1. Всем пользователям необходимо проверить работоспособность своего электронного почтового адреса. Для этого на, указанный в вашем профиле электронный адрес, в период с 14 по 18 июня, отправлено письмо. Вам необходимо проверить свою почту, возможно папку "спам". Если там есть письмо от нас, то можете не беспокоиться, в противном случае необходимо либо изменить адрес электронной почты в настройках профиля , либо если у вас электронная почта от компании "Интерсвязь" (@is74.ru) вы им долго не пользовались и хотите им пользоваться, позвоните в СТП по телефону 247-9-555 для активации вашего адреса электронной почты.
    Скрыть объявление

Чак Паланик "13 подсказок писателям".

Тема в разделе "Читальный зал", создана пользователем Shirley Water, 18 авг 2008.

  1. Shirley Water

    Shirley Water Ословед

    Репутация:
    122.395
    Shirley Water, 18 авг 2008
    Чак Паланик

    Чак Паланик (англ. Charles Michael «Chuck» Palahniuk; род. 21 февраля 1962, Паско, Вашингтон, США) — современный американский писатель и журналист. Наиболее известен как автор книги «Бойцовский клуб», по которой в 1999 был поставлен одноименный фильм. Иногда его называют «королем контр культуры».



    Биография

    Дед Паланика был украинцем, эмигрировавшим в США через Канаду и осевшим в Нью-Йорке в 1907 [1]. Сам Чак в 1986 окончил факультет журналистики Орегонского университета в США. Во время учёбы в колледже работал стажёром на National Public Radio’s KLCC в Юджин, штат Орегон. Вскоре он переехал в Портленд, где некоторое время писал для местной газеты. Начал работать на компанию Freightliner механиком по дизелям, он также писал учебные руководства по починке грузовиков.

    Желая делать в своей жизни больше, чем просто работу, Паланик работал волонтёром в приюте для бездомных. После этого некоторое время работал волонтёром в хосписе. Он занимался перевозкой неизлечимо больных людей на встречи т. н. «групп поддержки». Паланик бросил эту работу, после того, как умер один из людей, ставших ему особенно близким.

    Уже взрослым, Паланик стал членом группировки Cacophony Society, принимал регулярное участие в их мероприятиях, включая Santa Rampage. Многие сюжеты описанные в его книгах, как художественных так и документальных, инспирированы его участием в сообществе. Считается что Cacophony Society было прообразом Project Mayhem в «Бойцовском клубе».
    Произношение фамилии

    Когда будущий писатель был ещё ребенком, родители взяли Чака и его младшую сестру на кладбище, чтобы показать могилу деда и бабушки. Дети, увидев на могильных плитах имена своих предков — Paula и Nick — очень развеселились, и с тех пор стали произносить свою фамилию — Palahniuk — именно таким образом: «Пола-Ник» (это также отразилось и в установившемся написании фамилии по-русски: по прихоти первых его издателей мы теперь читаем книги автора по имени "Пала?ник", вместо ожидаемого правильного "Пэ?лэник").
    Творческий путь

    Паланик начал свою писательскую карьеру в тридцатилетнем возрасте. По его рассказам, он начал писать после посещения курсов писательского мастерства, которые вёл Том Спаунбауэр (Tom Spaunbauer), куда он ходил, чтобы завести новых друзей. Спаунбауэр сильно повлиял на минималистический писательский стиль Паланика. Его первая книга «Insomnia: If You Lived Here, You’d Be Home Already» так и не была опубликована, так как Паланик разочаровался в сюжете (небольшая часть этой книги была использована позже в «Бойцовском клубе»).

    Когда он попытался опубликовать следующую новеллу «Невидимки» («Invisible Monsters»), издатель отверг её как слишком возмутительную. Это заставило автора сделать свою следующую новеллу «Бойцовский клуб» ещё более возмутительной назло издателю. Сюжет для Паланика в «Невидимках» — предмет непосредственной обработки при помощи художественного чутья. Сюжет получается завораживающим, но он не является главным в книге. Причудливые повороты сюжетных линий становятся для Паланика самоцелью, однако не в той мере, как это бывает у постмодернистов, вроде Борхеса в Загадках для Дона Исидора Пароди. И опять же его интересует не структура произведения, как Кортасара в «Игре в классики» и «Модели для сборки». Иногда кажется, что он нарочно пытается заставить сюжет конвульсивно содрогаться в поиске новых направлений развития. Паланик достигает необыкновенных высот в искусстве поиска нестандартных решений, в искусстве преподносить читателю сюрпризы.

