1. Всем пользователям необходимо проверить работоспособность своего электронного почтового адреса. Для этого на, указанный в вашем профиле электронный адрес, в период с 14 по 18 июня, отправлено письмо. Вам необходимо проверить свою почту, возможно папку "спам". Если там есть письмо от нас, то можете не беспокоиться, в противном случае необходимо либо изменить адрес электронной почты в настройках профиля , либо если у вас электронная почта от компании "Интерсвязь" (@is74.ru) вы им долго не пользовались и хотите им пользоваться, позвоните в СТП по телефону 247-9-555 для активации вашего адреса электронной почты.
    Скрыть объявление

Фантастика Мои рассказы. Буду рад получить отзывы.

Тема в разделе "Наша проза", создана пользователем Тихий, 13 апр 2008.

?

Как вам моё творчество?

  1. Очень нравится

    5 голосов
    18,5%
  2. Нравится

    8 голосов
    29,6%
  3. Нормально

    8 голосов
    29,6%
  4. Не нравится

    1 голосов
    3,7%
  5. Отвратительно

    5 голосов
    18,5%
  1. Тихий

    Тихий

    Репутация:
    5.779
    Тихий, 13 апр 2008
    Не претендую на звание литературного гения, но многим знакомым нравится. Хотелось бы узнать мнение тех, кто меня не знает, а значит непредвзяты дальше некуда!)))


    П.С. Для удобства рекомендую скопировать в вворд.;)
     
    #1
  2. Тихий

    Тихий

    Репутация:
    5.779
    Тихий, 19 сен 2009
    Мой ответ Зотову.:D

    Однажды в Городе.

    1.​

    Утро было как всегда чудесным. Или даже не прилично чудесным – лил беспросветный дождь. Молодой щуплый парнишка потянулся на узкой и жёсткой кровати. Он прекрасно выспался – соседи за стеной переставали кричать к 4 часам утра, но парнишка засыпал ещё до полуночи, напрочь игнорируя их старания. Будильник традиционно поторопился и отчаянно зазвенел в 5 утра. Впрочем, и это не могло испортить парнишке настроение. Даже наоборот – казалось, он улыбался ещё шире, чем обычно по утрам. С удовольствием, умывшись ледяной водой и глотнув кипячёной в старом чайнике воды, мальчишка натянул выцветшую светлую рубашку и, захлопнув тонкую дверь, скользнул вниз по лестнице с 66 этажа. Лифт традиционно не работал, а потому его и проверять-то было глупо. Юноша выскочил из подъезда и огляделся. Было ещё очень рано даже для Города – ещё почти никого не было, и мальчишка направился на работу. Решив пойти пешком и не ждать переполненный автобус, и чтобы не стоять в бесконечной пробке, опять же совершенно традиционной для Города, мальчишка почти в припрыжку направился к центру Города. Он никогда не опаздывал именно потому, что не искал транспорт, а просто выходил ни свет, ни заря (хотя ни того, ни другого в Городе, в общем-то, не было) и шёл пешком, легко перескакивая через вечные ямы в асфальте – подобные утренние забавы поднимали ему настроение. Собственно как и всё в этом Городе. Юноша искренне и безотчётно любил здесь абсолютно всё – и эти ямы в асфальте, и панельные высотки с неработающими лифтами и непролазные пробки, холодную воду в кранах, огромные рекламные щиты, вечную рекламу по телевизору и радио, серое подобие неба над головой и подобие земли под ногами, - пожалуй, он был единственным жителем Города, которого всё устраивало. Ну и намучилось же Управление Наказаниями, когда этот юноша загремел в Ад. Они категорически не знали чем его достать. Единственное что выводило его, это некоторая его родня и знакомые, ещё при жизни. Увы, все они либо попали в Рай, либо их наказание ни коим образом не могло иметь пункт – общение с другом, каковым они все искренне считали этого безумного мальчишку. Что поделаешь, но во всём Аду не сыскалось вещи, которая бы бесила мальчика на столько, чтобы стать его наказанием. В конце концов, Управление плюнуло и приняло единственно верное решение – принять мальчишку к себе на работу. Тот, кого ничего не может вывести из себя, просто обязан знать, как достать другого. И мальчик их не разочаровал – за полгода работы он побил все рекорды по измывательству над новенькими и старенькими жителями Города – Шеф им гордился. Впрочем, гордился он им не только за талант наказания придумывать, но и самому становиться наказанием для любого встречного поперечного.
    В общем-то, все остались условно довольны таким положением дел. И больше всех был доволен этот несносный мальчишка, с совершенно необъяснимым удовольствием уплетающий чёрный хлеб второй свежести с сырым луком. У юноши, как и у всех в Городе, выходных не было. Рабочий день был не нормированный и мог плавно перейти в рабочую ночь. А когда выдавался свободный вечер или ночь, юноша отправлялся на прогулку – он спорил с попавшими в Ад священниками, торговался на чёрном рынке, подглядывал, как в квартал котлов на кострах водят экскурсии для туристов из Рая. Почему-то последнее доставляло ему особое, ни с чем не сравнимое удовольствие. И вот сейчас, подходя к своей любимой работе (что опять же выделяло парнишку из толпы), мальчик услышал цокот знакомых каблучков и притормозил.
    - Привет, Зверёныш – привычно извратив его прозвище, поприветствовала его секретарша Шефа.
    - Доброе утро, сударыня – весело улыбнулся ей парень.
    - Пф, воистину, ты невозможен, Зверь, - назвать утро в Аду добрым мог только ты! Неужели ты такой неисправимый оптимист?
    - О нет, что вы, сударыня! Просто при жизни мне было хуже, чем сейчас, – всё так же лучезарно ответил мальчик и поклонился коронованной секретарше. Мария-Антуанетта пожала плечиками и скользнула внутрь здания. Тысячеэтажное сооружение, с эскимосом-вахтёром не глядя, проглотило своих сотрудников.

    2.​

    Когда после работы Зверь заглянул в кабачок на окраине Города, это никого не удивило, - фейс-контроля в Аду просто не было. На сцене без слуха и голоса надрывалась местная певичка. Впрочем, то, что она была без голоса и слуха, и её каждый вечер забрасывали помидорами, было её наказанием. Но о таких «деталях», как говорил сам Зверь, здесь не принято было задумываться. А вот Зверь задумывался. Отчасти конечно потому, что сочинять наказания было его работой, но отчасти и по иной, никому не известной причине. Вполне возможно, что эта причина не была известна и самому молодому человеку, который очень не любил сочинять наказания для людей искусства – он питал какую-то особую трепетную теплоту к творческим людям и хоть и выполнял свою работу тщательно, но без удовольствия. Сегодня выдался как раз такой вечер, когда Зверю пришла в голову странная затея – ему приспичило сделать то, чего никто из тех, кто знал его здесь, от него не ожидал – сегодня его потянуло на нежность. Хотя на самом деле те, кто знал его достаточно хорошо, знали, что под настроение ему свойственна это черта. Вот и сейчас, сразу после того, как певичку забросали традиционно припасёнными несвежими помидорами, и она удалилась, Зверь поспешно поднялся, прошёл в гримёрку и подарил девушке выторгованный на чёрном рынке букет цветов. Дожидаться благодарности от пребывающей в шоковом состоянии девицы он не стал, а почти бегом отправился гулять по ночному Городу.

    3.​
     
    #61
  3. Тихий

    Тихий

    Репутация:
    5.779
    Тихий, 1 ноя 2009
    Многие любят писать всякого рода предсказания. Я решил что я ничем не хуже всех остальных и тоже написал своё предсказание - так сказать, принесённое ветром.))


    И в дни, когда род человеческий должен будет погибнуть, а Господь отделит праведных от грешных,
    в те дни люди приклонятся перед Ним, и праведные приклонятся, и грешники преклонятся.
    Но не будет грешникам прощения и не будет им утешения.
    И никто не подаст им руки, и никто не поможет им.
    И даже покаяния их не всем помогут, и они будут роптать, и они будут в ярости, и они будут в смятении.
    И пройдёт через ряды их тот, кто милостью своей поднимет за руки грешников.
    И будут слёзы на глазах его.
    И будут крылья его порывами ветра и одежды его из пепла.
    И будет он поднимать грешников с колен, и будет молчать и ни слова не произнесёт,
    но вознесёт глаза цвета лишённые на Господа и воззрится на Него с осуждением.
    И будет поражён силой Господней, но устоит, ибо не существует и да невозможно убить то, чего нет и не было во веке веков.
    И будет имя ему Безымянный, и будет душа его Пустота, и будут слёзы его Дурманом, и правда его неправдой и неправда правдой.
    И будет он поднимать грешников с колен, и не будет более смотреть в лики ангелов и в лик Господень.
    И будет вокруг него тьма разливаться густая как патока, и всяк кто ступит в неё, исчезнет и не возродится более в мире этом,
    но возродится в ином и будет целым миром, но никогда более не будет души его.
    И разольётся по землям грешников сапфировое пламя, и будет оно поднимать с колен подобно хозяину своему.
    И поднимутся с колен не грешники, но воины.
    И воины эти познают мудрость Тьмы и познают грязь Света.
    И будут воины они великие, страха лишённые, благородством облачённые, в пурпурных одеждах.
    И оружием их будут Верность и Сила.
    И забудут они, что стояли на коленях и отринут от себя власть Его и не будет Он более властен над ними.
    И синие ветра омоют лица их и смоют грехи перед лицом Его и напоят лица их грехами и будут те грехи не грехами перед ликом Его, но грехами во веке веков, и будут воины светлы как звёзды и темны как материя тёмная.
    И не будет им прощения Его, но не будут Его искать они.
    Ибо да будут они святы в не святости своей, сильны в слабости Его и горды славою своею.
    И будут черпать они силы из гнева Его и не сможет Он обречь их и остановить их.
    И пошлёт Господь воинство святых ангелов своих и праведников своих, но не справятся они с воинами от слёз Пустоты вспоённых и от горя Несуществующего силой наполненных.
    И исполнится Господь страдания, ибо не будут славить воины Его, и не будут возносить хвалу Ему и не станут подчиняться правилам Его.
    И отойдут они от лица Его, и потеряет Он власть над ними, и вознесут они над головами своими оружие и разнесут ветра клич их.
    И не будут они брошены в геенну огненную и будет отдана земля вся им во власть, и покинут их святые перед ликом Его и вознесутся на небеса и не вернутся на землю подвластную не им во веке веков.
     
    #62
  4. Тихий

    Тихий

    Репутация:
    5.779
    Тихий, 1 дек 2009
    Вот вам моё последнее творение на суд - этот рассказ является и самостоятельным и своего рода прологом к более масштабному повествованию одновременно. Если он называется "Чтец душ", то его "старший брат" зовётся "Чтецы" и в данный момент пишется - завтра выложу начало - вы сразу увидите связь. Но при этом я настаиваю на том, что сам "Чтец душ" является вполне самостоятельным рассказом и может быть рассмотрен отдельно.))

    Чтец душ.

    Астральное полотно города стоит тихой прозрачной водой. Ничто не нарушает его гармонии. От части и благодаря гадалкам, целителям и экстрасенсам, населяющим этот город и стерегущим его покой.
    Капля. Тёмная, тяжёлая капля падает на гладь астрального озера и порождает на нём расходящиеся круги. Чуткие души встрепенулись, будто птицы почуявшие неладное. Но всё. Всё стихло и воды вновь спокойны.


    Он стоял на мосту, ёжась от пронзительного осеннего ветра, пряча руки в карманы плаща, лишь изредка вынимая их из карманов, чтобы закурить ещё одну сигарету. Конец сентября выдался не таким уж холодным, но баловавшее теплом лето не приучило и к этому. Вот уже полчаса он размышлял над способами убийства одного конкретного человека, который опаздывал уже на сорок минут.
    - Добрый день!
    Бодрый голос заставил его вздрогнуть и с сомнением воззриться на пришедшего.
    - Добрый? Вы что – шутите? Я уже примёрз к этому мосту, а ведь это вы меня пригласили.
    - А…прошу прощения, я…
    - Не важно, чего вы хотели?
    - А… - опоздавший потрёпанный молодой парень замялся и, судя по всему, не представлял, что теперь сказать, или точнее как высказать свои сомнения, но тут его потуги были прерваны замерзающим человеком на мосту. Он замахал рукой.
    - Так. Все ваши мысли у вас на лице написаны, нет нужды заглядывать глубже – в ваши раскаянья я вполне верю, поэтому оставьте их при себе. А теперь расскажите, зачем вы искали меня.
    - Аааа…ну…
    Ожидавший на мосту возвёл очи горе и снова взглянул на юношу. На этот раз, как врач на докучливого больного.
    - Вы хотите сказать, что не уверены что это действительно я? И как прикажете вас убеждать?
    Молчание затянулось, человек в плаще про себя выругался и указал юноши на проходившую мимо пару.
    - Вот видишь эту пару? Знаешь, почему они вместе? Потому что противоположности сближаются – она холодна как ледник, а он горяч как огонь. А теперь смотри внимательно – их союз длится уже около месяца – лимит исчерпан, сегодня или завтра они расстанутся.
    Только человек в плаще закончил, как вдруг девушка из рассматриваемой пары что-то сказала своему парню, и ответом ей был яростный возглас, а спустя миг разгорелась ссора, и уже после пары минут прозвучали конечные слова о расставании. Они разошлись в разные стороны, яростно сверкая глазами.
    - Не волнуйся – абсолютно спокойно сказал человек в плаще и снова закурил – она позвонит ему вечером. Но их отношения не продляться долго.

    Они сидели в кафе и грелись. Точнее грелся замёрзший человек с моста, а юноша старательно разглядывал его, при этом, стараясь скрыть свой интерес.
    - Ну и когда я услышу причину того, что вы меня искали? – заговорил мужчина, грея руки о чашку, с чаем и подумывая закурить.
    - А…ну…видите ли…э…
    - Чтец. Зови меня Чтец. Так зачем я тебе понадобился? Меня нельзя найти через городскую справочную…
    - А, да, верно, вы правы, но, видите ли…э…Чтец, я искал вас два месяца, мне пришлось заручиться поддержкой очень серьёзных людей прежде чем мне удалось узнать ваш телефон…
    - Постой, постой, - прервал его Чтец, - меня не слишком интересует то, как ты на меня вышел, мне интересно, зачем ты меня искал? Что тебе понадобилось от меня? И кто ты?
    - Простите, я Сергей, Сергей Аиров, мне поручили одно очень щекотливое дело и чтобы его разрешить мне понадобится ваша помощь. Ваша особая помощь.
    - Хм. И что же это за дело?
    - Я не могу рассказать вам детали, но…
    - Постой-ка. Ты говоришь, что тебе нужна моя помощь, но отказываешься посветить меня в суть дела?
    Повисла не уютная тишина, но её вновь прервал Чтец.
    - Хорошо, я вижу, что ты не хочешь ничего дурного, и потому помогу тебе. Но только после того, как ты оплатишь мой чай.
    Чтец обезоруживающе улыбнулся и парнишка растеряно кивнул.


