, куда мне идти и что делать. Я даже не уверен, что когда-нибудь найду своего друга в Городе…

    ____ Раздумиям моим пришел конец, когда я, наконец, вышел к вокзалу. Переступив через несколько заросших давно усохшей травой линий ж/д, я поднялся на перрон. Здание вокзала было небольшим и само по себе не представляло интереса. За ним ширилась огромная городская площадь с постаментом по центру. На нем стоял единственный фонарь, освещавший, насколько мог, территорию вокруг себя. А на улице было уже довольно темно. Иногда мне кажется, что в Городе дни и ночи идут неравномерно, а так, как захочет он сам. Сегодня короче, завтра длиннее. А может это просто бесконечный день, и лишь тучи, то более плотные, то более рассеянные, закрывают свет солнца… или что там сверху светит на нас? Наверняка просто какой-нибудь огромный фонарь, навроде того, что стоит сейчас в центре площади.
    ____ Вдруг сердце ёкнуло и в голову ударил незваный поток воспоминаний. Я вспомнил тот сон, что посетил меня на заводе… или не сон… что бы там ни было. Из памяти всплыла эта невыносимая жара, по мере того, как я продвигался дальше в этом кошмаре. Площадь… это была та же самая площадь, на которую я сейчас смотрю. И конечно же… я вспомнил то огненное существо, которое сражалось с Узником… Я еще раз посмотрел на свою руку. Вспомнил то пламя, что видел у себя на предплечье, и то, что было во сне… Да. Все правильно. Это был я. Только сейчас я понял, почему лицо существа, контуры которого размывали колышущиеся языки пламени, мне казалось знакомым. Это что же… мое будущее? Или всего лишь видение навеянное стрессом или чужим вмешательством? Я бы и рад списать все на видения, но я отчетливо помню голоса, перед тем как очнулся:
    ____-Фи… ну и слабак, и чего ты вообще на него внимание обратил? Он еле выдержал это путешествие…
    ___ -Но все-таки выдержал. А уже одно это значит, что он может быть полезен.
    ___ -Я думал, он щас расплачется и забьется в темный угол.
    ___ -Ладно. Для нас главное, что он увидел то, что должен был увидеть. Надеюсь, ему понравилось.
    ___ -Оставим ему подарочек? Чтобы не подумал что это сон?
    ___ -Да, не лишено смысла. А теперь дай ему отдохнуть, пора вернуть его…
    ___ Я задрал майку. С недавних пор я начал замечать, что шрам на боку, полученный на заводе в том самом сне, стал чернеть. Это была даже не копоть, или еще что-то более или менее свойственное органической ткани. Это выглядело, словно кто-то невидимой кистью окрашивал шрам в черный цвет. И… это еще не все. Мне кажется… он начал разрастаться. На самом деле он уже был гораздо больше, чем след, который мог оставить сай. И меня это немного беспокоило, но сделать с этим я ничего не мог. Интересно… об этом подарочке говорили голоса? И кто они вообще такие были…
    ____ «Ладно, я немного увлекся, надо бы оглядеться». Вокруг площади стояли дома различной высоты и… да в общем-то ничего необычного. Совершенно типичная картина для многих городов. Разве что смущала неестественная пустота на территории: это действительно была ПЛОЩАДЬ, в том смысле, что на ней самой, ничего кроме монумента не было. А кроме этого – просто пустынная равнина. Только вот… это здание театра на краю разительно выделялось из кольца домов окруживших периметр. Я прищурился и не мог толком разглядеть, но все же мне показалось, что двери там были открыты. По земле, от того места, где я стоял, еле-еле виднелись уже почти высохшие, но еще едва различимые следы от мокрых подошв. Они тянулись как раз к этому театру. Мне хватило этой небольшой зацепки.

    ____ Увиденное, выбило меня из транса. Мысли тут же собрались в один комок, кулаки сжались, заскрипев беспалыми перчатками, и ноги сами помчали меня к храму искусств. Но какое-то тревожное чувство заставило резко сбавить скорость, а затем и вовсе остановиться возле постамента. Сердце забило тревогу на пустом месте. И она не то, чтобы была необоснованной… Просто я, вдруг, понял, что шлепающий звук моих кед по мощеной камнем земле раздавался чересчур громко. В голову пришла мысль, что это не просто может спугнуть мою цель раньше времени, но и привлечь внимание нежеланных в данный момент гостей. А я чувствовал себя словно голым без оружия. Но стоп! Здесь же никого нет, а площадь огромна, и в обозримом пространстве вокруг было тихо. Даже пугающе тихо. И, тем не менее, внутри стал зарождаться беспричинный страх, который нарастал с каждой секундой. Я интуитивно просто чувствовал, что скоро что-то произойдет на этом самом месте, где я стоял. Что-то ОЧЕНЬ нехорошее. «Черт бы тебя побрал, хренов эмарь. Почему ты все так усложнил? Чего ты вообще в драку полез, болван??». На какое-то время я просто застыл возле фонаря, который выхватывал кусочек жизни из пахнущей смертью тьмы. Как светлый воин, который сиянием своих доспехов в мгновение ока разносит в пух и прах все силы тьмы… Именно сейчас мне хотелось, чтобы фонарь ожил, встал со своего места и пошел вместе со мной. Мы могли бы стать лучшими друзьями… «Господи, что я несу?!». Тем не менее, уходить все еще было мало желания, и я окинул взглядом постамент, на котором оказалась табличка с надписью:

    «В ночной безмолвный мрак, он проливает свет,
    Являя взору, что тревоги нет,
    И только домыслы рождают опасенья.
    Мир четко разделив на свет и тень,
    Он даже ночью сохраняет день,
    Храня покой, и тем, даря спасенье».


    Да уж… это в точку. Мне вообще чужда поэзия, но эти слова заставили меня с уважением посмотреть на памятник и проникнуться мыслями, которые блуждали в голове автора в тот момент, когда он творил это произведение. Он ведь словно знал, что так и будет, что фонарь в самом буквальном смысле станет спасителем кому-то из выживших в городе. Теплый и мягкий свет лампы словно ласкал кожу, и хотелось остаться тут навсегда. Но… наш путь, не так прост, как хотелось бы. Сейчас не время раскисать и предаваться чувственным наслаждениям. У меня есть еще незавершенные дела в этой кромешной темноте. И на неопределенный срок именно она – мой лучший друг и товарищ, который всегда рядом.
    Я двинулся дальше, набравшись немного уверенности, к дверям театра, которые точно были открыты. Чувство страха не прошло, более того, воздух стал тяжелее и я ощущал это физически: он просто давил мне на плечи. Я знал, что что-то нехорошее близится и скоро произойдет. Тем не менее, останавливаться уже было нельзя. «Рубикон перейден» - как любил повторять Слай. Я поднялся по ступенькам к центральной двери. По бокам от меня стояли огромные колонны, и стоять между ними было… как то боязно что ли. Параноидальное чувство, что сейчас кто-то выскочит из-за них, или что они сами свялтся на меня, не покидало головы. Нда… расшатанную психику мне уже никто не восстановит. А ведь, тем не менее, галлюцинации здесь – это такое же обычное явление как, скажем, чьи-то кишки развороченные по улице. Сколько еще я протяну в Городе, сохраняя свой рассудок? А может я уже давно двинулся и весь этот кошмар – лишь результат лекартсва, которое мне усердно колят медсестры в больнице, наивно веря, что из овоща я превращусь в цивилизованного человека. «Так… вообще-то у меня здесь дела! Хватит стоять, а то еще одной колонной стану». Я прошел дальше в двери, захлопнув их за собой, чтобы сзади не было никакой угрозы. Люблю, когда не приходится беспокоиться о тыловой обороне.

    ____Так, ну по идее… по идее, мы сейчас должны встретить где-то этого «готического». Если, конечно, все было просчитано правильно. Я прошел чуть вперед и оказался на деревянной сцене, а передо мной был зрительский зал. Пол под ногами предательски заскрипел, обрушив все мои попытки остаться незамеченным. Ну, раз уж по-тихому не получится:
    ____-Если ты здесь, то выходи, я здесь не для того, чтобы драться. У меня есть к тебе несколько вопросов! – крикнул я наудачу в пустоту. Но в ответ – ни звука.
    ____ «Скорее всего, он ушел через другой выход. Надо поискать…»
    ____ -Если ты ищешь парня лет 20, высокого, волосатого, похожего на растрепанную ворону, у которого на руке одна кожаная беспалая перчатка… то я его не видел.
    ____ Я резко повернул голову в зал: именно оттуда раздался совершенно незнакомый голос.
    ____ -Кто здесь? – автоматически вырвалась дежурная фраза.
    ____ Вместо ответа раздался до жути отвратительный звук, словно кому-то медленно и с особой тщательностью ломали шею. Хруст раздавался довольно продолжительно, а после него последовал облегченный выдох.
    ____ -Только мы с тобой. К сожалению.
    ____ Голос был мужской, я бы дал его обладателю лет 25. Но в зале так и не удавалось ничего разглядеть. Сколько бы я ни вглядывался, пыльные сидения казались мне пустыми.
    ____ -Почему «к сожалению»? – я просто пытался разговорить его и выяснить хоть что-то, ведь он точно видел гота.
    ____ -Потому что, в отличие от твоей подружки, которая здесь была минут 10 назад, ты выглядишь еще более никчемным и жалким. Я удивлен, что у тебя руки ноги еще целы.
    ____ -Ты не ответил на вопрос!
    ____ -Потому что мне нужно с кем-то играть, но я не настолько себя не уважаю, чтобы связываться с тем, у кого волос больше, чем самоуважения. А кроме вас двоих тут никого не было уже очень давно и вряд ли еще появится. Так что считай, что ты избранник из пророчества, ничтожество.
    ____ -Чего? – опешил я от такой хрени.
    ____ Раздался хруст, как когда пальцами щелкают. Слай любил так делать, хотя сам же мне твердил, что это вредно.
    ____ -Но я не могу просто подобрать пацана с улицы и сделать из него воина, - продолжал незнакомец игнорируя мои вопросы. -Тебе придется доказать, что ты не умрешь от попадания занозы в палец. И…
    ____ Он вдохнул носом.
    ____ -...И судя по запаху, твой час настал. Покажи мне, на что способен. И раз уж тебе выпала честь, быть моим… хмм… - он замялся. -В общем от тебя требуется пока только не умирать.
    ____ -Слушай, все это круто, конечно, но ты не видел…
    ____ Сзади неожиданно кто-то подошел и закрыл мне рот ладонью, с надетой на нее кожаной перчаткой, одновременно второй рукой сделав захват за шею. Повинуясь инстинкту, я попытался вырваться, но держали меня крепче, чем можно было ожидать. Могучие руки развернули меня лицом к нарушителю равновесия. «Ш-ш-ш…Что это за хрень??». На меня смотрело лицо полностью покрытое гримом… «Это…это клоун???». Все сходилось: красные губы, красный шарик-нос, такого же цвета румяна и белая кожа. На меня смотрели глаза с разными радужками: один синий, второй зеленый. Помада, которая должна придавать неестественную длину губам, как это обычно водится у клоунов, шла не как обычно вверх, для демонстрации фальшивой улыбки, а составляла одну прямую с линиями губ. И лицо его, таким образом, как бы не выказывало никаких эмоций. Но тут произошло нечто неожиданное. Клоун начал улыбаться и помада… «поползла» вверх! В смысле, уголки этой самой линии стали загибаться, двигаясь прямо по гриму, и в итоге, как и положено, лицо вместе с «живой» маской стало выражать злорадную улыбку. Сам же человек был одет в кожаный жакет с закатанными рукавами и в такие же кожаные штаны. На ногах были ботинки с высокой шнуровкой. На голове был тряпичный капюшон, из-за чего можно было видеть только эту размалеванную рожу. Вся одежда была черной, что ярко контрастировало с белым гримом на лице. «Чего он лыбится?» - пронеслось в голове.
    ____ -Просто подумал, - словно читая мои мысли, произнес он, - что даже от натренированной обезьяны было бы больше проку, чем от тебя. Ой не знаю…
    ____ Я стоял в таком шоке, что не мог даже слова вымолвить. Еще бы: не каждый день увидишь в Городе настоящего клоуна!
    ____ Только я хотел собраться с силами и что-то предпринять, как новый его трюк чуть не выбил меня из колеи сознания. Это нечто начало наклонять голову к левому плечу, и в тот момент, когда обычный человек бы уже остановился из-за натяжения мышц, он продолжил и, с выворачивающим душу хрустом, полностью положил голову на плечо, даже не поднимая его!! Я думаю, если бы не годовалая закалка в Городе, я бы сейчас блеванул ему прямо на лицо. По идее, он должен был себе все там переломать, но клоун продолжал улыбаться и, когда вернул голову на место, лишь снова облегченно вздохнул. От такого зрелища я окончательно потерял дар речи и даже не заметил, как уже обвис на его руках, потому что, если бы не они, я бы давно плюхнулся на пол.
    ____ Но пауза затянулась, и человек в капюшоне, видимо тоже это осознав, ударил меня по лицу, чтобы привести в чувства.
    ____ -Не раскисай! Сейчас ты должен выложиться на все сто! Запомни: твоя задача – не умереть. Твоя чернявая подружка уже на улице, веселье сейчас начнется. Свободен!
    ____ С этим словами он одной рукой схватил меня за правую руку, а второй за волосы на затылке. Ловко подвернув меня под собой, он поставил меня лицом к выходу, заведя мою руку за спину.
    ____ -Выметайся!
    ____ Я почувствовал мощный толчок его ботинка мне в спину. Пинок был настолько сильным, что я долетел до самых дверей и выбил их своим телом. Оказавшись снаружи, я наконец начал возвращаться к жизни. Мне сильно досталось от этих дверей, но не могу поверить, что я только что пробил их насквозь! Кое-как встав на деревянные остатки входа, я услышал хлопок. Довольно громкий. Это был выстрел. В центре площади что-то случилось. Свет от фонаря погас, видимо, пуля попала в лампу. Позади меня уже никого не было, когда я оглянулся. Клоуна и след простыл. А возле постамента на площади еле различимо виднелись две фигуры. Я не знал, но чувствовал, что один из них – мой новый знакомый с одной перчаткой. Но кто был второй? Я хотел незаметно подкрасться и выяснить, но по периметру внезапно раздалась сирена. Городская сирена на случай ядерной угрозы и прочих катаклизмов. Я впервые ее слышал здесь, но она явно не предвещала ничего хорошего. Словно сам город ревел, призывая всех на площадь.

