Словеска №4 - Архипелаг

Stich

Ословед
Жизнь и Смерть ч.2

Я указал жестом на столовую. Ришар встал и направился туда, я последовал за ним…
Мы молча пошли через мою спальню, на кухню. «Светила» озаряли светом каждое помещени, и на этом фоне даже такая, казалось бы, мертвая и грубая скала приобретала мягкие оттенки, от чего создавалось неповторимое ощущение уюта и домашнего очага. На полу спальни лежал ковер с необычным узором: рисунок представлял собой багровые плетения на черном фоне, напоминавшие больше заросли какого-то растения. Таково могло быть первое впечатление, но позже я узнал, что узор этот отнюдь не абстрактен, а вполне символичен: он являл собой связи, опутавшие темный подземный мир, благодаря которым наш род мог вызывать прислужников из нижнего мира… Моя кровать была аккуратно заправлена, книги лежали в шкафах, на которых не было ни пылинки, посох мирно стоял в стойке, где ему, собственно и положено стоять. Мой гость, похоже, заметил этот необыкновенный порядок:
-Ооо, да ты любишь чистоту, как я посмотрю?
Я немного задумался и поэтому не сразу понял вопроса:
-Что?.. А нет, это не моя заслуга. Я редко бываю дома.
-Тогда кто же это делает? Ты живешь не один?
На моем лице появилась хитрая ухмылка, мне вдруг захотелось похвастаться, хотя особо-то нечем было. Я приложил руку к ближайшей ко мне стене и направил по ней поток в незаметное, с первого взгляда, темное углубление в стене зала. На самом же деле там был маленький (примерно в метр высотой) проход, из которого к нам вышел гоблин, с виду ничем не отличавшийся от сотни других его собратьев: маленький рост, длинный кривой нос, желто-зеленый и даже немного «болотистый» цвет кожи, лохмотья вместо одежды.
-Это – Славиан, наш потомственный слуга. – В глазах Ришара не было особого удивления. Конечно, гоблинов видели все, даже малые дети… Но это был не самый обычный гоблин. Я переключился на своего «домработника», - Славиан, разожги костер и накрывай на стол: у нас гости.
- Да, Великий князь. – Гоблин послушно направился к котлу.
-Так значит, это он хозяйничает тут, пока тебя нет? Удивительное послушание. Помнится, я себе тоже завел слугу-гоблина, но тот ни в какую не желал слушаться. Однажды он просто-напросто пролил на себя экспериментальный образец нового препарата, бедняга растворился, наверное, со скоростью звука. Зато мы сразу поняли, что с препаратом было что-то не так.
-Просто его воля подчинена мне, он не может не слушаться меня, потому что, фактически, все его действия порождаются не его разумом, а моими приказами.
-Так значит он…то есть ты…. – Ришар уставился на проходящего мимо нас Славиана и попытался щелкнуть пальцами прямо у него перед носом. Гоблин даже не моргнул, шел себе дальше, не обращая внимания на возмутителя спокойствия.
-Да, он мертв. А ты думал, почему он зовется «потомственным»? – Я улыбнулся, гладя на легкое недоумение на лице моего гостя. – Ладно, идем.
Мы сели на скамью за дубовый стол, за которым я обычно трапезничаю. Славиан достал из нижнего шкафчика спички и развел костер под большим черным котлом, в котором был уже остывший суп, после чего начал доставать посуду и ставить ее на стол. Наш разговор с Ришаром тем временем продолжился:
-Тяжело без магии огня. – Ухмыльнулся я, глядя на действия своего прислужника.
-Ты сказал, что суп сварен по маминому рецепту?
-Ну да, вкуснейшая вещь в мире, лучшее наследство из оставленных мне мамой.
-А она что…? – Ришар замялся, но я понял его мысль, и меня это совсем не смутило: смерть для меня не означала конца, а лишь переход из одного состояния в другое.
-Да. Умерла, причем давно, вместе с моим отцом. На самом деле я их даже никогда не знал.
-Но как же ты?...
Я вздохнул и встал со скамейки:
-Мои родители были некромантами, что в принципе несложно понять, глядя на меня. Мой отец, Игорий Навич, изучал магию смерти с раннего детства. Причина, по которой он увлекся столь странным занятием, проста: отец пытался изучить смерть со всеми ее аспектами и найти способ побороть ее. В своем деле он очень преуспел, говорят, что раньше он был грозой здешней местности. Но позже я выяснил, все это выдумки, люди любят преувеличивать, и всегда боятся того, чего не понимают. Моя мать, Инга, в то время была молодой странствующей магессой, которая помогала крестьянам улучшать урожай на их землях за деньги. Как они познакомились – это уже не интересно, но после этого, отец начал рассказывать ей о всех прелестях некромантии и о своей жизненной цели: побороть смерть. Матери эта идея показалась достойной того, чтобы посвятить ей жизнь, после чего они вместе начали изучать все тонкости и тайны этого вида магии. Вскоре им надоело кочевать с места на место (ведь люди их не любили нигде) и они решили сделать убежище идеальное для проведения опытов, изучения всех аспектов некромантии, ну и просто для жизни, ведь моя мать уже была, как оказалось, беременна мной. В конце концов, они нашли эту скалу, – Я поднял руки и показал вокруг себя, - что оказалось большой удачей для них. Конечно, не все здесь выглядело сразу вот так, но они все таки были магами земли, как ни крути. Так что немного усилий, и это место превратилось в прекрасное жилище.
-Интересно…
Тем временем Славиан налил горячий суп в чашки и поставил на стол.
-Спасибо, Славиан, ты свободен.
-Да, Мой князь.
Ришар взял ложку и начал есть:
-Ммм, действительно превосходный вкус!
«А как же ты знал обо всем этом, если никогда не видел своих родителей?» -Ришар, видимо, чтобы не отрываться от трапезы, решил поговорить таким образом.
-Книги, мой друг, для меня они являются первостепенным источником информации. Именно мои родители собрали такую огромную библиотеку, ведь отец мог бы стать профессором, если бы его не изгнали из городского совета: коллеги не признавали его странного увлечения. Многие записи его еще сохранились, а мать вела собственный дневник. Так что, понемногу я восстановил по кусочкам прошлое своей семьи.
«Славиан назвал тебя великим князем, ты что принадлежишь к династии Капичей?»
-Неет, это все родительские амбиции. Они решили, что раз они самые известные в Моловии некроманты и раз они так глубоко и тонко изучили это искусство, как еще никто не изучал, то они вправе носить титул Князя и Княгини. Все это может по-началу казаться не серьезным, однако я решил продолжить эту традицию, ведь все великие династии так и начинали. – Я немного усмехнулся вслушавшись в собственные слова. – К тому же, для моего отца это очень многое значило, а я своих родителей люблю, не смотря ни на что. Поэтому теперь и я ношу титул Темного Князя Навича, можешь меня так теперь и называть.
Ришар улыбнулся, оценил мою иронию.
«Но если ты не знал своих родителей, где же ты тогда был все это время?»
-Отец с матерью любили гулять ночью по лесу, к тому же мне, тогда еще совсем младенцу, нужен был свежий воздух. А люди, знавшие, что некроманты обитают где-то в этой местности, были одержимы идеей убить их, потому что считали, что эти маги несут только зло и смерть с собой. Хотя на самом деле родители и мухи бы не обидели… - Я вздохнул. – В один прекрасный вечер родители, сами того не ведая, угодили в засаду, устроенную деревенскими жителями. Меткая пуля сразу попала в голову отцу, который, видимо, даже не почувствовал угрозы. В маму стрелять не стали: у нее на руках был я. Люди решили, что меня украли у настоящих родителей, чтобы ставить на мне каике то опыты…глупцы. Меня забрали у матери, после чего ее тоже убили. Жестокий народ…Так вот, среди этих людей была молодая пара, которые и усыновили меня, ведь они думали, что я обычный ребенок.
-О Единый, как жестоко!! -Ришар уже доел свою порцию и внимательно слушал меня, сложив руки на стол.
-Я не могу их винить, большинство людей глупы по своей природе, они не понимают таких высших целей, которые ставили пред собой родители. В общем, я рос как обычный ребенок, ходил в школу, мой приемный отец был охотником, а мать – просто прекрасной домохозяйкой. Однажды отец вернулся с охоты с подарком – это был маленький синий дракон, которого он поймал. Существо было совсем еще младенцем, поэтому можно сказать, что мы росли вместе. Я назвал его Ллорелиан, он стал для нас членом семьи. Мы с драконом проводили очень много времени вместе, он был моим лучшим другом. К сожалению, когда мне было 7 лет, Ллорелиан заболел. Чем? Мы так и не выяснили, однако, вскоре он умер. Моему горю не было предела. Я не представлял себе жизни без него, и мое желание вернуть друга было настолько велико, что я решил, во что бы то ни стало вдохнуть в него жизнь снова. Уже к тому времени, я начал открывать в себе способности к магии земли и понял, что именно эта особенность поможет мне в достижении цели. Я нашел книгу, о некромантии, в которой, впрочем, было мало что понятно, ведь я был еще ребенком. Но кое-какие знания от туда я все же почерпнул. Родителям естественно я ничего не сказал, хотел устроить им сюрприз, ведь они тоже любили Ллорелиана. После упорных тренировок на жуках и мелких животных, которых я находил мертвыми, я все-таки решил попробовать вернуть к жизни своего друга. У меня получилось, что теперь, правда, уже кажется не столь невероятным, ведь во мне текла кровь моих настоящих родителей. Ну и как ты думаешь, что первым делом подумали мои родители, когда увидели дома счастливого меня и наполовину прогнившее тело Ллорелиана, который, тем не менее, радостно парил в воздухе вокруг меня.
-Они, поняли, что ты был сыном некромантов?
-Именно! Родители, отправили меня в свою комнату вместе с Ллорелианом, а сами начали о чем то громко спорить. В конце концов, они поняли, что совершили ошибку, но разошлись во мнениях, что делать дальше: отец боялся, что я принесу много бед, что повзрослев стану убийцей и прочее, но мать убедила его, что раз я воспитывался ими, значит, во мне есть доброта и сострадание. Еще какое-то время поспорив, они решили, что нужно мне все рассказать: кем я был на самом деле, кто были мои родители, и что случилось в ту ужасную ночь. Конечно, ты можешь представить какое было у меня тогда состояние: с одной стороны я был безмерно счастлив, что вернул своего друга и что теперь он будет со мной всегда, с другой стороны, я только что узнал, что я мои родители – приемные, что настоящие мать и отец – мертвы, и что я существо, которого вся деревня обязательно захочет убить, если узнает. Было решено, найти убежище моих родителей, ведь люди точно знали, что где-то некроманты все же жили. Мы каждый день под видом прогулок, изучали лес. В конце концов, нашли только этот странный булыжник, да и нутро меня вело прямо к нему. Кое-как, догадавшись, как он открывается, мы вошли в мой дом, где я впоследствии я стал жить систематически. Конечно не сразу, но постепенно я все чаще приходил сюда, чтобы узнать, что-нибудь новое. Я узнал, чем занимались родители и решил продолжить их дело, потому что это очень многое для них значило. Я нашел Славиана, про которого позже прочитал в дневнике матери. Этот гоблин помог мне обжиться здесь. Так что вскоре я стал оставаться в убежище на долгие сроки иногда навещая своих приемных родителей, которых я, ни смотря на все произошедшее, тоже очень люблю. Кстати, сегодня я как раз шел от них к себе домой, когда услышал тебя. Они говорят, что счастливы, что вырастили меня таким, какой я есть, и верят, что, несмотря на свою родословную, я смогу стать великим магом и добиться поставленной моим отцом цели. Я убедил своих приемных родителей, что цель эта благородна и они согласились. Теперь они понимают, что совершили ужасную ошибку в ту ночь, но, тем не менее, любят меня как своего родного сына. Ну и, собственно, теперь я стал тем, кого ты сейчас видишь: вольный некромант во втором поколении, Темный Князь Дарен Навич…
 

Brauny74

Ословед
Когда я пришёл в комнату к учителю, тот сидел подкидывая в камин дрова. Маги Огня могут заставить гореть камни, а Маги Земли могут сделать дерево таким огнеупорным, что камин будет пылать несколько суток. Как поддерживают огонь Маги Воды, я не знаю, но один конюх рассказывал мне, что видел, как один Маг Воды превратил обычную воду в спирт. Правда не для растопки камина, но всё-таки его же можно не только пить, не правда ли?
А вот Маги Воздуха в этом смысле обделены. Да, мы умеем поджигать предметы вызывая миниатюрные молнии, но поддерживать огонь приходиться банальными дровами. Однако нам же магические способности не просто так даны. Вот когда я зашёл, учитель и применял магические способности для растопки камина. А именно - распахнул окно, под которым стояли свежие полешки и ленивым движением руки левитировал их в комнату, а затем складывал в камин. Он так достаточно долго сидел, демонстрируя мне главный постулат телекинеза "Масса поднимаемого объекта не имеет значения. Имеет значение рассеяние силы - то есть количетсво и размеры поднимаемых объектов. Поднять очень лёгкий, но очень большой дирижабль без гондолы труднее, чем замороженный воздух, шарик, объёмом метр на метр которого, весит полторы тонны". Я очень хорошо запомнил эти слова, так как Жак-Пьер заставил меня выучить их наизусть, когда я заявил, что не собираюсь вытягивать самолёт из болота, которое мы посетили при проезде через одну деревню, когда мне было десять лет. Правда я не заявлял, что он тяжёлый, как решил мой учитель. Просто он так глубоко засел, к неудовольствию его хозяина, старого агронома, что если бы я его попытался вытащить, я бы просто залил бы грязью и себя и учителя...

В общем, я стоял и очень долго перебирал самые разные мысли, глядя как учитель левитирует дрова. Я вспомнил родителей... Моя мать была из немногочисленного племени иудаинцев, живущих в королевстве Иудея, между нами и Джаритией. Там живёт оригинальный народ, экономный и прижимистый, молящийся странными молитвами Единому и утверждавшему, что ингридиент Жизни - это Милосердие. Ходят слухи, что иудианцы - последние, кто сохранил культуру Потери. У них храниться самый странный Список Потери - там написано много раз слово "остров", затем дан номер, затем название, после чего идёт слово, по всей видимости означающее какую-то нацию или религию. А ещё там даны их правители - Кураторы. Например, "Остров № 4, французы, Куратор Пьер Де Жалюз". Всё написано чёрным цветом, а вот один остров выделен красным. "Остров №12. Евреи, Куратор Соломон Вальштейн". Сами иудианцы по именам Кураторов (а так по всей видимости раньше называли королей), восстановили, какой остров, какой номер носил. Они говорят, что на каждом острове можно найти такой свиток, где красным выделен именно этот остров. Их культура состоит в том, чтобы собрать все эти свитки и проанализировать, восстановить, что же это была за культура - Культура до Потери.
Я очнулся, удивился, как далеко меня завели мысли и вспомнил отца, родного брата учителя. Отец мой - Граф де Сантьен, хозяин острова Сантьен. Он много воевал, наши самолёты может не самый лучшие, но корабли - это основа военно-морского флота Дюруа. Его дед в своё время вторгся на остров Иудея и захватил его. Там сохранилась власть Раввина Вальштейна (а это самая старая правящая династия на Архипелаге), но тем не менее теперь остров - территория Дюруа. Отец часто ездил туда - там тепло, остров же достаточно южный. Неудивительно, что он в конце концов взял в жены дочь Раввина. А я вот был там всего два или три раза. Рос я в Верисе, меня в семь лет отдали на учёбы к моему дяде...

Наконец, мой родственник прекратил швыряться брёвнами и обратил на меня внимание. Он тяжело повернулся на стуле и сказал:
- Ну, что же, пришла пора сдавать экзамены.
 