    Они приехали в гостиницу Меридиан. Небольшое здание в центре города, но при этом укрытое огромным бизнес-центром, скрывало в недрах своего цокольного этажа небольшой ресторанчик в итальянском стиле. Именно там и расположились Чтец и Сергей. Официант предложил меню, но Чтец отмахнулся и заказал лазанью и красного вина. Сергей лишь растерянно заказал кофе – ему никогда раньше не приходилось бывать в ресторанах.
    - Итак, - обратился Чтец к юноше, смакуя аперитив, - что именно тебе поручили и чем я могу помочь?
    - Вы слушаете радио, телевизор или читаете газеты? – нетерпеливо поинтересовался Сергей, старательно размешивая сахар в кофе.
    - Да, разумеется, я не в пещере живу. А какие именно новости я должен помнить?
    - Серию убийств гадалок, - каким-то трагическим шёпотом произнёс Сергей, и Чтец невольно поморщился – он не выносил такой мелодраматичности в людях.
    - Да, я припоминаю что-то такое. И что дальше?
    - Мне поручили расследовать это дело. Я новичок в милиции, и мне никогда не поручали подобные дела, но когда произошли эти убийства, меня отчего-то тут же направили на это дело и… - юноша растерянно вертел кружку в руках, пытаясь высказать свои эмоции и мысли.
    - Но на самом деле ты попал в органы по воле власть имущих родных и, в сущности, мало, что в этом понимаешь и к тому же совершенно не понимаешь ничего за гранью обыденности, в том числе и специфику работы гадалок, а именно с ними тебе и придётся работать. Я прав?
    Чтец спросил скорее из вежливости – конечно, он был прав, иначе он не был бы Чтецом. Сергей залился краской до ушей, но с надеждой посмотрел на собеседника.
    - Я прошу вас – помогите мне – я многого не прошу, сходите со мной к паре гадалок и выскажите своё мнение – может, они что-то скрывают – вам ведь не составит труда узнать что именно! Умоляю вас, мне нужна ваша помощь!
    Аиров с такой надеждой смотрел на Чтеца, что растаял бы и камень. Чтец скептически посмотрел на юношу, не столько глядя в его светящиеся надеждой и мольбой глаза, сколько глядя в переливающуюся и метущуюся в страхе и нерешительности душу, и обречённо выдохнул.
    - Хорошо, поехали, - и прежде чем юноша сорвался с места, спокойно добавил – но не раньше, чем я поем и ты заплатишь за мой обед.

    Адреса гадалок Сергею дал его шеф. Собственно этих женщин посетило уже пол управления и представители всех ближайших и не очень силовых структур. Но выбора не было. Первой была целительница Морфея. Она открыла дверь, с сомнением посмотрела на лучащегося улыбкой Чтеца и топчущегося у того за спиной Сергея, и впустила их в дом.
    Квартира была не большая, уютная, практически вся завешанная тёмно-малиновыми драпировками. По всюду горели свечи, кое-где лежал инвентарь для ритуалов. Чтец ухмыльнулся, но только про себя – он то прекрасно знал, что все эти безделушки служили лишь одной цели – создать нужное настроение у клиентов. Все, что было нужно целительнице на самом деле, было в ней самой.
    - Я уже рассказывала приходившим до вас, - не спрашивая имён и не интересуясь целью визита, сказала Морфея, проходя в гостиную и жестом приглашая гостей следовать за ней.
    Чтец сел на диван напротив кресла, в которое опустилась хозяйка, и радушно ей улыбнулся. Сергей сел рядом и затих.
    - Госпожа Морфея, для начала позвольте представиться – лицо Чтеца озарила уже знакомая Сергею открытая улыбка – меня зовут Александр, а моего спутника Сергей. Мы, конечно, понимаем, что до нас, вас посетило не мало должностных лиц, и всё же смеем надеяться, что вы уделите нам время и расскажите то, что вам известно.
    Морфея от чего-то смутилась, на щеках пожилой женщины выступил румянец, она поправила складки платья и улыбнулась.
    - Я понимаю. И вот что я знаю – убийца, скорее всего, знаком был с жертвами – возможно, был их недавним клиентом или знакомым. Я делаю этот вывод не случайно – я хорошо знала убитый – они не стали бы открывать простому человеку, даже если бы тот был при исполнении каких-либо служебных обязанностей – они должны были знать его лично, раз впустили в квартиру в не приёмные часы.
    - Значит, мы ищем их общего знакомого, - подвёл небольшой итог Чтец, ненавязчиво вглядываясь в целительницу, - но ведь вряд ли они записывали своих друзей в отдельный список или вводили на «вконтакте». Подумайте, что вы ещё можете сказать – может, кто-то из них упоминал о ком-то особо или им угрожали?
    - М…нет. Я не припоминаю ни угроз, ни каких-то разговоров. Мне очень жаль. Боюсь, что я ничем не помогу вам.
    - Что ж, благодарю вас за откровенность, - Чтец поднялся с дивана, подошёл к целительнице и поцеловал её руку, - всего доброго.
    Сергей вскочил следом, вежливо кивнул и поспешил за Чтецом.
    Когда дверь за ними закрылась, и они подошли к лифту, Чтец вдруг сурово уставился на Сергея, так что тот съёжился от внезапного страха, и глухо произнёс.
    - Она врёт. Боится и врёт.
    - Что? Что именно она сказала не так?
    - Оооо…проще сказать, что она сказала «так». Видишь ли, Сергей, она прекрасно знает, кто это может быть. Она явно кого-то подозревает, но боится признаться. Хотя при этом она подозревает, что может оказаться следующей жертвой, но всё равно её страх выдать себя сильнее. Какая она глупая. Не понимает, что если убийца решит прийти за ней, то ему будет безразлично – сберегла ли она его тайну.
    Они вышли из подъезда, и Чтец попросил поехать к следующей сейчас же.
    - Я не смог различить личность подозреваемого, нужно «прочесть» ещё кого-то.

    Соломея жила в соседнем районе. Её квартира была на первом этаже, и объявление на двери гласило, что прежде следует постучать в окно. Чтец ухмыльнулся, но послушно прошествовал к окну. Сергею оставалось только следовать за ним. Чтец тихонько постучал в стекло и спустя минуту, в нём появилась молодая женщина со светлыми кудрявыми распущенными волосами.
    - Да? – спросила она, слегка свешиваясь к гостям.
    - Здравствуйте, меня зовут Валерий, а моего друга Сергей. Мы бы хотели поговорить с вами на счёт убийств.
    Гадалка на миг задумалась, потом махнула рукой и исчезла в недрах квартиры.
    Пока Чтец и Аиров шли к подъезду, юный работник правоохранительных органов пытался понять, почему Чтец не назвал ему своего имени, а гадалкам и вовсе представляется разными именами? Впрочем, ответа на свой вопрос Сергей найти не смог и решил с этим просто смириться. По крайней мере, пока.

    - Так чем я могу вам помочь? – почти весело поинтересовалась Соломея, несомненно, обладая даром дарить хорошее настроение.
    - Нам хотелось бы знать, что вам известно об этих убийствах? Может быть, у вас есть подозреваемый?
    - О! Ну конечно он у меня есть! Это наверняка Игорь! Знаете, я уже говорила милиции, этот человек ходил ко многим гадалкам, и все ему говорили одно и то же – не повезло ему с девушкой – она его не любит, изменяет ему, и им не светит быть вместе. Но он всегда упорствовал, не верил, приходил снова и снова – ко всем кого мог найти в городе. А потом она его, наконец, бросила и вышла замуж за иностранца. Она сейчас уехала заграницу. Поэтому я уверена – это Игорь. Игорь Пехомов кажется. Или как-то так. Думаю это он. Но, насколько я знаю, милиция его уже расспрашивала и считает что это не он. Но я думаю, они ошибаются.

    Когда они ушли от Соломеи, Чтец долгое время молчал, задумчиво глядя перед собой. Сергей вёл машину и не решался задавать вопросы. Наконец Чтец как будто очнулся, встрепенулся и медленно произнёс.
    - Она не врёт. Но и не говорит всей правды. По крайней мере, для нас. Хм…она вполне искренне верит в виновность этого Игоря. Но вот не задача – образ убийцы в её голове и образ Игоря слишком разные. Это не может быть один и тот же человек. Значит, этот Игорь нам не нужен.
    Чтец снова погрузился в размышления, но Сергей не удержался от вопроса.
    - А не может она ошибаться?
    - В чём? – в полном недоумении спросил Чтец, глядя на юношу с видом только что проснувшегося человека.
    - Ну, в этих своих образах? Может этот Игорь и есть убийца, просто она их почему-то как-то по-разному себе представляет.
    - Она, - Чтец наставительно поднял палец, - может ошибаться, но душа – никогда.
    После этой короткой, но от чего-то очень убедительной речи, он вновь погрузился в свои размышления, а Сергею пришлось смириться и молча вести машину.

    Следующим женщинам Чтец так же представлялся по-разному – Андреем, Григорием, Сергеем (от чего вышло довольно забавно), Дмитрием и даже Асмоэлем (от чего Аиров чуть было не схватился за голову). И каждый раз, неизменно учтивый и внимательный с целительницами и гадалками, он разительно менялся, как только за ними закрывалась дверь. Казалось, он абсолютно забывал о них и начинал говорить так, словно получил новые данные по эксперименту, и их следовало обработать в лаборатории.

    В конце дня, когда они уже умудрились обежать всех указанных в списке женщин, они вернулись в Эль Густо, итальянский ресторанчик в Меридиане, и сели за уже знакомый Сергею столик.
    - Итак, что мы имеем – начал Чтец, раскладывая заказанные овощи в каком-то одному ему известном порядке, - практически все они врали. Так или иначе, по той или иной причине. Почти все они боятся стать следующими и боятся выдать свой страх. Как впрочем, и свои подозрения. Мы так и не услышали сегодня ничего приличного. Имя того парня не считается – он нам без надобности. И что в итоге? В итоге мы вернулись туда, откуда пришли – всем знаком, но никому не известен, вызывающий доверие даже у самой недоверчивой категории, убивающий самым банальным образом – ножом – и не оставляющий улик. Ну и его мотив нам не слишком ясен. Хотя… - Чтец на минуту задумался, сооружая пирамидку из долек болгарского перца, и медленно продолжил – я думаю, что цель этого человека сродни цели инквизиторов в средние века. Фанатик.
    - То есть он их воспринимает как ведьм, приспешниц Дьявола, и потому уничтожает? – подался вперёд Сергей, едва не разливая суп.
    - Угу – едва заметно кивнул Чтец, погружённый в размышления о том, что же ещё можно сделать с несчастными овощами. Наконец он пришёл к какому-то выводу и отправил кусочек перца в рот, довольно захрустев, - ладно, давай вот что сделаем – сходим тут в одно место. Скоро вечер, там как раз сейчас начнут собираться нужные люди. Но сначала поедим, - закончил он, поглядев, как Сергей поднимается со своего места.

    Большое заброшенное здание на окраине было скудно освещено несколькими фонарями. Вокруг был пустырь, и дороги до сюда не доходили. Была только старая грунтовка, по которой они и приехали. Чтец вышел из машины, постоял у дверцы, вдыхая запах начавшейся ночи и направился к дому. Сергей выбрался следом, захлопнул дверцу и огляделся. Вокруг были спокойствие и тишина, солнце уже село, а так как фонарей здесь почти не было, потому было совсем темно. Лишь тонкая полоска света пробивалась из-под двери. На удивление крепкая глухая дверь закрывала вход в один из неприглядных слепых подъездов. Именно туда и направился Чтец. Постучал условным стуком и принялся ждать. Дверь открыли через минуту. На пороге стоял амбал со шрамом через всё лицо. Он злобно осмотрел гостя.
    - Чего надо, умалишенный?
    - Да вот пришёл к своему лечащему врачу наведаться, - удивительно открыто улыбнулся Чтец.
    - А этот кто? – кивнул амбал на топтавшегося у машины Сергея.
    - А это мой домашний зверёк. Не волнуйся, он привитый, – всё так же радушно ответил Чтец, и Сергей ошалело заморгал, пытаясь понять, чем заслужил такое обращение. Наконец амбал фыркнул, оценив шутку, и посторонился.
    Когда чтец уже был в дверях, амбал протянул ему руку.
    - Рад видеть, Чтец. Будь осторожнее. Сегодня с нами Хотинг.
    Чтец благодарно кивнул и поспешил вниз по лестнице, Сергей старался не отставать.

    Зал был очень большим, но с низким потолком. Это было прежде подвальное помещение, переделанное под клуб. Судя по мебели, она была набрана с ближайшей свалки и приведена в некое подобие приличного вида своими силами. Как и большая часть остальной обстановки. В воздухе витал подозрительный сладковатый запах. Аиров старался не отставать от Чтеца, но всё же его остановила какая-то потрёпанная девица с белыми волосами. Она схватила его за руку и стала пристально смотреть в глаза. После чего оскалилась и в этот миг Сергея кто-то схватил за плечё и буквально вырвал из рук девушки.
    - Не шали, Гвинен. – Услышал юноша строгий голос, обернулся и увидел Чтеца. Тот развернул к себе Сергея и строго сказал – постарайся не отставать, ни с кем не заговаривай, ни на кого не смотри. Идём.
    Смотреть по сторонам резко расхотелось, и Сергей уставился на спину Чтеца, стараясь не отставать. Он так сосредоточенно шёл, что едва не врезался в резко остановившегося Чтеца.
    - О! Какие люди у нас тут сегодня! Просто удивительно!
    - Здравствуй Хотинг, - без особого энтузиазма ответил Чтец, ненавязчиво прикрывая спиной Сергея.
    - Я вижу ты не один. Кто это? – поинтересовался невидимый Сергею Хотинг.
    - Никто. Просто провожаю человека в туалет – самым легкомысленным образом заявил Чтец и решительно затолкал юношу в ближайшую дверь. За дверью оказалась комната без потолка и одной стены, похоже, это и был здешний туалет. Чтец облокотился на стену и закурил.
    - Придётся тут поторчать. Не за чем нам беседовать с ним.

    Спустя две сигареты Чтец, наконец, решил, что они достаточно подождали, совершенно по мальчишески выглянул за дверь, осмотрелся, затем кивнул Сергею и вышел.
    Через несколько секунд они уже пробирались по узкому коридору в конце которого виднелась дверь. Чтец вежливо постучал. Из-за двери послышалось ворчание, затем позволение войти и Чтец нажал на ручку.

    Внутри было очень уютно. Судя по всему это, был чей-то кабинет, чей-то весьма богато обставленный кабинет. За массивным дубовым столом сидел человек в строгом костюме и с длинными чёрными волосами. Он пристально посмотрел на Чтеца, в ответ тот поклонился и остался стоять.
    - Что привело тебя сюда, гость?
    - Я пришёл обратиться к твоему шару, Глашатай.
    - Хм. К моему шару? Зачем тебе это?
    - Хочу узнать то, что мне не могут сказать люди.
    Человек за столом ещё какое-то время пристально смотрел на Чтеца, затем кивнул и поднялся.
    - Идём со мной.
    Чтец и Глашатай скрылись за незаметной за ковром дверью, оставив Сергея одного. Казалось, Глашатай вовсе не заметил, что Чтец пришёл не один.
    Спустя около получаса, когда Сергей уже измаялся от безделья, Глашатай вышел из потайной комнаты. Следом за ним вышел крайне довольный Чтец.
    - Идём, Аиров, пора отдохнуть.
    Чтец, не прощаясь, вышел, увлекая за собой юношу, и они покинули здание через другой вход, выводящий через три подъезда от того в который они вошли. Скорее всего, Чтеца просто не прельщала перспектива возможного столкновения с Хотингом.

    Капля. Тёмная, тяжёлая капля падает на гладь астрального озера и порождает на нём расходящиеся круги. Где-то разбивает чашку целительница, словно пронзённая дурным предчувствием. Но всё. Всё стихло и воды вновь спокойны.

    На следующий день Сергей целый день проторчал у шефа – его расспрашивали, отчитывали и нагружали указаниями. Наконец он вышел, едва удержался от вздоха и отправился на место встречи с Чтецом.

