1. Всем пользователям необходимо проверить работоспособность своего электронного почтового адреса. Для этого на, указанный в вашем профиле электронный адрес, в период с 14 по 18 июня, отправлено письмо. Вам необходимо проверить свою почту, возможно папку "спам". Если там есть письмо от нас, то можете не беспокоиться, в противном случае необходимо либо изменить адрес электронной почты в настройках профиля , либо если у вас электронная почта от компании "Интерсвязь" (@is74.ru) вы им долго не пользовались и хотите им пользоваться, позвоните в СТП по телефону 247-9-555 для активации вашего адреса электронной почты.
    Скрыть объявление

хорошие стихи

Тема в разделе "Читальный зал", создана пользователем RJ, 6 янв 2008.

  1. RJ

    RJ Ословед

    Репутация:
    956.344
    RJ, 6 янв 2008
    Предлагаю публиковать стихи которые вам нравятся:)
     
    #1
  2. FallOutBoy

    FallOutBoy

    Репутация:
    65.837
    FallOutBoy, 9 июл 2010
    Полозкова

    Это последний раз, когда ты попался
    В текст, и сидишь смеешься тут между строк.
    Сколько тебя высасывает из пальца –
    И никого, кто был бы с тобою строг.
    Смотрят, прищурясь, думают – something’s wrong here:
    В нем же зашкалит радостью бытия;
    Скольким еще дышать тобой, плавить бронхи,
    И никому – любить тебя так, как я.

    День мерить от тебя до тебя, смерзаться
    В столб соляной, прощаясь; аукать тьму.
    Скольким еще баюкать тебя, мерзавца.
    А колыбельных петь таких – никому.

    Челку ерошить, ворот ровнять, как сыну.
    Знать, как ты льнешь и ластишься, разозлив.
    Скольким еще искать от тебя вакцину –
    И только мне ее продавать в розлив.

    Видишь – после тебя остается пустошь
    В каждой глазнице, и наступает тишь.
    «Я-то все жду, когда ты меня отпустишь.
    Я-то все жду, когда ты меня простишь».

    Как у него дела? Сочиняешь повод
    И набираешь номер; не так давно вот
    Встретились, покатались, поулыбались.
    Просто забудь о том, что из пальца в палец
    Льется чугун при мысли о нем - и стынет;
    Нет ничего: ни дрожи, ни темноты нет
    Перед глазами; смейся, смотри на город,
    Взглядом не тычься в шею-ключицы-ворот,
    Губы-ухмылку-лунки ногтей-ресницы -
    Это потом коснется, потом приснится;
    Двигайся, говори; будет тихо ёкать
    Пульс где-то там, где держишь его под локоть;
    Пой; провоцируй; метко остри - но добро.
    Слушай, как сердце перерастает ребра,
    Тестом срывает крышки, течет в груди,
    Если обнять. Пора уже, все, иди.
    ___________________________________________
    И вот потом - отхлынуло, завершилось,
    Кожа приобретает былой оттенок -
    Знай: им ты проверяешь себя на вшивость.
    Жизнеспособность. Крепость сердечных стенок.
    Ты им себя вытесываешь, как резчик:
    Делаешь совершеннее, тоньше, резче;
    Он твой пропеллер, двигатель - или дрожжи
    Вот потому и нету его дороже;
    С ним ты живая женщина, а не голем;
    Плачь теперь, заливай его алкоголем,
    Бейся, болей, стихами рви - жаркий лоб же,
    Ты ведь из глины, он - твой горячий обжиг;
    Кайся, лечи ошпаренное нутро.
    Чтобы потом - спокойная, как ведро, -
    "Здравствуй, я здесь, я жду тебя у метро".
    ___________________________________________
    Хвалю тебя, говорит, родная, за быстрый ум и веселый нрав.
    За то, что ни разу не помянула, где был неправ.
    За то, что все люди груз, а ты антиграв.
    Что Бог живет в тебе, и пускай пребывает здрав.

    Хвалю, говорит, что не прибегаешь к бабьему шантажу,
    За то, что поддержишь все, что ни предложу,
    Что вся словно по заказу, по чертежу,
    И даже сейчас не ревешь белугой, что ухожу.

    К такой, знаешь, тете, всё лохмы белые по плечам.
    К ее, стало быть, пельменям да куличам.
    Ворчит, ага, придирается к мелочам,
    Ну хоть не кропает стишки дурацкие по ночам.

    Я, говорит, устал до тебя расти из последних жил.
    Ты чемодан с деньгами – и страшно рад, и не заслужил.
    Вроде твое, а все хочешь зарыть, закутать, запрятать в мох.
    Такое бывает счастье, что знай ищи, где же тут подвох.

    А то ведь ушла бы первой, а я б не выдержал, если так.
    Уж лучше ты будешь светлый образ, а я мудак.
    Таких же ведь нету, твой механизм мне непостижим.
    А пока, говорит, еще по одной покурим
    И так тихонечко полежим.
     
  3. АНГЕЛ А

    АНГЕЛ А Ословед

    Репутация:
    9.902.883
    АНГЕЛ А, 6 авг 2010
    автора не знаю
    Кто ты, Ангел? Кто твой хозяин?
    Чьи молитвы ты шепчешь в бреду?
    Тихо Ангел ответил: «Не знаю.
    Я один по дороге иду.

    Я один не ищу и не внемлю.
    И молитвы забыты давно.
    Я один как отринувший землю
    Бьюсь крылами в ночное окно.

    Я один и свой выбор я сделал.
    Я летаю в других небесах.
    Я душа, потерявшая тело,
    Я любовь, позабывшая страх.

