1. Всем пользователям необходимо проверить работоспособность своего электронного почтового адреса. Для этого на, указанный в вашем профиле электронный адрес, в период с 14 по 18 июня, отправлено письмо. Вам необходимо проверить свою почту, возможно папку "спам". Если там есть письмо от нас, то можете не беспокоиться, в противном случае необходимо либо изменить адрес электронной почты в настройках профиля , либо если у вас электронная почта от компании "Интерсвязь" (@is74.ru) вы им долго не пользовались и хотите им пользоваться, позвоните в СТП по телефону 247-9-555 для активации вашего адреса электронной почты.
    Скрыть объявление

Конспирология в истории

Тема в разделе "Архив", создана пользователем Outbreak, 9 фев 2006.

  1. Outbreak

    Outbreak Ословед

    Репутация:
    2.610
    Outbreak, 9 фев 2006
    Итак, у нас на форуме в последнее время появилось немало приверженцев т.н. теорий заговора. В частности, можно вспомнить того же Ефимова. Здесь будем обсуждать это явление. Для начала выложу кое-какие материалы, разбирающие и критикующие коспирологию.


    ТЕОРИИ ЗАГОВОРОВ И КОНСПИРАТИВИСТСКИЙ МЕНТАЛИТЕТ

    Дж. Энтин

    Джордж Энтин - почетный профессор Пенсильванского университета,
    специалист по русской историографии, автор многих работ по истории России.

    Заговор - это противозаконные действия небольшой, работающей в тайне группы людей, вознамерившихся осуществить поворот в развитии исторических событий, например свергнуть правительство. Теория же заговора - это попытка объяснить событие, или ряд событий как результат заговора. Конспиративизм как менталитет рассматривает все существенные события с позиций теорий заговора. Для людей с таким менталитетом заговор - единственная модель перемен в истории, а теории заговора - единственная форма исторических объяснений. Немецкое слово Verschworungsmythos (мифы о заговорах) указывает на "теорию заговора" как на миф. И действительно, это более подходящий термин нежели "теория", которая подразумевает рациональную, научную базу. Американский ученый Ричард Хофштадтер [1] использовал фразу "параноидальный стиль" для характеристики конспиративизма, т.е. конспиративистского менталитета.

    Цель этой статьи заключается в том, чтобы очертить контуры конспиративистского менталитета, проследить в общих чертах его эволюцию в Европе и США и предложить некое объяснение этого явления. Теории заговоров как средство интерпретации истории и политики являются опасным и дестабилизирующим явлением в сегодняшнем мире. Я надеюсь, что предлагаемая статья поможет открыть дискуссию - и научную, и практическую - вокруг этой актуальной проблемы.

    Заговоры уходят так же далеко в прошлое, как и сама политика. Их корни следует искать в средневековье, а может быть, и в античности, но по большей части они порождены Французской революцией конца XVIII в., великой рассадницей всех мировых "измов". В Америке конспиративизм старше Соединенных Штатов как государства. Один из наиболее проницательных исследователей Американской революции считает конспиративизм одним из факторов, которые обусловливали реакцию колонистов на политику британского правительства [2]. Благодатной почвой как для заговоров, так и для конспиративизма оказалась Россия. Пожалуй, большинство историков, кроме советских, рассматривают Октябрьскую революцию как результат заговора, и мало кто станет возражать, что КПСС плела заговоры против других правительств. Хотя возможно, что конспиративизм сходит на нет в Западной и Центральной Европе, но и там у него есть богатая история.

    Распространение конспиративизма на третий мир является одним из наиболее очевидных признаков модернизации и вестернизации стран этой части земли. Вряд ли можно переоценить значение конспиративизма в современном мире. Теории заговоров помогают объяснить смятение умов нашего времени, а также широко распространенную неспособность частных лиц и групп действовать в своих интересах.

    Действительно ли конспиративизм увеличивает свое присутствие в современном мире, или нет? Растет ли количество людей, которые считают, что исторические события и их собственные жизни контролируются невидимыми и непостижимыми силами, или наоборот, все меньше людей разделяют эти псевдотеории? Существует обширная литература об отдельных теориях заговоров, таких, как так называемый заговор сионских мудрецов, поставивших своей целью завладеть всем миром, теории о франкмасонах и других закрытых или тайных обществах [3]. Основанные на таких теориях движения изучались в больших подробностях и со многих сторон.

    Изучение истории нацистской Германии все расширяется и углубляется. Многое из того, что ранее называлось "советологией", можно рассматривать как исследование конспиративистского поведения. Это особенно верно в отношении периода правления Сталина. Однако конспиративизм в целом как явление современной истории и современного сознания пользуется не столь большим вниманием. Не так давно появилась важная книга, своего рода разъяснительное эссе, которое, возможно, проложит путь для дальнейших исследований [4]. Интересный пример современного психологического анализа можно найти в работах Михаила Биллига [5]. Много лет тому назад ученый Франкфуртской школы Франц Нойманн предпринял попытку на уровне объяснения соединить взгляды Маркса и Фрейда [6]. Историк и философ Ханна Арендт более, чем кто-либо другой, участвовала в выработке концепции тоталитаризма и сделала важные замечания по поводу конспиративизма [7]. Отношение к этой теме имеют также различные труды по мифологии и мифотворчеству в современном мире [8]. Ниже мы рассмотрим некоторые из толкований конспиративизма.

    Политические действия часто требуют секретности и планируются заранее. Поэтому порой нелегко провести черту между обычной политикой и заговором. Имеется один важный показатель: для приверженца теории заговоров предстоящее изменение имеет глобальное значение; на карту поставлены судьбы народов и всего мира. К тому же у страдающих паранойей отдельных лиц могут быть настоящие враги, а приверженцы теорий заговоров могут быть душевнобольными людьми.

    Необъяснимым образом теории заговоров имеют формальное сходство с настоящими теориями и нормальными историческими объяснениями. Наиболее важные истории заговоров представлены в книгах и журналах, которые выглядят научными в том смысле, что они содержат сноски и библиографию, а также иные черты подлинной учености. Однако такое сходство носит чисто формальный характер.

    Научные толкования и теории заговоров характеризуются двумя разными менталитетами. Конспиративизм начисто лишен здравого смысла, мало знает о действительных заговорах и о том, как часто они проваливаются, власть рассматривается как единственная цель. Резюмируя, приверженцы теорий заговоров не умеют оперировать доказательствами, не представляют, как историк оценивает свои источники и делает из них выводы и почему одному толкованию он предпочитает другое. Короче говоря, конспиративизм напоминает менталитет параноика, которому мерещатся заговоры против него самого. Приверженцы же теорий заговоров полагают, что таковые направлены против групп, к которым они принадлежат или с которыми они себя идентифицируют.

    Конспиративизм можно рассматривать как менталитет или состояние сознания; его можно также рассматривать как стиль мышления. Понятие Хофштадтера о "параноидном стиле" полезно для наших целей, даже если оно не охватывает всех случаев конспиративизма.

    "Отличительная черта параноидного стиля заключается не в том, что его приверженцы видят заговоры повсюду в истории, а в том, что они рассуждают об "огромном" или "глобальном" заговоре как движущей силе исторических событий. Сама история является заговором, составленным демоническими силами почти трансцендентной мощи, и чтобы нанести им поражение, нужны не обычные политические компромиссы, а всеобщий крестовый поход. Писатель-параноик рассматривает судьбу такого заговора в апокалиптических терминах - он торгует рождением и смертью целых миров, политических укладов, целых систем человеческих ценностей. Он всегда на баррикадах цивилизации. Он постоянно живет на поворотном пункте: время организовать сопротивление заговору - сейчас или никогда. Времени становится все меньше. Подобно предсказателям конца света, он выражает беспокойство тех, кто живет последние дни, а иногда и назначает дату апокалипсиса" [9].

    Писатель-параноик не смотрит на конфликт как на "нечто, что можно урегулировать". Ставки слишком высоки, чтобы допустить компромисс. В конфликт вступили "абсолютное добро" и "абсолютное зло". "Только полная победа" [10].

    По мнению некоторых исследователей, происхождение конспиративистского менталитета можно вывести из дуалистических религий древнего Ирана [11]. Этот менталитет приобрел более определенные формы в Европе в средние века, предвещая более современные варианты, в которых он обернулся против тайных обществ и якобы существовавших заговоров евреев. В течение первого тысячелетия христианства евреи имели сносное, хотя и маргинализованное существование. Начиная с первого крестового похода в 1096 г. начались массовые погромы. Церковь выступала против погромов, но их поддерживали многие низшие церковные чины. В сознании масс евреи стали ассоциироваться с противниками-мусульманами, от которых требовалось освободить Святую Землю. После первоначальных погромов возникло представление, что евреи замышляют месть. Широкое хождение получили дикие рассказы об отравлении колодцев и ритуальных убийствах.

    В 1119 г. появилось первое известное тайное общество - Орден тамплиеров, первая из групп рыцарей-монахов, миссией которых было защищать христианских паломников. Со временем тамплиеры накопили огромные богатства и стали сильно обособленными, придумали сложные ритуалы и знаки, чтобы обезопасить свои границы. В 1306 г. король Франции Филипп IV изгнал евреев из своей страны. На следующий же год он расправился с тамплиерами, захватив их имущество и подвергнув их мучительной казни. Другие правители последовали его примеру. Пайпс обращает внимание на парадоксальность этих событий. "Почему именно евреи, когда мусульмане представляли собой гораздо более существенную угрозу? Почему тамплиеры, которые служили наиболее доблестными воинами христовыми?". Пайпс усматривает в этом закономерность: "подозреваемые в заговоре очень редко бывают теми, на которых могла бы указать логика; напротив, это те, кто менее всего способен к заговору" [12].

    XVI и XVII вв. - эпоха великих научных открытий - были также золотым веком предрассудков. Широкое хождение получили идеи конца света; ведьм видели в каждой встречной. Вешали и сжигали тысячи, может быть около сотни тысяч, ни в чем не повинных женщин. Охота на ведьм не совсем идентична конспиративизму, однако между ними есть нечто общее.

    Охотники на ведьм и искатели заговоров отказываются принимать вещи такими, какие они есть. Будь то наводнение, пожар или голод, или даже смерть чьей-то коровы, - они смотрят глубже и ищут скрытые причины. Это только кажется изощренностью ума, на самом же деле - это признак поверхностного мышления, склонность находить виновников, вместо того чтобы изучать сложную совокупность явления, свидетелем которого является такой человек [13].

    Эпоха Просвещения была золотым веком тайных обществ. Наиболее известными из них являются франкмасоны - организация, которая стремилась осуществить реформы в соответствии с идеологией Просвещения. Хотя они не были демократами в современном смысле этого слова, франкмасоны стремились ослабить социальную систему, которая разделяла общества на сословия и которая предусматривала наследование статуса и прав. Франкмасонские ложи были местом встречи либерально-настроенных лиц высшего и среднего сословий. Их конспиративность была довольно невинной и по-видимому служила, в основном, удовольствию, которое члены лож получали при выполнении ритуалов [14].

    Иллюминаты были вторым по известности, после франкмасонов, тайным обществом, а по значению, пожалуй, даже большим, чем франкмасоны. Оно было основано Адамом Вайсхауптом в 1776 г. и просуществовало активно лишь до 1784 г., хотя и после этого еще несколько лет держалось в тени. Во времена своего расцвета это общество насчитывало всего около трех тысяч членов, но оно действительно стремилось к радикальному переустройству современного общества. Члены этого тайного общества выработали теорию и продумали средства достижения целей. Его огромное значение состоит в том, что оно послужило образцом для будущих тайных обществ, заложив традицию, которой следовали Буонаротти, Н.П. Огарев и В.И. Ленин. Например, Буонаротти использовал концепцию "двойной доктрины": одни верования и цели для узкого круга руководства, другие - для остальных членов. С этого начинается использование организаций, служащих в качестве вывесок, - важный элемент тактики коммунистических партий.

    Помимо самих организаций, созданных иллюминатами, они стали источником преувеличенных страхов. Это и вызвало рождение теории заговоров [15]. Этому обществу приписывали длительное подпольное существование. Те, кто его боялся, не могли поверить, что общество прекратило свое существование. Они продолжали верить в его подпольную работу и усматривали его руку во всех событиях, которые их озадачивали.

    В XVIII в. конспиративизм существовал в американских колониях и в Англии. Заговоры потрясали трон российских монархов, а судьба Польши порождала опасения, которые питали собой конспиративизм. Однако именно Французская революция конца XVIII в. породила тот конспиративизм, с которым мы живем и по сей день. Как это ни парадоксально, сама революция уничтожила возможности для успеха большого заговора. При "ancienne regime" господствовала элита. Революция положила начало веку идеологии, появлению в общественной жизни самых разнообразных "измов", политических партий и массовых движений. Более того, зарождающиеся промышленные отношения в пан-Европейском масштабе сделали рынок значительной детерминантой социально-политических преобразований [16].

    Имя аббата Огюстена де Баррюля мало кому известно, однако он был фигурой новой истории. Баррюль был бывшим иезуитом, который спасался от Французской революции конца XVIII в. в Англии. В 1779-1798 гг. он написал четырехтомную историю тайных обществ - франкмасонов, иллюминатов и др., которых он связал с якобинцами. Он объяснил французскую революцию результатом успешного заговора. По его словам, якобинцы противопоставили себя не только французскому правительству. Ставки были более высокими; они желали уничтожить религию, правительство и частную собственность. Интерпретация Баррюля была не первой попыткой объяснить французскую революцию как результат заговора, но его попытка была наиболее детальной и элегантной с точки зрения целой коллекции внешних атрибутов наукообразности. К 1812 г. его многотомный труд был переведен на девять языков, в том числе на русский и неоднократно переиздавался, вплоть до 1837 г. Баррюль оказал влияние на несколько поколений французских мыслителей и оставил глубокий след в германском романтизме. Даже такой здравый ум, как Эдмунд Бёрке, воспринял этот труд с энтузиазмом. Взгляд на революцию как на результат заговора положил начало новому ощущению истории, новой модели исторического развития.

    В 1806 г. Баррюль получил письмо от одного итальянского офицера, Дж.Б. Симонини, который заявлял, что евреи не только вызвали французскую революцию, но и задумали свергнуть существовавшие учреждения. Само письмо, возможно, было написано французской тайной полицией, чтобы убедить Наполеона отказаться от своих планов наделения евреев определенными гражданскими правами и положить конец их заточению в гетто [17]. Баррюль согласился с представлением о том, что за и над тайными обществами, о которых он писал, стоят евреи. В их планы входило уничтожение христианства, порабощение христиан и создание своего всемирного правительства. В своем воображении он представлял себе невидимую, пустившую свои побеги по всей Западной Европе, вплоть до богом забытых деревень империю, которая была полностью во власти совета иудеев. Он заявлял, что заговор существует со времен появления манихейства, а в свое время его участниками были тамплиеры [18]. Здесь мы находим первоисточник того, что со временем было опубликовано в качестве "Протоколов сионских мудрецов".

    Баррюль советовался с Папой Пием VII относительно достоверности письма Си-монини, и, похоже, получил заверения в том, что есть доказательства для таких утверждений. Тогда он написал книгу, в которой развил сюжет, подсказанный письмом. За два дня до смерти он уничтожил рукопись, опасаясь массовой резни евреев. Между тем, он познакомил со своими изысканиями церковные круги и французское правительство [19]. Его заявления были восторженно поддержаны другими, включая известного французского философа Жозефа де Мэстра, который повторил их царю в своих предупреждениях [20].

    Столетие между поражением Наполеона и началом первой мировой войны было свидетелем укрепления демократии, национальной консолидации и быстрой индустриализации. Больших высот достигли искусства и наука. Однако конспиративизм и другие формы иррациональности тоже цвели пышным цветом. Крупных войн не было, зато широко распространилась социальная борьба и межнациональная рознь. Князь фон Меттерних, который руководил политикой европейского континента в годы после Венского конгресса, создал атмосферу, которая ограничивала возможность публичных действий - и это в то время, когда демократические и национальные движения пытались увеличить свое влияние. Консерваторам повсюду мерещились тайные общества. Радикалы реагировали на страхи консерваторов тем, что сами и организовывались именно в такие общества. Они эксплуатировали миф могущественных тайных обществ и ставили его на голову, преувеличивая свою силу и численность, и изображая их членов героическими фигурами. Страхи правых стали самореализовавшимся пророчеством - случай, когда жизнь имитирует искусство [21].