    На этот раз место встречи назначил Чтец, и в итоге мёрзнуть никому не пришлось – они встретились в Эль Густо.
    - Ну что сказал ваш шеф, - изъявил намёк на интерес Чтец, вглядываясь в глубину огромной кружки, с чёрным чаем.
    - Если опустить нравоучения, то посоветовал не слишком много вам рассказывать – не удержался от ухмылки Сергей. Только ухмылка вышла какая-то больная – будто у него ломило зубы.
    - Ну что ж – улыбнулся собеседник – давайте и впредь не будем его разочаровывать.
    Чтец замолчал, словно зачарованный глубиной чая. Молчание затягивалось и, наконец, Сергей решился.
    - А что вы увидели в том шаре?
    - В каком шаре? - На миг растерялся Чтец, но тут же взял себя в руки, - ах вы о том шаре…знаете ли, я бы не сказал что увидел что-то экстра важное, хотя…если я теперь увижу этого убийцу, то я его узнаю.
    Сергей опешил, но заставил себя спросить как можно спокойнее.
    - То есть вы теперь знаете, как он выглядит?
    - Знаю, - утвердительно кивнул Чтец, не отрываясь, от чашки с чаем.
    - Тогда мы можем нарисовать его фоторобот?- воодушевлённо подался вперёд юноша.
    - Нет, не можем. – Спокойно осадил его Чтец, всё так же, не глядя на молодого сотрудника милиции.
    - Как это? – опешил тот, едва не проливая на себя кофе, - разве вы не видели его?
    - Видел.
    - Тогда в чём проблема?
    - Этот фоторобот вам ничем не поможет. Я видел его душу. Но я не представляю, в каком теле она заточена.
    Юноша сперва опешил от такого заявления, а потом вдруг вспомнил, с кем именно говорит и какова его специфика.
    Чтец продолжал задумчиво пить свой чай, а Сергей искал выход из сложившейся ситуации. Выходило так, что теперь им нужно круглыми сутками ходить по городу и ждать пока Чтец узнает в одном из прохожих убийцу. Но на это могли уйти месяцы, если не годы. И вообще, никто не гарантировал, что тот не уехал в другой город или даже в другую страну. К тому же в глубине души Сергея сильно волновало то, что Чтец не выказывал ни малейшего рвения – казалось тому совершенно безразлично, что умирают люди, и что они ничего не могут сделать.
    - Люди умирают всегда, – отвечая на мысли юноши, сказал Чтец, не отрываясь от чая. Сергей хотел, было возразить, но тут зазвонил телефон. Звонил шеф. Сергей молча выслушал, затем так же молча положил трубку и, убрав телефон в карман, посмотрел на Чтеца. Тот вскинул голову и схватил плащ со стула.
    - Идём.

    Чтецу не нужно было рассказывать. Он знал всё и так. Прямо сейчас группа следователь была на месте очередного убийства.
    В этот раз в квартире убитой собралась целая делегация – родные и друзья, милиция и даже представители ФСБ, старательно делающие вид, что их тут нет. Среди любопытствующих было и несколько гадалок и целительниц – знакомые погибшей. Чтеца и Сергея впустили по пропуску Аирова. Они прошли к телу, накрытому простынёй. Ткань пропиталась кровью. Чтецу не нужно было никого ни о чём спрашивать – воздух был напоён информацией для него – хоть ложкой черпай. Для него всё было шито белыми нитками – убитую звали Марфа, она работала целительницей и предсказательницей, убили её просто – ударом ножа в грудь ближе к левой ключице. Сам удар не был смертельным, но помочь было некому, и она просто истекла кровью. Перед смертью она успела вцепиться в нападающего, и следователи наверняка найдут частицы его кожи у неё под ногтями. Если конечно он не догадался очистить ей ногти перед уходом, что вряд ли. Но самое интересное таилось в остатках её ауры, хранящей последние воспоминания. Чтец немного подался вперёд, словно разглядывая на белом полотне что-то видимое ему одному. В сущности, так оно и было.
    Сергей, заметив выражение лица Чтеца, попросил всех любопытствующих разойтись по другим комнатам и не мешать следователям. Сам же он тихонько приблизился к Чтецу и стал смотреть то на тело под полотном, то на Чтеца. Прошло примерно около 10 минут, прежде чем Чтец выпрямился, невольно прижав руку к затёкшей пояснице.
    - Идём, поговорим с гостями, – произнёс он, направляясь в соседнюю комнату. На тело он больше не смотрел.

    В соседней комнате творилось чёрт, знает что – следователи пытались успокоить гадалок, отчаянно что-то кричавших и активно чем-то возмущавшихся. Оттеснив людей в форме, Чтец тенью скользнул к гадалкам, и что-то шепнул одной из них. Присмотревшись, Сергей узнал в ней Соломею, а затем увидел среди собравшихся Морфею и ещё пару их прежних знакомых. Постепенно сказанное Чтецом разнеслось полушёпотом по всем целительницам, и они замолчали. Сергей же довольно решительно выпроводил следователь в комнату к трупу – искать улики дальше. Вернувшись, он направился к группе женщин окружающих Чтеца плотным кольцом.
    - Так вы говорите, что мы все должны знать его? Абсолютно все? – наступала на Чтеца рыжеволосая гадалка.
    - Да, дамы, вы все его обязаны знать. Причём достаточно хорошо.
    - Но как же он мог скрыться среди наших близких знакомых, так что никто его не заподозрил? – возмутилась другая – русоволосая.
    - Значит, вы его не там искали, - всё так же спокойно и даже чуть улыбаясь, отвечал Чтец.
    - И где же нам следовало искать? – всё так же возмущённо наступала на него рыжая.
    - Здесь – ответил Чтец и помахал перед гадалками пачкой писем. Женщины в миг растерялись и уставились на конверты с марками.
    - Что вы хотите этим сказать? – скромно подала голос Соломея.
    - Вы знаете вашего почтальона? – вместо ответа спросил Чтец, с трудом сдерживая улыбку. Повисла тишина. Женщины переглядывались, кто-то что-то шептал, и вдруг Морфея вскрикнула
    - Константин!
    Все присутствующие целительницы синхронно ахнули и согласно затараторили. Все они помнили милого молодого человека, вежливого и отзывчивого, которого конечно знали они все – он разносил им почту. Но им не приходило в голову, что этот милый молодой человек может разносить почту в разные концы города, именно гадалкам, а потом убивать их.
    Когда женщины, частично переместившиеся к следователям, и что-то им доказывающие оставили Чтеца одного, Сергей, мельком взглянув на него, вдруг подумал, что у того на лице довольно жуткое выражение. Будто Чтец сейчас не улыбается, а довольно скалится, как дикий зверь, почуявший добычу.

    Капля. Тёмная, тяжёлая капля падает на гладь астрального озера и порождает на нём расходящиеся круги. Где-то замирает во время ритуала целительница, почуявшая изменение в городском фоне. Но всё. Всё стихло и воды вновь спокойны.

    Константина нашли быстро. Собственно он не особо и прятался. Впрочем, никаких иных доказательств, кроме того, что он носил письма исключительно в районы, где жили гадалки, больше и не было. Похоже, он всё-таки вычистил ногти своей последней жертвы. И хоть Чтец и не сомневался что это он – его слова не могли служить доказательством – показания Чтеца не могли засчитать в суде. Держать Константина дольше было невозможно, и его отпустили. Хотя к концу беседы следователя с подозреваемым уже никто не сомневался что это он. Но ни одного доказательства не было.

    Гадалки точно знали, кого бояться и убийства, разумеется, прекратились. Сергея наградили за, хоть официально не закрытое, но раскрытое дело. Прокуратура старательно искала все, за что можно было зацепиться, но юноша казался идеальным.

    Капля. Тёмная, тяжёлая капля падает на гладь астрального озера и порождает на нём расходящиеся круги. Миг, не успевший никого побеспокоить, и всё стихло - воды вновь спокойны.

    В дверь позвонили. Молодой человек подошёл, взглянул в глазок, спросил кто там. Из-за двери ответили, что пришли проверить проводку и трубы. Юноша задумался на миг и открыл дверь. В коридор вошёл светловолосый человек в простом сером пиджаке на чёрную водолазку и серых брюках. Он улыбнулся, представился Антоном и прошёл на кухню. Хозяин квартиры прошёл следом. Гость вопреки ожиданиям не включил свет и задумчиво смотрел на ночное небо за окном. Юноша хотел, было что-то спросить, но его остановил взгляд повернувшегося гостя. Глаза светловолосого человека отсвечивали жёлтым. Гость что-то сказал, юноша вздрогнул и попятился. Гость наступал. Наконец хозяин квартиры упёрся спиной в стену, не в силах ни бежать, ни сопротивляться. Желтоглазый сказал что-то ещё и медленно протянул руку. Он не коснулся юноши, но тот почувствовал, будто из него вытягивают силы, а затем и душу. Он хотел, было вскрикнуть, но не мог. Он уже не владел собой, и казалось, разделился – одна часть его ещё ощущала стену за своей спиной, а другая видела вязкую тьму в зрачках желтоглазого и эта тьма тянулась к юноше, затягивая его внутрь себя, растворяя в себе.
    Безвольное тело опустилось вдоль стены и неловко распласталось на полу. Желтоватые огоньки погасли, гость включил воду и с сытым спокойствием покинул квартиру.

    Сергей вскочил в постели – ему приснился кошмар. В углу включился запрограммированный телевизор. Начинались новости. Аиров встряхнул головой, прогоняя сон, собрался, было пойти в ванную, но тут его остановили слова диктора с экрана.
    - Сегодня ночью в своей квартире был обнаружен мёртвым Константин Нересов. Его обнаружили соседи, когда пришли жаловаться на то, что Нересов заливает их. Дверь была не заперта, и они обнаружили тело на кухне возле раковины. Тело отправлено на экспертизу. Предварительная причина смерти – остановка сердца. Напомню, что это тот самый человек, которого подозревали в серийном убийстве целительниц города, но который за недостатком доказательств был отпущен…
    Сергей подскочил к телефону и набрал уже знакомый номер.
    - Алло, Чтец? Это я, Аиров. Вы слушали новости?...Что значит, что там интересного?! Нересов мёртв!... Как кто? Нересов Константин, тот, что убивал гадалок!... Аа, так вы уже знаете? Откуда?
    Сергей положил трубку, сел на стул и уставился в стену. Он не понял, что ему ответил Чтец. Но ему показалось, что эти слова он запомнит на всю жизнь: «Что ж, значит, сбылась чья-то воля».

    Эпилог​

    Артём поднялся на крышу высотного здания в центре города и включил свой ноутбук. На экране замелькали цифры, складывающиеся в картинку. В начале мутную, затем всё чётче. Сзади к нему подошла девушка и наклонилась над экраном.
    - Видишь это место – Артём указал на часть экрана, девушка кивнула, - вот об этом я говорил – такого я ещё не видел.
    Девушка вглядывалась какое-то время в экран и, наконец, разогнулась, задумчиво взглянув на город внизу.
    - Никогда не видела ничего подобного. Словно город накрыли нефтяной плёнкой.
    - Вот именно – оно даже ощущается как что-то вязкое и чёрное. И впрямь как нефть.
    - Но что это может быть?
    - Не знаю. Но мне кажется это творение чьего-то разума. И знаешь – я думаю, именно это убило того парня – почтальона-убийцу.

    Светловолосый человек, кутаясь в плащ и пряча руки в карманы, шёл по вечернему городу и думал где бы согреться. Любимый ресторанчик был далековато, ловить машину не хотелось. Хотя… Мужчина встал у дороги и выставил руку. Возле него вскоре остановилась тёмно-синяя машина.
    - До центра подбросишь? – улыбнулся он водителю. Тот угрюмо кивнул, и светловолосый сел в машину. До центра доехали минут за семь, выходя, мужчина бросил на сиденье пару бумажек, водитель так же угрюмо кивнул и поехал дальше.
    Стоило мужчине в плаще отойти от дороги, как мимо него пронёсся человек в кожаной куртке, едва не сбив светловолосого с ног. Но тот в ответ не разразился гневной тирадой и даже чуточку не разозлился, но повернул голову в сторону бегуна и мощно втянул в себя воздух, прикрыв глаза. Спустя миг, он довольно ухмыльнулся, в его глазах зажглись огоньки азарта охоты и он стремительно, но, вместе с тем, не особо спеша, направился в ту сторону, куда и бегун.
     
    #63
  5. Тихий

    Тихий

    Репутация:
    5.779
    Тихий, 2 дек 2009
    Вот и обещанное вчера начало более масштабного повествования на заданную предыдущим постом тему.

    Чтецы.

    - Сегодня мы собрались здесь, чтобы поставить вопрос об исключении Александра Сальгадо из клана Читающих.
    Высокий полный мужчина в тёмно-сиреневом одеянии возвышался над высоким столом, стоящим в свою очередь на высоком подиуме в огромном зале напротив центрального входа. Ассамблея Чтецов созывалась не так уж часто, и потому каждое её заседание считалось событием районного значения. Присутствовать на заседании могли все Чтецы, оказавшиеся поблизости – от Неофитов до Мастеров. При входе лишь следовало предъявить специальный документ, в котором была указана ваша принадлежность к одному из двух кланов – клану Читающих или клану Указующих.
    Места на Ассамблее делились поровну между кланами, а Председателями были трое Мастеров, не принадлежащих к какому-либо клану. Безклановость, была главным условием становления Мастера председателем Ассамблеи. Как правило, Ассамблея собиралась для решения вопросов связанных с политикой кланов и их связей с официальным миром, миром, где никто и не подозревал о существовании Чтецов, кроме редких исключений. Что же касается собрания, происходившего сейчас, то оно было удивительно не только тем, что обсуждалось изгнание Чтеца из клана, чего прежде никогда не случалось, но и тем, что все прекрасно знали, что претендента исключать просто опасно.
    Александр Сальгадо был членом клана Читающих уже восемь лет и по праву именовался Магистром – занимая вторую по силе ступень после Мастера. Единственное что бросало на него тень, это то, что он имел склонность к излишней картинности и не всегда тщательно заметал следы своей деятельности. Или точнее никогда не заметал. Впрочем, этим грешило 90 процентов Читающих и в этом отчасти, и заключалась специфика клана. Тем не менее, сегодня Ассамблея собралась, для того чтобы изгнать Александра из клана Читающих. Что интересно – самого Сальгадо в зале не было и о своём изгнании он, скорее всего, узнает по почте. Подобное не было чем-то новым для Чтецов – заочные заседания проходили не раз. Но сейчас, когда решался вопрос прежде никогда не выносившийся и, как считали многие, ущемляющий права клана Читающих, эта незначительная деталь обрела неожиданную весомость.
    - Господа, но позвольте узнать, - со своего места поднялся грузный немолодой мужчина в тёмно-синем, - на каком основании Сальгадо должен быть изгнан? И позвольте узнать – куда он должен быть изгнан?
    По залу прошелестел ропот, который был остановлен звоном колокольчика в руках Главного Председателя.
    - Господин Илио Марьяк высказал мнение всего клана Читающих? – поинтересовался председатель, многозначительно обводя зал взглядом. Ответа он не ждал - он был Мастером Чтецом, а потому улавливал малейшие отзвуки в душах людей и сейчас он ясно видел, что почти весь зал был согласен с Марьяком. То есть не только клан Читающих, но и некоторые представители клана Указующих.
    - Что ж. Я понял вас господа. А теперь позвольте вам сообщить, что Сальгадо переступил черту – он убил человека.
    В зале воцарилась звенящая тишина, и когда уровень напряжения уже стал опасным, Председатель закончил:
    - И он начал Охоту.
    Зал просто взорвался восклицаниями и криками возмущения. Каждый хотел высказаться, но слова никому не давали. Выждав несколько минут, и дождавшись, когда Чтецы успокоятся, председатель Зеленов привлёк внимание звоном колокольчика.
    - Я надеюсь, все здесь присутствующие помнят о том, что Чтецам запрещено причинять физический и ментальный вред людям.
    - Так же, как все помнят, кем является Александр Сальгадо.
    Последняя фраза, хоть и была произнесена очень тихо, заставила всех замолчать и повернуть головы назад. На самом последнем ряду все увидели седого старца, облачённого в серо-сиреневый хитон и плащ того же цвета. Семион Ярославский, прежде монах, а ныне старейший из живущих Чтецов, был всем известен и всеми глубоко почитался. Его способности превышали даже способности Мастеров, председательствующих на Ассамблее.
    Зеленов, помялся немного, но всё же вспомнил о своих полномочиях и кинулся в неравный бой с Маэстро.
    - Все мы знаем историю о потерянной силе и о том, что она воплощается в каждом поколении Чтецов. Но так же мы знаем, что это всего лишь старая сказка, призванная оградить молодых неофитов от опрометчивых поступков. Более того, - это известно и самим неофитам.
    - Вам не хватает доказательств? – голос Маэстро в отличие от Мастера, остался спокоен и тих, - что ж, - отправьте запрос в Конклав Наблюдателей, и они с готовностью предоставят вам сводку об изменении астрального полотна города за последнее время, и вы увидите, какие именно в нём произошли изменения. И что даты этих изменений совпадают со вспышками деятельности Сальгадо. Ну а если вам и этого будет мало, то спросите Глашатая – думаю, если вы его очень сильно попросите, он расскажет вам, что у него делал Александр.
    - Глашатай?! – выдержка окончательно изменила председателю, и он яростно облокотился на застонавший под его весом стол, словно пытаясь испепелить взглядом Семиона. Впрочем, это у него не получилось – Маэстро по-прежнему был спокоен как изваяние, и на его сухих губах даже появилась едва заметная ядовитая улыбка.
    - Он был у Глашатая?! – не верил своим ушам Мастер.
    - Да, был, - спокойно кивнул Маэстро, а весь зал тем временем замер и телом и душой, боясь даже глубоко вздохнуть, лишь бы не привлекать внимание Мастера Зеленова.
    - И откуда же вам всё это известно, Маэстро?
    - Мне звонил Артём, - вы его знаете – тот юный Наблюдатель, - весьма одарённый юноша. А перед ним звонил Глашатай, - он, знаете ли, иногда любит поделиться со стариком последними новостями.
    Маэстро как-то не очень натурально закряхтел, поднимаясь и, при полном молчании удалился, опираясь на свой старый, вытесанный им самим посох.