    Я огонь, не отмеченный дымом,
    Я вода пересохших озер.
    Я один я живу за любимых,
    Чей погас уже пламенный взор».

    Ангел плачет. Я не утешаю.
    Я спросила, но знала ответ.
    Точно так же люблю и летаю,
    Так же плачу о тех, кого нет
     
  4. АНГЕЛ А

    АНГЕЛ А Ословед

    Репутация:
    9.902.883
    АНГЕЛ А, 6 авг 2010
    Я умею
    тебя любить.
    Я умею тобой дышать.
    Я умею свечою жить -
    Согревая тебя,
    сгорать.
    Я умею смотреть в глаза
    И писать для тебя стихи.
    Я умею жить,
    как слеза,
    Что смывает грехи с души.
    Я умею терпимой быть,
    Когда
    станет с тобой нелегко,
    Я умею мечтами жить,
    Когда ты от меня далеко.
    Я
    умею услышать стук,
    Сердца бешенный у тебя в груди.
    Я умею жить, словно
    звук -
    Прозвучал и исчез в ночи.
    Я умею тебя любить
    С каждым днем все
    сильней и сильней,
    Не умею, лишь, только жить
    Без тебя и любви
    Твоей
     
  5. АНГЕЛ А

    АНГЕЛ А Ословед

    Репутация:
    9.902.883
    АНГЕЛ А, 6 авг 2010
    Мы часто в жизни ищем идеал,
    Критерии дурацкие приводим,
    Хотим поверить в сказку,
    Чтобы всё к ногам.
    И получаем одиночество в
    итоге...
    А может нужно просто жить,
    И каждый день частичку бытия
    сжигая,
    Тепло своё кому-то подарить,
    В ответ любви совсем не
    ожидая.
     
  6. insurgent

    insurgent Ословед

    Репутация:
    56.602
    insurgent, 9 окт 2010
    Надежда Щеголькова


    Уже не мой.. еще никто не дышит
    В твои ладони…и никто не ждет
    Тебя, как я – когда ты только вышел –
    Когда минута – проползает год…

    Уже не мой… уже - по одиночке..
    И сняты узы /путы?/ из колец
    Не многоточье – две раздельных точки
    «to be continued»-а нет. Конец..

    Уже не мой когда-то полуостров -
    Ты отсечен – и кровоточит срез…
    Я прирасти смогла к тебе так просто –
    И так немыслимо осталась – без..

    И выстирает кто-то подчистую
    – с твоей судьбы все запахи Меня
    Но в памяти однажды - прорасту я…
    Уже не мой… а я – еще твоя..





    Люблю.. но слова не скажу –
    На выход молча укажу…
    Звонит наш колокол по ком?
    «Потом…потом…»

    Люблю… но вслух не прошепчу,
    И лишь твой след – перекрещу,
    Когда отщелкает замок
    Дверной – щелк-щелк…

    Люблю… но холод по спине –
    Могу я только крикнуть «НЕ!»
    И тихо «НА», и «ВИ»..и «ЖУ»
    Не накажу…

    Не накажу… не в силах врать…
    Одно лишь слово – может стать
    и приговором… и – спасти,
    Но – не простить!

    Я, плача, в дверь вжимаюсь лбом
    Съест эхо все шаги потом..

    И после – выкрикну я вниз:
    «вернись! Вернись!»
     
  7. Le orage

    Le orage Ословед

    Репутация:
    29.232
    Le orage, 9 окт 2010
    Эрнест Даусон.


    "Я не тот, кем бывал во дни доброй Цинары"


    Вчера, о, ввечеру меж наших губ, бледна,
    Скользнула тень твоя, Кинара, и твой дух
    Разлился посреди лобзаний и вина,
    И одинок я был, измучен страстью старой,
    Да, одинок я был и в скорби глух:
    Я верен на свой лад тебе одной, Кинара!

    Я сердцем ощущал другого сердца стук,
    Пусть купленных ее лобзаний слаще нет;
    Во сне ль не выпускал, в любви – ее из рук,
    Но одинок я был, измучен страстью старой,
    Когда проснулся – пасмурный рассвет.
    Я верен на свой лад тебе одной, Кинара!

    Я многое забыл, Кинара! буйных роз
    Развеян ветром танец и погашен пыл,
    Он лилии твои из памяти унес;
    Но одинок я был, измучен страстью старой,
    Да, оттого, что танец долог был;
    Я верен на свой лад тебе одной, Кинара!

    Вин я просил и нот – сильнее, чем вчера,
    Но лишь закончен пир и в лампах свет затих,
    Являлась тень твоя, Кинара! до утра
    Всё одинок я был, измучен страстью старой,
    Вновь вожделел я губ твоих:
    Я верен на свой лад тебе одной, Кинара!
     
  8. Vertolet

    Vertolet

    Репутация:
    1.260
    Vertolet, 13 окт 2010
    П.Г. Антокольский

    Имя

    Это имя - знакомое с детства -
    Вместе с грамотой впаяно в речь.
    Надо заново в имя вглядеться,
    Чтобы заново знать и беречь.

    Это имя - на то и дано нам
    И оно никогда не лгало,
    Не застыло казенным каноном
    И не в школьную пропись легло.

    Это имя подростка смешного,
    Что свечу до полуночи жег,
    И строчил, и вычеркивал снова,
    И выискивал нужное слово -
    Свой веселый сигнальный рожок.

    Это имя - веселое рвенье,
    Лихорадка ночного труда.
    Не стареющее вдохновенье,
    Не сгорающее никогда.

    Это имя - бессоница весен,
    Увлекающая за моря,
    Золотая румяная осень,
    Бодрый холод в конце октября.

