Словеска №4 - Архипелаг

Brauny74

Ословед
_________Из-за двери раздался шелестящий, мягкий голос, отдалённо напоминающий тиканье часов. Такой голос присущ, как правило, часовым роботам. Голос произнёс:
- Заходите. И, барон, необязательно звать меня по номеру. У меня есть имя.
_________Барон жестом пригласил меня идти за ним. Мы вошли в железную дверь. За ней обнаружилась небольшая комната с бетонными стенами и странной, похожей на сильно вытянутый цилиндр, лампой. В комнате и правда стоит часовой робот. Только немного необычный... Начнём с покрытия. Для имитации человеческой кожи чаще используют ткань. Не очень похоже, но выбора лучше нет. Дерево и металл - слишком твёрдые и не обладают нужной гибкостью. Резина и пластик - их производится не так много, да и они получаются очень грубые и пока только одного цвета - чёрного. А вот ткань - отличный материал. Мягкий, легко красится. Изысканный атлас, если его правильно обработать, на вид практическии не отличишь. Но этот робот обшит не атласом и даже не шёлком. Он обшит грубой парусиной, светло-бежевого цвета.
_________Глаза тоже необычны. Обычно камеры глаз стараются спрятать под ткань и сделать поменьше. У этого же робота окуляры буквально выпирают, причём они достаточно большие, отчего похожи на бинокль. А ещё удивителен его костюм. Обычно роботов одевают в вычурные костюмы Эпохи Первых Императоров. Во-первых, чтобы подчеркнуть их статус слуг, во-вторых, чтобы скрыть прикрытые тканью части. Этот робот же оделся необычно даже для человека. Синие брезентовые штаны, такая же рубашка. На боках и вдоль молнии - жёлтые полосы. На груди - маленькая жёлтая цифирка 1. Когда он повернулся, я увидел у него на спине такую же цифру, только больше.
_________Барон пожал роботу руку, затем показал рукой на меня:
- Знакомься, это Мишель, Государственный Маг.
Робот протянул свою руку - деревянную, с острыми суставчатыми пальцами. И представился:
- Джакомо Первый. Как вы уже, надеюсь, поняли - часовой робот.
_________Странно. Он очень осмысленно себя ведёт. Роботы не бывают такими умными, они, как правило, едва ли умнее гоблинов. Теоритически, можно зачаровать камень души так, чтобы часовой робот обрёл разум равный разуму человека. Но для этого нужно огромное количество магической энергии. И даже если её собрать, такой камень вряд ли будет действовать больше пяти минут. Я пожал протянутую руку. А сам пытался учуять энергетические источники, внутри робота. У него и правда мощное сердце. Чтобы зачаровать такое нужно собрать энергию всех магов Архипелага.
_________Наверное, на моём лице отразились все эти мысли. Барон таинственно улыбнулся и сказал:
- Это первая из истинных тайн моего острова. Зачарованные здесь камни будто бы подпитываются от внешнего источника. Этому роботу уже лет сто. И он служил ещё моему деду.
- Невероятно! Самое большее - лет двадцать. Дольше ни один камень заряд не держал.
- Для камней заряженных не здесь - вполне справедливое утверждение.
- И разум! Я не видел ни одного робота, который бы смог представиться. Они обычно создаются строго с одной задачей и не обладают ярко выраженной личностью. Хотя... Может он был создан для того, чтобы обманывать глупых и легковерных магов?
_________Джакомо поклонился и заметил:
- Тогда мой заряд слишком мощен для этого. А вот костюм идеально подходит. Он одним своим видом сбивает с толку любого глупого и легковерного мага.
- Тогда как вам удалось зачаровать его? - обратился я к барону.
Андрэ ответил:
- Зачаровывал не я, а придворный маг при моём деде. Он переместил в камень душу умирающего слуги.
- Память и основные черты характера не сохранились. Но зато это придало камням уникальные магические характеристики, - перебил Джакомо Дариани.
- Камням? Так их несколько?
- Да. Нас пятеро. 1,8,13, 15 и 101.
- А не проще было бы 1,2,3,4 и 5?
_________Барон покачал головой:
- Нет. Я объясню вам, почему. Но сначала я раскрою главный секрет
 

Лилиана

Девушка
Легко сказать, непросто сделать. Проникнуть в хорошо охраняемый дом Кейнов – задача не из легких. Разумеется, мне она под силу, но как-то не хотелось бы попасться. Полиция Вериса не любит воров…Кстати, хоть какая-нибудь полиция их любит?
Придется сильно постараться, чтобы не наделать шума. А то однажды мы с Амелией возвращались после ночной прогулки по саду. Том принес шампанского, и мы немного…выпили. Пить нам не разрешалось, а шампанское мы вообще редко видели – родители даже не доставали при нас спиртное. Ну разве что медовуху или красное вино по праздникам.
Мы слегка выпили, и решили вернуться домой. Взобрались на дерево, растущее под окнами комнаты Амелии, открыли окно (причем нас даже не смутило то, что окно было вдвое больше и почему-то тяжело открывалось). Залезли в комнату, тихо переговариваясь и посмеиваясь. И оказалось, что это комната ее родителей. На другой стороне дома тоже росло дерево. Надо было видеть лицо родителей Ами, когда мы пьяные завалились через окно в их комнату.
Так что меня там запомнили. До ночи оставалось еще несколько часов (ну когда же как не ночью лезть в чужой дом), а в кармане оставалось еще пара ерио – все таки поездки на кебе – слишком шикарно. Хотя, Грэгори вроде бы денег не жалеет. У меня так и не было времени поразмыслить над тем, что он получает при раскрытии убийства Ами и определения личности загадочной женщины.
Немного подумав, я решила зайти к пекарю – побаловать себя свежей выпечкой. В пекарне было немного народу – мужчина во фраке, угрюмый пожилой человек в черном плаще (видимо, маг) и наряженная дама, кокетливо стреляющая глазками в мужчину. Однако тот не реагировал на ее призывы и молча изучал предложенный товар. Вскоре дама попытки прекратила, и занялась своим туалетом – а именно стала поправлять прическу. Зачем она пришла в булочную, оставалось загадкой всех времен и народов. Наверное, была тайно влюблена в пекаря. Но, посмотрев на пекаря, я тут же отбросила эту мысль. Толстый, весьма неприятного вида мужчина, не облажавший ни красотой Андриана, ни мужеством Алекса, ни небрежностью Грэгори. Да что там говорить – в нем не было даже толики мужского шарма. Я настолько увлеклась разглядыванием пекаря, что не заметила, как вошли двое мужчин в черных плащах. Один из них почти бесшумно достал меч и приставил к горлу торговца. А другой хриплым голосом, одновременно загораживая проход, сказал:
- Выручку, быстро.
- Я села за стол, благо тут их было несколько – видимо для особо важных клиентов и с интересом начала наблюдать за происходящим.Либо похитители были немного не в своем уме, либо ошиблись дверью. Им явно надо было по меньшей мере к ростовщику. Ну или на худой конец к ювелиру или оружейнику. Но грабить булочника… Скорей всего, в школе у этих двоих отбирали обед. Причем явно булочки.
Насмерть перепуанный и еле шевелящийся пекарь дрожащей ркуов вытащил все деньги из под прилавка и протянул грабителю. Тот сунул в карман, и они с напариков медленно начали удаляться в сторону выхода. Когда за ними захлопнулась дверь, пекарь осел на пол, мужчина во фраке задумчиво глядел в след грабителям, а дама прекратила краситься и удивленно хлопала глазами.
- Ну ничего себе, за хлебушком сходила. – пробормотала я себе под нос.
При таком раскладе купить что-нибудь вкусненькое стало практически невозможным, поэтому я вышла и на пару секунд застыла: ярко-красный закат занял собой все небо, оттого все строения в городе казались-какими то странными, было даже немного жутковато – будто все они измазаны кровью. Я невольно вспомнила свои сны и поежилась. Лучше вернуться на постоялый двор и сидеть не высовываясь до глубокой ночи. А в полночь можно пойти к Кейнам. Залезть в их дом и найти фотографии. Скорее всего на них изображен тот, кто убил мою подругу и стал причиной смерти друга. Я про похищение Инги не забыла, нет?
Но уйти далеко я не успела – кто-то меня окликнул. Вернее, не меня, а какую-то девушку. Я обернулась. От лавки пекаря ко мне бежала девчонка лет тринадцати с рыжей копной волос и в дешевом платье. От нее сильно пахло свежей сдобой. «Значит, пекарская дочка» - решила я.
- Привет, - еле выговорила она.
- Привет.
- Ты же была там? Когда нас ограбили? Ты их видела, найди их, - едва не плакала девочка. – Папа дал мне два дня. Если я не наду их, он меня выпорет…
- Но почему? – удивилась я. – Ведь ты не виновата.
- Он думает, что это дружки моего друга, - только сейчас я заметила, что на самом деле девчонке уже около пятнадцати, просто ее хрупкость и небогатая одежда успешно скинули ей пару лет. Мне стало жаль ее.
- Послушай, я постараюсь…, - тут я замялась, ибо представляла как на такую инициативу отреагирует Грэгори. – Но не сейчас. Зайду завтра, посмотрим. Сегодня дело есть.
Девочка грустно кивнула и поплелась обратно. Судя по всему, она мне не поверила. А зря, мне действительно захотелось ей помочь. Настолько захотелось, что я твердо решила найти этих грабителей, даже если Грэгори пригрозит мне чем-нибудь.
***
Когда стараешься шуметь как можно меньше, как назло роняешь что-то звонкое. Я врезалась головой d стекло, но шума это произвело не меньше. Пришлось около получала сидеть за живой изгородью, пока охранник обходил дом. Да, как говорится, красиво жить не запретишь, но я бы все-таки запретила. Хотя бы потому что при этой красивой жизни гораздо сложнее залезть в дом.
В конце концов я вскарабкалась на злополучное дерево и добралась до нужного этаа. Рама окна не открывалась. Пришлось надавить сильнее. Без шума сделать это не удалось и я на пару секунд замерла – не услышал ли кто.
Забравшись в комнату, я огляделась. Давно меня тут не было… После смерти Ами ее родители не подпускали нас к ее комнате и наотрез отказывались отдавать что-то из ее вещей. А когда я пришла за своей книгой Магии Огня, что давала почитать Ами за неделю до смерти, мне просто не поверили.
Где же искать фото? В наше время фотографии были роскошью, доступной только богатым. У Ами их было много. Знатный род, маги, очень красивая семья – они не могли позволить себе уйти бесследно. Портреты, фотографии, миниатюры – этого в их доме было навалом.
Я наугал стала выдвигать ящики стола и открывать дверцы шкафов. Но вскоре поняла, что ничего этим не добьюсь – только лишний шум подниму. Растерянно остановившись посреди комнаты, я задумалась. А что, если Амелия все же уничтожила фото перед самой смертью? Если это действительно так, ее убийцу найти будет нереально. Возможно, мне стоит начать копать в другом направлении, заняться той женщиной, чья личность так волнует Грэга? Нет, что-то не так… Амелия была в гостях у Инги без фотографий, иначе мать Инги бы это заметила. Значит, фото были дома. Но Ами не заодила домой, по утверждению ее родителей. Если только они не врали. Но зачем? Увидели, что дочь не в себе и решили не будить лихо? Или она забрала фото с собой, а ее ревнивый парень пытался их отобрать? Да, это вполне в духи Ами, угрожать чем-то… Мой взгляд упал на музыкальную шкатулку на столе. Я миллион раз видела, как Амелия ее заводит… тогда что же меня настораживает? Внезапно я поняла: изнутри шкатулка была гораздо меньше, чем снаружи. Случайность? Плохая работа мастера? В доме Кейнов все было изящно, шкатулка явно не вписывалась в интерьер. Я схватила игрушку и хотела быо сесть на кровать, но тут в коридоре послышались шаги. Я мигом выключила свет и хотел было уйти через окно, но потом передумала и в последний момент юркнула в стенной шкаф. Кто-то вошел в комнату Амелии, и на пару минут замер. Я не решалась даже дышать, представляя, что со мной будет, если меня найдут. Мои родители наверняка всем растрезвонили о моем похищении.
Но мужчина постоял еще немного и закрыл дверь. Я вылезла из шкафа и села на пол. Едва пронесло. Это расследование мне дорого обходится. Надо выпросить у Грэга новое платье, хихикнула я. Хотя я вроде как не люблю платья…ну да ладно, главное выпросить. Я мысленно хихикнула, но, быстро вспомнив, зачем сюда пришла, достала шкатулку и октрыла. Пришлось быстро сломать ее внутренности, так как своим звоном она бы перебудила весь город. К моему величайшему разочарованию, двойного дна в шкатулке не было. Я повертела в руках бесполезную игрушку из-за которой я чуть было не попалась и вздохнула. Надо было возвращаться. А то опять Грэгори будет на меня коситься.
Я встала с пола и пошла к окну. Вылезая, я случайно задела ногой шкатулку, которую перед этим поставила на стол и она с грохотом раскололась от удара об пол. К моему изумлению, в расколовшейся крышке торчал кусочек фотографии. Я подняла осколки, вытащила несколько черно-белых снимков. «Дорогие», - машинально подумала я. На первой фотографии стояла улыбающаяся Ами, на второй… у меня плавно отвисла челюсть. Не успела я сообразить, что к чему. Как в комнате зажегся свет.
 