    Тайные общества распространились вплоть до Великобритании. Наиболее известным, вероятно, было общество карбонариев. Наиболее важным, видимо, были декабристы, устремления и действия которых заложили основу для революционной контркультуры в России. Молодые люди, отвергшие образ жизни своего сословия, смогли возлагать надежды на революционное движение, преданно служить ему и отождествлять себя с ним; они стали искать социальной справедливости и надеяться на вечную славу освободителей народа.

    По мере того, как демократия одерживала победы в Западной Европе, влияние, хотя и не количество, тайных обществ уменьшалось. В Восточной же Европе происходил обратный процесс: социальные и национальные движения вели тайную борьбу с многонациональными государствами. Самыми важными проявлениями такой традиции были большевизм и ленинизм. Большевики стремились прийти к власти недемократическим путем: они составили заговор, но верили ли они сами в теорию заговоров, были ли они конспиративистами? Мы еще вернемся к этому вопросу.

    К середине XIX в. внимание сторонников конспиративизма переключилось с тайных обществ на национальные государства, в первую очередь на Великобританию, затем на США. Недоверие к Британии имеет давнюю историю на европейском континенте. Во Франции оно уходит корнями в средние века. Подозрение вызывало в первую очередь та легкость, с которой Великобритании удавалось поддерживать баланс власти на континенте таким образом, чтобы ни одно государство не получало гегемонию. Видный английский мыслитель Дж.А. Гобсон сыграл определенную роль в укреплении этой тенденции. В 1902 г. он обнародовал теорию империализма, в которой отдал дань конспиративистскому менталитету. Он утверждал, что империализм приносил богатства не Великобритании в целом, а лишь меньшинству ее населения. "Определенные хорошо организованные деловые интересы могут перевесить слабые, распыленные интересы общества" [22]. Этот тезис оказал большое влияние на Ленина и представлял собой мостик к переходу конспиративизма из стана правых в стан левых сил и движений.

    Со временем для этих чувств было найдено новое приложение. С Великобритании они перешли на США, и особенно на ЦРУ. Одной из основных целей КГБ было представить ЦРУ источником политических переворотов. ЦРУ платило КГБ той же монетой. Разумеется, оба агентства занимались заговорами и оба преуспели в насаждении конспиративистского менталитета.

    Конспиративизм правых имел наиболее зловещие оттенки. Приписываемый евреям заговор в сочетании с псевдонаучной теорией превосходства арийской расы привели к чудовищным последствиям. Мы уже упоминали работу Баррюля и письмо Симонини. В 1868 г. Герман Гедше опубликовал художественное произведение, озаглавленное "На еврейском кладбище Праги" [23]. Это повествование о вымышленной, происходящей раз в сто лет встрече двенадцати колен Израиля, и их планах покорения мира. Всего через несколько лет вымышленная история уже рассматривалась как факт, а ее пересказы пополнились еще более ужасными подробностями.

    Такие образы и темы нашли свое наиболее полное отражение в так называемых "Протоколах сионских мудрецов". Эти "Протоколы" выдавались за стенографическую запись первого сионистского конгресса, который был созван в 1898 г. в Швейцарии Теодором Герцелем с целью воссоздания древнего еврейского государства Израиль. "Протоколы" стали наиболее успешной и результативной подделкой за всю мировую историю. "Протоколы" составлялись целым рядом авторов, использовавших различные источники. Спонсировал подделку Петр Иванович Рачковский, глава резиденции охранки (тайной полиции России) в Париже. По-видимому, его целью было доказать царю, что российские либералы были еврейскими агентами. Первоначально "Протоколы" были изданы в 1903 г. в Санкт-Петербургской газете "Знамя". Они оставались малоизвестными вплоть до первой мировой войны и революции 1917 г. в России. После самоубийства Гитлера количество их изданий уменьшилось, но с распадом Советского Союза "Протоколы" обрели второе рождение в России и Восточной Европе. "Протоколы" имеют большую читательскую аудиторию в странах "третьего мира" [24].

    Якобы существующий план евреев завоевать господство над миром изложен в "протоколах" достаточно хитроумно. Сама их абстрактность, почти полное отсутствие каких-либо имен или дат, создают у читателя впечатление универсальности. Для достижения своих целей "Мудрецы" готовы использовать любое оружие, даже если это производило впечатление совмещения противоположностей: капитализм и коммунизм, любовь к семитам и антисемитизм, демократия и тирания. В результате "Протоколы" находили отклик среди людей разных классов и мировоззрений - богатых и бедных, правых и левых, христиан и мусульман.

    "Конспиративистский антисемитизм выражал глубокую сущность национал-социализма и был одной из ключевых доктрин, которые привели Адольфа Гитлера к власти", - писал Д. Пайпс. Нацисты "сочетали расизм с конспиративистским антисемитизмом: евреи получают власть, поощряя смешение рас, которое ведет к моральному и физическому вырождению, тем самым ослабляя чистоту арийской расы" [25]. Особенностью германского антисемитизма была романтическая тоска по язычеству и миру вагнеровских богов. По сути дела, многие в Германии смотрели на христианство как на смирительную рубашку, напяленную на них евреями! Они рассматривали христианство как инструмент еврейского господства. Хотя нацисты так и не изобрели столь же всеохватывающей и изощренной организации, как Агитпроп, но они создали разветвленную бюрократию для пропаганды и насаждения своих преступных идей.

    После 1945 г. конспиративизм в Западной Европе, которая была его колыбелью, пошел на убыль. Однако он попал на питательную почву в Восточной Европе, которая отошла под советское господство, и пережил смерть Сталина. В качестве инструмента КГБ конспиративизм становился своеобразным суррогатом "социализма" по мере того, как это слово теряло свою власть над умами, а первоначальные марксистские представления утрачивали идеализм утопии. Пламя конспиративизма разгоралось все сильнее в США, подпитываемое страхом перед мировым коммунизмом. Создание государства Израиль способствовало распространению конспиративизма в страны "третьего мира", а не только на Ближний Восток. Израиль оказался в фокусе советского конспиративизма, соперничавшего с ЦРУ как с предположительным центром мирового заговора.

    Распространение теорий заговора на "третий мир" было признаком его вестерни-зации. Евреи, или во всяком случае евреи-сионисты (те, кто выступал за воссоздание древнего государства Израиль) стали рассматриваться как пособники распространения бедности и беспорядков. После второй мировой войны соперником евреев в этом качестве стало ЦРУ. Ближний Восток, с его значительным еврейским населением, был наиболее благодатной почвой для конспиративизма. Считалось, что даже сам термин "антисемитизм" был подброшен еврейскими заговорщиками, поскольку в нем евреи и арабы были объединены в одну группу, что по сути расфокусировало антиеврейские настроения. С Ближнего Востока такой взгляд перешел в другие мусульманские страны.

    Наиболее странным случаем выглядит Япония, где теорий о еврейских заговорах больше, чем самих евреев. Юдайака, еврейская опасность, и страх перед ней существовали в Японии с 1920-х годов. Некоторые исследователи в Японии даже считают открытие Японии коммодором Перри частью еврейского заговора. В книжных магазинах Японии есть "еврейские уголки" с книгами на эту тему [26]. В результате такого конспиративистского мышления многие страны "третьего мира" смотрят на сионизм и ЦРУ как на врагов и слепы к враждебным планам своих соседей.

    Представляется, что у США и России особая предрасположенность к конспиративизму. Как уже отмечалось выше, американский конспиративизм старше Французской революции конца XVIII в. Страх перед британским заговором, направленным на то. чтобы отнять у колонистов их права как англичан, был движущим фактором Американской революции. В 1827 г. ненадолго появилась политическая партия, чьей конкретной целью была борьба с франкмасонством. Позже, к середине века, из нескольких тайных обществ образовалась партия "незнаек", поставившая своей целью борьбу с римско-католическим влиянием, которое они рассматривали как растущую угрозу в преимущественно протестантских Соединенных Штатах Америки. Более известный Ку-клукс-клан унаследовал эти антикатолические настроения, сочетав их с расистскими и антисемитскими предрассудками.

    Конспиративизм достиг своего пика в США вскоре после второй мировой войны, когда коммунистическая экспансия в Восточной Европе и Китае достигла максимальных масштабов. Сенатор Джозеф Маккарти больше других преуспел в эксплуатации таких страхов. Он объявил свой крестовый поход против внутренних врагов в речи в 1951 г., в которой, совсем в манере Сталина, он отвечал на заданные самому же себе вопросы:

    "Как еще можно объяснить нынешнюю ситуацию, если не верить, что высокопоставленные лица в нашем правительстве скоординированно ведут нас к катастрофе? Очевидно, что это плод обширного заговора, заговора таких масштабов, по сравнению с которым любые, имевшие ранее место в истории, становятся ничтожными. Заговора настолько позорного и черного, что когда он все-таки будет раскрыт, его принципы будут достойны проклятия со стороны каждого честного человека" [27].

    Воинственный тон Маккарти мобилизовал сторонников в разных слоях общества, а его по большей части голословные обвинения создали удушающую атмосферу в американской культурной жизни, в том числе в высших учебных заведениях. Осуждение маккартизма его же коллегами по сенату, которое произошло несколькими годами позже, полностью дискредитировало Маккарти, но, к сожалению, не положило конец конспиративизму. В 50-е годы появилось Общество Джона Бёрча, которое получило печальную известность тем, что объявило президента Эйзенхауэра сознательным агентом коммунистического заговора, тем самым пойдя дальше даже самого Маккарти. В настоящее время существуют тысячи членов полувоенных организаций, которые опасаются, что та или иная международная группировка под контролем Организации Объединенных Наций готовится подчинить себе американское правительство, или даже уже сделала это. Под лозунгами защиты конституции, они противостоят правительству и отказываются ему подчиняться. Некоторые из этих групп пропагандируют расистскую идеологию. Отдельные лица, которые разделяли идеологию таких организаций, виновны в совершении террористических актов.

    Другой источник конспиративизма в современных США - это Луис Фаррахан, лидер организации "Исламская нация". Эта организация рассматривает всю историю человечества через призму заговора белых против черных. Среди обвинений было и то, что белые произвели вирус СПИДа в целях уничтожения черных; в тех же целях белые способствуют сбыту наркотиков в кварталах, где проживают черные. Фаррахан заявляет, что в центре заговора белых все те же евреи. С его точки зрения, капитализм и коммунизм и обе мировые войны являются результатом еврейского заговора, и даже Гитлера финансировали евреи.

    Широкие, а как говорят некоторые, чрезмерные свободы в США создают в этой стране благодатную почву для распространителей теорий заговоров по всему миру. Памфлеты и символы конспиративизма, по большей части нацистские, рождаются в Америке, а затем распространяются в тех странах, где их публикация запрещена.

    Особая подверженность России конспиративизму имеет несколько объяснений. В самодержавном государстве не было легитимного политического пространства для политических дискуссий и процессов. Такое пространство было создано лишь в 1860 г., и только после 1905 г. в нем начали участвовать радикальные партии. Другое объяснение - это несколько двусмысленное положение России по отношению к Европе. Вызвать у русских страхи перед заговорами иностранных правительств против России оказалось совсем нетрудно. Навязанная И.В. Сталиным изоляция России намного усилила эти страхи и облегчала задачу контроля над населением. Такая изоляция была одной из главных опор сталинского режима.

    Ленин занимался заговорами, но не теориями заговоров [28]. У него не было конспиративистского менталитета, и он не пользовался теориями заговоров для понимания событий, однако заговор был основным орудием его политических действий и ключом к пониманию его способа построения политической организации, революционной партии нового типа. Хотя противники Ленина обвиняли его в бланкизме, он был марксистом. История для него развивалась по неумолимым законам, которые коренились в экономических процессах и расстановке классов.

    Впрочем, обвинение в бланкизме не лишено оснований. Ленин был учеником не только Маркса, но и Огарева, который, в свою очередь, был учеником декабристов и Г. Бабефа [29]. От них он унаследовал этот образ небольшой, сознательной и самоотверженной группы, стоящей за и над массовой полусознательной организацией, которую это ядро двигало по направлению к восстанию. Большевики воплотили этот образ в жизнь самым великолепным образом в 1917 г. Можно ли представить себе Октябрьскую революцию без такого образа? Другим ярким воплощением этого образа было то, как Л.Д. Троцкий манипулировал Петроградским Советом рабочих и солдатских депутатов и Военно-революционным комитетом.

    Вопросы заговоров и конспиративизма приобретают более острое звучание с приходом к власти Сталина. И его сторонники, и его противники отдавали ему должное как мастеру интриг. "Прекрасным" тому примером была борьба с правой оппозицией, возглавлявшейся Н.И. Бухариным, на которую ушло около полутора лет и которая закончилась ее ликвидацией в 1929 г. Сталин выдвинул идею, что империалисты из-за границы, в отчаянии от глубокого экономического кризиса, вступили в сговор с капиталистическими элементами в стране - представителями интеллигенции, людьми свободных профессий, а также зажиточными крестьянами - с целью свергнуть советскую власть. Не просто враждебное отношение, а якобы имевший место заговор был той теорией, которая привела его фракцию к неограниченной власти. После этого он подключил свою фракцию к поощрению наращивания культа собственной личности. Я считаю, что Сталин проявил свою гениальность в использовании теории заговоров в качестве инструмента своего собственного заговора.

    Пик его усилий в этом направлении приходится не на показательные процессы и массовый террор 1930-х годов, а на публикацию сталинской истории коммунистической партии, широко известного "Краткого курса ВКП(б)", который, после Библии, стал самой читаемой в мировой истории книгой. В этой работе Сталин придал форму и значение - мифическое значение - показательным процессам. Он трансформировал теорию классовой борьбы в концепцию оппозиции и необходимости ее подавления. Показания, полученные на процессах, были представлены в книге как доказательство того, что его противниками были беспринципные интриганы и предатели, не имевшие иной цели кроме свержения советской власти, с помощью которой Сталин вел народы СССР к светлому будущему.

    Этот образ Ленина и Сталина, правивших на основании марксистской науки и постоянно срывавших замыслы новых и новых ревизионистов, стал лейтмотивом всей истории. Все события партийной истории приобретали соответствующую структуру, что придавало работе единство и логическую последовательность, характерную для конспиративизма. "Краткий курс" в этом смысле соперничает с "Протоколами сионских мудрецов" как классический образец теории заговоров.

    Хотя не кто иной, как сам Сталин был автором сценариев показательных процессов, вполне вероятно, что он верил в то, что его оппоненты - беспринципиальные интриганы, замышлявшие разрушить плоды его трудов. Даже если они не были виновными в тех заговорах, которые вменялись им на скамье подсудимых, они были виновны в других, пока не раскрытых заговорах. Сталин проецировал свои страхи на Советский Союз и на весь коммунистический мир. К концу его жизни его конспиративизм явно превратился в душевное помешательство. Его боязнь врачей довела его до такого состояния, что он предпочитал ставить себе пиявки. Меры личной безопасности достигли нелепых масштабов и становились все более дорогостоящими.

    Я исхожу из предположения, что во взглядах Сталина присутствовал элемент патологии, и что необходимо учитывать факты его биографии и психологические особенности личности. Трудно понять взгляды и поведение Сталина, если считать их результатом только большевистской культуры. Остается нечто необъяснимое. Его страхи превосходили все, что можно было бы приписать общей культуре. Иными словами, поведение Сталина отчасти проистекало из общей культуры, а отчасти из его уникального политического положения, которое давало ему власть над жизнью и смертью на подвластной территории. Он был на самом верху - и одинок. Он был лишен спонтанности человеческих отношений. Не сбрасывая со счетов политические и культурные аспекты большевизма, для объяснения его патологии требуется психоанализ.