    Пробуждение в дальней дороге,
    И встают - первый раз наяву -
    Горных кряжей клинки и остроги,
    Убегающие в синеву.

    Это имя сквозь белые ночи
    Всех бессонных касается век,
    Раскрывает все жадные очи
    На прошедший и будущий век.

    Это имя - как лозунг и знамя,
    И опять, веселясь и грустя,
    Рядом с нами, за нас и за нами -
    Он, наш сверстник и наше дитя.

    (посвящено А.С. Пушкину, если кто не догодался)
     
  9. edelweis

    edelweis

    Репутация:
    7.825
    edelweis, 6 ноя 2010
    Олег Ладыженский (если кому-то показалось знакомым, напоминаю - Генри Лайон Олди)

    * * *

    Заплатили
    за любовь, за нелюбовь, за каждый выстрел.
    Отстрелялись -
    от мишеней лишь обрывки по углам.
    Это осень.
    Облетает наша память, наши мысли,
    наши смыслы,
    наши листья и другой ненужный хлам.


    В одну кучу
    все проблемы, все находки, все потери,
    чиркнуть спичкой,
    надышаться горьким дымом и уйти.
    Все, что было
    не по нам, не по душе и не по теме,
    не по росту,
    не по сердцу и совсем не по пути…
     
  10. edelweis

    edelweis

    Репутация:
    7.825
    edelweis, 7 ноя 2010
    Олег Ладыженский

    * * *
    Словно капли в тумане – мы были, нас нет,
    Словно деньги в кармане – мы были, нас нет,
    Нас никто не поймает, никто не поверит,
    Нас никто не обманет – мы были, нас нет.

    КАСЫДА ОБ ИСТОЧНИКЕ ЖИЗНИ
    Хлещут годы жгучей плетью, за спиной молчат столетья,
    Собирался вечно петь я, не заметил, как допел –

    Задыхаюсь в душной клети, сбит с пути, лежу в кювете,
    Стар, гляжу – смеются дети; одинок, бреду в толпе.

    Где надежда? Где удача? Ноги – бревна, сердце – кляча.
    Спотыкаясь, чуть не плача, по извилистой тропе

    В ночь тащусь, еще не начат, но уж кончен. Силы трачу,
    На ветру, как флаг, маячу – ах, успеть бы!.. Не успел.

    Скалясь с облучка кареты, что ж вы, годы, так свирепы?
    На таком, как я, одре бы не лететь, плестись шажком –

    Сбит стрелою пестрый стрепет, смолк травы душистый лепет,
    Смутен жизни робкий трепет, хрупок прах под каблуком.

    От тоски неясной млею, как овца худая, блею,
    Сам себя, дурак, жалею, сам себя гоню бегом,

    Сам болезнями болею, сам в гробу тихонько тлею,
    Белыми костьми белею… Сам – и другом, и врагом,

    Сам и птицей, и стрелою, и пожаром, и золою,
    Долей доброю и злою, желтой осенью жнивья,

    Сам – и нитью, и иглою, легкой стружкой под пилою,
    Круглым блюдом с пастилою и изюмом по краям.

    Что же, все мои невзгоды – тоже я? Капризы моды
    Или шалости природы – я, и только? Только я?!

    Оглянулся – где вы, годы? Глянул вдаль – не вижу коды.
    Отмахнулся – хворей кодлы, будто стаи воронья,

    Улетают с хриплым ором, черной тучею над бором…
    Думал – поздно. Думал – скоро. Оказалось – ни фига!

    * * *
    Цыганки трудились, цыганки гадали:
    У каждой медали – четыре педали,
    У каждой педали по две стороны,
    У каждой страны по четыре войны,

    У каждой войны десять тысяч героев,
    У каждого – орден за взятие Трои,
    И каждому ордену – тысяча лет,
    А каждому году названия нет.

    И каждой минуте – козырную даму,
    И каждому времени – свой Нострадамус,
    Чтоб каждый пророк – с бородой и в очках,
    Со сказкой про белого чудо-бычка.

    А чудо-бычок – он без левого рога,
    А дом – он казенный, но в дальней дороге
    Ты вспомнишь тот дом, и манящая даль
    Вдруг звякнет надтреснуто, словно медаль,

    Где родина – той и другой стороною,
    Забытой страною, чужою войною,
    Сутулой спиной да кирпичной стеной…
    Бывают медали с одной стороной?

    ПОЖАР
    Душа битком набита хламом –
    Гори огнем!
    Пусть суждено сгореть дотла нам
    С тобой вдвоем,

    Но слишком хочется простора,
    Не здесь – внутри.
    Коран ли, Библия ли, Тора,
    Весь смысл – гори!

    Пылай, душа! Стучится пепел
    В щиты сердец.
    Когда ни холоден, ни тепел,
    Тогда – мертвец.

    А так – взмахну себе крылами,
    Живой, нагой,
    Всегда – пожар, вовеки – пламя,
    Всегда – огонь!
     