    Как и всё у этого классика современности, роман полон крови, медицинских подробностей, жестоких сцен. Ради чего делает это Паланик с тщательностью художника или хирурга, препарируя действительность? Возможно, чтобы немного отрезвить читателя, который пресытился интеллектуальной сухостью поколений постмодернистов, у которых от реальности остались лишь книжные корешки? Насмехаясь над изысканностью и сложностью, он рубит сплеча. Он нарочито схематичен и груб. Быть может, только для того, чтобы встать в оппозицию, существующим нормам.

    Роман кровав, но интонация автора не истерична. Он констатирует, а не вопиёт. И именно таким способом он начинает рассказывать о любви, которая является, пожалуй, единственным абсолютом его романа, единственной точкой отсчёта для большинства героев. Герои же эти меняют свой облик по тем или иным причинам. И своим глазам при этом верить нельзя. И если молодое поколение меняет себя по собственному желанию, убегая от комфортабельной жизни, от предсказуемости, идя вопреки всему, то старшее поколение в романе Паланика, наоборот, стремится к безопасной приятной жизни, идут на поводу у принятых норм, и они тоже искажают свою сущность надеваемыми масками.

    Главные герои делают вид, что заинтересованы покупкой домов и, осматривая дом, заходят в ванну, где многие пожилые люди держат кучу гормональных препаратов. Они обворовывают хозяев, а затем сбывают препараты в качестве наркотиков подросткам.

    В романе родственники, общаясь друг с другом, так и не узнают, с кем имеют дело. Мир людей, чьи лица закрыты вуалями. Один из самых сильных романов Паланика.

    «Бойцовский клуб» писался в свободное от работы в Freightliner время. Сначала он был опубликован в виде короткого рассказа в сборнике «Pursuit of Hapiness» (этот рассказ впоследствии стал главой 6). Затем Паланик развернул его в полноценную новеллу. Вопреки ожиданиям, издатель захотел его опубликовать.

    Первое издание книги было довольно успешным, она получила положительные отзывы и несколько наград. К ней проявил интерес Голливуд. В 1999 году Дэвид Финчер снял фильм. С точки зрения кассовых сборов фильм был провален, несмотря на то, что он лидировал в США первую неделю проката. Однако культовый статус пришёл к нему после выхода на DVD.

    После выхода фильма книга трижды переиздавалась в 1999, 2004 (с новым предисловием автора) и в 2005 (с новым послесловием).

    В России Паланик получил известность после российской премьеры «Бойцовского клуба».

    В 1999 в жизни Паланика произошло событие, повлиявшее на его дальнейшее творчество. В этом году его отец Фред Паланик начал встречаться с женщиной по имени Донна Фонтэйн (Donna Fontaine). Эта женщина отправила своего бывшего бойфренда Дэйла Шэйклефорда (Dale Shackleford) в тюрьму за изнасилование. Шэйклефорд поклялся убить Фонтэйн, как только выйдет из тюрьмы. После освобождения Шэйклефорд застрелил Фреда Паланика и Донну Фонтэйн, отнёс их тела в дом Фонтэйн и поджёг его. Весной 2001 Дэйла Шэйклефорда признали виновным в двойном убийстве и приговорили к смертной казни. После этих событий Чак Паланик начал работу над книгой «Колыбельная», он утверждает, что он писал эту новеллу, чтобы справиться с тем, что способствовал смертному приговору Шэйклефорда.

    Паланик предельно лаконичен и краток. Пафосно и многозначительно краток. Каждое слово — будто угроза, предостережение, символ. Его манера слегка напоминает Чехова, хотя Чехов писал гораздо более естественно, обыденно. В его речи не чувствовалось ни угрозы, ни подвоха, ни ловушки. Возможно, его манера происходит от романов Хэммингуэя. Как в гипнотизирующих африканских ритмах, в прозе Паланика полно повторов, возвращений к уже произнесенному. В этом плане он заслуживает гораздо большего уважения, чем тот же Мишель Уэльбек. Ведь поначалу Уэльбеку было дано гораздо больше и он писал очень свободно, раскованно, но он необратимо погряз в проблемах социальной и политической дидактики. Паланик же вырос в маститого автора, умудряясь не заострять внимание на порой отвратительной жизненной правде в своих романах. И его репортер очень верно подмечает ценность каждой детали в своих очерках, что также верно и для писателя.