__Я закрыл за собой дверь. По словам Магистра, мир на грани войны, и надо торопиться. Но почему же все это мне не нравиться? Что за странное чувство было в той комнате? Как будто мы были не одни. Да и эти видения... Почему-то не очень верится в них. Но выбора нет: если погибнет кто-нибудь из императорской семьи, может и вправду случиться катастрофа.
__Я вышел за ворота и проверил все ли взял: на поясе справа побрякивала фляжка со Святой водой, а слева выступал Авелсум. Вдруг кто-то позвал меня. Оглянувшись и увидев Азани, махавшего мне с ворот, я махнул на прощанье и отправился в путь. Отойдя на порядочное расстояние, я вновь посмотрел на храм, как вдруг услышал голос позади:
- А не было ли глупостью отрывать ребенка от матери? Он же совсем беззащитен, – незнакомец многозначительно взглянул на Храм.
- Глупость – думать так, - сказал я и вскинул руку в небо. Вслед за моим движением руки из песка за моей спиной начал бить гейзер. – Под видимой слабостью скрывается невиданная мощь: под этими местами течет большая подземная река.
- Ровно, как и под этим серым плащом кроется благородное сердце и большая сила, Актас.
- Да, это мое имя. Что же вы хотите от простого Послушника?– при этих словах моя рука опустилась и гейзер утих.
- Мне от вас ничего не нужно. Напротив! Я должен помочь вам в вашей миссии или, как вы называете, Службе Единому, - он слегка улыбнулся, при этом стали видны выступающие клыки, - меня послал Совет Кардиналов в качестве «знатока» Дюруа: я прожил там несколько лет.
- Но позвольте. Причем тут Кардиналы?
- Преданные Им люди в Джаритии сообщили о готовящемся покушении и последующей войне. Как же магистр поведал эту весть? – он улыбнулся ещё шире.
«Вот тебе и ведение»,- вслед за ним улыбнулся я
- Нам надо поспешить, - его вопрос остался без ответа, - вы не могли бы представиться, коли нам предстоит совместное путешествие.
- Грей, Гумбольдт Грей, - он протянул руку, сделал шаг вперед и тут же провалился по пояс. Но зыбучие пески продолжали утягивать его глубже. – Актас, теперь, я вижу, вы довольны, - Грей чуть ли не смеялся. Было видно, что он специально шагнул в мою ловушку. - Помогите мне выбраться, и в путь!
__До Лаубурга добрались без приключений. Разговаривали мало, все-таки пустыня не предрасполагает к общению. Нам предстояло ещё найти Турава. Расспросив горожан и выслушав их наставления не ходить туда, мы направились на самую окраину. Турав жил в поистине удивительном месте. Больше всего здание напоминало гигантского человека с поднятыми руками, вкопанного в землю до уровня бровей. Кулаки были сжаты, и на месте каждого ногтя виднелись окна, обращенные к морю. Грей решил действовать в «лоб» и постучал в металлическую дверь. Через несколько секунд она со скрипом отворилась, и из головы выглянул голем:
- Кто вы и с какой целью пришли? – его механический голос был неприятен.
- Я Грей Гумбольдт, мне нужно срочно увидеть твоего хозяина.
- Ответ неверен. Кто вы и с какой целью пришли?
- Гхм… Я Грей Август фон Рувенхол Гумбольдт. Я требую немедленной аудиенции с Гелфрат Туравом!
- Ответ неверен. Кто вы и с какой целью пришли? – было видно, что Грей сейчас открутит бедному голему голову. Надо было брать ситуацию в свои руки.
- Уважаемый голем, я Послушник, и нам необходима помощь твоего хозяина, - голем задумался, и было видно, как он дрожит от напряжения.
- Ответ приемлем. Пройдите за мной.
__Голем зашагал внутрь помещения, мы пошли за ним. Коридор был круглым, и на стенах висели картины различных моделей големов: от карликового, который стоял на ладони, до огромного, размером с трехэтажный дом. За ним следовала лестница, затем коридор, лестница и, и снова коридор, и снова лестница… Наконец мы вышли в обширную и круглую, как и все в этом доме, комнату. Она была под стать всему здесь – из пола торчала одинокая лампочка, а на потолке помещались стол и стулья Недалеко от лампочки спиной к нам сидел в странном кресле человек. На голове был белый берет, все остальное скрывалось за спинкой кресла. Когда мы вышли настала такая тишина, что стало слышно скрип карандаша.
- Хозяин, к вам гости, - неожиданно отрапортовал голем
- Я вижу, Зиг, можешь идти, - голем вышел, а Турав продолжал писать, - Можете присаживаться, господа. Эй, Гренхельм, подай гостям стулья!
__Вдруг сама комната начала двигаться. Стулья двигались по направлению к нам, однако мы и Турав оставались почему-то неподвижными. Лампочка же совершала немыслимые пируэты, пока не угодила в центр потолка. В этот момент комната остановилась, и перед нами оказались стол и пара стульев. Хозяин неожиданно развернулся, и мы увидели юношу лет двадцати.
- Гелфрат Турав XVII, потомственным големщик, к вашим услугам…
 

Лебедь_белая

Девушка
Долгожданный дом

Новый остров, новые приключения. Сивелера шла в направление леса с диким чувством удовлетворения собой. Она проделала большой путь, побывав до этого на всех островах Архипелага, которые были уже известны. Остался лишь один... необузданный дикой девушкой, которая не знала, откуда она, которая искала то незабываемое место, где могла бы остановиться, чтобы жить в спокойствии и умиротворении. Неизвестно почему, но она любила лес. Такой тихий, спокойный... Она любила траву, цветы, а больше всего на свете лежать на лугу ночью и смотреть на звезды.
Сивелере было около 20 лет, она была гиперактивным человеком, который вечно встревал в какие-то истории. Её дикие хвостики придавали ей вид подростка, но серьезное лицо выдавало ее жизненный опыт. К сожалению, она не помнит своих родителей, не знает, откуда она родом. Когда ей был год, ее нашел лесник, который жил недалеко от Лаубурга, близь леса. Он воспитал ее, но когда Сивелере исполнилось 16, он рассказал, что она не его дочь и Бурголандия не ее родная страна. Совсем юной девушка отправилась в длительное путешествие по островам Архипелага в поисках заветного уголка, где бы ей было хорошо. На всем пути ее сопровождал верный друг, синий дракон Миресан, который был с ней неразлучен с раннего детства.
Чтобы не пропасть на островах Сивелера выучила все языки и обучилась искусству владения одноручным мечом. Благо она любила драться и сражаться, а силе ее духа можно было позавидовать. Из-за этих черт характера искусство ей поддавалось с легкостью.
Так вот, Сивелера и Миресан подходили уже к лесу Моловии, они вели себя как маленькие дети, которые радуются, когда им дают сладкую конфету.
- Миресан, ты видишь? Вот он, лес. Я так рада! Ты чувствуешь как тут хорошо? - Дракон подлетел к своей хозяйке и потерся об ее щеку. - Я думаю мы обустроимся на какой-нибудь из полян в глубине леса, ты согласен?
Сивелера громко захохотала, она любила задавать риторические вопросы зная, что ее Миресан готов лететь куда угодно, лишь бы только с ней.
-Конечно, жаль, что между Дюрунацами и Джарийцами разразилась война... Хотя я нисколько не жалею, что мы оттуда уплыли. Так, разговоры разговорами, а место для ночлега нам еще нужно найти, близится ночь.
 

Stich

Ословед
Жизнь и Смерть ч.3 - заключительная.

-Ну и, собственно, теперь я стал тем, кого ты сейчас видишь: вольный некромант во втором поколении, Темный Князь Дарен Навич…
-Да уж…нелегко, наверное, тебе пришлось…
-Ну, местами было тяжело, хотелось все бросить. Неприятно осознавать, что тебя хотят все убить, хотя ты никому ничего плохого не сделал. Но со временем это опасение прошло, теперь я не жалею ни дня потраченного на изучение некромантии и на достижение своей жизненной цели. Я рад, что занялся этим искусством, ведь если я закончу дело начатое отцом…возможно я смогу вернуть в жизни своих родителей…
-Но разве сейчас ты не в состоянии это сделать? В смысле…ты же можешь…
-Ну да, я могу поднять их из земли в любой момент, и даже вернуть им прежнее обличие, но…все равно, это будут лишь холодные тела, они будут так же безжизненны, как эта скала, - Я похлопал по стене, - А все их действия будут лишь следствиями моих приказов. Они не буду ЖИВЫ в полном понимании этого слова. Вот если я закончу работу отца, то тогда все будет гораздо радужней.
-А что конкретно искал твой отец?
-Сначала он пытался найти способ остановить или замедлить процессы старения организма, то есть добиться эффекта бессмертия. Потом, углубляясь в недра некромантии, он понял, что будет легче оживить тело, вернуть ему обличие, восстановить процессы жизнедеятельности и функции мозга. К тому же это ближе к магии смерти. А отсрочка старения – это все-таки ближе к целителям воды и прочим.
-Ну и каковы же были результаты исследований твоего отца?
-Ну, способа полного воскрешения, он конечно не нашел. Но одно интересное открытие все же сделал.
-Какое?
- Давай поговорим об этом на свежем воздухе.
Ришар кивнул и поднялся со своего места. Я привычным движением приложил руку к стене и открыл узкий проход и кухни.
-Ммм, дай угадаю, секретный проход? – Ришар улыбнулся.
-Ну, скорее, запасной выход.
Мы пошли по очень узкому проходу, в котором мог бы поместиться только один человек в ширину. Там было темно, хоть глаз выколи, и только «светила» указывали нам путь. В конце была лестница, ведущая на поверхность. Мы с Ришаром по очереди поднялись наверх, и оказались метрах в ста от главного входа в убежище. Я закрыл крышку люка, которая сверху была замаскирована травой, да причем так, что сколько ни вглядывайся, этот кусок невозможно было отличить от остальной части поляны.
-Немного земли и магии, - пояснил я. –Идем, прогуляемся.
Мы пошли по лесу, просто куда глаза глядели. Не знаю почему, но мне дико захотелось излить этому человеку душу, рассказать свою историю. Может, сыграло роль, то что я чаще всего общаюсь только с Ллорелианом, приемными родителями и мертвецами? А тут живой человек, к тому же понимающий: он до сих пор не сбежал, хотя знает, что я некромант. Интересуется работами моего отца… Видимо мне просто не хватает живого общения с посторонними людьми. Луна уже прошла фазу своего зенита: середина ночи уже позади, скоро утро. Я прервал тишину, которая окутала нас невидимым туманом.
-Отец нашел способ, восстановить телу первозданную внешность. Правда на это уходит большее количество магии, чем просто при поднятии тела из праха. Лишний расход энергии тратится на восстановление клеток организма, которые так же генерируются из праха. Восстановленное тело неотличимо от настоящего человека, но по сути это все тот же зомби, который контролируется некромантом.
-Удивительно, никогда такого не видел.
-Ну… на самом деле видел, просто не замечал. Вот Славиан, например. Ты наверное сразу не приметил, что хоть он и мертв, но на теле совсем нет признаков разложения. Или вот Ллорелиан, например. - Я свистнул и из темноты леса, из самых ее глубин нам навстречу вылетел маленький синий дракон. – Кстати, познакомьтесь.
- О Единый, это он?! Ллорелиан? Но что он здесь делает?
-Он всегда со мной, мы неразлучны. – Дракон сел мне на плечо, а я продолжил объяснение. - Когда я услышал твой крик в лесу, я приказал ему следовать за мной на расстоянии, на случай если это засада или ловушка, или просто понадобится помощь. На самом деле он все время следил за нами.
Я погладил дракона, а он в свою очередь сидел неподвижно на моем плече, как статуя какая-нибудь. Естественно… он же давно мертв. Если я закончу работу отца, я смогу воскресить не только родителей, но и Ллорелиана, который дорог мне не меньше, чем настоящие мать и отец. Голос Ришара прервал мои размышления:
-Но как же он следовал за нами повсюду? Ведь я видел, как ты закрывал люк запасного выхода, но если дракон был внутри убежища, он не мог выбраться на поверхность, если конечно там нет еще каких-нибудь лазеек. – Ришар вопросительно посмотрел на меня.
-Хах, это же почти очевидно. Видишь ли, тела усопших поднимаются из праха, который есть повсюду в земле. Собственно, после прекращения контроля над телом, оно снова превращается в пепел, это как круговорот. Но если я не отпущу контроля над мертвецом, то он может запросто «рассыпаться» в одной точке земли, и «собраться» обратно в другой точке. Ведь частицы праха связывает между собой магическая энергия, а она, как известно никуда не исчезает и из ниоткуда не берется. Проще говоря, любое вызванное мной существо может «проходить» сквозь любые породы камней, минералов, в том числе сквозь землю. Так Ллорелиан и следовал за нами по всюду.
-«Закон сохранения магической энергии»… Ты много знаешь об этом. С такими знаниями ты мог бы занять достойное место в совете ученых.
-Не думаю. Отца изгнали оттуда именно из-за его увлечений некромантией. Ученые, хоть люди и разумные, но к магии смерти относятся довольно брезгливо.
-Ну, думаю их можно было бы убедить, если толково объяснить всю прелесть твоих исследований, растолковать цель и продемонстрировать достижения твоего отца. Тебя могли бы признать официально ученым, и легализовать твое занятие…
-Что-то с трудом верится. – Я перебил размечтавшегося Ришара. – В любом случае, мне все равно: в совете я или нет. Моя работа будет продолжена, так или иначе.
-Но ты ведь спас меня, твоя магия послужила доброму делу. Я мог бы попробовать убедить совет, в том, что некромантия ничуть не хуже любого другого вида магии. У меня ведь есть хорошие связи, я перед тобой в долгу в любом случае. Если бы не ты я, как ты выразился, «уже пополнил бы армию мертвых». А кстати, что ты сделал с тем зомби? И что еще может твоя магия?
-Ну, начнем с того, что я уже говорил. Все тела вызываемые некромантом, воссоздаются из праха, который есть повсюду в земле. С помощью магической энергии некромант связывает его частицы, но процесс этот очень скоротечный и обширный, поэтому в целом можно сказать, что маг вызывает уже «готового» мертвеца из подземного мира, хотя с технической точки зрения это немного не так. Видишь ли, я могу, конечно, вызвать и тело, сохранившее под землей хотя бы свой скелет, но таких, «хороших» экземпляров на самом деле не так много, и встречаются они очень редко. Поэтому воссоздать тело из праха гораздо удобней, практичней, да и к тому же не на много затратней в плане расхода энергии. Чтобы призвать мертвеца, некроманту достаточно касается любого кусочка земли. Почему так происходит, не выяснил еще точно никто, но по этому поводу есть две правдивые теории. Высокая теория гласит, что вся планета едина, вся её энергия и весь её материал едины, а потому, достаточно иметь контакт с землей, чтобы призвать труп из любой точки планеты. Низкая теория говорит, что причина того, что некромант может вызывать тело где угодно в том, что за годы войн под каждым клочком освоенных территорий праха и трупов накопилось столько, что ни на одно кладбище не хватит. Лично мне высокая теория ближе, хотя может оказаться и так, что обе они справедливы, ведь одно другому не мешает. Итак, после призывания тела, я могу полностью контролировать его, потому что, по сути, оно является моей марионеткой, хотя и без моей воли оно может «жить» самостоятельно, правда интеллект у мертвеца почти как у дерева, так что на проблески разума особо надеяться не приходится. Расход магической энергии зависит от многих факторов. Во-первых – это сколько трупов я хочу вызвать, ну тут прямая зависимость: больше мертвецов, больше магии. Во-вторых, от того, какую стадию разложения я хочу придать телу. Вызвать скелетов – проще всего, по мере возвращения им прежнего облика тратится все больше магии. Поэтому открытие отца чревато еще и большими затратами энергии, но я сейчас работаю над тем, как их уменьшить. Ну и в-третьих, еще многое зависит, от того, кого я хочу вызвать. Поднять из мертвых простого человека – проще простого, а вот пробудить мертвого мага или, проще говоря, лича уже куда сложнее. Во-первых, нужно отдать ему часть энергии, если ты хочешь, чтобы он пустил в ход свою уникальную магию, а не стоял столбом во время боя, а, во-вторых, маги даже после смерти обладают кое-какой защитной аурой и чтобы ее «пробить» нужна, опять же, магия. Сложнее всего вызывать драконов, что получается далеко не всегда. На это требуются титанические усилия и большой запас магии, поэтому не каждый некромант сможет сделать это. Но так как постоянно вызывать определенных людей и существ из подземного мира, когда они тебе нужны, не очень удобно, то еще древние маги смерти придумали отличный способ закреплять контроль над определенными мертвецами за какими-либо вещами. Это называется «привязка», то есть контроль над телом закрепляется за каким-то предметом. При этом ты можешь спокойно отпустить тело обратно в нижний мир и вызвать, когда тебе нужно, так как на самом деле контроль хранится все это время в предмете. Правда на такое зачарование уходит не меньше энергии, чем на сам призыв, но оно того стоит. Так, например, я привязал контроль за четырьмя магами разных стихий вот за этими амулетами.
Я отогнул высокий ворот своей мантии, чтобы продемонстрировать Ришару, который все это время шел рядом и внимательно меня слушал, четыре амулета на моей шее, каждый из которых условно обозначал одну из четырех стихий.
-Так что у меня есть надежные защитники. Правда, использовать их слишком часто я не могу, так как их энергия – это моя энергия, и рано или поздно она истощается. Примечательно, что все свои знания и опыт трупы сохраняют даже после смерти. То есть маги могут использовать все свои заклинания, ну разумеется используя мою энергию.
Ришар понимающе кивнул. Приятно общаться с образованным человеком, для которого твои слова – не пустой звук. Впервые за мой длинный рассказ он меня перебил:
-Только зачем тебе защитники всех четырех стихий? Разве ты сам не маг земли?
-Так то оно так, но все же мой профиль - это смерть и все что с ней связно, это более узкое направление, чем магия земли в целом. А Зенард, которого я закрепил за амулетом земли, был действительно мастером в этой стихии. Так вот, что-то я увлекся… Зомби, который на тебя напал, был «пепельным». То есть контроль над ним был кем-то привязан к маленькому амулету, а саму безделушку бросили посреди леса, по всей видимости. Ну а твой крик, наверное, привлек его. «Привязку» можно разрушить, если маг сделавший ее, уже мертв. Правда при его жизни это тоже можно сделать, но на это уйдет гораздо больше усилий.
-Ясно, значит, ты просто сломал «привязку» и зомби тут же рассыпался, потому что контроль над ним исчез?
-Схватываешь на лету.
Мы подошли к окраине леса. Я замолчал и уставился куда-то вдаль, как будто в трансе, засунув руки в карманы, думал о многом. О том, что произошло за сегодняшнюю ночь, о том, как я чуть было не прибил Ришара, хотя на самом деле он оказался очень понимающим и довольно образованным пареньком, несмотря на свой возраст, думал о его словах насчет совета, о работе отца и о начавшейся войне между Дюруа и Джаритией. Мой новый друг же все это время стоял и, то смотрел на меня, то пытался уловить, куда я устремил свой взгляд. Наконец я прервал установившуюся тишину:
-Ришар, послушай, а это ты серьезно говорил насчет совета?
-Да, на полном серьезе, я могу попытаться, если ты попросишь, у меня там хорошие связи.
-Это было бы неплохо. Знаешь, я просто устал жить в гордом одиночестве, общаясь в основном с трупами. Если бы люди поняли, что меня можно не опасаться, это был бы предел моих мечтаний… да и исследования мои пошли бы гораздо быстрее.
-Хорошо, все сделаю, не думаю, что это будет сложно. Только для начала нужно как-то попасть в Североморск, ведь пока мы тут с тобой стоим, в Дюруа идет война, а мой самолет уничтожен.
Тут меня словно окатило ледяной водой. Я быстро отбросил в сторону все свои думы и начал быстро соображать, анализируя ситуацию. Действительно, пока я тут распинался, война, наверное, была уже в самом разгаре. Нужно было срочно что-то предпринимать, ведь Ришар упал в моем лесу, и если я не помогу ему, может случиться катастрофа. Да и Моловии необходимо поддерживать статус миротворца, особенно после этого договора с северными племенами, а я тут держу у себя Дюруанского дипломата.
-Так, кто говоришь начал войну-то?
-Джарития, они напали без объявления, как говорится: «исподтишка»…
-Хм… тогда нам с тобой по пути, малыш. Идем быстро к убежищу!
Я резко развернулся и рванул, почти бегом, к своему дому, Ришар побежал за мной.
Забежав в убежище, я зашел в лабораторию, взял там несколько препаратов на случай долгой дороги, забрал свой посох, увенчанный грозного вида черепом, и позвал своего слугу:
-Славиан, меня возможно долго не будет дома, поэтому оставляю его на тебя.
-Да, Великий Князь.
Тут я обратился к Ришару:
-Ну, кажется все, вроде ничего не забыл, идем.
Мы вышли на улицу, на небольшую полянку:
-Времени у нас мало, а самый быстрый транспорт здесь только у меня, поэтому полетим вместе. Отойди-ка.
Я воткнул посох в землю и пустил сквозь него поток. Мне не нужно было прилагать много усилий, потому что ОН уже был закреплен за посохом, все что надо было сделать – это призвать ЕГО используя энергию посоха. Да… вот он. Земля вокруг затряслась, по ногам побежала дрожь, раздался гул откуда-то из недр подземелья… И, вдруг, послышался сильный треск и поляна как будто взорвалась, осыпав нас с Ришаром землей. В это же время из «разрыва» в небо взвился с диким ревом дракон. Сначала он сделал круг вокруг нас над лесом, а потом сел обратно на поляну, точнее в небольшое углубление, которое осталось после его бурного призыва. Это был большой желтый дракон, тело которого наполовину уже разложилось. Один его взгляд мог обратить в бегство любого, кто его встретит. Однако, в то же время, он был очень предан мне. Хотя понятие преданности для вызванного тобой же существа – относительное.
-Ух ты!! – Ришар не мог сдержать восторга, - Это настоящий желтый дракон?! Я никогда их еще не встречал в природе, да еще и так близко…
-Да, это Эльзатриас. Мое лучшее творение. Кстати они с Ллорелианом – хорошо ладят. Знал бы ты чего мне стоило вызвать да еще и привязать его к посоху. Я потом неделю встать с кровати не мог, но, опять же, повторюсь, результат того стоил. Эльзатриас отвезет нас в Североморск, но помни, что ты обещал мне помочь с советом.
-Да, да конечно я помню. Ну, так что? Летим?
-Садись.
Мы по очереди залезли на дракона, Ллорелиан сел впереди меня. Резкий взмах огромных крыльев и через мгновенье мы уже поднялись над лесом. Это просто непередаваемое ощущение, когда летишь на таком огромном драконе, который величаво машет крыльями, когда несешься такой скоростью под облаками. Даже мурашки внизу живота.
-«Ты упал со стоном, опаленный высотой» - начал я очень тихо петь любимую песню известной группы «Тария», но, видимо, Ришар услышал меня, и тут в воздухе раздался голос солиста группы и даже музыка этой песни:
«На земле рожденный, снова должен стать землей!»
Я повернулся и посмотрел на своего спутника, он улыбался:
-Я иногда бываю полезным.
-Эти слова, на самом деле, основной закон некромантии… - Немного помолчав, я тоже улыбнулся и спросил его. – А еще какие песни знаешь?
-Да полно всяких…
***
Солнце уже начинало подниматься над равнинами Молвы. Это было поистине прекрасным зрелищем: ночная тьма уходила, и ее заменял солнечный свет. Ночь прошла. Как будто все темные уголки познаны, все тайны разгаданы и больше нет для тебя черных пятен незнания. Свет просвещения пролился на твою голову, и ты понимаешь, что тьма больше не придет, ты достиг своего. Теперь можно радоваться вечному дню и просветлению в своей голове…
 