    ____ Я застыл в ожидании, что же будет дальше. Тело ужасно ломило, после полученного удара. Двери-то не картонные, а судя по тому как створки разлетелись в разные стороны удар был нехилый. Напряженная тишина резала уши и длилась несколько очень протяжных и томительных мгновений. Фигуры у постамента тоже застыли в ожидании. Было невыносимо тяжело дышать, потому как воздух был тяжелее свинца. Через несколько мгновений тишину прорвали первые звуки. То тут, то там, слышался рев, топот и нарастающий гул. Вот вдалеке засверкали мерцающие огонечки – кто-то нес с собой фонари. И все бы ничего… но я чувствовал опасность, прямо кожей ощущал ее. Вот уже были различимы силуэты нескольких собак, которые неслись, в надежде поживиться, к двум людям у памятника. Человек, который стоял наверху, на памятнике, резко подскочил к одной зверюге и взмахом чего-то длинного, и похоже острого, разрубил ее пополам. Второй мешкал. Я точно знал, что у гота не было с собой оружия, и вряд ли он мог достать его где-то здесь. Значит тот, который остался на месте – и есть он. Я бегом метнулся к нему, чтобы поговорить и при случае помочь отбиться, потому что чувство меня не подвело, вокруг начали сбегаться кучи тварей и толпы каких-то людей. Столько народу просто не могло жить в таком пустом городе. Воздух стал пахнуть кровью…
    Так выглядит костюм клоуна:
    Посмотреть вложение 1440753
    И сам клоун:
    Посмотреть вложение 1440763
     
  16. Rock4ever

    Rock4ever

    Репутация:
    9.566
    Rock4ever, 22 апр 2012
    [FONT=&amp] ___Никогда бы не подумал, что обычный белый подоконник сможет вызвать у меня столь неподдельный интерес, сравнится с которым разве что вся Третьяковская галерея и еще Лувр с хвостиком. Все эти трещинки и морщинки застывшей краски никак не хотели отпускать мое внимание, а уж темные полосочки от решетки так и вовсе таили в себе целые неизведанные миры и следы волнительных историй. Честное слово, я мог бы таращиться на эти неописуемые красоты еще часов шесть, да к тому же не моргать в процессе. Правда, убедить в этом человека, вошедшего в комнату добрых двадцать минут назад, все никак не удавалось. Его упорству можно было только посочувствовать. Видимо, не желая показаться навязчивым вторженцем, он так и не занял деревянный стул, хотя, в комнате, где есть только кровать, тумбочка с книжками да умывальник без зеркала, его назначение угадывалось само собой. И это был не первый наш немой диалог – и вчера, и позавчера, и за день до этого, заслышав в коридоре шаги, я прятал книгу под подушку и вставал спиной к двери, уткнувшись глазами в сказочные подоконные просторы. Чаще всего проходили мимо, но раз в день ключ в замочной скважине поворачивался и появлялся Антон – среднего возраста человечек с блокнотом. Ничем он не был примечателен: ни зычным голосом, ни яркой внешностью, ни трюками акробатическими развеселить не мог. В первый раз он только представился, и, не получив ответа, принял ежедневную получасовую вахту у меня над душой. После всего, что случилось, мне оставалось только молчать и думать. Еще три-четыре месяца назад я был бы твердо уверен, что смогу игнорировать его до старости. Два месяца – в первый же день от всего сердца подарил бы ему множество нехороших, но красочных слов и жестов. Месяц назад я, вероятно, подстерег бы его за дверью и дал в щи. А[/FONT][FONT=&amp] сейчас[/FONT][FONT=&amp]… [/FONT][FONT=&amp]Сейчас[/FONT][FONT=&amp] я [/FONT][FONT=&amp]был не уверен[/FONT][FONT=&amp], [/FONT][FONT=&amp]как[/FONT][FONT=&amp] поступить[/FONT][FONT=&amp]. [/FONT][FONT=&amp]Знал [/FONT][FONT=&amp]только[/FONT][FONT=&amp], [/FONT][FONT=&amp]что[/FONT][FONT=&amp] без [/FONT][FONT=&amp]моей [/FONT][FONT=&amp]инициативы[/FONT][FONT=&amp] эта [/FONT][FONT=&amp]телега [/FONT][FONT=&amp]никуда [/FONT][FONT=&amp]не [/FONT][FONT=&amp]двинется[/FONT][FONT=&amp]. [/FONT][FONT=&amp]Или, что хуже, двинется не туда. В итоге, мне до жути не хотелось сдаваться и делать первый шаг, но и оппонент избрал ту же тактику. Антоша, весь такой робкий и стеснительный, на самом деле взял меня в осаду – первое же сказанное мной слово станет признаком того, что оборона дала слабину, и мой временный бойкот превратится в демонстративную обиду школьника. Вот только я вовсе не собирался наступать на горло своей гордости и идти ему навстречу. Если чему хорошему меня и научил один не совсем порядочный человек, так это тому, что высокомерие, в нужной пропорции, зачастую способно принести пользу и даже некую долю удовольствия. За эти три дня у меня было достаточно времени на то чтобы спланировать окончание нашего немого противостояния, но хотелось сперва собраться с духом и нагнать напряжения. Впрочем, уже пора…[/FONT]

    [FONT=&amp]___В надежде застать противника врасплох, я с рассеянным видом оглянулся через плечо, словно бы только заметил чужое присутствие, но Антон, похоже, как вошел, так и гипнотизировал мою спину. Видимо, мужчина тоже принимал эту затянувшуюся немую сцену всерьез. Я был не настолько глуп, чтобы праздновать победу, но и не настолько умен, чтобы знать, что творится у Антона на уме. Он улыбнулся, собрав паутинку морщинок вокруг глаз. Брови при этом сошлись домиком, отчего на лице, которое при всем желании нельзя было назвать неприятным, появилось почти виноватое выражение. Молчание продолжилось, подстегивая к наступлению. Я развернулся полностью и, усевшись на подоконник, начал самым бесстыдным образом разглядывать своего гостя с головы до ног, как если бы вместо него передо мной стоял шкаф, который надо было куда-то вписать или заморский зверь в клетке. На лице Антона на секунду проступило замешательство, но его быстро сменил интерес. Минуту назад перед ним стоял обросший уличный бомжонок, не решающийся повернуться к другому человеку лицом, а теперь вдруг оказалось, что это вовсе не проблема. Что бы он про меня ни успел навыдумывать, его теории получили крепкий удар под дых. Своей цели я добился – мужчина утратил хладнокровие, мне же осталось только снизойти.[/FONT]

    [FONT=&amp] - Доброе утро, - кивнул он. - Рад видеть, что ты возвращаешься к жизни.[/FONT]
    [FONT=&amp]___Я безразлично пожал плечами.[/FONT]

    [FONT=&amp] - Молодец, - моей задачей было сразу показать, что я не склонен к добровольному сотрудничеству.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Наверное, я должен еще раз представиться… - как ни в чем не бывало продолжил мужчина.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Нихрена ты мне не должен, переходи к делу.[/FONT]
    [FONT=&amp]___Антон довольно быстро понял, что заигрывать со мной бесполезно, значит, голова у него на месте. Он сделал несколько пометок в блокноте.[/FONT]

    [FONT=&amp] - Ты не против, если я сяду? – кивнул он на стул.[/FONT]

    [FONT=&amp] - Валяй, - мне незачем было его нарочно мучить. В конце концов, безразличие бывает куда неприятнее агрессии.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Как я уже говорил, меня зовут Антон. Просто Антон, - начал он, устроившись на своем насесте, - меня назначили твоим психотерапевтом. Но я хотел бы, чтобы ты расценивал меня, как своего друга.[/FONT]

    [FONT=&amp] - Все чего-то хотят, - отмахнулся я. – Отказываюсь.[/FONT]
    [FONT=&amp]___Антон не стал бить ниже пояса и играть в обидки. Возможно, потому что понимал, что это все равно ни к чему не приведет. Вместо этого он перешел к вопросам. Ответы его, впрочем, не порадовали.[/FONT]

    [FONT=&amp] - Как ты себя чувствуешь?[/FONT]
    [FONT=&amp] - Не твое дело.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Не скучно одному?[/FONT]
    [FONT=&amp] - Какая разница?[/FONT]
    [FONT=&amp]___Антон делал короткие записи себе в книжечку, но каждый раз старался как можно быстрее снова поднять глаза. Мой тон его совсем не смущал.[/FONT]

    [FONT=&amp] - Я вижу, ты мне пока не доверяешь. Скажи, почему?[/FONT]
    [FONT=&amp]___Над этим ответом я уже успел потрудиться в свободное время. Важно было сохранять спокойствие, что стоило мне некоторых усилий. Я удивленно поднял бровь, ведь все и так было шито белыми нитками.[/FONT]

    [FONT=&amp] - В смысле, помимо того, что я тебя вообще не знаю? Равно как и не знаю, где я и что вообще произошло? Хорошо, начнем с того, что я уже неделю торчу под замком, в комнате с решетками на окнах. Трижды в день глухонемой мужик, который может меня двумя пальцами пополам сломать, приносит харчи, и еще один в это время ждет снаружи. Кто такие, что случилось, кто меня сюда притащил – молчок, и вдруг из-под земли появляется доброхот, который предлагает дружить, не тужить и вместе везде ходить. Серьезно, есть у меня хоть одна причина тут кому-либо доверять? Я вот в упор не вижу.[/FONT]

    [FONT=&amp]___Антон внимательно меня выслушал и наморщил лоб.[/FONT]

    [FONT=&amp] - Хочешь сказать, что не знаешь, как и за что ты сюда попал?[/FONT]

    [FONT=&amp] - Не прикидывайся дурой, - этот однобокий диалог начал меня раздражать.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Нет, нет, я серьезно, - замотал Антон головой. – Мне никто ничего не рассказывал о тебе, кроме того, что ты… ну…[/FONT]
    [FONT=&amp] - Что? – вздохнул я, - Обаяшка? Кусаюсь? Прилетел с Марса?[/FONT]
    [FONT=&amp]___Мужчина нахмурился, вероятно, соображая, не сболтнул ли он лишнего, затем почесал подбородок и осторожно ответил:[/FONT]

    [FONT=&amp] - Реанимированный самоубийца…[/FONT]
    [FONT=&amp]___В следующую секунду деревянный стул грохнулся спинкой на пол, блокнот и ручка полетели под кровать. Я держал Антона за воротник, прижав его к полу обеими руками, но он даже не пытался сопротивляться. В его глазах читался испуг вперемешку с удивлением.[/FONT]

    [FONT=&amp] - Говори все, что знаешь, - угрожающим тоном прочеканил я, слыша, как в скважине торопливо ворочается ключ.[/FONT]

    [FONT=&amp] - Я только хочу помочь, - поспешно пробормотал Антон.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Себе помоги. Что вам от меня нужно? Кто вы? Почему я здесь очутился?[/FONT]
    [FONT=&amp]___Но дверь уже распахнулась, и в комнату ворвались мои молчаливые нянечки. Я выпустил измятый воротник и попытался отскочить назад, но один из мужиков, довольно прыткий для своей комплекции, успел схватить меня за левое запястье. Не теряя ни секунды, я со всей дури двинул ему правым кулаком в живот. С таким же успехом я мог бы лупить обернутое одеялом полено. Он тут же обхватил меня второй рукой, развернул с такой легкостью, словно я был сделан из фанеры, а через миг я уже не мог и пошевелиться. Второй, тем временем, готовил шприц с успокоительным, но его прервал Антон.[/FONT]

    [FONT=&amp] - Стой, - поспешно обратился он к своему более рослому собрату, поднимаясь с пола, - в договоре указано – никаких медикаментов. Пусть сам успокоится, я завтра все улажу.[/FONT]
    [FONT=&amp]___Сдерживающая меня хватка ослабла, но все равно было понятно, что мне с красавицей медсестричкой не совладать. Даже Антон без труда справился бы со мной, если бы ему пришло это в голову. Я перестал трепыхаться и через минуту снова остался один. После того, как ключ поворчал в замке и затих, я сел на кровать и запустил пальцы в волосы, облокотившись на колени. От нервов, по коже гулял морозец.[/FONT]

    [FONT=&amp]- All the wicked and desperate will find their way to the shallow, - [/FONT][FONT=&amp]шепотом[/FONT][FONT=&amp] повторял [/FONT][FONT=&amp]я [/FONT][FONT=&amp]единственные[/FONT][FONT=&amp] слова[/FONT][FONT=&amp], [/FONT][FONT=&amp]которые [/FONT][FONT=&amp]могли[/FONT][FONT=&amp] меня[/FONT][FONT=&amp] сейчас [/FONT][FONT=&amp]успокоить[/FONT][FONT=&amp]. - All the wicked and desperate will find their way to the shallow…[/FONT]

    [FONT=&amp]___Но через собственное бормотание я все равно слышал вопросы, которые проедали дыру у меня в голове:[/FONT]

    [FONT=&amp] - «Что случилось? Как я утратил Город? Почему я снова наверху? Почему?..»[/FONT]

    ***











    [FONT=&amp] - Почему ты дрожишь?[/FONT]
    [FONT=&amp]___Вопрос показался настолько странным, что даже испуг задержался где-то на полпути, чтобы поразмыслить над ним. Словно из всего, что было со мной не так, только это мало-мальски вызывало интерес. Почему? Потому что мне холодно. Потому что меня знобит. Потому что мне одновременно хочется скулить от страха и хохотать от безысходности. В конце концов, потому что все еще могу, че пристал? Внутренний отклик был на редкость неоднозначным. Во мне сейчас боролись раздражение уставшего человека, облегчение потерявшегося путника, увидевшего чужие следы, и уже вросший в кости страх затравленного звереныша, который ждет после каждого слова щелчок кнута.[/FONT]

    [FONT=&amp] - Кто здесь? – с секундной задержкой отреагировал я, вглядываясь в холодную завесу.[/FONT]
    [FONT=&amp]___Снежная пелена нехотя расступилась, и из мельтешащего ничего возник невысокий человек в темно-сером пальто. Белые хлопья обильно обсыпали его плотную вязаную шапку, практически сливаясь цветом с густой короткой бородой, отчего незнакомое лицо непрерывно искажалось, колеблясь в снежных потоках. Неизменными оставались только серые глаза, которые смотрели на меня пристально и, казалось, изучающе.[/FONT]