  11. Atman

    Atman

    Репутация:
    -1.206.439.649
    Atman, 26 фев 2011
    Молчаливый диалог


    Мы встретились вновь. Не сказать, чтоб я очень был рад,
    но редкие встречи для нас для обоих весомы,
    мы очень похожи и вы мне почти, что как брат,
    и всё же мне жаль, что мы с вами почти не знакомы.
    И наш диалог молчаливый мы снова начнём,
    я вновь вас спрошу, но опять не услышу ответа,
    скажите мой друг, отчего даже солнечным днём,
    так холодно вам, и ничем ваша жизнь не согрета?
    Наверное много в душе накопилось обид,
    Раз в вашем задумчивом взгляде так много печали,
    Любезный мой друг, вам всего лишь лет 30 на вид,
    Но видно, что в жизни вы много всего повидали.
    Вы явно не раз испытали душевную боль,
    и люди родные вас тоже не раз предавали,
    и каждый из них в вашей жизни сыграл свою роль,
    да так хорошо, что забыть то возможно едва ли.
    Как много плохого вы видели в жизни своей,
    Назад оглянись, сплошь и рядом печальные даты,
    Но так вот ссутулясь, вы стали намного старей –
    Буквально вчера, после этой последней утраты.
    Мой друг, я же чувствую как вам сейчас тяжело,
    откройте мне всё, что у вас на душе накопилось,
    не нужно молчать, в этом мире есть множество слов,
    в конце-то концов, надо жить, что бы там ни случилось.-
    Ведь есть много способов – водка, молитва, слеза.
    И будут у вас ещё, новые важные встречи.
    Мой друг. Почему вы опять опустили глаза?
    Уходите? Что же. Прощайте. До будущей встречи…
    P.S.
    Кому, как ни мне, понимать вашу боль и беду.
    И вот потому– больше с вами я вряд ли увижусь.
    Я с горькой усмешкой, от зеркала вновь отойду.
    И вновь зарекусь, что во веки к нему не приближусь.

    Любовь Шеметова.
     
  12. KossBeL

    KossBeL Самец :)

    Репутация:
    120.756
    KossBeL, 21 сен 2011
    М.Ю. Лермонтов, повесть демон, написанно в стихотворной форме, так- что я это считаю стихами, ну не будем об этом, вот мои любимые стихи, то есть небольшая часть из " Демона ":
    И вот часовня на дороге...
    Тут с давних лет почиет в боге
    Какой-то князь, теперь святой,
    Убитый мстительной рукой.
    С тех пор на праздник иль на битву,
    Куда бы путник ни спешил, Всегда усердную молитву
    Он у часовни приносил;
    И та молитва сберегала
    От мусульманского кинжала.
    Но презрел удалой жених
    Обычай прадедов своих.
    Его коварною мечтою Лукавый Демон возмущал:
    Он в мыслях, под ночною тьмою,
    Уста невесты целовал.
    Вдруг впереди мелькнули двое,
    И больше - выстрел! - что такое?..
    Привстав на звонких стременах,
    Надвинув на брови папах,
    Отважный князь не молвил слова;
    В руке сверкнул турецкий ствол,
    Нагайка щелк я и, как орел,
    Он кинулся... и выстрел снова!
    И дикий крик и стон глухой
    Промчались в глубине долины -
    Недолго продолжался бой:
    Бежали робкие грузины!
     
  13. Ежи Тарковского

    Ежи Тарковского Самец :)

    Репутация:
    4.529.200
    Ежи Тарковского, 29 июл 2012
    Это почти что стихи

     
  14. Annetta

    Annetta Guest

    Репутация:
    0
    Annetta, 30 мар 2013
    Я в глазах твоих утону,можно?
    Ведь в глазах твоих утонуть - счастье.
    Подойду и скажу:"Здравствуй,
    Я люблю тебя". Это сложно...
    Нет, не сложно, а трудно
    Очень трудно любить,веришь?
    Подойду я к обрыву крутому
    Стану падать, пойматьуспеешь?
    Ну а если уеду - напишешь?
    Я хочу быть с тобой долго,
    Очень долго…
    Всю жизнь, понимаешь?
    Я ответа боюсь, знаешь....
    Ты ответь мне, но только молча,
    Ты глазами ответь,любишь?
    Если да, то тогда обещаю
    Что ты самым счастливым будешь
    Если нет, то тебя умоляю
    Не кори своим взглядом,
    Не тяни своим взглядом в омут
    Пусть другую ты любишь,ладно…
    А меня хоть немного помнишь?
    Я любить тебя буду,можно?
    Даже если нельзя, буду!
    И всегда я приду на помощь
    Если будет тебе трудно!


    Роберт Рождественский
     
  15. Annetta

    Annetta Guest

    Репутация:
    0
    Annetta, 13 апр 2013
    Что такое «любящий мужчина»?
    Может быть, без повода цветы?
    Или симпатичная машина,
    Что всегда блестит от чистоты.
    Или идеальная фигура,
    Лёгкий шарм, и кубиками пресс,
    Редкий, как античная скульптура,
    Разжигающая в дамах интерес?
    Может это тот, кто покоряет,
    И услышав тихое «привет»
    Моментально сердце замирает,
    И не можешь вымолвить в ответ.
    Может, кто всегда найдёт минутку,
    Чтобы провести её с тобой,
    И развеет грусть хорошей шуткой,
    Просто приобняв слегка рукой…
    Или тот, с кем вместе воплощаешь,
    Все свои заветные мечты
    И сама чуть позже замечаешь,
    Что его мечтами стала — ты…
    Кто же это, «любящий мужчина»?
    Не узнать ответа глубину —
    Тот, кто делает тебя счастливой,
    День за днём, и лишь тебя одну.

    Роман Миронов
     
  16. Mic29

    Mic29

    Репутация:
    201.583
    Mic29, 23 апр 2013
    Игорь Царёв. Светлая память.

    В кущах личного Эдема (дачное)

    Хорошо, забыв о вьюгах,
    Окунуться в летний зной,
    Мысли пивом убаюкав,
    Проводить свой выходной
    Изваянием Родена
    С пахитоскою в руке,
    В кущах личного Эдема
    В допотопном гамаке.

    Разве это не награда —
    Созерцать весь Божий день
    Тонкой кистью винограда
    Нарисованную тень,
    Не гонять на шестисотом
    С валидолом за щекой,
    А наперстком шести соток
    Пить божественный покой.