Лебедь_белая

Девушка
Ночь

Наступила ночь, теплая, светлая. На небе виднелись тысячи звезд разных размеров и цветов.
- Миресан, ты спишь?
- Нет, Сивелера. В такую прекрасную ночь спать невозможно. – Они переглянулись и устремили свои взоры на небо. – Ты видишь, вон там, звезды складывают новый портрет.
- Где? – Сивелера очень удивилась, она никак не ожидала такого поворота событий. – Миресан… Но что это значит? Неужто новая работа?
- Я не знаю, быть может, позже мы поймем.
Буквально 4 года назад, после того, как приемный отец сказал Сивелере, что она не его дочь, у девочки появились странные способности. Она могла понимать язык звезд. Все картины, которые представлялись перед ее взором, находили свое воплощение в жизни. Она видела все, что творится в душе этого человека, видела страх и боль, радость и грусть. Очень часто звезды направляли ее к этому человеку, чтоб она могла помочь или наоборот, чтоб человек помог ей. Но не думайте, кроме людей она видела и животных, которые часто просили о помощи. Душа Сивелеры была настолько чиста и открыта, что она не могла не помочь этим страдальцам. Она в принципе очень любила помогать всем существам, которые встречались ей на пути.
- Миресан, похоже, этот человек нуждается в нашей помощи. Нужно разыскать его, как можно быстрей. Вдруг он в большой беде?
- Сивелера, не торопись, пожалуйста. Ты же знаешь, что это ни к чему хорошему не приведет. Помнишь, что было написано в свитке Потери? «Поспешишь – людей насмешишь». И ты прекрасно знаешь, что в этом случае ты опять попадешь в переделку, а я не хочу, чтобы ты поранилась. Я уже устал тебя лечить! – Улыбнувшись, дракон полетел осматривать местность.
Сивелера осталась одна. Она вглядывалась в очертания молодого человека, пыталась понять состояние его души. Но так и не поняла, что же именно с ним происходит. Парень и радовался и горевал одновременно. Смотря в его пронзительные глаза, она постепенно начала влюбляться в него. Видно, что Единый старался, когда делала такое чудо.
Ее раздумья прервал шелест листьев.
- Поднимается ветер, а Миресана до сих пор нет. – Сивелера очень беспокоилась о своем любимом драконе.
Но спустя пару минут незатейливый дракончик подлетел к своей хозяйке.
- Сивелера, в округе все спокойно, но поднимается ветер, пора искать убежище, конечно если ты не хочешь простыть.
- Да, конечно, давай вон под той елью, думаю, там будет удобно и звезды видно и ветер не будет так сильно бить по нам.
 

Brauny74

Ословед
Экзамены

- Ну, что же, пришла пора сдавать экзамены.

Он открыл свой стол (понятно, что не руками), достал оттуда два листка. Дал мне оба. На одном были задания по математике, на другом - табличка, в которой по горизонтали шли номера вариантов ответов, а по вертикали - номера заданий.
Такие задания сдают все поступающие в крупные технические университеты Архипелага. Жак-Пьер жестом указал мне на ещё один стол, стоящий в глубине комнаты и сказал:
- Это Экзамен Мудрости. Выполнишь правильно 90 заданий из 100 - считай Экзамен сданным. Ну, вернее его математическую часть. Затем ты ответишь мне на такой вопрос: "Зачем я заставил моего ученика Мишеля сдавать именно математику в виде, необходимом инжинеру?". Третью часть - а именно вопрос на смекалку, задам чуть позже.

Я сел за указанный стол и начал пыхтеть над задачами. Первые двадцать я спокойно отрешал за час, затем пошли задачи потруднее. Пока я решал, учитель растопил камин, порылся в книгах, почитал газету, затем начал чтение какого-то донесения из папки. Я закончил через четыре часа и сдал оба листа. Жак-Пьер выбросил лист с заданиями в огонь, а затем достал из стола такой же лист, но заполненный рукой самого учителя. Он внимательно их сравнил, затем бросил оба вслед заданиям и сказал, весело глядя мне в глаза:
- Либо мы оба - нули в математике, либо у тебя 100 из 100. Молодец! Теперь давай ответ.
Я растерялся. Ведь он мне не сказал, что не даст даже времени подумать. Но тут ответ сам всплыл в моей голове. Чёрт, возьми, да он же сам постоянно повторял мне это!
- Сэр, вы заставили меня сдавать математический экзамен, потому, что нельзя всегда полагаться на одну магию, неизвестно, когда в жизни могут пригодиться технические знания. Поэтому же вы и учили меня наиболее гибкому виду магии - традиционной Магии Воздуха, не зацикленной на одном направлении, как Новые Пути. Так?
- Даже более чем, ты прав, Мишель де Теодор де Сантьен! Хорошо, тем ответь мне на такой вопрос - кто утром ходит на четырёх ногах, днём на двух, а вечером на трёх?
Я расхохотался, просто упал со стула. Честно... Ну, это же совсем глупая загадка, на неё ответ знают даже дети!
- Конечно же, это человек!
- Молодец, но только вот скажи мне, почему я задал тебе такую простую загадку?
- Ну... Эм... , - у меня в голове был один ответ, но я очень не хотел его озвучивать. Жак-Пьер сам сказал за меня:
- Потому, что я хочу поскорее покончить с этими скучными допросами и перейти к самой интересной для нас обоих части - Экзамену Магии... И Мишель, запомни на всю жизнь - даже тот, кто старше и могущественнее тебя не более, чем обыкновенный человек. Ладно, показывай, что ты можешь.

Я встал, вышел на середину комнаты, раскинул руки и начал нараспев читать древнуюю молитву Единому, "Литания Вызова". Она на очень древнем варианте старобурголандского, что она означает - не может понять никто, просто её чисто механически запомнили:
- Starship Station One! Station One! Need help, need help. Please answer, energy is near to out, near to out, please answer...
Молитва длинная. Один специалист по лингвистике попробовал перевести эту молитву. Он сказал, что по всей видимости идёт возвание к Единому ("One"), потом просьба о его помощи, а потом у него требуется нечто, а что - непонятно, что-то связанное с кораблём и какой-то территорией. Он предположил, что так моряки, которые после Потери осваивали Архипелаг, просили благословения у Единого, чтобы шторм обходил их стороной.

Когда молитва закончилась, я резко свёл руки. Раздался мой голос, читающий молитву, многократно усиленный и разнёсшийся на весь замок. То-то шуму я наделал... Меня научил этой хитрости один наш посол, Маг Звука, кажется, Ришар. Он почти сразу после нападения Джаритии улетел в Моловию. Хороший парень, а ещё отличный маг.

Жак-Пьер захлопал в ладоши, как только молитва завершилась. Но как только он перестал, его лицо стало серъёзнее, он сунул мне в руки папку, которую читал, когда я решал задачи и сказал:
- Штудируй, это твоё первое НАСТОЯЩЕЕ задание.
 

Лебедь_белая

Девушка
Эта ночь для Сивелеры была очень долгой. Миресан уснул почти сразу, а она опять загнала свои мысли в глубокий тупик. Так случалось часто. Каждый раз, как только она задавалась одним и тем же вопросом сердце разрывалось на пополам, мысли бежали в сторону оставляя одну единственную: «Все ли правильно? Правильно ли я поступила?..»
И эта ночь не отличалась от других ничем, смотря на звезды, общаясь с ними, она прокручивала тысячи и миллионы эпизодов своей жизни. Откуда она? Кто ее родные и близкие? Почему судьба не дает ей жить спокойно? Одни почему, но на них она не могла найти ответы.
Звезды открывали ей всё: прошлое, настоящее, будущее, они открывали все дороги в души и судьбы людей, всех, кроме одного. Ее судьба была покрыта мраком, небесные светила не открывали завесу.
Каждый из Астромагов знает, что на небе каждая звезда приходится на определенного человека. Она прячет в себе всю его судьбу, и когда человек умирает - она затухает, а на ее месте появляется новая. На свете ничто просто так не появляется и не исчезает в никуда. Умер один, и, тут же, родился другой. У каждой звезды есть имя. Звезду Сивелеры называют Аргунемонтия, что переводится как «всевидящая». Сегодня девушка пыталась снова открыть свою небесную спутницу, но ей это так и не удалось, и она переключилась на звезды людей, с которыми ее связала судьба.
- Вон Антурисум, звезда «счастья». Ну-ка посмотрим, что там случилось у Андреа за последнюю неделю. Давно я уже его не навещала. – Сивелера увидела, как хозяин Антурисума знакомится с девушкой, ее лицо приобрело умиленный вид, как будто она увидела первые шаги своего ребенка, ей было смешно наблюдать за их первыми ссорами, потому, что причины были глупые и только раззадоривали их чувства. – Оооу, нет, этот момент мы пропустим, первое правило Мага Звезд: «Не подглядывай за интимной жизнью подопечного». Я очень рада, что у него все хорошо. Надо будет как-нибудь послать ему весточку о себе, все-таки я обещала. - Сивелера улыбнулась про себя и все-таки решила уснуть.
Не успела она сомкнуть глаза, как настало утро. Миресан со своей хозяйкой были по натуре совами, поэтому проспали, как обычно до обеда пропустив самое интересное, а именно пробуждение леса.
Это так прекрасно, когда яркое солнце поднимается над деревьями и просыпается весь лесной народ, сначала птицы, а за ними звери. Заливные голосов птиц – самое чудесное, что можно услышать в каждом лесу. Сивелера очень любила, когда разные птицы пели одну песню, как каждая новая придавала мелодии свой окрас, свою интонацию как все это сливалось воедино. Счастье окутывает девушку в этот момент, теплота охватывает и сердце, и душу, в этот момент она сама как птица. Летает где-то там, в космосе, наблюдает за всем происходящим и только в такие моменты она забывает обо всем, за исключением любви… Да, любовь это самое ужасное, что когда-либо приключилось с ней. Она растерзала ее душу и заставила забыть все.
 