    [FONT=&amp] - Меня зовут Бернард, - представился он доброжелательным тоном и замолчал. Сказать что-либо о выражении его лица не представлялось возможным, поэтому оставалось только гадать, чего он ожидал в ответ. Мужчина встал на некотором расстоянии от меня, то ли не рискуя, то ли не желая подходить ближе. По нему нельзя было сказать, что он был чем-то испуган или даже встревожен, как если бы улица, на которой он стоял, была бы самой обыкновенной улицей, а чумазый хрен, в три слоя покрытый разнородной органикой, самым что ни есть непримечательным прохожим. Он просто стоял, засунув руки в теплые карманы, и ждал, когда я соизволю подать голос.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Здравствуй, Бернард, - спокойно ответил я, не двигаясь с места. Слова вылетели полуосознанно. Новое событие, каким бы неожиданным и непонятным оно ни было, словно бы поставило точку в затянувшейся неразберихе, что творилась у меня в голове до этого момента, позволяя, наконец, соображать внятно и последовательно. Что мне делать? Не сразу, заторможено, в мозгу потихоньку начала вырисовываться картина происходящего. Я был снова представлен сам себе. И какое бы мрачное будущее это ни сулило, у меня, в то же время, появлялся целый ряд дозволений и свобод. Самых банальных, которые появляются в голове у любого непослушного ребенка, оставленного без присмотра. И уж чем мне и приключилось бы прославиться, а точно не послушанием. У меня не было никаких планов на ближайшее время, а шевелиться хотелось все меньше и меньше, так почему бы не посидеть на земле и не поболтать для разнообразия с непонятным человеком, которого я вижу впервые в жизни? Пожалуй, на ближайшие трое суток вопрос «А почему бы и нет?» будет определять любые мои действия. Меньше мороки. Таинственный старец? Почему бы и нет… Если ничто иное, то он хотя бы вежлив. [/FONT]
    [FONT=&amp] - А ты… - вопросительно протянул мой новый знакомый.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Гай Олдмэн, - пошел в ход испытанный прием акына. – Недвижимость и связи с общественностью.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Ого, - усмехнулся мужчина, - вижу, ты не привык унывать.[/FONT]
    [FONT=&amp]___Скорее, устал. Но все лучше, чем бесцельно довлеть над самим собой. Мне сейчас любая компания в радость, даже если все это вселенских размеров подстава. Уже осточертело подозревать каждый камень в шпионаже, так что лучше я просто стану принимать желаемое за действительное. Пока что. Будет что вспомнить, когда Капитан Борода уйдет по своим делам. А там поглядим, что будет. Или не будет…[/FONT]

    [FONT=&amp] - Погодка бодрит, - отозвался я уже с большим воодушевлением. – Раньше все дождь да дождь, теперь хоть какое-то разнообразие. Я бы сделал снежного ангела, но в таком виде выйдет, скорее, снежно-кровавый.[/FONT]

    [FONT=&amp]___Только незнакомца мой вид, похоже, не особо тревожил. Вместо того чтобы поинтересоваться, откуда на моей одежде взялось полкило фарша, он вернулся к истокам:[/FONT]

    [FONT=&amp] - И отчего же тебя так трясет, дружок?[/FONT]
    [FONT=&amp]___Дружок, ха? Дружок у тебя в штанах… Случись все два дня назад, я бы и трех секунд с ответом медлить не стал, но сейчас сложившуюся манерно-фанерную идиллию разбивать почему-то не хотелось. Если уж мы тут начали играть в дочки-матери, то можно пару минут и потешить свое эго, изображая хорошее воспитание.[/FONT]

    [FONT=&amp] - Не жарко на улице, - пожал я плечами, отчего по спине пробежал нездоровый озноб. – Найду где потеплее и пройдет.[/FONT]
    [FONT=&amp]___Даже через суетливое не пойми что, стало видно, как человек улыбнулся. Его улыбка показалась мне странной. Не насмешливой, не хитрой, не корыстной, не виноватой. Такой, какой, мне кажется, в природе уже не осталось. Обыкновенной. Или это все снег шутки шутит…[/FONT]

    [FONT=&amp] - Скажи, дружок, ты не против в ближайшем будущем применить свои профессиональные навыки касательно недвижимости? Скажем, для оценки жилплощади? – последовал очередной вопрос, ну никак не вписывающийся в антураж.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Это в смысле?[/FONT]
    [FONT=&amp] - В смысле, если тебе некуда идти, ты мог бы пока что остаться у меня.[/FONT]
    [FONT=&amp]___Ха! Кто-то явно слишком вжился в роль… Не-е, одно дело любезничать с человеком, которого видишь впервые в жизни, процесса ради, и совсем другое – принимать это все всерьез.[/FONT]

    [FONT=&amp] - И с чего бы это вдруг мне отправляться на посиделки к первому встречному? – усмехнулся я.[/FONT]
    [FONT=&amp] - А почему бы и нет? - развел «первый встречный» в ответ руками.[/FONT]

    [FONT=&amp]___Смотри-ка ты, мужик просек фишку… Но нет, так дела не делаются.[/FONT]

    [FONT=&amp] - Не убедили. Я и тут уже пригрелся, - бесстыдно соврал я, едва сдерживая зубовный колотун. – Уж лучше сохраню инициативу.[/FONT]
    [FONT=&amp]___Дядька, назвавшийся Бернардом, сделал пару шагов вперед и встал совсем рядом, так что снег больше не мог спрятать его лица. На вид он оказался не так уж и стар, только борода все же делала свое дело. Его слегка округлое лицо вовсе не показалось мне коварным или недобрым. Хотя, наверное, так говорят и про большинство маньяков. Доброжелательность – лучшая маскировка.[/FONT]

    [FONT=&amp] - А ты все же подумай, - добавил он в свой тон настойчивости, - какой тебе резон здесь торчать?[/FONT]

    [FONT=&amp]___А какой тебе резон меня упрашивать? Серьезно, это дело начинает дурно пахнуть…[/FONT]

    - Тут скорее дело не в том, что мне тут вот очень-преочень нравится, а в том, что мне неохота никуда тащиться. [FONT=&amp] - Ничего, я на машине.[/FONT]
    [FONT=&amp]___Не понимает.[/FONT]

    [FONT=&amp] - Даже если на машине, - скептически наморщил я лоб, - это все равно ничего не меняет.[/FONT]
    [FONT=&amp]___С другой стороны, МАШИНА? Неужели у старика и вправду она есть? ЗДЕСЬ? Как-то вдруг разом расхотелось упираться. Стало любопытно поглядеть на чудо техники, которому посчастливилось остаться на ходу во всем этом заплесневелом бардаке. Врет ведь…[/FONT]

    [FONT=&amp] - Я не то чтобы настаиваю, - мужчина покосился куда-то в сторону, - только я не последний, кого ты сегодня встретишь, сидя на дороге. Снег, может, и приостановит разложение, а туман не даст запаху путешествовать слишком быстро, но скоро все падальщики в округе потянутся в эту сторону. Я не стану никуда тащить тебя силком, просто не хочу оставлять здесь, между молотом и наковальней. Я только хочу помочь, вот и все. Пойдем?[/FONT]

    [FONT=&amp]___Он протянул мне широкую, разогретую в кармане пальто ладонь, но я так и не двинулся с места. Внутри боролись нерешительность и любопытство. Несколько минут назад, для меня не было ничего важнее чьего-то присутствия, но я никак не ожидал, что все образуется вот так сразу, на позолоченном блюдце, да еще и без намека на подвох. Но отсутствие намека на подвох само по себе является намеком на подвох. Только более продуманный. Чем этот человек отличается от Инка? Тот тоже предлагал помощь, не требуя ничего взамен. Не так прямолинейно и не без ряда оговорок, но в целом все так же: «Я вообще тебя не знаю, но пойдем-ка со мной, в страну молочных рек и шоколадных лугов». И вот чем все обернулось. Чем этот лучше? Уже машину себе выдумал. Сказал бы еще, что прилетел на грифоне. Хотя…[/FONT]

    [FONT=&amp] - Послушай, дружок, - меж тем продолжил добрый самаритянин, - я понимаю твою настороженность. Можешь расценивать меня как угрозу, если тебе угодно, но мудро ли будет оставаться здесь? Не хочешь в гости – воля твоя. Высажу, как только отъедем подальше отсюда. Договорились?[/FONT]

    [FONT=&amp]___И откуда только берутся эти упертые люди? Все бы им аргументы приводить… Даже один на один я чувствую себя в меньшинстве. И стоит ведь, клешню морозит. Вот где уже сидят все эти дружеские подачки! Но дядька прав – либо с ним, либо с целой свитой шакалов на хвосте. С шакалами, конечно, проще – от них злобой за версту несет. С людьми так не выходит. Люди умеют скрывать свое нутро, поэтому нет у человека врага опасней, чем человек. И никогда не было. Выходит, снова пятьдесят на пятьдесят – либо врет, либо нет. Остается только выбрать. И почему бы и нет?[/FONT]

    [FONT=&amp] - Хорошо, - проигнорировав протянутую руку, я поднялся с земли, - если вы так ставите вопрос. Но при одном условии – завязывайте с «дружком», у меня имя есть.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Эх-хехе, - негромко рассмеялся Бернард, убирая руку в карман, - как там было? Гайбраш Трипвуд?[/FONT]
    [FONT=&amp]___Щорт! Я забыл![/FONT]

    [FONT=&amp] - Клауд Грэй. Не важно.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Нет, малыш, так дело не пойдет, - с улыбкой мотнул он головой, - не могу я тебя все время «Эй, ты!» называть.[/FONT]
    [FONT=&amp]___Ой ли? Была у меня практика, проверенная годами. Все меня так звали, кроме… Хм…[/FONT]

    [FONT=&amp] - Инк меня иногда Волчонком называл, - зазевавшись, вполголоса обронил я.[/FONT]

    [FONT=&amp] - Да ну? – прекрасно все расслышал мужчина. – Не очень-то ты на волчонка похож. На вороненка скорее.[/FONT]
    [FONT=&amp]___Мысленно, я отвесил себе оплеуху. Приходи уже в себя, паралитик недобитый! Меж тем, Бернард, похоже, решил не затягивать неловкий момент:[/FONT]

    [FONT=&amp] - Ладно, Волчонок так Волчонок. Пойдем, машина стоит во дворе.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Так вы ее все же не выдумали? - совершенно искренне удивился я. Одновременно я удивился, какого хрена я без конца «выкаю», но что-либо менять было уже поздно.[/FONT]
    [FONT=&amp] - А зачем мне тебе врать? – обернулся Бернард.[/FONT]
    [FONT=&amp]___А зачем вообще люди врут? Тоже мне, невинность во плоти… Но я промолчал, и мы вместе потопали к одной из ближайших арок.[/FONT]
     
  17. Stich

    Stich Ословед

    Репутация:
    3.199
    Stich, 22 май 2012
    На площади...

    ____
    ____Я бежал со всех ног к своей цели, с каждый шагом пружиня от земли все больше и набирая амплитуду. Уже почти не касаясь мощеной поверхности, я несся так, что мне позавидовала бы любая антилопа. Но мой «почти-полет» был нагло прерван первым незваным гостем: чья-то огромная туша ударом сбоку сбила меня с ног. Меня протащило несколько метров по земле, но разлеживаться было некогда, и я встал на ноги так быстро как смог. Отвлекшись от основной цели, я начал выискивать в темноте виновника своего падения. Им оказалась огромная черная зверюга, наподобие той, что скинула меня с лестницы на заводе. Это существо, больше всего похожее на пантеру, похоже было настроено решительно, и, видимо, хотело закончить начатое. Растопырив когтистую лапу, оно ринулось на меня. Сейчас было бы неплохо снова загореться и все в таком духе, но надеяться на городской дар не приходилось, к тому же, нет, ни времени, ни желания вступать сейчас в перепалки. Двигаться дальше, не обращая внимания на эту живность, как и на все другие, сбегающиеся сюда с периметра площади, было, по-моему, самой разумной и оптимальной идеей сейчас. Ноги сами начали движение в предполагаемое местоположение эмаря, но городская пантера уже растянулась в прыжке. Моей уже недостаточной от усталости реакции хватило, только на то, чтобы уйти с линии атаки и перекатиться в сторону. Однако в следующую секунду все обернулось гораздо плачевнее: второй удар головой пантеры пришелся мне точно в грудь. Дыхание сбилось, я на какое-то время потерялся в пространстве, голова гудела. Воспользовавшись моей секундной слабостью, пантера прыгнула на меня сверху и уже собиралась сомкнуть на моем лице свои механические челюсти. Я смог лишь схватить этот огромный капкан, который неминуемо собирался захлопнуться прямо на моем лице, и беспомощно пытаться сдерживать его в нескольких сантиметрах от лица. Но этого было очень мало, пантера прилагала усилий куда больше чем я, и сейчас только чудо могло порадовать меня. Как ни странно, но оно явило себя в виде пули, пущенной четко в висок хищнику, сидевшему на мне верхом. Тело твари обмякло и повалилось на меня.

    ____Ничего еще не сообразив, я вылез из-под туши, и оттолкнул ее ногами в сторону. Глаза начали искать моего спасителя, но то, что я увидел, не совсем походило на божественное проведение. Какой-то человек со старинной винтовкой в руках и не самым адекватным выражением лица целился теперь в меня. Я зажмурился, а что мне еще оставалось? У меня, конечно, есть реакция, присущая очень не многим, но пулю зубами поймать у меня едва ли были шансы… Но выстрела не последовало, хотя, я отчетливо слышал звук спускающегося крючка. Сначала раз, потом второй, а затем это превратилось в истеричное дергание. Решив, что еще не все потеряно, я смог найти в себе силы, чтобы открыть глаза, и тут же на сердце отлегло. У этого недоумка однозарядная винтовка, но поскольку лицо его не выражало интеллекта, я решил, что он просто банально не догадался до этого, поэтому все еще пытался с завидной частотой застрелить меня воздухом. Секундной спустя, оно поплатился за свою беспечность, потому что две, выскочившие из мрака псины, быстро вцепились в его глотку, повалили на землю и утащили обратно в темноту, откуда слышны были только чавканье и звуки рвущейся одежды.
    ____У меня определенно не было сейчас свободного времени, чтобы уделять его разбирательствам с городской живностью. Поднявшись на ноги, я продолжил движение к давно назначенной цели. То, что творилось вокруг, уже можно было назвать легким безумием. Толпа народу, вкупе с еще большим количеством тварей, высыпали на площадь и устроили резню. В темноте было мало что видно, лишь редкие лучи чьих-то фонарей, выхватывавшие отдельные и малоприятные картины, давали хотя бы небольшое представление о ситуации вокруг. Душераздирающие крики, рычание, сопение, дикий вой – все это раздавалось слева и справа от меня, иногда даже настолько близко, что казалось, сейчас я на кого-то напорюсь. В какой-то момент рядом со мной прогремел очередной выстрел, и мне на лицо брызнула чья-то липкая кровь. От неожиданности я остановился в попытке стереть багровую жидкость с лица, но тут же пожалел о своей затее. Раздался второй выстрел, и боль обожгла мне левое плечо. От полученного импульса меня повалило прямо лицом к земле, и я пожалел, что сейчас не могу снова вызвать тот самый огонь внутри себя, ведь, по крайней мере, с ним я не чувствовал боли. Схватившись за руку, я перевернулся на спину и беспомощно распластался по земле, ожидая своей скорой кончины, ведь сейчас я стал легкой добычей для любой крысы.