    Смерть Сталина и свежий воздух, который принес с собой Н.С. Хрущев, приоткрыли шоры конспиративизма, но не сняли их полностью. Ленинская теория империализма была извращена еще более, чем при Сталине. Империализм рассматривался не просто как объективно обусловленная стадия капитализма, но как состояние, которое требовало заговорщической политики от тех, кто пожинал ее плоды. Противники Советского Союза были не просто соперниками за сферы влияния в мире, но активными заговорщиками. Еще один выверт - объявление в центре заговора сионизма, который рассматривался как глобальная политическая сила, выходившая далеко за пределы еврейского государства. Все это сопровождалось возвращением к антимасонской теме.

    Опубликование в 1974 г. книги Н.Н. Яковлева "Первое августа 1914 г." можно, по-видимому, рассматривать как сознательное решение идеологического отдела КГБ. Чувствуя ослабление позиций социалистической идеологии с ее представлениями о светлом будущем, КГБ увидело в русском национализме более эффективный лозунг - как мобилизирующий, так и цементирующий общество. Если бы такая идеология, сочетающая национальную гордость со страхом перед иностранными заговорами, укоренилась, она бы еще смогла удержать людей "в обойме", или точнее - "в очередях".

    Развал СССР положил конец конспиративизму, которому покровительствовало государство, зато в самом обществе теории заговоров множились день ото дня. То, что рассматривалось как неудачи реформ, убеждало многих в том, что конец коммунизма представлял собой не победу свободолюбивых граждан, а скорее успех заговора ЦРУ. Популярными темами стали возвеличивание России, с одной стороны, и объяснение ее слабости результатом неустанных усилий Запада не дать России развиваться и эксплуатировать ее - с другой стороны. И опять масоны и евреи были провозглашены главными заговорщиками.

    Конспиративизм - это обширная и сложная тема, которая заслуживает изучения с разных сторон. Социальная психология раскрывает, что теории заговоров дают их сторонникам целостную картину мира, в которой нет противоречий, неточных деталей и вопросов без ответов [30]. Они дают ощущение комфорта, снимают тревогу и объясняют личные неудачи [31]. Ричард Хофштадтер напоминает о том, что мир конспиративиста радикально дуален и полон угроз; в нем проводится четкая грань между силами добра и силами зла, причем последние одерживают верх [32]. Невидимые силы постоянно действуют и, как правило, держат невинных под наблюдением.

    Можно пытаться объяснить конспиративизм в терминах классовой борьбы. Мне, однако, трудно делать предположения в таком духе. То обстоятельство, что конспиративизм присутствует и в левой и в правой части политического спектра, причем обе части им манипулировали, делает классовый анализ затруднительным. Конспиративизм - это мировоззрение, свойственное многим классам, а заговор - это инструмент, которым пользовались многие классы, причем не только классы, но и разного рода группы и подгруппы.

    Если не классовый анализ как таковой, то социальный анализ в более широком смысле слова все же дает результат. Франц Нойманн, немецкий социал-демократ, бежавший от нацистов, хорошо известен своими усилиями объяснить нацизм в экономических терминах [33]. В эссе "Тревога в политике" он первым предпринял попытку синтезировать учения Маркса и Фрейда [34]. Суть его аргументации состоит в том, что разрушение сословного общества увеличило бремя тревоги, беспокойства. В сословном обществе место человека определялось его происхождением. Лишь немногие имели сомнения относительно того, на какой ступени иерархической лестницы им следует стоять. В классовом же обществе статус каждого определяется его личными достижениями, а это довольно скользкое положение, которое и вызывает тревоги. "Тревожные" граждане склонны связывать себя с лидерами путем идентификации; они видят в истории конфликт между великими героями и великими негодяями. Последние же и дергают за ниточки, оставаясь часто невидимыми. Вполне оправданно предположить, что такой менталитет является благодатной почвой для параноидного стиля.

    Исторический анализ находит аналоги конспиративизма в прошлых веках. Мы находим примеры не параноидного стиля как такового, но схожего менталитета, который разжигал костры охоты на ведьм: "в основе этой фантазии лежит представление о том, что где-то внутри большого общества существует еще одно общество, немногочисленное и подпольное, которое не только угрожает существованию большого общества, но и занимается практикой, которая считалась отвратительной и в буквальном смысле бесчеловечной" [35]. Во II в. греки и римляне также фантазировали по поводу христиан, обвиняя их в ритуальных убийствах младенцев и последующем каннибализме как преддверии кровосмесительных оргий.

    Мы находим следы такого менталитета в действиях, приведших к расправе с тамплиерами. Имели место и хитрые и оппортунистические расчеты Филиппа IV. который увидел в этих гонениях средство обогащения казны. Любопытно, что истребление тамплиеров, которые считались членами тайного общества, совпало с началом антиеврейских мятежей во время первого крестового похода.

    В XVIII в. историю объясняли, главным образом, ссылаясь на интересы и способности отдельных личностей - королей, министров и генералов. Такой подход к истории иногда называли "психологизмом" [36]. Такой способ объяснения исключал безличные силы, такие, как Провидение или фортуна, а консервативные мыслители были далеки от того, чтобы объяснить французскую революцию конца XVIII в. теорией прогресса. На выручку не могла прийти и Божья воля, поскольку речь шла о разрушении "ниспосланного свыше" общественного порядка. Тупик был налицо. Теория заговоров помогла найти выход из него.

    Заговорщики были, разумеется, обычными людьми, но они потеряли свою индивидуальность "в тени" и действовали, как бы, из-за кулис. Примечательно, что в то самое время, когда теория заговора появилась на свет для объяснения Французской революции конца XVIII в., появились, хотя и на совершенно иных основаниях, грандиозная гегелевская система, а затем и марксизм, которые также все объясняли действием безличных сил.

    Один из первых выводов, которые можно сделать из нашего исследования, заключается в том, что конспиративизм существует по обе части - левой и правой -политического спектра, что в свою очередь показывает на неадекватность этих терминов. Политические крайности имеют схожий, если не идентичный менталитет. Конспиративизм был рожден как консервативная реакция на Французскую революцию конца XVIII в.

    С развитием индустриализации и нежелательными социальными изменениями он превратился в широкомасштабную тенденцию. Ревность и недоверие к Великобритании вызвали к жизни теории заговоров, которые стали частью социалистической традиции. В XX в. правый и левый конспиративизм стали поощряться государством в Германии и Советском Союзе. Гитлеровский режим просуществовал всего 12 лет; его крах открыл двери для полного развития левой разновидности конспиративизма. Коммунистическая идеология сделала конспиративизм почти глобальным явлением. Она адаптировала антисемитизм к своим собственным целям, оторвав его от расистской мифологической почвы и пересадив его на почву теории империализма.

    Хотя конспиративизм существует по обоим краям политического спектра, необходимо провести различие между ними. К правым разновидностям вполне приложимо процитированное выше определение Хофштадтера о параноидном стиле. Их мир населен призраками и демонами. Левые разновидности смотрят на человечество как на жертву злодейских замыслов богачей, но не имеют своей демонологии и ссылок на потусторонние силы.

    Несколько заключительных слов о левых и правых разновидностях конспиративизма. Говорим ли мы о страхе перед Великобританией в XIX в. или о советских представлениях о врагах в Вашингтоне или Иерусалиме, левая разновидность сопровождалась утопизмом. Речь идет об убеждении о том, что революционные действия приведут к "светлому будущему", совершенному обществу полной свободы и полного равенства; все человеческие способности будут процветать в условиях изобилия и социального мира. Это можно охарактеризовать как "утопический стиль". В то же время нельзя не видеть утопические аспекты нацистской идеологии "тысячелетнего рейха", в котором восстанавливались бы "расовая чистота и естественная иерархия рас", а противники будут уничтожены. Однако темные и кошмарные образы затмевают собой утопическую сторону.

    В идеологии левых конспиративизм - это тема второго плана; у него не такое страшное лицо, как у правой разновидности, делающей акцент, как обычно, на расистских доктринах. Левая разновидность конспиративизма не столь пропитана ненавистью и тревогой, хотя и является не менее людоедской в ее сталинском варианте.

    Сравнивая конспиративизм левых и правых, я не отрицаю тесной связи между ними. Они представляют собой соперничающие формы мифологии и являются если не близнецами, то, пожалуй, двоюродными братьями. Определять мифологию - задача не из легких. Узкие определения, например те, которые используют Ханс Блюмберг [37] и Эрик: Феглин [38], сводят определение к рассказам эпохи, когда еще не было письменности. По их мнению, экстремистские "измы" нашего времени - это не более чем псевдомифы. Более широкие определения, например Роланда Бартса [39] и Хайдена Уайта [40], делают мифологию вездесущей. По мнению Бартса, любое выражение человеческих условностей или социальных структур как природного явления - это упражнение в мифотворчестве. По Уайту, мифология необходимо присутствует в любом рассказе. Конспиративизм и утопизм, по-видимому, существуют где-то между молотом мифа и наковальней паранойи.

    В конспиративизме нет того очарования и мудрости, которые свойственны мифам древности; он не настолько широко распространен и не настолько невинен, чтобы попасть под широкое определение. Однако конспиративизму, как и античным мифам, присуща высокая символичность: почти любая вещь или человек являются символом чего-то иного: "В этой Вселенной нет ничего нейтрального: все обременено аффектами, коллективными чувствами и намерениями. Будучи субъективными, люди очень часто придают предметам и существам свойства, которыми последние не обладают ни в какой форме или степени. Воображаемое пропитывает реальность и подчиняет ее до такой степени, что всякая дифференциация становится невозможной. Иными словами, объективные, социальные и экономические причины той или иной ситуации вообще не принимаются во внимание" [41].

    Конспиративизм можно рассматривать как одну из разновидностей мифологии в образованных обществах. Утопизм же можно рассматривать как другую разновидность мифологии, а религиозный фундаментализм - как третью. Их можно считать взаимно дополняющими, а иногда соперничающими, формами мифологического мышления.

    Эти краткие замечания по поводу мифологии поднимают еще один заключительный вопрос этого эссе. Имеется ли взаимоотношение между мифологией и современными политическими формами - парламентской системой и демократией в целом? Можно утверждать, что в той степени, в которой демократия зависит от существования политических партий, такое взаимоотношение имеется, и довольно тесное. Политические партии служат благодатной почвой для мифологии. Каждая партия выступает под своими собственными знаменами и с набором других символов. Каждая партия возвеличивает своих собственных лидеров и их предшественников как героев; каждая партия имеет свой реестр врагов. Иными словами, каждая партия вырабатывает собственную версию национальной и мировой истории и делает это в духе противостояния. Такие символические структуры не обязательно имеют мифологический характер, но легко приобретают его в результате усилий демагогов.

    Быть может, мифология и конспиративизм являются болезнями переходного этапа. В сравнительно зрелых демократиях Западной Европы такой менталитет менее очевиден, чем в начале этого столетия. США, возможно, представляют собой исключение - зрелая демократия, которая в весьма заметной степени подвержена теориям заговоров. Постколониальные Азия, Африка и Ближний Восток являются ареной войн и революций, и конспиративистский менталитет в них процветает. Какое место в этом континууме занимает Россия?

    Литература

    1. Hofstadter R. The Paranoid Style in American Politics and other Essays. New York, 1965.

    2. Bailyn B. The Ideological Origins of the American Revolution. Cambridge (Mass.), 1967, p. 95, 1 19-120.

    3. Перечисление и художественное описание таковых можно найти в романе Умберто Эко "Маятник Фуко": Ессо Um. Foucalt's Pendulum. New York, 1988.

    4. Pipes D. Conspiracy: How the Paranoid Style Flourishes and Where it Comes from. New York. 1997. Даниил Пайпс, сын Ричарда Пайпса, американского специалиста по русской истории. Пайпс-младший является специалистом по истории Ближнего Востока.

    5. Billig М. Ideology and Opinions: Studies in Rhetorical Psychology. London, 1991.

    6. Neumann F. The Democratic and Authoritarian State. New York. 1957, p. 270-300.

    7. Arendt H. The Origins ofTotalitarianism. New York, 1958. Арендт была ученицей Хайдеггера, которая бежала от нацистов и провела свои зрелые годы в Соединенных Штатах Америки.

    8. См. в особенности: Edelman М. The Symbolic Uses of Politics. Chicago, 1967. различные труды Юрия Лотмана и исследователей Тартуской школы. См. также: Barthes R. Mythologies. New York, 1972.

    9. Hofstadter R. Ор. cit., р. 29-30.

    10. Ibid., р. 31.

    11. Wernick R"Don't Look - But All Those Plotters Might Be Hiding under Your Bed." Smithsonian. March. 1994, p. 108-124.

    12. Pipes D. Conspiracy, p. 39.

    13. Обычно считается, что в России охота на ведьм имела меньшие масштабы и была менее кровавой, чем в остальной части Европы: см. Russel Z. Witchcraft Trials in Seventheenth Century Russia. - In: American Historical Review, v. 82, 5, 1977. Однако этот взгляд на исключительность России оспаривается. Более того, представляется, что в России за ведовство казнили больше мужчин, чем женщин. - Ryun W.F. The Witchcraft Hysteria in Early Modern Europe: Was Russia an Exception? - In: The Slavonic and Eastern European Review, v. 76, 1,1998, p. 49-84.

    14. Наиболее ценное описание франкмасонства содержится в "Войне и мире" Л.Н. Толстого.

    15. Pipes D. Conspiracy, р. 65.

    16. Ibid., p. 68.

    17. Cohn N. Warrant for Genocide: the Myth of the Jewish World Conspiracy and the Protocols of the Elders of Zion. New York, 1966, p. 27.

    18. Papies D. Op. cit., p. 69-75.

    19. Polyakov L. The History of Anti-Semitism. New York, 1975.

    20. Ouvres Completes. Lyon, 1884, v. VIII, p. 336.

    21. Pipes D. Ор. cit., р. 78.

    22. Holson J.A. Imperialism: A Study. London, 1902, p. 46, 48, 53, 57.

    23. Sir John Retcliffe (псевдоним Гедше). Biarritz, Historisch-politischer Roman. Berlin, 1868.

    24. См. подробнее: Pipes D. Ор. cit., р. 84-87. 217.

    25. Ibid., p. 99.

    26. Ibid., р. 124-125.

    27 Congressional Record, 83d Cong., I session, 14 June 1950, v. 97, part 5, p. 6602.

    28. Д. Пайпс утверждает, что ленинская теория империализма была проявлением конспиративизма. и что Ленин усматривал руку империализма в важнейших событиях своего времени (Pipes D. Ор. cit.. р. 50. 82). Мне это представляется преувеличением.

    29. См. предисловие С.В. Утехина к работе В.И. Ленина "Что делать?" (Lenin V. 1. What Is To Be Done? Oxford. 1963, p. 29-31), в переводе С.В. Утехина и Патриции Утехиной, а также его же"Кто учил Ленина?". - "Twentieth Century". ("Двадцатый век") (июль 1960), с. 8-16.

    30. Billing М. Ор. cit., р. 115-120.

    31. Edelman М. Ор. cit., р. 8.

    32. Hofstadter R. Ор. cit., p. 10.

    33. Behemoth: The Structure and Practice of National Socialism. New York, 1942.

    34. Neumann F. Ор. cit.

    35. Cohn N. Europe's Inner Demons: an Enquiry Inspired by the Great Witch-Hunt. New York, 1975, p. X.

    36 Furet F. Interpreting the French Revolution. Cambridge, 1981.

    37. Work on Myth. Cambridge, 1985, p. XII, 125. 80

    38. The New Science of Politics. Chicago, 1952, p. 58 and ff.

    39. Barthes R. Op. cit.

    40. Metahistory: The Historical Imagination in Nineteenth Century Europe. Baltimore and London, 1973, p. 146: The Content of Form. Narrative Discourse and Historical Representation. Baltimore and London, 1987, p. IX-X, 151.