Лебедь_белая

Девушка
Сивелера проснулась раньше своего любимого дракоши. Она любила наблюдать за его сном. Ночью, смотря на звезды, она увидела огромного дракона со спутниками, летящих на восток. Она успела понять, какие звезды принадлежат им, и прочитала, что один из них – некромант, который продолжает дело своего отца, а второй человек – Дюруанский маг воздуха, прилетевший в Моловию с дипломатической миссией. А дракон оказался мертвы, потому что как не старалась девушка, его звезды она не нашла. Еще около часа Миресан мирно спал, на его мордочке читалось спокойствие и умиротворение. Сивелера была счастлива, что у нее есть такой верный друг. Она очень боялась его потерять, так как нет на свете более близкого существа, чем он. У нее вообще кроме него никого не осталось.
- Наконец-то! Наконец-то ты проснулся. – Улыбаясь, произнесла Сивелера. – Ну, ты и соня, я и то меньше тебя сегодня спала. Как ты так умудряешься?
- Просто ты еще не понимаешь, как важен сон для дракона – высунув язык, сказал Миресан. Он любил дразнить свою хозяйку. - Если дракон не выспался, он не может долго прибывать в бодром состоянии, а, следовательно, в следующий раз ему понадобится больше времени, чтобы восстановить силы.
- Бла, бла, бла, бла. – произнесла Сивелера, передразнивая своего дракошу. – Ты нескончаемая зануда.
- Какого вырастила – в ответ съязвил Миресан.
- Но я все равно тебя люблю. – Сивелера прижала к себе дракона.
- Сив, отбрось все свои телячьи нежности, нам пора двигаться дальше и искать себе место для дома.
- Нудный ты сегодня какой-то. А я видела ночью дракона. Мертвого! – лицо астромага скривилось. – Его хозяин некромант, он обитает в этом же лесу, так что мы тут будем не одни.
Глаза Сивелеры заблестели искорками огня.
- Сив, не смей влюбляться, ты ведь знаешь, чем это закончится. Или ты уже забыла? – дракон нахмурился, а Сивелера погрузилась в печаль.
На острове Дюруа юный астромаг познакомилась с юношей, который был ее возраста, красивый и обаятельный, он сразил ее. Она полюбила его всем сердцем. День изо дня, она дарила ему свое сердце и душу, отдавала всю себя. Но однажды она узнала его истинную сущность. Парень был маг огня и всей душой ненавидел магов воздуха. Он пользовался ею, чтобы позже, когда окончательно вотрется в ее доверие, убить ее, причем так, чтобы она мучилась на протяжении многих дней.
Сивелера не хотела верить тому, что она услышала совершенно случайно. Но со временем она стала замечать то, что раньше не хотела видеть: его холодность, жестокость. Чтобы спасти себя и своего дракона, Сивелера бежала, и всю дорогу, в страхе того, что он найдет их, следила за ним по его звезде. Когда она добралась до Бурголандии страх не прошел. Еще два года в сердце парня пылал огонь, который пугал Сивелеру до полусмерти. Но все же парень остыл, а значит астромагу с драконом ничего не угрожало. Но осадок остался, сердце было разбито, а в душе томилась грусть и горечь предательства.
 

Ponchik

Ословед
-Остановите перед воротами! – Кох повернулся ко мне. – Скоро уже приедем, не подумал, что скажешь отцу?
-Он меня вызывает, ему что-то нужно, не мне. – Я отвернулся от Коха и закрыл глаза. Кох за моей спиной что-то пробурчал, послышался шелест раскрываемой газеты, и всё затихло, остался лишь скрип колёс, да мерное постукивание копыт. Сегодня поздней ночью мы прибыли в Лиденброк, где наняли экипаж до Диттелбрюна – маленькой деревушке, в которой и была расположена усадьба моего отца.
___Отец…Ни разу за девять лет он мне так и не написал, Коха он присылал лишь для того, чтобы удостовериться в том, что я всё ещё в Академии. Он никогда не верил в меня, не верит и теперь.
-Приехали, ваше благородие! – Карета плавно остановилась, задремавший было, Кох резко встрепенулся и кинулся выгружать наш багаж.
-Андрэас! Мне одному это не дотащить! – Кох вытаскивал так полностью и недопитый нами ящик с вином.
-Сейчас, секунду. – Я вылез из кареты и стал помогать Коху с багажом. Взяв ящик в одну, а свой чемодан в другую руку, я пошёл к воротам особняка, оставив «няньку» платить извозчику.
___Ничего не изменилось здесь за девять лет: каменная ограда, поросшая плющом, старенькие железные ворота. Всё лишь слегка постарело, неуловимо изменилось: ворота проржавели в некоторых местах, часть штукатурки сошла с ограды, да и плющ почти весь умер. Я медленно прошёл через ворота и короткую аллею, ведущую к особняку. Когда то аллея была засажена кустами роз, во время цветения наполнявших всю усадьбу приятным сладковатым ароматом. После того, как матери не стало, все как то забыли о них, перестали поливать и ухаживать за ними, или они сами зачахли, теперь уже никто не вспомнит. Теперь вдоль аллеи стояли лишь голые скамейки, да редкие деревья. Не задерживаясь, я шёл к дверям особняка.
-Эй! Андрэас! Не спеши ты так! Несёшься так, будто от Последнего вала убегаешь. – Сильно запыхавшийся Кох догнал меня у входа в особняк.
-А тут почти ничего не изменилось, дружище. – Я, не отрываясь, смотрел на дверь.
-Твой отец тоже не изменился, если ты это хотел спросить, поэтому лучше не заставлять его ждать. – Кох открыл дверь и первым вошёл внутрь, я медленно последовал за ним. – Не удивляйся, что сейчас тут никого нет, дайка это сюда! – Я протянул Коху чемодан, он с укоризной посмотрел на меня и выхватил ящик с вином. – Просто твой отец уволил больше половины прислуги, а у остальных сегодня свободный день. – Кох поставил вино в неприметную каморку рядом со шкафом. – На чёрный день… - Уклончиво ответил он на мой немой вопрос. – Вы идите к отцу, а я пока ваши вещи разберу.
___Я молча посмотрел вслед удаляющемуся с моим чемоданом Коху.
-Ну…Двум смертям не бывать!.. – Я стал медленно подниматься на второй этаж, в кабинет отца. Я начал в уме считать ступеньки, стараясь делать один шаг в секунду, стараясь подольше растянуть подъём. На сороковой ступеньке лестница кончилась, она всегда там кончалась, я помнил ещё с детства то отчаяние, которое она мне всегда приносила. Кабинет отца находился в конце коридора, начинавшегося от лестницы, коридора длиной двадцать шесть секунд. Каждый шаг отдавался гулкой болью в висках, на лбу выступил холодный пот. Вот и дверь, внутри всё похолодело, я вновь почувствовал себя малолетним мальчишкой, которого сейчас будут наказывать за его шалости.
-Кто там пришёл? Нечего стоять под дверью! Заходите или проваливайте к чертям! – Эта способность отца чувствовать, что кто-то стоит за дверью, всегда пугала меня. Я медленно открыл дверь.
-Здравствуй, отец.
-Ну здравствуй, сын. Ты опоздал, как всегда. Даже не собираюсь выслушивать твоих оправданий. – Я стоял в довольно большой, хорошо освещённой комнате, обставленной старинной мебелью, передо мной стоял письменный стол из пурпурного дерева – предмет зависть всех окрестных барончиков, за столом сидел седой человек и что-то писал. Казалось, мой приход ничего для него не значил.
-У меня их и нет. – Человек за столом первый раз оторвался от бумаги и посмотрел на меня. У человека были большие пышные усы, один взгляд на которые говорил о том, что за ними давно и тщательно ухаживают, человек был почти лысым – только по краям головы остались редкие волосы, на середине отсутствовавшие вовсе. – А ты никак не изменился, отец. Всё просишь оправданий.
-А вот ты изменился. – Человек за столом отложил ручку. – Больше мне их не даёшь.
-Ты же меня позвал не просто так. Сомневаюсь, что только из-за того, что соскучился, иначе бы хоть раз приехал в Академию.
-А я и не говорил, что соскучился. А причины не приезжать у меня были и достаточно веские. Присаживайся. – Отец указал на стул, стоящий напротив его письменного стола. Я молча сел предложенное место.
-Так что тебе от меня надо?
-Вот, возьми. – Отец положил листок, на котором только что писал, в конверт, запечатал его личной печатью и передал мне. – Бери - бери, не взорвётся. – Отец холодно улыбнулся.
-Если тебе нужно отправить куда-то письмо – воспользуйся почтой. – Я сидел, скрестив руки на груди.
-Во-первых, не куда-то, а командэру Западного флота, адмиралу Ёзэфу Зильберману. А во-вторых, младший лейтенант, это приказ. – Отец пододвинул конверт ближе ко мне. Я молча смотрел на него, неужели лишь из-за этого ему пришлось потратить столько времени!?
-Скажи хоть, что там?
-Там прошение о зачислении тебя во флот. – Отец, не отрываясь, смотрел мне в глаза.
-Я, конечно, благодарен, отец, но…
-Что «но»? – Его взгляд пронзал меня насквозь. – Ты ведь наверняка знаешь о начале войны Джаритии и Дюруа? Так вот, наш пресветлый Совет кардиналов решил, что это прекрасный способ для…расширения сферы влияния. – Его взгляд не просто прожигал, он уничтожал. – И это прекрасный способ отличиться, так что вот письмо, вот дверь. Бери и иди. – Отец взял новый листок бумаги и начал что-то писать, всем своим видом показывая полную безразличность ко мне.
-А если я не возьму? – Казалось, свободное пространство к комнате мгновенно уменьшилось в сотни раз, оставляя нас с отцом один на один отделёнными от остального мира. Мне это жутко не понравилось.
-Будь спокоен, у меня найдутся способы тебя убедить, ты знаешь. – Отец, не переставая, что-то писал. Внутри меня всё похолодело. Последние его слова были сказаны с такой холодной решимостью в голосе, что меня невольно замутило, я почувствовал страшную тягу выпрыгнуть из окна и бежать, бежать, пока не кончится материк, и не начнётся Великий океан.
-Ну хорошо. – Я трясущейся рукой схватил конверт. – Я сделаю, как ты просишь, но при одном условии: ты больше никогда, никогда, слышишь!? Никогда не будишь разговаривать со мной в этом кабинете! – В комнате повисла тишина, было слышно малейшее колыхание листьев за окном.
-Хорошо. – Ответил отец, не поднимая головы. – А теперь прощай, у меня много работы.
-Прощай. – Я встал, стиснув конверт в руке, и чеканным шагом вышел из кабинета. Как я оказался опять в Диттелбрюне и нанял экипаж до Гейтшейма, западной столицы Бурголандии и базы Западного флота, я не помню, но факт в том, что по-настоящему я пришёл в себя лишь через три часа после отъезда, оставалось ехать чуть меньше суток.
 

III4y4yHgpaIII

Ословед
Отрывок четвертый: В небе

Наконец, когда мой питомец успокоился, я смог лечь поудобней и вздремнуть часов эдак на четырнадцать. Вообще, спать я не очень хотел, но чем еще заниматься на дирижабле?
Проснулся я от того, что Аррьёр начал эдак ненавязчиво намекать на то, что он голоден, покусывая меня за пятку. Жутко неприятно так просыпаться. Я пробормотал что-то вроде: «Сейчас, сейчас, поищу тебе покушать», отпихнул надоедливую скотинку и сунул ноги в сапоги. Я вылез из каюты, а дракон полетел за мной.
На палубе никого не было, кроме здоровяка-бородача, без сомнения, Мага Земли (они все здоровые и бородатые). На поручне рядом с ним висел небольшой ручной дракон теплых осенних тонов. Что только эти генетики не придумают… Уже драконов перекрашивать навострились!
Бородач тем временем развернулся и протянул свою лапищу:
- Здорово! Я Роберт! Который Асприн!
- Здравствуйте! Я Джек Годичи. Который почти подмастерье!
- Но который сейчас инстигатор, - Асприн расплылся в довольной улыбке, - Знаешь, может, сразу на «ты» перейдем? Не люблю я эти всякие глупые церемонии.
- Хорошо, Роберт…
Признаться, я слегка оробел. Не каждый день такого мужика встретишь. Такого большого, бородатого и коммуникабельного.
- Что, тоже драконовод?
- Со вчерашнего дня… Слушай, ты не знаешь, что он кушает?
- Сейчас узнаю! – Роберт порылся в одном из своих бездонных карманов и выудил оттуда… леденец, засохшую сардельку и несъедобного вида печеньку. Еще в его руке оказался четвертак, но сразу же исчез в другом бездонном кармане. Правой рукой Асприн снял с моего плеча дракона. Тот, бедняга, даже не сопротивлялся.
Роберт тыкнул Аррьёра мордой в ладонь левой руки: «На, ешь!». Дракоша пытался избежать этой суровой пытки, но через минуту смирился, еще раз взглянул на предложенные «блюда» и, вздохнув, проглотил крекер.
- Странно… А еще - любопытно… Но больше - странно!
- Что странно и любопытно?
- Мои крекеры еще никому не понравились!
- Ты думаешь, они ему понравились? По-моему, Аррьёру просто всё остальное не понравилось еще больше…
- Э, нет! Драконы довольно падки на леденцы, а он тут взял и предпочел им крекеры! Ха, я всегда знал, что смогу приготовить что-нибудь съедобное, если не для людей, то для драконов точно!.. – Роберт, явно восхищенный собой, приосанился и радостно тряхнул головой, - Слушай, что я придумал! У тебя явно с финансами туго, а дракона кормить чем-то надо! Давай я тебя почти избавлю от этой строки расходов! Купи у меня всю партию крекеров! Почти задарма! За двадцать крон! У меня багажом запасу на три месяца, да еще в Статбурге на год! Подумай, за двадцать крон пять сезонов сытно кормить дракона, пятнадцать месяцев! – Асприн одновременно и радостно, и выжидательно посмотрел на меня.
Я не стал разубеждать его насчет моей бедности, но и не отказался от столь заманчивого предложения.
- Замечательно! Пошли пивка тяпнем, у меня деньги появились!
- Я не пью и, вообще, за здоровый образ жизни…
- Ну вот! Пиво по-твоему не здорово что ли? По-моему, очень даже здорово! Пошли-пошли-пошли!
Вот что за человек, только познакомился, уже пива тяпать зовет.
- Не, я лучше просто перекушу…
- У них тут после Демера замечательная рыба! Мы как раз два часа назад там стояли, так что их замечательная рыба еще свежая и замечательная! Тьфу, заговариваюсь, дурак старый… Ну да не важно, пошли!
- Ладно, ладно, успокойся, уговорил! Но спаивать себя все равно не дам!
Асприн бодрой походкой направился в конец дирижабля. Я поспешил за ним, Аррьёр – за мной, а безымянный дракон Роберта – за Аррьёром.
- Слушай, а как твоего-то дракона зовут?
- Гвидо. У меня еще есть Нунцио, но он дом сторожит. Они братья, кстати.
- А как ты перекрасил Гвидо?
- Ну, перекрашивал, по большому счету, далеко не только я. Этим еще мой прапрадед занимался, перепробовал все – от скрещиваний с желтыми драконами до алхимических зелий. Вроде, со скрещиванием что-то получилось, да и зелья даром не пропали… Потом еще через пятьдесят лет разобрались, как сделать с помощью магии из второстепенного признака доминантный, ну и так далее. Всего за несколько драконьих поколений наш род вывел новую окраску синих драконов и останавливаться не собирается… Уже, кстати, идут споры насчет смены названия синего дракона. По-моему, лучше выделить отдельный вид, пусть он и видом, по большому счету, являться не будет. Дракон домашний, к примеру… Звучит же! Ну, вот, закрыто! Как всегда!
Роберт повернулся спиной к дверям и поударял их ногой:
- Сова, открывай, медведь пришел!
- Сдурел совсем, Роберт? – В оконце двери показалась чья-то рожа в очках, - подожди чуть-чуть, приберемся хоть! И вообще, нечего тут пугать мирных поваров! – рожа исчезла, но через некоторое время заскребел замок и камбуз открылся.
- Это они всегда такие, побрюзжат, побрюзжат и пустят. Я тут свой!
- Смотри, как бы тебе тряпку половую в рот не засунули. Всем будет смешно, а тебе не очень.
Очкастая рожа окликнула Роберта:
- Ну что, ранние птахи, чего кушать будете?
- Мне - пива и сарделек! Ему – рыбы и чая! Или все-таки пива?
- Чаем обойдусь…
Асприн опять проявил инициативу и, пройдя к столику в дальнем углу, довольно бухнулся на сиденье. Я скромно примостился с другой стороны.
- Знакомый? – я кивнул в сторону кулинара.
- Да я постоянно этим рейсом летаю, со всеми перезнакомился, всем надоел. – Роберт довольно хмыкнул.
- Порассказывай что-нибудь, а?
Ох, зачем я это сказал!
- Обожаю что-нибудь порассказывать. Давай про себя расскажу? Ну, значит, родился в голодные шестидесятые в небольшом таком поселке, живописном очень. Все намыливаюсь туда сгонять, в родные места, да времени нету… - принесли еду, а Роберт все рассказывал, махая руками как мельница, дабы я лучше мог проникнуться его рассказом – Потом отправился с город, на мага учиться. В Трист. – потихоньку еда съедалась, пиво и чай выпивались, за иллюминатором смеркалось, а Асприн только дошел до знакомства с женой, - Вот так и встретил свою милую мегеру… - пришлось заказать еще и ужин, снова хотелось есть.
Наконец-то Асприн, абсолютно довольный своим рассказом, остановился:
- Ну что, по каютам и отбой? А то засиделись что-то, я даже не заметил, как время пролетело…
Я облегченно вздохнул и попинал давно уже задремавшего Аррьёра. Завидую ему, он хотя бы выспался. В следующий раз предложу Асприну рассказать про что-нибудь более интересное.