    ____Мой обидчик, кажется, не торопился меня добивать, а может просто не мог найти меня в сгущающейся темноте. Но почему-то я был уверен, что он придет завершить начатое, хотя у него в такой суматохе не было причин считать, что я не умер. А может он вообще палил куда попало и даже не понял, что попал в кого-то. Но все мои сомнения развеялись очень быстро, когда из темноты выплыло и стало на меня хладнокровно смотреть дуло револьвера. Больше ничего я разглядеть не мог, так как едва ли уже не терял сознание от боли. Второй раз за 5 минут в меня кто-то целится из огнестрельного оружия, это было бы очень смешно, если бы не было так печально. Надеяться на чудо в этот раз уже было несерьезно. Однако, у Города, кажется, на все был свой план. С другой стороны от меня раздался рык, и через мгновенье я услышал как кто-то или что-то прыгнуло на моего «убивателя». Его отчетливый выкрик: «Дерьмо!», сменился очередью из четырех выстрелов и возня в ту же секунду прекратилась предсмертным выдохом твари. Но с той стороны больше не раздавалось никаких звуков, кроме неразборчивого плюханья и кашля. Думается мне, что парень захлебывался собственной кровью. Мои предположения подтвердилась, когда, даже минуту спустя, никто не пришел за мной, чтобы добить.

    ____Так я и лежал на холодной, мощенной камнем площади. Вокруг все еще было полно людей и существ. Выстрелы не смолкали. Поднявшийся было в воздухе запах пороха, быстро сменился еще менее приятным «ароматом» крови. Судя по крикам и более или менее разборчивым переговорам еще разумных пока существ, повсюду творилось просто месиво. Не было ни своих, ни чужих. Все убивали всех, каждый был сам за себя, и не было ни капли разума в этом действе. Всех вел инстинкт самосохранения и непонятная жестокость ко всем вокруг. Это все шуточки города, и если бы я мог, я бы честное слово, ему за это морду набил.

    ____На лицо неожиданно капнуло что-то. Затем еще и еще. И вот уже миллионы капелек обрушились на площадь сверху. Я бы мог подумать, что это дождь, но невольно слизнул с губ неизвестную жидкость, от чего глаза мои широко раскрылись, и сознание пришло в норму. Это была кровь. Кровавый дождь, прямо как в каком-то апокалипсисе. Туман, захвативший и окутавший было уже мой разум, отступил. Я резко поднялся, что немедленно отозвалось эхом в моей простреленной руке. Боль была терпимой, но, что самое главное, то место, куда попала пуля, начало нагреваться, и это чувство, словно энергия рождается внутри твоего живота и поднимается наверх, снова вернулось. Я помнил эти ощущения, и они мне безумно нравились. «Так? И чего же ты тут расселся? Прострелили руку, так ходить сразу не можешь? Вставай, тряпка!». Кое-как поднявшись на ноги, я вдруг ощутил резкий прилив сил. Запах крови будоражил меня и не давал покоя, словно мне подсунули под нос банку уксуса.

    ____Сейчас уже было неважно, кто и кого пытается убить. Мне нужно только найти эмаря и утащить его отсюда. Силком, если придется. Мы это уже проходили. Я хотел было побежать вперед, но вдруг впал в ступор: а собственно куда это «вперед?». За всеми этими событиями, я не заметил, как тьма сгустилась вокруг настолько плотно, что ориентироваться можно было теперь исключительно по звукам и редким бликам фонарей. Выбора особого не было, и я побежал, куда ноги понесли, доверившись только чуду, которое сегодня явно не хотело оставлять меня в покое. Это и радовало.

    ____Бежать на ощупь было не самой удачной идеей. Буквально через несколько шагов меня ослепил луч фонарика, и я, зажмурившись, напоролся на кого-то очень маленького, кубарем покатившись вперед после столкновения. Сначала я подумал, что это ребенок, и решил помочь ему, поэтому схватил осветительный прибор, упавший у моей руки, и направил свет в ту сторону, откуда прибежал. Но моя секундная сентиментальная слабость тут же обернулась против меня. То, что я увидел, трудно было назвать даже человеком. Это действительно был малыш, только лицо у него было сморщено, глаза были налиты кровью, а зубы были заточены как клыки. Тварь незамедлительно бросилась на меня. Я хотел было отбиться ногой, но эта маленькая сволочь вцепилась в нее своими зубами. Я вскрикнул не то от боли, не то от обиды, что так легко попался. Но тут же тепло в теле усилилось новым толчком, давшим мне еще сил. Я врезал по морщинистой морде здоровой рукой, в которой держал фонарь, поскольку ничего серьезнее у меня не было (покойтесь с миром мои саи). Но этого вполне хватило, чтобы адский детенок отцепился от меня. Не дав ему прийти в себя, я вскочил на ноги, и что было дури пнул его, словно футбольный мяч. Малый размер, а соответственно и вес, сыграли с этим дьяволенком злую шутку, он улетел куда-то «за горизонт».

    ____Теперь спасительный луч был у меня в руках, и это должно было немного облегчить мне жизнь. Если, конечно, это словосочетания вообще применимо к данной ситуации. Я осветил свою ногу: как и думал, кровь тут же закоптилась и рана была прижжена. Мне все больше нравится эта фишка!

    ____Свет от моего фонаря теперь беспорядочно бродил по тьме вокруг, пытаясь выхватить хоть что-то для ориентира. Стоило найти тот самый постамент, ведь там я последний раз предположительно видел эмаря. Шанс, что он все еще там, практически ничтожен, но это все равно больше нуля. Но сказать легче, чем сделать: все что мне удавались разглядеть – это бездыханные трупы, морды существ, которые я предпочел бы никогда не увидеть, и багровые реки, текущие через всю площадь. Проклятый дождь только усиливался, но влагу я не чувствовал, так как меня переполнял невыносимый жар. Периодически на глаза попадались ломающие мое визуальное восприятие искажения, из которых выскакивали все новые участники городской битвы. Вот перед лучом фонаря пробежала маленькая девочка… с крысой на поводке. Они не пытались убить друг друга, как ни странно, но меня они не заметили.

    -Фас их, Урса!

    ____Немного правее и дальше в бой был втянут парнишка с плеером в ушах. Его стиль был больше похож на танец, словно он двигался под музыку. Ловко охватив шею какой-то твари проводом, парниша перерезал ей глотку. Он глянул в сторону и поднял голову, словно на что-то смотрел, а мгновение спустя, скрылся во тьме. Я попытался проследить за его взглядом и неожиданно для себя увидел недалеко впереди светящийся силуэт. Он был синевато-холодного цвета и явно отличался от любых источников света, которые можно было видеть в темноте. Это на первый взгляд была призрачного вида девушка в платье, которую почему-то никто не трогал, словно она вообще была не здесь, а где-то в параллельном, но очень близком нам мире. Парень с плеером двинулся туда, может и мне стоит. Какой-никакой, а все же ориентир. К тому же, силуэт довольно ощутимо возвышался над землей, что могло означать, что он возможно стоит на постаменте.
    [video=youtube;XwyDphk-v00]http://www.youtube.com/watch
    ____Я побежал со всех ног, но дергающийся свет от фонаря не мог достаточно хорошо осветить мне дорогу, и вскоре лицо мое впечаталось во что-то довольно мохнатое. Не ожидая такого поворота, я, конечно, осел на землю, но ситуация вынудила меня немедленно направить фонарь в сторону шерстяной стены. Все, что я смог разглядеть – это волчий оскал, я уверен в этом. Больше рассмотреть ничего не удалось, так как когтистая лапа выбила у меня из рук фонарь, оставив неглубокие порезы на запястье. Дальше последовало несколько выпадов в мою сторону, от которых я смог увернуться чисто случайно, отступая назад, так как не видел, даже, откуда летят удары. Ориентироваться приходилось теперь на звук и только на него. Но вот уж чего я точно не ожидал, так это того, что сзади упрусь в точно такую же мохнатую стену. Сильные руки схватили меня, не позволяя вырваться из этого капкана. Тем временем, первый противник уже стремился в нашу сторону, и его волчий рык предрекал мне скорую кончину. Но мисс фортуна сегодня явно решила отдать мне должок за то, что я все это переживаю почти каждый день. В очередной раз кто-то вмешался в мою судьбу, и волка, который уже собирался на меня прыгнуть, что-то подкосило. Он оступился и упал прямо перед моими ногами. Злость прозвучала в его рыке, но он уже не собирался останавливаться. Даже сваленный на пол, он собирался вцепиться мне в уже поврежденную ногу. Но ему не позволила сделать этого острая стрела, прилетевшая откуда-то из темноты и пронзившая его черепушку насквозь, пригвоздив ее крепко к моего колену. Я вскрикнул от резкой и острой боли. Второй волчара бросил меня на землю, видимо, не ожидая такого поворота событий. Наверное, хотел отомстить за собрата, и я стал ему не интересен на какое-то время. Кое-как вытащив стрелу, впившуюся намертво мне чуть пониже коленной чашечки, я почувствовал уже нестерпимую боль, которая пронзала теперь почти все мои конечности. Эта боль расплылась по всему телу раскаленной ртутью, и мне начало казаться, что я сейчас расплавлюсь изнутри. Невыносимо горячий воздух наполнил мои легкие, и я наконец-то резко выдохнул пламя прямо изо рта, и сразу как-то полегчало. Руки и ноги не выдержали температуры и вспыхнули яркими факелами. Наконец-то пламя вернулось, теперь я, во что бы то ни стало, доберусь до цели. От нового всплеска внутренней энергии у меня ощутимо прибавилось сил и скорости. Я вскочил, но тут же поймал грудью два удара когтями по груди крестом. Видимо волчара не оставил без внимания мои метаморфозы и снова переключился на меня. Раны мгновенно зашипели и пар начал подниматься вверх, от былой боли не осталось и следа. Выпад соперника был мне на руку, теперь я знал, где он находится. Не дожидаясь очередной атаки, я подскочил вперед и оказался прямо перед лицом не ожидавшей увидеть меня твари. От горевшего на мне пламени вокруг стало светло, и, когда я схватил тварь за верхнюю челюсть, мне отчетливо виднелась его псиная морда. Пальцы должны были быть распороты в клочья клыками, но про боль я уже и думать забыл. Сейчас я мог чувствовать только огонь внутри себя. Волчина взвыл, потому что мои руки опаляли ему всю пасть. Дикий взгляд скорее уже демонстрировал неизбежность и раздражал, чем пугал. Чтобы это прекратить, я просто воткнул рогатину из своих пальцев ему в глазницы. Рев, наполненный болью, пронзил площадь и существо схватилось своими руками-лапами за морду, но сделать ничего не могло, так как я уже почти полностью сжег ее. Решив больше не затягивать с этим, я швырнул слепое и беспомощное тело куда-то во мрак, а сам, освещая себе путь пламенем, помчался сквозь темноту к силуэту девушки.

    ____Ноги вели себя послушно, на удивление я даже совсем не хромал, но я понимал, что как только пламя погаснет, то я ощущу всю боль разом. По пути попадались еще какие-то твари, множество людей, но на всех них мне уже некогда было обращать внимание. Сердце, перекачивающее кипящую кровь внутри, било тревогу, словно уже очень скоро, случится что-то очень плохое. Даже хуже этой бойни. Я отталкивал всех, кто встречался мне на пути, поджигая их, если приходилось касаться руками или ногами. Разум уже постепенно покидал меня, заставляя тело двигаться на автопилоте. Единственная мысль, не покидавшая голову, задавала цель, а это все, что сейчас было необходимо.

    ____Разогретое тело и новый приток сил помогали двигаться очень быстро и мгновенно реагировать на любые встречающиеся препятствия, я бежал практически по головам и спинам неизвестно кого. Неожиданно наткнулся на кого-то парня, в черных одеждах и с заплетенными в хвост волосами. Он инстинктивно попытался ударить меня чем-то, что впоследствии оказалось кинжалом, но я успел сблокировать его руку, которую он резко одернул, потому что не смог долго терпеть пламени. Удивленными глазами он посмотрел на меня, но тоже отступил во мрак, крича в сторону что-то вроде:

    -Идрит!!.. Сушка!!..

    ____Черт, но где же эмарь? Если я не найду его сейчас, возможно уже не найду никогда. Эта мысль подтолкнула меня бежать дальше. В удвоенном темпе. Тревога и постоянные столкновения с кем-то только усиливали мой внутренний жар, и пламя постепенно распространялось с рук и ног на грудь и живот. Я был готов к любым опасностям, но не к тому, что случилось дальше. Не добежав до постамента каких-то 50 метров, я увидел фигуру. До боли и слез знакомую фигуру. Длинные ноги в кедах, накачанный пресс и руки, бриджи до колена и эти огненно рыжие волосы. Сомнений быть не могло, передо мной стоял Слай. Мой брат, которого я ищу уже целый год в городе. И эта мертвецкая улыбка, что никогда не сходит теперь с его губ… Сердце мгновенно ушло в пятки, то ли от страха, то ли от неожиданности. Но, не дав мне собраться с мыслями, мой друг, начал убегать в темноту. Боясь, как никогда в жизни, сейчас потерять его, я рванул за ним, не веря своему счастью и глазам. Причем очень серьезно не веря. Может, у меня мозги вскипели?

    ____Света от моего пламени хватало только, чтобы выхватывать из темноты пятки убегающего Слая. Я бежал, уже не замечая того, что творится вокруг, но, к сожалению, «то-что-творится-вокруг» не захотело не замечать меня. И первый удар пришелся мне с боку, и повалил меня на землю. Я не стал даже разбираться, кто или что это было, я вскочил на ноги, больше всего на свете боясь потерять единственную зацепку к моему брату. Второй удар настиг меня со спины, и я пролетел несколько метров вперед, отполировав лицом камни. Ног Слая уже не было видно, но я все еще каким-то чудом слышал его шаги.