Stich

Ословед
____Мы старались лететь над облаками (благо, что они были достаточно плотными в этот день), чтобы нас было трудно заметить. Все-таки желтый дракон над столицей Молвы – это сильный шок для жителей, да и не хотелось привлекать к себе внимание. Ришар на удивление хорошо знал Моловийский остров, поэтому направлял меня во время полета. Я сам в Североморске никогда не бывал.
____-Держись крепче! Это тебе не самолет! – Крикнул я за спину Ришару, - Не то потом придется, для тебя отдельный амулет делать и в мою коллекцию добавлять!
____Я шутил, но Ришар видимо, поняв, к чему я клоню, еще крепче обнял меня. Я в свою очередь воткнул кинжал в спину Эльзатриаса (ему ведь все равно), получился эдакий импровизированный штурвал. Но это был всего лишь визуальный эффект, на самом деле драконом управлял я, а за кинжал было просто удобно держаться. Ллорелиан сидел впереди, на шее своего старшего товарища, и неморгающе смотрел вдаль.
____Мы приземлились недалеко от Североморска, в гористой местности, старясь быть незаметными настолько, насколько это вообще возможно, если учесть что мы сидели на здоровенном драконе. Я и Ришар слезли на землю.
____-Отсюда придется добираться самим.
____Ришар понимающе кивнул . Я воткнул свой посох в землю и отпустил контроль над Эльзатриасом. На наших глазах огромный желтый дракон мгновенно превратился в кучу пепла и рассыпался, слившись с землей. Как будто и не было его вовсе. Энергия, нужная для воскрешения дракона вернулась в посох, и я закрепил его за спиной в специальных петлях.
____-Ладно, не будем терять времени. Война – такое дело, что не терпит отлагательств.
____Мы вышли через холм на дорогу и побрели в сторону города. По обе стороны дороги был лес, пели птицы, и вообще вокруг царила атмосфера умиротворения… Идеальное место для любой засады. Я ни на секунду не терял бдительности. Ллорелиан летел немного позади и выше нас, чтобы при случае предупредить об опасности. Шли молча: я думал о том, каково будет в городе. Это ведь так ново для меня. Много людей, другие порядки… Меня подстегивал нездоровый интерес, и в то же время было немного страшновато. А если накинутся сразу, завидев некроманта? Хотя, что у меня на лице написано, что я имею дело с трупами?.. Ладно, нужно думать о хорошем, в крайнем случае, я могу туда не возвращаться. Однако, та возможность, о которой говорил Ришар… Если мне удастся попасть в городской ученый совет, это значительно ускорило бы скорость моих исследований и, возможно приоткрыть, тайну жизни… вернуть родителей…
____Ришар же, наверное, размышлял о своем задании и готовил речь перед князем. Все-таки от его умений в дипломатии, возможно, зависит судьба государства, а то и двух. Честно говоря, мне было его даже немного жалко: совсем зеленый еще, а уже такая ответственность на его плечах. Я захотел подбодрить его.
____-Слушай, ты уверен, что справишься? Ну… все-таки на прием к Великому Князю идешь. Может мне с тобой пойти?
____-Все будет нормально, - он улыбнулся, и я облегченно вздохнул. Значит он знает, что делает, -Я может и не убедительно выгляжу, но меня же не зря назначили дипломатом в таком раннем возрасте. Есть пара «козырей» в рукаве.
____Я стал спокоен за него, но, тем не менее, расслабляться было нельзя. Никогда не знаешь, что ждет тебя вдали от дома.
____-Далеко идти-то еще?
____-Ну не близко, можно было, наверное, и поближе сесть. А то, только к вечеру доберемся.
____-Ладно, сейчас чего-нибудь придумаем.
____Я свистнул Ллорелиана и сказал ему взлететь и осмотреть местность, а мы пошли дальше по дороге. Примерно, через минут 5 дракон вернулся и поведал мне интересные новости.
____-Так говоришь недалеко едет грузовик?
____-Ты его понимаешь? – недоуменно спросил Ришар.
____-Конечно, ведь он ожил благодаря моей энергии и я имею с ним телепатическую связь, как и со всеми, кого я вызываю. Я отдаю своим подчиненным приказы, но это не значит, что они не могут отвечать мне.
____-Удивительно! Твоя магия очень многогранна, это просто кладезь новых возможностей! И что же Ллорелиан говорит?
____-Впереди немного, западнее нас едет грузовик. Правда не ясно откуда он и куда направляется.
____-У нас дело государственной важности, я думаю, мы убедим этих людей помочь нам. Только как нам догнать этот грузовик?
____-Нет ничего проще. –Я подмигнул Ришару и обратился к Ллорелиану, - Лети и задержи их, мы скоро будем.
____Дракон довольно пискнул и полетел вперед.
____-Бежим, надолго задержать их не удастся.
____Мы побежали, а мой питомец тем временем приступил к исполнению задуманного. Долетев, до грузовика он спикировал вниз и оказался у лобового стекла автомобиля. Водитель от такой неожиданности естественно дал по тормозам. Дракон же сделал вид, что его сбили, и упал на землю. Человек озабоченно выскочил из машины, чтобы проверить, что же он все-таки встретил. Увидев дракона, он сначала испугался, но потом видимо решил, что все равно никто не узнает, так что можно легко избавиться от тела и двигаться дальше по делам. Не тут то было: Ллорелиан с визгом вскочил с места, напугав при этом человека, и быстро полетел в кабину, там найдя ключ зажигания, схватил его зубами, взлетел над грузовиком и сел на крышу недвижно, как статуя. Это мой мальчик! Водитель опешил от такой наглости и ничего не успел сделать, теперь ему оставалось только смотреть на дракона и ждать продолжения.
____-Чего тебе надо?, – задал он вопрос, -Решил меня без работы оставить?
____В ответ он услышал лишь завывание ветра, потому что дракон не подавал признаков жизни. Спустя минут пять, когда мужчина уже отчаялся найти выход из сложившейся ситуации, сзади его окликнули два человека:
____-Извините за беспокойство! – Крикнул я, чтобы разрядить обстановку. –Это мой питомец. Я попросил его задержать вас, увы у нас не было другого выбора, очень срочное дело!
____-Н-нда? Дело государственной важности, что ли? –Решил сострить водитель, но, видимо, завидев униформу Ришара и красную лилию на груди, понял, что шутка не удалась.
____-Еще раз приносим глубокие извинения, что нам пришлось вас побеспокоить. – Вступил в разговор Ришар. – Но у нас действительно очень важное дело, и в данный момент только вы можете нам помочь.
____-Н-ну что ж… Я слушаю, - заинтересованно ответил мужчина.
____-Видите ли, нам нужно срочно попасть в Североморск, и сейчас – вы единственный человек в округе на автомобиле. Не могли бы вы нас подбросить до города, пожалуйста? Повторяю, дело очень важное, серьезное и срочное.
____Человек колебался всего полсекунды:
____-Ну что ж, обычно в таких случаях я беру попутчиков за деньги, к тому же у меня нет повода доверять вам. Но сегодня я как раз возвращаюсь пустой в Североморск после очень выгодной сделки, так что вам повезло – я в хорошем настроении. К тому же, меня порадовал ваш трюк с драконом, – обратился он уже ко мне, -Так что, пожалуй я могу вас подбросить. Только мне понадобятся ключи.
____-Только прошу, скорее, время не терпит, – просил Ришар.
____Я дал команду Ллорелиану, дракон взлетел и выпустил ключи изо рта прямо нам руками водителя. Мы, не теряя времени, все погрузились в машину и поехали в город. Дорога предстояла неблизкая, а меня с непривычки быстро укачало…
 

Brauny74

Ословед
_________Барон покачал головой:
- Нет. Я объясню вам, почему. Но сначала я раскрою главный секрет

_________Широким жестом радушного хозяина барон показал на противоположную от входа дверь. Две створки, без каких бы то ни было ручек и прочих атрибутов нормальной двери. Затем Дориани подошёл к ней и нажал на кнопку рядом с дверью. Створки открылись и там обнаружилась небольшая комнатка. Несмотря на всю свою странность и буквально осязаемую механистическую древность этой комнатки, я сразу понял, что это. Это лифт. Но куда боле совершенный, чем те тесные, наполенные паром неустойчивые корзины, которые ставят в своих домах богачи с бзиком по технике. Мы зашли в этот лифт. Барон нажал одну из кнопок на маленькой панели справа от себя и лифт тронулся. Будучи магом Воздуха, я умею чувствовать электричество. И тут я буквально проникся им. Вокруг меня было несколько очень крупных потоков этой энергии. И я нашёл этому только одно объяснение:
_________- Электромотор?
_________Андрэ улыбнулся. Джакомо же счёл своим долгом пояснить:
_________- Да, и крайне совершенный. Даже Петруццо не может до конца понять, как именно он работает.
_________- А кто такой Петруццо?
_________- Это Восьмой. Он посвятил свою бесконечную жизнь изучению электричества. И он очень неплохо разобрался в этом вопросе.
_________- Вообще-то, почти все достижения учёных нашего острова в этой области, - перебил робота барон, - заслуга Петруццо. Просто мы же не можем заявить, что это всё открытия неизвестно почему уже сто лет двигающегося и очень умного робота. Потому, они все сделаны якобы от имён студентов и профессоров Гарнуарского Университета. Я лично нанимал телепатов в два подхода - сначала, чтобы незаметно передать эти знания в голову того, кто наиболее заинтересован в изучении электродинамики, а затем чтобы стереть воспоминания об этом заказе у первого телепата.
_________Тут лифт остановился. Тихонько скрипнув, а затем мелодично зазвенев двери открылись. Моему взору предстал длинный и тёмный коридор, с бетонными стенами. Бетон сейчас активно используется в военном строительстве - он позволяет быстро возводить ангары и казармы. Но даже местный бетон выглядел для меня непривычно. Он был каким-то старым. Пошорканным, грязным. Хотя... это место явно начинали строить ещё до Потери. Наверное, наши бетонные постройки через две тысячи лет будут выглядеть также.
_________Барон уже вышел из лифта и нащупывал что-то на стене. Наконец, он наткнулся на ещё одну кнопку. Висящие на потолке странные лампы, похожие на ту, что висит наверху, загорелись с неприятным гудением. Несколько из них мигнув погасли.
_________В этом свете я заметил, что коридор тянется метров сто. Вдалеке виднелась стена и ещё одна дверь, похожая на дверь лифта, но чуть больше и, кажется, с цифрой 13 на ней. Джакомо решительно направился к той двери. Дарини дёрнул меня за рукав и сказал:
_________- Пошли, Мишель. Пока коридор не кончился, я расскажу тебе кое-что важное.
_________Мы двинулись вдоль коридора. Барон начал говорить:
_________- То, что я тебе сейчас расскажу - наша фамильная тайна. Ты, может быть, первый не Дориани, который узнает это. Ну, не считая этих роботов. Начну издалека. Ты можешь сказать мне, какая планета является родной для нас?
_________- Странный вопрос, Андрэ. Само собой эта, если бы это была какая-то другая, мы бы жили там.
_________Барон как-то странно усмехнулся:
_________- Хорошо. Ответь тогда на такой вопрос. Почему при археологических раскопках, на слое лежащем где-то ниже 2 тысяч лет не находят ни следа не то, что разумной деятельности, но и в принципе высокоразвитых видов. Только кое-какие водоросли, кустарник, мелких рачков и простейшую рыбу?
_________- А что там должны находить?
_________- В том-то и дело. У нас существует развитая теория эволюции, которая не имеет никакой пищи. Получается, что две тысячи лет назад орешник за каких-то сто лет породил берёзы, дубы и сосны, креветки - крокодилов и собак, а осётры - драконов и людей.
_________- Я где-то читал, что считается, что от этих видов просто не сохранилось следов. Не всё же должно окаменевать.
_________- Хорошо, а если взглянуть на культуру? Почему глубже ста лет до Потери не находят никаких следов культуры? Где-то за сто лет люди начали строить по-настоящему циклопические сооружения, изобретать странные технологии, непонятные нам и активно расселяться по планете. Не проявляя до этого культуру вообще никак. И за каких-то сто лет, они впали в праздность и упадок и уничтожили военным, либо декаданстким путём в приниципе основы своей цивилизации.
_________- Может, они строили деревянные дома, которые не сохранились. Всё-таки две тысячи лет - приличный срок.
_________- Хорошо, а почему мы тогда называем этот упадок Потеря?
_________А вот этот вопрос застал меня в тупик. Я уже понял, к чему клонит барон. Он явно пытался намекнуть на не очень популярную теорию о том, что Архипелаг для нас - не родная планета, что мы - пришельцы со звёзд, колонизировавшие эту планету, как Империя - остров. А что до Потери... Я никогда не задумывался над этим. Эта фраза так прочно вошла в наш лексикон, что я лично, например, вообще никогда не связывал это слово "Потеря" со словом "пропажа". Но, надо было что-то предложить. Я сказал:
_________- Может быть, имелась в виду потеря культуры.
_________- Нет. Я не просто предполагаю, я знаю, что они потеряли.
_________- И что же?
_________Красивым театральным жестом, барон нажал на кнопку сбоку от двери, к которой мы как раз подошли. И он сказал:
_________- Потерю Связи с Родной Планетой!
 
Очухался...

…да вообще как он умудрился выжить после такого! - услышал я, приходя в себя.
Я чувствовал лёгкую качку, голова невероятно гудела, ныло плечо, а пальцы правой ноги немели.
Открыв глаза я понял, что лежу в грузовике, прислонившись боком к одному из бортов.
-Смотри-ка, очухался. Я медленно повернул голову и увидел 2 офицеров сидящих на скамейки, а рядом со мной ещё кто-то лежал. Возможно, это был ещё один раненый.
Я попытался сесть, но голову пронзила ужасная боль, я потерял ориентацию, мир закружился и снова темнота…