На следующий день я опять решил послушать Асприна – хоть тема автобиографии была не очень удачной, но все равно было видно, что он рассказывать все-таки умеет. Тем более, распинаться на десять часов ему не удастся – в три часа пополудни дирижабль прибывал в Статбург.
- Слушай, Роберт, расскажи про разведение драконов, советов там дай, а? А то в брошюрках, чую, больше жизнерадостного бреда для домохозяек, чем действительно важной и полезной информации…
- У дюруанцев даже такая поговорка есть – редактору совсем не обязательно разбираться в том, про что пишет его газета. С брошюрками та же история – они пишутся теми, кто ни черта не разбирается в каком-нибудь вопросе, для тех, кто ни черта не разбирается в том же вопросе. В этих брошюрках всегда много воды и мало информации – а та информация, что и есть, зачастую ложная... Ну да ладно, не буду про это распинаться, мысль ты понял.
Первым делом найди такое жилье, где была бы отдельная комната для дракона – никакому дракону не нравится сидеть в клетке. Вообще, поменьше ограничивай Аррьёра в пространстве, а то захандрит… На поводок тоже не сади. Но спуску не давай – ежели где нагадит, и в прямом, и переносном смыслах, карай без пощады… У меня здорово срабатывали крекеры на завтрак, но с твоим такой трюк не пройдет, придумай сам какое-нибудь наказание, только не травмирующее психику дракона. Не бей его, не запирай, а то возненавидит тебя пуще крекеров. Ах да, он же их у тебя любит. Ну да ладно. Поменьше сладкого ему скармливай, лучше всего только по праздникам. Черт, он же не любит у тебя сладкое… Значит, в наказание корми его леденцами! А вообще, чего советы-то давать? У каждого свой дракон, свои методы. А так из всех книг по разведению этих чертовски забавных питомцев советую почитать Сиреневый Драконий Талмуд… Очень полезная вещь, написанная несколькими талантливейшими драконоводами… В том числе, и моим прапрадедом!
- А почему Сиреневый?
- Он очень полезный, но оригинал Драконьего Талмуда был написан на латыни. Вот его и набросились переводить все, кому не лень. Поначалу очень курьезные переводы получались, но с каждым разом – все лучше и лучше. Идеальный перевод был достигнут в Сиреневом Драконьем Талмуде – девятом по счету. А Сиреневый – потому что Талмуды выпускались каждый в переплете разного цвета. Вот их любители и нарекли каждый из них по цветам – Белый, Красный, Фиолетовый, Синий… хм… Желтый вроде бы, потом Оранжевый, Зеленый, Коричневый и, вот, девятый, Сиреневый. После него был еще Черный, но его сразу камнями закидали, такой удачный получился Сиреневый перевод. С тех пор больше и не переводят.
- Спасибо, что просветил. Ладно, пора собираться, скоро Статбург!
Через десять минут мы опять были на палубе, вдыхая воздух солнечного летнего дня. Вдали уже был виден Статбург.
- А ты где живешь-то?
Вместо ответа Асприн порылся в кармане и выудил оттуда записную книжку и обгрызанный карандаш:
- Подумать только - карандаш такая маленькая вещь, но такая полезная! Лучшее изобретение человечества после пива и сарделек! – Асприн почиркался в книжке, выдернул листочек и протянул мне, - Вот здесь я обычно и обитаю.
- Земляной Вал Три… Тебе подходит.
Роберт улыбнулся:
- Ага. Кроме того, там сухо и виден весь город.
- А таверну зачем?
- Если меня нет дома, я в таверне. Если меня и в таверне нет, то ты меня не найдешь в любом случае!
Дирижабль начал снижаться и плавно опустился к платформе. Подвели трап и пассажиры спустились вниз.
- Ну, вот мы и в Статбурге, в Городе Магов, как его еще называют! Ни одного простого человека, все, кого ни ткни, Маги! Не считая, конечно, самых простых служащих на тщательно охраняемом вокзале. Разве это не прекрасно? Тут даже дворники – маги! Ладно, я домой поскакал, перед своей мегерой похвастаюсь! Ах да, чуть не забыл, обязательно купи карту города, а то заплутаешь.
Асприн умчался, а я пошел искать газетный ларек.
Долго искать не пришлось, и, вооружившись картой, я вышел из здания вокзала.
 

Лебедь_белая

Девушка
Новое знакомство

- Ну не обижайся Сив! – жалостливо сказал дракон.
-Ладно, давай разделимся и поищем место для дома…
-Как скажешь. – Дракон понимал, что его хозяйке нужно побыть одной, хотя ему и не хотелось отходить от нее ни на шаг.
Сивелера и Миресан разделились. Дракон полетел на запад, а Сивелера медленно пошла на юг.
Ну вот, зачем он мне напомнил про него. Не надо было, опять больно…Какая же я была наивная, маленькая и глупая девочка. Хотя, это скорей такая судьба. Ладно, уже не важно, что было то прошло.
Сивелера шла, напевая ее любимую песню. Любовь сама всегда выбирает свой путь…Ее ничто не заставит куда-то свернуть…Она приходит всегда, даже если ее не ждут…И меняет историю за какие-то пару минут…Ее мотивы и поступки понять не дано…Ей все разрешено, с ней небо за одно…И даже Бог ей поверил и создал для двух юных влюбленных сердец новый счастливый финал.
Хм, я что-то совсем забыла про тренировки, непорядок. Я уже 2 недели не бралась за мечи.
Сивелера увидела неподалеку от себя крепкий дуб и ловким движение рук вытащила свои любимые мечи. Раскручивая их на бегу, она пронзила самую нижнюю ветку крестовым приемом. Легкий хруст дерева и звон метала, эхом разнеслись по лесу. Так как она была очень разъярена, ей ничего не стоило из могущественного дуба сделать дрова, благо мечи позволяли.
Уфффф, ну я думаю, с бедного дерева хватит, что-то я сильно разошлась, зато мне стало легче. Надо продолжать поиски.
Сивелера продвинулась вглубь леса, но по дороге ей так и не попалось достойное место. То слишком мало света, то слишком много. А еще ее не устраивали некоторые деревья, ей хотелось, чтоб рядом с домом росла статная ель. Ох уж эти женщины, никогда им не угодишь. Сив опять о чем-то задумалась и не заметила, как налетела на юношу, который тоже о чем-то думал. От испуга она резко отскочила и вытащила мечи.
-Эм, не надо меня резать, я белый, мягкий и пушистый. – Испуганно произнес парень.
-Кто ты такой и откуда взялся? – Сивелера смотрела на парня исподлобья и не сводила с него глаз.
-Меня зовут Тосмент, я живу в деревне неподалеку от этого райского уголка. А тебя как зовут? – Лучезарная улыбка молодого человека немного успокоила Сив, и она запустила мечи в ножны.
- А меня зовут Сивелера. – она тоже улыбнулась Тосмену и протянула руку. – Приятно познакомиться.
- Откуда ты тут взялась? Сколько не гуляю тут, никогда не встречал людей. Жители деревни не любят этот лес. Утверждают, что тут живет некромант.
- Я совсем недавно тут, мы приплыли сюда из Бурголандии. Хотим тут обосноваться, время пришло, пора уже успокоиться.
- Мы? – голос Тосмена стал немного огорченным. Сивелера заметила это и расхохоталась
- Хаха, мы – это я и мой дракон Миресан. – юный астромаг кокетливо улыбнулась своему новому знакомому.
- У тебя есть дракон? Настоящий?
- Да, у меня синий дракон. Новая разновидность. Произошла какая-то мутация и мой дракон родился с небольшими изменениями.
- Хм, он что у тебя огромный? – парень был немного удивлен.
- Нееет, что ты. Он просто умеет лечить и разговаривать.
- Да ну ты брось, такого быть не может. – Тосмен удивился еще больше.
- Да почему же, может. Кстати, он должен скоро быть здесь. Мы с ним разделились, чтоб найти подходящее место для постройки дома.
- Дом в лесу? Ты ненормальная?
- Я? С чего ты взял? – Сив насупилась. – Ничего подобного. Просто я люблю лес и от всей души ненавижу цивилизацию. В нынешнее время народ сильно испорченный.
- Прости, я не хотел тебя обидеть или оскорбить. Просто меня считают в деревне ненормальным, я провожу в лесу весь день, а в деревню прихожу только, чтоб родители не беспокоились о моем местоположении. Они у меня старомодные, считают, что до тех пор, пока я не найду себе невесту. Я не смогу уйти из их дома. Глупость полнейшая и меня это раздражает.
Сивелера и Тос присели возле ели и, смотря друг на друга, продолжали разговаривать. Как-то странно, но Сив чувствовала, что она может говорить с этим человеком на любые темы, ведь у них столько общего. Но их разговор продолжался недолго. На горизонте появился ее любимый дракон, и еще не долетев до хозяйки начал кричать:
- Сив! Сив! Я нашел! Нашел то, что надо. Там огромная поляна рядом, а вокруг нее ели, много елей! – запыхаясь, дракон подлетел к Сивелере.
- Успокойся и отдышись, ты что-то сильно разбуянился. – улыбаясь сказала девушка.
- Ты только себе представь, из всех елей там есть та, о которой ты мечтала, а за ней есть небольшое место для дома. Как раз хватит места для постройки и на огород еще останется. А это кто? – дракон увидел, что его внимательно разглядывает какой-то парень, он был в недоумении, откуда он вообще взялся.
- А это мой новый знакомый. Тосмен…
 