    ____-Слааай!! – завопил было я, но изо рта вырвались лишь языки пламени, что довело меня до истерики. Я снова вскочил и побежал, но новый удар повалил меня на землю. Каждая попытка подняться на ноги оканчивалась новым сбиванием меня с ног, а шлепанье Слаевских кед все ослабевало. Мне стало действительно страшно. Страшно и обидно. Что я вот так снова упускаю его. Я пытался подняться, но каждый новый удар был сильнее предыдущего. У меня была истерика, и если бы не пламя на моем лице, то слезы бы сейчас брызнули в три ручья. Я не мог потерять его сейчас. Тут все мои негативные эмоции вкупе с болью достигли своего пика, и тело мое полностью объяло пламя. От кончиков пальцев до самой макушки меня покрывал огонь, словно я был живым факелом. В меня, как в топку, подбросили новую порцию угля, что дало новый заряд энергии. Наконец решив заканчивать с этим, я встал так резко, что следующий удар из темноты просто не успел достичь меня и разрезал воздух. Я бежал вперед, закрыв глаза. Мне и так было прекрасно известно, куда бежать. Никто больше не мог достать меня, хотя их мощные удары проходили в сантиметрах от меня. Я никогда себе не прощу, если сейчас упущу его… Впереди уже отчетливее стали слышны шаги Слая, и вот уже через пару секунд я догоню его и… Я протянул руку вперед, но ее перехватила огромная клешня Узника, который взялся откуда-то из темноты прямо передо мной. Он нарушил мое равновесие, которое и без того было трудно держать на такой скорости, и я кувырком покатился по земле. Открыв глаза, я увидел Слая прямо перед собой. Он уже никуда не убегал, и мне стоило только протянуть руку… Но тут что-то склизкое и тяжело упало на нее сверху, намертво прижав к земле. Я потянул вторую, но ее в миллиметре от кед моего друга постигла та же участь. Я не мог поверить этому сказочному невезению…Хотел было подняться, но третья тварь упала мне на спину. И, кажется, их мало волновал мой плавящий все на свете огонь. Я пытался сдвинуться с места, но эти громадные улитки начали сыпаться дождем сверху на меня. Я умоляюще смотрел на Слая, пытаясь просить о помощи, но лишь беспомощно мог изрыгать пламя и рыдать от досады. Брат начал медленно уходить во мрак, но я не хотел его отпускать:

    ____-Нет! НЕЕТ! ВЕРНИСЬ! ПОЖАЛУЙСТА!! Я ПРОШУ ТЕБЯ! - но все это лишь были мысли в моей голове. Количество улиток на моей спине увеличивалось с каждой секундой, и они все плотнее прижимали меня к земле. Глаза застелила дымка то ли от слез, то ли от пламени… А может это кровавый дождь снова разошелся. Слай сделал последний шаг в темноту, и меня, наконец, завалило этим склизкими тварями. Это был конец, мне не хотелось больше думать ни о чем, кроме того, что я снова упустил его. Мне было уже поперечно на все, что произойдет дальше… Я просто обессилил и закрыл глаза в надежде быстро умереть. Что-то большое начало сотрясать землю подо мной, а через секунду уши заложило. Даже сквозь сотни улиток и закрытые глаза я почувствовал яркую вспышку и меня куда-то понесла огромная сила…
     
  18. Godless

    Godless Ословед

    Репутация:
    1.214.651
    Godless, 9 дек 2012
    Этот прекрасный Мир.


    I see a new beginning rise behind the Sun.

    We can never catch up to it as fast as we run.









    _____Что следует делать, находясь на грани? Не задумывались? Совсем никогда? А я очень часто за последнее время. И не нужно говорить мне, что все вскоре наладится и будет хорошо, или что я слишком пессимистичен. Я очень оптимистичен для того, кто знает, что следующий шаг будет сделан в бездну. А что такое грань? И тут молчите? Ну, вот же она – грань мира. Зияющий разлом на краю сознания. Похоже, все равно не понятно. Давайте так. Тихо! Тсс…

    _____Тихо.

    _____Слушайте.

    _____Что? Тишина? Нет. Так звучит пустота. И если вы не слышите этот звук, значит - вы чертовски везучий человек, ну или кем вы там являетесь…

    _____А вот этот исходящий голубоватый свет на далеком дне бездны так и манит к себе. «Давай же! Закончи это!» - постоянно твердит он мне. Только странно. Его голос напоминает мой собственный. И вообще, не припомню, чтобы раньше свет мог разговаривать. Может, кто еще рядом стоит? Осмотрюсь. Все как обычно – мрачно-синие небеса, подпираемые кренящимися, будто от порывов ветра небоскребами. Красивые дома. Только очень одинокие и никому не нужные. Знакомое чувство… Даже отсюда вижу, как потоки ветра выметают с пустых этажей наверху куски стен и крупные кучи то ли пыли, то ли бетонной крошки, а затем смешивают с массой облаков. Все это спиралью вращается вокруг верхних этажей. Крыш никогда не видно, поэтому можно только догадываться, насколько же высоки эти конструкции. Я думал подняться туда, но, кажется, есть более гуманные и простые способы самоубийства. Мой взгляд вновь вернулся к огромной бездонной трещине в асфальте посредине улицы. Все верно. Один. Как всегда один, и никого рядом. Где все? Как где. Смутно помню, но, похоже, что мертвы. Не знаю, сколько прошло дней, недель или месяцев, как я остался совсем один.

    _____Счет времени исчез с тех пор, как я тут. Сказать могу одно: к этой впадине я подходил не менее двадцати раз. Вот и сейчас задумчивое поглаживание щетины на подбородке не приблизило меня к очевидному выходу. Неоднократно я наступал на пошатывающийся островок асфальта на самом краю и ощущал всем телом холод, исходящий снизу пролома. Дрожь прошлась по бледной коже, проступая вглубь, казавшихся ледяными, костей. Сожму кулаки, это добавляет уверенности. Удается с трудом. Все, как всегда – островок устремился вниз, предварительно предупредив меня о своих намерениях, мягко скользя и шурша кусочками бетона о землю. Какой заботливый… Всегда жалею, что ветер совершает свои танцы только наверху. Этот вальс безумия был бы красивым завершением всего.

    _____Люблю все делать красиво. Недавно обнаружил в себе такую способность. И никто ведь даже не увидит и никогда не узнает, как все красиво у меня вышло. Вы? Я даже не уверен, что вы существуете. Что я существую. А кто я вообще такой. Отличный вопрос. Кажется, у меня есть имя. Но не очень могу его припомнить. Я думаю, что это не важно, все, кто его знали и могли напомнить мне - теперь уже не могут. Еще у людей бывают фамилии. У меня не было. Просто парень из города. Какого города? Ну, из Города. Как, вы не знаете Город? В таком случае, дальнейший разговор теряет смысл…

    * * * ​











    _____Еще тут?

    _____Конечно, тут. Преследуете меня всюду вот уже… Не знаю… Очень долго. День и ночь слабо различаются. Днем тише и чуть светлее. Можно рассчитать, сколько раз я питался каким-то протухшим мясом неизвестного происхождения, отлично вписываясь в компанию неулыбчивых существ, отдаленно напоминающих меня самого, но в несколько потрепанном виде. Иногда, кстати, они очень заботливо угощали меня кусками своих более-менее сохранившихся тел. Что? Ледяная бездна уже не кажется плохим выбором, да?

    _____- Иди сюда, детка, да. – Всегда хочется вздрогнуть, когда тишина нарушается каким-либо звуком. Даже своим тусклым голосом. Так неестественно все это казалось теперь.

    _____Я нечасто с ними разговаривал. Они все равно молчали в ответ. Совсем как вы. Или начинали вести себя неадекватно. Говорят, добрая половина из них – это бывшие самоубийцы. А другая – просто двинутые типы. Интересно, кем была она. Интересно, кем буду я.

    _____Она услышала. Слух у них хороший. Повернулась. Ну, разве не симпотяшка? Этаж десятый - хороший вид открывается на величественные руины. И ветерок приятный: развивает волосы мне и рваные лохмотья одежды ей. Я отвернулся от нее, чтобы не смущать. На крыши они нечасто забирались. А эта вообще какая-то апатичная. Звук шуршащей по битуму одежды раздавался все ближе, но по-прежнему медленно приближался. Наконец, я смог почувствовать ее «парфюм», нагоняемый ветерком, и дальнейшее игнорирование леди могло разразиться скандалом. Посеревшая уже кожа была пока на месте, и этот факт радовал. Красавица нескромно смотрела мне прямо в глаза и улыбалась, будто заигрывала. Похоже, про такой цвет волос, как у нее, говорят – пепельная блондинка. Белые волосы были покрыты слоем пыли и пепла. Приятное, наверное, когда-то было лицо, но все портили ломаные зубки, которыми она уже привыкла кусать все, что кусается. Я не кусался.

    _____- Ну, давай обнимемся, милашка.

    _____Видя ее порыв нежности, я ответил взаимностью, приглашающе раскинув руки в стороны и шагнув навстречу. Она почти повторила мой жест, пытаясь обвить руками мою шею. У нее хорошо получилось. Страстная. Но силенок маловато. Совсем еще слабая. Такие тут долго не живут. Одной рукой нежно придерживаю ее голову за волосы, чтобы избежать встречи с ее клацающими и шипящими челюстями, а другой обнимаю ее за плечи, устало вздыхаю, будто извиняясь. Она рвется «поцеловать» меня в губы, в шею, в щеку, или хоть куда-нибудь дотянуться, но волосы пока прочно держатся у нее на голове, не давая сократить дистанцию. Нож плавно скользнул промеж ребер и попал в сердце. Красотка издала истомный хрип и осела на пол, заботливо придерживаемая моими объятиями. Мертвые серые глаза моргнули и остались открытыми. Сегодня у нас был хороший день. Ей выпала честь составить мне компанию за романтическим ужином у костра, а мне - избавить ее от участи остальных вечно скитающихся мучеников, терявших человечность каждую минуту своего существования.

    * * *​













    _____Нож ловко скользил по сухожилиям ее руки, а костерок мерно потрескивал, освещая сгустившиеся сумерки. Нет. Я совсем не боюсь привлечь кого-то светом. Привлекать особо некого. Да и кто попрется в темноте на крышу сомнительного здания. Голод был сильнее чувства осторожности. И как можно заметить, моя безопасность уже давно не является тем, что может заинтересовать меня.

    _____Остатки тела девахи совершили красивый полет с крыши здания, дабы ее аромат не отвлекал меня. Я все люблю делать красиво. Кажется, уже говорил, да? Нанизанные на металлические штыри, грубо порезанные куски мяса уже подгорали на костре, и я вновь задумался над смыслом своего существования. Один день я хорошо помню, тот день, когда я принял неверное решение. Не сдох со всеми за компанию, а просто сбежал. Сюда. Кого я потерял? Не помню, наверное, это были достаточно важные люди в моей жизни. Есть, правда, еще один тип, в участи которого я не могу быть уверен. Его я знал дольше и лучше всех. Не помню, как его звали, но он тоже был чертовски везучим ублюдком. Совсем как вы.

    _____В небе раздается уже привычный гул на низкой ноте, и я откидываюсь на спину, подстелив под голову порядком изношенную куртку. Мне нравилось наблюдать за ним. Хотя, все уроды при его появлении разбегались. Лично я не видел никакой угрозы. Возможно, им просто неприятен звук, они хорошо слышат, я говорил. В теперь уже черных тучах тенью скользнул огромный силуэт. Звук снова протянулся долгой нотой, на этот раз гораздо громче, заставляя здание мелко содрогаться. Я так же не боялся, что оно может упасть. Я своими глазами видел висящие в воздухе половинки домов, ни с чем не соединенные на земле. Тут это норма. Мне всегда казалось, будто они держатся прямо в облаках и там, за облаками, есть другой мир – отражение этого. Светлый и чистый, с радугами, вместо черных туч, и единорогами, вместо мертвых исчадий Ада. Во всяком случае, именно так описывали свой мир люди сверху.

    _____Небеса тускло озарились фиолетовой вспышкой, продлившейся пару секунд, а затем угасли. Лишь неяркий такого же цвета круг, будто Солнце за тучами, о котором я раньше много слышал от других, все еще виднелся вдали. Силуэт Наблюдателя - так я называл эту громадную хрень, плавающую в небе, отдалялся, и его гул становился все тише. Что? Сами придумайте название получше. Мой мир, как хочу - так и называю.

    _____Сегодня он вел себя тихо, иногда он разрушает некоторые небоскребы почти до основания, правда, через некоторое время они вновь на месте в немного потрепанном виде. Надеюсь, что однажды в одном из таких зданий окажусь я. Это было бы достаточно красиво? Думаю, да. Наблюдать за Наблюдателем. Весьма сомнительное, но пока единственное развлечение. Возвращается, моргая сквозь тучи своим глазом-прожектором. Может, услышал мои мысли и захотел осуществить мою мечту?

    _____Я поднялся с пола, небрежно подхватив забрызганную кровью куртку. Что-то тяжело брякнуло о покрытие крыши и затерялось в темноте. Наверное, что-то неважное. Зажигалка на месте в кармане модных рваных джинсов, найденных в каком-то магазинчике, нож на поясе, а револьвер я потерял давно. Больше ничего важного не было. Гул раздался где-то рядом, если в окнах домов еще были бы стекла, то они бы зловеще дребезжали. Наблюдатель находился в паре сотен метров от моей крыши. Так близко его редко можно увидеть, вернее, его контуры в небесах. Он похож на бесформенную тень с единственным огромным глазом, всегда смотрящим вниз, словно выжигая им землю, будто глаз был на брюхе, или на подбородке, или что у него там еще. Если он совсем далеко, то видно только сферу, источающую фиолетовый свет. Сейчас он близко, стало заметно темнее, я вижу, как тучи омывают его тело, клубясь подобно густому дыму от пожара. Может он сам эти тучи и создает, оставляя после себя иссиня-черный шлейф? Не знаете?

    _____Я тоже.

    _____- Да что вы вообще знаете?

    _____Я устал бегать в попытках поймать горизонт. Этой ночью все закончится.

    * * *












    _____- А чего ты хотел? Все ведь решено уже давно, - сегодня мне особо хотелось поговорить, правда, собеседники у меня всегда никудышные, – Ну, че замолчал?