    Солнца мятная настойка,
    Воли праздничный кумыс
    Упоительны настолько,
    Что всему даруют смысл —
    И сирени у калитки,
    И герани на окне,
    И несуетной улитке,
    И подвыпившему мне.

    Спелый плод в мои ладони
    Золотая алыча
    Снисходительно уронит
    С августейшего плеча.
    И сорочьим донесеньем
    Разлетится весть окрест,
    Что за это воскресенье
    Я воистину воскрес.


    Пока Бог спит

    Мой недруг в Министерстве странных дел,
    И без того лоснившийся богато,
    Недавно вовсе высоко взлетел,
    Возглавив Управление Заката.
    И сразу день на треть был усечен,
    Сравнялись скорость тьмы и скорость света,
    И ночь, как нож под левое плечо,
    Вошла в мой сад, срезая листья с веток.
    Нательный крестик умостив в горсти,
    Я масло ароматное лампадок
    Транжирю, чтоб Всевышнему польстить,
    Но кто сказал, что Он на это падок?
    И травы заплетаются в клубок,
    И страхи из угла шипят как змеи...
    И шутит черт, пока кемарит Бог,
    Которого я разбудить не смею.


    Март 2004

    Досрочно юная весна
    Явилась подразнить столицу.
    Как тушь по ледяным ресницам
    Стекает с крыш голубизна.
    Блестят глаза бесстыжих луж,
    Игриво в отраженьях множат
    Тот самый ракурс женских ножек,
    Что загубил немало душ,
    Когда, у мира на виду
    Выгуливая новый свитер,
    Проходишь ты, а следом свитой
    Московские часы идут.


    Инфернальные дворники

    Всю ночь на город суеверный,
    На суетливую столицу,
    Исподтишка сочилась скверна,
    Стекая по усталым лицам
    Осенней желтизной угрюмой,
    Холодной слизью атмосферной…
    Как пароход с пробитым трюмом
    Мир погружался в мрак инферно.
    Я сам поверил в этот морок,
    Прощально чиркая в тетради,
    Когда хмельная тьма каморок
    Явила дворницкие рати —
    Дыша бессмертным перегаром,
    С традиционной неохотой
    Они пошли по тротуарам,
    Сметая скверну в печь восхода.
    И словно рыцарские латы
    Сияли старенькие боты
    При символических зарплатах
    За инфернальную работу.


    Голем

    Что такое любовь?
    Это жизнь, это наша весна,
    Та, что бродит в Москве
    Как вино по рассохшейся бочке,
    Это наши мечты,
    И счастливые ночи без сна,
    Это мой талисман
    На серебряной тонкой цепочке.

    Я другим не служил,
    Не любил до разорванных жил,
    И к чужим небесам
    Не тянулся тоской колоколен —
    Без тебя никогда б
    Не писал, не дышал и не жил
    Твой неистовый раб,
    Неуклюжий, но преданный Голем.

    Разорвав колдовством
    Немоту моих глиняных губ,
    Это ты оживила
    Мне сердце губами своими.
    И дымятся чернила,
    Как свежая кровь на снегу,
    Когда я, истекая
    Стихами, твержу твое имя.


    * * *
    Не глуши меня, оратор, черным лихом не стращай,
    Не сули мне горы злата, рай земной не обещай.
    Если вследствие причины я без чина и гроша —
    Не кручинь меня, кручина, не души меня, душа!

    Не снимай меня, фотограф, яркой вспышкой не свети,
    Не нацеливай в висок мне субъективный объектив.
    Я, зажатый в рамки кадра, получаюсь не живой —
    Бестолковый, неуклюжий, будто транспорт гужевой.

    Не лечи ты меня, доктор! Дай немножечко пожить.
    Если жизнь выходит боком — рану лыком не зашить.
    Дай последнею затяжкой затуманить боль слегка...
    Не хватай меня кондрашка, не таскай меня, тоска!


    Лекция в планетарии

    Некоторые умники утверждают, что курица — всего лишь способ
    появления одного яйца из другого.
    И с точки зрения, скажем, желтка —
    в этом есть своя железная логика.
    Впрочем, стих совсем не об этом.

    Во всех теориях есть изъяны —
    Пусть это Дарвину выйдет боком —
    Ну, да, в нас много от обезьяны,
    Но, все же, есть и чуть-чуть от Бога.

    Вот, скажем, Вася — он пролетарий,
    И всю неделю с бригадой квасит,
    Но, что ни праздник, то в планетарий
    Идет послушать про жизнь на Марсе.

    С собой, естественно, пиво с воблой.
    Есть много в мире, мой друг Гораций,
    Таких загадок — гляди хоть в оба,
    Без пива просто не разобраться!

    А с пивом — пиршество интеллекта!
    Дух торжествует над постной прозой,
    Когда, блистая очками, лектор,
    Небрежно лузгает все вопросы.

    Картонку неба истыкав пальцем,
    Как будто звезды открыл он лично,
    Профессор шутит — первичны яйца,
    А куры? Куры — они вторичны!

    И зря качает монах тонзурой,
    Мол, как же слово, что было первым?..
    — То слово вычеркнуто цензурой,
    Когда у цензоров сдали нервы.

    И зал смеется — вот это шутка!
    Но в каждой шутке есть правды доля.
    А чтоб от правды не стало жутко,
    Давай по пиву добавим, что ли!

    И пусть извилин усталый мускул
    Дрожит сознанием фрагментарным,
    И пусть раздроблены до корпускул
    Частицы мыслей элементарных,

    Давай вариться в культурной массе —
    Всем Васям хочется жить красиво!
    Интересует их жизнь на Марсе,
    Хотя и меньше, чем вобла с пивом.