По краешку сознания II

Что же мне остается? Только идти по этой тропинке, которая кончается здесь, у бывшего стола, а сейчас куста, выросшего посреди булыжников, и которая приведёт к избушке на драконьих ножках, как писалось в рассказах о смелом Ласкапе, а там меня и встретит этот маг. Делать нечего – иду.
_______Примерно через полчаса бесцельных скитаний по лесной чаще, я всё-таки выбрался к маленькому озеру, за которым начиналось широкое, уходящее в горизонт поле. А там, на горизонте, едва различимо виднелись деревенские дома. Я неописуемо обрадовался этому. Так как за эти пол часа я успел: проголодаться, порвать одежду, местами ободрать кожу, потерять тапок (ведь из дома меня перенесло прямо в них, а бредя по лесу я пару раз угодил в болото), устать от беготни, от непонятных головоломок.
_______Тут я заметил молодого человека, сидящего на камне, на другом берегу озера. Он тоже заметил меня, но всем своим видом выразил безразличие. Одет он был на удивление, не по-деревенски, хотя от сюда было трудно разглядеть во что именно. Я решил, что деревня подождёт, а с этим парнем стоит поговорить, разузнать как обстоят дела. Ведь наверняка деревню мучают постоянные набеги волков, или что-нибудь подобное, так всегда бывает во время Астральных Атак.
_______Подойдя ближе стало ясно, что одежда эта - униформа Североморской школы магии, в которой я учился. Парень повернул голову.
- Илим? Вот и ты наконец...
_______Я слегка опешил. Это был Сашка - мой сосед, мой одноклассник. Несмотря на это, мы с ним не дружили особо - он осуждал меня за изучение магии Астрала.
- А что ты тут делаешь? - спросил я его - Хотя ясно всё. АА сгенерировала твой образ в моём подсознании, как образ знакомого и похожего на меня человека.
- Астральная Атака что-ли? Вряд-ли. По-моему это всё - массовая территориальная телепортация с интервальным промежутком в два дня.
- Не понял - признался я
- Что тут не понятного? Недели две назад в этот лес, на ту же тропинку, попал Жан Иванский. Правда, тогда тропинки ещё не было, её учитель Зарецкий "прорубил"...
- И Зарецкий тут был? - переспросил я. Действительно шли слухи, что наш учитель пропал без вести недели две назад, но я так был увлечён предстоящими экзаменами что особо и не интересовался этим.
- Слушай дальше. Так вот, Жан Иванский живёт на конце нашей улицы и попал он сюда две недели назад. Поплутал по лесу, сходил в ту деревню - Саня махнул рукой на горизонт - вернулся на это место. Через два дня сюда попал наш учитель Зарецкий. Ну, как истинный преподаватель ВЭС*, сделал с помощью магии обзор местности и "пробурил" к деревне тропинку, у озера встретился с Жаном. Дальше - интереснее. Они обнаружили, что эту деревню давным-давно сожгли северные племена, соответственно сейчас там одни руины...
_______У меня сжалось сердце. "...Придут в реальность воспоминания..."
- Я хочу туда сходить. - перебил я Саню
- Да стой ты! Нет там ничего! Ты уже восьмой и каждый туда ходил - одни руины.
- С чего ты вообще взял что я тебе поверю? Ты же всего лишь образ в моём подсознании
- Ну, не хочешь - не верь, тоже умрёшь
- Что значит тоже?
- То и значит - все кто сюда попал умирали по разным причинам. И Жан, и Зарецкий, и Павел... все с нашей улицы.
_______Всё это казалось мне нереальным, сказочным, и тем сильнее мне хотелось поверить в то, что всё это - лишь привычная мне, как по специальности Астральная Атака. Меня осенило.
- Так телепортации же не существует?! - с надеждой в голосе воскликнул я
- Чушь, просто в неё никто не верит. А на самом деле, она ещё более реальна чем, скажем, огненный шар. Это мне Фёдор Алексеевич сказал... Он тоже.
- Да не может быть! Что за мистика? Как люди сами могут умирать?
- А они не сами, Павел например, отравился, но меня тогда ещё здесь не было. Под Фёдором Алексеевичем обвалился вон тот берег, прям у меня на глазах! На Зарецкого напали варварское кочевое племя. И мы...
- Знаешь, это всё моё, родное. Я здесь родился и вырос
_______Саня посмотрел на меня выпученными глазами.
- Да, так что уже поверь, я найду что-нибудь нужно в деревне.
_______Мы замолчали, я немного подождал и поднялся с берега. Солнце сходило с зенита. Скоро стемнеет. Ничего, успею. Вскоре, меня догнал Сашка, под предлогом "всё равно делать нечего". По дороге я рассказал ему притчу, что вся наша реальность - это всего лишь продуманная Астральная Атака на какого-то человека, поэтому в жизни ничего не происходит случайно, но рано или поздно мы выйдем из этой атаки. Он пытался оспорить, откуда, мол взялся этот человек, что вокруг него, и кто послал на него эту Атаку. Я не возражал, это всего лишь притча. Так мы добрались до деревни. Вид был ужасным, ветер развеял дым, но тяжёлое ощущение смерти так и осталось здесь. От домов остались одни обугленные стены, некоторые покосились, от некоторых вообще ничего не осталось. Я молча бродил по деревне, эта была не моя. Сколько их? Ограбленных, уничтоженных, сожжёных посёлков. Сколько убитых, измученных? Сколько ещё погибнет? Уничтожать этих варваров надо, целыми городами, нациями. Сжигать. Пару сотен магов, чтобы наверняка, чтобы до последней капли. Они не люди - они ещё звери, и методы с ними должны быть соответствующие. С такими мыслями я с Саньком подошёл к площади.
- А вот этого я не видел - удивлённо сказал он
- Чего? - не понял я
_______Он указал рукой позади меня. Я обернулся. Это была площадь, насколько их можно называть площадями в деревнях. Прямо посередине стоял храм Единому, окружённая сгоревшими хижинами. Перед ним был врыт в землю каменный столб исписанный весь красными каракулями. Всё бы ничего, только храм был деревянным и ЦЕЛЫМ! Было отчётливо видно, что ему не один десяток лет, кое-где он покрылся мхом, на углах слезла краска, а на стёклах, как это часто бывает, от старости появились полосы.
- Пошли? - спросил я Саню
- Пошли - согласился он
_______Столб был формой параллелепипеда, с закруглёнными краями. Был он примерно метр в ширину, метр в длину и метра три в высоту. Каракули на нём гласили:
"
______________Памятник Землянской катастрофе
2108 год от Потери V месяц 24 день.
Страшное бедствие постигло деревню. Начался колоссальный пожар, унёсший жизни практически, всех жителей деревни Землянка. Причины пожара неизвестны"
Дальше шёл список погибших, который обрывался на трёхсотом номере, на неком "Михале Бурдукове (дом 73) (2050-2108)". Он, список, ещё не был окончен - рядом стояла банка с красной краской и кисточкой.
_______Мы немного постояли перед мемориалом и вошли в церковь.
_______Скрипучая дверь закрылась сама собой. В храме было довольно мрачно. А красное, садившееся солнце через витражи озаряло тёмно-красным светом потолок, который уходил ввысь, в небо, к Единому. На стенах, по всему периметру зала, висели затушенные свечи. Весь зал наполнял непонятный гул, будто где-то под храмом кто-то играл на трубе. Постепенно уши привыкли и я начал различать отдельные слова басистого, немножко хрипловатого голоса.
"...По ночам в лесу гулять.
Жажду кровью утолять
Для меня уж не впервой
Если слышишь в полночь вой,
Знай - нанесёт тебе визит
Завтра бешеный вампир
."
_______Послышался хохот, постепенно переходящий в кашель, похожий на собачье лаяние. Сашка схватил меня за руку. Я посмотрел ему в лицо.
- Я маг огня, если что - не бойся, вмиг сожгу
_______Я демонстративно отвернулся и быстро зашагал вглубь, откуда исходило пение. "Вот ещё! "Не бойся" Да я сам получше тебя боевой маг буду" - подумал я, хотя, по правде говоря, чувствовал какую-то неуверенность. Практика практикой, а тут - реальная стычка. Мы остановились около люка, ведущий в подвал церкви. От туда снова послышалось пение
"Я - упырь, я - вурдалак,
Врежу в челюсть просто так.
Я убью, распотрошу,
Жертву милую свою.
И Единый не поможет,
Юный маг не защитит,
Если вздумаешь тревожить,
Если вздумаешь грубить.
Вампир бессмертен - это так,
Я - упырь, я - вурдалак
.
ХА-ХА-ХА!"
_______Он снова закашлял.
- Тупые рифмы - шёпотом сказал мне Саня - да и песня не лучше
_______Я молча кивнул и открыл люк. Он предательский скрипнул. Певец это услышал и тут же перестал кашлять. Мерцающий свет, которым до этого был залит подвал, пропал - свечу затушили.
- Ну что теперь? - спросил я тихонько
- Прочти его мысли, а я пока попытаюсь зажечь свечу, уж мой-то огонь он точно не потушит.
______Он улыбнулся и прилёг к люку, пытаясь отсюда увидеть свечку. Я напрягся. Существует целая методика по преобразованию магических потоков. Наиболее популярная и простая - это представление каких-либо особо ярких, экстремальных, критических моментов жизни. Не у многих они были, но у кого были получал мощный выброс адреналина, мозговая деятельность увеличивалась и как следствие возникали мною придуманные "магические сдвиги" - то есть повышенная магическая сила. Я вспомнил критический момент, момент гибели моей деревни. И увидел, почувствовал, услышал мысли всех окружающих. "Да где же ты? Тут? Чёрт, надо что-то вспомнить, а то искра слабая получается... Разорву в клочья, только суньтесь в мой подвал... Вот вроде бы..." в подвале зажглась свеча "...Отлично, интересно Илим уже прочитал мысли? Он же может мои читать! Не читай... Грёбаные варвары, я из вас всю кровь выпью, только дождитесь Григория, или Маковку... Блин, отличная была охота и этих гадов повалили, и волки, опять же. А она ничего... Может поцеловать его сегодня?... Сволочи... Да и попка тоже..."
- Ну так что? - спросил Саня
Я хотел ответить, но дверь в зале скрипнула...



_____________________________________________________________________________________________________________________
*ВЭС - "Выживание в Экстремальных Ситуациях" - что-то типа нашего ОБЖ
 

Лебедь_белая

Девушка
Дракон недоверчиво просканировал юношу, в связи со своими способностями Миресан мог сканировать все живое при помощи его биополя.
- Хм, вроде чист…
- Миресан! – Сивелера возмутилась поведением своего дракона. – Ух, давно я тебя не ругала, разве так поступают?
- Кто кого ее должен ругать – как можно тихо сказал дракон.
- Тосмент, прости моего невежественного дракона. Просто он последнее время ревнует меня ко всем лицам мужского пола.
- Ну, я думаю, что ревновать тебя ко мне бессмысленно. Помнишь, я говорил, что уйти смогу от родителей только когда найду себе жену? Ну, так вот, благо моя девушка наконец-то согласилась стать хозяйкой дома.
- Правда? Я дико рада за тебя! Это так чудесно, значит скоро на небе появится новая звезда – Сивелера улыбнулась, но решила промолчать по поводу того, что видит в судьбе этого юноши.
Позже, трое новых друзей отправились на ту самую поляну, которую нашел Миресан. В течение недели Сивелера строила свой новый дом. Благо сабли позволяли рубить деревья.
Дом получился вполне уютный, но все же что-то не хватало астромагу.
- Сив, ну что на этот раз тебе не нравится, по моему отличный домик получился, уютненький такой – удивленно спросил Тосмент.
- Нет, не нравится, неуютный он! – чуть не со слезами произнесла Сивелера. – Тос, за столько лет странствий, мне так надоели все эти неудобства. Я думаю мне нужно сходить в Североморск, прикуплю зановесочки, белье постельное, наконец, подушки нормальные.
- Ты в своем уме, как ты собралась это тащить обратно? И на какие деньги ты все это купишь?
- Хм, ну не зря же я путешествовала, за это время у меня скопился приличный капитал. На него и куплю и, так и быть, привезу все на тележке, потрачусь еще чуть-чуть – Сивелера довольно улыбнулась и пошла в сторону поляны. – Надо что-нибудь приготовить поесть. Миресан, посмотри, пожалуйста, есть ли на огороде огурцы с помидорами, если есть принеси и не смей их надкусывать! Вечно он все пробует на вкус, ну что за дракон.
- И как вы с ним уживаетесь то вместе? Я как не приду, вы ссоритесь!
- Да уж, ты прав, ссоры у нас случаются слишком часто. Но без этого, похоже, никак. Ну да ладно, давай пообедаем и мы двинемся в путь.
Дружная компания присела возле костра, сегодня Сив не стала показывать все свое кулинарное искусство и наспех приготовила легкую похлебку. Через час юный астромаг и ее дракон, Миресан, отправились в путь. Дорога в Североморск лежала не близкая, поэтому они запаслись едой и направились севернее от их дома. Сивелера и сама не знала чего она хочет: уюта или новых приключений, но одно она понимала точно, в Североморск ее ведут звезды.
***
До Североморска они шли двое суток. Сив за это время подустала, и друзья решили остановиться на постоялом дворе. В городе Сивелера хотела провести как минимум три дня, а значит, крыша над головой им понадобиться, ведь лес был не близко. Они остановились в «Мирном пути», это был тихий постоялый двор со всеми удобствами, напротив него была закусочная, при виде которой глаза Сив заблестели. Она вообще была неравнодушна к местам, где была еда, сказалась ее любовь к приготовлению пищи. В каждой из закусочных или таверн она находила какие-то новые рецепты, вкусы, приправы и тут же выведывала у хозяев, что это и как это делать.
- Я думаю, нам стоит сначала поспать, как следует, а уже потом пойдем в разведку. Зайдем в закусочную, перекусим, а заодно и узнаем, где в этом городе рынок, ты не против?
- Да пожалуйста! – Дракон был в обиде на свою хозяйку, по пути в столицу они успели двадцать раз поругаться и девятнадцать помириться, на сей раз Миресан не хотел прощать хозяйку за грубость.
- Ну не дуйся ты, ну пожалуйста, - Сивелера сделала наивные и грустные глаза с подступившими слезами, - ну Миресан, ты же знаешь, я не специально, в порывах гнева я себя не контролирую…
- Пора бы уже научиться, а я все еще в обиде, – дракон делала вид, что все еще дуется на свою хозяйку, но ее хитрость победила, как и сотни раз до этого, уж кого кого, а своего дракона астромаг знала наизусть, - ложись спать, я тебя постерегу.
- Я люблю тебя, Миресанчик.
- Я тебя тоже, только больше не подлизывайся. Сладких снов.
Сивелера уснула крепким сном и никто на свете не догадывался, что ей в этот момент снится…
 
Часть первая

Я хотел ответить, но дверь в зале скрипнула...
_______Вошёл юноша лет двадцати, а за ним девушка лет семнадцати. Они были совершенно голые, если не считать коротких шорт и маленьких маек. Кожа у них была синего цвета, и похожа скорее на рыбную чешую или на гранёный камень. Кроме того, она, кожа, была полностью покрыта неизвестными рисунками, которые начинались с пяток и заканчивались ободом на лбе. Парень был плечист, довольно крепкого телосложения, а мускулы на руках и ногах вызывали восхищение. В одной руке он держал набитый мешок, а в другой заряженный арбалет. Девушку я разглядеть не успел - она, увидев нас, сразу спряталась за спиной молодого человека.
- Это они? - шёпотом спросила девушка. Мы находились в другом конце зала, примерно метрах в шестидесяти от них, но стояла такая тишина, что даже я расслышал каждое её слово.
_______Юноша не ответил, он пошёл навстречу нам, не поднимая при этом арбалет. Краем глаза я заметил, что Саня встал в боевую стойку, наиболее удобную для управления магическими потоками.
- Кто вы? - спросил он.
- Где Виктор? - задал встречный вопрос молодой человек (человек ли вообще?)
- Кто? - не понял Саня - Аа... - он закрыл ногой люк и встал на него, опять приняв боевую стойку - Он там. Я снова повторяю свой ...
_______И осёкся - парень нацелил свой арбалет на нас. Сзади к нему подбежала девушка и схватив за руку крикнула:
- Нет! Они же прокляты! - и добавила уже спокойным голосом - опусти арбалет.
_______Саня резким движением вскинул вперёд правую руку, до этого сжатую у груди в кулаке. Там у него зрел фаербол, который вырвался и, за секунду преодолев расстояние, врезался в руку с арбалетом. Арбалет от такого удара разлетелся в щепки, но парень даже не шелохнулся - только рука по инерции отлетела к плечу. Девушка взвизгнув отскочила на шаг. Рука была цела - всё так же сверкала синим цветом. Мой друг оцепенел. И я знал почему - фаербол, был, по сути, его вершиной, экзаменационным заклинанием. Даже такой силы заклинание не смогло нанести ущерб этому существу - мы, похоже, оказались бессильны. Парень усмехнулся.
- Может быть и они. Только слабоваты, не правда ли? А этот, - он указал на меня и дико засмеялся - смотри, вообще в халате и в одном тапке.
_______Я пинком отправил второй тапок в согнувшегося в приступе хохота юношу. Ох, ты у меня ещё получишь. Отсмеявшись молодой человек спросил:
- Вы же маги из Североморска?
Мы кивнули.
- Всё нормально. Мы не враги. Мы - местные. И вурдалак, Виктор - он тоже свой. Мы - единственные из выживших. Правда есть ещё варвары из "клана коварных стрел".
- А ещё трупы - добавила девушка - только они сегодня какие-то тихие.
- К дождю.
_______ И они рассказали нам что же здесь произошло. Землянке, деревне этой, уже лет четыреста. И жил здесь один старик - "Отшельник", как его деревенщина местная окрестила. Ох уж и престранная личность. Все его колдуном называли, мол, души его нет, а варит зелья, значит он, чтоб всему люду на свете хуже жить стало. Жил он прям в посёлке, ведь иногда и польза от него была - когда выличить кого, а когда и волков от скота отогнать. Только годы шли, а старик не старел. Даже наоборот - поговаривали, будто моложе он становился. Бок о бок с деревней, через реку, находился посёлок северных племён, жили с деревней в мире, даже язык один выработался. Вместе охотиться ходили, коров пасли, праздники деревенские тоже, значит, вместе праздновали. Так и жили. Пока лет пять или шесть назад в деревню, "по государственной программе", не приехали четыре мага. Отшельник в тот же день ушёл из деревни и поселился где-то у леса. Северный клан же окрестил магов демонами, и всячески отказывался с ними встречаться. А после отказа старосты, на предложение "убить их ночью, пока спят", вообще ушли дальше на север, и до сих пор относятся к выжившим поселенцам враждебно. А потом, пятого месяца 2108 года, начался жуткий пожар. Маги всеми силами пытались остановить стихию, но ничего не получалось, только церковь удалось спасти, сделав её огнеупорной. Наутро пожар стих, и маги вернулись в столицу, с тех пор о них никто ничего не слышал. А вот те немногие, кто выжил начали гибнуть прямо на глазах. В первый год погибло три четверти всех выживших, умирали они от лихорадки, утопали в болотах, ссорились и убивали друг друга, их съедали волки, уничтожали, как "демонов" варвары, словом, над деревней повисло проклятие. Да и погода остановила свой ход. "То-то я смотрю, жарко здесь, хотя север, и осень на дворе" - заметил Саня. За поджёг выжившие виновными объявили варваров, но проклятие висит и по сей день. Совсем недавно Отшельник придумал как от него избавиться, к сожалению слишком поздно - из выживших остались только юноша - Григорий, девушка - Маковка и полу-вурдалак - Виктор. Виктор находился при смерти, когда его тело принесли Отшельнику. Древний маг вернул мужчину к жизни с помощью клыка вампира. Теперь Виктор охотится в лесу по ночам, а Григорий и Маковка днём.
- Так что же это получается... - начал Саня - и мы значит? Тоже под проклятием?
- Да, вам срочно нужно идти к Отшельнику, только утром - ночью слишком опасно - ответил Гриша. Его кожа, как и кожа девушки, обрела уже человеческий вид. Затвердевание кожи он объяснил как "защита мага", у меня было время что бы рассмотреть рисунки - это магические руны, назначение которых, мне так и не удалось разгадать.
- А откуда вы знали что мы придём, и зачем вы нас вообще сюда переместили?
- Нам Отшельник сказал. Зачем? Он не объяснял, а мы и не спрашивали. Он только сказал, что "придут настоящие маги".
- Они не дошли - буркнул Саня себе под нос.
- Завтра утром пойдёте к Отшельнику и сами спросите. А сейчас - спать.
 