    41. Changing Conceptions of Conspiracy. Ed. by C.F. Graumann and S. Voscovici. New York, 1987.
     
    #1
  2. Outbreak

    Outbreak Ословед

    Репутация:
    2.610
    Outbreak, 9 фев 2006
    Упоминаемый в предыдущей статье Пайпс:


    Дэниел Пайпс

    ЗАГОВОР:
    ОБЪЯСНЕНИЕ УСПЕХОВ И ПРОИСХОЖДЕНИЯ "ПАРАНОИДАЛЬНОГО СТИЛЯ"
    (фрагменты из книги)*
    РАЗОБЛАЧЕНИЕ ТЕОРИЙ ЗАГОВОРА


    Роберт Уэлч, основатель Общества Джона Берча, однажды предположил, что Роберт Тафт - влиятельный политик, лидер республиканцев в Сенате - заболел раком и умер вследствие того, что "в его кресло в Сенате вшили радиевую трубку" 1. Почему нелепость этого заявления очевидна? Потому что демократы не убивают своих политических противников; сенатскую мебель невозможно использовать таким образом; убивать человека, отравляя его радием, не имеет смысла; и сам говорящий - человек с репутацией экстравагантного конспиролога. Но теперь рассмотрим другой пример: Кристофер Эндрю и Олег Гордиевский в своей истории советской тайной полиции пишут, что для того, чтобы выманить предполагаемого британского агента из его московской квартиры, не возбудив у него подозрений, "токсикологи КГБ смазали стул Пеньковского ядовитым веществом, от которого он ненадолго, но сильно заболел" 2. Это вполне правдоподобно, потому что: давняя склонность КГБ к грязным приемам хорошо известна; он (КГБ) легко мог проникнуть в квартиру своего сотрудника [так! - пер.]; ядовитое вещество на стуле могло подействовать; и пишут это уважаемые, не связанные с конспирологией авторы.
    Иными словами, отличение реального заговора от воображаемого (говоря принятыми в этой книге терминами, заговора от теории заговора) - это субъективный процесс. Хотя некоторые аналитики полагают, что в данной области различие между истинностью и ложностью не является решающим 3, оно все же немаловажно. Нельзя ставить на одну доску предупреждения Уинстона Черчилля о нацистском заговоре в 1930-е годы и относящийся к тому же времени бред Гитлера о заговоре еврейском. Как читателю, так и автору нужны признаки, отличающие твердую почву факта от трясины фантазий, поскольку именно внешняя обыкновенность позволяет конспирологии распространяться из маргинальных групп в массы.
    Возникает много вопросов: существуют ли заговоры в реальности? Как отличить обоснованный страх перед заговором от выдуманного? Какие книги на эту тему заслуживают доверия?
    Отличение реальности от фантазии
    Общих правил здесь быть не может; правило у историка должно быть одно: уметь распознать в ходе людских судеб действие случайного и непредвиденного.
    Герберт Э. Л. Фишер 4
    Высшая ступень в изучении истории - это историческое чувство, то есть интуитивное знание, чего не может произойти.
    Льюис Б. Намьер 5
    К счастью, для выявления теорий заговора инструменты имеются. В их число входят здравый смысл, знание истории и умение распознавать характерные для конспирологии схемы. Но важнее всего, видимо, понимание предпосылок, лежащих в основе этого типа мышления.
    Здравый смысл. Не во все логически возможное разумно верить. Не всякий враг мечтает о власти над миром; несчастные случаи действительно происходят; церкви, тоннели метро и кресла в Сенате не являются орудиями убийства; католики, евреи и демократы не прибегают к подобным методам. По выражению одного логика, "вводя гипотезу, чтобы что-то объяснить, мы действуем не в вакууме. У нас есть широкий контекст фонового знания - убеждения, принципы и теории, в поддержку которых у нас накоплено множество свидетельств" 6.
    Здравый смысл предпочитает простые объяснения; теории заговора, напротив, вносят усложняющие элементы. Они предполагают схему обмана настолько сложную, интеллект настолько мощный и сообщников настолько многочисленных (и молчаливых), что вся их конструкция рушится из-за собственного неправдоподобия. Рассмотрим пример с убийством Джона Ф. Кеннеди. Невозможно, чтобы за Ли Харви Освальдом стояла какая-то неизвестная сила, поскольку такой заговор потребовал бы огромного числа участников. Даже для одного только размещения Ли Харви Освальда в Техасском книжном складе с удобной позицией для стрельбы по кортежу Кеннеди потребовались бы согласованные усилия четырех заговорщиков; а во всем заговоре должны были бы участвовать несколько сот человек 7. Это принцип простоты, или экономии: "при прочих равных, данная гипотеза вероятнее другой, если включает меньшее число новых допущений" 8.
    Отсюда два вывода: заговоры случаются только в определенном контексте (убийства, вероятные в Москве, невероятны в Вашингтоне); чем изощреннее предполагаемый заговор, тем с меньшей вероятностью он существует. Планировать государственный переворот имеет смысл; планировать Французскую Революцию - нет.
    Знание истории. Знание прошлого убеждает в том, что большинство заговоров проваливаются. Планы нарушаются случайными обстоятельствами, участники дезертируют, интриги настораживают противника. Говоря вообще, чем изощреннее заговор, тем менее он осуществим. Никколо Маккиавелли, свидетель многих интриг, отмечает, что "трудностям, с которыми сопряжен заговор, нет числа", и напоминает, что, "как показывает опыт, заговоры возникали часто, но удавались редко" 9. Философ Карл Поппер добавляет: "Во-первых, они случаются не очень часто и не меняют характер общественной жизни. Предположим, что заговоры прекратятся, - все равно мы столкнемся с принципиально теми же проблемами, какие стояли перед нами всегда. Во-вторых, я утверждаю, что заговоры очень редко удаются. Достигнутые результаты, как правило, сильно отличаются от имевшихся в виду (вспомните нацистский заговор)" 10. Наряду с провалом нацистов, провалился по всем линиям и другой великий заговор ХХ века - коммунизм. То же самое и в США: историк Дэвид Брайон Дэвис указывает на пропасть между "жалким бессилием и некомпетентностью большинства [реальных американских] заговорщиков и склонностью многих американцев верить в то, что мощная, монолитная и фактически не допускающая ошибок организация собирается уничтожить Республику" 11. Грандиозные конспиративные усилия европейских, израильских и американских лидеров на Среднем Востоке большого успеха не имели; более того, все они обернулись против самих организаторов. По тайному соглашению Сайкс-Пико британское и французское правительства поделили сферы влияния на Среднем Востоке, но быстро влияние утратили; в деле Лавона израильские агенты пытались свалить вину за антиамериканские акции в Египте на Гамаля Абделя Насера, но были уличены; в скандале "Иран-контрас" американцы тайно продавали Ирану оружие и попались. Так же обстоят дела и по всему остальному миру.
    Характерные схемы. Конспирологические теории очень разнообразны. Фашистская и ленинистская идеологии различаются по большинству вопросов, и у болтовни об убийстве Кеннеди мало общего с идеями Луиса Фаррахана. Но если отвлечься от деталей и посмотреть на основные черты, то станет ясно, как много общего у разных теорий заговора. От общепринятого мышления они отличаются двумя главными характеристиками: критериями доказательности и принципиальными предпосылками. Характерные черты их доказательств суть следующие:
    - Малоизвестность. Исходя из предпосылки, что видимость обманчива, они отвергают обычную информацию и ищут экзотические и малоизвестные версии. Склонность к невероятному и эзотерическому сообщает их данным характерный, легко отличимый оттенок.
    - Нежелание разглашать источники информации. Обычно оно выступает в виде безличных и неопределенных оборотов ("известно", "сообщается"), но иногда принимает более открытую форму: "Чтобы оградить имена возможных фигуристов, я решила пока что не раскрывать моих источников" 12.
    - Доверие к фальшивкам. Они занимают среди свидетельств очень большое место. Страх перед тамплиерами был выстроен кирпич за кирпичом с помощью подделок, и кульминацией этого процесса стала публикация в 1877 году "Латинского правила", якобы шестисотлетней давности, согласно которому они совершали тайные (и непристойные) обряды. В 1614 году иезуит-ренегат издал трактат, в котором разоблачал уловки и задачи Общества Иисуса 13. В 1811 году Наполеон издал так называемое "Завещание Петра Великого", написанное будто бы в 1709 году, в котором царь излагал планы установления в Европе русского господства и предсказывал случившиеся после его смерти события со сверхъестественной точностью. В 1890-е годы Американская Охранительная Ассоциация распространила множество поддельных документов, самым важным из которых была энциклика [так! - пер.] папы Льва XIII американским католикам, призывающая их истребить всех еретиков (то есть некатоликов). Все дело против капитана Альфреда Дрейфуса в 1894 году было построено на документах, подделанных вышестоящими офицерами. Но самой громкой подделкой стали так называемые "Протоколы Сионских мудрецов", состряпанные во Франции и России на основе нескольких текстов, в том числе откровенно беллетристических.
    - Противоречия. Конспирологи повторяют одни и те же утверждения, с легкими вариациями и откровенными противоречиями. В течение полувека одна правая американская группа за другой поднимала тревогу по поводу того, что на американо-мексиканской границе сосредоточены вражеские войска. Во время Второй мировой войны лидер одной такой группы писал: "На мексиканской границе стоят 200 000 евреев-коммунистов, собирающиеся войти в нашу страну. Если их впустить, они изнасилуют всех женщин и детей, оставленных без защиты" 14. В 1962 году Ополченцы забили тревогу по поводу войск коммунистического Китая, стоящих на мексиканской границе и готовых к вторжению. Годом позже Общество Джона Берча придало угрозе большую конкретность: тридцать пять тысяч китайских солдат в Мексике планируют напасть на Сан-Диего. В 1980-е годы борющаяся против налогов группа Posse Comitatus превратила эту армию в тридцать пять тысяч вьетконговцев, прячущихся в южном Техасе. Позже появились рассказы о накапливающихся в Мексике русских войсках. Евреи, китайцы, вьетнамцы, русские: страх перед угрозой важнее, чем имя этой угрозы. Такая небрежность в обращении с фактами свидетельствует о параноидальном стиле мышления.
    - Псевдо-факты в избыточно-ученом антураже и педантичные ссылки. Конспирологи словно хотят утопить скептиков в потоке имен, дат, фактов. Доказывая, что ЦРУ участвовало в продаже кокаина уличным бандам Лос-Анджелеса, Гари Уэбб приводит ошеломляющие подробности о стольких лицах, что читатель уже не в силах следить за его доказательствами 15.
    - Нагромождение теорий заговора. Пробел в одной теории заговора (например, отсутствие в теле Джона Ф. Кеннеди лишних пуль) объясняется новой теорией заговора (их тайком извлекли врачи).
    - Объявление противоречащих данной теории свидетельств признаком заговора. Конспиролог начинает с выводов и находит основания, чтобы отбросить все неудобные данные. Помощник Джима Гаррисона, главного разоблачителя убийства ДФК, так объясняет его методы расследования: "Сперва вы разбираетесь с фактами, а потом строите свои теории. Но Гаррисон строил теорию, а потом разбирался с фактами. А если факты не подходили, он говорил, что их подделало ЦРУ" 16.
    - Неразборчивое использование любых аргументов, указывающих на заговор. С одной стороны, британский антисемит К. Х. Дуглас объявил Гитлера незаконнорожденным потомком Ротшильдов; с другой, Линдон Ларуш заявляет, что марионеткой Ротшильдов был Уинстон Черчилль. Противоречие? Отнюдь нет. Луис Фаррахан, опираясь на свободную логику конспирологии, приходит к синтезу: Ротшильды "ссужали деньгами обе стороны конфликта, потому что им было в сущности все равно, кто победит, а кто проиграет" 17. Это очень типично.
    - Невнимание к ходу времени. Сменяются века и поколения, но все остается по-прежнему. Самый крайний пример - тамплиеры, воинствующий христианский орден, возникший около 1119 года и уничтоженный французским королем в 1314 году: никто не видел ни одного тамплиера уже почти семь веков, но загадка этого долгожителя среди тайных обществ по-прежнему жива. Баварские иллюминаты, исчезнувшие уже более двух веков тому назад, тоже обладают поразительной жизнестойкостью в умах конспирологов. Фашистская организация "Матери США" обвинила Синедрион - прекративший существование в 66 году н. э. совет раввинов - в том, что он подтолкнул Гитлера к нападению на Польшу (чтобы тем самым Гитлера скомпрометировать).
    - Бесцеремонное обращение с фактами. Иногда конспирологи берут факты прямо из воздуха. Розенкрейцеры "проникли повсюду, благодаря тому обстоятельству, что они не существовали" 18. Идея этой организации восходит к трем фантастическим книгам, вышедшим в 1614, 1615 и 1616 годах и объявлявшим о ее существовании, в результате чего многие читатели, особенно в Германии и Англии, пытались в нее вступить и обрести в ней знание древних тайн. В последующие века шарлатаны и начинающие конспираторы - такие, как Филиппо Буонарроти, Элифас Леви, мадам Блаватская и Анни Безант, - каждый в своих целях, называли себя загадочным именем розенкрейцеров. В 1915 году Древний Мистический Орден Rosae Crucis [Розы-Креста] был основан в Сан-Хосе (Калифорния), наконец-то превратив призрак в каменные постройки и протоколы собраний. Примечательны и те случаи, когда конкретные свидетельства оказываются чистой фантазией. Чтобы придать "Октябрьскому сюрпризу"* убедительности, Гэри Сик сообщал поразительно точные подробности о никогда не происходивших событиях. Например, рассуждая о встрече (которой не было) заговорщиков в Мадриде 27 июля 1980 года, он добавляет такую деталь: "Разговор дважды прерывался, когда гостиничные официанты приходили подать кофе" 19.
    Наконец, в теориях заговора содержатся несколько регулярно встречающихся предпосылок.
    Главная цель - власть. Все остальное - иллюзия. Согласно безотрадному представлению конспирологов о человечестве, жажда власти отбрасывает все прочие мотивы в сторону. Набожность - это обман: франкмасоны делали вид, что принимают христианство, лишь "ради того, чтобы его уничтожить" 20. Согласно антисемитской подделке, "каждый человек стремится к власти, каждый человек стал бы диктатором, если бы мог, и более того - очень немного найдется людей, которые не согласились бы принести в жертву благополучие всех, чтобы обеспечить собственное благополучие" 21. Двумя главными выгодами власти обычно считаются богатство и сексуальное удовлетворение. "У них нет иного Бога кроме Маммоны" 22.
    Филантропия - замаскированная форма алчности. Если кажется, что один человек оказывает другому услугу, то на самом деле он преследует собственную выгоду. После Второй мировой войны правительства империй предоставили своим колониям независимость - вроде бы на благо населению колоний; на самом деле, "могущественные международные экономические интересы" выиграли от этой преждевременной самостоятельности и от скачка бывших колоний к социализму. Воспоследовавший крах их экономик оградил бывшие колониальные державы от конкуренции и, более того, обеспечил им дешевые источники сырья. Иностранная помощь - на самом деле механизм по укреплению зависимости, а займы бедным странам - способ "господства и контроля" над ними 23. Другие формы великодушия и щедрости - такое же коварство: евреи помогали черным в борьбе за гражданские права, имея в виду коммерческую выгоду.
    Выгода - доказательство руководства. Кто выиграл от события, тот, значит, его и подстроил. Если вы знаете выигравших, вы знаете и заговорщиков. Спросите: Cui bono? ("Кому выгодно" по-итальянски [так! - пер.]), и ответ приведет вас к заговорщику. Французская революция дала евреям гражданские права, значит, ее устроили евреи. А может, и Наполеон был евреем? От империализма больше всего выигрывают деловые круги, нуждающиеся в новых рынках, значит, они и были движущей силой Британской империи. На роль устроителей заговора по убийству Кеннеди претендуют почти тридцать кандидатов, и всякий раз причина обвинения - предполагаемая выгода от его устранения. Если Советы выиграли от вторжения Саддама Хусейна в Кувейт, значит, Москва подтолкнула его к этому шагу; другие считают США выигравшей стороной, а значит - и подстрекателем. Борис Ельцин выиграл больше всех от попытки переворота в 1991 году; значит, он его и организовал.
    Заговоры - двигатель истории. Другие силы не имеют значения. Будет ли событие незначительным, как неурожай, или грандиозным, как Первая мировая война, причина его - закулисные силы. Обычные объяснения исторических перемен летят за борт. Идеологический энтузиазм, экономический упадок, победа на войне - все это не причины, а симптомы. Подлинная причина - то, что Неста Уэбстер описывает как "великолепную организацию и необъятные финансовые ресурсы" в распоряжении заговорщиков 24. Великаны истории, вроде Наполеона и Ленина, становятся всего лишь пешками, а их место занимают ничтожные или даже несуществующие фигуры (масонский Великий мастер в Чарльстоне, Южная Каролина, - это антипапа 25, а вымышленный "Раввин Айнхорн" - глава еврейского заговора). В этом перевернутом мире самые могущественные личности оказываются самыми слабыми: "Папа - всего лишь узник в Ватикане точно таким же образом, как президент США - узник в Белом доме, английская королева - узница в Букингемском дворце, а Хрущев - узник в Кремле" 26.
    Одни считают, что всей историей человечества управляет еврейской заговор: евреи многочисленны, вездесущи и хорошо организованы. Другие возлагают всю ответственность на тайные общества. По словам одного американского журналиста, "история теорий заговора - это история тайных обществ. История тайных обществ - это история заговоров. И такова вся человеческая история" 27.
    Важные события происходят только за кулисами, куда попадают только посвященные. Профаны могут считать, что они что-то решают, но это не так: "подлинная власть, избирающая президентов и премьер-министров, скрыта от глаз - она за кулисами" 28. Возьмем Французскую революцию. Стандартное изложение анализирует факторы, которые привели к 1789 году, и рассматривает революцию как грандиозное, лишенное жестких связей целое, как совокупность конфликтующих личностей и конкурирующих идеологий. Версия конспирологов выявляет планы тайных обществ и встречи малоизвестных личностей. Выборы и демократическая политика - это мистификация; говоря словами американских нацистов, демократия - всего лишь "лозунг, под которым американскую систему управления готовят к деспотизму" 29.
    Конспирологическая картина прошлого радикально отличается от стандартной академической науки. Наука учитывает множество факторов, чтобы объяснить исторические изменения; конспирологи нашли единую теорию или "монистическую систему" 30, объясняющую все. "Отличительная черта параноидального стиля, - пишет Ричард Хофштадтер, - не в том, что его носители повсюду в истории находят заговоры, а в том, что они считают "огромный" или "гигантский" заговор движущей силой исторических событий. Сама история - это заговор" 31.