    Снежное

    Мы и ухари, мы и печальники,
    Разнолики в гульбе и борьбе.
    Как тряпичные куклы на чайнике,
    Каждый — столоначальник себе.
    Каждый раз по державной распутице
    Выходя свою самость пасти,
    Ждем, что ангелы все-таки спустятся
    От ненастной напасти спасти.

    Ни фен-шуй, ни шаманские фенечки
    Не защита от ночи лихой.
    Осень лузгает души, как семечки,
    И нахально сорит шелухой.
    Обретаясь у края безбрежного,
    Сам себе я успел надоесть:
    Ты прости меня, Господи, грешного,
    Если знаешь, вообще, что я есть!

    Мне ответный вопрос закавыкою
    Око выколет из темноты:
    Если всякому Якову «выкаю»,
    Почему со Всевышним «на ты»?
    Сверху падают снега горошины,
    Снисходительно бьют по плечу,
    И стою я во тьме огорошенный,
    И фонариком в небо свечу.


    Ул. Победы, д. 8

    Картошка с луком, кисель из ревня,
    Стоит над лугом моя деревня,
    Кругом природа, как чудо света,
    А вот народа, считай, что нету.

    Был дядя Коля — пропал в Анголе.
    Был дядя Ваня — убит в Афгане
    А нынче Вовка погиб у Нинки...
    Налейте водки, у нас поминки!

    А что мы ждали — бальзам, да мирру,
    Раз принуждали кого-то к миру?
    Держава станет сильнее что ли,
    Без дяди Вани и дяди Коли?

    В сарае куры, в телеге кляча,
    Мужчины курят, а бабы плачут.
    У нас тут вольно, кругом природа...
    Но больно мало уже народа.

    А, впрочем, брат, потому и вольно,
    Что мы еще побеждаем в войнах.
    Стакан граненый накрыт горбушкой...
    Поджарь, Матрена, нам ножки Буша!

    ___________________________________
    Кисель из ревня (а не ревеня) — так говорят в деревнях.


    Апокалипсис

    На седьмом ли, на пятом небе ли,
    Не о стол кулаком, а по столу,
    Не жалея казенной мебели,
    Что-то Бог объяснял апостолу.
    Горячился, теряя выдержку,
    Не стесняя себя цензурою,
    А апостол стоял навытяжку,
    И покорно потел тонзурою.

    Он за нас отдувался, каинов,
    Не ища в этом левой выгоды.
    А Господь, сняв с него окалину,
    На крутые пошел оргвыводы.
    И от грешной Тверской до Сокола
    Птичий гомон стих в палисадниках,
    Над лукавой Москвой зацокало,
    И явились четыре всадника.

    В это время, приняв по разу, мы
    Упражнялись с дружком в иронии,
    А пока расслабляли разумы,
    Апокалипсис проворонили.
    Все понять не могли — живые ли?
    Даже спорили с кем-то в «Опеле»:
    То ли черти нам душу выели,
    То ли мы ее просто пропили.

    А вокруг — не ползком, так волоком,
    Не одна беда, сразу ворохом.
    Но язык прикусил Царь-колокол,
    И в Царь-пушке ни грамма пороха...
    Только мне ли бояться адского?
    Кочегарил пять лет в Капотне я,
    И в общаге жил на Вернадского —
    Тоже, та еще преисподняя!

    Тьма сгущается над подъездами,
    Буква нашей судьбы — «и-краткая».
    Не пугал бы ты, Отче, безднами,
    И без этого жизнь не сладкая.
    Может быть, и не так я верую,
    Без креста хожу под одеждою,
    Но назвал одну дочку Верою,
    А другую зову Надеждою.


    Снег

    С неба падает злой
    снег.
    Ветер валит людей
    с ног.
    Мир бы прожил еще
    век,
    если б ночь пережить
    смог.
    На дороге хромой
    пёс —
    он не помнит своих
    лет,
    и бежит от седых
    ос,
    оставляя косой
    след.

    У него в колтунах
    шерсть,
    а в глазах пустоты
    высь.
    Молодежь говорит:
    «Жесть!»
    Старики говорят:
    «Жизнь»...
    И его горловой
    вой,
    как последних надежд
    крах.
    И качается дом
    твой,
    словно тоже познал
    страх.

    И мешает понять
    мрак,
    очертив на снегу
    круг,
    кто сегодня кому
    враг,
    кто сегодня кому
    друг.
    Под ногой ледяной
    тьмы
    ненадежный хрустит
    наст.
    И остались одни
    мы —
    кто еще не забыл
    нас.

    На часах без пяти
    шесть.
    Замедляет земля
    бег.
    Молодежь говорит:
    «Жесть!»
    Старики говорят:
    «Снег»...
    И дрожит на ветру
    свет
    занесенных ночных
    ламп.
    И кружит по земле
    след
    неприкаянных трех
    лап.

    Хабанера

    Хмурый вяз узлом завязан сквозняками в парке старом,
    Как нахохленные ноты воробьи на проводах,
    А под ними на скамейке человек сидит с футляром,
    Зажимая пальцем струны на невидимых ладах.

    Опустевшая аллея незлопамятного года,
    Милосердная погода, позабытая давно —
    Здесь когда-то наши мамы танцевали до восхода,
    И смотрели наши папы черно-белое кино.

    Над эстрадою фанерной громыхала хабанера,
    Медной музыкой качало фонари над головой,
    И по небу проплывала желтоглазая Венера,
    Словно тоже танцевала под оркестрик духовой...