Лилиана

Девушка
_______Бум! Жуткий грохот заставил меня открыть глаза и встать с постели. В доме тихо, значит, родители еще не вернулись. И приспичило же им уйти в гости именно сегодня, накануне моего дня рождения. Сложно сказать, почему меня это так волнует, но все-таки мне не по себе. Хотя нет, я всегда чувствую себя не в своей тарелке, когда мамы и папы нет дома. Дело в том, что я не могу говорить. Совсем. То есть, раньше я могла, но потом испугалась чего-то так сильно, что потеряла речь. Что меня так напугало, я вспомнить не могу, а родители не говорят. Поэтому я всюду хожу с блокнотом, в который записываю все, что мне хочется сказать.
_______Меня зовут Корнеллия, мне семнадцать лет. Я невысокая, с кудрявыми, цвета пшеницы, волосами. Живу в Верисе, хотя довольно часто мы с родителями отдыхаем на природе по нескольку недель. Мои родители – замечательные люди во всех отношениях. У нас в семье всегда царит полное понимание. Хотя без ссор не обходится. Совсем недавно отец запретил мне гулять с одним парнем без видимых причин. Я тогда очень расстроилась. Мама пыталась успокоить меня и поговорила с отцом, но тот был непреклонен. Все решилось мирным путем только благодаря случайному стечению обстоятельств. Тот парень уехал куда-то, никого не предупредив, и проблема сама собой отпала. _______Я слегка потянулась, проклиная идиота, который уронил что-то у нас за окном. Ночь была безоблачной, и хотелось все время смотреть на звезды, но я знала, что если позволю себе такое развлечение, то в свой семнадцатый день рождения буду выглядеть сонной мухой. Я улыбнулась, предвкушая кучу подарков и поздравлений. Внезапный звонок в дверь прервал мои мечтания и заставил обернуться. Странно… Кто бы это мог быть? Родители не стали бы стучаться, больше никто не должен заявляться посреди ночи. Я решила сделать вид, что в доме никого нет, или все спят. Неизвестно, кто мог прийти. Времена нынче опасные, ситуация между Империями все накаляется. Лучше соблюдать осторожность. Я пошла к кровати, как раздался оглушительный грохот из соседней комнаты. Я выбежала из спальни и увидела, что дверь просто-напросто выбили.
_______Я подпрыгнула от неожиданности. В комнату вошел какой-то высокий светловолосый мужчина, и огляделся. Затем достал веревку и направился ко мне. Я, опомнившись, кинулась в другую комнату и захлопнула дверь. Два сильных удара в дверь гулким эхом разнеслись по полупустой комнате, служившей нам чем-то вроде склада ненужных вещей. Я лихорадочно огляделась в поисках того, чем можно было защититься. Около противоположной стены я заметила какую-то палку, принесенную отцом, и повернулась, чтобы взять ее, но мужчина, сломав дверь, схватил меня и зажал мне рот. Как будто я могла закричать. Он потащил меня к выходу, но просто так я сдаваться не собиралась. Я отчаянно пыталась пнуть его ногой, и схватиться за косяк. Но что может сделать семнадцатилетняя девчонка против крепкого мужчины? Он все-таки вытащил меня на улицу. На огромной лужайке, старательно подстриженной и украшенной различными цветами и редкими деревьями, стоял дирижабль. По-видимому, когда он садился, то поломал небольшое деревце, которое так старательно выращивала мама. Так вот что за шум я услышала. Я продолжала усиленно сопротивляться, но силы мои были уже на исходе. Мужчина, почти не прилагая усилий, запихнул меня в дирижабль и вошел следом.
_______Внутри было довольно просторно, но рассмотреть все как следует, я не успела. Откуда-то из недр дирижабля раздался грубый мужской голос:
- Грэг, заткни ее, пока летим. А то все испортит.
_______Светловолосый подошел ко мне, и сильно ударил по голове. Я упала, и, под смех его товарища, потеряла сознание.
 

Ponchik

Ословед
___ Холодный уличный ветер неистово бился в ставни, временами просачиваясь сквозь трещины в рассохшемся дереве в маленькую каморку под крышей. В такие моменты робкое пламя единственной свечи сбрасывало напускную застенчивость и пускалось в завораживающий, полный пылкой страсти танец. Казалось, пламя в своём танце ведёт непрерывную борьбу с чернильной темнотой, царящей в комнате, постоянно отвоёвывая и снова теряя потрёпанный временем письменный столик, видавший, наверное, начало папства Высшего Кардинала Кирионга, маленькую кровать под самым окном и тёмную фигуру в мундире бурголандского офицера, неотрывно смотрящую на маленький белый конверт, зажатый в её руках.
___ Я приехал в Гейтшейм около часа назад. На улице было темно и дул холодный, пробирающий до костей, ветер. Только выйдя из экипажа, я понял, что во время бегства оставил все свои вещи в отцовском особняке. При себе я имел лишь немного денег, свой мундир и проклятое письмо. Я плохо знал город, был в нём всего раз и знал всего один приличный отель, куда я и направился. Денег имевшихся у меня едва хватило на то, чтобы снять на ночь самую дешёвую каморку под крышей. Я поднялся в свою комнату и сразу, не раздеваясь, упал на жёсткую кровать.
___ Я никак не мог заснуть. Слова отца про «расширение сферы влияния» крепко засели в моей голове, рисуя ужасные картины процесса этого «расширения». Бурголандия вступает в войну. Первую войну, по настоящему затронущую все империи, каждого человека, войну такого размаха, какой ещё не видел наш Океан. Джарития и Дюруа уже втянуты в неё, Бурголандия, скорее всего, вступит если не сегодня, то завтра, Моловия… Как поступит Моловия в данной ситуации? И Северные кланы? В последние десять лет взаимоотношения между империями слишком обострились, вспомнились старые обиды, появились новые, всем стало слишком тесно.
___ Я сел на край кровати и достал из нагрудного кармана мундира слегка помятый конверт. Я чувствовал, будто держу в руках свою жизнь, своё будущее, свою судьбу. Пламя свечи на мгновение осветило меня.
___ Внезапно дверь в мою комнату была выбита одним мощным ударом, я рефлекторно вскочил, готовясь к нападению.
-Кох, о Единый, какого чёрта ты делаешь?! – Остолбенев, я смотрел на старого слугу, быстро перешагивавшего через снесённую дверь, из-за спины Коха робко выглядывала потрясённая горничная. Я шагнул ему на встречу, но он, не обращая на меня внимания, подбежал к маленькому радиоприемнику, вмонтированному в стену, и быстро настроился на какую-то частоту.
-…не можем терпеть более наглых провокаций еретиков и язычников! Пришло время платить за… - Из радио раздавался потрескивающий старческий голос.
-Кох, что это? – Внезапно в горле сильно пересохло, я почувствовал головокружение.
-Молчи и слушай! – Кох резко оборвал меня, не отрывая взгляда от приёмника.
-…свои поступки! Мы, Высший Кардинал Кирионг и Совет Кардиналов, объявляем святой поход на Джаритию! – Голос говорившего утонул в гуле оваций.
 
Монронт.

Прохладный и плотный ветер постепенно нарастал, обтекая тело ровным шумящим потоком, приятно холодил лицо, оставляя на нем мелкие брызги, похожие на стеклянную пыль. Рукава у локтей и широкий отложной воротник белой хлопчатой рубахи трепетали как флажки. Вдали вспенивались шипучие белые гребешки морских волн, разбиваясь на тысячу осколков о желтые камни бухты. У ног, в бархатистой и теплой воде, просвеченной зеленоватыми лучами, вертелся вихрь мелких камушков и песчинок. Над морем косо расчерчивали воздух чайки. На душе было спокойно и хорошо...
_____Прозрачная иллюзия сна медленно стиралась, оставляя в душе спокойную радость, но расплывчатый образ все ещё продолжал держаться в сознании. Нехотя я открыл глаза. Скозь тонкие шторки были видны парящие в чистом голубом небе вытянутые "сигары" цеппелинов, часы на старой башне, показывающие примерно половину девятого утра и вычурные черепичные крыши со шпилями, уходящие далеко вниз, туда, где серебристо-синей стеной вставало бескрайнее море и виднелись мачты стоящих в портовой бухте кораблей.
Отсюда же было видно торжественно возвышающуюся над городом гигантскую сферу "Сына Грома", воздушного авианосца, вехи в развитии дирижаблестоения.
Ровно в девять часов пополудня я должен уже стоять на его палубе! Черт, почему я вообще все ещё не там?

Не понимая где нахожусь, я повернулся на другой бок и уставился на лежащее рядом со мной туловище, занимавшее добрую половину безразмерной кровати, по ширине больше похожей больше на палубу бурголандского линкора. Уставившись на меня запавшими свинячими глазами, туловище улыбнулось щербатым ртом и, поправив пухлыми ручищами обвисшие сиськи, низким грудным голосом произнесло:
-Ну как спалось, морячок?
Заорав так, что наверное было слышно даже на маяке Монронта, я слетел с кровати.
-А ты, сто якорей мне в задницу, кто ещё такая?
-Ты что, непомнишь? - туловище обиженно надуло губы. - Я Джозефина. Вчера мы с тобой познакомились в одном чудесном месте...
_____"Познакомились... месте..." Я попытался вспомнить что было после того, как мы вместе с компанией пьяных в стельку матросов под дикий хохот, крики и звуки отменной драки, доносящейся из кабака, вывалились на улицу.... Но сколько я не сводил брови, сколько не морщил лоб, ничего не смог извлечь из бездонного колодца моей, пропитанной вином и ромом, памяти. Последние трое суток, когда мы, остановившись в местном порту, спустились на берег в увольнительную, словно стерлись из моего сознания, бесследно утонув в пьяном угаре и запале трактирных потасовок....
-Ну что, милый, вспомнил?
-Нет. - сказал я, подумав. Тело и голова все ещё гудели, словно накануне я в одиночку разгружал торговую баржу с провизией.- И не называй меня так, женщина.
В этот момент в дверь кто-то с силой забарабанил.
"Это кого ещё там принесло..."
На всякий случай я сдернул с кровати вычурную атласную подушку и, прикрыв ей свой срам, зашарил глазами по комнате в поисках одежды.

Джозефина тем временем спозла с кровати, подтекла, переваливаясь как гусыня, к двери и, заглянув в замочную скважину, наклонилась, демонстируя всему миру свою толстющую задницу в кружевных панталонах. Подавив рвотный рефлекс в зародыше, я отвернулся. Так вот, оказывается, какое белье высокородные пресыщенные девицы носят! Теперь буду знать, что врать в компаниях...
-Да сохранит нас Единый, это же мой муж! - донесся до меня пронзительный шепот. - Спрячься куда-нибудь скорее.
Словно в подтверждение ещё слов, с обратной стороны двери послышался характерный звук, словно кто-то с силой ударил по ней тяжелым кованым сапогом.
-Я все слышу, мать твою. С кем ты там?
Проведя ряд несложных умозаключений, я похолодел. Это ж надо было так попасть!

В два прыжка достигнув двери и уронив атласную подушку на пол, я схватил Джозефину за плечи (для того, чтобы объять её тушу, мне пришлось развести руки насколько широко, насколько это вообще было возможно) и с силой встряхнул её:
-Что вчера было?!
-Ничего!
-Я ещё раз спрашиваю - что вчера было?! - хотя бы для успокоения, если не её ревнивого супруга, то хотя бы собственного честолюбия, мне нужен был правдивый ответ.
-Да говорю тебе, ничего! Когда мы поднялись в спальню, ты весь шатался, был мертвецки пьян, лез целоваться, что-то говорил, разделся, разбросав вещи по комнате. Потом упал на кровать рядом со мной....
Проклятье! И надо же было мне так напиться!
-А дальше! Дальше что было?
-Ничего! Ты уснул!
У меня моментально отлегло от сердца. По крайней мере можно будет потом без стыда и рвотных позывов вспоминать этот прекрасный день моей богатой биографии. Но видимо, беснующийся в коридоре господин моей радости не разделял - на прочную резную дверь из красного дерева обрушился ещё один удар.
-Открывай, потаскуха!
_____Я быстро окинул взглядом комнату, пытаясь найти хоть что-то из своих вещей до того, как дверь будет сорвана с петель.
Зеркала в резных рамках, ковры, обнаженные статуи, какие-то расписные холсты на ярко-красного цвета стенах, витиеватые деревянные колонны поддерживающие розовый полог широкой кровати, стоящей в центре комнаты, из-за приоткрытой дверцы гардероба виднеется ряд цветастых халатов. Все это вызывающее барочное мракобесие говорило скорее не об отличном вкусе владелицы комнаты, а о том, что в финансах она была ничуть не стеснена.
Стоящий за дверью человек тем временем с трагической ноткой в голосе продолжал:
-Я знал, я так, мать твою, и знал! Правильно говорила мне моя матушка - этим высокородным верить нельзя! Так и норовят ухлестнуть за каким-нибудь заезжим барончиком...
-Торес, ты же знаешь, я бы тебе никогда не изменила!
-Я не хочу больше слышать твоей поганой лжи! Открывай, я лично хочу посмотреть в глаза этому подлому ублюдку гальюнщика и сифилитической шлюхи!
Не обращая больше внимания на визгливые причитания толстухи и вопли её муженька-истероида, доносящиеся из коридора и наверняка слышные даже на улице, я заметался по комнате, подбирая свои вещи, брошенные где попало.
-Последний раз говорю - открывай или я сам выломаю эту чертову дверь!
Атмосфера постепенно накалялась. Пока я пытался сообразить куда вчера в пьяном угаре закинул форменную фуражку, дверь сотрясалась так, словно в неё ломился с десяток бравых молодчиков.

Когда я уже нашел свои брюки на дверце гардероба, рубаху на полу за кроватью и фуражку, надетую на высокий подсвечник в углу комнаты, дверь не выдержала и, жалобно заскрежетав раскуроченным замком, с треском распахнулась. В комнату, яростно сверкая безумными глазищами, влетел маленький толстый человечек и с ненавистью уставился на меня. Мне на ум почему-то сразу пришла одна нелепая сцена из какой-то юмористической пьессы, когда ревнивый супруг вламывается в комнату, застает жену с любовником и начинает долго гоняться за ним, стреляя в воздух из револьвера. Наверное в другое время и при других обстоятельствах я бы посмеялся над этим, если бы у человечка в руке не было длинной острой шпаги.
-Ты... ты... - от негодования он аж задыхался, хватая ртом воздух. - Подлый аспид, гниль, сын порока... - нескончаемый поток ругательств лился мне на голову, пока я тактично отступал к кровати, прижимая к груди ворох с одеждой. - Ты обесчестил мою жену! - на последней фразе его голос некрасиво сорвался и перешел в визг.
_____Внезапно я вспомнил, где я видел этого человечка - в этих закрученных кверху усиках, зализанных назад волосах, пронзительном взгляде я безошибочно узнал Тореса Мольтеса, ныне действующего мэра Монронта... Правда сейчас благородный лик, который мне выпала честь созерцать, был искажен потной гримассой ярости, тонкие усики топорщились как сапожные щетки, а волосы, обычно аккуратно приглаженные и блестящие, стояли дыбом.
-Постойте, вы все не правильно поняли! Я лишь...
-Ты поплатишься за это... - не давая сказать мне ни слова, Торес незамедлительно кинулся вперед, размахивая своей шпагой. Поняв, что ревнивый мэр сейчас не в том состоянии, чтобы его увещевать, я развернулся и бросился бежать. Острие шпаги, со свистом рассекло воздух прямо у меня возле уха и, подрубив витиеватые колонны, удерживающие на себе розовый полог кровати, обрушило его на белоснежные простыни.
-Заколю!
Словно на уроке фехтования, Торес заложил одну руку за спину и, перехватив рукоять шпаги, сделал красивый выпад. Побросав одежду на пол, я схватил подвернувшийся под руку длинный золотой подсвечник и в самый последний момент успел отвести лезвие в сторону. Шпага с характерным звуком вонзилась в лоб дубовому бюсту, изображающему самого мэра. Упершись лаковым сапогом в тяжелую подставку, Мольтес попытался выдернуть застрявшую шпагу, но древесные волокна прочно держали тонкое лезвие в своих тисках.
Не теряя времени, я кинулся было к дверям, но на лестнице уже слышались голоса, топот ног и лязг оружия - похоже на шум, устроенный Мольтесом, со всей округи сбежалась городская стража.
Окно!
Бросив подсвечник на пол и подхватив свой изрядно помятый флотский костюм, я бросился к спасительному проему за которым виднелись черепичные крыши и лабиринты узких улочек портового города, уходящие к морю.
Видимо оставив затею выдернуть из бюста намертво застрявшую шпагу, Мольтес выхватил из-за пояса устрашающего вида револьвер и, прицелившись, с щелчком вдавил спусковой крючок. Боек нехотя стукнул в латунный кружочек капсюля, ударили в ствол поровые газы, выплевывая то, что находилось в барабане... Позади меня вдребезги разлетелась зеркальная дверца гардероба. Дымящееся дуло револьвера резко ушло вверх. Мольтес, не ожидая такой отдачи, чуть не повалился на кровать.
Шаги на лестнице моментально стихли. Я на миг представил, как доблестные стажи порядка дружно попадали на пол и, закрыв головы руками, вжались в ковер на площадке второго этажа.