    _____Я только отрешенно махнул рукой. Подошел к краю и запрыгнул на бортик. И вот снова на грани. Какой-то нелепый конец получается. Совсем некрасиво. А вдруг десяти этажей не хватит? Странные мысли, да. Взгляд последний раз прошелся по крыше, ощупывая каждый метр: тлеющие угли костра, штыри с недоеденным мясом, разводы крови после разделки трупа, тускло светящаяся хреновина, отражающая почти зеркальной поверхностью фиолетовый свет, зависшего недалеко глаза… Я спрыгнул. Нет, всего лишь с бортика на крышу. Знакомый предмет, кажется, я носил его в кармане куртки. Коробушка с реалистичным изображением зрачка в тумане. Или скорее в тучах? Сейчас казалось, что они двигались вокруг глаза, а принятое мною за отраженный свет, вовсе не было отраженным. Зрачок светился сам по себе, и если он сейчас подмигнет мне, я не удивлюсь. Изображен Наблюдатель? Вряд ли человек, давший мне этот предмет, мог знать об этом летающем нечто. У меня появилось ощущение некоего позднего озарения, настолько позднего, что хотелось ударить себя об стену за несообразительность. Я несколько месяцев носил это с собой и только сейчас догадался взглянуть на него. И то, по воле случая. Не сказать, что я обрадовался. Меня мало что может обрадовать. Но сейчас появился новый объект отвлечения внимания от никчемности и бессмысленности всего происходящего. Кажется, что я всю жизнь прожил подобным образом.

    _____Крыша озарилась светом, Наблюдатель направил свое око в мою сторону, и грохочущий гул начал чувствоваться все сильнее. Здание начало трещать, а через секунду раздался такой шум, будто оно упало. Части перекрытий и куски бетона начали устремляться снизу вверх прямо в небеса, с оглушительным треском откалываясь от нижних этажей дома, постепенно переходя к верхушке. Я уже видел такое со стороны неоднократно. Толчки усилились, пришлось упасть на одно колено, не сумев сохранить равновесия. Судя по всему, мой десятый этаж был на подходе - крыша покрылась большими трещинами, через которые в небо улетал мусор с нижнего этажа. Гул заставил зажать уши, а слепящий свет прищурить глаза. Коробушка в руке смотрела на меня вроде как сочувствующим взглядом. Так смотрят на сумасшедших. Так постоянно смотрите на меня вы.

    _____
    Я перестал замечать кружащий водоворот предметов, от которого мои волосы устремлялись вверх трепещущими змеями, провел ладонью по поверхности шкатулки и увидел, как за рукой начал следовать туман, отделяясь от загадочной штуковины. Грохот и порывы ветра теперь не волнуют меня: чувствую себя художником, размашисто, изображая рукой мельницу, рисуя туманом узоры прямо в пространстве перед собой. Куски крыши медленно поплыли в небеса, размеренно ускоряясь, кажется, на одном из них стою я. В нарисованных тучках уже виднеются перетекающие картинки грязных домов и мокрых улиц. Меня пробрал поистине искренний смех. Безумный? Ну, безумный смех - самый искренний.