Фарамунд. Фарамунд. Фарамунд!- услышал я до боли знакомый голос. Открыв глаза, я увидел лучезарную улыбку Тревора.
-Ну вот молодец, а мы тут все уже думали что ты всё, того, отправился пасти небесных овечек, - говорил он всё шире улыбаясь.- Давай попробуем потихоньку встать? - предложил он.
Я был в поле непротив и, опираясь на его руку, начел медленно подниматься. Хотя мне это и приносило ужасную ноющую боль в зоне затылка, а плечо так и норовило отвалиться, я всё же умудрился принять горизонтальное положение.
-Ну вот, а вы боялись.- Сказал Тревор стоящим вокруг зевакам, - ладно всё валите отсюда, это вам не цирк какой-то!- сказал он, махая свободной рукой, как будто разгонял мошек.
Теперь, когда все вокруг рассосались, и мне удалось немного прийти в себя, я понял что мы находимся на опушке, похоже, что был организовали привал. Солнце медленно катилось к закату, время было около четырёх.
Командир что-то бурно обсуждал стоя около небольшого стола, солдаты сидели на траве проверяя своё оружие или просто смотря в небо. Некоторые собирались в небольшие группки и о чем-то разговаривали.
-Тревор, что со мной произошло?
-Да так нечего особенного.- сказал он улыбаясь и придерживая меня повёл куда-то.- Пойдем, пройдемся, тебе непременно надо немного прогуляться.
Я легонько кивнул и, держась за его руку, медленно пошёл рядом с ним.
-Прекрасная погода неправда ли?- спросил Тревор. Да погодка и в правду была хороша, безветренно, тихо, тепло.
-Ну и что я натворил? - слабым голосом спросил я.
-Да я понимаю, что тебе очень интересно узнать о том, что произошло, но мне кажется, тебе это не очень понравится. Ты точно хочешь это услышать?
Я удивился, странно, зачем Тревор спрашивает меня об этом? Неужели я сотворил что-то ужасное? Но чувство любопытства взяло верх, и я кивнул.
-Ну что ж, как знаешь я расскажу тебе… Вобщем как только ты побежал за доктором кто-то наслал на тебя астральную атаку, да настолько мощную что даже несколько других солдат, что стояли неподалёку от тебя, упали в обморок…Тебя ведь разрывала злость, ты хотел убить этого докторишку, нетак ли? - я легонько кивнул. - Так вот, эта астральная атака заставила тебя ненавидеть весь мир, но так как ты дал себе установку найти этого доктора то вместо того чтобы ненавидеть всё ты стал ненавидеть только одно, то есть доктора. Да ты можешь сказать, что он виноват, но окажешься, неправ, кто-то выловил его вовремя того, как мы обыскивали деревню и наслал страх. Причем такой силы, что он перестал контролировать себя и зажался в уголке. Кто-то целенаправленно не давал нам помочь раненым. Но его система дала сбой, ведь тебе удалось привести доктора, а избив его ты вернул ему нормальное состояние…правда переборщил немного…
-Так я избил его! - сказал я охрипшем голосом.
- Да и нетолько его. Ты как-то умудрился остановить себя, чем спас жизнь нашему многострадальному медику, но этого оказалось мало. Как только ты отошёл от него и к тебе начали приближаться другие солдаты, ты снова попал под чары. Озверев ты кинулся на стоявшего ближе всех солдата, и начел буквально рвать его, нет сначала ты пару раз приложил его по челюсти, от чего тот чуть было не упал, а потом начел рвать на нем одежду… А он между прочим стоял примерно в 2 метрах от тебя! - Меня немного смутило, я и не думал что могу совершить такое.
Мы уже довольно далеко отошли от лагеря и поэтому решили развернуться и идти в обратном направление. Небо над Гловой медленно темнело и становилось немного холодней.
-Ну а что потом? - не выдержал я.
-Ну а потом, как только ты собирался напасть на третьего солдата…
-Так я избил троих солдат!? - воскликнул я, отчего боль в голове усилилась, и я чуть было не упал, но твёрдая рука Тревора удержала меня.
-Да и сделал ты это буквально за три четыре секунды. Причем одному из них ты чуть не откусил руку! - услышав это, я поперхнулся и закашлял.- Так вот и в этот момент к тебе подбежал наш командир и со всей дури трахнул тебя по голове какой-то железной трубой, отчего ты сразу же отключился, – затылок пронзила пульсирующая боль.
-Да уж неслабо он меня приложил, - сказал я, легонько касаясь затылка.
-Поначалу мы все подумали что ты умер, потому что мало кто может выдержать такой удар, - продолжал Тревор.- Но нет, в это время к тебе подбежал доктор, какая ирония неправда ли, и сказал, что ты ещё жив и тебе непременно надо помочь. Он начел рыться в сумке ища какой-то супер - препарат, но тут пришла эта водная магичка…
-Какая ещё водная магичка?- удивился я.
-А, точно, забыл сказать, ведь в деревни нашли 2 выживших. Одна из них та самая магичка, которой ты обязан жизнью, а вторым выжившим оказался довольно таки крупный, красно - волосый мужик. Он ведать является телохранителем той девушки, потому что поначалу он даже не давал нам подойти к ней, скалился и махал руками. - сказал он улыбаясь.- Но мы с горем пополам уговорили его отойти и помогли ей прийти в себя.
-А почему это я обязан жизнью той девушки, ну магичке?
-Дак как только увидела тебя она сказала, что сможет помочь, сняла с пояса флягу, вылила воду себе на руки, образовав шар, и приложила этот шар к твоей голове, и как нестранно синяк ту же прошел, а твое дыхание стало более ровным.
Осмотревшись, я увидел, что мы уже пришли обратно к лагерю, Тревор проводил меня до палатки и мило улыбаясь, сказал на прощание:
-Ты завтра непременно подойди к ней и скажи спасибо, а сейчас ложись спать и постарайся много не думать о том, что произошло, иначе завтра голова опять будет сильно болеть .- Он улыбнулся ещё шире, быстро развернулся и пошёл к свое палатке.
 

pyromaster

Ословед
...Игорь бежал по лесу, бежал свободно, беззвучно дыхание ни на секунду не сорвалось, не сбилось, потому, что он попросту не дышал. Незачем. В лесу, когда преследуешь жертву, мечтая напиться её тёплой крови, дыхание только мешает. Он догнал свою жертву и осторожно погрузил клыки в яремную вену не ощущая почти никакого сопротивления, и долго пил восстанавливая силы.
Питался он нечасто, жил в небольшом городке неподалёку от Североморска. Днём он скрывался, ночью же ,он предпочитал большие шумные компании драки и веселье. Ему относительно повезло с внешностью, после превращения его глаза приобрели не красный, а голубой цвет. А на его неестественно бледную кожу мало кто обращал внимание. Игорь ненавидел вампира обратившего его ,хотя тот не только не бросил его после превращения, но и обучил, воспитал и старался первое время заботится о нём настолько, насколько может заботится о ком-то существо, которое уничтожило жизнь Игоря, убило его семью.
Сейчас Игорю было не до того, он пытался вернуться к нормальной жизни обычного человека. Ходили слухи что в столице живёт маг который может исцелить любого больного, а так как Порфирия тоже болезнь ,то маг возможно смог бы помочь и ему.
Эта охота была последней перед переходом в Североморск. Теперь ему предстояло найти Иллариона, человека от которого зависела дальнейшая судьба Игоря…
Слева мелькнул огонёк .Острое зрение вампира сразу же перестроилось и он ясно увидел что происходило около дороги. Горел кузов машины .Он остановился, и тут же до него донёсся крик. Игорь в несколько секунд преодолел расстояние отделяющее его от грузовика. Боковым зрением он уловил движение, в следующую секунду он очутился на земле, а над ним горели адским пламенем багровые глаза, глаза вампира, который уже занёс над ним штык-нож. Игорь использовал полупогружение, чтобы увернуться от атаки, затем последовала атака вампирской способностью под названием траматургия. Этой атаке его научил вамп воспитавший его. Вообще траматургия имеет несколько уровней, способность использованная Игорем разрывала живое существо на части.
Глупый кровосос напавший на Игоря целую секунду был уверен что победил. Он развоплотился так и не коснувшись земли, Умер страшно, сперва заискрив, а потом рассыпавшись пеплом.
«Молокосос,из новообращённых»-с грустью подумал Игорь-«Мог бы ещё жить.»

Мужчину, который вёл машину уже невозможно было спасти .Игорь поспешил дальше нужно было успеть в Северомоск до рассвета…

Я зевнул, потянулся и отошел от кристалла. Как же этот ритуал выматывает, но наблюдать за судьбой этого молодого вампира интересно, так много неопределённого. Его судьба может изменится в любую минуту, а как она изменится решать только ему…
Я взял стола кинжал, великолепный клинок, красивая рукоять украшенная драгоценными камнями, невероятно острое лезвие. Да пожалуй пора. Я подошел к окну, открыл его и бросил нож. Что ж началось…
 
Любому действию есть противодействие, это как добро и зло или белое и черное.
Белым всегда считалось олицетворение добра и света, нечто способное исцелять и вдохновлять. Но только, если вы не на севере.
Здесь этот цвет на долго врезается в память, в виде бесконечной пустыни, расстилающейся до самого горизонта. То, что должно создавать, здесь на самом деле убивает, причем ему не важно кто вы такой, откуда и зачем сюда пришли. Здесь все равны, все одинаковы и рано или поздно каждый получит то, что должен.

Низкорослый панк с огромной секирой, давно на собственной шкуре ощутил это. С трудом передвигаясь через снежные завалы, он буквально рассыпался в красноречивых замечаниях на тему местных климатических особенностей. Готов поспорить, что если бы не та целеустремленность и упертость характера, то он бы давно бросил это дело. Но бросить затею идти дальше, означало еще и обречь себя на верную смерть, потому каждый следующий шаг приближал его к возможности выжить.

Атнок сражался с жестокой природой севера уже неделю. Длительные переходы, стычки с местными аборигенами и дикими животными отобрали у берсерка последние силы. Крупные капли пота проступали на этом мужественном лице, несмотря на ужасную стужу. Ветер то и дело в попытках усмехнуться над путником, подхватывал комья снега и бросал в ему в лицо. Иногда Атнок выходил из себя, выхватывая секиру, и рубил сугробы пока не сбивалось дыхание...

Так не могло долго продолжаться и гном уже начинал приходить в яростное отчаяние, но внезапное открытие заставило боевой дух бойца воспрянуть с двойной силой.
Среди ледяных глыб и снега, раскинув свои владения, гордо возвышалось поселение, обнесенное деревянной стеной. Не было никаких гарантий того, что это именно то, что Атнок искал столь долгое время, но интуиция уже ликовала. Воин всегда доверяет интуиции, ведь в её заслугах не однократное спасение жизни хозяина во множестве битв, но порой предпочитает проверять.
Перебросив массивную секиру из одной руки в другую, Атнок уверенным шагом направился к главным воротам.

- Эй вы там, на верху! Изволите напрячь задницы и распахнуть эту трухлявую калитку!
На стенах показались часовые. Столь чудной наружности гость был большим удивлением, а стиль его разговора откровенно оскорблял всех присутствующих.
- Чего рты разинули недоумки? Я сейчас сам тут вход проделаю.
С этими словами гном разбежался и с громким воплем вонзил секиру в ворота. Щепки полетели во все стороны, уступая место пустому пространству. Но незваный гость на этом не остановился, провернув лезвие топора против часов стрелки, он выкорчевал секиру из древесного материла и рукоятью расширил "оконный проем".
- Во! Теперь хоть дворик видать!
Часовые, наблюдая за столь непонятным проявлением агрессии, опешили. Никто не понимал что надо этому взбунтовавшемуся бедолаге.
- Немедленно сообщить Мегару!
Один из мужчин бегом припустил вниз по лестнице к командиру гарнизона. Оставшиеся двое переглянулись в недоумении...
- А нам что делать? Нельзя ему давать, вот так вот запросто разносить ворота!

Шаман нагнулся к своему духу волка и что-то тихонько провыл, зверь лишь мотнул головой и секунду спустя мощным прыжком ворвался в человека. Контуры тела потеряли своё явное очертание, он стал, как отражение в мутной воде, чем-то абстрактным, напоминающим силуэт. Трансформация проходила постепенно, все четче и четче проявляя силуэт шамана на пленке реальности. Теперь это был не обычный воин в звериной шкуре и с топором - это был настоящий оборотень.
Шаман ринулся вниз со стены пренебрегая всякой лестницей. Мощные волчьи лапы осуществили воистину могучий прыжок. Ликантроп, будучи в полете, занес топор над головой и ударил...
Каков же было удивление, когда маленький воин со змеиным проворством ушел от удара, наградив полу волка хорошей оплеухой в затылок, при помощи рукояти секиры.
Сохранив инерцию полета в совокупности с мощным ударом, шаман на полном ходу влетел в ворота. Удар был столь сильным, что заставил потеряться в окружающем пространстве на следующие секунд сорок. Этого хватило, чтобы Атнок развернул врага и нанес еще один сокрушительный удар в грудь рукоятью. Хрустнули кости и по ледяной пустыне прокатился волчий вой.
- Так вот вы какие!
Завопил гном, завершая раунд мощным хуком с правой, который отбросил волчье тело в дальний угол ворот.
 

III4y4yHgpaIII

Ословед
Отрывок шестой: Мягкой посадки.

__«Роберт, привет! Знаешь, я мог и не особо торопиться в Гейтшейм — я как ничерта не знал, зачем я им понадобился, так ничерта и не знаю. Кстати, как у тебя де» — перечёрканный листок бумаги закончился. Я опять посмотрел на небо – и без того тусклое солнце Бурголанда не пробивалось сквозь грозовые тучи. Пошёл ливень. Я захлопнул окно и кинул галету Аррьёру:
- Твоё счастье, полёт опять отменяется. Чертова погода, - я кинул ещё одну галету, – Ты и не представляешь, насколько сказочно тебе везёт, что тебе не надо каждый день тащиться к этим бюрократам, чтобы услышать очередное нытьё про никому даром не сдавшиеся бумажки.
__Вздохнув, я накинул свой несгораемый-непотопляемый плащ и постарался как можно лучше загерметизироваться в нём. Возможно, правильным решением было бы стянуть плащ одного из магов воды за стенкой, но это бы нанесло непоправимый урон самолюбию такой личности, как я — без пяти минут официального мага огня. Выходя из здания, я накинул капюшон. Через пару кварталов ко мне присоединился Альберт. Впрочем, поговорить у нас не получилось – мешал гром и шум ливня. В конце концов, мы добрались до места и зашли в грязное здание, в котором находился штаб батальона, к которому я был приписан уже неделю.
- Привет, - я пожал руку Альберту, – сегодня-то нам должен перепасть хоть какой-нибудь корабль.
- Я уже согласен плыть на брандере, – Альберт снял с себя и начал методично высушивать плащ, от которого повалил густой пар. Я принялся делать то же самое со своим плащом.
- Знаешь, из семи моих соседей осталось только двое, – внутренние карманы никак не хотели высыхать, – а в Гейтшейм я приехал куда раньше них. Почему магам воды отдаётся такое предпочтение? По-моему, это нетолерантно по отношению к нам.
- Не говори ерунды, их просто-напросто больше. Гораздо. По теории вероятности у них куда выше шанс попасть на судно...
- Я так думаю, что в штабе не идиоты сидят, чтобы играть в орлянку, распределяя личный состав, – вздохнув, я начал подниматься по лестнице, – Хотя, кто их знает?
__Наверху было привычно накурено. Потолкавшись, я, наконец, подсел к одному из «пиджаков».
– Имя, фамилия, номер роты и взвода – «пиджак» даже не поднял голову.
- Джек Годичи, не распределен до сих пор.
- Да-да, что-то такое помню, – бюрократ несколько минут рылся в бумагах, а потом протянул мне одну из них, – два дня назад приходил приказ о вашем переводе...
- Два дня назад? – я вырвал из из его рук бумагу и прочел её, – Я подходил каждый день в этот дьявольский ливень и пропустил его? – поднявшись, я направился к выходу.
- Молодой человек, к нам ежедневно приходят бумаги с куда более важным... – фразу оборвал хлопок двери, закрывшейся за мной.
__Номер роты и взвода мне ни о чём не говорил. Где была расквартирована четвёртая рота, я тоже не знал. Знали за дверью, которую я только что с шиком захлопнул.
__После этой мысли я сразу остыл и вежливо спросил одного из дежурных внизу, где может быть расквартирована четвёртая рота. Тот покосился на меня: «зачем тебе туда, салага? Впрочем, они вроде через час отплывают на «Гадконе»».
__Я спешил. Впрочем, расписывать, как именно я спешил, смысла нет. Достаточно знать, что к порту я подходил только с карандашом в кармане, драконом за пазухой и мелочью на поясе.
__Осталось найти «Гадкона» среди больших кораблей и маленьких судёнышек, пришвартованных в Гейтшеймском порту. А это одному совсем непросто. К счастью, вокруг меня была толпа занятых и не очень матросов и я, хлопнув по плечу одного из них, завязал разговор:
- Э, уважаемый! Где тут корабль с видом на море? – уважаемый пожал плечами:
- Тут все такие. Отвали, я спешу.
- Я тоже спешу, мой «Гадкон» отправляется через пять минут. Доведёшь за три минуты до трапа – подарю четвертак, – морда матроса просветлела и он предложил пристроиться в кильватер и не сбиваться с курса. Признаться, он мастерски обходил рифы толпы, в то время как я пару раз чуть не сел на мель. В любом случае, он безошибочно нашел «Гадкона» среди десятков других кораблей и я успел как раз к тому моменту, когда прозвучал последний свисток. Матрос проворно взобрался по трапу. Я тоже преодолел это препятствие, хоть и не так быстро: трап здорово раскачивало, а потоки воды, льющиеся с неба, превращали трап в подобие ледяной горки. Только не замёрзшей.
__В корабельных коридорах было почти сухо и пахло машинным маслом. Стука ливня по обшивке корабля почти не было слышно.
- Гони полкроны, я тебя довёл не только до трапа.
- Не жирно тебе будет? Тем более что по трапу я поднялся и без твоей помощи, – я протянул матросу четвертак. Тот широко улыбнулся и схватил монету:
- Чай, не тётка, чтоб по трапу под руку тебя вести. Ладно, бывай, у меня тут дел невпроворот. И, да, потряси с боцмана штормовик, долго твоё платишко не протянет.
__Мудрый совет, которому я обязательно последую: моё платишко-то протянет, долго не протяну я в этом платишке. Я снял плащ и опять начал высушивать его. Аррьёр пристроился на плече. Так, с драконом на одном плече и с плащом на другом, я вошёл в кают-компанию.
 