    Капля. Тёмная, тяжёлая капля падает на гладь астрального озера и порождает на нём расходящиеся круги. Миг, - и всё вновь спокойно.

    Зима выдалась тёплая, и зимнее пальто не понадобилось. Закутавшись в осенний плащ, молодой мужчина, ссутулившись, шёл по центральной улице города, стараясь не смотреть по сторонам. Его не интересовали проходящие мимо люди. Сейчас его волновало лишь одно – ему надо было бежать. Причём бежать быстро и далеко. Как можно быстрее и как можно дальше. Но вот в чём была проблема – он никогда в жизни ни от кого не убегал. А теперь вот придётся. И всё из-за чего? Из-за того, что он убил одного человека? Так тот сам был виноват – он был серийным убийцей и ещё неизвестно что бы он ещё натворил, не убей его Александр. В общем, в сущности никто по этому парню тосковать не будет. Впрочем, как и по самому Сальгадо.
    Мужчина недовольно повёл плечами и достал из кармана пачку сигарет и спички. Лишь закурив, он почувствовал некоторое удовлетворение и опустился на лавочку. Сидя на лавке и наслаждаясь своей вредной привычкой, Сальгадо планомерно прокручивал в голове события последних двух месяцев. Всё началось с одного холодного осеннего дня, когда его разыскал человек, работающий в милиции. Ещё совсем мальчишка, устроенный по блату и боящийся собственной тени, он едва ли не молился на Чтеца. А тот и рад был стараться. Расследование серийного убийства гадалок принесло Александру огромное удовольствие. Особенно его завершающий эпизод – когда он с чистой совестью поужинал душой преступника, которого не могли посадить за недостатком улик и доказательств. И тут нате вам, пожалуйста – Зеленов воет белугой по поводу того, что людей убивать не хорошо. А гадалок убивать хорошо? Ну конечно – то, что он отомстил за десяток не в чём не повинных женщин и спас ещё столько же в будущем, никого не волнует – видите ли, он нарушил кодекс Чтецов. Александр едва удержался, чтобы не плюнуть от досады, но тут же вновь задумался – если бы он писал этот кодекс, то он бы прописал механизм смертной казни для отдельных личностей. Но только Чтец об этом подумал, как тут же был вынужден себя же поправить – собственно никто кроме него на такие игры с душами был не способен. Уникум. Сальгадо невольно ухмыльнулся и поднялся со скамейки – сидеть здесь было всё-таки холодно, а в паре кварталов от этой улицы был чудесный ресторанчик в итальянском стиле.

    Артём очередной раз внимательно изучал данные, полученные им за последнее время. В отчётах специально созданных им самим программ, ясно говорилось о том, что в городе появился некий фактор, вносящий изменения во всю астральную структуру города. Изменения эти были незначительными, но повсеместными – казалось, кто-то по капле вливает в астральное озеро что-то инородное, захватывающее и перестраивающее структуру полотна под себя. Он как раз совершал очередную попытку найти источник этих «вливаний», когда в дверь тихонько постучали. У двери имелся звонок, но был он довольно высоко, и люди невысокие не рисковали тянуться к нему. Оставив бумаги разложенными на полу, Артём пошёл открывать дверь. Он не боялся, что его исследования будут раскрыты - даже если это кто-то, не посвящённый в специфику его работы. Ничего из его бумаг непосвящённый просто не поймёт – тут и специалист не сразу разберётся.
    За дверью оказался седой сухопарый старик с клюкой. Артём мгновенно узнал гостя и очень ему обрадовался.
    - Семион! Не ожидал вас увидеть! Прощу вас – проходите!
    Артём провёл гостя на кухню и спустя несколько минут они уже пили горячий чёрный чай.
    - Знаешь, Артем, а я ведь к тебе с подарком, - лукаво сощурился старец, и показалось, даже подмигнул юноше.
    - С подарком? – юный Наблюдатель растерялся и даже забыл про ложку с сахаром, занесённую над кружкой.
    - Да, только этот подарок нельзя потрогать руками, но я уверен, ты оценишь его. Мой подарок – это информация, которая тебе необходима.
    Старец нагнулся чуть ближе к Артему, и юноша обратился в слух.
    - Ты ведь сейчас изучаешь данные с изменением астрального полотна города?
    - Да.
    - А давай-ка я расскажу тебе сказку?
    Растерянному юноше оставалось только кивнуть, и Семион удовлетворённо облокотившись на спинку стула, начал свой рассказ.
    - Когда-то давно, когда ещё не было Чтецов и не было людей. Ну и само собой ещё не было и наблюдателей, сила, что позволяет видеть души, уже существовала. Какие же души она могла видеть, спросишь ты, если не было ещё ни людей, ни Чтецов? И я отвечу – души ангелов, демонов, богов – всех тех, кого люди привыкли называть этими именами. Но тогда это были просто существа, жившие на просторах земли и неба. В то время эта сила была безвольна и никем не управлялась – она просто была и просто видела души всех этих существ. И ещё - сила эта была хищной, и не раз случалось, что неосторожная душа на веке пропадала в ней, не имея более возможности возродиться. И вот настали времена, когда появились люди. И сила нашла себе среди них учеников и дала им власть читать в душах – так появились Чтецы. И появились другие люди – видевшие и знавшие о Чтецах, и сами порой обладавшие их даром, которые стали следить за тем, чтобы Чтецы не захватили власть и не стали слишком сильно влиять на ход истории – так появились Наблюдатели. Но было ещё вот как – сила эта, что даровала власть видеть души Чтецам, когда людей стало очень много, решила что не хочет голодать и перебиваться случайными неосторожными душами, скитающимися по астралу. И тогда произошло то, что можно назвать эволюцией – сила эта стала не просто ждать, пока кто-то коснётся её и будет поглощён, но и стала сама тянуться к будущей жертве – притягивать её, соблазнять, если понадобится и, наконец, в сущности – охотиться. Это похоже на то, как рыба-удильщик, забрасывает частичку себя как приманку и хватает тех, кто из любопытства или из голода приблизится к ней. Так и сила эта стала как удильщик – выманивая души приманкой сотканной из частички себя, она стала охотиться. А что может быть лучшей приманкой среди людей? Человек – такой же, как все, неприметный, но неуловимо притягательный – человек. И так сила эта стала находить себе человека в каждом поколении и воплощаться в нём, даруя всю полноту власти над душами, но вместе с тем ограничивая его, рождая в нём жажду, тем самым, создавая идеального охотника – совершенного в своём несовершенстве.
    Издревле Чтецы искали воплощение силы и, найдя, принимали в клан Читающих, дабы не давать ему волю в клане Указующих. Так было и в этом поколении. Мы нашли последнее воплощение силы. Но в этот раз у нас начались проблемы. Но это уже немного другая история.
    Ну, так что – понял ли ты что-то, Артём?

    Юный Наблюдатель смотрел на старца едва ли не с религиозным восторгом.
    - Семион! Почему вы не рассказывали мне этого раньше?!
    - Не было нужды. Да и признаться, я до недавнего времени не был уверен, что ты поймёшь меня.
    Артём на миг задумался и уже совсем серьёзно кивнул.
    - Но это ведь ещё не всё? У этой истории есть продолжение. Вы нашли последнее воплощение силы и вписали его в клан Читающих, но что-то произошло. Что? И почему вы пришли и рассказали всё это именно мне?
    - Позволь ответить тебе в обратном порядке, мой мальчик – видишь ли, именно твои исследования и касаются этой силы и её воплощения напрямую – именно возмущения этой силы и вызывают изменения в астрале города – вспомни – ты мне сам показывал – будто нефтяной плёнкой затягивает город – это и есть зримое воплощение нашего «удильщика».
    Артём откинулся на спинку стула и стал отчаянно тереть виски, - от обилия информации и оттого, что тайна, которую он пытался раскрыть уже несколько месяцев, оказалась раскрытой за минуту, голова стала казаться свинцовой. Спустя пару минут Артём взял себя в руки и нашёл в себе силы спросить.
    - Так что же случилось?
    - Нынешнее воплощение вышло из-под контроля и начало убивать людей. Сейчас точно известно об одной жертве, вторая под вопросом.
    Старец говорил будничным тоном, словно не произошло ничего особенного – сказывался опыт увиденных кошмаров обитавших в чужих душах, по сравнению с которыми простое убийство должно было и впрямь казаться весьма будничным явлением.
    - И что же будет?
    - Мы найдём его, и будем решать, что с ним делать. Убивать его сейчас нельзя – жаждущая сила тут же найдёт себе новое пристанище и успеет убить немало людей, пока мы будем искать её новое воплощение.
    - Семион, вы так и не сказали кто он – её нынешнее воплощение.
    - Ах да, совсем забыл – да ты о нём наверняка слышал – Магистр Александр Сальгадо.
    - Что?! Магистр Сальгадо?!
    Старец просто кивнул, а вот Артёму выдержка изменила. Он много слышал о Магистре Сальгадо и даже однажды видел его мельком на одной из встреч Наблюдающих с Чтецами. Магистр выглядел как молодой аристократ, вышедший на прогулку – всегда внимательный, галантный, - на него молилось всё женское население и Наблюдающих и Чтецов и обычных людей, не знающих о его способностях. А способности у него были весьма незаурядными – он был на редкость талантливым Чтецом и в свои двадцать семь уже успел зарекомендовать себя как помощника всем, кто попросит его о помощи и будущий Мастер или даже Маэстро. Во всяком случае, никому из Наблюдающих не могло прийти в голову, что этот человек воплощение самой неотвратимости смерти для души.

    //продолжение следует очень близко.)//
     
    #64
  6. Тихий

    Тихий

    Репутация:
    5.779
    Тихий, 14 дек 2009
    Пока прочее в работе, предлагаю отдохнуть и включить не мозг, а психику. Нервным просьба не читать, ибо то что я вам имею предложить - начало довольно неординарного текста - лично я определяю сие как квинтисенциальные зарисовки шизофренического бреда.) Со всеми вытекающими.)

    Любовь ко Злу.
    Верность Сумеркам.


    Христос шёл по городу, а за ним шли люди. Он говорил, а они слушали. На крыше дома сидела маленькая девочка. Она сидела и смотрела бесцветными глазами на то, как живой Бог шёл по городу и как за ним шли люди. Девочку на крыше никто не замечал. Она просидела так до вечера, а потом медленно пошла следом за Христом, который углублялся в пустыню.

    - Что ты здесь делаешь, дитя? – спросил Он, увидев, что рядом с ним на камень села девочка в светло-серой материи.
    - Пришла посмотреть на тебя и твоё искушение.
    - Моё искушение? – переспросил он, и в его голосе прозвучали не ясные нотки.
    - Да. Правда я не знаю, придёт ли он – пробормотала девочка и подобрала под себя ноги с узкими ступнями.
    - Кто придёт?
    - Сатана.
    - Ты считаешь, он должен придти?
    - Так говорят, - пожала узкими плечиками малышка.
    - Кто говорит? – спокойно продолжил он, с медленно возрастающим интересом разглядывая бледную девочку.
    - Люди. Потом. Спустя годы. Они скажут – Он был в пустыни и его искушал Дьявол. Он сулил ему власть над царствами земными, за то чтобы тот поклонился ему, но Он устоял и отказался.
    На несколько минут воцарилась тишина. Девочка продолжала смотреть в никуда, а Иисус смотрел на девочку.
    - Кто ты? – наконец спросил Он.
    - Я лишь тень. Тень будущего, отбрасываемая на прошлое, солнцем, горящим в лицо.
    - Зачем ты здесь?
    - Не знаю, - пожала плечиками малышка и соскочила с валуна.
    - Ладно. Мне пора. Ещё увидимся, наверное.
    До того как Иисус что-либо сказал или смог сделать, девочка исчезла, не оставив и следа.
    Он пробыл там 40 дней, но никто не пришёл. А когда Он вернулся, то услышал, как по городу ходят слухи - что видели люди, как следом за Ним пошёл ребёнок, а потом они видели, как взлетел из пустыни крылатый бес, и что это был Дьявол, что искушал Его.

    Христос изгонял бесов. Бесы вселились в свиней и те бросились со скалы.
    Когда люди разошлись, Иисус вернулся туда, откуда спрыгнули животные, и посмотрел вниз. Внизу он увидел маленькую девочку, она сидела среди мёртвых животных и с кем-то говорила. Присмотревшись, Христос увидел крохотных бесов – тех самых, что вселились в свиней. Они бесплотными духами витали вокруг дитя, а девочка с ними разговаривала. Она протягивала к ним руки, гладила по рогатым головам и крылатым спинам бесплотных существ. Она не боялась их, более того – казалось, она источает любовь к этим порождениям тьмы. А они же в свою очередь не нападали на неё, словно отвечая тем же. Через несколько минут, не имеющие тел, создания исчезли. Скорее всего, отправившись куда-то – то ли в Ад, то ли куда-то ещё. Девочка поднялась с земли, отряхнулась, и подняла голову. Взгляды дитя и Христа встретились, и Он прочитал в бесцветных глазах упрёк. Она молча упрекала его в том, что он убил тела не имеющих плоти существ. Она предпочла бы, чтобы мелкие бесы выжили. Она любила их. В ней иссиня-чёрным цветком цвела любовь ко злу и верность сумеркам. Она ведала, что есть любовь, но не понимала, почему кто-то заслуживает любви больше, и не понимала – почему от любимых следует ждать чего-то. Она ничего не ждала – ни покаяния, ни ответных чувств. Она любила их такими, какие они есть, и осуждала тех, кто ждёт изменений от любимых.

    Впервые Сын человеческий почувствовал вину. Вину за «убитых» бесов. Но лишь на миг. Ему было чем заняться и без этих странных мыслей. Он снова взглянул вниз, но девочки там уже не было.