    _____
    - Шагнете со мной в бездну?

    _____Нет? Как всегда нет.

    _____Этой ночью все закончилось.
     
  19. Rock4ever

    Rock4ever

    Репутация:
    9.566
    Rock4ever, 10 июн 2014
    [FONT=&amp]___Регина вошла в подъезд без ключа – магнит на двери был сорван, да и сам домофон давно не подавал признаков жизни. Запах хлорки и застарелой мочи ударил ей в нос, но молодая женщина уже привыкла не обращать на это внимания – ее каблуки не в первый раз выбивали гулкое эхо из высоких, размалеванных маркерами стен. Кусочек облупившейся краски хрустнул под ее подошвой, когда она проходила мимо погнутых и обожженных почтовых ящиков. Регина бросила быстрый взгляд на двери лифта, зафиксированные в полуоткрытом положении гаечным ключом – они стояли так и когда она приходила на прошлой неделе, и до этого тоже. Свет в шахте не горел, но было видно, как в темном проеме покачивается ослабленный трос. Женщина задержалась всего на секунду и, крепче стиснув в руках пакеты, поспешила к лестнице. Воздух здесь становился плотным, влажным, с отчетливым запахом отсыревшего мусоропровода. Старательно огибая в полумраке все пятна на ступеньках, она поднялась на четвертый, немного отдышалась у разбитого окошка, которое являлось единственным источником света на всей лестнице, а затем миновала еще два этажа. Где-то на самом верху послышался сухой кашель и шарканье тапок, а в проеме между перил пролетел тлеющий окурок, после чего снова воцарилась тяжелая, неприветливая тишина. В сгустившейся на лестничной площадке мгле, Регина медленно, стараясь помягче наступать на каблук, приблизилась к двери, глядевшей на неработающий лифт и надавила на кнопку звонка. С той стороны не раздалось ни звука – обитатель этой квартиры снял аппарат, оставшийся там от предыдущих владельцев. Ему не нужен был звонок. В его текущем состоянии, он слышал даже гудение тока в замкнутых проводах. На всякий случай, Регина нажала еще раз.[/FONT]
    [FONT=&amp]___В замочной скважине послышалось ворчание ключа, затем еще одного, повыше, затем тонко тявкнула старая защелка и дверь открылась. Регина торопливо юркнула в квартиру и молча дождалась, пока хозяин скрупулезно закроет все замки. Когда последний затвор встал на место, Роман обернулся к своей гостье с усталым, отнюдь не радушным выражением на лице.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Зачем ты снова пришла? – безжизненно прохрипел он и потер обросшую щетиной щеку. – Сказал же тебе завязывать.[/FONT]
    [FONT=&amp]___В невольной попытке оттянуть неизбежное, Регина поставила сумки на пол, сняла перчатки и сунула их в карманы пальто, в очередной раз ощущая себя прогулявшей занятия школьницей, которой нужно держать ответ перед родителями. Вот только, насколько бы виноватой она ни чувствовала себя сейчас, стоя перед Романом, Регина прекрасно понимала, что она точно так же чувствовала бы себя, если б не пришла. Ей было больно смотреть на то, как с каждым разом Роман выглядит все более постаревшим и истощенным. Темные круги под его глазами резко контрастировали с бледной, давно не видевшей солнца кожей, которая обвисла и съежилась, складываясь в глубокие морщины. [/FONT]
    [FONT=&amp] - Я принесла поесть, - почти оправдываясь произнесла женщина. – Купила тебе груши. Те, которые хранятся дольше. Ничего скоропортящегося, без лишней упаковки.[/FONT]
    [FONT=&amp]___Роман отвел глаза, его напряженные плечи опустились. Он должен был сердиться на Регину, но не мог. Возможно, слишком устал для этого. Уже несколько месяцев он торчал в этой крохотной квартире, за непроницаемыми темными шторами, ориентируясь во времени суток лишь по часам. Все, что не вывезли отсюда прежние жильцы, он выкинул сам, включая дверь в санузел, который он впоследствии разобрал полностью, вплоть до раковины и ванны, оставив обрубки старых труб торчать из стен. Все это время он был заперт в одной большой комнате, не зная и не желая знать, что происходит снаружи, но раз в неделю или две, несмотря на все его протесты, запреты и угрозы, приходила Регина. Он должен был сердиться, но не находил в себе сил.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Спасибо, - буркнул он, - поставь на кухне.[/FONT]
    [FONT=&amp]___Кухней звался тот угол квартиры, где у серой, бесхарактерной стены одиноко стояла электрическая плитка. Спальней – тот, где в углу лежал полутораспальный пружинный матрас, накрытый смятым пледом. У изголовья мерцал экран включенного лэптопа, а рядом были разметаны бумаги и фотографии. Регина поставила пакеты рядом с плиткой и поспешила снять пальто. Опыт подсказывал, что любой признак нерешительности отправит ее прямиком за дверь. Женщина машинально окинула взглядом помещение, ища, куда бы повесить одежду, но в таких воистину спартанских условиях вешать было решительно некуда, пришлось держать в руках. Это лишь в очередной раз напомнило Регине, зачем она пришла.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Ну, как ты тут? – с заботой спросила она нахмурившегося Романа. – Держишься?[/FONT]
    [FONT=&amp]___Судя по лицу, мужчина был не в настроении вести разговоры, но тем не менее нехотя кивнул.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Выходит, что да, - пробубнил он под нос, и, спрятав руки в карманы, прислонился спиной к двери. – Ты?[/FONT]
    [FONT=&amp] - Мне уже лучше, - Регина пыталась звучать непринужденно, но слова выходили грузно, с задержкой. – Все еще не могу заставить себя выключать свет на ночь, но в остальном все почти как раньше. Теперь, когда шрамы зажили, чаще бываю на улице. Тебе тоже…[/FONT]
    [FONT=&amp] - Нет, - оборвал ее Роман. – И я даже не буду тратить время на этот разговор.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Ты так говоришь, словно куда-то торопишься, - с ноткой накопившейся усталости парировала женщина. – Уже больше полугода минуло, и никто за тобой не пришел. И за мной тоже, а я ведь даже ни от кого не прячусь.[/FONT]
    [FONT=&amp] - И это было бы абсолютно правильно, если бы ты еще и сюда дорогу забыла! – огрызнулся мужчина. – Жила бы дальше нормальной жизнью, нет, надо скрести на свою задницу…[/FONT]
    [FONT=&amp]___Регина вскинула руки в бессилии. Пальто соскользнула с ее локтя и упало на истоптанный пол. Женщина раздраженно выдохнула, подняла испачканную вещь и начала ее отряхивать.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Как будто у меня теперь может быть нормальная жизнь, - ритмично пыхтела она, нервно смахивая с ткани сухую пыль. – Я и сама была бы рада обо всем забыть и жить как раньше.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Так что ж тебя останавливает? – едва ли не с безнадегой в голосе простонал Роман.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Угадай, гений! – в сердцах выпалила Регина и на секунду замолчала, пытаясь понять, не слишком ли она увлеклась. – В смысле… Черт возьми, Роман, не притворяйся, что вчера родился… [/FONT]
    [FONT=&amp] - Я понимаю, - уже спокойным тоном согласился мужчина. – Все было бы проще, если бы мне не приходилось все это разгребать в одиночку, но так уж сложилось. Их уже не вернуть. И мне отсюда не выбраться, пока я точно не буду знать, кто и с какой целью на тебя напал. На это уйдет еще некоторое время.[/FONT]
    [FONT=&amp]___Регина наконец оставила свое пальто в покое и подняла глаза на Романа. По ее лицу пробежала тень непонимания.[/FONT]
    [FONT=&amp] - А какие у животных бывают цели?[/FONT]
    [FONT=&amp] - У животных целей не бывает. В этом вся загвоздка… - задумчиво проговорил мужчина отклеился от двери и начал открывать замки. – А теперь одевайся и дуй отсюда.[/FONT]
    [FONT=&amp]___Женщина не двинулась с места, снова согнув пальто на локте.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Дудки, - твердо заявила она, с трудом удерживая сердитые нотки. – Хватит уже меня защищать, когда сам едва на ногах стоишь.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Это не значит, что я не смогу тебя отсюда выволочь…[/FONT]
    [FONT=&amp]___Регина сама не заметила, как ее руки сжались в кулачки, а лицо покраснело, почти сливаясь цветом с собранными в рыжий пучок волосами. На краткий миг ей захотелось выкрикнуть что-нибудь обидное и вылететь за дверь, оставив упертого мужика самого разбираться с его проблемами. В следующий, ей уже было совестно за подобные мысли. Она доверчиво велась на все провокации, но, как бы Роман ни старался, очень скоро видела их насквозь. Регина сделала глубокий вдох.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Роман, - негромким голосом начала она, - хватит. Я знаю, я – аутсайдер, но, хочешь ты признавать или нет, мы оба в этом завязли. И если я перестану вмешиваться…[/FONT]
    [FONT=&amp] - Я справлюсь, - прервал ее Роман и отодвинул защелку. – Ну, или сдохну, как знать. Давай, топай уже.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Нет, - строго отрезала Регина и, уже не заботясь о чистоте одежды, уселась на пол у стены. – Поступай как знаешь, но я тебе подыгрывать больше не буду.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Дура… - плюнул мужчина и закрыл замки обратно. – Тебе жить надоело? Думаешь, один раз отделалась, и сам черт не страшен? Ты хоть понимаешь, как тебе в первый раз повезло?[/FONT]
    [FONT=&amp]___Регина бросила пальто на матрас и сцепила пальцы на коленях, всем своим видом показывая, что не отступится.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Ты не думай, что не понимаю, - серьезным тоном произнесла она. – Я ведь к тебе прихожу не из любопытства – мне тогда на всю жизнь хватило впечатлений. Знаешь, когда зверь притащил меня на чердак, я ни о чем другом думать не могла, кроме как о том, чтобы все наконец закончилось. А он все играл со мной, притворялся, что уходит, что его нет рядом, что у меня есть шанс убежать. Потом он меня «наказывал»… К середине ночи я уже не боялась умереть. Меня приводило в ужас то, что он не позволит…[/FONT]
    [FONT=&amp] - Прошу прощения? – Роман недоверчиво нахмурился и подошел на пару шагов поближе, чтобы понять по лицу, говорит ли его собеседница всерьез.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Он не собирался меня убивать. Даже когда услышал вас, он только попытался перегрызть мне сухожилия на ногах, чтобы я не могла убежать.[/FONT]
    [FONT=&amp] - И ты поняла это… как?[/FONT]
    [FONT=&amp]___Женщина посмотрела на Романа исподлобья. В ее взгляде читались обида и укор, смешанные с некой долей удивления.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Как ты думаешь, в последние полгода, сколько времени у меня уходит на то чтобы уснуть? У меня было время поразмыслить. Я могу не знать всей подоплеки, но это не делает меня круглой дурой.[/FONT]
    [FONT=&amp] - «Но не это», - саркастично поправил ее Роман, - правильней было бы сказать «но не это»…[/FONT]
    [FONT=&amp]___Регина пропустила провокацию мимо ушей.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Кем бы ни была та тварь, ей двигал не голод. Это был садизм.[/FONT]
    [FONT=&amp]___Лицо мужчины изменилось, словно перед его глазами внезапно произошло то, что он считал крайне маловероятным. Он отвел взгляд в сторону, взвешивая что-то в уме, пытливо прищурился.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Ты сказала «кем», не «чем», - обратился он затем к Регине. – Почему?[/FONT]
    [FONT=&amp]___После секундного размышления, женщина пожала плечами.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Не знаю, так мне пришло на ум. Показалось естественным.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Действительно… - все так же осторожно продолжил Роман. – «Кем» ты думаешь в действительности было то существо?[/FONT]
    [FONT=&amp] - Без понятия, – мотнула головой Регина. – Это было животное, и в то же время… не знаю… Словно что-то натянуло на себя личину животного, проросло изнутри, исковеркало пропорции… [/FONT]
    [FONT=&amp] - Почти, - кивнул мужчина, - почти…[/FONT]
    [FONT=&amp]___Он замолчал и, кажется, с головой ушел в свои мысли. Регина внимательно наблюдала за тем, как меняется его лицо, на котором вспыхивали и угасали оттенки жизни. Она пришла сюда, чтобы помочь Роману избавиться от его паранойи и, возможно, наконец-то нашла ту ниточку, за которую ей следовало потянуть. Регина протянула руку и легонько дернула Романа за штанину.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Эй, - негромко позвала она, - расскажи мне больше.[/FONT]
    [FONT=&amp] - С ума сошла? – сдвинул брови мужчина. – Исключено.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Тебе не кажется, что немного поздно играть в секретики? Я уже знаю худшую часть истории, и даже если бы это было не так, тебе не к кому больше обратиться. Я не знаю, что творится у тебя в голове, и я не знаю, что ты ищешь в своих файлах и бумажках, но если спустя полгода ты все еще сидишь взаперти, то невольно напрашивается вывод, что ты так и не нашел, что искал. Почему ты просто не позволишь мне помочь?[/FONT]
    [FONT=&amp]___Роман лишь хмыкнул, в ответ то ли на слова Регины, то ли на свои мысли. Он сел на пол рядом с настырной гостьей и, прислонившись к стене, устало повесил голову. Когда он заговорил, Регина по голосу поняла, что ее упорство взяло верх – Роман юлить не собирался. Но, почему-то вместо долгожданного облегчения, она почувствовала, как у нее на руках съеживается кожа.[/FONT]
    [FONT=&amp] - А, может, я уже давно нашел, что искал?.. – сумрачно протянул мужчина. – Может, я нашел больше, чем рассчитывал… И может, если я поделюсь с тобой, ты тоже уже никогда не сможешь выйти за эту дверь?..[/FONT]
    [FONT=&amp]___Он поднял глаза и пристально посмотрел Регине в лицо. Его зрачки пытливо прыгали из стороны в сторону, улавливая каждое изменение.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Ты уверена, что не хочешь просто уйти отсюда и забыть дорогу обратно? Тебе страшно, я вижу. Тебе не нравится это место и ты не хочешь здесь находиться. Ты могла бы просто уйти. Знаешь ведь, я не буду тебя удерживать. М? Ты все время мне рассказываешь, насколько мир лучше снаружи. Как солнце нагревает лавочки на остановке, как за домами слышно детский гомон, как вечером воздух…[/FONT]
    [FONT=&amp] - Чем была та тварь, что пришла за мной, - оборвала его Регина, веско обрушив первое слово. – Как вы ее выследили?[/FONT]
    [FONT=&amp]___Роман вздохнул и, закрыв глаза, откинул голову к стене.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Это был Выродок, - последовал после долгой паузы ответ. – Кроме шуток… Полное объяснение заняло бы много времени, и ты бы мало что поняла, но вкратце, это что-то вроде животного, одержимого призраком человека. Со скидкой на то, что ни «одержимость», ни «призрак» не являются ничем, кроме наиболее понятной аналогии. Тебе достался шакал, а на моей памяти встречались крупные собаки, рысь и несколько приматов. Мерзкое зрелище, учитывая, что трансформация происходит [/FONT][FONT=&amp]post[/FONT][FONT=&amp]-[/FONT][FONT=&amp]mortem[/FONT][FONT=&amp]. Зиммерман говорил, что в Сибири встречаются Выродки-медведи, и что они, ввиду изначально высокого интеллекта, могут за одну ночь вырезать изолированное поселение, а потом исчезнуть в глуши на несколько лет. Затем с карты пропадает еще один пункт, и так пока зверя не найдут в берлоге полной трофеев. Или пока его сущность не разложится и костлявое тело не падет на землю, которая его уже не примет. В сути Выродка столько злобы, что их даже черви не едят, а огонь на их костях не тухнет девять дней. Выродки в основном полагаются на инстинкты, но это не делает их животными. Они могут копировать человеческое поведение и даже речь, но это не делает их людьми. Самая неприятная их черта заключается в том, что никогда нельзя сказать точно, где заканчивается человек и начинается животное. Ты пытаешься выследить его как зверя, но он оказывается умнее и заметает следы, ты пытаешься проанализировать его паттерн, но наступает момент, когда перед тобой не более чем непредсказуемая хищная тварь. В итоге, к Выродку тебя приводит либо очень свежий след, либо слепая удача.[/FONT]
    [FONT=&amp]___Регина поежилась, хотя в закупоренной квартире было отнюдь не свежо.[/FONT]
    [FONT=&amp] - И как вы нашли тот дом? – не ожидая ничего хорошего спросила она.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Без понятия, не я сидел за рулем, - пожал плечами Роман. [/FONT]
    [FONT=&amp] - Постой, постой, - удивилась женщина, - вы же не наугад в дома вламывались, как ты можешь совсем ничего не знать? Вы же работали вместе, в команде![/FONT]
    [FONT=&amp] - Да, и организацией занимался Зиммерман. Людмила связывалась с клиентами, она могла что-то знать. Якоб скорее всего оставался в неведении – он отвечал за аппаратуру, а мы в итоге оказались в дерьме.[/FONT]
    [FONT=&amp] - За что же отвечал ты?[/FONT]
    [FONT=&amp] - За отстрел.[/FONT]
    [FONT=&amp] - И все?[/FONT]
    [FONT=&amp] - Все. Тебя это удивляет?[/FONT]
    [FONT=&amp] - Нет, нет, просто… Твой босс ведь тоже не с пустыми руками пришел?[/FONT]
    [FONT=&amp] - Во-первых, он не мой босс. Во-вторых, обладать оружием и владеть оружием – две разные вещи, если ты об этом. В нашем деле нельзя не уметь стрелять, просто для меня это то, что я делаю лучше всего. Почему ты думаешь Зиммерман оставил тебя со мной? Если бы он попытался вывести тебя сам, вы бы не дошли даже до холла. В стенах первого этажа мы нашли Могильных Червей – мелкие порождения, которые всегда гнездятся там, где потусторонники устраивают свои лежбища. Черви подчищают все, что оставляют звери, вплоть до костей и волос. Что-то вроде естественного механизма заметания следов. И чем больше тварей в одном гнезде, чем чаще они приносят добычу, тем больше и наглее вырастают трупоеды. В той усадьбе засел не один зверь, Регина, этот дом был забит мразью сверху донизу, и они не сводили с нас глаз с того момента, как мы вошли. Ты же помнишь, какой вой поднялся, когда огонь добрался до перекрытий и пошел по этажам?[/FONT]
    [FONT=&amp]___Регина передернула плечами и почувствовала, как локтем задела Романа. За всем напряжением, она даже не заметила, как близко они сидят. От мужчины шло тепло и густой запах сопревшей одежды. Женщину кольнула жалость, пусть она и понимала, что это чувство здесь едва ли уместно. Мужчина поднял глаза и перехватил ее взгляд. Регина не стала отворачиваться, вместо этого вызвав в памяти лицо Романа, когда они встретились впервые. Истощенный, измученный мужчина, глядевший на нее сейчас, не потянул бы и на треть былого себя, и все же Регина видела все того же человека, за чей рукав держалась в дыму горящей усадьбы, среди истошных, нечеловеческих воплей, выстрелов, мечущихся теней и смрада паленой шерсти. Может, однажды он сможет вернуться в былую форму. Если бы было хоть что-то, что она могла бы сделать, чтобы приблизить этот день…[/FONT]
    [FONT=&amp] - Расскажи мне… - прервал ее мысли Роман и сухо сглотнул, - расскажи мне все с самого начала. Что произошло, как ты оказалась в том доме?[/FONT]
    [FONT=&amp]___Покрывшись гусиной кожей с головы до пят, Регина кивнула.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Все началось в ту же ночь, едва ли за двенадцать. На улице уже стемнело, и я пыталась уснуть, но забыла закрыть балкон и мне стало холодно. Помню, встала, чтобы его закрыть, уже сонная, в темноте, вполглаза прошла через квартиру. Когда проходила мимо кухни… - женщина остановилась, борясь с собой, - было очень темно… Я его даже не заметила, но он заговорил… Сперва… Сперва просто как шелест шторы по клеенке, такой шепот без слов и интонаций… Потом я поняла, что это был вопрос. Трудно было разобрать через шипение, но он спросил… - женщина делала паузы, чтобы справиться с вернувшимся страхом, - сплю я или нет… Он проверял… Я смотрела в тени и не могла его разглядеть, пока он не сделал шаг вперед… Такой, кривой, хромоногий шажок… Он стоял во весь рост и кренился в сторону, как если бы одна нога была короче другой. Высокий, больше двух метров… И снова: «Ты уже спиш-ш-ш…»[/FONT]
    [FONT=&amp]___Регина поняла, что задыхается. Слова вылетали у нее из груди беззвучно, на выдохе, горло сдавил ком.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Потом… - пыталась выдавить она, но получались едва различимые всхлипы, - потом…[/FONT]