Brauny74

Ословед
_________Красивым театральным жестом, барон нажал на кнопку сбоку от двери, к которой мы как раз подошли. И он сказал:
_________- Потерю Связи с Родной Планетой!
_________Я уже хотел сказать что-то про подобные теории, которым одно место с "Заговором Иудеи" (согласно которому, существует подпольное правительство иудеев, которое управляет всем миром в своих интересах), но тут распахнулась металлическая дверь с цифрой 13...
_________За ней я увидел ещё одну бетонную комнату. Однако, в отличие от коридора, она выглядела более обжитой. На стенах висели странные чертежи, детали непонятных устройств, начерченны мелом самые разные пентаграммы, на потолке кто-то выложил из ввинченных в камень болтов достаточно точную карту ночного неба, причём, как ни странно, уровень ввинченности болтов был очень странен - одни словно хотели вдавить до верхнего этажа, а другим досталась едва ли пара оборотов. Проследив мой взгляд, Джакомо счёл своим долгом пояснить:
_________- Понимаете, сэр, это работа нашего
астронома Альфонса Сто Первого. Чем сильнее вкручен болт - тем дальше от нас по его мнению расположена звезда.
_________- Ну, да, я читал похожие исследования. Хотя, звёзды настолько далеки, что точно определить их расположение хотя бы относительно нас почти невозможно.
_________Барон перебил нас:
_________- Звёзды сейчас не главное. Место, где вы находитесь - это не просто какой-то очередной бункер эпохи до Потери. Это настоящий подземный город. Местные туннели уходят на десятки километров вглубь земли. Даже наш археолог Крориан Пятнадцатый не исследовал его весь. Сейчас мы в небольшом предбаннике. Эта комната по всей видимости выполняла роль фойе. Сейчас здесь живут Джакомо и Петруццо, проводя свои исследования.
_________- Кстати, Джакомо, а вы специалист в какой области? - поинтересовался я.
_________- Я? Почти универсал. Я отвечаю за связи с поверхностью, я выполняю роль главного, а ещё я - историк, я исследую все те вещи, которые приносит Крориан. Кстати, эти костюмы тоже он принёс, одна из первых его находок. Он рассказал, что там целая комната таких костюмов. В основном на них номера 13. Я лично считаю, что этот подземный город по какой-то причине не имел названия, а только номер - тринадцатый. Но есть и небольшой запас костюмов других городов. Я ношу один из них. По-моему, их туда положили, на случай если связь между городами прервётся, и в одном из них станут враждебно относится к чужакам.
_________- А там не костюмов с номерами 2,3,4 и прочих?
_________Барон кивнул:
_________- Как ни странно, нет. Хотя, читая отчёты об открытых Крепостях, я пришёл к выводу, что эти номера носили малые и не столь важные аванпосты. Ладно, вернёмся к делу. Как я говорил, эта планета нам не родная. И более того, у меня есть прямые этому доказательства. Джакомо, - обратился Дариани к роботу, - Крориан или Эдвард здесь?
_________- Крориан ушёл к Администрации. А Тринадцатый-то куда уйдёт? Химичит всё в своей лаборатории.
_________Махнув рукой, барон позвал меня идти за собой. Мы прошли несколько коридоров, придя к двери с надписью, схожую с бурголандским. Что-то вроде "Chemical Laboratory". Андре постучался. Из-за двери раздался скрип, затем снова скрипучий голос, похожий на голос Джакомо:
_________- Я занят научными исследованиями, чёрт побери. Если сейчас у меня начнутся трястись руки, я могу разнести всё это место...
_________Дариани просто рывком распахнул дверь. За ней оказалсь комната, заставленная столами со странными колбами, медицинским и химическим оборудованием, парой штуковин, похожих на микроскоп и просто посудой. Обычная лаборатория практикующего алхимика. В углу комнаты, с колбой в руках, стоит ещё один робот. На нём тоже одет тот же брезентовый костюм с цифрой 13. Судя по его состоянию, я подумал, что этому Эдварду (я так понял что это и есть он) выдали 13-й номер, просто потому, что таких костюмов больше всего. Везде какие-то подтёки, он прожжён в пару местах, открывая на всеобщее обозрение, похожую на мешок "кожу" робота. Я сразу понял, что он тут химик.
_________Была в этом робота, ещё одна деталь, помимо тех же странностей, что и у Первого. Он был низкого роста. Очень низкого, почти мне по грудь. Такое, впечатления, что на него просто пожалели дерева и ткани.
_________- Ну, здрасьте. Что вам тут надо, я работаю?
_________Барон ответил:
_________- Тут есть для тебя работа, Эдвард. Собственно, говоря, надо кратко посвятить вот этого молодого человека в таинства нашего занятия.
_________- Ну ладно, ладно, - проворчал робот, - сейчас, - он отставил всё, что держал в руках на ближайший стол, подошёл ко мне и протянул руку, - Эдвард Тринадцатый, часовой робот, химик, немного историк, как и все здесь присутсвующие.
_________- Мишель де Теодор де Сантьен, принц Иудеи, Государственный Маг Воздуха.
_________Робот покачал головой:
_________- Цепной пёс армии, а? Ладно, слушай. Сейчас кто-то будет много говорить, и это не ты, и даже не барон.
_________Дариани шепнул мне на ухо:
_________- Потому я сперва и спросил про Крориана, он гораздо лаконичнее.
_________А Тринадцатый продолжал:
_________- Значит так. Начну с самого начала. Для себя. Лет эдак сто назад, жил здесь один барончик. Правил ничем не примечательным баронатом, простым островом, где не было ничего особенного. И был у него очень умный слуга и очень способный придворный маг. С их помощью, барон смог построить на острове почти идеальное сообщество, о котором мечтают эти новомодные коммунисты. Остров ни в чём не нуждался. А барон, слуга и маг вечерком сидели и дулись в картишки, да пили местное винцо. То были прекрасные времена. Но однажды слуга заболел, тяжёло заболел, он умирал. Но маг, недавно открывший странные свойства местных сердец големов, решил применить их для того, чтобы спасти слугу. Он привязал его душу к камню. И дал этот камень роботу. Так и появился Джакомо. Это был всё тот же слуга, в новом странном теле и без памяти о прошлой жизни. Однако, навыки и способности сохранились. Тогда маг, написав свои мемуары, провёл ритуал и на нескольких ещё ценных ему людей и на себе. Так и появились мы - часовые роботы Мольтии, бессмертные исследователи. Правда, проводя одновременный ритуал, маг не учёл одного - став роботами, мы потеряли магические способности, а потеряв память, мы до сих пор так и не определились кто из нас маг. Известно только одно - Джакомо - слуга. Но и он не может точно указать мага. В общем, взяв новые имена, а потом и эти костюмчики, мы стали исследовать этот подземный город, даря вам, живым с поверхности, новейшие и мощные технологии, служа уже третьему поколению Дариани.
_________Барон перебил его (вот любит же лезть посреди чужой фразы):
_________- Но не в этом суть. Думаю, наш сообразительный друг и так всё понял. Вас же прислали не за этим? А вас прислали из-за неё, - он показал рукой на стену. На стене была пришпилена схема какого-то странного устройства, похожего на помесь торпеды с самолётом, - из-за "Чайки"...
 
Погоня

___Надо сказать, не каждому везло так же, как мне: с академической скамьи да в большое плавание. Можно сказать, редкий счастливчик. Многие собственную мать были готовы продать ради несбыточной мечты попасть на борт "Сына Грома", куда брали только лучших. По результатам выпуска из Академии таковым я не являлся, но рекомендательное письмо от моего куратора, который, к слову сказать, был не последним человеком в воздухоплавании, положило начало моей карьере в составе команды первого в своем роде воздушного авианосца. Сам куратор объяснял это тем, что всегда больше ценил в кадетах находчивость и смекалку, а не то, как чисто они драят палубу. Он часто говорил что те, кто "может решить проблему, которая со всех точек зрения кажется неразрешимой", обладают бесценным и загадочным даром и добавлял, что этот дар может быть только врожденным - его нельзя постичь или изучить, это что-то вроде ауры, которая окружает человека с самого рождения и остается с ним до конца его дней. Однако, связывать это с проявлениями магии он наотрез отказывался, ибо, не смотря ни на что, был ярым приверженцем технологий и для него гораздо более весомыми аргументами были паровые машины и сокрушительные орудия, а не волшебные зелья и силы астрала, - своих кадетов он учил тому же. Хоть я и не разделял его мысли о "загадочном даре", но и опровергать их не собирался, - и как оказалось не зря! - а вот с идеей превосходства технологии над магией я был полностью согласен - если бы не сдерживающие заклепки технического прогресса, адепты астрала давно бы уже пустили мир в тартарары. В общем-то за наглядным обоснованием этого утверждения далеко ходить было не нужно - она парило в паре сотнях ярдов над моей головой и было весомее любых слов. Удивительное творение человеческого гения и скрупулезного математического расчета - оно было наглядным доказательством того, что потребность в экономии энергии, в первую очередь, являлась двигателем прогресса. Стремление человека облегчить себе жизнь заставляло его выдумывать все новые и новые ухищрения. Наши предки, не питавшие романтичной любви к изнурительным военным походам, сначала уселись на лошадь верхом, затем привязали к ней колесницу, а потом стали задумываться над тем, как бы вообще избавиться от этого докучного млекопитающего, оставив себе только маневренный экипаж и военную мощь. Так на вооружении империй появились танки и планеры, которых, в скором времени, должны были вытеснить огромные военные базы, с комфортом доставляющие войска прямиком в стан противника. Ещё один камень в огород магам, для которых подобные изыскания были не свойственны. Впрочем, их колдовство мне бы сейчас очень пригодилось.

___Подходящей территории, способной разместить на себе вытянутый короб авианосца в Монронте не было, поэтому специально для него на месте старой судостроительной верфи конструкторы расчистили широкую площадку и построили два параллельных наплавных пирса, уходящих на несколько сотен ярдов от берега. Между ними на специальных рампах располагалась задняя часть "Сына Грома", передняя же выступала на сушу и упиралась в стенки дальних ангаров.
Посадка на борт уже завершилась, но отбывка была в самом разгаре. Этот емкий и сложный процесс выполнялся в несколько этапов и, как и посадка, занимал немало времени, что давало мне шанс. По замыслу, авианосец крепился к пирсам швартовочными канатами и, пока шел разогрев парового котла, поднимался вверх при помощи нескольких дирижаблей - канаты постепенно стравливали, давая судну набрать необходимую для воздушного маневра высоту. Когда это было сделано, двигатель начинал давать обороты и проводилась контрольная проверка всей системы паропровода и работоспособности турбин. После этого канаты, а затем и дирижабли, один за другим отцепляли и авианосец продолжал полет самостоятельно.
___Неспешное варево праздной толпы заполняло всю свободную площадь перед пирсом, рядом с которым военный оркестр играл бравурный марш и празднично хлопали на ветру цветастые флаги Империи и военно-воздушного флота. Над всем этим великолепием высилось сверкающее солнцем тело авианосца, вокруг которого реяли шумные стаи чаек, кажущиеся на его фоне крохотными белыми точками. Массивные металлические катушки, вкрученные по бокам в пирсы, натужно поскрипывали, удерживая на длинных канатах рвущуюся ввысь исполинскую тушу. Я хотел подобраться ближе, но блуждающие в толпе констебли вынуждали держаться на расстоянии. Ещё раз сталкиваться с ними не хотелось. Я оценивающе скользнул взглядом по канату, тянущемуся от ближайшей катушки до борта. Все было гораздо хуже, чем я себе представлял. Ситуация казалась безвыходной: попасть на отправляющийся авианосец с земли было попросту невозможно. Карабкаться на такую высоту по толстому просмоленному канату - чистой воды самоубийство. И даже если мне хватит на это сил, вооруженные дальнобойными армейскими карабинами гвардейцы, которые стоят по обе стороны сдвоенного пирса, не дадут мне ни единого шанса. Безумная и такая привлекательная идея оказалась невыполнимой, а никакого другого способа попасть на борт я придумать не мог. Паника неровными волнами начала подкатывать к горлу, вынуждая сделать несколько глубоких вдохов, чтобы успокоится и собраться с мыслями.