    Маленькая девчушка сидела на полу большой, но заставленной мебелью, комнаты и расчёсывала волосы сидящему перед ней мужчине. Впрочем, при более близком рассмотрении не сложно было заметить, что деревянная расчёска скользит не по волосам, а скорее по тёмному густому туману. Сидящий не был человеком – это было существо, лишённое плоти, видимое лишь как нечто почти бесформенное, сотканное из теней и ветра. Кто-то осторожно поскрёбся в дверь, и девочка нехотя поднялась с ковра и направилась открывать. За дверью стоял высокий, очень худой парнишка – сосед.
    - Привет. Есть флешка?
    - Есть.
    - Можешь дать на двадцать минут?
    Давать флешку не хотелось, но после секундного колебания она скользнула в комнату и вернулась с небольшим продолговатым салатовым предметом в руках. Протянула соседу.
    - Я засеку время, - напоследок бросила она, закрывая дверь.
    Как только дверь закрылась, в коридоре, за спиной девочки из теней соткалось лицо давешнего мужчины.
    - И ты так спокойно отдала её ему?
    - А почему нет? – усмехнулась девочка – на губах зазмеилась неприятная ухмылка.
    - И тебя совсем не волнует, что к ней пристёгнуто? – призрак прекрасно осознавал, что девочка уже поняла, о чём речь и что теперь разговор не прекращается лишь потому, что им обоим нравится эта игра.
    - А что он сделает? Он же не знает, что я пристегнула на флешку. Да даже если бы и знал – что бы он мог сделать?
    Девочка улыбалась, едва сдерживая смех и, наконец, помолчав с минуту, оба тихо рассмеялись и вернулись в комнату. Девчушка заскочила на кровать и подобрала под себя ноги. Призрак приобрёл более целостный телесный вид и опустился на ковёр рядом с ней.
    - Где ты была сегодня?
    - Там, - сказала она и перебросила призраку несколько мысленных образов того места, в котором недавно побывала. Призрачное существо ядовито усмехнулось и посмотрело на девочку исподлобья.
    - Я всегда знал, с кем связался. Конечно. Но иногда даже меня удивляют твои выходки. Чем объяснить ЭТУ твою забаву?
    Девочка пожала узкими плечиками, смотря в сторону и старательно скрывая улыбку.
    - Очередным временным помешательством.
    - Мдааа…. – спустя минуту протянул призрак и махнул чешуйчатым хвостом, - а я снова забываю, что тебя с радостью приняли бы психиатры для изучения самых интересных направлений шизофрении.
    Девочка вскинула голову и пронзила бесцветными глазами призрака насквозь.
    - Ты сам пришёл. Тебе некого винить кроме самого себя.
    - Верно, - твёрдо ответил ей призрак.

    Демон и малышка уже какое-то время смотрели друг другу в глаза, словно медитировали друг на друга. Их прервал опасливый стук в дверь. Девчушка соскочила с кровати и уже через секунду открыла дверь.
    - Вот, спасибо, - как всегда, словно опасаясь удара, осторожно протянул флешку сосед.
    - Ты опоздал, - просто заметила девочка.
    - На сколько? – мгновенно оживился парнишка. У него вообще была странная слабость к так называемой «ловле на слове».
    - Примерно в полтора раза – выдала хозяйка флешки заранее заготовленный ответ, - она знала своего несносного соседа.
    Когда дверь за соседом закрылась, девочка приласкала тонкий браслет из чернёного серебра, который был пристёгнут к флешке, и нежно коснулась металлической змейки губами. Перед ней тут же возник призрачный тритон. Его глаза источали свет морских глубин и девочка, улыбнувшись этому свету, коснулась губами призрачного лба. Демон растворился в воздухе и вновь возник на кухне.
    - Хочешь есть? – спросил он. Хранимая прошла на кухню и осмотрелась.
    - Даже не знаю, - наконец выдала она, чуть растеряно.
    - У нас есть рыба, - почти торжественно заявил тритон и указал когтистым пальцем с перепонкой на подоконник. Там нашлась баночка селёдки. Девчушка с восхищение воззрилась на друга.
    - Не удивительно, что ты её учуял, наш морской бог, - я о ней совсем забыла!
    Демон, что прежде звался богом, лишь усмехнулся.

    - Астральные покойники! – презрительно фыркнула девочка, сидя на кухне и адресуя высказывание комнате. В комнате сейчас сидели две девочки, приходящиеся друг другу двоюродными сёстрами. Юные ведьмочки с помощью самого банального из ритуалов со спиритической доской и свечами, вызывали призраков умерших. Сама хозяйка квадратных метров отсиживалась на кухне, - её присутствие отгоняло вызываемых. По крайней мере, такая формулировка причины её не участия в происходящем «сеансе» была наиболее приемлемой. На самом же деле, Хранимая была единственной из присутствующих в квартире (не считая демона и самих призраков), кто понимал суть вызова. На самом деле никакие души умерших ни на какой зов придти не могли – не тот масштаб. А на обычный зов приходили так называемые «астральные мертвецы» - остатки энергии, застрявшей между мирами, когда тело умерло, а душа отправилась туда, куда ей положено. Единственное что удерживало «покойников» на просторах астрала это желание бытия. Хоть в каком виде, но бытия – грубо говоря, их тяга к жизни давала им некое подобие жизни в пределах астрала. А так как «покойники» как правило, сохраняли память того человека, частью которого были, то их вполне можно было принять за душу вызываемого. Ну а сама Хранимая обладала редким и неудобным даром – она буквально поглощала любую энергию, не заточенную в тело, словно чёрная дыра – безжалостно и неотвратимо. Так что, у слабых энергетически, «астральных покойников» не было ни единого шанса выжить после общения с ней. Её друг и помощник – демон морских глубин, и тот рисковал – но был достаточно силён, чтобы вечно раскрытая чёрная дыра её силы не засосала его.
    - Не хочешь им рассказать? – чуть насмешливо прошептал демон.
    - Очень смешно, - в ответ пробурчала девочка и уставилась в окно. Через пару минут, встревоженный взбаламученным астралом непрошенный гость попытался зашуметь в углу коридора. Зашурши он чуть громче, и это непременно бы привлекло ненужное внимание девочек из комнаты. Хранимая резко устремила взгляд на тёмный угол и глухо, но злобно зарычала. Незваный гость мгновенно стих. Демон морей от нечего делать шевельнул длинным рыбьим хвостом в сторону недавнего шебаршения, отчасти надеясь задеть неспокойного гостя. В ответ раздался едва слышных писк. Девочка чуть громче, на этот раз изрядно яростнее, зарычала и мысленно бросила демону «Оставь его!». Хранитель мгновенно свернул хвост, а угол, наконец, обрёл первозданную тишину.
    - Прости, – без всякого раскаяния произнёс демон и скользнул в коридор, чтобы видеть оттуда комнату.
    - Дагон, - позвала девочка спустя пару минут, - ну что там? Всё в порядке?
    Тритон мгновенно скользнул на кухню и передал несколько мыслеобразов. Девочки хорошо проводят время, уже вызывают четвёртого покойника, «покойники» появляются исправно. Девчушка серьёзно кивнула и продолжила лицезреть луну.
     
    #65
  7. Тайгер

    Тайгер Ословед

    Репутация:
    285.083
    Тайгер, 26 дек 2009
    Прочитал рассказы на первой странице. Буду и дальше читать. :)
    Первый рассказ - таки да, что-то в нём такое... садо-мазо, наверное. :D

    Фантастика тоже интересная, но некоторые диалоги перегружены (в жизни так не говорят). Появилась мысль распечатать и дать отцу почитать.

    PS Кстати, номер этой темы 199919, интересно всё ж таки. :)
     
    #66
  8. Тихий

    Тихий

    Репутация:
    5.779
    Тихий, 27 дек 2009
    Ну да наверное есть немного.))

    Я ещё и не так говорю!)) А отцу дай почитать - интересно узнать мнение.)

    Да, номер я тоже давно заметил.))

    П.С. Ты превысил лимит сообщений, я не могу тебе ответить.))
     
    #67
  9. Nadya Pingvin

    Nadya Pingvin

    Репутация:
    1.082
    Nadya Pingvin, 21 янв 2010
    очень очень даже неплохо)
     
    #68
  10. Vulpes

    Vulpes Guest

    Репутация:
    0
    Vulpes, 25 янв 2010
    Хм, знакомо... ой как знакомо и близко... но разница в деталях...

    Душа - приклоняется... ведомая всем спектром Чувств... Но как же! среди них есть Гордость...
    Разум - повелевает... рвется к Свободе... он причина этой Боли... и как следствие => Боль=constanta... Ибо ее бесконечный источник - Память...
     
    #69
  11. Тихий

    Тихий

    Репутация:
    5.779
    Тихий, 25 янв 2010
    Премного благодарен всем кто уделил внимание моим творениям.))

    Сегодня я выложу один отрывок, если вы не против.) Это нечто вырастающее из очередной больной фантазии.))


    Астанийские легенды.

    Пленника мы нашли в замке случайно – когда искали выход. Забитый, худой, весь в синяках и ссадинах, прикованный цепями к стене – мы в начале подумали, что он мёртв. Но мальчишка оказался жив. И не просто жив, а в сознании и с мерзкой ухмылкой на лице. Он поднял голову, когда услышал нас, и я едва не отшатнулась от этого взгляда. На бледном лице, из-под ниспадающих грязных и запутанных светлых волос на нас смотрели грязно-жёлтые, словно выцветшие глаза. Тонкие губы скривились в злой усмешке, и пленник заговорил.
    - Что? Хотите выбраться, да заблудились?
    - Да, - просто ответил Стас, судя по голосу чувствующий себя так же неуютно, как и мы все.
    - Выпустите меня, и я выведу вас из замка.
    Повисла пауза, после чего Виктор вдруг огляделся и увидел на гвоздике в дальнем конце комнаты ключ. Он схватил его и расковал пленника. Только после этого мы все словно очнулись и заморгали, словно пытаясь освободиться от грёз.
    Мальчик потёр тонкие запястья, на которых ещё были ясно видны следы тяжёлых кандалов, и скользнул мимо нас в коридор.
    - За мной. Через минут двенадцать будем за пределами замка.
    Похоже, этот пленник знал замок как свои пять пальцев и знал, как обойти охрану – в любом случае мы все без приключений выбрались из замка уже минут через пятнадцать, как он и обещал. Мы выбрались из какого-то подземного хода, в нескольких сотнях метров от стен замка, оказавшись на открытой местности, где повсюду, куда хватало взгляда, простирались лишь луга и леса.
    - Кстати, меня зовут Ракс Бело, - представился бывший пленник и направился к ближайшему лесу. Нам ничего не оставалось, как последовать за ним. В голове стоял лёгкий туман. Уже потом мы узнали, что это было его рук дело – Бело заколдовал нас, чтобы мы не задавали лишних вопросов и слушались его – его заклятье действовало несколько часов, после чего мы все очнулись, словно ото сна.
    Но теперь, я думаю, следует объяснить, кто такие «мы» и как мы здесь оказались.