    [FONT=&amp] - Ладно, этого достаточно, - остановил ее Роман и хотел было положить ей руку на плечо, но, посмотрев на свои почерневшие ладони, не стал. – Выродки, бывает, пытаются выдать себя за людей. Стучат в двери, просятся внутрь…[/FONT]
    [FONT=&amp]___Мужчина замолчал, поняв, что от его слов лучше не становится. Некоторое время пара сидела в тишине, потом, Регина шмыгнула носом:[/FONT]
    [FONT=&amp] - Твоя очередь.[/FONT]
    [FONT=&amp]___Роман задумался, решая, откуда было бы лучше начать.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Моя история будет не длиннее твоей. Эрих выбирает города по одному ему известным алгоритмам. Выбирал, - поправил себя мужчина. – Этот не обещал быть ничем примечательным. Где-то ходили дурные слухи, откуда-то приходили наводки, рано или поздно пришлось выезжать с проверкой. Потусторонники почти всегда выбирают ветхие развалины для своих лежбищ, тут ничего необычного не было. Потом мы услышали твои крики, вошли в здание, разделились… Людмила и Якоб пошли вниз, в подвал, мы с Зиммерманом поднялись наверх. Остальное ты видела.[/FONT]
    [FONT=&amp] - На самом деле, я старалась не смотреть, - словно бы извиняясь проговорила Регина. – Просто плелась за тобой в дыму, чуть не отключилась от потери крови, пока ты нашел выход.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Твое счастье, - буркнул Роман. – Кто бы ни начал пожар, позаботился о том, чтобы перекрыть все выходы в первую очередь, и вся та обезумевшая шобла на стены лезла в поисках пути наружу. Если бы старый служебный лифт на кухне не был когда-то замазан штукатуркой, я уверен, огонь полыхал бы и там. Нам очень, очень повезло. Тот, кто это затеял…[/FONT]
    [FONT=&amp]___Мужчина остановился, заметив растущее непонимание на лице Регины, вздохнул.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Думаю, самое время рассказать, до чего мне удалось докопаться за все это время… Скажу сразу – для меня это звучит так же дико, как и для тебя, но, как ты поняла, я считаю, что за всем, что творилось в том поместье стоит человек. И не какой-то там безумец или доморощенный чернокнижник, а изощренный, методичный маньяк, который использовал зверей для прикрытия своей деятельности. Как он сумел их обуздать… или войти с ними в сговор, я не могу сказать. Выродки – лишь один пример потусторонних гостей, которые там гнездились, и чтобы найти подход к нескольким видам сразу, а уж тем более держать их всех вместе, без того, чтобы они затеяли грызню, нужно обладать невероятным количеством знаний и навыков. Раньше он мог быть охотником или дрессировщиком, при условии, что у него было это «раньше». У меня голова начинает болеть от одной мысли о том, сколько может быть переменных… Мужчина или женщина, один или в группе, человек или… Впрочем, это уже паранойя. Я достоверно знаю только то, что в том доме у него была своя «мастерская», где он удовлетворял свои извращенные потребности, и что наш побег не входил в его планы. Зиммерман нашел комнату, скрытую за фальшивой стенкой. По его словам, там были следы чьего-то пребывания, но кто бы это ни был, он наспех собрал манатки и дал деру. Единственное, что удалось там найти – конверт с фотографиями и неразборчивой рукописью. К счастью, его Зим тоже доверил мне.[/FONT]
    [FONT=&amp]___Роман не без усилия оторвался от пола и собрал фото раскиданные по матрасу.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Вот, полюбуйся, - протянул он снимки Регине. – Он хранил их на память.[/FONT]
    [FONT=&amp]___Регина протянула руку и приняла фотографии. С самой первой, на нее смотрела молодая белокурая девушка в растрепанной соломенной шляпе. Она лежала на земле, навалившись спиной на стог высохшей травы и широко улыбалась. Ее румяные щеки влажно блестели, а белую рубашку натягивал нескромных размеров бюст. Всего на миг, что-то знакомое промелькнуло в ее внешности, но затем безнадежно затерялось в памяти. Фото было искусственно состарено, но не на компьютере, а в фотостудии. Из-за этого цвета выглядели тускнее, с каким-то болезненным рыжеватым оттенком. Регина сжала губы и достала следующее фото, на котором девушка была уже мертва. Соломенная шляпа милосердно прикрывала ее лицо, но в и без того излохмаченных полях зияла новая прореха, за которой виднелось такое же грубое рассечение кожи. Удар пришелся на левую половину рта, разорвав жертве губы и теперь через солому проглядывали несколько оголенных зубов. Вся грудь, начиная от ключиц и практически до самого пупка, была превращена в бурые лохмотья. Все раны лежали в одном направлении, словно бы зверь пытался разрыть что-то спрятанное у девушки под ребрами. Кровь обильно забрызгала и землю, и траву вокруг, перекрыв собой почти все остальные цвета.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Все фото идут парами. На вид они должны были совпадать с возрастом усадьбы, - прокомментировал Роман, - но кто бы это ни сделал, перестарался с реагентами. Все фото были сделаны в течение очень короткого срока, в одном и том же месте, вполне вероятно, что в яблоневом саду за особняком. Можно даже проследить время дня по движению теней. Все жертвы – молодые, привлекательные девушки, принадлежащие к различным этническим группам. Самая первая – вот эта, где жертва держит вилы. Она их так и не выпустила из рук, но не видно никаких следов самообороны.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Возможно, она была напугана, - предположила Регина, продолжая листать снимки один за другим. - Я едва могла дышать, когда тварь тащила меня через овраги.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Вряд ли. Это могло бы быть справедливо для одного случая, но не для всех двенадцати. На первой фотографии жертва всегда улыбается, находится в расслабленном состоянии, практически заигрывает с объективом. Уже после первого убийства, заставить остальных играть на камеру было бы невозможно, а судя по теням, все убийства шли в порядке очередности.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Может, их не заставляли? Возможно, они были одурманены или под гипнозом. Они вообще могли не осознавать, что происходит вокруг.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Это уже более вероятно, но выражения их лиц слишком осмысленные. Не похоже, чтобы их разум был затуманен. Я знаю, что это звучит бессмысленно, но все указывает на то, что фотограф фиксировал камеру, делал снимок, затем зверь превращал жертву в лохмотья и делался второй снимок. Словно убийство было постановочным, с полным содействием со стороны жертвы. Это просто безумие. Я полгода смотрю на эти фото и не могу поверить в их реальность, хотя лично провел несколько проверок на подлинность. В конце концов, я бросил попытки разобраться с этими снимками и углубился в прочие находки. Я очень долго возился с рукописью, но разобрать почерк невозможно. Я только смог установить, что это копии одного и того же текста, который был переписан множество раз, с малыми изменениями. Иногда он даже не дописывал до конца, а сразу брался за новый лист. Также, я попытался частично восстановить разбитый телефон, который мы нашли снаружи и мне удалось вытянуть с его карты памяти еще несколько фотографий. Качество снимков гораздо хуже, чем у тех, что в конверте.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Что на них?[/FONT]
    [FONT=&amp]___Роман помедлил, прежде чем сесть на матрас, взять ноутбук и устроить его у себя на коленях.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Ты уверена, что хочешь это видеть?[/FONT]
    [FONT=&amp] - Я уверена, что не хочу, - ответила Регина. – Показывай.[/FONT]
    [FONT=&amp]___Мужчина открыл первое изображение и развернул к ней экран. На фото вполоборота стоял высокий, худой, начинающий лысеть мужчина в темной одежде. В его руках виднелась винтовка, но качество снимка не позволяло различить каких-либо еще деталей.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Это Якоб Гурье. Он не видит, что его снимают. На заднем плане можно различить какие-то решетки. Возможно, клетки, в кадр все не вошло. Если это клетки, то они пусты.[/FONT]
    [FONT=&amp]___Регина нервно сглотнула.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Когда был сделан снимок?[/FONT]
    [FONT=&amp] - Вот временной штамп, в углу. Тот, кто делал все эти фото, тогда был с нами в поместье, прятался в застенках. Снимал. Мне стоит показывать последующие восемь? Ему пришлось сделать восемь снимков, чтобы зафиксировать все, что звери оставили от Гурье.[/FONT]
    [FONT=&amp]___Регина молча помотала головой.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Хорошо, вот снимок Павловой, - на экране возникла средних лет женщина с короткими русыми волосами. – Ее окружение напоминает какие-то катакомбы, возможно, дренажные системы поместья. Гурье не видно. Похоже, они разделились, когда обнаружили проход еще ниже.[/FONT]
    [FONT=&amp]___На следующем снимке та же женщина лежала на каменном полу. Густая тень ложилась поперек ее тела, скрывая все, что выше пояса. Регина выдохнула с тревожным напряжением.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Я пропускал фото через фильтры. Тебе не обязательно знать детали, но она точно мертва. Вот последнее фото.[/FONT]
    [FONT=&amp]___На возникшем на экране снимке был немолодой мужчина с тревожным выражением лица. Регина опустила взгляд.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Мы оба знаем, как он погиб…[/FONT]
    [FONT=&amp]___Роман угрюмо кивнул.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Важнее то, что второе фото тоже было в телефоне. Я не знаю, как ему это удалось, но хренов садо-вуаерист вытащил Зиммермана из огня, сбил пламя и сделал-таки снимок. Он даже надрезал ему губу, чтобы был виден золотой зуб. Больной ублюдок хотел, чтобы мы точно смогли опознать кто это.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Это все? – тревожно спросила Регина. – Тебя на снимках нет?[/FONT]
    [FONT=&amp] - Нет. Но должен был быть. Он так задумал.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Даже если ты уверен в том, что есть «он», ты не можешь знать, что творилось у него в голове, Роман, - покачала головой женщина. – Если это говорит чувство вины, то…[/FONT]
    [FONT=&amp] - Вот, - мужчина сунул ей под нос одну из фотографий, на которой босая девушка лежала в траве лицом вниз, болезненно вывернув смуглое плечо, - вот здесь, на ведре![/FONT]
    [FONT=&amp]___Регина сжала зубы и отвернулась, закрыв глаза и сдвинув брови.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Ах, да… - спохватился Роман, - Прости. Я столько смотрю на эти фотографии, что уже не вижу между ними разницы.[/FONT]
    [FONT=&amp]___Он отыскал в стопке исходный кадр и снова протянул его Регине. Женщина пригляделась к снимку и смогла разобрать надпись, сделанную черным маркером на одном из предметов композиции.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Эрих Зиммерман… - прочитала она вслух и замерла.[/FONT]
    [FONT=&amp] - То же самое и на этой, - продолжил перелистывать снимки Роман, - и здесь, и вот тут, на перекладине. На этих четырех имя Павловой, на этих – Гурье.[/FONT]
    [FONT=&amp]___Мужчина вложил оставшиеся четыре Регине в руки. Ее глаза забегали по снимку и остановились на черных буквах, вьющихся по серой поверхности колодезного камня. «Роман Миланович».[/FONT]
    [FONT=&amp] - Видишь? – почти что обреченным тоном промолвил мужчина. – В отличие от тебя, я в том доме оказался не случайно. И поверь мне, я знаю, как выглядит одержимость. Пока по земле ходит тот человек, мне наружу путь заказан.[/FONT]
    [FONT=&amp]___Регина все еще не сводила глаз с фотографии, на которой Роману был подписан смертный приговор, и на глянцевую поверхность падали прозрачные капли. Женщина смогла перебороть обиду, ее не заставил плакать страх. Но бессилие раздавило ее без малейшего труда. У нее перед глазами лежало подтверждение того, что где-то там против каждой ее попытки помочь Роману играет сила, которой она не способна противопоставить ничего. Регина могла бы потягаться с отчаянием одного человека, но маниакальному садисту она не ровня. Что бы она ни делала, как бы ни старалась, человеку, который за руку провел ее сквозь ночь ужаса и страданий, не помочь. Не защитить. Не избавить. Женщина сжала зубы, чтобы не заплакать в голос.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Прости, - устало прогудел Роман. – Я бы тоже хотел, чтобы все было так просто – пережил один кошмар и иди на все четыре стороны. Искал зацепки, которые говорили бы, что тот урод тоже сгинул в огне, или, что взбеленившиеся звери порвали его в лохмотья. Пытался понять, почему телефон со снимками команды был разбит и брошен и почему он оставил снимки с подсказками в комнате, которую мы могли запросто пропустить? Была это игра, где победителю дается второй шанс или беспощадное истребление? Я не знаю. Но я знаю, что потусторонники пляшут под его дудку. И что потусторонниками их зовут потому, что они всегда рядом, всегда вокруг нас. Барьер между мирами тоньше волоса. Им нужно лишь немного темноты, чтобы пересечь границу, а значит, только в этой комнате, где никогда не бывает теней, я могу протянуть еще чуть-чуть. Пусть даже до первой перегоревшей лампы… Так что собирайся и уходи. И никогда больше не возвращайся, слышишь?[/FONT]
    [FONT=&amp]___Регина слабо мотнула головой.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Дет… - прогундосила она и, бросив фотографии в сторону вскочила на ноги. – Дет![/FONT]
    [FONT=&amp]___Она стояла красная, как обиженный ребенок, и так же по-детски упиралась, отказываясь принимать поражение.[/FONT]
    [FONT=&amp] - К черту все! – то ли с обидой, то ли со злостью кричала она. – Хочешь помереть – помирай человеком, а не крысой в банке! Нельзя же так! Если так ты собрался жить до конца своих дней, то это все равно, что уже умер! Полгода себя запугивал как школьник со страшилками на ночь, а тот г-г-х-х… - так и не нашла в голове ни одного ругательства, топнула ногой, - может и нет его уже! Может, деру дал! Может, коньки отбросил! А ты тут сычуешь уже который месяц, овощ тепличный! Нельзя же так, баран упертый! Нельзя же…[/FONT]
    [FONT=&amp]___Регина закрыла лицо руками и расплакалась вовсю. Роман смотрел на нее с удивлением. И удивлен он был тем, что ему вдруг стало стыдно. Но совсем не за то, за что его ругала Регина, а за то, что он ее так нечаянно раскиселил. Он дразнил ее и ворчал и ругался, но никогда не хотел ее по-настоящему расстроить. Вот так вот, до самой глубины. Он открывал рот, но сказать ничего не мог. Казалось, нужная мысль вот-вот придет на ум. Еще чуть-чуть, еще совсем чуть-чуть, и он сможет все сделать правильно, как надо.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Регин… - тихо позвал он. – Регин, пойми ты…[/FONT]
    [FONT=&amp]___Ход его мыслей оборвала темнота. В один момент он видел перед собой трясущуюся Регину, а в следующий чернота заполнила каждый кубический дюйм помещения. Лампы просто перестали работать, и черные как смола шторы не пропускали внутрь ни лучика света. Роман не испугался. Он слишком долго трясся взаперти, чтобы в нем осталось хоть на полминуты страха. Он просто ждал. Тишина в квартире, тишина в голове. Где-то через пару этажей слышно было недовольное уханье соседей, у которых пропало электричество, лязгнула чья-то дверь, когда хозяин пошел проверять пробки. Не происходило ничего. Ровным счетом ни-че-го. Роман обмяк. В нем не было сил стоять ровно. В шаге от него, в темноте расплывался светлый силуэт Регины, которая затихла, перестала хлюпать носом.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Ну вот и кто из нас дурак… - выдохнул мужчина с укором самому себе.[/FONT]
    [FONT=&amp]___В его голове один за другим всплывали образы, которые так по-хитрому ему пересказывала гостья. И ветер, и звуки машин, и запах, которым наполнялся ее обшитый деревом балкон, когда солнце с утра разогревало его через призму стекол. Ему вспоминалось все то, что она для него сделала, через страх, через его сопротивление. И сейчас он был свободен ей отплатить…[/FONT]
    [FONT=&amp]___Роман сделал шаг вперед и обнял Регину, крепко обхватив за плечи. Через тонкую кофту он чувствовал, как часто бьется ее сердце и был рад тому, что это так. Он зарылся лицом в ее мягкий, еле заметно отдающий женским парфюмом, воротник и улыбнулся.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Спасибо… - сквозь улыбку прошептал он, - спасибо тебе за все…[/FONT]
    [FONT=&amp]___Рядом с его ухом, женщина прошептала что-то в ответ. Нет, не прошептала… Роман поднял голову и вслушался. Ее слова вылетали из горла безголосыми, полными слез и слепого ужаса:[/FONT]
    [FONT=&amp] - Они здесь! – кричала она, но связки не производили ничего, кроме свиста и сипения. – Они уже внутри![/FONT]
    [FONT=&amp]___И Роман просто врос в пол, чувствуя, как в его руках Регина ослабевает, как ноги перестают держать ее прямо. Вокруг него, в темноте, наконец, начинают проступать звуки чужого присутствия, скрежет когтей по полу, стенам. За спиной затрещал матрас, превращаясь в лохмотья. В углу зашуршал пакет, разорвался, по полу покатилась стеклянная банка, остановилась, коротко хрустнула и лопнула под чьей-то лапой. Осколки вцепились в плоть, комнату заполнил вой и пол содрогнулся, когда раненый зверь грохнулся на спину. Это вывело Романа из оцепенения, и он шагнул вперед, волоча вяло дергающуюся Регину к окну. Свет! Солнечный свет был их последней надеждой оттеснить нелюдей в стороны и бежать без оглядки. Роман протянул руку вперед и рванул штору в сторону. Звонко лязгнули железные кольца, полопались петли, и штора слетела на пол, но ничего не изменилось. Все стекло с обратной стороны было облеплено жирными гусеницами, скучившимися так плотно, что у солнца не было ни единого шанса протиснуться внутрь. Они собирались здесь не одну неделю, перекрывая стекло в несколько слоев копошащейся буро-зеленой массы.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Нет, - сквозь зубы выдавил Роман и усадил обмякшую Регину на подоконник, - я не позволю, чтобы из-за меня ты вот так…[/FONT]
    [FONT=&amp]___И он с размаху врезал кулаком по стеклу, разнося его вдребезги. Комья гусениц устремились вниз, вместе со стеклом, а подточенная ими за долгое время рама треснула, вывалилась из проема, ухнула вниз, с грохотом расколовшись об асфальт и разогнав клокочущее эхо по дворам.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Из-за меня, вот так…[/FONT]
    [FONT=&amp]___Регине не нужно было оборачиваться, чтобы понять, почему Роман замер на месте, почему его рука, крепко державшая ее за плечо ослабевает и сползает по рукаву вниз. Ночные насекомые громко трещали внизу, словно насмехаясь над жалкой, обреченной попыткой человека оттянуть неизбежное. Романа вырвали из ее рук, и он исчез в темноте, без единого звука. Спустя всего несколько секунд, лампы снова зажглись, освещая изуродованную комнату. Пол покрывали куски обоев и клочки матраса. Маринад из лопнувшей банки медленно прокладывал себе темную дорожку к двери, которая была открыта настежь. За дверью, в бледном отсвете ламп, было видно, что двери лифтовой шахты выворочены с корнем и отброшены в стороны. Дальше пролегла темнота. Со двора донесся шелест листвы, и Регина перестала дышать. «Ш-ш-ш-ш», шумели листья и в их шелесте звучал вопрос. За дымкой слез, дверной проем перекрыла скособоченная фигура. «Ты уже… спиш-ш-ш?..».[/FONT]
    [FONT=&amp]___Регина рванулась назад и ветер засвистел в ушах.[/FONT]


    [FONT=&amp]___Рывок был настолько реальным, что Регина дернулась на кровати. Из-за приоткрытого окна доносился шелест листьев. С колотящимся сердцем, женщина вскочила на ноги и зажгла свет. За окном, небо едва начало алеть, выхватывая в контраст мечущиеся верхушки деревьев. Одинокая птица ритмично распевалась где-то в кронах, в коридоре слышны были деловитые шаги. Регина поспешно оделась в больничную робу и вышла из палаты.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Регина? Доброе утро! – приветствовал ее мужчина в свитере, с папкой полной каких-то записей. – Что так рано на ногах?[/FONT]
    [FONT=&amp]___Женщина огляделась по сторонам, все еще цепляясь глазами за детали, пытая прочнее убедить себя в действительности происходящего.[/FONT]
    [FONT=&amp] - Антон… - дрожащим голосом ответила она, - мы можем поговорить?[/FONT]
     
Загрузка...