    Нет ничего случайного или глупого. Случай в расчет не принимается. Для конспиролога все происходящее в обществе, пишет философ Карл Поппер, - "результат целенаправленных действий некоторых могущественных индивидуумов или групп" 32. По мнению Пэта Робертсона, "политические события, вопреки тому, что нам обычно внушают, - это не случайности или совпадения. Они запланированы" 33. Уильям Гай Карр выражается конкретнее: "Чем больше мы изучаем методы, к которым прибегают стоящие за международной политикой Тайные Силы, тем очевиднее становится, что они придают убийствам вид случайности или самоубийства; саботаж подают как небрежность, ошибку, промах, допущенные в извиняющих обстоятельствах" 34. Место совпадений занимает причинно-следственная связь: "где есть следствие, всегда есть и причина" 35. Место человеческой слабости занимает механика. Конспирологи питают поразительную веру в способности своих врагов. Член правой американской группы E pluribus unum объясняет: "У Правительства ничто не происходит случайно. Если что-то происходит, знай - так и было запланировано" 36.
    В основе сталинских показательных процессов и Большого террора лежало предположение, что сбои в советской экономике (а их - благодаря курсу на быструю индустриализацию в сочетании с презрением к человеческой жизни - было немало) были вызваны умышленно: "не может быть речи о каких-то случайных происшествиях" 37. Отсюда Сталин сделал вывод, что миллионы саботажников помогают империалистическому врагу, и покарал их чуть ли не всех. СПИД не мог возникнуть сам по себе, а был создан злыми силами в лаборатории с расчетом убить миллионы или даже миллиарды людей. Конспирологи ищут тайный умысел даже за такими природными явлениями, как землетрясения, ураганы и необычно теплая погода.
    Видимость обманчива. Жизнь - это инсценировка. "Чтобы быть эффективным, заговор должен маскировать себя и свои подлинные цели и прикидываться своей противоположностью" 38. Выигрыши - на самом деле проигрыши; проигрыши - на самом деле выигрыши. Жертвы сами навлекают на себя мучения, а палачи невиновны. "Явное не реально; а реальное - это злой умысел" 39. Добропорядочный семьянин, честный бизнесмен, патриот оказываются злоумышленниками и двурушниками. Для рассудительного человека отсутствие доказательств означает, что никакого заговора нет, но для конспиролога "лучшее доказательство - отсутствие доказательств" 40. Так, когда Ленину не удалось отыскать направленный против его нового государства заговор, "его подозрения и страхи усилились до такой степени, что стали непроницаемы для рациональных доводов" 41. Безобидность означает саботаж: Сталин считал, что "внешне безобидное" положение означает "скрытую войну против Советской власти" 42.
    Предпосылка, что видимость обманчива, ведет к четырем главным ошибкам: к поискам враждебности, сговора, иерархий и свободы там, где их нет.
    - Те, кто кажутся врагами, - на самом деле друзья. Евреи создали антисемитизм и его эксплуатируют; по словам мнимых Сионских мудрецов, "антисемитизм нам необходим для руководства меньшими братьями" 43. Антисемиты тоже работают на еврейский заговор. Та же посылка - злые силы сотрудничают за кулисами - относится и к секретным обществам. Иезуиты - не враги иллюминатов, а их тайные союзники; иезуиты составляют ядро масонства (несмотря на регулярные выступления Ватикана против масонов).
    Многие правые считают, что Маркс был не убежденным врагом капитализма, а его агентом. Неста Уэбстер, видная британская фашистка, пишет, что он "не был искренен в своих обличениях капиталистической системы" 44. Известный историк Освальд Шпенглер пошел дальше и уверял, что западные банкиры основали и контролируют коммунистическое движение: "Все пролетарские движения, включая и коммунистов, действуют (хотя идеалисты в их руководстве этого и не осознают) в интересах Денег [то есть финансовых сил], выбирая угодный Деньгам курс на угодный Деньгам срок" 45. Альфред Розенберг, нацистский идеолог, включил эту идею в идеологию Третьего рейха. Она продолжает находить отклик среди правых, особенно в Обществе Джона Берча. В 1966 году основатель этой группы заявил, что "коммунизм, вопреки его претензиям, - отнюдь не движение угнетенных масс, поднявшихся против эксплуатирующих их правящих классов. Он - прямая противоположность этого" 46. Четверть века спустя Пэт Робертсон выдвинул теорию заговора даже более поразительную, обвинив банкиров Уолл-стрита в том, что они "с энтузиазмом финансировали" большевизм, рассчитывая "навязать потенциально богатому Советскому Союзу абсолютно убыточную и неэффективную систему", которая поставила бы его в зависимость от этих самых банкиров 47.
    - Те, кто кажутся друзьями, - на самом деле враги. Эта предпосылка, хотя и встречается реже, чем обратный тезис, тоже распространена широко. Соединенные Штаты вступили в обе мировые войны не по своей воле, а лишь в результате британских заговоров, проведенных агентами Британии, особенно на Уолл-стрит. Широкая помощь, которую американцы и европейцы оказали еврейскому государству, ничего не стоит в глазах двух произраильских авторов, которые утверждают, что "тайное предубеждение западных правительств против евреев было и остается единственным серьезным препятствием на пути к миру на Среднем Востоке" 48.
    Соединившись, две эти иллюзии привели к почти сюрреалистическому разговору между Гитлером и сталинским наркомом иностранных дел, Вячеславом Молотовым, в ноябре 1940 года. Не обращая внимания на американскую помощь Великобритании, немецкий диктатор утверждал, что на самом деле американцы зарятся на Британскую империю и уже начали ее захватывать. Рузвельт, сказал Гитлер Молотову, "просто отщипывает от ее обанкротившегося имения самые подходящие для США кусочки" 49. Конечно же, англо-американский союз остался прочным, а сам Гитлер напал на своего советского союзника полгода спустя. А предсказание Гитлера, что "когда-нибудь Англия и Америка начнут войну между собой, и вестись она будет с максимальным ожесточением" 50, в точности применимо к его войне с Россией.
    - Отсутствие организованности свидетельствует об организованности. В течение почти двух тысячелетий, с 70 г. н. э. до 1948 г., у евреев не было центральной власти. Но конспирологи утверждают, что сионские мудрецы на протяжении столетий контролировали евреев, пытаясь достичь всемирного господства. Конспиролог игнорирует знаменитую еврейскую несговорчивость (как сказано в известной шутке, где два еврея, там три синагоги) и превращает евреев в послушных пехотинцев какого-то всевластного политбюро; расхождения он считает всего лишь хитрым прикрытием для обмана наблюдателей. Евреи-атеисты и евреи, отвергающие свое еврейство, - такая же часть заговора, как и религиозники. "Нееврейские евреи" вроде Троцкого могут отрицать свое еврейство словом и делом, но это лишь доказывает их реальную покорность еврейским властям.
    Масоны заявляют, что вступают в ложи с гражданственными и благотворительными целями и могут выйти когда угодно. Не верю, отвечает конспиролог. Однажды вступив, выйти они уже не могут. Он напоминает о деле Уильяма Моргана, бывшего масона, которого 11 сентября 1826 года похитили из Батавии (Нью-Йорк) и якобы убили, чтобы помешать ему издать книгу, разглашающую масонские секреты. Так же обстоит дело и с Советом по внешней политике. Пусть кажется, что он всего лишь патронирует мероприятия и публикации по внешней политике, но конспиролог усматривает здесь "очень высокую" степень влияния на членов 51 и, главное, власть строить и разрушить их карьеру. Конспирологи смотрят на высокое положение членов Совета и ошибочно полагают, что оно - следствие их членства; на самом же деле, отношение обратное. В обоих случаях безобидная общественная деятельность ошибочно изображается как заговор.
    Капитализм - не конкурентная система, какой он кажется, но им управляют сверху; бизнесмены вынуждены выполнять распоряжения политиков. При всей своей внешней слабости, ООН контролирует выборных американских деятелей. Совершенно безобидная Федеральная ассоциация по чрезвычайным ситуациям, правительственное агентство, вступающее в действие во время катастроф и стихийных бедствий, - на самом деле готовится осуществлять военное положение в США. Во всех этих случаях конспиролог придает добровольным учреждениям принудительную власть диктатуры.
    - Организованность свидетельствует об отсутствии организованности. Когда дело доходит до диктатур, конспиролог делает обратную ошибку и не видит вполне реальных иерархий - например, в тоталитарных режимах Германии, России, Китая, Вьетнама и Ирака. В этих случаях он не замечает подчинения партийной линии, видит конфликты ("умеренные" против "экстремистов") там, где никаких конфликтов нет, преуменьшает число жертв этих жестоких государств и не замечает их заговорщических акций. Возьмем советский случай. Конспирологи были готовы поверить, что украинское крестьянство или британское правительство вовлечены в грандиозные акции саботажа против сталинского эксперимента. Так, Беатрис и Сидни Вебб, лидеры британских социалистов, писали после поездки в СССР, что нехватка продовольствия в СССР в 1932-1933 годах была вызвана "группами населения, безусловно виновными в саботаже" 52. Точно так же они поверили и в показательные процессы, которые они сравнивали с английским судами не в пользу последних 53. Один автор пятидесятых годов дошел до того, что счел Сталина "всего лишь агентом международных банкиров, которого поставили управлять Россией". Гитлера он называет сторонником "умеренной фашистской политики", попавшим под контроль группы, которую он называет "нацистские военные магнаты" 54.
    Позже некоторые конспирологи не верили, что Советское государство прибегает к заговорам как в своей текущей политике (например, устраивая антиамериканские кампании по дезинформации), так и в своих конечных целях (править миром). Они считали такие тревоги вымыслом взбудораженных американских умов. Луис Халле, политолог и ученый-естественник, презрительно объявляет этот страх фантазией: "Запад поддался мифу о едином заговоре по завоеванию мира, направляемом из Кремля сатанинской бандой, которой по всему миру слепо подчиняются все называющие себя коммунистами" 55. Говоря о Вьетнамской войне, специалист по массовой культуре утверждает, что "если бы не широко распространенные идеи теории заговора, мы [правительство США] никогда бы не втянулись в столь неразумную войну в столь маловажном со стратегической точки зрения районе мира" 56. И доходя уже до крайности, автор истории антикоммунизма пишет, что "миллионы невинных убиты, целые страны разорены, мощное [американское] рабочее движение выхолощено, политическая культура Соединенных Штатов заморожена в реакционном состоянии - и все ради победы над коммунизмом" 57.
    Странным образом, конспирологи склонны недооценивать могущество государств, намного более крупных и сильных, чем евреи или тайные общества. Правые считают Советский Союз орудием в руках евреев или финансистов, а Вашингтоном управляют тайные силы, по мнению и правых и левых. Это соответствует схеме "видимость обманчива": незначительным (как масоны) или второстепенным (как еврейство) силам приписывается намного большее значение, чем таким могущественным институтам, как американское или советское правительство.
    Короче говоря, "видимость обманчива" - верный путь к ошибке. Конспирология превращает самые бессильные и гонимые группы (евреев, масонов) в самые могущественные; превращает самые гуманные правительства в человеческой истории (британское, американское) в самые ужасные. Этот страх перед безобидными и гуманными явлениями делает конспирологов слепыми по отношению к тоталитаризму, и поэтому они видят деспотизм в нью-йоркских головах, но не в сталинистской России. Короче говоря, конспирология ведет к фундаментальной нехватке рассудительности; трудно вообразить более извращенное понимание событий.
    Взятые в целом, эти характерные схемы доказательств и аргументации составляют механизм, по которому мы можем отличить настоящий заговор от теории заговора.
    На нижеследующих страницах я сделал все что в моих силах, чтобы отделить конспирологию от конспирации, фантазию от реальности. Но ни в одном отдельном случае нельзя быть уверенным, с чем именно имеешь дело, потому я не претендую на окончательность выводов. Конспирология ухитряется проникнуть в самые трезвые и разумные головы, поэтому избавление от нее означает непрерывную борьбу, в которой я приглашаю участвовать и читателя.
    История идей
    Если свою версию предлагают другие, она называется история.
    Если свою версию предлагаем мы, она называется теория заговора.
    Джон Джадж, американский конспиролог 58
    В каком-то смысле эта книга - противоположность истории идей. Я пишу не о культурной элите, а о культурном арьергарде, не об утонченных творениях ума, а о его отходах. Юм, Руссо, Кант и Вебер едва упоминаются, вытесненные Робайсоном, Баррюэлем, Штарком и Нилусом. Знакомые персонажи появляются в непривычном обличьи: Рихард Вагнер в роли не композитора, а мыслителя, Бенджамен Дизраэли в роли не политика, а писателя, Генри Форд в роли не промышленника, а издателя, Ноам Хомский в роли не лингвиста, а полемиста. Уровень обсуждаемых мной представлений настолько низок, что важную интеллектуальную роль играют даже русская тайная полиция и Гитлер.
    Более того, конспирологические тексты в совершенно буквальном смысле являются разновидностью порнографии (хотя скорее политической, чем сексуальной). Оба жанра стали популярны примерно в одно время - в 1740-е годы 59. Оба они принадлежат к подпольной литературе, которую распространять часто приходится украдкой, а читать - при задернутых занавесках. Старшие пытаются оградить молодых от знакомства с этими книгами. Библиотекари воротят от них нос и выдают Collection d'Enfer или Private Case лишь совершеннолетним. Занимающиеся ими ученые стараются обсуждать их, не пропагандируя при этом их содержание: обычным решением этой дилеммы служат отточия в первом случае и как можно более короткие цитаты - во втором 60. Развлекательная конспирология так же возбуждает интеллектуалов, как и развлекательный секс. Художники исследуют конспирологические фантазии так же, как исследуют фантазии сексуальные.
    Конспирология от обычных сюжетов истории идей отличается еще и тем, что она старается не меняться. Нежесткость, даже отсутствие логических правил у конспирологов не ведет, как ни странно, к свободному полету фантазии. Совершенно наоборот: отсутствие интеллектуальных норм словно заставляет их повторять старые объяснения и опираться на авторитет предшественников. Оригинальность, столь ценимая подлинными исследователями, не одобряется в этом странном мире псевдоученых, где источники чем старше, тем престижнее. Конспирологи напоминают тех средневековых авторов, которые подчиняли авторитету древних даже собственный опыт. Так, Огюстен де Баррюэль (написавший свое главное сочинение в 1797 - 1798 гг.) остается виднейшим авторитетом по иллюминатам, точно так же как Ленин - по империализму. Инновации, которые иногда все же появляются, обычно сводятся к поправкам в рамках традиционной системы аргументации и маскируются архаическими родословными.
    Но в других отношениях занятия теориями заговора - обычное подразделение истории идей: кому первому пришла в голову данная идея, кто ее распространял, что на нее повлияло, на что она повлияла. Конспирология - это целостный корпус идей. Как обычно и бывает в истории идей, главную роль в создании и распространении конспирологии играют книги, а не газетные или журнальные статьи, не электронные СМИ и не живые люди. Только у книг есть способность преобразить жизнь человека, показав ему мир в принципиально новом свете; и только у книг есть объем, необходимый для построения альтернативной картины мира. Свою роль играют и другие СМИ: нацисты использовали карикатуры, отец Чарльз Кахлин - радио, Советы - телевидение, Нация Ислама - газеты, Уильям Пирс - романы, движение Christian Identity - Интернет, - но в конечном счете дело конспирологов опирается на печатную книгу. Даже внутри организаций кадры воспитываются не лидерами, а книгами. В Национальном фронте, британской неонацистской группе, "не устраивают специальных собраний, чтобы посвятить членов в хитросплетения конспирологической традиции. Если они хотят больше узнать об идеологии группы, то их отсылают к печатным изданиям" 61.
    Конспирология составляет часть истории идей еще в одном отношении: почти все ее идеи, имеющие сегодня хождение, основаны на письменной традиции. Антисемиты появляются не из воздуха: всякий раз сперва происходит знакомство с какой-то частью корпуса текстов, возникших в 1870-е годы, а потом уже начинаются действия под их влиянием. Бальдур фон Ширах, нацистский деятель, руководивший "гитлерюгендом", объяснял на Нюрнбергском процессе, что прочел "Международного еврея" Генри Форда "и стал антисемитом" 62. Альфред Розенберг, будущий идеолог нацизма, превратился в профессионального антисемита, читая "Протоколы". Это обычная история. "Не зная литературную традицию антисемитизма - что антисемиты говорили, делали и хотели сделать, - мы не добьемся убедительного объяснения этого феномена" 63. Розенберг, "главный идеолог" нацизма, ссылается в своих сочинениях почти на всю антисемитскую традицию, начиная с Баррюэля.
    Исследование конспирологии строится на той предпосылке (если воспользоваться афористичным выражением Ричарда Уивера), что идеи имеют последствия. Пусть и очевидная, эта предпосылка вышла из моды в материалистическую эпоху и поэтому нуждается в разъяснении. У исторического материализма Карла Маркса (то есть у идеи, будто экономические условия определяют остальные стороны общественной жизни) много сторонников - даже среди тех, кто не называет себя марксистами. В соответствии с этими представлениями в научных работах экономическим интересам приписывается первостепенная роль, а идеи считаются всего лишь рационализацией этих интересов.
    Но это упрощение. Конечно, экономические интересы очень важны, но не настолько, чтобы исключать все другие мотивы. Идеи тоже кое-что значат и обладают энергией, которая не сводится к простому отражению интересов. Даже самые безжалостные и циничные правители - такие, как Генрих Гиммлер или Сталин, - поддавались влиянию идей и знали об их воздействии на других. Более того, можно даже описать фашизм и коммунизм как попытки осуществить интеллектуальные мечты; в каком-то смысле тоталитарное государство - лучшее доказательство силы идей, поскольку оно подчиняется правилам, сформулированным в сознании одного человека, и свободно от воздействия общественно-политических условий. Не замечать роль сознания - значит не замечать один из самых плодотворных и важных факторов в жизни человека.
    Этот тезис имеет прямое отношение к пониманию теорий заговора, поскольку из него следует, что эти теории могут быть и неоднократно бывали движущей силой истории. Соответственно, серьезные люди должны серьезно относиться к теориям заговора. Было бы ошибкой считать конспирологию незначительным явлением или смехотворным хобби. Такое отношение не учитывает не только роль конспирологии за последние два с половиной века, но и его современную роль и потенциал в будущем.