    Меня зовут Мария Белова. Мне 22 года и я работаю научным сотрудником в музее. Вместе со мной сейчас мои друзья – Виктор, Стас и Марина. Все мы работаем в музее. То есть работали. Летом 2009 года мы поехали в степь на раскопки. В общем-то, всё, что можно было раскопать, мы уже раскопали – по крайней мере, так нам казалось. Но в этот раз нам суждено было совершить настоящее открытие – вот только вряд ли об этом открытии кто-то когда-нибудь узнает. На третий день зарядил ливень и загнал нас в палатки. Ливень шёл два дня, а потом как-то разом прекратился. Я спустилась к реке, чтобы умыться и вдруг увидела на её дне какую-то пластинку – речушка была очень мелкая – скорее даже ручеёк, не больше двадцати пяти сантиметров в глубину. Я потянула за край непонятной вещицы и выудила тонкую каменную пластинку, покрытую письменами. Я отнесла её Виктору – нашему лингвисту, и попутно позвала остальных. Мы все собрались вокруг костра и принялись бурно обсуждать, что же это может быть. В конце концов, мы пришли к самому невероятному выводу, который только мог быть. Язык, который использовали те, кто высекал надпись на этой пластине, более всего напоминал енохианский – полу мифический язык, который ещё называют языком ангелов. К счастью (или к не счастью), Виктор имел некоторые представления об этом языке, и в итоге мы узнали, что автор сего текста пытался донести некое предостережение страждущим и ищущим, что мол, «кто пойдёт по реке Забвения до Врат скрытых, тот и сам скроется и никогда более не будет найден». Тут мы переглянулись и, отложив пластинку в сторону, занялись насущными делами – готовкой еды и сборами на раскоп.
    К вечеру мы снова собрались у костра. Разговор от чего-то не клеился, мы все почему-то не знали что говорить. Вдруг мы услышали всплеск воды и обернулись на речку. Спустя миг Марина тихо заговорила.
    - А ведь она Забвевкой зовётся – речка эта.
    Повисла тишина, а спустя мгновенье мы уже кинулись вниз по течению. Это было глупым мгновенным порывом, но мы не могли удержаться. Мы шли около часа – речка вдруг стала прятаться среди оврагов и увела нас в лес, а потом мы наткнулись на самые настоящие врата. Около двух метров в высоту, они стояли в овраге и были не заметны сверху – если бы мы не шли строго по течению реки, то мы бы их не заметили. Прежде ворота закрывались решётками, но от времени или ещё от чего, решётка была сломана и ворота, которые казалось, вели прямо в землю, были распахнуты настежь. Мы синхронно замерли, вглядываясь в темноту. Внутри врат ничего не было видно, а слышно было только мерное течение речушки.
    - А чёрт с ним! – вдруг выдал Стас и достал извечный фонарик. Мы все последовали его примеру и двинулись во врата.
    Какое-то время всё было тихо, мы просто шли по однообразному пустому туннелю, всё дальше и дальше. Наконец в полу туннеля оказалась весьма приличных размеров дыра, в которую и стекала речка. Сам же туннель продолжался дальше. Мы осторожно перешагнули через щель и двинулись дальше. Стены были однообразно серыми, похоже, бетонными. Где-то спустя полчаса нашего путешествия, мы наткнулись на дверь, в которую без особых раздумий и вошли. Наши фонари осветили округлую комнату. С края обнаружился какой-то желоб с жидкостью. Виктор опустил в жидкость палец и попробовал. Спустя миг он отплёвывался и бормотал, что это масло. Стас достал зажигалку и поднёс его к жидкости. Масло в жёлобе мгновенно вспыхнуло и пробежало огненной змейкой по всему периметру комнаты. В зале оказалось всего два предмета – полукруглая декоративная арка у стены и скульптура изображающая мужчину. Мы с Мариной подошли к скульптуре, в то время как Стас с Виктором принялись изучать надписи на арке. В начале мы просто смотрели на скульптуру и любовались тонкостью работы, но спустя пару минут мы синхронно вскрикнули, заставив своих спутников вздрогнуть и подскочить к нам.
    - Что случилось? Мария? Марина?
    - Извините ребята, но лучше посмотрите на это.
    Марина провела рукой по голове и лицу статуи.
    - Да и вообще – осмотрите ка его.
    Парни принялись пристально оглядывать статую и вскоре удивлённо уставились на нас.
    - Вы видите то же, что и мы? – спросил Стас.
    - Ага, - я согласно кивнула и продолжила изучать диковинку
    - С ума сойти, - выдохнул Виктор, - это же новое слово в скульптуре!
    - Или скорее очень старое слово, - поправила Марина, стряхивая пыль с плеч статуи.
    Думаю самое время разъяснить, что же нас так поразило в этой скульптуре. А вот сейчас я вам её опишу, а вы уже сами думайте – удивляться или нет.
    Сама статуя была выполнена из белоснежного мрамора. Глаза были инкрустированы сапфирами, а волосы были выполнены из самых настоящих перьев чёрной птицы, залитых глазурью. Одежда на статуе была так же настоящей – рубашка, камзол, брюки и сапоги – всё было самым натуральным и также залито глазурью. Ногти были инкрустированы брильянтами. На шее висело ожерелье из серебра с сапфирами. На поясе крепился короткий меч с рукоятью инкрустированной разноцветными драгоценными и полудрагоценными камнями.
    - Поразительно,…кажется, у него кровь течёт по жилам…
    - Эй, Виктор, мы, конечно, понимаем твоё восхищение, сами видим, что за чудо, но ты скажи, - ты надписи на арке расшифровал?
    Марина схватила друга за рукав и буквально оттащила от статуи.
    - Эм…да, я, кажется, понял что это.
    - И что же?
    - «Звёздные Врата» все смотрели?
    Мы растерянно переглянулись.
    - Ну, вроде все, - неуверенно ответила Марина за нас всех. Мы со Стасом кивнули.
    - Ну, вот это самые они и есть! – весело заявил Виктор, хлопнув по каменной арке ладонью.
    - Хочешь сказать, они нас в другую галактику забросят? – сощурилась Марина, и нам ничего не оставалось, как поддержать её.
    - Ну…- Виктор замялся, посмотрел в потолок, а потом выдохнул, - ну на счёт другой галактики не знаю, но вот то, что здесь написано, что это врата в иной мир это факт.
    Виктор почти виновато развёл руками, и мы переглянулись.
    - Мдаааа…история… - протянул Стас и уселся на постамент поразившей нас статуи.
    - А можно нам это как-то проверить? – подала голос я и сама удивилась своей смелости.
    Друзья на меня посмотрели как-то чересчур пристально и синхронно выдохнули. Следующие полчаса мы посвятили бесцельному шатанию по залу. Мы уже раз тридцать обошли все закоулки в этом помещении, и всё время возвращались к вратам. В какой-то момент Стас тяжело вздохнул и толи машинально, толи ещё от чего, стукнул по арке. Его удар отозвался гулким эхом, и мы все замерли. И в этом момент зал озарила вспышка. Мы все инстинктивно закрыли глаза, кто-то даже вскрикнул. Возможно даже я. И когда мы снова открыли глаза, но не поверили им.
    Мы стояли на холме в центре развалин. Развалины эти имели всё ещё следы выходов, хотя и не имели крыши. С одной стороны стояли уже знакомые нам врата, только здесь они были сложены из какого-то зеленовато прозрачного камня и увиты вьющимися растениями. По другую сторону стояла статуя почти как две капли воды похожая на ту, что мы видели в зале. Только эта статуя была выдержанна не в сине-чёрных тонах как та, а в бело-жёлтых. Глаза были инкрустированы каким-то бледно-жёлтым камнем, волосы белым, прозрачным, с каким-то образом врезанными в него серебряными нитями, кварцем. Одежда также белая с серебром.
    - Вот это да! – Выдохнул Стас.
    - Схватить их! – раздалось откуда-то сверху.
    Мы вздрогнули и вскинули головы. Над нами парило нечто. И это нечто весьма напоминало что-то среднее между птеродактилем и тем существом, на котором в кино толкиновские назгулы летали. Неведомое существо несло всадника в средневековом доспехе. Нас окружили рыцари, направив на нас алебарды и мечи. Крылатое существо опустилось на одну из полуразрушенных стен и пронзительно заверещало, принуждая нас заткнуть уши. Всадник этой твари изучающе на нас посмотрел и заговорил.
    - Кто вы такие? Что вы делаете в заброшенном святилище Девяти Врат?
    - Мы бы вам объяснили, откуда мы, но боюсь, это объяснение вам не понравится. И мы не знаем, что это за святилище. Мы не хотели нарушать закон.
    Стас хоть и говорил довольно уверенно, но его волнение с головой выдавали руки, которые он то и дело сжимал в кулаки.
    - Хм…- как-то уж больно спокойно протянул всадник и, наконец, выдал, - Может, вы и не хотели, но нарушили. Отведите их в замок, – скомандовал он, и нас окружили воины и под конвоем отвели в замок.
    На самом деле, может мы бы, и хотели что-то сказать, но не могли – шок от увиденного не давал нам сказать ни слова. Мы смотрели во все глаза на рыцарей, замок, крестьян в нём, странных тварей, которые сновали повсюду. Мы только-только начали понимать, что происходит и куда мы попали, и тут нас посадили за стол в самом настоящем средневековом замке и оставили одних.
    В общем, мы, не стесняясь, приблизились к дверям и услышали разговор того, кто нас сюда привёл с каким-то незнакомцем.
    - Милорд, мы нашли их в святилище Девяти Врат.
    - Что они там делали?
    - Ничего. Они просто стояли там и оглядывались по сторонам.
    - Вы узнали, кто они и как туда попали?
    - Ещё нет, милорд, но скоро узнаем – яд стилиуса развяжет им языки. Хоть и ненадолго. Но нам хватит.
    - Чудно. Потом скормишь тела хивариусам.
    - Да, милорд.
    - Погоди, мне ещё кое-что надо с тобой обсудить…
    Дальше мы слушать не стали, и, не сговариваясь, рванули к противоположной стене. Охрана на наше счастье стояла не на каждом углу, и, избегая встреч с ней, мы петляли по коридорам, пока не наткнулись на закуток с прикованным к стене мальчиком.


    /продолжение следует/
     
    #70
  12. Тихий

    Тихий

    Репутация:
    5.779
    Тихий, 7 июл 2010
    И снова я выкладываю очередное незаконченное творение...ну что сделаешь - моя душа рвётся к новым горизонтам и новым воплощениям - всё равно закончу всё рано или поздно, а пока оцените новое начало.)

    ИНСТИНКТ

    - Ты опять за своё! – раздражённо бросил мужчина лет тридцати восьми, входя в кабинет и бросая пальто на стул. В кабинете уже сидел молодой человек на вид лет двадцати пяти. Он вольготно развалился на стуле, положив ноги на стол и старательно изучая кончик своей тлеющей сигареты.
    - А что тебя собственно смущает? – едва покосившись на вошедшего поинтересовался он, и не думая убрать ноги с хозяйского стола.
    - Ну, я же просил тебя! Просил не вытворять свои фокусы с моими людьми, мне слишком сложно последнее время их обучать. Ладно, вижу ты, как всегда пропускаешь всё мимо ушей, - мужчина тяжело, но чуть притворно вздохнул и сел за стол, - а теперь рассказывай, ты всё сделал, как я тебе сказал?
    - Да, ты можешь не волноваться, Ганс…
    - Зачем ты зовёшь меня так вечно? Меня это раздражает.
    - Прости, я просто не могу удержаться – тебе идёт это имя, - молодой человек сощурился и выпустил струйку белого дыма.
    - Пф…ладно, замнём для ясности.…Так что там в итоге?
    - Он подписал все бумаги. Как ты и говорил, я не сильно на него давил, так, слегка только прищёлкнул.
    Гость щёлкнул пальцами, наглядно показывая, что именно он сделал и искривил губы в усмешке, смысл которой было невозможно определить точно.
    - Хм…- мужчина откинулся на спинку и позволил себе удовлетворённую улыбку, - что ж, хорошо, ты хорошо поработал, Интерфектор.
    Гость благодарно наклонил голову, не переставая ухмыляться.
    - Значит, я могу идти?
    - Иди, - мужчина кивнул и зашелестел бумагами, лежащими на столе.
    Молодой человек бесшумно выскользнул за дверь. Впрочем, тут же из коридора донеслось весёленькое насвистывание. Мужчина за столом поморщился, но смолчал и продолжил шелестеть бумагами.

    Служебный кафетерий жужжал как улей. Перерыв на обед был не большим, и все сотрудники очень спешили утолить голод и появиться на месте работы до того как свой голод утолит начальство.
    - Ну что, начальник одобрил твои действия? – с добродушной улыбкой поинтересовался темноволосый паренёк с вихрастой причёской, которую стыдно было называть причёской.
    - Хм…ну вообще-то он ещё не в курсе подробностей, - меланхолично посасывая фильтр сигареты, заметил платиновый блондин, привычно кладя ногу на ногу и укладывая получившуюся конструкцию на стол.

    -Майор Стифт, отчёт от Наблюдателей. О деле министра, - молодой офицер вытянулся в струнку на пороге и, сделав два шага, протянул майору папку с бумагами.
    - Благодарю, вы можете идти.
    Офицер щёлкнул каблуками, отдавая честь, и исчез.
    Майор открыл папку и принялся вчитываться в доклад. Прочитав первую страницу, он заскрипел зубами, а, дочитав вторую, покрылся багровыми пятнами. Дочитав текст, он яростно отшвырнул папку и сквозь зубы зашипел нецензурные выражения в адрес одной конкретной ошибки мироздания, которая просто не в состоянии выполнить задание без лишнего шума и картинных спецэффектов. Впрочем, высказывать всё это самому виновнику торжества майор не собирался – он прекрасно понимал, что, даже учитывая все сопутствующие проблемы, такого специалиста он в ближайшее время не найдёт. А такой специалист был ему просто жизненно необходим, и с каждым месяцем всё нужнее.

    - Удивляюсь я тебе, эээ, как мне называть тебя на этот раз? – с недоумением смешанным с добродушной усмешкой, поинтересовался обладатель не знакомой с расчёской шевелюры.
    - Как обычно, как хочешь, - пожал плечами его собеседник, стряхивая пепел на приклеенную к столику табличку с надписью «курить воспрещается».
    - Хм…как на счёт «Арлекина»?
    - Ум…почему бы и нет – осклабился новоявленный Арлекин.

    Новости пестрели свежей сенсацией – министр агропромышленности изменил своё решение – вместо повышения налогов на производство, он снизил налоги и отдал какой-то никому неизвестной благотворительной организации кусок земли в пятнадцать акров, после чего повинился в расхищении бюджета и подал в отставку. Некоторые издания «жёлтой» прессы утверждали, что он раздал всё своё имущество бедным и ушёл в монастырь, но официальные источники об этом молчали.

    Приём в посольстве в честь Нового Года был как всегда торжественным. В Большом Зале собрался весь цвет власти страны, который традиционно выбирал посольство как наиболее нейтральную территорию.
    - Моник! – звонкий девичий голосок не смог нарушить торжественности происходящего, но привлёк внимание белокурой девушки в другом углу зала. Юная фея нашла глазами подругу и скользнула к ней, изящно пробегая между важными чинами и трогательно раскланиваясь.
    - Привет, Селин, ты всё-таки уговорила отца приехать?
    - Да, хотя это было и не легко, - ты же знаешь, как он не любит подобные мероприятия.
    - Да уж, с твоим отцом ты не скоро найдёшь себе жениха, ты же нигде не бываешь.
    Селин – зеленоглазая рыженькая особа, слегка покраснела, что впрочем, было скрыто румянами, и опустила глаза.
    - Ну да. Зато папа знакомит меня со всеми сыновьями своих знакомых.
    Моник собралась, было что-то сказать, но тут в Зал вошёл майор Стифт, а следом за ним, как привязанный – молодой человек весьма запоминающейся приметной внешности.
    - Кто это с майором? – в полголоса спросила Селин. Моник что-то припомнила и также тихо сказала:
    - Это Миклош - приёмный сын майора.
    - Приёмный сын? – переспросила Селин и с ещё большим вниманием стала наблюдать за юношей, который впрочем, уже освоился и даже встретил своего друга, с которым сейчас и разговаривал. Держался Миклош очень раскованно, казалось, совершенно не замечая людей вокруг.
    - Миклош, - задумчиво произнесла Селин, словно пробуя незнакомое слово на вкус.
    - Он откуда-то из восточной Европы вроде бы. Стифт был там пару лет назад, а вернулся уже с сыном. Говорят, он нашёл его в каком-то заброшенном замке, и никому неизвестно кто были его родители.
    - Хм…значит он сирота?
    - Наверное. Но теперь ему «повезло» - он стал сыном майора Стифта, - Моник хихикнула и прикрыла лицо раскрытым веером. Селин улыбнулась и снова взглянула на майора с сыном. В этот момент Миклош повернулся, и она смогла различить его глаза – два пронзительных холодных куска кобальта. Юноша встретился с взглядом девушки, и на его губах появилась тень улыбки, но лишь, для того чтобы тут же исчезнуть. Он вновь повернулся к другу, и они продолжили что-то с жаром обсуждать.

    - Арлекин! Не думал, что ты тут будешь, - вихрастый черноволосый паренёк от души тряхнул руку платинного блондина.
    - У меня не было выбора, Джеймс, майор приказал прибыть. Он решил, что со мной будет спокойнее, - Арлекин сощурился и на его губах зазмеилась улыбка.
    - Спокойнее? С тобой? Странные у майора понятия о спокойствии, - Джеймс широко улыбнулся – его шутки напрочь были лишены язвительности, хоть и могли показаться таковыми.
    - Что поделаешь – из груди Арлекина вырвался страдальческий вздох, - майор счастлив, когда понимает, что я занят делом. Пусть и весьма призрачным.
    - Ну, Арлекин, согласись, что ты всё равно не умеешь отдыхать – тебе и самому спокойнее, когда ты на работе. Ты ведь даже отпуск не берёшь.
    - Ну да, - притворно покаялся блондин и выудил из внутреннего кармана щегольского пиджака сигарету.
    - Ты что, вздумал курить в посольстве? – глаза вихрастого паренька буквально полезли на лоб, и он стал опасливо оглядываться по сторонам.
    - А что собственно тебя смущает? – невинно поинтересовался Арлекин, затягиваясь. Но не успел он сделать пару затяжек, как грубая рука выхватила у него из рук сигарету и отправила её в полёт до ближайшего мусорного ведра, задрапированного под клумбу.
    - Я просил тебя придти, но не просил курить.
    - Простите, майор, - крайне притворно каясь и не менее притворно улыбаясь, произнёс Арлекин, - я постараюсь воздержаться.
    - Уж постарайся.
    Майор ещё раз строго глянул на подчинённых и отошёл. Скорее всего, чтобы найти кого-то ещё, кого было бы можно отчитать. Обещание же Арлекина оказалось продуктом крайне скоропортящимся, - не успел майор скрыться из виду, как он достал ещё одну сигарету.
    - Ну а ты, Джеймс, зачем здесь? Неужели дома с женой тебе грустно?
    - Нет, просто сегодня везде новогодние балы и Марина ушла справлять праздник со своей компанией.
    - Хм,…неужели девичник?
    - Ну, можно и так сказать – в этом месяце год как мы поженились, - Джеймс слегка смущённо улыбнулся, будто признался в чём-то непристойном.
    - Да? Ну что ж – в таком случае прими мои поздравления – весело ответил блондин и хлопнул приятеля по плечу, - а мальчишник предполагается? – добавил он, заговорщицки подмигивая.
    - А…боюсь, что нет, ты же знаешь… - Джеймс окончательно смутился, но Арлекин пришёл ему на помощь.
    - Да всё в порядке – я понимаю. Хорошо, а теперь пойдем, найдём что-нибудь выпить.
    Два молодых человека отправились вылавливать бессистемно бродящих по залу официантов с напитками. Докуренная сигарета отправилась в урну.

    Селин весь вечер безотчётно наблюдала за Миклошем – его кобальтовые глаза не желали уходить из памяти, и она то и дело одёргивала себя, чтобы не смотреть на него так откровенно. Сам же молодой человек на неё более не смотрел – он беседовал с друзьями, выпивал, смотрел на выступление приглашённых групп – в общем, вёл себя, как и все на этом празднике жизни и Селин, в конце концов, поняла, что у неё нет шансов.