    В 2001 Паланик написал «Удушье», ставшую бестселлером № 1 согласно рейтингу «Нью-Йорк Таймс». В 2005 году у Паланика выходят две новые книги — «Дневник» (сюрреалистичный роман, поднимающий тему «безумного художника» на принципиально новый уровень) и «Призраки» (роман, который состоит из нескольких десятков отдельных историй, рассказываемых попавшими в ловушку начинающими писателями).

    Единственной нехудожественной книгой Паланика на данный момент является роман «Беглецы и бродяги» — автобиографическое произведение. По структуре этот роман напоминает путеводитель для туристов, который Паланик посвящает городу Портленд (штат Орегон), в котором писатель живёт и работает.


    Библиография:

    Художественные произведения:


    * «Невидимки» (Invisible Monsters, 1994), опубликован в 1999
    * «Insomnia: If You Lived Here, You’d Be Home Already» (ранние 1990-е, не опубликовано)
    * «Бойцовский клуб» (Fight Club, 1996, экранизирован в 1999),
    * «Уцелевший» (Survivor, 1999, впервые издан в России в 2005),
    * «Удушье» (Choke, 2001, экранизирован в 2008),
    * «Колыбельная» (Lullaby, 2002),
    * «Дневник» (Diary, 2005),
    * «Призраки» (Haunted, 2005).
    * «Рэнт: биография Бастера Кейси» (Rant, 2007)
    * «Snuff» (Snuff, 2008)
    * «Пигми» (Pygmy, 2009)
    * «Расскажи всё» (Tell All, 2010, ожидается)

    Нехудожественные произведения:

    * «Беглецы и бродяги» (Fugitives and Refugees: A Walk in Portland, Oregon 2003)
    * «Фантастичнее Вымысла» (Stranger Than Fiction, 2004)



    Книги темы (выбор читателей):

    "13 подсказок писателям"
    "Бойцовский клуб"
    "Дневник"
    "Колыбельная"
    "Призраки"
     
    #1
  2. Shirley Water

    Shirley Water Ословед

    Репутация:
    122.395
    Shirley Water, 18 авг 2008
    "13 подсказок писателям"


    Двадцать лет назад, я с подругой прогуливался по Портленду в конун Рождества. Крупные универмаги: «Мейер и Френк»… «Фридерик и Нельсон»… «Нордстром»… их большие витрины каждая представляла собой простую и милую картину: манекены, демонстрирующие одежду или бутыльки духов, сидят на искусственном снегу. Но витрины «J.J. Newberry’s», черт подери, были набиты куклами , мишурой, скребками, наборами отверток и подушками, пылесосами, вешалками, хомячками, шелковыми цветами, конфетами – ну, вы поняли. И на каждом из сотни различных предметов красовался круглый ценник из блеклого красного картона. И когда мы шли мимо, моя подруга Лаура сказала, взглянув на это:
    - Должно быть они оформляли витрину по принципу: «Если витрина выглядит неважно – запихни всего побольше».
    Она попала в точку тогда, и я помню это 20 лет спустя, потому что это меня рассмешило. Те другие мило оформленные витрины… Уверен, что они были оформлены стилистами и со вкусом, но у меня не осталось воспоминания о том, как они выглядели.
    Для этого эссе моя задача: запихать всего побольше. Набить идеями, как Рождественский чулок, в надежде, что что-нибудь пригодится. Упаковывая посылки читателям в подарок, я кладу туда конфеты, белку, книгу, разные игрушки и ожерелье, и я рассчитываю, что такое разнообразие гарантирует: что-то здесь сочтут абсолютной тупостью, а что-то - совершенством.

    Номер Один: Два года назад я написал первое из этих эссе. Оно было про писательство по моему ”методу кухонного таймера ”. Ты никогда не видел это эссе, но метод заключается в следующем: Когда писать неохота писать, поставь кухонный таймер (таймер для варки яиц в оригинале. прим. пер.) на один час (или полчаса), садись и пиши, пока таймер не зазвонит. Если через час тебя будет так же воротить от писания, ты свободен на час. Но обычно ко времени, когда таймер срабатывает, ты так увлечен своей работой, так наслаждаешься ею, что не сможешь остановиться. Вместо кухонного таймера можешь загрузить стиральную машину или сушилку, чтобы засечь время твоей работы. Чередование вдумчивую работу писательства с бездумной стиркой белья или мытьем посуды дает перерывы, нужные для появления новых мыслей и озарений. Не можешь придумать продолжение истории … почисти туалет. Смени постельное белье. Христа ради, протри пыль с компьютера. И хорошая идея появится.