___Я лихорадочно соображал. К причалу ведет несколько путей. Один - через ракушечную лестницу с колоннадой, откуда я пришел. Другой - через тесные переулки с белыми домиками и старинными водокачками, через спуск, извивающийся по узким каменным трапам на склонах обрыва. Но я знал ещё один путь.
Бухта Монронта зажата между двумя скалистыми мысами, которые в неспокойное время, словно два серпа, надежно скрывают её от набегов с моря. Там в горах, возле самой кромки воды, тянется высокая береговая крепость, - старинный полукруглый форт, приземистый, сложенный из прочного желтоватого известняка. Из узких квадратный амбразур выглядывают изрытые ржавыми оспинами стволы чугунных пушек.
___Когда закончатся все приготовления, "Сын Грома" возьмет курс в открытое море. После того как авианосец пересечет бухту, он должен подняться над серповидной скалой, каменной громадой нависающей над морем и тянущейся далеко за черту прибоя туда, где на остром утесе виднеется красная башня маяка. Это и есть мой третий путь - по крутой извилистой дороге к маяку, уходящей мимо форта далеко в скалы, и берущей начало в порту Монронта. По одной из её развилок из города доставляют провизию и товары к портовым ангарам, по другой можно добраться до маяка - самой высокой точки над морем. Он-то и есть моя цель! Когда авианосец приблизится к утесу, мне нужно будет находиться на вершине башни и, управляя отражателями при помощи цепного механизма, успеть подать ему сигнал. Если все правильно рассчитать, то, несмотря на дневной свет, его смогут увидеть с борта, главное - точно сконцентрировать и направить луч сквозь линзы. Маяк дествующий, а значит на нем есть смотритель, который в этом разбирается, - он-то мне и поможет! А там, глядишь, и планер за мой вышлют.
___Черновой набросок, за секунды нарисовавшийся в моей голове, обрастал все новыми деталями, подробностями и все больше походил на настоящий план. Главное - оказаться у маяка раньше "Сына Грома"... Но для начала нужно добраться до выездных ворот на другой стороне порта.
Теперь, когда я знал что нужно делать, даже дышать стало легче.
Напоследок я ещё раз прикинул - идти мне было некуда. Тореса Мольтеса и его людей я не боялся - законов Монронта не нарушал и ничего кроме, разве что, "публичной обнаженки" у властей на меня не было. Более того, вспыльчивый мэр Монронта успокаивался так же быстро, как впадал в ярость, так что о нем можно было благополучно забыть. С констеблями вышло недоразумение, но встретившись ещё раз, они вполне могут задержать меня на несколько дней для установления личности. Этого времени хватит, чтобы с авианосца дошло сообщение о моей неявке на борт. И вот тогда за меня возьмется военный трибунал. А с ним шутки плохи. Я ещё легко отделаюсь, если обвинят в преступном халатстве и отстранят от службы. Могут ведь и дезертирство повесить, а в наше неспокойное время, это уже попахивает расстрелом... Но даже если констеблям не попадусь, вряд ли смогу покинуть город раньше чем меня схватят, а прятаться и скрываться, как какой-то воришка у меня все равно не получится. Получается то, когда произойдет неизбежное - лишь вопрос времени. Я по разному представлял себе финал моей карьеры в военно-воздушном флоте, но даже в самых нелепых фантазиях он не заканчивался вот так. Ситуация была просто критическая, а мой наспех придуманный план пестрил пробелами. Но терять мне все равно было нечего.

___Я ещё раз с грустью и благодарностью вспомнил Старого Капитана, и его дочь, и друзей, вступившихся за меня перед констеблями. Они хорошие люди. Не хотелось бы, чтобы у них из-за меня были неприятности... Задумавшись об этом, я вспомнил об одной действительно серьезной проблеме, которая поджидала меня на борту авианосца. Я старался до последнего не думать о ней, пытаясь сосредоточится на своем плане, но масштабы этой проблемы были для меня слишком велики, чтобы просто выбросить её из головы.
Будучи салагой в военном деле, я не имел достаточно опыта: не нюхал пороху сражений, зная о кровопролитных битвах только из книг, а мои знания, полученные в во время обучения, требовали закрепления и шлифовки долгими годами службы. Но, не смотря на это, об одном персонаже я был наслышан ещё с начальных курсов Академии. Человека, чьим именем пугали всех кадетов, от мала до велика, звали Отто Келлерман.
Мичман Келлерман был фигурой весьма неординарной и, несмотря на относительно невысокий ранг, в какой-то мере даже нарицательной. Историй, которых я о нем слышал, хватило бы чтобы записать их под кожаный переплет толстого пятитомника и дать кадетам почитать на досуге. Не в последнюю очередь, он стал так знаменит благодаря своим специфическим методам воспитательной работы с личным составом, тяжелому характеру и крутому нраву. Даже разъяренный Мольтес, палящий из револьвера во все живое, на его фоне казался шкодливым мальчишкой.
Служба под его началом была тяжким испытанием для многих, самых бывалых матросов. Даже те, кого угораздило попасть в плен к северным племенам, с ужасом вспоминали не о страшных пытках, которым их подвергали, - я долго не мог в это поверить, - а о днях службы, проведенных в юности под руководством мичмана Келлермана. Стоит ли говорить, что дисциплина под его командованием была железной? С нарушителями мичман не церемонился и лично проводил "разъяснительные работы" с каждым из них, и на любом судне, где ему приходилось служить, порядок царил идеальный. Видимо, именно поэтому высшее командование, которое давно присматривалось к Келлерману, перевело его на "Сын Грома". Тут стоило отдать ему должное - будучи гордым обладателем гипертрофированного чувства справедливости, наказывал он только явных нарушителей и тем, кто добросовестно чтил военный устав, расправа не грозила, но уж если подчиненный был действительно виновен, карающая длань Келлермана обрушивалась на него быстрее, чем тот успевал сказать хоть слово в свое оправдание. И я знал об этом как никто другой, но поскольку умел учиться на чужих ошибках и предпочитал особо не отсвечивать, никаких проколов за мной не наблюдалось в течение всего полугода службы и каждый раз ястребиный взор мичмана обходил меня стороной. До последнего дня... И теперь выбор мой был невелик - либо военный трибунал, либо Келлерман. Постороннему человеку такой выбор показался бы совершенно очевидным - лучше уж получить хороший нагоняй от старшего по званию, чем загреметь на нары. Но для меня, за прошедшие шесть месяцев как следует узнавшего нашего мичмана, это было поистине тяжким решением, которое я принял скрепя сердце. Как-никак, а дальнейшая служба на авианосце того все же стоила. Пока я размышлял, ноги несли меня вперед. Все трудности несут в себе рав*ный им по размерам потенциал решения возникших осложнений. Для того, чтобы осуществить задуманное, мне необходимо действовать быстро и решительно.
Порт Монронта славился своей торговлей - здесь, за древними, сложенными из известняка фортификационными укреплениями и старым маяком круглые сутки кипела своя разномастная жизнь. Музыку военного марша, доносящуюся со взлетной площадки, перекрывала незатейливая музыка корабельных будней: звон якорей, озорная перекличка рыбачьих экипажей, шелест парусов, скрип старых баркасов и скрежет подъемных механизмов, выгружающих на берег тяжелые металлические контейнеры. У множества причалов мирно покачивались величественные каравеллы, отдыхая перед очередным плаванием. Приходили и, отгрузив драгоценные товары, вновь уходили в море торговые корабли. На набережные сходили шатающиеся от качки моряки, чтобы рассеяться на несколько дней по смрадным притонам и упиться там вдоволь дешевым ромом. Метались по порту смуглые и небритые грузчики в потертых куртках и сапогах - всегда находилось судно, которые нужно было разгрузить. Здесь, где тухлый запах рыбы и водорослей чувствовался особенно сильно, начинался совсем другой мир со своими заботами и делами, в котором никому и дела не было до того, что происходило совсем рядом, на старой верфи. Действительно, какая разница - большое ли судно отходит, малое, плавучее, летающее - все это для людей, проводивших большую часть своей жизни в море, не имело никакого значения.
Я, тем временем, несся через причал, перемахивая через ящики и бочки, уворачиваясь от растянутых рыболовных сетей. Можно было конечно остановиться и попытать счастья здесь - многие суда были оснащены паровыми двигателями и были достаточно быстры и маневренны, чтобы по морю догнать авианосец, пока тот не набрал достаточную скорость. Но в моих карманах не было ни синта, а без наличных ни один уважающий себя рыбак не пустит меня даже на палубу.

___Когда я уже добрался до выездных ворот, бежать стало совсем невмоготу - в груди горел огонь, мелкий гравий врезался в босые ступни, заставляя в очередной раз с сожалением вспомнить о забытых в комнате Джозефины ботинках. Тоскливо взглянув на дорогу, зигзагами уходящую вверх по скалам, я с горечью понял, что на своих двоих не управлюсь. Мысль о том, что "Сын Грома" отбывает без меня, продолжала толкать вперед, но сил для значительного рывка, от которого зависело все мое предприятие, уже не было.
Сложившись пополам, я попытался отдышаться. Должен же быть ещё способ попасть наверх! Взгляд заметался по округе и замер на стоящем неподалеку от выездных ворот паровом грузовичке, сзади которого суетились рабочие, выволакивая из крашеного мутно-зеленой краской кузова массивный деревянный ящик.
Времени на раздумия не оставалось.
Быстро обежав грузовичок за тюками с провизией, я прижался спиной к холодному боку металлического контейнера и осторожно выглянул из своего укрытия, оценивая обстановку. Двое рабочих аккуратно опускали из кузова тяжелый деревянный ящик, двое других принимали его внизу. Чуть поодаль, спиной к автомобилю, стоял водитель, курил табак и хмуро посматривал то на часы, то на покачивающийся у ближнего причала баркас. За рабочими он не следил. Сквозь стекло сторожевой будки, гордо именуемой пропускным пунктом, было видно пузатого охранника, который опустив голову на грудь, мирно дремал на покосившемся табурете. Дело складывалось как нельзя удачно.
Короткий бросок из своего укрытия - рабочие были слишком заняты своим делом, чтобы заметить, как я скользнул в открытую кабину грузовика и перебрался на сиденье водителя. Съемная брезентовая крыша была отстегнута и аккуратно свернута в тугой рулон - трубы, на которых она крепилась, металлическими ребрами выгибались над кузовом. Откидной верх в кабине также отсутствовал и был гармошкой сложен за спинкой сиденья, но несмотря на это, в ней стойко держался невыветриваемый запах табака и пота. Я знал, что старт автомобилей этой модели требовал немало времени и усилий, но, к моему счастью, двигатель был уже заведен. Видимо водитель работал на одну из служб доставки, - поочередно выгружая провизию и почту возле каждого судна, он забирал деньги в мятом конверте и двигался дальше по списку, - время постоянно поджимало и выгоднее для собственного кошелька было не глушить двигатель как можно дольше. Мне оставалось лишь надеяться, что воды в котле было достаточно и курьер не скупился на нонеф. Не то чтобы я не испытывал никаких угрызений или страха, угоняя чужой транспорт, - отморозком, который ради достижения собственных целей способен без раздумий избить человека и завладеть его имуществом, я никогда не был, - но сейчас позволял себе действовать, не задумываясь о последствиях, как того и требовала ситуация. Позволю совести позже обрушить меч возмездия на мою провинившуюся голову.
Гул турбин, донесшийся с судна возвестил о том, что последние приготовления подходили к концу - отстегивая часть канатов, авианосец начал монументально разворачиваться, квартал за кварталом накрывая Монронт могучей тенью. В порту начало темнеть - пасмурная полоса заскользила по земле, окрашивая все вокруг в серый цвет. Всегда во время отбытия я находился на борту и даже не задумывался над тем, как это может смотреться со стороны - теперь же я, затаив дыхание, наблюдал зрелище, от которого мурашки бежали по коже. С покачивающихся у причалов рыбацких шхун донеслись восторженные крики и пронзительный свист. Рабочие, так и не опустив ящик на землю, застыли, задрав головы кверху. Даже хмурый водитель грузовика оторвался от своих часов и сурово посмотрел на парящий в поднебесье авианосец. Нужно было действовать, пока меня не замели.