    А сегодня на площадке грустных листьев кружат пары,
    Пляшут призрачные тени в отдаленном свете фар...
    Музыкант достанет скрипку из потертого футляра,
    И она негромко вскрикнет, не узнав осенний парк.


    Город «Ха»

    Гроза над Становым хребтом
    В шаманские грохочет бубны,
    И пароходик однотрубный,
    Взбивая сумерки винтом,
    Бежит подальше от греха
    К причалу, пахнущему тесом,
    Туда, где дремлет над утесом
    Благословенный город «Ха».

    Я с детства помню тальники
    И лопоухие саранки,
    И уходящие за рамки
    Кварталы около реки,
    Коленопреклоненный дом
    В дыму сирени оголтелой...
    И до сих пор сквозь все пределы
    Я этим городом ведом.

    Я вижу и закрыв глаза
    Сквозь сеть ненастного ажура,
    Как от Хекцира до Джугджура
    Гремит шаманская гроза...
    И переборками звеня,
    Держа в уме фарватер трудный,
    Мой пароходик однотрубный
    Опять уходит без меня.


    Последний хиппи

    Закатился в Неву Юпитер,
    Воцарился взамен Меркурий.
    Обнимая глазами Питер,
    Старый хиппи сидит и курит.
    У него голубые джинсы,
    У него своя колокольня,
    И на круглом значке Дзержинский,
    Чтобы было еще прикольней.

    Мог бы к теще уехать в Хайфу,
    По Турину гулять и Риму,
    Но ему ведь и здесь по-кайфу
    Покурить на бульваре «Приму».
    Внуки правы, что старый хрен он,
    Небо плачет ему за ворот,
    А на сердце бессмертный Леннон,
    И хипповый гранитный город...

    Время дождиком долбит в темя,
    Мимо гордые ходят «готы» —
    Старый хиппи уже не в теме,
    Хоть и все мы одной зиготы.
    Он бы просто немного выпил,
    Прогулялся проспектом Невским...
    Но последнему в мире хиппи
    Даже выпить сегодня не с кем.


    Колокол

    Молодой нахал языком махал,
    В небесах лакал облака.
    Медный колокол, бедный колокол —
    Все бока теперь в синяках.
    Не из шалости бьют без жалости,
    Тяжела рука звонаря...
    Пусть в кости хрустит, коли Бог простит,
    Значит, били тебя не зря.

    От затрещины брызнут трещины,
    Станешь голосом дик и зык.
    Меднолобая деревенщина,
    Кто ж тянул тебя за язык?
    Из-под полога стянут волоком,
    Сбросят олуха с высока.
    Медный колокол, бедный колокол,
    Домолчишь свое в стариках...

    Отзвенит щегол, станет нищ и гол,
    А пока, не щадя бока,
    Громыхает упрямый колокол
    Раскалившись от языка.
    Суп фасолевый, шут гороховый,
    Флаг сатиновый на ветру,
    С колоколенки на Елоховой
    Звон малиновый поутру...


    Дачное погружение

    Мы в Лето канули на дно —
    В заросший сад, где тени веток,
    Как лапы призрачных креветок,
    Всю ночь царапают окно.
    Среди созвездий и комет
    Кочуем в дачной батисфере,
    И в незадраенные двери
    Течет зодиакальный свет.

    То Рак, то Рыбы, то Луна
    Являют любопытный профиль.
    А полночь, как хороший кофе,
    И ароматна и темна.
    И с приземленного крыльца
    Сквозь крону старенькой рябины
    Приоткрываются глубины
    Вселенских замыслов Творца.

    Но ни тревожный трубный глас,
    Ни звезд холодных отдаленность,
    Ни злая предопределенность
    Еще не поселились в нас.
    И путь назначенный верша,
    Но не желая ставить точку,
    Мы эту ночку по глоточку
    С тобой смакуем не спеша.
     
  17. Волшебница

    Волшебница Девушка

    Репутация:
    15.522.843.887
    Волшебница, 4 янв 2014
    Маленькая девочка
    К церкви подошла,
    Перекрестилась рученькой,
    К алтарю прошла.
    Стоит и просит
    Боженьку Матери помочь:
    "Болят у мамки ноженьки,
    Не спит какую ночь..."
    А у самой слезиночки
    Сбегают по щеке,
    Как чистые росиночки...
    И свеченька в руке.
    Зажгла ее, поставила
    За здравие святым,
    Не говорит молитвою,
    А словушком простым.
    С престола, крест с распятием
    Ручонками взяла,
    И Боженькою миленьким - Иисуса назвала.
    "Прошу тебя, мой миленький -
    Мне мамку полечи!
    Не откажи родименький! -
    Не помогли врачи..."
    Священник встал в стороночку,
    Слезу рукой смахнул -
    "Помочь бы чем ребеночку?" -
    И тяжело вздохнул.
    Ушла из церкви девочка,
    Неделю не была.
    Малая, словно белочка,
    А Богу знать дала...
    И вдруг ее на паперти
    Священник увидал,
    Стояла вместе с матерью -
    Господь - здоровье дал!
    А маленькая девочка
    Вбежала на престол,
    И положила розочку
    На дивный Божий стол.
    «Спасибо милый Боженька,
    Что мамочке помог!
    Болеть не стали ноженьки, -
    Ты - настоящий Бог!»
     
  18. Волшебница

    Волшебница Девушка

    Репутация:
    15.522.843.887
    Волшебница, 25 апр 2014
    Однажды, ты проснешься без меня.
    Холодным будет солнечное утро,
    В твоей постели станет неуютно,
    И все не мило будет... Без меня...

    Однажды, ты захочешь все вернуть.
    Услышать голос мой и почерк в смсках,
    Ты вспомнишь, как мы любили вместе...
    И без меня не сможешь ты уснуть...