    Номер два: Читатель умнее, чем тебе кажется. Не бойся экспериментировать с формой рассказа и временными скачками. Лично я считаю, молодые читатели отвергают большинство книг не потому что они глупее своих предшественников, но потому, что современный читатель умнее. Кино сделало нас искушенными в способах повествования. И читателя гораздо сложнее шокировать, чем кажется.

    Номер Три: Прежде чем сесть и записать сцену, ее стоит немного повертеть в уме и понять ее предназначение. Какие моменты из предыдущих обстановок закроет эта сцена? Какие вопросы она откроет для последующих сцен? Как она
    продвинет повествование? За работой, за рулем, занимаясь спортом, держи в уме только этот вопрос. Когда появятся мысли, сделай несколько
    пометок. И только когда ты продумаешь костяк сцены – можно сесть написать ее. Не отправляйся к этому скучному, пыльному компьютеру с пустой головой. Не заставляй читателя продираться сквозь сцену, в которой ничего или почти ничего не происходит.

    Номер четыре:
    Удиви себя. Уведи историю, или дай истории увести тебя, в такое место, которое восхитит тебя, тогда ты сможешь удивить и читателя. В тот миг, когда ты разглядишь любой хорошо спланированный сюрприз или оборот событий, их наверняка не пропустит и твой изощренный читатель.

    Номер пять: Если ты застрял, вернись и перечитай предыдущую сцену, найди упущенные персонажи или детали, которых можно внезапно воскресить, словно ”зарытую пушку”. Дописывая Бойцовский клуб, я понятия не имел, что делать с небоскребом. Но перечитывая первую сцену, наткнулся на кусок про смешивание нитры с парафином где говорится что это ненадежный метод приготовления взрывчатки. Это ничтожное отступление (… парафин никогда не срабатывал …) послужило отличной ”зарытой пушкой” и спасло мою писательскую задницу.

    Номер шесть:
    Используй писательство как повод хорошенько потусоваться каждую неделю – даже если ты зовешь эти тусовки «Занятиями». Используй любую возможность провести время среди других людей, которые ценят и поддерживают писательство. Это уравновесит часы, проводимые тобой в одиночестве за письмом. Даже когда однажды ты продашь свое произведение, никакие деньги не возместят тебе время, которое ты провел в одиночестве. Так что забирай предстоящий «гонорар» авансом, используя писательство поводом для общения. Поверь мне, к концу жизни ты не станешь с наслаждением вспоминать и смаковать минуты одиночества.

    Номер семь: Позволь себе оставаться в рядах Незнающих. Этот совет передавался сотням знаменитых людей, от Тома Спенбауера совет получил я, а теперь и ты. Чем дольше ты шлифуешь свою историю, тем лучше будет ее конечная форма. Не подгоняй книгу к концу и не притягивайте развязку за уши. Все, о чем ты должен думать – это следующая сцена, или несколько. Ты не должен знать всего, что случится вплоть до самого конца. На самом деле, когда знаешь, тебе адски сложно воплотить это.

    Номер восемь: Если в рамках повествования тебе понадобится больше свободы, меняй имена персонажей от наброска к наброску. Ведь персонажы - не существуют, и они – не ты сам. Бессовестно меняя имена, получишь
    необходимую дистанцию, дающую возможность серьезно помучить персонажа. Или еще круче, уничтожь персонажа, если этого требует история.

    Номер девять: Есть три вида прямой речи. Не знаю ТАК ли это, но я услышал это на курсах и это пригодилось. Три вида это: Описательный, Инструктивный, и Экспрессивный. Описательный: ”Солнце взошло высоко…” Инструктивный: ”Иди, не беги…” Экспрессивный: ”Ох!” Большинство беллетристов используют только один, максимум - два вида. Используй все три. Смешивай их. Люди разговаривают именно так.

    Номер десять: Пиши книгу, которую захочется прочесть самому.

    Номер одинадцать: Фотографируйся на обложку своей книги сейчас, пока ты молодой. И получи негативы и права на эти фото.