___Опомнившись, я вернулся обратно в кабину но, не зная что делать дальше, растерянно забегал взглядом по переключателям на передней панели и рычагам, которые росли по бокам руля. Левая рука нащупала возле спинки сиденья три каких-то вентиля, о назначении которых я мог лишь догадываться. Управлять автомобилем я толком не умел и первый и последний раз сидел за рулем ещё до Академии. Тогда это казалось не таким хитрым делом - я был сильно пьян и все получалось как-то само собой. Сейчас же из всех элементов управления я узнавал только руль и педали, при этом не помня - какая из них за что отвечает. Чувствуя себя полным идиотом, я разглядывал теснящиеся справа рычаги, нерешительно переводя руку от одного к другому, и, наконец, определившись, потянул самый длинный из них на себя. Расчет мой был прост - если в планере тянуть рычаг управления к себе, он взлетает и набирает высоту, так почему бы и грузовику при аналогичном управлении не начать двигаться вперед?
К сожалению, проклятые конструкторы всегда все усложняют. Вместо того, чтобы рвануть к воротам или хотя бы попытаться взлететь, грузовик дернуло назад. Громкий треск, словно что-то тяжелое рухнуло оземь, и витиеватая брань грузчиков заставили меня поспешно вернуть рычаг на место и обернуться - в кузове уже никого не было. В следующее мгновение дверца распахнулась и чьи-то сильные руки начали выволакивать меня из кабины. Подбежавший водитель, - а это был он, - страшно ругаясь, вытащил меня почти наполовину и не остановился бы на этом, но во время борьбы я снова сдвинул ногой рычаг, в этот раз уже вперед, до самого упора. Сквозь крики водителя стало слышно, как что-то тяжко вздохнуло под капотом, и грузовик, пробуксовав на мелкой гальке, сорвался с места. Водитель, волочась следом, повис на мне, и чтобы не вывалиться наружу, одной рукой я вцепиться в руль и ненароком крутанул его в сторону - грузовик, едва не вписавшись в тюки с провизией, сделал большой круг и, снеся шлагбаум, вылетел через пропускной пункт на дорогу. От металлического удара салон подпрыгнул, едва не катапультировав меня через лобовое стекло, и рука, бульдожьей хваткой сжимающая мое плечо, разжалась. Бедняга вместе с оторванной дверцей покатился по гравию, вскочил, но пробежав следом несколько метров, остановился, махнул рукой и, сорвав с головы пыльную кепку, принялся яростно топтать её ногами. Вдогонку раздалась пронзительная трель, - пузатый охранник все-таки проснулся и теперь, вывалившись на крыльцо, дул в свисток и даже попробовал пуститься в погоню. Но его запал иссяк даже быстрее чем у водителя, - доковыляв до оторванного шлагбаума, он устало привалился к его стойке и сполз на землю. Я же, пытаясь унять бешено стучащее сердце, двумя руками вцепился в руль, приноравливаясь к неповоротливому управлению и молясь, чтобы котел не пострадал от удара. Под выгнувшимся дугой капотом с изрядно облупившейся краской что-то подозрительно стучало и хрипело, и я даже испугался что грузовик, проехав ещё пару десятков метров, намертво заглохнет. Но старая развалюха и не думала останавливаться, наоборот, бодро дребезжа и подпрыгивая на кочках, постепенно взбиралась по желтой ленте дороги, зигзагами стелющейся среди скал. Рычаг, переключающий отсечки парораспределительного механизма, я решил больше не трогать - грузовик и так неплохо справлялся с подъемом и, хоть и медленно, но все же продолжал набирать скорость. Под сиденьем что-то назойливо елозило и билось об металлический бок водяного бака. Не выдержав, я быстро запустил туда руку, и извлек длинный газовый ключ, который водитель наверняка использовал для затяжки паровых труб. Мне он был без надобности и я с раздражением закинул его в кузов к трущимся друг о друга деревянным ящикам, - без них грузовик ехал бы быстрее!
Пропускной пункт скрылся из виду где-то за поворотом и я позволил себе немного перевести дух и вспомнить с чего начался сегодняшний день. За последние полчаса в меня стреляли из револьвера, пытались совратить, заколоть шпагой, меня преследовали гвардейцы и констебли, мне пришлось сигануть из окна, пробежать на своих двоих не меньше мили и, наконец, - угнать грузовик прямо из-под носа его владельца. А все это произошло всего лишь из-за одного чертового опоздания! Даже для меня это было чересчур. Если бы накануне кто-нибудь рассказал, через что мне придется пройти этим утром, я не колеблясь назвал бы этого человека худшим вралем Империи. Но сейчас мне хотелось верить, что все случившееся со мной было не зря. Я обратил внимание на лежащую на пассажирском сиденье потертую планшетку со списком заказов - в нем отдельным пунктом значилось имя курьера, весьма дурацкое, надо сказать. Реми Дюпен - так звали человека, чьим должником я теперь был. Когда все закончится, нужно будет расплатиться с ним за "аренду" транспорта. Если дело выгорит, буду обязан ему по гроб жизни.
Боковым зрением я наблюдал за тем, как "Сын Грома", сбрасывая последние оковы, приходит в движение. Несмотря на расстояние, которое нас разделяло, казалось, что до него можно дотянуться рукой. По верфи пронеслась серия коротких вспышек и спустя секунду до меня донесся гром салютующих орудий. Форы, отмеренной мне временем, пока хватало, чтобы опережать авианосец.
Стараясь не отрываться от дороги, я наклонился и распахнул дверцу бардачка, из которого вместе с кипой мятых бумажек, шлейфом взлетевших над грузовичком, выпала красная аварийная шашка. Вопрос о том, как оперативно привлечь внимание тех, кто находился на борту, решился сам собой - впервые за сегодняшнее утро все шло по плану и это меня забеспокоило. Когда все складывалось слишком удачно, я начинал нервничать, а когда я начинал нервничать, то обязательно в чем-то ошибался. Аксиома, повторяющаяся из раза в раз. Но стоит мне ошибиться сейчас и цена моих усилий будет не больше пущенных по ветру старых списков. Шашка перекочевала ко мне за пазуху.
Сухо шуршали колеса, поднимая над разъезженной дорогой дымный шлейф пыли, в котором зависали косые лучи солнца, клевали борт грузовика отлетающие из-под нагретой резины мелкие камешки, а далеко впереди выглядывал из-за скал стеклянный колпак маяка, обозначая конечную цель поездки. Эта бухта своими размерами значительно отличалась от всех остальных на восточном побережье и, чтобы в объезд добраться до дальней её точки, требовалось изрядно времени, которого у меня не оставалось. Миновав несколько уходящих в город развилок, из которых в порт стекали нагруженные паровички, я не на шутку забеспокоился: мне оставалось проехать ещё полпути по каменному "серпу", в то время как набирающий обороты авианосец двигался напрямик и сокращал вдвое большее расстояние.
Спустя минуту, когда стало ясно, что эту гонку я проиграл, серая тень добралась до ползущего по дороге грузовичка: клепаное тело металлического колосса нависло над моей головой. Я чертыхнулся и в сердцах приложил кулаком по рулю: затея с маяком с треском провалилась. У меня оставался последний шанс. Сейчас или никогда. Пальцы сжались на твердой поверхности цилиндра, рванули тугое кольцо и, вместе с выброшенной рукой, вверх ударил столб густого красного дыма. Удерживая одной рукой скользкий обод руля, я, что есть мочи, замахал сигнальной шашкой, выписывая за грузовиком клубящийся извилистый след, который должны были заметить на судне. Я надеялся, что там, наверху, смотровые разглядят на мне форму члена экипажа и примут необходимые меры. В уставе не говорилось ни слова о том, нужно ли выручать тех, кто опоздал к отлету и остался на берегу, так что я мог рассчитывать только на снисхождение командования и мичмана Келлермана, в частности.
Для верности я ещё посигналил в клаксон, но его надрывный хрип захлебнулся в потоках встречного ветра. Впереди дорогу, которая резко сужалась и выходила на самый край обрыва, перечеркивало деревянное заграждение с предупреждающей надписью, которую я так и не успел прочесть: грузовик на полном ходу влетел в заграждение, напрочь снеся его. По лобовому стеклу хлестнули деревянные обломки, а сигнальная шашка выскользнула из руки и изрыгая столб дыма закатилась под сиденье. Я закашлялся и придвинулся ближе к рулю, но даже не попытался достать её: крыша над головой отсутствовала и стелющийся красный сигнал и так было прекрасно видно. Вдоль левого борта распахивалась синяя пропасть и через оторванную дверцу было видно, как далеко внизу пенятся белые гребешки волн, разбиваясь о желтые камни бухты. От этого зрелища опасно закружилась голова и я ещё крепче вцепился в руль, стараясь вести ровнее. Дорога здесь тянулась каменистая, неразъезженная - грузовик то и дело подбрасывало и швыряло к осыпающемуся краю, заставляя меня вспоминать все новые и новые молитвы Единому. Повернуть назад я не мог - необходимость дождаться хоть какого-то знака от авианосца, сообщения о том, что на борту приняли мой сигнал, вынуждала меня на полной скорости и дальше нестись по этой... тропинке: назвать это дорогой у меня уже не поворачивался язык.
А на авианосце, чье днище медленно проплывало над головой, казалось, никак на меня не реагировали: не было ни намека на то, что к моему бедственному положению проявлялось хоть какое-то внимание, - действительно, какое гиганту было дело до ползущей под его брюхом букашки? От волнения я стиснул гладкий обод руля с такой силой, что побелели костяшки пальцев. Барабанная дробь сердца с каждой секундой становилась все быстрее и быстрее, норовя вот-вот оборваться тарелочным звоном сердечного удара. Шашка, перестав дымить, погасла и красные облака за спиной растаяли, подхваченные стремительным ветром, власть которого здесь ощущалась в полной мере. По правой стороне потянулась известняковая стена врезанного в утес старинного форта. В ладно сложенных и подогнанных друг к другу камнях замелькали узкие щели бойниц. До возвышающейся над утесом красной башни было уже совсем рукой подать, когда на "Сыне Грома" произошло движение: из открывшегося бобмолюка выпала и стала разворачиваться, опускаясь вниз, какая-то связка. Когда я присмотрелся, то вначале не поверил своим глазам, но протерев их, окончательно убедился, что это была... веревочная лестница. Да они просто издевались надо мной! С привязанным к ней грузом, - чтобы не относило ветром, - она развернулась во всю длину и теперь покачивалась чуть позади автомобиля, в нескольких метрах от края пропасти. Нет, они точно издевались. Чтобы охарактеризовать эту затею, к которой меня подталкивали, никаких других слов, кроме "безумие" и "самоубийство", в голову не приходило. Но эта последняя ниточка, способная вытащить меня из этой передряги, была недвусмысленным намеком на то, что другого такого шанса мне больше не подкинут. Высоты я не боялся, но вероятность в ближайшем обозримом будущем разбиться о скалы, энтузиазма не прибавляла. То, что мне предстояло выполнить, было по силам разве что цирковым акробатам, парящим под матерчатым куполом на трапециях.
Лесенка, тем временем, крутясь на ветру, перемещалась все ближе. Вот если бы перебраться в кузов... Но сделать этого я не мог - стоило отпустить руль и неуправляемый транспорт тут же начинало вести в сторону, в какую - предугадать было невозможно. Нужно было чем-нибудь заблокировать разболтанное рулевое управление и на этот счет у меня была одна идея. Оторвавшись от дороги, я обернулся, ища глазами найденный ранее газовый ключ. Долго высматривать не пришлось - его рукоять торчала совсем близко из щели между ящиками, куда он завалился от тряски. Продолжая одной рукой придерживать баранку, я перегнулся через спинку сиденья и потянуться за край кабины к холодному металлу разведенных ручек, но, как ни старался, не смог достать до них даже кончиками пальцев. Чертыхнувшись, я снова вернулся к дороге и несколько секунд переводил дух, ровняя грузовик ближе к выветренной стене форта. Наконец, собравшись, я разжал пальцы, рывком перекинулся в кузов и, чувствуя как драндулет потащило в сторону обрыва, двумя руками вырвал ключ из зажавших его тисков. Когда я, развернувшись, резко крутанул руль вправо, не давая грузовику сорваться в пропасть, заднее колесо все-таки соскочило с осыпающегося края и я ещё раз увидел, как далеко внизу с громким гулом бьются о камни белые хлопья прибоя. Затем грузовик косо развернуло поперек дороги, замотало из стороны в сторону и, наконец, нехотя вернуло в нормальное положение. Тем временем, лесенка скользнула вдоль борта и, когда пляшущие перед глазами темные круги разошлись, я увидел, что она, словно дразнясь, колыхалась прямо перед вмятым капотом. Впереди протянулся последний прямой участок дороги, который обрывался крутым поворотом к маяку. Рифленые тиски ключа были едва разведены и я, немного подкрутив регулирующую шайбу, сомкнул его челюсти на ободе руля. Ручки прочно уперлись в передний край сиденья - управление было заблокировано. Потея от страха, я на ослабевших ногах перебрался на кожаную обивку и, балансируя руками, начал выпрямляться в кабине в полный рост.
Встречный ветер толкнул в грудь и сорвал с головы фуражку, - кувыркаясь в его потоках, она взмыла над пыльной дорогой, а затем исчезла где-то за краем обрыва. Меня едва не отбросило в кузов и, я неловко взмахнув руками, судорожно ухватился за металлическую раму лобового стекла. Оставшийся без управление грузовик летел вперед, собирая все кочки на своем пути, отчего салон жутко подбрасывало, и я снова испугался, что колеса, наскочив на очередной камень, завернут к обрыву. Стараясь не дышать, я перенес через раму вначале одну ногу, затем другую, но тут кабину тряхнуло и я едва не распластался по нагретому капоту, перед глазами качнулась синяя рябь. До поворота оставалось меньше полусотни ярдов и за приближающимся краем виднелся крутой склон утеса, усеянный острыми глыбами. Дальше медлить было нельзя. Отпустив, наконец, раму, я неровно шагнул по выгнутому металлу и оттолкнулся, кинувшись всем телом навстречу пляшущим перекладинам, - пальцы скользнули по гладким трубкам, пересчитывая их, но таки сумели зацепиться за одну из нижних. Груз, примотанный к ней куском парусины, больно ударил в грудь и я, хватаясь то за него, то за лесенку, начал взбираться выше. Дорога подо мною круто завернула и грохочущий грузовик, на полном ходу вылетев в пропасть, грудой металлолома покатился по камням. Ухнул и оглушительно взорвался паровой котел, разметав по склону покореженные части кузова и обломки ящиков. Боюсь, Реми Дюпен сильно огорчится, узнав что теперь не скоро получит свою компенсацию.
Внизу проносились изгибы дороги и выступы желтых скал, а на дальнем краю утеса во всей красе вырастал маяк, за которым стеной вставало бескрайнее море.
Пока я дергал веревки, старясь избежать удара о скалы, лесенка все вертелась вокруг своей оси, а затем, перекрутившись до максимума, остановилась на мгновение и начала стремительно разворачиваться в обратную сторону - маяк, дорога и скалы замелькали с калейдоскопической скоростью, сливаясь в один причудливый узор. Желудок моментально подскочил к горлу. Я с воплем прижался к перекладинам и зажмурился: кирпичная стена башни выросла перед глазами и, рванувшись вниз, промелькнула в такой близости, что я едва не влетел в стеклянную кабину на вершине. Но в следующее мгновение поток свежего ветра хлынул мне в лицо. По коже стегнула тысяча мелких брызг соленой прохлады. Я приподнял веки. Впереди, насколько хватало глаз, простиралась бескрайняя синяя гладь - "Сын Грома", оставив позади скалы бухты, вышел в открытое море.
Перекладины моментально намокли и стали скользкими - я замер, боясь сделать хоть одно неловкое движение. С поверхностью воды нас разделяли десятки ярдов. Высота была смертельная. Только теперь становилась очевидна вся ценность привязанного к нижней перекладине груза. Пока я летел под брюхом авианосца навстречу ветру, лесенка мягко дернулась и начала втягиваться в темное окошко бомболюка. Вскоре меня крепко подхватили за плечи и втащили внутрь, - прикрыв глаза, я обессилено растянулся на прохладном металлическом полу. Изнурительная гонка закончилась. Надо мною нависали чьи-то смазанные лица, будто их размыло водой, слышались взволнованные голоса, кто-то настойчиво теребил меня за плечо. Гулко лязгнула закрывающаяся створка бомболюка, меня приподняли и, придерживая со всех сторон, поставили на ноги. Устало оперевшись на крепежный механизм для сброса бомб, я осмотрелся: нижняя палуба, моя боевая позиция на случай сражения.
- Марсель, ты как, впорядке? Ну и заставил ты тут всех понервничать...
- Ну даешь, брат...
- Марсель... что произошло?
- Подождите, дайте ему отдышаться.
- Как тебе...
Мой взгляд бегал по окружившим меня лицам сослуживцев, выискивая в толпе мичмана.
- Эй, кто-нибудь, приведите его в чувство!
- Со мной все в норме, - сказал я, наконец, под ободрительные возгласы и похлопывания по плечу. - Келлерман в курсе?
- Нет, ему не докладывали. - сказал вышедший из толпы Тео Римар, мой старый товарищ, которого я знал ещё с Академии.
У меня моментально отлегло от сердца. Если мичман не знал о моем "подвиге", это значительно все упрощало. Он скорее всего видел, что меня не было в списках тех, кто вернулся с увольнительной, но не мог знать наверняка, что я совсем не попал на борт. А поскольку по части вранья я был мастером, придумать этому правдоподобное объяснение было делом не хитрым, главное - тщательно подготовиться и замести следы своего прибытия. Вот тогда можно будет идти на разговор.
-Решили справиться своими силами, - ухмыльнулся Тео, - старший и так нервный в последнее время, незачем ему лишние волнения, да и нам они никчему. - саркастически добавил он под одобряющие, но осторожные смешки.
- Что бы я без вас делал...
- Ладно, не благодари, потом сочтешься, - отмахнулся Тео. - Так что с тобой приключилось?
Я вкрацие пересказал список своих злоключений, но судя по ошарашенным взглядам сослуживцев, чтобы прояснить им все подробности, требовался весьма детальный рассказ.
- Так, народ, минуту внимания. - махнул я рукой. - Тео, Гасьен, Серван, Ной, Фирман, вы со мной, остальные - расходимся, вы ничего не видели, не слышали; не хватало ещё чтобы Келлерман заметил, что половины отряда нет на постах и пошел искать сюда. Давайте, давайте, бегом. Проколется один - огребать будут все. Стойте, Кальвин, Ришар, захватите с собой лестницу, сверните и спрячьте, где взяли. Так... - я заходил мимо стоек со снарядами. - Мне нужна чистая форма и ботинки. Ной, Фирман, вы часто попадали в наряд на прачечную и знаете что там к чему, сможете достать их для меня? - те кивнули. - Отлично!
Матросы, тем временем, тянулись к трапам, но, поглядывая на нас, покидать палубу особо не торопились.
- А пока все расходятся, слушайте внимательно и запоминайте, как всё было; я на вас рассчитываю. Значит так, "легенда" следующая... - начал было рассказывать я, но тут где-то в дальнем коридоре с чудовищным лязгом хлопнула дверь, раздался шум голосов и до нас долетел обрывистый говор: "Келлерман... ему донесли... уже идет сюда." Меня словно ошпарило кипятком. Этого ещё не хватало! Если мичман уже обо всем знал, врать и изворачиваться смысла не было.
- Ну все, - я обреченно оглядел свою пыльную, изодранную форму, - это конец...
В этот момент снова раздался хлопок и на палубе повисла гробовая тишина, нарушаемая лишь чьими-то тяжелыми шагами. Гасьен, известный среди матросов пошляк и сквернослов, уже было открыл рот чтобы начать ругаться, но некрасиво поперхнулся и передумал. Толпящиеся у бокового трапа матросы расступились и я увидел мичмана Келлермана. Сзади кто-то нервно сглотнул. А мне вдруг снова захотелось оказаться далеко-далеко отсюда, где-нибудь на теплом берегу Монронта. Обведя присутствующих недобрым взором, от которого все тут же вытянулись по струнке, мичман, меряя широкими шагами палубу, двинулся прямиком ко мне. И судя по его твердой поступи и лихо засученым рукавам, настроен он был весьма решительно.
 