    Однажды, без меня не сможешь жить,
    Еще одну закуришь сигарету...
    И осознаешь, что нас больше нету.
    И как-то дальше нужно просто быть...

    Однажды ты напишешь, позвонишь...
    Но дважды ведь сюжет не повторяют,
    И предавших назад не возвращают,
    А удаляют... Учатся любить!

    © Виктория Гаврикова


    ---------- Сообщение добавлено в 20:26 ---------- Предыдущее сообщение размещено в 19:59 ----------

    А жизнь действительно прекрасна и бесценна…
    И если, кажется, что рухнул потолок,
    Тогда ломайте заодно все двери, стены,
    Всё то, что душу закрывало на замок…

    И оглядитесь, этот шанс даётся свыше,
    Построить то, что раньше видели в мечтах…
    Смотрите вверх – из звёзд с луной устроит крыша?
    Вперёд к мечтам, ведь целый мир у вас в руках!

    Хотите счастья? И оно вас хочет тоже!
    Его искали? А оно внутри у вас…
    Любите сердцем… Только искренность поможет…
    Не ждите завтра, измените жизнь сейчас…

    К чему условности, формальности, законы,
    Когда от них черствеет сердце, как батон?
    Уставов, принципов и правил миллионы,
    Счастливых браков – лишь один на миллион…

    Когда поделишься теплом обыкновенным
    И осознаешь, что отдать желаешь вновь,
    Тогда и вправду жизнь прекрасна и бесценна…
    Ведь лишь один закон работает – любовь…

    Ирина Самарина-Лабиринт


    ---------- Сообщение добавлено в 20:27 ---------- Предыдущее сообщение размещено в 20:26 ----------

    Девочка, не сдавайся, смело иди,
    Повстречаются сотни людей на твоём пути.
    Жизнь ведь одна, только гляди
    вперёд.

    Не растрачивай нервы по пустякам,
    Не давай грубым, холодным, чужим рукам
    терзать себя. Только верь мечтам,
    всё придёт.

    Счастье своё на кучу замков закрой,
    Раны латай ежедневно, займись собой,
    Людям достойным лишь сердце открой,
    боль пройдёт.

    Только не бойся, прошу уже ничего,
    Ты обязательно встретишь того одного,
    Самого лучшего, самого доброго, своего,
    он поймёт.

    (с) Милая Ая
     
  19. Волшебница

    Волшебница Девушка

    Репутация:
    15.522.843.887
    Волшебница, 7 июн 2014
    Не спорь с любимым, дорогим тебе мужчиной!
    Главенство в доме, дорогая, не бери!
    Не нарушай порядок заведённый,
    И с просьбами к Царю царей иди...

    И не проси, чтоб мужа изменил Он,
    А помолись, о кротости своей,
    Не быть судьёю, резкой в своём слове...
    О выборе своём не сожалей.

    Ведь вспомни, ты когда-то обещала,
    Что будешь ты любить его всегда...
    Но слов порой бывает очень мало...
    И нужно-то немного...Иногда,

    Когда в сердечке нарастает боль, обида,
    Не злись, родная, всё ему прости...
    Ты- дочь Царя! И вместо зла и боли,
    Любовь и нежность, в дом свой ты "впусти!"

    Пускай, Господь вас всех благословляет!
    Детей, тебя и мужа твоего!
    Он в сердце твои раны исцеляет!
    И вдохновляет выше быть всего...

    И обстоятельств, что порой мешают...
    И слов обидных...Победи добром!
    Ведь ты очаг семейный охраняешь,
    Чтоб всем тепло, уютно было в нём...

    Где любят и обид не вспоминают!
    От женщины зависит мир в семье.
    Ведь если ты мужчину уважаешь...
    Он будет нежен, добр всегда к тебе!

    Автор- Сербигешева Екатерина.
     
  20. Волшебница

    Волшебница Девушка

    Репутация:
    15.522.843.887
    Волшебница, 1 июл 2014
    Мы расставались, чтобы не встречаться,
    Из телефонов удаляли номера.
    Клялись, что мы не будем возвращаться
    Туда, где все сожгли почти дотла.

    В объятиях чужих мужчин и женщин
    Искали мы отчаянно тепла.
    Судьба смеялась громко и зловеще,
    И снова нас сводила, как могла.

    А мы опять с тобой не понимали
    Зачем нам эти встречи, для чего?
    От чувств своих, как от огня бежали.
    А где-то там, внутри, так сильно жгло…

    Вместо того, чтоб нам с тобой признаться,
    Что друг без друга дышим мы едва,
    Мы расставались, чтобы не встречаться,
    А в одиночестве сходили вновь с ума…
    Светлана Чеколаева
     
  21. Волшебница

    Волшебница Девушка

    Репутация:
    15.522.843.887
    Волшебница, 13 июл 2014
    Мы расставались, чтобы не встречаться,
    Из телефонов удаляли номера.
    Клялись, что мы не будем возвращаться
    Туда, где все сожгли почти дотла.

    В объятиях чужих мужчин и женщин
    Искали мы отчаянно тепла.
    Судьба смеялась громко и зловеще,
    И снова нас сводила, как могла.

    А мы опять с тобой не понимали
    Зачем нам эти встречи, для чего?
    От чувств своих, как от огня бежали.
    А где-то там, внутри, так сильно жгло…

    Вместо того, чтоб нам с тобой признаться,
    Что друг без друга дышим мы едва,
    Мы расставались, чтобы не встречаться,
    А в одиночестве сходили вновь с ума…
    Светлана Чеколаева
     
Загрузка...