    Номер двенадцать: Пиши только о вопросах, которые действительно тебя волнуют. Только об этих вещах стоит писать. В курсе лекций под названием ”Опасное писательство”,Том Шпенбауэр акцентирует, что жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на сочинение кротких безликих, чуждых тебе историй. Том вообще говорил об очень многом, что мне запомнилось лишь наполовину: об искусстве ”рукомиссии”, мне это слово не выговорить, но речь идет об осторожности, с которой ты ведешь читателя по сюжетной линии. И также ”общение душ”,которое, как я понял, значит скрытое, потаенное послание внутри прозрачного сюжета. Поскольку мне не с руки пояснять тему, которую я только наполовину усвоил, Том согласился написать книгу о своих курсах и идеях, которые он преподает. Называется она ”A Hole In The Heart,” и он планирует окончить ее к июню 2006 года, с датой публикации в начале 2007г.

    Номер тринадцать: Еще одна история про Рождественскую витрину. Почти каждое утро, я завтракаю в одном и том же кафе, и этим утром человек разрисовывал стекло витрины Рождественскими темами. Снеговик. Снежинки. Колокольчики. Санта Клаус. Он стоял снаружи на тротуаре, рисовал на пронизывающем морозе, выдыхая пар, опуская кисти и валики в краски разных цветов. Внутри кафе, клиенты и персонал смотрели, как он наносит красную, белую и голубую краску на большое стекло витрины. Позади него дождь сменился снегом, падающим по ветру. Волосы художника были всех оттенков седого, его лицо, изможденное и помятое как вислая корма его джинсов. Между сменой цвета, он приостанавливался чтоб отхлебнуть чего-то из бумажного стаканчика. Наблюдая за ним из кафе и уплетая яйца с тостами, кто-то сказал, что это печально. Этот посетитель сказал, что должно быть это опустившийся художник. Должно быть в стаканчике у него виски. Должно быть у него была мастерская, полная непризнанных картин, и теперь жизнь заставила его расписывать занюханные ресторанчики и витрины гастрономов. Как грустно, грустно, грустно.
    А наш оформитель продолжал наносить краски. С начала весь белый «снег». Затем немного красных и зеленых пятен. Затем немного черной обводки, превратившей цветные пятна в Рождественские чулки и ёлки. Ходивший туда-сюда официант и доливая посетителям кофе, и сказал: ”Как ловко. Хотел бы и я так уметь…” И не смотря на то, завидовали мы ему или сочувствовали, этот парень на холоде продолжал рисовать. Добавляя детали и слои краски. Не знаю, когда это случилось, но в какой-то момент его там не стало. Рисунки были такими насыщенными, так здорово заполняли витрину, цвета были такими яркими, что художник исчез. Не важно, неудачник он или герой. Он испарился, исчез, и все, что мы теперь видели – это его работа.
     
    #2
  3. oddsmile

    oddsmile

    Репутация:
    5.884
    oddsmile, 20 фев 2009
    #3
  4. Zara

    Zara Ословед

    Репутация:
    1.995
    Zara, 27 апр 2009
    Чак Паланик "Колыбельная"

    Я больше всего люблю Колыбельную. Но Призраки - Призраки это дааааааааааааааа, это сразу после Колыбельной в личном рейтинге. Жаль, что у него так мало книг.


    Чак Паланик - Колыбельная.rtf
     
    #4
  5. Солнечное_ска

    Солнечное_ска

    Репутация:
    16.344
    Солнечное_ска, 1 июн 2009
    Чак Паланик "Дневник"

    Дневник еще ничего. ;)
    Ну, "Призраки" - это жесть, а не произведение, хотя есть что-то в этой книге.;)
    Паланик вообще пишет своеобразно - вот у меня маме он вообще не понравился, а мне так по душе пришлось. :)

    Чак Паланик - Дневник.doc
     
    #5
  6. Choppa

    Choppa Ословед

    Репутация:
    4.272
    Choppa, 24 июл 2009
    Из всех книг Паланика, которые я прочитала, наибольшее впечатление произвела "Колыбельная".
     
    #6
  7. shegoat

    shegoat

    Репутация:
    247.275
    shegoat, 28 июл 2009
    «Невидимки» (Invisible Monsters, 1994)


    самая любимая книга Паланика.