Stich

Ословед
В плену

____-Просыпайся, ленивая свинья!! – сильный шлепок по щеке привел меня в чувства.
____Голова раскалывалась, меня мутило, но сердце било тревогу, потому что, что-то было не так.
____-Вот так! Не вздумай окочуриться здесь! – еще один хлесткий удар и в голове сразу стало ясно.
____Я сидел связанный на деревянной табуретке в темной захламленной комнате с низким потолком. Пеньковая веревка туго стягивала мои запястья, во рту был кляп. За спиной слышалось мычание, я узнал его, это был Ришар, он, тоже был связан. Передо мной, стояло 3 мускулистых человека лет 30-40. Они были неряшливо одеты, бороды небриты, от них несло самыми разными неароматами. Они скалились ровно в половину нормального набора зубов. У того, который бил меня, был прокуренный голос и стеклянный глаз [FONT=&quot], у второго вместо левой руки был механический протез, с помощью которого он вертел ржавую подкову,[/FONT] а третий носил черную треуголку и курил старую, потертую трубку. Их руки были покрыты татуировками. Меня заинтересовала механическая рука второго мужчины, очень интересный механизм, но сейчас ее некогда было разглядывать.

____Я не понимал, что произошло пока я спал, до тех пор пока в комнату не зашел наш знакомый водитель. Мне все стало ясно: «Так вот о какой удачной сделке он говорил... И что же они собираются делать теперь?»
____-Ну что, второй очухался? – поинтересовался водитель и посмотрел на меня. –Чудненько! Надо сбагрить их побыстрее, а то персоны важные, их будут искать.
____Что неужели они хотят продать нас? Но кому? Кто занимается столь черной работой здесь в Моловии?
____-А их вещи?- Спросил человек с механической рукой.
____-Эти безделушки, наверняка, магические, и за них, хорошо заплатит какой-нибудь отшельник. Но это все после, сначала с ними разберемся.
____Тут только я осознал, что сижу в одной рубахе, и все мои вещи изъяты. Взгляд упал в угол комнаты, где стоял мой посох. Я хотел сказать этим ребятам пару ласковых, но вышло только мычание. Они увидели, куда смотрю я и засмеялись:
____-Да не мычи ты так, твои вещи может быть попадут в хорошие руки…
____-В отличие от тебя!
____Они снова заржали
____-Ладно, идем - выпьем. – Водитель видимо был у них за главного.
____-А они не сбегут? Они же, наверняка, маги?
____-Пусть попробуют. Это будет даже весело, - рявкнул человек с механической рукой, и на моих глазах с легкостью согнул подкову так, что она не выдержала и лопнула посередине. Поистине чудовищная сила.
Бандиты вышли из комнаты, выключив за собой свет. Черт возьми, меня переполняла злость. Мне было не столько страшно, сколько обидно, что кучка каких-то раздолбаев схватила двух магов. Я начал крутиться на табуретке, пытаясь хоть как то высвободиться, но веревка туго стягивала нас с Ришаром спинами друг к другу. Вдруг в воздухе тихо раздался его голос:
____-Успокойся, не нервничай, мы выберемся отсюда, ты просто должен помочь мне.
____Черт возьми! Как же, все-таки, кстати эта магия звука, хоть один из нас мог координировать действия.
____-В общем, слушай, нам нужно сначала высвободиться отсюда, а потом продумаем дальнейший план. Я видел, как они положили твой кинжал на полку с моей стороны, чуть по правую руку от меня. Надо его достать, ты можешь это обеспечить?

____Я посмотрел вниз, насколько мне это удалось: деревянный пол. С этим будет проблема, до земли не достать. Но тут я вспомнил про Ллорелиана. Интересно, что с ним случилось? Когда мы ехали в машине, он сидел на крыше кузова по моему приказу. Я попытался установить связь с драконом и в ту же секунду услышал шорох в углу комнаты, это был он. Приглядевшись, я понял, что он связан, словно кокон, его опутали веревкой. Мне стало жалко его, даже не смотря, на то, что он не мог чувствовать боли, все равно он был мои любимцем. Эти изверги могли посадить его в клетку, но нет! Они просто замотали его, хотя даже не знали, что он мертв. Эти животные… они поплатятся.

____Сосредоточившись, я приказал Ллорелиану рассыпаться в пепел, а затем снова воскреснуть, благо, что кольцо, к которому я привязал дракона, было единственной магической вещью оставшейся на мне. Оно слишком туго сидело на пальце, и бандиты видимо не стали его снимать. Они могли бы запросто отрубить фалангу, но видимо кольцо не настолько дорого выглядит, чтобы с ним возиться. Ллорелина воскрес и веревки просто опали на пол. Я взял полный контроль над своим питомцем, дабы видеть то, что видит он. Фактически это был я в его теле. Сначала я вынул кляп изо рта у себя и Ришара. Затем подлетев примерно в то место, про которое говорил мой напарник, я нашел там свой кинжал, и, используя, тело дракона начал резать веревки, связывающее нас.

____-Отлично, отлично! Давай режь! – подбадривал Ришар.
____ Бандиты не возвращались, но через стену было слышно, как они громко смеются и что-то обсуждают. Они могли войти в любую минуту, но веревка, которая связывала нас с Ришаром, не хотела лопаться. Держать кинжал в лапах дракона, да при этом, пытаться резать им что-то - колоссально неудобно.
____-Дарен, он может пилить чуть интенсивнее?
____-Это не он, это я, и я делаю все что могу.
____-Мне нужно добраться до моего вибромеча!
____-Вибромеч?
____-Потом объясню! Лучше скажи, ты чувствуешь поблизости землю?
____-Да. Это, судя по всему, старая землянка, здесь даже фундамента, наверное, нет, под этим полом почти сразу начинается земля, но туда не добраться.
____-Может и можно… я должен попробовать. Но учти, будет жарко, поэтому не теряй времени, высвободи нас, как только сможешь, иначе мы сгнием в какой-нибудь каторге.
____После этих слов, где-то внизу, там, где были наши руки, начался гул. Он нарастал с большой скоростью, и вскоре его стало слышно даже в соседней комнате.
____-Ришар, что ты делаешь? Они сейчас придут!
____-Доверься мне! О Единый…. Только бы ни задеть никого…
____Через несколько секунд, смех за стеной прекратился, и застучали тяжелые сапоги по деревянным доскам. К нам ворвался пират в треуголке и, судя по его лицу, Ришар творил там у меня за спиной, что-то действительно впечатляющее.
____-Отвлеки их, как сможешь! – крикнул Ришар.
____Я приказал Ллорелиану напасть с кинжалом на бандита, который стоял в дверном проеме. Дракон с визгом кинулся на противника и полосонул ему по лицу оружием. Тот от неожиданности закрыл лицо руками и вскрикнул, на пол закапала кровь.
____Тем временем в комнату зашел «железный человек» и ударом своей ручищи впечатал Ллорелиана в стенку. Я непроизвольно поморщился, но снова в какой-то мере был благодарен судьбе за то, что дракон уже мертв.
____-Эээ… Ришар, у нас большая проблема!
____-Я закончил! – крикнул он в тот момент, когда железная рука уже замахнулась надо мной.
____Раздался громкий выстрел и треск, я почувствовал, как опора исчезает под нами, ломаются доски и мы, под мой пронзительный крик, проваливаемся вниз…

***

____-Что тут творится? – уже немного хмельной, водитель не сразу сообразил, что творится в комнате.
____Здоровяк с железной рукой только и смог показать на образовавшуюся дыру посреди пола и развести руками. Водитель грозно посмотрел на своего компаньона.
____-Идиот! Иди теперь и доставай их!
____-Почему я? Пусть Вэл лезет за ними! Там глубоко и ничерта не видно, может они уже мертвые там лежат?
____-Ну так узнай это! Сходи за фонарем, идиот! О Единый, я не верю, что вожусь с вами уже 10 лет! Чего смотришь на меня? Иди!
____Здоровяк побежал в другую комнату, а водитель решил осмотреть «пирата».
____-Ну покажи, что там с тобой?
____-Эта [censored]!! Маленький дракон, я зажарю его и скормлю собакам!! Полосонул мне прямо по глазам, я ничего не вижу!!
____- Ну, шрам теперь точно останется. А глаза… ну попроси у Вэла , может у него парочка есть! Хахаха!!
____Водитель пнул загибающегося пирата под зад и так и оставил его валяться в дверях, а сам пошел осмотреть дыру: там была кромешная тьма. Тогда он попытался прислушаться.
____-Айвен! Ну ты где там, придурок?! Неси фонарь! – главарь терял терпение.
____Любопытство перебороло бандита, и он нерешительно лег на пол и прислушался, в надежде, хоть что-то узнать. Сначала казалось, что там ничего не происходит, но потом раздался гулкий удар по земле, и вибрация прошла по полу. Потом кто-то начал скрести землю и она осыпалась.
____-Эти придурки хотят вылезти, но все еще связаны, и ничего не могут сделать, тащи лестницу Айвен!
____В проеме показался «железный кулак»:
____-Так тебе фонарь или лестницу все-таки?
____-И то и другое! Не раздражай меня!
____-Понял, - лениво ответил Айвен, поставил фонарь на пол и снова скрылся.
____-Идиот! Фонаа-а-а-а-а…!!!
____Две костлявые руки схватили главаря за голову и потянули вниз. От такой неожиданности он не успел ни за что зацепиться и полетел прямиком в неизвестность.
____Айвен, услышав крик, вернулся в комнату, но возле дыры уже никого не было. Он пнул ногой пирата:
____-Что случилось с главным?!
____-Откуда я знаю, я ослеп, кажется!!! Я с него шкуру сдеру!!
____-Черт возьми, да что, же творится?
____Железный кулак решительно пошел к дыре, чтобы во всем разобраться, но на полпути из под пола вылезла еще одна рука, уже немного покрытая плотью, и схватила бандита за ногу.
____-Что за..?!! – от внезапности он упал и пополз в угол. В это время в разных местах из пола начали сквозь деревянные доски пробиваться руки умерших. Обезображенные тела начали заполонять собой комнату и медленно надвигаться на железнорукого. Они раскачивались из стороны в сторону и мычали, но на лицах с пустыми глазницами четко читалась жажда плоти. От ужаса бандит даже говорить не мог, он никогда не видел оживших мертвецов, и этот первобытный страх оцепил всего его тело. Трупы тем временем, окружили его плотным кольцом со всех сторон, и сквозь них уже не пробивался свет. Вся комната заполнилась запахом гнили и разложившейся плоти, а так же могильным холодном, от которого кровь в жилах стыла. «Пленник», не мигая, смотрел на надвигающийся ужас, он чувствовал приближающийся конец. Один зомби уже протянул полуразложившуюся руку к лицу бандита, и когда холодный палец коснулся кожи человека, тот взревел и начал размахивать своей механической рукой.
____-НЕЕЕТ!! НЕ ПОДХОДИТЕ КО МНЕ!! – уже в истерике отбивался он от мертвечины. Махая рукой во все стороны, он раскидывал зомби по углам, и казалось бы, он уже начал побеждать эту напасть, но на секунду, где-то левее его сверкнуло ярко красное свечение и жуткая боль пронзила его тело.
____-АААА!! – вопил бандит, а железная рука с грохотом упала на пол…

***

____Темнота, пыль, грязь и учащенное дыхание Ришара - вот все, что осталось. Больше я ничего не видел, не слышал, но зато чувствовал землю прямо под собой. О да, эта сырая земля, подходит как нельзя лучше.
____-Ну что, теперь сможешь, что-нибудь сделать? - Шептал лежавший рядом Ришар.
____-Уже делаю.
____Я прислонил руки к земле и пустил поток. «Ооо… Эти идиоты догадались обосноваться на кладбище. Пора преподать им урок анатомии». Земля просто была насыщена всевозможным прахом, это было даже в какой-то мере приятно, все равно, что магу воды оказаться посреди океана. Я направил поток, чтобы создать пару скелетов, раздался небольшой гулкий удар. «Надеюсь, не услышат…». Из земли показалось две пары рук: с шаркающим звуком мертвецы начали выползать на поверхность.
____-Ну как тебе? - Спросил я Ришара
____-Немного жутковато…
____-Это с непривычки. Сейчас они нас развяжут.
____Мертвецы быстро освободили меня и моего напарника, костлявые пальцы ловко развязали веревки. Сверху раздавались голоса, я поднял голову: на нас смотрел водитель, но похоже, ничего не мог разглядеть.
____-Тащи его сюда! - скомандовал я своему подчиненному. Скелет рассыпался рядом со мной и вылез уже из стены под самым полом. Схватив водителя, он сбросил его к нам.
____-Связать его! – второй скелет взял веревки снятые с нас и мастерски обездвижил бандита и вставил ему кляп. – Ну что теперь?
____-Тот парень с механической рукой очень силен, нам лучше не вступать с ним в прямой бой. Мне нужен мой вибромеч, он наверху. Надо выбраться из ямы и отвлечь ту мразь.
____-Сделаю.
____Сначала используя кое-какие знания магии земли, я сделал лестницу, ведущую наверх, а затем сосредоточился, чтобы воскресить как можно больше трупов. Пока я отвлекал внимание железнорукого на свою приманку, Ришар выбрался в комнату и нашел свой вибромеч. Я старался сделать так, чтобы бандиту ничего не было видно сквозь мертвецов. Когда он начал уже беситься и раскидывать моих ребят по углам, мой напарник подкрался к нему слева и отсек руку красным лезвием своего оружия. Бандит, корчась от боли, обессилено скрючился на полу. Я вылез на поверхность и дал приказ своим подчиненным связать всех. Пират все так и лежал, закрыв лицо руками, а одноглазый вовсе уже спал пьяный в соседней комнате.
Я посмотрел на Ришара и его необычное оружие. Это была просто рукоять, из которой красным лучем, длинной примерно с мою вытянутую руку, лился свет. Он и был, судя по всему, лезвием меча.