    Приложение Б:
    ИЗБИРАТЕЛЬНАЯ СЛЕПОТА СТАЛИНА
    Мы должны помнить, что мы всегда
    на волосок от вторжения.
    Иосиф Сталин, 15 февраля 1939 года 64
    Мы этого никак не заслужили!
    Наркоминдел Молотов, отвечая на германское
    объявление войны, 22 июня 1941 года 65
    Самые недоверчивые люди - чаще всего
    самые большие простаки.
    Кардинал де Рец 66
    Высшей точкой в истории конспирологии были события в 1941-1945 годах на Восточном фронте Второй мировой войны, где армии Гитлера и Сталина сошлись в битве, которая во многом была следствием двух величайших ошибок в истории войн. Гитлер по ошибке начал войну на два фронта; Сталин не угадал, что его ждет. Поскольку ошибка Сталина тесно связана с его страхом перед заговорами, то я остановлюсь на ней подробнее.
    Германо-советский Пакт о ненападении в августе 1939 года (и его секретные приложения) устанавливал между двумя сторонами десятилетний мир. Но к декабрю 1940 года Гитлер решил отречься от него и внезапно напасть на Советский Союз. На протяжении первой половины 1941 года Сталину поступало огромное количество точной информации о деятельности и планах немцев, и вся она точно раскрывала планы Гитлера.
    Первое предупреждение, основанное на информации из Берлина, поступило в январе 1941 года от правительства США; затем оно было подтверждено дальнейшими американскими предупреждениями, письмами Уинстона Черчилля и широким спектром советских источников (включая источники посольства в Берлине, прекрасного разведчика Рихарда Зорге в Токио и других). К марту Москву завалили слухами о близкой беде. Пойдя на уникальный, видимо, в истории дипломатии шаг, немецкий посол в Москве 19 мая раскрыл дату нападения, которое готовило его правительство. Одного перебежчика из нацистской армии, сказавшего о близком нападении, не стали слушать; другого быстро казнили за распространение дезинформации. В целом Кремль получил сто или более предупреждений о нацистском нападении.
    Наряду с этими - разнообразными и авторитетными - источниками, советские командиры на границе сами могли видеть широкомасштабные немецкие приготовления. Нацистские силы вторжения, собранные за десять месяцев, располагались на фронте длиной в 1800 миль от Балтийского побережья до Черного моря; в Ostheer [Восточную армию] входило 3, 2 миллиона человек (из общего числа немецких военнослужащих в 3, 8 миллиона), 600 000 грузовиков и 600 000 лошадей, 7 000 орудий, 3 350 танков, более 2 000 самолетов. Одним словом, "мало какие страны бывали лучше предупреждены о грозящем нападении, чем Советский Союз в июне 1941 года" 67.
    Но Сталин решил не обращать внимания на всю эту информацию - как официально, так и неофициально 68. На каждую тревожную новость он отвечал примерно одно и то же: "Без паники. Спокойствие. "Хозяин" все знает". Вечером в субботу 21 июня советские военные руководители провели "совершенно обычный" вечер - ходили в театр, еще как-то развлекались; в кабинетах служб безопасности почти никого не было. Сталин обозвал сообщения о близком нападении "бесцельной паникой" 69 и, по некоторым сообщениям, сам смотрел кино.
    За последние годы Сталин сделал очень много, чтобы добиться доверия нацистов. Немецкий посол в Москве был точен, сообщая в Берлин, что "Сталин поставил себе цель уберечь Советский Союз от столкновения с Германией" 70. Уже в 1938 году во время чехословацкого кризиса Сталин словно хотел показать нацистским руководителям, что никакие советские силы не перемещаются в сторону Чехословакии. Он делал все возможное, чтобы тщательно выполнить все обязательства, записанные в Пакте о ненападении. В 1940 году, когда нацистские силы шли на Запад, он проводил антифранцузскую и антибританскую политику. Советским разведчикам в Германии были даны инструкции, предельно ограничивавшие их свободу действий, а некоторые из полученных предупреждений (включая по меньшей мере одно от Черчилля) Сталин передал немцам. Сталин так хотел задобрить немцев, что составы, груженные советской продукцией, шли на нацистскую территорию даже после немецкого нападения (и несмотря на то, что немцы уже несколько месяцев как прекратили поставки).
    Весной 1941 года Сталин сделал многое, чтобы успокоить советское общественное мнение. Полностью прекратились антинацистские заявления, более ранние были изъяты из обращения, официально провозглашалась дружба с Германией, а советских граждан немецкого происхождения освобождали из заключения. Официальное заявление от 14 июня отвергало слухи о немецком вторжении как "грубую фальшивку", а далее в нем утверждалось, что "слухи, будто Германия собирается нарушить пакт и напасть на Советский Союз, полностью беспочвенны, а недавнее перемещение германских войск по завершении их операции на Балканах в восточную и северную части Германии следует считать связанным с другими мотивами, не имеющими отношения к советско-германским отношениям" 71. Раз за разом в высказываниях Сталина и его подручных подчеркивался не факт нахождения на границе более трех миллионов вражеских солдат, а необходимость не делать ничего, что могло бы их "спровоцировать". Одному своему помощнику Сталин писал: "Гитлер не должен догадаться, что мы заняты только подготовкой войны с ним" 72. Советское население, приученное относиться всерьез ко всем высказываниям начальства, делало из этих заявлений вывод, что войны не будет.
    Пока нацистские силы готовились к нападению, Сталин принимал меры, делавшие Советский Союз уязвимым. Например, он отменил приказ одного военачальника по частичному затемнению баз ВМФ и аэродромов и запретил зенитным орудиям сбивать немецкие самолеты-разведчики, облетавшие советскую территорию. Более того, когда такие самолеты совершали вынужденную посадку, их ремонтировали и снабжали горючим для обратного полета; однажды, когда пограничный отряд сбил немецкий самолет-разведчик, убив двух летчиков, Советы принесли Берлину извинения и наказали виновников.
    Сталин так боялся угодить в ловушку, что целых восемь часов после начала немецкого нападения ночью 22 июня он по-прежнему запрещал своим войскам ответные действия, тщетно надеясь, что атака была самовольно начата немецкими генералами, чтобы спровоцировать войну. В результате этого страха около 00.30 советским командирам было приказано "не поддаваться на провокации, которые могут привести к серьезным осложнениям". Точно так же главнокомандующий Балтийским округом около 02.30 отдал распоряжение, в котором содержались следующие фразы: "В случае провокационных действий со стороны Германии огонь не открывать. В случае полетов немецкой авиации над нашей территорией тревогу не объявлять, и если вражеская авиация не предпримет военных действий, огонь по ней не открывать. Если наступательную операцию предпримут крупные вражеские силы, уничтожить их" 73. В 7.15 Сталин согласился отдать войскам директиву "атаковать и уничтожить врага" 74, но даже тогда, сохраняя вопреки всему надежду, он ограничил их действия советской территорией и приказал солдатам не пересекать границу; иными словами, он так и не объявил ни войну, ни всеобщую мобилизацию.
    Только в полдень советский наркоминдел объявил войну. Как пишет начальник немецкого Генштаба в своем дневнике, советские войска "были тактически застигнуты врасплох по всему фронту" 75. Их неготовность дала немцам огромное начальное преимущество, которое обошлось Советскому Союзу в следующие четыре года в неисчислимые миллионы жизней.
    Конспирология внесла свой вклад в ошибку Сталина по трем линиям: изолировав его от внешнего мира, заставив его сосредоточиться на несуществующих заговорах и внушив ему иррациональное доверие к Гитлеру.
    Изоляция. Риск, что Сталин совершит серьезную ошибку, был увеличен чистками предшествующих лет, в результате которых никто не смел ему возражать. По мнению Сталина, критика его взглядов означала заговор против него. Анекдоты о Сталине были разновидностью терроризма, контакты с иностранцами - шпионажем, а неодобрительная фраза о существующих порядках - первым шагом к убийству Сталина. Разбросанных по огромной советской территории отдельных людей Сталин считал единой и целеустремленной группой, выполнявшей поступавшие из далекого Мехико приказы его ныне мертвого врага Троцкого, который передавал свои распоряжения посредством тайнописи в журналах о кинозвездах.
    Живший в постоянном страхе перед заговором, Сталин бывал только в Кремле и в своем загородном доме, окружил себя телохранителями и слугами и оторвался от реальности. По словам Хрущева в его антисталинской речи 1956 года, тот никогда не путешествовал и не разговаривал с обычными людьми. "Страну и сельское хозяйство он знал только по фильмам. А эти фильмы лакировали и приукрашали положение, сложившееся в сельском хозяйстве. Многие фильмы так изображали колхозную жизнь, что будто столы ломятся от индеек и гусей. Конечно, Сталин думал, что так и есть на самом деле" 76. Сталин поверил в ту иллюзию, которую сам создал, став узником - наверное, единственным в стране - мира собственных фантазий.
    В каком-то смысле у него не было выбора, поскольку, устранив всех независимо мыслящих людей и обвинив их в заговоре, он остался наедине не просто с подхалимами, боявшимися высказать свое мнение ("Да, товарищ Сталин, конечно, товарищ Сталин, вы приняли мудрое решение, товарищ Сталин"), но с интеллектуальными ничтожествами, действительно верившими в сталинскую мудрость и дальновидность. Созданная им система позволяла принимать важные решения только ему самому. Те, кто мог бы ему возразить, - среди правящего слоя, журналистов или ученых - знали, что этого лучше не делать. "Запертый в Кремле хозяин мира, который он сам создал с помощью чисток и который показывал ему лишь им самим созданные образы, погруженный в собственный "гений" и питаясь отправлениями этого "гения", Сталин отвергал любое несогласие или сомнение" 77.
    В случае с Германией Сталин создал фантастический мир, решив, что Гитлер, чтобы избежать войны на два фронта, не нападет на него до мая 1942 года. Слишком полагаясь на свою удачу, Сталин принял такое решение и уже его не менял. Он начал выстраивать мир в соответствии с этим решением. В мае 1941 года он назначил себя председателем Совета министров; шефу разведки он приказал складывать сведения о немецких планах против Великобритании в папку "надежные источники", а о планах против Советского Союза - в папку "сомнительные источники". Доступ к "сомнительным источникам" обычно имел лишь сам Сталин.
    Теории заговора. Доходившие до Сталина предупреждения он дезавуировал с помощью теорий заговора.
    Первой его теорией был британский заговор. Помня о последовательном антибольшевизме Черчилля начиная с 20-х годов и подозревая его в попытках спровоцировать войну между двумя тоталитарными государствами, Сталин пренебрег предупреждениями британского премьер-министра. Парадоксальным образом украденные из Форин-офиса документы укрепляли его недоверчивость, поскольку Уайтхолл толковал замыслы нацистов более оптимистически, и Сталин считал это более достоверным отражением британских взглядов, чем письма Черчилля. Он подозревал, что премьер-министр хочет либо спровоцировать разрыв немецко-советского пакта о ненападении 1939 года, либо вместе с Германией напасть на Советский Союз. Более того, Сталин дошел до того, что "рассматривал любое предупреждение о немецком нападении, от кого бы оно ни исходило, как очередное подтверждение британского заговора" 78. Например, на полученное от советского разведчика в Праге предсказание немецкого нападения он откликнулся резолюцией "Английская провокация. Расследовать! Сталин". Подчиняясь сталинской одержимости "провокациями", высшие советские чиновники "рассматривали провокацию как непременное орудие бесконечного заговора капиталистических сил против Советского государства. Если бы СССР поддавался на провокацию в угодных его капиталистическим противникам случаях, он бы играл им на руку и на время утратил контроль за ходом истории" 79.
    Вторая его теория касалась самоволия немецких генералов. Иногда Сталин высказывал тревогу, как бы руководство вермахта, не считаясь с намерениями Гитлера и в эйфории от поразительной серии успехов в 1939- 1941 годах, не захотело начать войну с СССР. (На самом деле почти все генералы выступали против плана "Барбаросса"). Когда, всего за несколько часов до немецкого вторжения, перебежчик сообщил Советам о том, что их ждет, Сталин не посчитался с его предупреждением, решив, что его подослали немецкие генералы, "чтобы спровоцировать конфликт" 80. Даже после начала нападения Сталин не давал приказа о полномасштабном отпоре, полагая, что "это всего лишь провокация со стороны некоторых недисциплинированных подразделений немецкой армии и что наши ответные действия дадут немцам повод к началу войны" 81.
    Доверие Гитлеру. Подписав соглашение о ненападении в 1939 году, Сталин сделал два противоречивших одно другому замечания. Немецкому министру иностранных дел он высказал самые лояльные чувства: "Советское правительство относится к новому пакту очень серьезно. Я могу ручаться моим честным словом, что Советский Союз не предаст своего партнера" 82. Своим подручным он цинично заявил, что "все дело в том, кто кого одурачит. Я знаю, что задумал Гитлер. Он думает, что меня перехитрил, но на самом деле это я его надул" 83. Невозможно поверить, но первая фраза описывает действия Сталина намного лучше, чем вторая. Иными словами, Сталин питал поразительное и необъяснимое доверие к Гитлеру.
    Единственный раз в жизни Сталин сдержал слово и доверился другому человеку; удивительно, что на эту роль он выбрал Гитлера. (Показательным образом, советским термином для немецкого нападения стало "вероломство"). Объяснить его решение помогают несколько факторов, связанных с конспирологией.
    Один из них - уважение. Понося нацистов, Сталин в то же время учился у них заговорщическим приемам. Например, Сталин следил за тем, как Гитлер повернулся против своих друзей и избавился от них, обвинив их в заговоре против себя. Когда Гитлер в июне 1934 года убил Эрнста Рема, руководителя штурмовиков, обвинив его в подготовке переворота, Сталин был восхищен: "Молодец этот Гитлер. Знает, как обращаться с политическими противниками" 84. Эдвард Радзинский, биограф Сталина, делает вывод, что "вслед за Лениным и Троцким Гитлер стал третьим учителем Сталина" 85.
    Во-вторых, возможно, что многолетняя одержимость Сталина заговорами Троцкого, поддержанная огромным полицейским и пропагандистским аппаратом, сделала его психологически беспомощным перед Гитлером. На правителя его собственные слова действуют не меньше, чем на население - а может быть, даже и больше, - и поэтому изображение Троцкого как сатаны могло притупить его восприимчивость к реальному сатане.
    Третьим фактором была его готовность разделить власть. Готовность Сталина разделить с Гитлером сферы влияния, очевидно, заставила его предположить, что Гитлер хочет того же. Но это было не так. С этой точки зрения Гитлер был еще большим злодеем, чем Сталин; он хотел владеть всем миром, а Сталин соглашался на половину. Полагая, что Гитлер разделит с ним добычу, Сталин решил, что если он убедит Гитлера в отсутствии у него намерений напасть на Германию, то Гитлер оставит его в покое. Он, видимо, верил, что если ничем не "провоцировать" немцев - даже не принимать самых обычных мер по защите советской территории, - то Гитлер успокоится и не нападет на СССР (словно Гитлер мог начать войну из-за какой-нибудь советской оплошности, если бы сам не хотел воевать). Иная тактика привела бы к войне, которой Сталин так боялся, еще до того, как он бы успел реформировать советскую армию. Парадоксальным образом, единственный раз, когда Сталин не требовал себе абсолютной власти, оказался единственным разом, когда он совершил ошибку, едва не оказавшуюся роковой.
    Парадоксально, но Сталин никогда не помышлял об умиротворении Черчилля или Рузвельта, которых считал алчными злодеями; а Гитлера он старался успокоить, ведя себя как ягненок. Советский диктатор впал в самое катастрофическое заблуждение конспиролога: он приписал Гитлеру характер Черчилля и наоборот. Таким образом, фактор "видимость обманчива" заставил Сталина убить миллионы людей по вымышленным причинам и просмотреть реальный заговор. Множество воображаемых заговоров сделало его слепым по отношению к заговору реальному 86.