    на мой взгляд, в "Неведимках" автор затрагивает несколько актуальных и на сегодняшний день вопросов=-)

    бОльшая часть его произведений читается с интересом, кое-что захватывает, что-то, возможно, шокирует неискушенных читателей ( считаю себя искушенным xD), но эта книга читалась и перечитывалась с запойным восторгом. В этом случае читатель эпизодически ощущал созвучие с реалиями собственной жизни - и в полной мере получает удовольствие при последующих прочтениях.

    Рекомендую.
     
    #7
  8. Kyler

    Kyler

    Репутация:
    364.447
    Kyler, 29 июл 2009
    А у меня такой вопрос. Из вас Паланика кто-нибудь на английском читал?
     
    #8
  9. shegoat

    shegoat

    Репутация:
    247.275
    shegoat, 5 авг 2009
    Удушье.
    Вообще трудно читать книги в оригинальном языке.
    С одной стороны, в переводе издателя теряются спецефичные обороты и языковые шутки -
    с другой стороны, я не владею английским настолько, чтобы ощутить всю прелесть этих самых шуток и оборотов.
    Увы.

    Но переводы все равно хорошие, стиль сохраняется. И обороты смысловые очень старательно адаптируют под русский язык.
     
    #9
  10. shegoat

    shegoat

    Репутация:
    247.275
    shegoat, 6 авг 2009
    Invisible Monsters

    Chuck Palahniuk - Invisible Monsters



    Паланик Чак - Невидимки.chm 236.07 Кб 52.[0-3]



    моя любимая у него вещь.
    хотя знакомство с творчеством Паланика рекомендуют начинать с "Удушья"


    наслаждения чтением ^ ^
     
    #10
  11. Киця

    Киця

    Репутация:
    25
    Киця, 3 сен 2009
    неужели никого не впечатлила книга - "Дневник"??

    в моей душе она оставила неизгладимое впечатление!!!
     
    #11
  12. Солнечное_ска

    Солнечное_ска

    Репутация:
    16.344
    Солнечное_ска, 3 сен 2009
    хм)
    Дневник,ну пожалуй она наверно на любителя..хз
    в ней нет ничего такого чтоб потрясло именно меня)
    инетересный сюжет и неожиданная концовка,ну как всегда пишет Паланик)
    но больше понравились Неведимки)
    щас Колыбельную читаю)посмотрим)
     
    #12
  13. DemOFF

    DemOFF Самец :)

    Репутация:
    13.916.069
    DemOFF, 23 июл 2014
    Чак Паланик анонсировал дату выхода продолжения «Бойцовского клуба»

    [​IMG]

    Писатель Чак Паланик рассказал подробности сюжета нового романа, который станет продолжением «Бойцовского клуба», и анонсировал дату его выхода — апрель 2015 года. Об этом он рассказал на встрече с поклонниками в рамках фестиваля Comic-Con, сообщает The Hollywood Reporter.

    Новая книга выйдет в виде графического романа, состоящего из десяти частей. Иллюстрациями займется художник Кэмерон Стюарт.
    По словам автора, события первого произведения предстанут с новой точки зрения. «"Бойцовский клуб" был неким протестом против отцов, размышлениями о том, чего они не сделали, и как сыновья, сверстники героя, старались за них держаться. В сиквеле герой находит себя в том же возрасте, что его отец, когда сын пытался "разгромить" его. Я хочу исследовать, может ли он быть лучшим отцом, чем его собственный», — сказал Паланик.

    Писатель также намекнул, что один из персонажей истории — Тайлер Дерден — может оказаться не тем, кем представлялся в первой книге. «Тайлер существует на протяжении многих веков, это не только психическое отклонение от нормы», — отметил он.

    «Бойцовский клуб» вышел в 1994 году, в 1999 году на основе романа Дэвид Финчер снял одноименный фильм, который со временем приобрел статус культового. В ленте снялись Эдвард Нортон, Брэд Питт и Хелена Бонэм Картер. Главный герой книги — типичный представитель среднего класса, на которого давит общество и культура потребления, страдающий бессонницей. Он встречает торговца мылом Тайлера Дердена, который основывает организацию, занимающуюся проведением подпольных боев и вандализмом. Со временем герой понимает, что Дерден — это часть его подсознания.
     
    #13
  14. n1kky

    n1kky Самец :)

    Репутация:
    199.779
    n1kky, 10 сен 2014
    уже немного осталось:)
     
    #14
Загрузка...