____-Так это…он и есть?
____-Да, вибромеч. Мое личное оружие, разработанное на основе моей уникальной магии. В рукояти есть редкий магический камень – звукрилл, который реагирует на мой поток. Я посылаю через него волны различной длины, а он формирует из них вот такой луч чистой энергии, который вибрирует с очень большой частотой. Такой механизм позволяет резать практически, что угодно. От длины волны, которую я посылаю в камень, зависит частота вибрации лезвия и его цвет. От красного к фиолетовому, меняется режущая сила этого оружия. Красиво и опасно, уникальная вещь.
Ришар показал мне, как меч постепенно сменяет все цвета радуги, а гудение, издаваемое им при этом, усиливается.
____ -Вот это да… Технологии на основе магии! Это… великолепное изобретение! – я посмотрел на отсеченную руку. Это было сложное механическое устройство, вместо протеза. Свою настоящую руку бандит, наверное, потерял уже давно. Устройство состояло из 3-х металлических суставов: плеча, предплечья и кисти, которые к тому же были сообщены друг с другом многочисленными маленькими трубками. Судя по всему, это пневматическая система. Каждый сустав представлял собой щиток, который прикрывал все внутренние детали. В основном это были кожаные оболочки из нерастяжимых нитей, в которые поочередно подавался воздух. Они могли сжиматься и растягиваться, и за счет этого, носителю даровалась невероятная сила. Да и сама рука была довольно тяжелой, так что ей вполне можно проломить кому то череп, или еще что покрепче. Но откуда у бандита такая продвинутая технология? Даже если он ее украл, кто-то все равно должен был установить это устройство, а это требует не только знаний в технике, но и в анатомии. Я перевел взгляд на бывшего обладателя сего замечательного устройства: да, вибромеч действительно, режет хорошо. Следов крови не было, место разреза было словно прижжено.
____-Я лично его разрабатывал! - горделиво улыбнулся Ришар.
____-А что это ты, кстати, сделал такое, когда мы провалились?
____-Это новый прием, который я отрабатываю сейчас: атака сжатым воздухом. Я же все-таки маг воздуха, просто несколько более изобретательный. Суть такая: я собираю воздух кругом и сосредотачиваю его между кистей, таким образом, увеличивается его плотность. Увеличивая концентрацию, я создаю эдакий воздушный шар невероятно большой плотности. Атака таким шаром может пробить довольно толстую броню. Так я и проделал нам путь под землю, боялся только, чтобы нас не задело, а то разорвало бы сразу. Но положение было безвыходное.

____-Вот это да! Ты и впрямь очень изобретателен! В свои-то годы! Твоя магия очень сильна. Я даже не знаю, можно ли что-то подобное придумать для других стихий, тем более для земли, тем более для некроманта.
____-Ничего, у каждого стиля есть свои сильные и слабые стороны.
____-Ладно. Кхм… что ж… как думаешь, на кого мы нарвались? Работорговцы?
____-Эти-то? Нет, не думаю, просто мелкие мошенники, которые пытаются быть похожими на них. Настоящие работорговцы, намного жестче и не такие глупые, их гораздо больше, и у них большие гильдии, а этих всего 4 человека.
____-Тогда, полагаю, если они здесь рядом с Североморском делают свои темные дела, то может их уже разыскивают?
____-Вполне возможно. Так ладно, собираем все свои вещи, кидаем их в грузовик и едем в Североморск. Мы итак потеряли уже слишком много времени.
____-Вперед!
____Я приказал мертвецам погрузить наших пленников в кузов, собрал все, что принадлежало мне, и взял ключи в кармане у водителя. На улице уже светало, мы просидели у этих ребят слишком долго. За руль сел Ришар, я расположился поудобнее рядом, Ллорелиан лег мне на колени, и мы двинулись, наконец, в столицу Моловии…
 

III4y4yHgpaIII

Ословед
Отрывок седьмой: Теория

В кают-компании было полутемно и пусто. За дальним столом сидел какой-то тип в солдатской шинели и чиркался карандашом в куче бумажек. На погонах у него были майорские нашивки. Когда я подошёл к столу, он оторвал полоску бумаги и начал набивать её какой-то махоркой. Майор ткнул пальцем в соседний стул и начал шариться в кипе бумаг.
Я осторожно сел на стул. Он крутился вокруг одной ножки и был прикручен к полу. Добротно так прикручен, здоровенными болтами.
– Джек? – Солдат резко повернулся и посмотрел на меня.
– Джек.
– Яков, – Яков протянул руку для рукопожатия. После этого он положил один из листков передо мной и показал на него самокруткой, – Это ты.
– Так меня еще никто не называл, – Лист был исписан полностью, но незачёркнутых фраз было от силы десяток. Некоторые фразы были накаляканы другим почерком между строк.
– Не выеживайся. Я заказывал Храму первоклассного мага, а они вместо него прислали сопляка, который скорее спалит свои штаны, чем сумеет зажечь свечу. Этот лист — их ответное письмо. Большая часть текста — вода. Если вычеркнуть ничего не значащие фразы и ужать остальные, то получится что-то вроде: «Скажите спасибо за этого».
Яков остановился и захлопал по карманам в поисках зажигалки. Я ткнул пальцем в конец его самокрутки. Раскурив, Яков продолжил:
– Ладно, зато об тебя можно прикуривать. Рассказывай, кто ты такой, подумаем, что с тобой делать.
Он куда больше походил на наёмника или на джентельмена удачи, чем на обычного майора. Я немного помолчал, вспоминая теорию.
– Признаться, я всегда был равнодушен к взрывам, всполохам огня и всему прочему. Огонь — разрушительная стихия, особенно если верить эпосу о древних магах, но скромным жрецам Его нечем защищаться. Все равно что выйти на поле боя с одной только пороховой бомбой в руках. Для своей защиты огнепоклоннику приходится использовать лишь немагические средства. Например, природную быстроту ног.
Я вас несказанно удивлю, но все те чудеса, которые мы творим, работают на магической энергии. Весь секрет мага в том, что он может ей управлять: получать, перемещать, аккумулировать и переводить в другие виды энергии. Как правило, в последнем пункте и кроется всё различие. Мы лучше всего переводим в тепловую энергию, а, к примеру, мокрушники... А хрен их поймёшь, я не спрашивал.
Основная проблема колдунства состоит в том, что чем дальше от тебя точка, в которой ты фокусируешь энергию, тем тяжелее её контролировать. Она быстрее распыляется в окружающей среде, точку фокуса вечно ведёт в сторону и всё такое прочее. Маги Огня решили эту проблему, просто собирая рядом с собой очень большое количество энергии и перемещая её в нужное место. Это довольно экономичный вариант, но у него есть огромный минус – эту точку видно, потому что вокруг неё образуется пламя. Из-за этого маг очень заметен.
Если сложить эти два тезиса: «маг беззащитен» и «маг заметен», то можно вывести следующую тактику боя, благодаря которой Джаратия ведет успешные боевые действия: «Маг Огня должен как можно быстрее раскрыть свой потенциал и скрыться с поля боя». Так, кстати, и делают умные джартийцы. Сидят в окопах, ждут, за минуту взрывают несколько танков и убегают куда-нибудь к полевой кухне.
Этот способ полностью оправдан во время окопной войны, но у нас, бурголандцев, вводится ещё одна переменная: комиссар. Эти пафосные убл... благородные люди ничего не слышали о такой вещи, как тактическое отступление, предпочитая пускать пулю всякому, кто повернётся спиной к линии фронта. В итоге каждому порядочному магу приходится изображать из себя мишень всякий раз, когда случается очередная стычка. Поэтому Храм не любит посылать своих агентов на фронт, вместо этого организуя подрывы складов и поездов в тылу противника.
Поскольку мой инстинкт самосохранения не был отбит сапогами на плацу, я начал искать любой другой способ ведения боя. В первую очередь, я решил перестать быть заметным. Энергию я учился собирать непосредственно у цели. Поскольку на таком расстоянии это трудоёмкий и небыстрый процесс, вместо взрыва у меня теперь получается аккуратное плавление или поджигание.
К сожалению, неприличные энергозатраты при этом сделали меня неконкурентноспособным по отношению к другим ученикам, поэтому вторым моим шагом стало увеличение количества доступной мне энергии.
Скорее всего, вы слышали про Вечные Искры – связка таких лежит перед вами, можете потрогать. Вы наверняка знаете, что если пропустить через него поток магической энергии, то он немедленно начинает преобразовывать её в тепловую. Пролистывая очередной том тех времён, когда такая наука как магия только делала свои первые шаги, и когда каждая мелочь записывалась в деталях, поскольку невозможно было предугадать, насколько важной она может оказаться в дальнейшем, я наткнулся на описание нескольких простейших опытов над Искрами: нагревание, охлаждение, пропуск через них потоков различной интенсивности... ничего интересного, кроме одной фразы: «...реакция на нагрев нулевая, но мне почему-то показалось, что он стал ярче...». К сожалению, через несколько дней у исследователя появились проблемы, связанные с Инквизицией, поэтому он не смог продолжить свои опыты. Это наблюдение так и осталось незамеченным.
Побаловшись со свечками, однажды утром я спрятал одну из Искр в пламени камина. Когда я вернулся и извлёк её, она действительно стала ярче и начала пульсировать. Вернувшись в келью, я стал исследовать этот камень.
С первых же минут мне стало ясно, что Искра не только преобразует магическую энергию в тепловую, она также может поглощать тепловую энергию и сохранять её в виде магической! Возможно, вам всё это кажется скучным или незначительным, но это настоящий прорыв в магической теории, ведь до сих пор считалось, что преобразовывать тепло в магию и сохранять её в себе мог только человек, да и то не каждый!
К сожалению, в Храме мне тоже пришлось прикратить свои опыты, после того как я попытался пропустить через заряженную искру магический поток... Как оказалось, вся накопленная энергия тоже начинает бурно превращаться в тепловую, что приводит к взрыву. К счастью, камень был заряжен слабо, так что в основном погибли записи, стол, а сам я только сильно опалил руки. Впрочем, к тому моменту всё, что мне нужно было знать, я узнал, так что потеря была не великой.
– Постой, получается, что сейчас я крутил в руках десяток пороховых бочек? – Яков отодвинул ожерелье от себя. Что характерно, ко мне.
– Можно и так сказать. Другое дело, что чистый поток магии в мага пускается редко, поскольку может быть перехвачен. К тому же, я почти никому не рассказывал о результатах своих опытов, так что не думаю, что кому-то придет в голову идея взорвать меня, – я немного полюбовался на ожерелье, а потом спрятал его обратно.
– А что ты узнал, если не секрет?
– С какой скоростью можно извлекать энергию из камня без риска сгореть. Она оказалась высокой по сравнению с аккумуляцией, но недостаточной. Я решил эту проблему, просто извлекая необходимую энергию из нескольких камней сразу. Конечно, теперь я ношу на себе склад боеприпасов, но это разумная цена за то, к чему я стремился – теперь я незаметный и долгоиграющий.
Я остановился. Яков крутился на стуле и смотрел в потолок. Наконец, он перестал крутиться и, не меняя положения тела, спросил:
– А что ещё ты знаешь?
– Большинство томов было на джартийском. К тому же, один парень научил меня на нём материться. Так что я знаю современный устный матерный и устаревший письменный технический.
– А ты лучше, чем я думал. Что ты знаешь о четвёртой роте?
– Ничего. Когда я искал вас, дежурные в штабе батальона назвали меня салагой. Ещё мне кажется, что в роте меньше человек, чем должно быть, потому что на канонерке не может поместиться много народу... возможно, здесь человек сорок экипажа и человек двадцать солдат.
– Почти угадал. Экипажа сорок пять человек, четвёртой роты — десять, включая тебя и меня. Трое магов, пятеро диверсантов, радист и я.
Надо же, трое магов. Одного-то не в каждую роту суют. Про диверсантов не знаю.
– Задача — уничтожить побольше береговой артиллерии до того, как начнётся штурм пляжа основными силами. В идеале — всю. Для этого мы высадимся за двое суток здесь, – Яков положил передо мной карту и ткнул в какой-то небольшой залив. После этого «Гадкон» вернётся к основному флоту, а мы встретимся с нашим агентом, у которого будут планы местности с отмеченными целями. После того, как мы разберёмся с целями, мы заляжем на дно и будем ждать новых ЦУ. Возможно, наши быстро прорвут оборону и значительно продвинутся вперёд, а, возможно, после захвата берега наступит период окопной войны и мы начнём охоту на поезда глубоко в тылу. Вопросы?
– Вы мой экзаменатор?
Майор сделал хитрую рожу:
– Ага. И если всё то, что ты мне сейчас наплёл, окажется правдой, то один из Экзаменов ты уже сдал. Когда взорвём береговую артиллерию, сдашь второй. Напишешь диссертацию по Искрам — сдашь третий. А сейчас ты пройдёшь по тому коридору, спустишься по лестнице вниз, повернёшь налево и наткнёшься на боцмана. Сначала он будет материться как чёрт, потом как сапожник, а под конец ты покажешься ему славным парнем и он выделит тебе койку на корабле. Может, даже даст штормовку. Свободен.
Яков отвернулся и зарылся в какие-то расчёты. Я тихо поднялся со своего места и пошёл искать боцмана. Правда, через минуту вернулся и забрал задремавшего дракона. Совсем обленился, скотина, скоро вообще в кому впадёт.
 
Сверху