    Примечания
    1 Цит. по: Seymour Martin Lipset, Earl Raab. The Politics of Unreason: Right-Wing Exremism in America, 1790 - 1970. New York, 1970. P. 255.
    2 Christopher Andrew and Oleg Gordievsky. KGB: The Inside Story of Its Foreign Operations from Lenin to Gorbachev. New York, 1990. P. 475.
    3 Дэвид Брайон Дэвис считает, что "феномен антизаговорщичества можно изучать как особый язык или культурную форму, отвлекаясь от любых представлений о его или ее истинности или ложности". См. его введение к сборнику: The Fear of Conspiracy: Images of Un-American Subversion from the Revolution to the Present. Ithaca, N.Y., 1971. P. XV.
    4 H. A. L. Fischer. A History of Europe: Ancient and Mediaeval. Boston, 1935. P. VII.
    5 L. B. Namier. Avenues of History. London, 1952. P. 4.
    6 David Kelley. The Art of Reasoning. New York, 1990. P. 500.
    7 Gerald Posner. Case Closed: Lee Harvey Oswald and the Assassination of JFK. New York, 1993. P. 202, note.
    8 Kelley. Art of Reasoning. P. 502.
    9 Никколо Маккиавелли. Государь. Глава XIX [=Жизнь Никколо Макьявелли. Спб, 1993. С. 294. Пер. Г. Муравьевой]
    10 Karl. R. Popper. Conjectures and Refutations: The Growth of Scientific Knowledge. London, 1963. P. 341-342.
    11 Davis. The Fear of Conspiracy. P. XV.
    12 Tynetta Muhammad. $4, 4 Billion Dollars Is Not Enough! // The Final Call. 17 December 1996. Мухаммад, видимо, имеет в виду не "фигуристов", а "фигурантов".
    13 Anon. [предполагаемый автор - Hieronim Zahorowski]. Monita Secreta Societatis Jesu. Notobriage, 1612 (=Cracow, 1614). Текст сделанного Эдвином Алленом Шерманом в 1883 году перевода на английский язык (The Engineer Corps of Hell: or, Rome's Sappers and Miners) см. на: . Список сфабрикованных цитат, часто используемых конспирологами, см. в: John George, Laird Wilcox. American Extremists: Militias, Supremacists, Klansmen, Communists, and Others. Amherst, N. Y., 1996. P. 383-419.
    14 Agnes Waters, цитируется по: John Roy Carlston [псевдоним Артура Деруняна]. Under Cover: My Four Years in the Nazi Underworld of America - The Amazing Revelation of How Axis Agents and Our Enemies Within Are Now Plotting to Destroy the United States. New York, 1943. P. 280.
    15 San Jose Mercury News, 18-20 August 1996.
    16 Charles Ward. The Times-Picayune, 1983; цит. по: Newsweek, 23 December 1991.
    17 Речь в День Спасителя. Chicago, 26 February 1995.
    18 Umberto Eco. Foucault's Pendulum. London, 1990. P. 200.
    19 Gary Sick. October Surprise: America's Hostages in Iran and the Election of Ronald Reagan. New York, 1991. P. 83.
    20 Цитируется по: Paul Goodman. Towards a Christian Republic: Antimasonry and the Great Transition in New England, 1826-1836. New York, 1988. P. 58.
    21 Protocols of the Meetings of the Learned Elders of Zion / Trans. Victor E. Marsden. London, 1923. P. 11.
    22 William Guy Carr. The Red Fog over America. Willowdale, Ont., 1955. P. 6.
    23 Pat Robertson. The New World Order. Dallas, 1991. P. 31.
    24. Nesta H. Webster. Secret Societies and Subversive Movements. New York, 1924. P. 403.
    25 Leon Meurin. La Franc-maНonnerie, synagogue de satan. Paris, 1893. P. 210.
    26 William Guy Carr. The Conspiracy to Destroy All Existing Governments and Religions. Metairie, La., [1960?]. P. 14.
    27 Jonathan Vankin. Conspiracies, Cover-Ups and Crimes: Political Manipulation and Mind Control in America. New York, 1991. P. 221.
    28 Robertson. The New World Order. P. 95.
    29 Цитируется по: Carlston. Under Cover. P. 458.
    30 Lipset, Raab. Politics of Unreason. P. 62.
    31 Richard Hofstadter. The Paranoid Style in American Politics // Richard Hofstadter. The Paranoid Style in American Politics and Other Essays. New York, 1967. P. 29.
    32 Karl R. Popper. The Open Societies and Its Enemies. Princeton, N. J., 1966. Vol. 2. P. 95 [= Карл Поппер. Открытое общество и его враги. М., 1992. Т. II. С. 113. Пер. В. Н. Брюшинкина].
    33 Robertson. The New World Order. P. 95.
    34 William Guy Carr. Pawns in the Game. Toronto, 1956. P. 86.
    35 Цит. по: Michael Billig. Fascists: A Social Psychological View of the National Front. London, 1978. P. 315 - 316.
    36 The New York Times. 31 May 1995.
    37 Цит. по: Andrew, Gordievsky. KGB. P. 118.
    38 The Thunderbolt; цит. по: Lipset, Raab. Politics of Unreason. P. 282.
    39 Bernard Bailyn. The Ideologist Origins of the American Revolution. Cambridge, Mass., 1967. P. 95.
    40 Steven Emerson. Ross Perot's Conspiracy Fever - and Ours // The Wall Street Journal. 28 October 1992.
    41 Richard Pipes. Introduction // Richard Pipes, ed. The Unknown Lenin: From the Secret Archive. New Haven, 1996. P. 13.
    42 Цит. по: Andrew, Gordievsky. KGB. P. 127-128.
    43 Protocols. P. 32.
    44 Nesta H. Webster. World Revolution: The Plot against Civilisation. London, 1921. P. 95. Дальнейшее на эту тему см. в: June Grem. Karl Marx, Capitalist. Oak Park, Ill. [1972].
    45 Oswald Spengler. Der Untergang des Abendlandes: Unrisse einer Morphologie der Weltgeschichte. MЯnchen, 1922. Bd. 2. S. 502.
    46 Robert Welch в: American Opinion. November 1966. Цит. по: George Johnson. Architects of Fear: Conspiracy Theories and Paranoia in American Politics. Los Angeles, 1983. P. 134.
    47 Robertson. The New World Order. P. 31. В другом месте Робертсон объясняет этот сговор тем, что у банкиров и коммунистов одни и те же "стратегические цели" (ibid. P. 71). См. также р. 177 - 178.
    48 John Loftus, Mark Aarons. The Secret War against the Jews: How Western Espionage Betrayed the Jewish People. New York, 1994. P. 4.
    49 Цитируется по: James V. Compton. The Swastika and the Eagle: Hitler, the United States, and the Origins of World War II. Boston, 1967. P. 32.
    50 Цит. по: Ibid. P. 34.
    51 Dan Smoot. The Invisible Government. Boston, 1977. P. 131. На стр. 130 Смут признает, что "Совет не владеет своими членами".
    52 Sidney and Beatrice Webb. Soviet Communism: A New Civilisation? New York, 1936. Vol. 1. P. 282. N. 2.
    53 Их и многих других иностранных наблюдателей заявления см. в: Robert Conquest. The Great Terror: A Reassessment. New York, 1990. P. 499-513.
    54 William Guy Carr. Pawns in the Game. Toronto, 1956. P. 151, 147.
    55 Louis J. Halle. The Cold War as History. New York, 1967. P. 414.
    56 Robert Jewett. The Captain America Complex: The Dilemma of Zealous Nationalism. Philadelphia, 1973. P. 132.
    57 Joel Kovel. Red Hunting in the Promised Land: Anticommunism and the Making of America. New York, 1994. P. XI.
    58 Цитируется по: Jonathan Vankin. Conspiracies, Cover-Ups and Crimes: Political Manipulation and Mind Control in America. New York, 1991. P. 100-101. Сам Ванкин "рассматривает теории заговора как материал, с которым отказывается иметь дело стандартная политология" (P. 251).
    59 Классический английский текст - написанная Джоном Клеландом история Фанни Хилл: Memoirs of a Woman of Pleasure. London, 1749. Об этом и других сочинениях см.: Lynn Hunt, ed. The Invention of Pornography: Obscenity and the Origins of Modernity, 1500 - 1800. New York, 1993. P. 31 - 32.
    60 Ричард С. Леви считает себя обязанным заверить читателя, что цитаты из "Протоколов сионских мудрецов" не принесут вреда: "Краткая выдержка из текста "Протоколов" приведена здесь, чтобы облегчить читателям понимание, но она не принесет большой пользы тем, кто хотел бы распространять "Протоколы" с дурными целями". Предисловие к: Benjamin W. Segel. Welt-Krieg, Welt-Revolution, Welt-VerschwЪrung, Welt-Oberregierung. Berlin, 1926 // Trans. and ed. Richard S. Levy. A Lie and a Libel: The History of the "Protocols of the Elders of Zion". Lincoln, 1966. P. IX.
    61 Billig. Fascists. P. 300.
    62 Цитируется по: Armin Pfahl-Traughber. Der antisemitisch-antifreimaurerische VerschwЪrungsmythos in der weimarer Republik und im NS-Staat. Vienna, 1993. S. 39. Ширах был приговорен к двадцати годам тюрьмы.
    63 Richard S. Levy. Antisemitism in the Modern World: An Anthology of Texts. Lexington, Mass., 1991. P. 2
    64 Цит. по: Andrew, Gordievsky. KGB. New York, 1990. P. 145.
    65 Цит. по: Vladimir Petrov. "June 22, 1941": Soviet Historians and the German Invasion. Columbia, 1968. P. 322.
    66 Цит. по: Andrew, Gordievsky. KGB. P. 269.
    67 H. P. Willmott. The Great Crusade: A New Complete History of the Second World War. New York, 1990. P. 144.
    68 О ревизионистской теории, согласно которой на самом деле Сталин планировал внезапное нападение на Германию, но Гитлер ударил первым, см.: Edward Radzinsky. Stalin / Trans. H. T. Willets. New York, 1996. P. 450-459.
    69 Цит. по: John Erikson. Stalin's War with Germany. Vol. 1. The Road to Stalingrad. New York, 1975. P. 104, 108.
    70 Цит. по: William L. Shirer. The Rise and Fall of the Third Reich: A History of Nazi Germany. New York, 1960. P. 842.
    71 Слова "cледует считать" должны были успокоить панику; а слова "другие мотивы, не имеющие отношения к советско-германским отношениям" отсылают, видимо, к конфиденциальному письму Гитлера, посланному несколькими месяцами раньше, в котором он объяснял движение германских войск на Восток необходимостью уберечь их от британской авиации.
    72 Цит. по: Дмитрий Волкогонов. Триумф и трагедия: политический портрет И. В. Сталина. Москва, 1989; английский перевод: Dmitri Volkogonov. Stalin: Triumph and Tragedy. London, 1991. P. 396.
    73 Цит. по: Erikson. The Road to Stalingrad. P. 110.
    74 Цит. по: Ibid. P. 111.
    75 Цит. по: Ibid. P. 124.
    76 Цит. по: Shirer. The Rise and Fall of the Third Reich. P. 852.
    77 Секретный доклад в феврале 1956 года, цит. по: Edward Crankshaw. Khrushchev Remembers. Boston, 1970. P. 610.
    78 Erikson. The Road to Stalingrad. P. 80.
    79 Andrew, Gordievsky. KGB. P. 262.
    80 Ibid. P. 267.
    81 Цит. по: Erikson. The Road to Stalingrad. P. 109.
    82 Секретный доклад в феврале 1956 года, цит. по: Crankshaw. Khrushchev Remembers. P. 590.
    83 Цит. по: Robert Leckie. Delivered from Evil: The Saga of World War II. New York, 1987. P. 92.
    84 Crankshaw. Khrushchev Remembers. P. 128.
    85 Цит. по: Robert C. Tucker. Stalin in Power: The Revolution from Above, 1928- 1941. New York, 1990. P. 275.
    86 Radzinsky. Stalin. P. 313.
    87 Следует отметить, что это не было единственной ошибкой Сталина относительно нацистских заговоров. Ранее он обвинял в связях с нацистами своих соперников, начиная с Троцкого и включая многих других; затем он сочинил подробную историю об их попытках подорвать советскую экономику. Немецкую агентуру он находил даже в Красной Армии.
    Перевод с английского Г. Дашевского
     
    #2
  3. Outbreak

    Outbreak Ословед

    Репутация:
    2.610
    Outbreak, 9 фев 2006
    Гм, вторая статья имхо весьма спорная в отношении Советского Союза, но тут основная тема не о том:).
     