Одним скачком преодолев расстояние до окна, я распахнул невесомые воздушные шторки, колыхаемые легким ветерком, и вывалился на узенький балкончик. Внизу, с высоты третьего этажа, виднелась мостовая, выложенная желтым булыжником, обвисшая бельевая веревка, прокинутая между балкочиками второго этажа и натянутый зеленый тент какого-то летнего кафе...
Боковым зрением я заметил как мэр вновь вскинул револьвер, сжимая его уже двумя руками, но Джозефина, что-то причитая, повисла на плечах Мольтеса, не давая ему сделать выстрел. Не выдержав такого колоссального веса, мэр повалился на белый ковер джаритийской работы. Револьвер, стукнувшись об пол, упал рядом.
-Да какого черта! Стража, взять его!
В комнату осторожно заглянула чья-то голова в металлическом шлеме и тут же спряталась обратно. В следущую секунду в комнату, словно получив по зад отменный пинок в качестве дополнительного ускорения, влетел "самый ненужный" стражник и, споткнувшись об порог, чуть не растянулся в дверях. Видимо, страх перед гневом главы города был сильнее перспективы словить пулю.
_____Пора было сваливать из этого театра абсурда... Стараясь не смотреть на опасно качнувшуся далеко внизу мостовую, я мигом прокрутил в голове все известные мне молитвы Единому и, теряя одежду, с воплем перемахнул через перилки балкона. Зацепившись за бельевую веревку, и с треском сорвав с нее несколько полотенец, я спиной вниз полетел в упругий парусиновый шатер...
 

Лилиана

Девушка
Резкие раскаты грома и легкая тряска разбудили меня. Я лежала на холодном полу, судя по всему, все еще в дирижабле. В голове отдавалась сильная пульсирующая боль и почему-то ныла рука. Наверное, я неудачно упала. Я слегка пошевелилась. Вроде бы, ничего сильно не болело. Хотя неприятно подташнивало.
Судя по всему, я лежала в небольшой комнатке. Было слегка прохладно и я, одетая, в легкую рубашку и брюки, озябла.
- Слушай, - донесся до меня голос откуда-то из недр дирижабля. – Мы, по ходу, крышу соседям снесли, пока взлетали.
- Ну и ладно, - недовольный голос принадлежал светловолосому. – Переживут.
- А еще мы МакФлаям дерево сломали, - продолжил первый.
- Да ты еще скажи спасибо, что мы весь город не перебудили. Наше счастье, что у них лужайка как посадочная полоса. Только деревом отделались. Я вот удивляюсь, как девка не проснулась? Мы там такой грохот подняли. Наверное, в Моловии слышно было.
- Крепко спит. Иди, проверь, что ли. Вдруг она уже сбежала, - мужчина отрывисто засмеялся.
- Куда? В воздух?
- Ну что, принцесса, проснулась? – светловолосый вошел в комнатку. – Есть хочешь?
Я кивнула, потому что есть действительно хотелось очень сильно.
- Тогда скажи мне вот что, красавица. Как зовут твоих родителей?
Я покачала головой. Правильно, я ж ответить ему не могла. Оставался только один вопрос: если они не знали, что я не могу говорить, значит, они обо мне ничего не знают, ровно, как и о моих родителях. Тогда зачем они меня похитили? Зачем весь этот дирижабль? Он же явно не пару ерио стоит.
- Слышишь, меня? – сказал мужчина. – Как зовут твоих родителей? Что ты мне головой мотаешь? Не знаешь?
Я снова покачала головой, и тогда мужчина наотмашь ударил меня по щеке.
- Ты прекрати в молчанку играть. Я тебя спрашиваю: как зовут твоих родителей? Немая ты, что ли?
Я слегка кивнула, растерянно наблюдая, как изменяется лицо светловолосого.
- Серьезно что-ли?
Я снова кивнула. Его, похоже, мои кивания изрядно раздражали. Он едва сдержался, чтобы не плюнуть на пол, и ушел. Через несколько минут вернулся с тарелкой, в которой лежало вкусно пахнущее, жареное мясо. Я взяла тарелку и вопросительно уставилась на мужчину, который даже и не думал уходить.
- Ешь, я жду, - сказал он.
Я принялась за еду. Мясо было вкусным, но я жевала практически не чувствуя ничего. Первый шок прошел, и мне стало реально страшно. Я даже не догадывалась, куда меня везут и зачем похитили.
- Долго ты еще? – грубо спросил мужчина.
Я отдала почти пустую тарелку, но тут дирижабль сильно тряхнуло, и тарелка разбилась.
- Идиотка, - пробурчал светловолосый и вышел.
Дирижабль снова качнуло. Значит, буря разыгралась нешуточная. Я легла на пол, и тут же больно ударилась головой об какую-то железяку.
Слышно было, как дождь стучит по обивке дирижабля, и как где-то совсем близко гремит гром. Раньше, когда я была маленькой, мне нравилось представлять себя принцессой, или путешественницей. Мне казалось волшебным – летать на дирижаблях, участвовать в битвах… Теперь же я ничего волшебного в этом не видела. Помню, папа как-то поднял меня на руки и начал раскачивать из стороны в сторону. Тогда моей радости не было предела, мне казалось, что больше счастья испытать невозможно. А потом был мой пятый день рождения. Папа учил меня кататься на лошади, потом мы ели торт на веранде и мне даже разрешили гулять по ночному саду. Увижу ли я когда-нибудь еще родителей?
Сама того не желая, я расплакалась. Вообще-то, у меня нет привычки реветь каждый раз, просто перспектива никогда не увидеть родителей меня слегка напугала.
- Что, уже ревем? Я был о тебе лучшего мнения, - это был снова тот же мужчина.
Я отвернулась.
- Ты такой хороший собеседник, возразить не можешь. Да и в случае чего, твоего крика никто не услышит.
Я резко повернулась. Последняя реплика меня порядком напугала.
- Пока я рядом, - продолжал светловолосый, - тебе ничего не грозит. А вот с моим товарищем будь поосторожнее. Он на тебя глаз положил.
Я смотрела на мужчину, не зная, как реагировать на его слова.
- Ладно, мое имя Грэг, если что – зови… ах да, ты же немая. Ну, тогда стучи, - он усмехнулся и вышел.
Я пролежала, размышляя обо всем, что со мной случилось еще минут десять, пока из недр дирижабля до меня не донеслось:
- Мы не можем терпеть более наглых провокаций еретиков и язычников! Пришло время платить за свои поступки! Мы, Высший Кардинал Кирионг и Совет Кардиналов, объявляем святой поход на Джаритию!
Грэг слегка присвистнул.
- Ничего себе поворотик.
- Как думаешь, успеем?
- Конечно. Еще и в запасе останется.
- А может, все же поторопимся?
- Как? – хмыкнул Грэг.
- Ну, наколдуй там чего-нибудь, ты же знаешь, что я в твоих штучках не разбираюсь.
- Наколдуй, - передразнил друга светловолосый. – Это тебе не так просто. Ладно, давай я тебя сменю. Иди, спи.
Рядом послышались шаги, кто-то заглянул в комнату. Я притворилась спящей. Через полминуты мужчина ушел. Я подняла голову. Было темно, хоть глаз выколи. И я, решив, что сегодня уж точно ничего не случиться, легла спать на холодном полу.
 
Неожиданность

Наш отряд состоял из четырёх танков, трёх грузовиков и сорока военных, из которых десять были магами. Мы направлялись к северо-западным берегам Моловии, где в небольшом городке со дня на день ожидалось нападение одного из северных племён.
-Ну что, Фарамунд, трусишь? - спросил меня Тревор, мой давний друг, который хоть и был старше меня на четыре года, вёл себя странно, порой даже очень. - Как ни как первый бой в твоей жизни.
-Да не особо. Мы же ещё не приехали, и боя может не быть. Информация ведь не подтверждена?
-Да, не подтверждена, но надо быть готовым ко всему. Даже к тому, что сейчас рядом с нами взорвется граната.
Я только хотел улыбнуться, как вдруг нас тряхнуло, и наш грузовик сильно накренился на правый бок. Я на секунду потерял сознание, а когда пришел в себя, всё перед глазами плыло и растекалось. Постаравшись как можно быстрее прийти в норму, я поднялся и вышел из кузова грузовика, в котором мы ехали. Как только мне удалось спрыгнуть на землю, я увидел картину: три мага вырывая пласты земли, запускали их в сторону убегающей группы вооруженных людей в неизвестной мне форме. Еще несколько магов тщетно пытались поставить блок, чтобы задержать противников. Все стрелки, которые были с нами, палили из ружей, один из танков выпускал снаряд, за снарядом, помогая людям. Но всё это было безрезультатно. Не один камень, не один патрон не могли попасть. Они летели и натыкались на какую-то невидимую стену, окружающую убегающих.
-Так мы нечего не сможем сделать. Они под защитным амулетом воздуха. - Я обернулся, рядом со мной стоял Тревор.
-Что ещё за амулет? - спросил я.
-Его даже считают легендой, но он всё же существует. И ты, кстати, видишь, как он действует.
-Вижу, но не могу понять, что это за сила, которая может противостоять восьми магам и пулям из винтовки новой модели.
-Очень мощная сила. Как никак его создали лучшие умы, собранные со всей Моловии. Но он исчез. - Я удивился. – Да никому конечно неизвестно, как, но вот теперь мы нашли его. К сожалению. А действует он очень просто: камень, то есть амулет, создаёт невидимый воздушный шар вокруг подзащитного, который сводит всю силу, направленную в него к нулю, а иногда даже возвращает обратно. Следовательно, как только войдешь в этот шар ты сразу становишься неуязвимым.
-То есть, вообще неуязвимым?
-Ха, ха, ха. Да нет же. Ты становишься неуязвимым для магов земли воды и частично воздуха.
-А как же магия огня?
-А вот против магии огня он бессилен.
-Но среди нас нет магов огня!
-Зато есть танки, которые вполне могут их заменить. Одно точное попадание и шар будет разорван. - С этими словами мы направились к поврежденному грузовику, рядом с которым, к моему удивлению, уже стоял весь наш отряд.
Закончили мы к вечеру, и командир решил переждать ночь, поэтому нам пришлось сойти с маршрута и отъехать на пару километров ближе к лесу. Мы развернули лагерь, разожгли три костра и на всякий случай поставили часовых. Я решил сразу же лечь спать, чтобы дать своему организму отдохнуть и прийти в норму. Когда я залез в палатку, укутался в одеяло и расслабил все мышцы, то почувствовал приятное покалывания. Где-то послышалась гитара и звуки грубых мужских голосов напевающих походную песню. Из леса донёсся вой, который немного меня насторожил. Я решил отречься от всего мирского и поэтому почти сразу заснул.

-Вставай, вставай, Фарамунд, мы уже отправляемся! - Разбудил меня грубый голос.
Когда я открыл глаза, надомной нависало улыбающёеся лицо Тревора.
Вообще Тревор всегда улыбался. Даже на похоронах он умудрялся шутить. Это меня настораживало. Однажды я даже накричал на него за это и не общался с ним три дня. Но это не подействовало. Как только я начинал с ним серьёзно разговаривать, он перебивал меня, вставлял свои «смешные» реплики и всё время улыбался. Поэтому мне пришлось смериться с его привычкой и вести себя как не в чём не бывало.
Я сел и оглянулся. Все в палатке ещё спали.
-Что такое все ведь ещё спят…- Начал было возмущаться я.
-Тише ты же всех разбудишь. Я пошутил, смешно неправда ли?
-Шути сколько угодно, а я хочу спать.
-Да стой же, давай одевайся и иди за мной я тут кое-что нашёл.
-Опять шутишь?
-Нет, я серьезно. Одевайся, но только тихо.
Что ж делать было нечего, я встал, и начал одеваться. Затёкшие мышцы приятно болели. Голова немного кружилась, поэтому, когда я надевал штаны, меня понесло куда-то в бок, и я чуть не наступил на чье-то лицо. Выйдя из палатки, я прищурился, от солнечного света. Тревор сидел рядом с палаткой и о чём-то думал.
-Ну, веди меня.
-А, ты уже оделся. Ну, пошли.
Шли мы около десяти минут. Сначала по полю, а потом пробирались через колючие кусты. Поэтому всё моё лицо было в царапинах. Тревор внезапно остановился, и я наткнулся на его спину.
-Так, а теперь очень тихо иди за мной. И, пожалуйста, не шуми.
-Хорошо…
-Да тихо, говори шёпотом.
-Ой, прости.
Мы прошли ещё с десяток шагов, и тут я увидел свет, пробивающийся сквозь кусты. Тревор остановил меня и медленно отодвинул одну из веток.
Я был шокирован. То, что я увидел, было самой невероятной в мире картиной. Всё моё тело застыло.

****

Луч солнца упал на её нежно детское лицо, от чего она стала ещё красивее. Вся кровать, на которой она лежала, была усыпана лепестками роз.
Она лежала и нежно улыбалась. Ей было всё равно, что одета она в одну лишь шелковой ночнушке и вокруг неё бегают служанки, умаляя встать и одеться, поскольку с минуты на минуту должен прейти её отец. Но она не хотела нечего слышать и слушать, ведь ей приснился сон, в котором она увидела свой город в огне и хаосе. Всё это пугало её. Но это был всего лишь сон. Да и отец запрещал им верить. Он вообще не любил все эти предсказания. Да и в самом деле, если он сейчас придёт и увидит её в таком виде, то будет очень рассержен. Поэтому пришлось вставать, одеваться, наводить макияж.
Когда всё было сделано, в дверь постучали. Это был один из посыльных отца. Он принёс срочное сообщение, в котором говорилось, что принцесса немедленно должна явиться в главный зал. Что ж, делать нечего, она встала со стула и в сопровождение служанок пошла в зал.
В помещение было много народу, все что-то обсуждали, но, увидев ее, замолкали и здоровались. Она улыбалась и тоже здоровалась. Отец стоял в центре небольшой группы и что-то обсуждал, и, увидев ее, извинился перед собеседниками и громко сказал:
-Господа. – В зале наступила тишина.- Господа прошу вас сесть за стол и послушать моё объявление.
Все направились в сторону длинного дубового стола и начали рассаживаться. Её отец сел с одного края, а она по его правую руку.
Когда все расселись, её отец встал и начал речь.
-Господа, я собрал вас по очень срочному делу, которое касается нашего города и наших семей. Поэтому, прошу вас, послушайте меня. Сегодня ко мне пришло письмо от самого короля, в котором он сообщает нам о том, что на наш город готовится нападение со стороны северного племени, и мы должны применить все свои силы, дабы удержать город до прихода подкрепления из столицы. Поэтому в наших же интересах собрать все силы и начать укрепление города.
Она помрачнела. Как, неужели этот сон был вещий? Неужели на их маленький и беззащитный город готовится нападение? Но зачем? Здесь нет ничего особо важного для государства. Здесь кроме садов нет ничего особо ценного, здесь кражи происходят раз в год. А тут нападение!
Дальше отец начал раздавать приказы и поручения. Её это не интересовало и поэтому она начала думать, чем сможет помочь своему городу.
Сразу после собрания город закипел работой. Укрепляли городскую стену, всё самое нужное прятали. Люди в домах и подвалах, также все запасались провиантом.
К вечеру всё было готово, военные расставлены по своим местам. В городе наступила кромешная тишина. На улицах было совершенно пусто. Только в отдалённых местах были слышны переговоры солдат. Все были напряжены.
-Дочка, что ты тут делаешь? - Она обернулась - это был ее отец.- Немедленно иди в укрытие, тебе нельзя здесь оставаться.
Она кивнула ему и медленно пошла, как вдруг земля под ногами начала подрагивать и послышался топот нескольких сот пар ног.
 
Сверху