    Новый Год уже начался, давно пробило полночь, но праздник всё продолжался. Под конец всеобщего веселья, когда трезвых в зале не осталось, объявили Белый танец. Парни и мужчины, пришедшие с дамами, вежливо приняли приглашение своих спутниц, в то время как свободные отошли немного ближе к стенам, чтобы не мешать и ожидать возможного приглашения.
    Селин залилась краской до самых корней волос, но всё же подошла к столь интересующему её Миклошу Стифту и едва слышно пригласила на танец, не поднимая глаз.
    К её удивлению, молодой человек вежливо согласился и аккуратно обхватил её за талию, увлекая к центру зала. Танцевал он необыкновенно легко, а вёл спокойно и уверенно, так что Селин перестала волноваться и, наконец, подняла глаза, тут же столкнувшись с кусочками кобальта. Они танцевали молча, но Миклош приветливо улыбался, и это ободряло девушку. Когда танец закончился, кавалер провёл свою даму к столу и предложил бокал вина.
    - Благодарю вас, - всё ещё смущаясь, ответила Селин. Юноша в ответ слегка поклонился.
    - Могу я узнать имя прекраснейшей из дев, осчастливившей меня своим приглашением?
    - Селин, - ещё больше смутилась девушка, опуская глаза.
    - Миклош Стифт к вашим услугам, - вежливо ответил кавалер, целуя руку, Селин.

    - Майор, мои поздравления! Так изящно решить этот вопрос могли только вы! Надо полагать, вы привлекли свои…резервы?
    Полный, крепкий мужчина в форме генерала просто сиял счастьем.
    - Да, мой генерал. Мною были задействованы некоторые резервы, и я сразу хочу извиниться за…
    - Не стоит! – прервал его счастливый генерал, - кажется, я догадываюсь, о чём вы хотите сказать и настаиваю на том, чтобы вы не только ни в чём не оправдывались, но и сейчас же познакомили меня с этим молодым человеком!
    Майор на мгновение замер, словно опасаясь чего-то. Генерал расценил его молчание правильно и пояснил:
    - Разумеется, я понимаю, что данный субъект является вашим секретным оружием, но если он здесь и если его представление может быть возможным без нарушения какой-либо секретности, то нам бы хотелось увидеть этого героя невидимого фронта. Тем более что думаю, никто из здесь присутствующих не станет разглашать, кто именно исполняет столь щекотливые задания столь изящным и должен признать, совершенно не объяснимым для меня образом.
    Генерал ещё раз ободряюще подмигнул и майор сдался. Он поискал кого-то глазами и, наткнувшись на искомый объект, кивнул. Спустя несколько секунд к майору, генералу и сопровождавшим их офицерам приблизился платиновый блондин в светлом щегольском костюме с неизменной сигаретой в зубах.
    - Чем могу служить, майор? - с лёгкой издёвкой поклонился юноша, чем вызвал тихий спонтанный скрежет зубов майора. Но зато генерал выглядел крайне довольным и, похоже, ему нравилась развязная и вместе с тем подчёркнуто куртуазная манера молодого человека.
    - Представьте же нас, майор – прогудел генерал и с одобрение продолжил изучать секретное оружие закрытого подразделения.
    - Генерал, позвольте представить моего сына – Миклоша Стифта.
    - О! Вот мы и увидели этого молодого человека, которого вы привезли из Румынии! Рады знакомству с вами, Миклош.
    - Взаимно, генерал, - склонился в лёгком поклоне платиновый блондин с кобальтовыми глазами.
     
    #71
  13. Тихий

    Тихий

    Репутация:
    5.779
    Тихий, 7 июл 2010
    Арлекин сидел в кабинете отца и ждал. Сегодня майор приказал прибыть до рассвета и, получить какое-то сверхсекретное поручение. Впрочем, иных Миклошу не давали. Он уже просидел у начальства добрых полчаса и успел выкурить три сигареты, прежде чем дверь открылась, и вошёл Стифт.
    - Хорошо, что ты уже здесь, - бросил он, усаживаясь в кресло и привычно неодобрительно косясь на ноги сына на столе.
    - А где мне ещё быть – ты же приказал быть до рассвета и я здесь.
    - Да. Хорошо, - почти невпопад ответил майор занятый своими мыслями. В кабинете повисла тишина и, наконец, Стифт произнёс.
    - Тебе придётся поехать в одно закрытое учреждение и выяснить там кое-что. Для этого тебе надо будет пожить там какое-то время.
    - И что же это за учреждение? – слегка напряжённо спросил Арлекин. Его вообще всегда настораживало, когда отец так говорит. Да ещё и не называет вещи своими именами – это обычно плохо кончалось. Для нервов Миклоша разумеется.
    - Это закрытая школа, - сухо выдал майор.
    - Школа? – непонимающе переспросил блондин.
    - Для одарённых детей.
    - Для одарённых детей?
    - Для ОСОБО одарённых детей.
    Вновь повисшая тишина казалось, была растеряна.
    - Да объясни ты толком, что за школа и что я должен там узнать! – наконец не выдержал Миклош, и ради такого случая даже снял ноги со стола.
    Майор тяжело вздохнул, молча вынул из рук сына сигарету, затушил её и, наконец, выдал:
    - Это школа для детей, у которых есть какая-либо сверхчеловеческая способность, - телепаты, пироманы, телекинетики и прочие любимцы современной киноиндустрии.
    Миклош помолчал немного и откинулся на спинку стула.
    - Так ты хочешь меня послать в логово мутантов а-ля люди Х что ли?
    - А-ля кто? Не забывай, Миклош, я не в курсе последних молодёжных веяний. Но в чём-то ты прав – это закрытое учреждение для мутантов. И ты поедешь туда, и будешь там жить.
    - Замечательно, и какой у меня будет талант? Виртуозное мотание нервов?
    - А это будет твоим маленьким секретом. Или не маленьким – а прямо сразу, секрет государственного масштаба – ты же сын майора СУВ – хоть раз вспомни об этом.
    - Ну, хорошо, уговорил, слабый характер. Когда выезжаю?
    - Сейчас же.

    Огромный особняк в лесной зоне напоминал средневековый замок. Ехать пришлось по грунтовой дороге, которую не латали лет сорок. Но это Миклоша не волновало, он страдал по другому поводу, - в школе запрещалось курить. Причём под страхом исключения, а ему надо было проторчать там хотя бы неделю. Когда Миклош уже садился в машину, майор, наконец, вручил ему папку с документами относительно его задания, так что чем заняться в дороге у Арлекина было. А дело и впрямь было особенно щекотливым. В разных концах страны происходили убийства местных авторитетов преступного мира, причём ни одного человеческого объяснения методам убийства не нашлось. Тут-то и вспомнили про забытую всеми властями земными и небесными школу для одаренных детей.
    Дорога вывернула к главным воротам и через пять минут машина остановилась. У двери особняка стоял высокий черноволосый мужчина весьма привлекательной внешности, которого Миклош для себя сразу окрестил Сердцеедом. Сердцеед оказался директором школы. Он радостно протянул руку Миклошу, и казалось, вот-вот лопнет от радости.
    - Как чудесно! Позвольте представиться – Джефри Стоун – директор школы. Я давно мечтал о пополнении свежими лицами, и вот приехали вы! Надо же, кто бы мог подумать – сын майора СУВ !
    - Приёмный, - машинально ответил Миклош, отстранённо разглядывая лепнину особняка.
    - Приёмный? – приподнял бровь Сердцеед, - понятно. Ну что ж, в таком случае позвольте показать вам вашу комнату, надеюсь, она вам понравится.
    - Если в ней можно будет курить, - тихо пробормотал Арлекин. Директор сделал вид, что не услышал.

    Комната и впрямь оказалась вполне приличной и даже с огромным окном, главным достоинством которого было то, что оно выходило на слегка заброшенную часть парка и, следовательно, при некоторой осторожности, на нём вполне можно было курить. Первым делом, насладившись этой вредной привычкой, и зажевав запах никотина конфетой, Миклош выскользнул в коридор и тут же угодил в поток студентов спешащих в столовую на обед. Не сопротивляясь потоку, Арлекин позволил увлечь себя в большое светлое помещение с накрытыми столами. Улучив момент, он выскользнул из реки подростков и сел за самый крайний столик, поближе к двери, чтобы в любой момент можно было сбежать. Он не желал привлекать внимания, но, похоже, здесь слухи о новеньких были чем-то вроде главной сенсации года, потому как к нему почти тот час же подсели трое – парень и две девушки. Все трое были весьма привлекательны, и Миклош отстранённо заметил, что мутация вообще, как правило, благосклонна к красоте.
    - Привет, - радостно возвестил юноша с тёмно-русыми волосами и приметными изумрудными глазами, - меня зовут Майкл, ты новенький, верно? Как тебя зовут?
    - Миклош, - выдавил из себя Арлекин, старательно скрывая недовольство компанией.
    - А что у тебя за способность? – бросилась в бой жгучая кудрявая брюнетка, и тут же осеклась, - ой прости, это было не вежливо, - меня зовут Вероника. Так что ты умеешь?
    Миклош возвёл глаза горе. Правда, только мысленно.
    - Извините, ребята, это тайна. И мне запретили её разглашать.
    Миклош поднялся, захватил со стола тарелку с обедом и ретировался в свою комнату, прежде чем нежданные собеседники опомнились.

    Оказавшись в своей комнате, сын майора СУВ уселся на подоконник и, закурив, принялся листать приложение к документам. Отец озаботился, чтобы сын знал, с кем имеет дело, и обеспечил его краткими справками на каждого из учеников.
    - Вероника Стилтон, телепатия, - вслух прочитал Миклош и зарычал, - замечательно, теперь она попытается покопаться у меня в мозгах. Так, что тут у нас дальше…Майкл Оливер, левитация, энергетические удары…просто прекрасно…Миранда Кейл, - нашёл Миклош фотографию второй девушки, молчавшей за столом, - внушение, суперэкстрасенс. Ну, прекрасно – полный комплект головной боли!
    Он откинулся на раму окна и затянулся.
    - Так. И что мы теперь будем делать? Печёнкой чую, эти трое что-то вроде местной тайной полиции – не зря сразу сели обрабатывать новенького, - размышлял Миклош вслух, словно объясняя кому-то, суть дел, - теперь точно не отвяжутся. И как на зло – будто их специально подбирали – телепатия, экстрасенсорика, левитация, удары…мда…и что прикажете делать? – привычно спросил Миклош у своего перстня. Перстень традиционно воздержался.

    Чутьё как всегда не подвело Миклоша. С тех пор он буквально кожей чувствовал, как эта троица следит за ним. Попыток на сближение они больше не делали, и это настораживало ещё больше, мешая сконцентрироваться на деле – изучении остальных учеников, на предмет возможной причастности к убийствам. Учёба в этой школе не была помехой розыскам Миклоша – у него было высшее историческое образование, плюс букет курсов по самым различным направлениям, на которые его посылал отец, так что ничему новому его здесь научить не могли. Что же касается специальных занятий по сверхспособностям, то Миклош их успешно избегал. Для командных он не подходил, ибо его способность (правда никто, по-прежнему, не знал какая, ибо государственная тайна) была не похожа на способности остальных, и не могла быть скомбинирована. А расписание индивидуальных занятий было закрытой темой для обсуждения. В итоге за пару месяцев о нём в школе никто ничего не узнал, а он знал о школе и её обитателях буквально всё. Включая любимые цвета и предпочтения в сексуальном плане. Но, тем не менее, он пока так и не смог выявить ни одного подозреваемого. В сущности, у любого из этих подростков могла родиться идея, использовать свои способности на благо правопорядка и сократить ряды преступных элементов. По чести, говоря, собственно против самой идеи как таковой, Миклош ничего не имел, но задание есть задание.

    Миклош занимался бездарным и совершенно детским делом – он курил в туалете. В своей комнате он этого сейчас делать не мог, а курить хотелось просто невыносимо. В свою же комнату он не мог попасть по той простой причине, что у входа его караулили Майкл, Вероника и Миранда. К счастью девушки в обитель мужской половины населения входить постеснялись, а вот причина по которой не входил Майкл, оставалась для Миклоша загадкой. Возможно, что молодой человек просто не хотел или даже боялся оставаться с новеньким наедине. Так или иначе, но Миклошу ничего не оставалось, как изничтожать собственный запас сигарет и ждать.

    - Майкл, ты не понимаешь! Я не могу его прочитать! Словно что-то глушит меня, я не могу понять, о чём он думает. Даже догадаться не могу!
    Жгучая брюнетка буквально набрасывалась на стоящего перед ней парня, яростно доказывая своё полное бессилие.
    - Я ничего не могу, понимаешь?! Что мне теперь делать? Как узнать его? Как прочитать если я не могу прочитать?!
    - Успокойся, Вероника, всё должно быть объяснимо. Может у него какой-то амулет есть специальный или обучен он чему-то эдакому – всё может быть, - мы же ничего о нём не знаем…
    - Вот именно! За два месяца мы не узнали о нём ничего! Абсолютно ничего! Ну, кроме того, что он тайком курит везде, где это у него получается, но это, по-моему, уже всем известно.
    Майкл не удержался и хихикнул, за что тут же схлопотал подзатыльник.

    Миклош уже выкурил все сигареты, какие у него были с собой, а положение так и не изменилось. Его чуткий слух по-прежнему улавливал разговор на повышенных тонах знакомых до боли голосов. Дальше так продолжаться не могла, и он ещё раз осмотрел туалет в поисках решения. Увы, ни потайных ходов, ни даже захудалой верёвки (3 этаж всё-таки) не обнаружилось. Тоскливо возведя очи горе, он задумчиво выглянул в окно. Вверх и вниз шли такие же окна, ведущие в туалеты. Если перебраться вверх или вниз, то попадёшь в такую же комнату, но без поджидающих «поклонников» снаружи. Но вот как просто взять и подняться? Миклош ещё раз внимательно осмотрел стену за окном и ударил себя рукой по лбу – ну, конечно же! Лепнина!
    Возблагодарив неведомых строителей за их любовь к средневековым изыскам, Миклош смело выбрался наружу, ловко цепляясь за многочисленные завитки и листики.

    Его комната ещё никогда не казалась такой родной и близкой, - после разминки на стене и пробежке от туалета 4 этажа до своей комнаты на втором в опасной близости от спорящей компании на третьем, ободранный подоконник с выходом на заброшенный парк казался личным раем. Миклош растянулся на широком подоконнике и счастливо закурил.
    - Уф, на сей раз, обошлось,…надолго ли? – задал сам себе риторический вопрос Миклош и уставился в окно на заходящее солнце.

    Под утро Миклошу снился кошмар – за ним гонялись зомби. Причём почему-то на тракторе. Парень резко вскочил в постели и вдруг понял, что этого простого действия он совершить не может. Его что-то держало. Когда сон окончательно слетел с него, Миклош увидел перед собой три до боли знакомых лица. Майкл, Вероника и Миранда, с весьма суровыми лицами стояли над ним, держа его за руки. Миклош чуть не поперхнулся мыслью о том, что подпустил их так близко. Эх, недооценил противника, - сам виноват.
    - У вас принято, что ли встречать друзей в их комнате крепким рукопожатием? – как можно спокойнее осведомился Миклош. Гости переглянулись. Слово взяла Вероника. Почему-то это хозяина комнаты не удивило.
    - Мы хотим знать, кто ты такой и что ты тут делаешь!
    - Я Миклош Стифт, сын майора Стифта, приехал на обучение, - скучающе выдал Арлекин истинную правду, не к чему не обязывающую.
    - Это мы и без тебя знаем! Какие у тебя способности? – не отставала фурия.
    - Тайна. Запрет на разглашение, - тем же тоном сообщил сын майора, отстранённо глядя мимо девушки – в окно.
    Не ясно точно, что именно вывело из себя Веронику – пустая честность или нарочитое равнодушие, в любом случае она приказным тоном скомандовала Майклу.
    - Ударь его!
    Миклош мгновенно вспомнил о способности парня к энергоударам и внутренне собрался и приготовился встретить атаку. Глаза впрочем, не закрыл. Майкл мгновенно повернулся к Стифту, и в его глазах что-то полыхнуло. «Активировалась сила» - машинально отметил Миклош и замер. Прошла удивительно долгая секунда. Но удара не последовало. Прошла ещё одна, и Майкл растерянно заморгал глазами.
    - На него не действует, - беспомощно повернулся он к Веронике, белеющей от ярости.
    - Как это не действует?! – взвилась девушка, - энергоудары на всех действуют!
    - А на него нет, - всё так же растерянно, но даже уверенно повторил Майкл.
    Повисла тишина. Все трое переглядывались между собой, про Миклоша казалось они, и вовсе позабыли, даже руки отпустили. Чем парень тут же и воспользовался – он самозабвенно и с наслаждением закурил.
    - Миранда! – скомандовала Вероника и крашенная блондинка устремила полупустой взгляд на Миклоша. Что бы там ни было, парень ничего не почувствовал. И только когда вспомнил о способностях блондинки, внутренне напрягся – внушение и суперэкстрасенс – страшное оружие. Сейчас как внушит ему выброситься из окна и ищи потом концы!
    - Не выходит – едва не плача пробормотала Миранда, впервые показывая хоть какие-то эмоции.
    Казалось, Вероника сейчас просто взорвётся от негодования. Она открывала и закрывала рот, не сводя глаз с вконец растерявшейся подруги. Наконец она с шумом захлопнула рот и молча вышла из комнаты, даже не взглянув на Миклоша. Майкл и Миранда так же молча последовали за ней.

    Оказавшись снова наедине с собой, Миклош затушил сигарету, но лишь, для того чтобы закурить другую.
    - Фух! – шумно выдохнул он, откидываясь на подушки, - я думал, они меня убьют…
    Несколько минут Миклош лежал неподвижно, лишь шевелил рукой, чтобы сделать очередную затяжку, - он думал. Или точнее пытался осознать происходящее. В сущности, он никогда не задумывался над их старым разговором с отцом. Когда майор Стифт привёз его сюда, он заставил его пройти полное врачебное обследование. Юноша до сих пор не знал названий всех тех приборов, к которым его подключали. Под конец обследования, майор позвал мальчика к себе и у них состоялся примечательный разговор. Конечно, точных фраз Миклош уже не помнил, но суть была ему ясна ещё тогда – майор взял его не по доброте душевной, а с сугубо практической целью. У мальчика наблюдался довольно разносторонний талант, в суть которого сам Миклош обычно старался не вникать, а майор не был уверен, что им известны все таланты Миклоша. Но уже тогда майор был убеждён, что приёмный сын будет очень полезен в деятельности СУВ. Так оно и случилось.
    Если же всё-таки попытаться охарактеризовать талант юного Стифта, то его можно было разделить на три общих направления:
    1. Миклош обладал незаурядной интуицией и гибкостью, как тела, так и психики.
    2. Он был способен к совершенно невозможному – приказывать созданиям, сотканным из теней. Кто-то, возможно, назвал бы его заклинателем демонов, но сам он так не считал, ибо вообще был безбожником – почти атеистом.
    3. Последнее направление его таланта было наиболее плохо изучено – что-то с поглощением энергии. Не энергетический вампиризм, но что-то на основе игр с воздействиями и энергиями.
    Миклош резко вскочил в постели и ударил себя по лбу.
    - Ну, конечно же! Мой третий талант! Похоже, он меня и спас…понять бы ещё как….
    Арлекин взял со стола листок бумаги и карандаш, задумчиво вывел одно слово – «энергоудары» и принялся задумчиво грызть карандаш, иногда машинально пытаясь его закурить.
    - Итак, что мы имеем, - привычно вслух рассуждал Стифт, - энергоудары – направленный поток энергии с целью физической атаки. Как можно защититься? Поставить щит, исказить, преобразовать, поглотить. Щит и искажение отпадают – к Майклу ничего не вернулось, ответного удара не было. Преобразование тоже весьма сомнительно – ни в нас, ни в окружении ничего не изменилось, хотя при преобразовании должны было измениться хоть что-то, - хоть лампочка загореться. Значит, остаётся поглощение. Но поглощение может быть разным. Самое классическое имеет в основе вампиризм, что должно было отнять силы у Майкла и добавить сил мне. Ни того, ни другого не произошло. И что мы имеем в итоге? В итоге мы имеем поглощение без забора энергии и без собственно поглощения энергии. Хм…Я просто поглотил энергию направленного удара, как океан принимает в себя ручеёк, но из-за небольшого количества, или по иной причине, мне это сил не добавило. Но и у Майкла не отняло – ведь поглотилась лишь та энергия, которую он сознательно отдал и направил, вложив в удар.
    Миклош вгрызся в карандаш и написал новые слова – «чтение мыслей», «внушение».
    - Так, поехали дальше. Что можно противопоставить этим способностям, исходя из идеального объяснения того, что можно противопоставить энергоударам? Схема этих способностей совсем иная, да и их природа… - тут Арлекин замер и уставился на кусочек грифеля в дереве в своей руке, так, будто видел его впервые.
    - Природа… - снова повторил он и в его памяти всплыл один эпизод из старого фильма, который он смотрел когда-то, там была фраза вроде того, что и люди и карандаши состоят из одного материала – из энергии.
    Миклош отбросил карандаш и уставился в окно.
    - Ну, конечно же, - бормотал он, - энергия это природа всех этих явлений – более того энергия не преобразованная, а чистая и узко направленная, - такую нет ничего проще поглотить без следов и последствий…

    - Проект «Инстинкт» запущен. Объект А использовал силу. Объект А выяснил природу своих способностей на 89%. Вокруг объекта Б наблюдается сгущение энергии. Сгустки энергии имеют показатели энергии объекта А.
    После всплывших фраз на экране компьютера замелькали цифры снимаемых показаний.

    /продолжение следует/
     
    #72
  14. Тихий

    Тихий

    Репутация:
    5.779
    Тихий, 26 сен 2010
    Начало очередного творения.

    Скользящий.

    Тонкая белая рука без шума и всплеска поднялась из глубин тёмной жидкости и потянулась к горящей синим звезде. Кажется, некто тянется в поисках помощи. Синяя звезда горела ярко, ровно и тепло – казалось, она излучает материнский свет. Но она не могла сдвинуться со своего места и не имела возможности схватить эту руку и вытащить из непроглядного болота, словно висящего в открытом космосе. Казалось, кто-то пролил в космос нефть, а кто-то другой – попал в неё. Но это было не так – этот кто-то сам влез в неведомое вещество, променяв невидимые всполохи своего существа на исполнение пророчества.
    Белая рука ещё некоторое время тянулась к звезде, но наконец, силы покинули её владельца и вздрогнув последний раз, она погрузилась в непроглядное пятно. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем пятно забурлило, в его центре образовалась воронка, из которой в просторы космоса вылезло жуткое существо. Не имевшее ничего общего ни с людьми, которых ещё не создали, ни с первородными демонами, которые ещё прятались в окружающей Тьме, ни с кем бы то ни было ещё – это создание было чуждо самому существу, и являло собой посланца, хранителя и стражника самой Смерти. И никто кроме него не мог погрузиться в это чёрное пятно на окраине Вечности и вернуться обратно.
    Светлые жёлтые глаза и белая грива, последним изменением реальности, превратились в залитые тьмой колодцы и чёрные иглы.

    Молодой рассвет осветил поле, границы которого терялись за горизонтом. Поле было усеяно трупами. Здесь была битва этой ночью. Не выжил никто. Лишь невзрачный гибкий очень худощавый паренёк стоял ровно и медленно обводил поле взглядом. Всё его тело покрывала чужая кровь, она капала с длинных светлых волос и длинных игл когтей. Юноша медленно поднёс левую руку к лицу и слизал с когтей кровь.

    3. ЕДИНСТВО
    --------------------------------------------------------------------------------
    Разными путями мир шел, Атаиль же Сутью его были.
    И Суть была разделена со времени падения мира Атаиль, и во все времена человека.
    И прошло много циклов со времен Атаиль, еще три четверти циклов прошло.
    И был среди Атаиль Им Высший, имя ему - Асмоэл.
    И сказал Он: "Знаю, что скоро время изменится.
    И будет дан Порог всем, кто в мире этом жив - и жителям его и Сути Порог будет положен.
    И Тьма и Свет сольются воедино, а Порог сему причиной станет. Порог - это суть сути, дверь дверей, дорога дорог, мир миров, и последний предел, и зверь, что разумом наделен, уведет и живущих и Суть прочь от забот миров Их.
    И голос, звучащий в Пороге, будет лживей лжи и правдивей правды - каждый, коснувшийся Порога, шагнет туда, где сам станет голосом.
    И голосом этим будет звучать Порог, и еще бесчисленным числом голосов шагнувших.
    И это есть голос Порога.
    И путь за Порогом уведет туда, где не было еще ничего, ни Атаиль, ни Омошь, ни Ариали, ни Солнца, и ни одного из миров круга.
    И каждый шагнувший станет миром, в котором все, что еще не случилось, начнет свое бытие, цикл за циклом, круг за кругом.
    И это есть смерть за Порогом.
    Смерть и пыль для всех, кто коснулся его - Атаиль и омошь.
    И только в единстве Им и Оль смогут противостоять Порогу, а если единства не станет - Порог перешагнут все.
    И это будет конец миров, пыль миров, ибо один мир разлетится мириадами пылинок, каждая из которых мыслит, страдает, дробится на сути, и есть и творец и творимое; и полет из жизни омошь сквозь умирание тела, легкий нынче как Слово Сущности, станет вечным проклятием и мукой для шагнувшего за Порог, ибо станет вечным.
    И это может стать победой Порога.
    А из Света и Тьмы будут Те, кто противен единению будет - и станет бой между Ними, и люди будут сражаться плечо к плечу с Атаиль, люди же узнают вновь, как убивать Атаиль.
    И содрогнется мир, и природа больна станет, и прольется вода, и огонь, и пепел, и мор, и болезнь, и Солнце сожжет часть от мира, и больны будут многие.
    Но Те, кто останутся - Атаиль - едины станут, как встарь, если победят в битве.
    И лишь Порог закрыв, смогут продолжить путь к миру своему, а как, про то другие скажут.
    И битва за Единство не есть Последняя Битва - она еще впереди, но времени между битвами немного лежит.
    Не касайтесь Порога, и пусть Оль и Им сольются в глазах ваших, Атаиль".
    Асмоэл так говорил, и был Он Высшим Им.
    Живущие во времена Порога - зовите Асмоэла, ибо Он есть Слово Сущности.
    И да оживит крылья Ваши после Ваших побед Ариали.
    ХТЛАК Л-ТОМ-НАЛИСАХ Л-ЭМКОХВАХ Л-ИМАНН
    КОНЕЦ ТРЕХ СПИСКОВ НАЧАЛ СЛОВА ТЬМЫ

    (АТАИЛЬ ВОЦАРЯТСЯ В ВЕЧНОСТИ. СЛОВО ТЬМЫ. ИМАНН. ГЛАВА 3) ​

    - Люди, - словно выплюнул парнишка с выцветшими глазами, и презрительно обвёл взглядом банду разбойников, окруживших его и намеревающихся сотворить что-нибудь из ряда вон выходящее. И при этом смертельное - в отношении этого наглеца. Примерно пятнадцать минут назад этот мальчишка неведомым образом пробрался к стоянке местных разбойников с большой дороги, выкрал прямо с костра зажаренного карна и, поедая его, забрался на дерево. С которого его всей бандой и стрясли и теперь наставили на него острые копья. Паренька, впрочем, это совершенно не волновало. Вдумчиво прожевав изрядный кусок сочного мяса, он неторопливо вытер губы ребром узкой ладони и, наконец, соизволил снова взглянуть на взбешённых до белого каления работников ножа и топора.
    - Ну, ты за это поплатишься, гадёнышь – буквально прошипел главарь банды и первым ткнул остриём в узкую, защищённую одной свободной рубашкой, грудь. Но не попал. Мальчишка мгновенно подпрыгнул на высоту, превышающую его собственный рост, а приземлился в аккурат на древки нескольких копий, уже вооружённый острыми иглами когтей почти в локоть длинной. Битва, или точнее избиение младенцев, длилось всего пару десятков секунд. Одной бандой в лесу стало меньше. Мальчик отряхнулся, поправил задравшуюся рубашку и сел поближе к костру, доедать мясо.

    /продолжение следует/
     
    #73
  15. Ophiuchus

    Ophiuchus The Boo

    Репутация:
    2.147.558.133
    Ophiuchus, 9 янв 2011
    Решил почитать на досуге "Инстинкт"... Скажу сразу, выложенное до конца не дочитал, остановился где-то на 2/3. Из плюсов хочется отметить весьма недурный описательный язык, позволяющий воображению читателя легко и непринуждённо рисовать картинки по тексту. Из минусов... Я, конечно, не великий литератор и писатель, но, по-моему, начало произведения несколько неудачно. Если мне не изменяет память, то применённый вами приём называется хеллобобизмом, и в литературе он не приветствуется. Заключается приём сей в том, что кто-то куда-то заходит и что-то с порога говорит. Такая схема начала произведения изъезжена донельзя, не пробуждает интерес читать дальше. Более того, даже отбивает. Поэтому, я думаю, начало лучше написать более развёрнутое.

    Впрочем, это лишь моё патологически субъективное непрофессиональное мнение. Хозяин, как говорится, барин:) В остальном, вроде, вполне неплохо. Сюжет можно будет оценить тогда, когда произведение будет завершено:) Так что успехов и удачи в продолжении этого начинания!

    Остальные произведения постараюсь оценить, когда найду время.
     
    #74
  16. Тихий

    Тихий

    Репутация:
    5.779
    Тихий, 9 янв 2011
    Очень надеюсь что вы найдёте время чтобы оценить и другие мои работы.)
    Знаете, я так много узнаю о своём творчестве из таких-вот заметок.) Лично я не представляю что такое "хеллобобизм" или "верлибр", который использую в своих стихотворных произведениях, точнее теперь то я знаю что это, но лишь потому что кто-то более знающий просветил меня.) Я не имею никакого литературного образования, а школьные годы честно отсидел за партой не особо вслушиваясь в слова учителей, так что можно сказать что школьная программа прошла передо мной подобно пьесе, обязательной к просмотру, но совершенно не интересной, по сему забылась мгновенно.) По сему для меня особенно ценны подобные замечания - хоть смогу при случае сказать чем пользуюсь, а то совсем как-то не удобно.))

    Что же до "Инстинкта", не уверен что перепишу его - я знаете ли за разнообразие и убеждён в том что у каждого произведения есть свой читатель - тут я начинаю с порога, где-то с пробуждения, где-то с драки в лесу, где-то как-то иначе - я пишу как ложатся слова - не я их сочиняю, но они сами проявляются - впрочем это вам скажет любой приличный писатель, к коим я иногда, повинуясь лестным отзывам, отношу и себя.))

    С нетерпением жду новых Ваших отзывов.)
     
    #75
  17. KashTaNe.ru

    KashTaNe.ru

    Репутация:
    420
    KashTaNe.ru, 12 май 2011
    Рассказ разум и чувства понравились. На мой взгляд будет не плохой эпилог книге соответствующей его тематике. Удачи тебе! Ведь рассказы бывают весьма интересными и занятыми:)
     
    #76
  18. Тихий

    Тихий

    Репутация:
    5.779
    Тихий, 12 май 2011
    Благодарю.)
    Пожелание учту - у меня часто рассказы объединяются в разных комбинациях.)
     
    #77
Загрузка...