    #3
  4. Sinoptik

    Sinoptik Ословед

    Репутация:
    1.963.929
    Sinoptik, 9 фев 2006
    Афтар знакомый, "прославился" книжкой "Россия при старом режиме" где продемонстрировал свои мегазнания по русской истории.
    В общем всерьез его принимать не следует.
    Первую статью я уже читал - интересная.

    Вообще конспирологи отказываются понимать, что для осуществления заговора на протяжении хотя бы 2-3 поколений необходим совершенно иной тип человека
     
    #4
  5. Smooth

    Smooth Guest

    Репутация:
    0
    Smooth, 10 фев 2006
    Пара слов в защиту конспиралогии

    На этом форуме меня некоторые обвиняют в приверженности к конспирологии, так что мне бы хотелось дать кое-какие пояснения. Существует много конспирологических теорий. 99% из них умышленно созданы для того, чтобы увести людей от той единственной, которая, как мне кажется, и является верной.
    Исходя из информации которую я получал за всю жизнь, единственной верной конспирологической теорией является та, про которую и рассказывал в своей лекции Виктор Алексеевич Ефимов. Если вдуматься, то под его теорию вписываются очень многие процессы происходящие в мире. Пример: если основные мировые средства массовой информации не находятся под управлением единой структуры, то как же тогда в один день им удалось спровоцировать конфликт в международном масштабе между мусульманами и Западной цивилизацией из-за карикатур на пророка Мухаммеда??? Это что, получилось случайно, само собой??? Что, журналисты всех стран, являющиеся "интелигенцией", не знали к чему приведёт оглашение информации о карикатурах на пророка Мухаммеда??? На мой взгляд ответ может быть только один - основными средствами массовой информации в мире управляет единая сила, из единого центра. Вторым по значимости активом этого центра являются Центральные Банки большинства развитых стран мира, а соответственно и денежные единицы этих стран, с 1990 года Россия входит в их число. Именно тогда был создан Центральный Банк РФ и законом о ЦБ он был полностью выведен из под контроля Российского государства.

    В этом посте я не собираюсь никого переубеждать в том, что теория Ефимова является логически стройной и подпадающей под процессы происходящие в обществе(ах), но вы должны понять, что если его теория верна, то средства массовой информации просто НЕ МОГУТ давать информацию, которая приведёт вас к правде. А думаете вы все так как думаете, или, иными словами, ваше мировоззрение сформировано таким какое оно есть только потому, что все вы смотрите один и тот же телевизор, слушаете один и тот же радиоприёмник, посещаете одни и те же сайты.
    А что такое мировоззрение и чем оно ограничивается?
    Мировоззрение это накопленная о мире информация - то, как мы представляем себе мир исходя из того, что мы о нем знаем. Ограничивается оно фильтрами восприятия - тем, во что человек верит и что допускает, а также теми фильтрами, которые были выстроены кем-то, чтобы ограничить возможность поступления информации. Расширение фильтров восприятия и получение новой информации позволяет значительно раздвинуть границы личного мировоззрения.

    Я никого НЕ ЗАСТАВЛЯЮ верить в мою правоту или неправоту. Я просто хочу чтобы каждый из вас мог воспринимать новую информацию так, как будто Вы НИКОГДА не обрабатывались никакой пропагандой, которую вы слышите из телевизора, радиоприёмника и т.д., хотя и понимаю, что для 99% людей это сделать невозможно. Ибо стереотипы, формировавшиеся в ваших головах на протяжении длительного времени вашей жизни не дадут вам этого сделать. Ломка стереотипов - чрезвычайно болезненная процедура. Тем не менее выкладываю книгу, которую, думаю, стоит почитать хотя бы для того, чтобы поупражняться в раздвижении границ вашего восприятия информации. Не обязательно соглашаться со всем что там написано, почитайте просто так, и, возможно, когда в следующий раз Вы будете следить за тем или иным событием, то уже будете смотреть на него немного под другим углом...

    Книга называется Комтет 300. Кстати, если Вы смотрели лекцию "Алкогольный террор", то именно про эту книгу там говорил лектор. Начало книги я выкладываю прямо на форуме, но если захотите, то всю книгу можете скачать из прикреплённого ниже файла. Перевод не мой. Кто переводил не знаю, но если кому-то понадобится, могу выложить эту книгу в оригинале на Английском.
     

    Вложения:

    #5
  6. Sinoptik

    Sinoptik Ословед

    Репутация:
    1.963.929
    Sinoptik, 10 фев 2006
    Мне очень интересно каким образом единственно верной может оказаться теория человека, который во всех вопросах о которых говорит или является ламером или врет :megalol:
    Аффтар найди в словаре слово "дискурс" и начинай читать нормальную литературу
     
    #6
  7. Sinoptik

    Sinoptik Ословед

    Репутация:
    1.963.929
    Sinoptik, 10 фев 2006
    Ах да и задумайся над вопросом кто или что формирует сознание самих заговорщиков...
     
    #7
  8. Smooth

    Smooth Guest

    Репутация:
    0
    Smooth, 10 фев 2006
    Широко распространено мнение, что их сознание формируют окультные науки, а именно поклонение люциферу, т.е. эти люди тоже управляемы.
     
    #8
  9. Sinoptik

    Sinoptik Ословед

    Репутация:
    1.963.929
    Sinoptik, 10 фев 2006
    Угу другого и не ожидал. А на чем основывается это "широко распространенное мнение"?
     
    #9
  10. Smooth

    Smooth Guest

    Репутация:
    0
    Smooth, 10 фев 2006
    Sinoptic, как ты понимаешь, если всё это правда, то в их общество допускается далеко далеко не каждый. То есть информация может просачиваться только через какие-то случайные утечки, которые попадают на просторы интернета. Насколько можно доверять такой информации я не знаю. Однако, если допустить, что в их руках находятся средстав массовой информации + "хулливуд", то ты можешь сам судить о том какое у них сознание по тем фильмам, которым даётся дорога из "хулливуда". Кроме того "хулливуд" позиционируется как главная съёмочная площадка, лидер, которому надо подражать. Суди сам какое у них сознание.
     
    #10
  11. Sinoptik

    Sinoptik Ословед

    Репутация:
    1.963.929
    Sinoptik, 10 фев 2006
    Повторяю вопрос, откуда взят тезис о сатанизме? Ну и откуда взялся сатанизм, если не верить всерьез в Сатану как личность, тоже неплохо бы обосновать
    Все остальное бла-бла-бла
     
    #11
  12. vexel

    vexel Guest

    Репутация:
    0
    vexel, 10 фев 2006
    где-то тут тема про правду была, автор надо полагать тот же...

    у меня такой вопрос. я проникся идеей мирового заговора. как мне вступить в тот комитет? я конечно понимаю что с улицы людей они не берут, но все же...
     
    #12
  13. Smooth

    Smooth Guest

    Репутация:
    0
    Smooth, 10 фев 2006
    Sinoptic, если человек не готов принять какую-либо информацию, то спорить тут бессмысленно. А ты не готов не только принять, но даже попытаться осмыслить то, о чём говорил Ефимов. В твоей голове просто стоит фильтр на любую информацию которую он даёт. В этой ситуации на любой мой ответ, каким бы он ни был, ты просто станешь задавать мне вопросы ещё и ещё.

    Я понимаю, что многим хочется получить доказательства того, что лекция Ефимова является правдой. Но никто никогда не выступит по телевизору и не расскажет, что, мол, это мы управляем народами. Эти люди всегда держатся в тени. Но неужели непонятно, что богатейшим людям на Земле рано или поздно должна была придти в голову идея управления всеми остальными людьми??? (по всем конспирологическим теориям управляют нами богатейшие на Земле люди, разнятся только цифры, по некоторым теориям это 300 богатейших семейств мира, по другим теориям эта цифра другая)

    Как-то так получилось, что в своей жизни я много размышлял о мироустройстве. И в теории Ефимова меня больше всего подкупило то, что о многом из того о чём он говорил в своей лекции сам я догадался ещё раньше, но тогда я гнал эти мысли от себя, так как с точки зрения обычного среднего человека они казались абсурдными; например, я давным давно догадался, что все политические партии (левые, правые, центр) вовсе не соперничают друг с другом, а просто делают вид что соперничают - играют спектакль. Я сам давным давно догадался, что, например, при желании президент мог бы поставить во главе каждой из партий своего человека - и всё. Но потом и мне пришло в голову, что президентов тоже кто-то "ставит" на пост. А у Ефимова я просто нашёл подтверждение многому из того, о чём сам догадывался. А то о чём я не смог догадаться, где у меня был разрыв в логической цепочке, я узнал из его лекции. Так что секрет моего отношения к Ефимову я могу изложить в несколько слов - я первый раз в жизни встретил своего настоящего единомышленника!!!

    Насчёт подтверждения и доказательств теории Ефимова я могу сказать его же словами, хотя и сам сказал бы точно также:

     
    #13
  14. Sinoptik

    Sinoptik Ословед

    Репутация:
    1.963.929
    Sinoptik, 10 фев 2006
    Ты слово "дискурс" в словаре посмотрел? Все сколько-нибудь вменяемое сказанное в той лекции до ужаса банально, то есть известно не по сотне лет. Все валяется в сети в свободном доступе.
    Твой Ефимов примитивнейший из коспирологов я бы в жизни не уделил внимания не стань он трудами ослосети так популярен на форуме. Это попросту что называется не мой уровень

    А для тебя это откровение, и вот ты не способен понять, что для кого то все это тоскливый бред, и у кого то уровень понимания ситуации на пару этажей выше

    Не-а, непонятно. Чушь какая-то. Размышления на уровне детсада. То что ТНК покупают президентов это знает каждый ребенок, но каждый ребенок знает что у ТНК есть конфликты интересов. У Майкрософта с Ай-Би-Эм, у Кока-Колы с Пепси-Колой, у Тернера с Мэрдоком, и чего же они не договорились то все? Деньги у друг друга отбирают, законы противоположные лоббируют, президентов разных продвигают. Так же все просто! Договорились и правят!

    Если у человека нет информации спорить нет смысла
     
    #14
  15. Smooth

    Smooth Guest

    Репутация:
    0
    Smooth, 10 фев 2006
    Автор не я, но за исключением нескольких пунктов, я её полностью понимаю, поддерживаю и подтверждаю, что это действительно правда. То, что несколько пунктов из той правды я не понимаю для меня не значит, что они ошибочны, хотя всё может быть. Вполне возможно, что я ещё просто не дорос до понимания всех пунктов правды.
     
    #15
  16. Serge

    Serge Ословед

    Репутация:
    13.474.289
    Serge, 11 фев 2006
    Блаженны верующие...
     
    #16
  17. Untr00

    Untr00 Guest

    Репутация:
    0
    Untr00, 11 фев 2006
    Smooth Имхо, бред. Слишком сложная это система, и шанс на ошибку/утечку информации слишком велик. Проще нужно думать, проще ;)
     
    #17
  18. zse

    zse Guest

    Репутация:
    0
    zse, 11 фев 2006
    Во-во. Правильный вопрос.

    И потом, если бы все было так! секретно, то как бы мы об этом узнали? Да автору, если бы он хоть чуть-чуть писал правду, тихо сделали укольчик и он бы стал психом. Валяется в свободном доступе инфа по секретнейшей организации :megalol:
     
    #18
  19. Daddy

    Daddy

    Репутация:
    2.158
    Daddy, 12 фев 2006
    Сдается мне, что энтот Синоптик - казачок засланный - агент влияния "Комитета 300":to_keep_o
    З.Ы. "МагазинЗОО" - это глубоко законспирированные штаб квартиры "Комитета 300":bb:
     
    #19
  20. Untr00

    Untr00 Guest

    Репутация:
    0
    Untr00, 12 фев 2006
    Как делаются фальсификации.

    --------------------часть 1----------------------------

    Узловые моменты пересмотра истории

    Посмотрим повнимательнее, какие именно мифы создаются или пересматриваются.

    Во-первых, это миф об исключительной древности этноса, касающийся «удлинения истории», когда государству или этносу приписываются древние корни, доказать которые, мягко говоря, сложно. Российский миф ввиду достаточной древности нашей страны не включал в себя посылок такого рода (попытки приравнять скифов к древним славянам были эпизодическими и не входили в официальную советскую парадигму), и наиболее емким примером выстраивания данного мифа является корейский миф о Тангуне, в рамках которого южнокорейские историки-националисты умудрялись находить даже имена его полководцев или тексты боевых песен того времени.

    Другим вариантом того же мифотворчества являются «исследования» Г. А. Югая, который в нескольких своих книгах отнес корейцев к ариям. Дальнейшие исследования этого автора вообще приравняли корейцев к скифам и киммерийцам, что напоминает радикальные варианты экзерсисов подобного рода, предпринятые одним из южнокорейских пасторов, сделавшим смелое предположение о том, что корейцы являются не кем иным, как потерянным «коленом Вениаминовым».

    Сюда же можно отнести и попытки чеченской пропаганды возвести родословную своего народа к древним шумерам, и «украинцы произошли от древних укров», и попытки авторов «Велесовой Книги» превратить славян в прямых потомков древних ариев.

    Так, Чхве Намсон пытался объявить Корею колыбелью мировой цивилизации и родиной солярного мифа, высказывания о киевской Руси как великой украинской державе или о том, что «одним из главных итогов передела мира после Второй мировой войны было окончательное воссоединение украинских земель, встречались в официальных учебниках истории.

    Впрочем, радикальные украинские националисты – это, действительно, отдельная песня. Понятно, что в националистической среде всегда найдется место экстремалам, но надо было обладать выдающимся полетом националистической фантазии для того, чтобы, следуя версии писателя Ивана Билыка, объявить Атиллу «гетманом Богданом Гатило (от украинского глагола "гатити", то есть «наводить мосты»), много сделавшим для распространения древнеукраинской культуры на Западе», или, согласно «Украинскому мифологическому словарю» середины 1990-х, объявить этноним «Галилея» происходящим о слова «Галичина» и на основании этого представить древних украинцев потомками филистимлян, изгнанных злобными евреями с их исторической родины … хотя, попытки некоторых русских националистов объявить египетские пирамиды погребальными курганами древних славян им равны.

    Конечно, не следует приравнивать высказывания подобных радикалов к официальной позиции государства, ибо лагерь ревизионистов далеко не так един, как это может показаться их противникам. Те же последователи Фоменко, несмотря на общую методологию исследований, разбиты на группы, чьи трактовки нашей истории кардинально отличаются друг от друга (для одних Батый и Александр Невский – одно и то же лицо, для других татарами оказываются захватившие Русь крестоносцы, чья ставка была в Татрах) и ведут между собой очень жесткую борьбу.

    С мифом о древней истории обычно соседствует миф об извечной чистоте крови. Данный народ всегда был именно таким, каков он сейчас, минимально подвергаясь внешнему воздействию как с генетической, так и с культурной точки зрения. В этом смысле очень забавно следить за некоторыми выкладками украинских националистов, которые утверждают, что именно они сохранили свои славянские корни в наибольшей чистоте, в то время как русский народ смешал свою кровь сначала с финно-уграми, а потом – с монголами, и русский литературный язык является искаженным вариантом украинского. Для корейского национализма характерны две тенденции в отношении прародины корейцев, которые несколько противоречат друг другу. С одной стороны, это желание доказать, что корейцы издревле присутствовали на полуострове, с другой – корейскому этносу приписывали распространенность на большей территории, что могло вылиться в предположение о том, что на полуостров древние корейцы пришли извне, с некоей мистической прародины.

    Теперь рассмотрим разновидности мифа о былом величии. Эти мифы о том, какими мы были могучими и великими в древности, но коварные враги лишили нас доблести и славы (а вдобавок уничтожили все исторические источники, которые об этом рассказывали), хорошо мне знакомы и по Корее, и по Украине. В обоих случаях некоторая исторически обусловленная несамодостаточность во внешней политике отчасти компенсировалась взлетом националистических настроений.

    «Униженное настоящее» стремятся компенсировать выдающимся прошлым, начиная от раздувания тех моментов корейской истории, когда маленькая Корея смогла взять верх над большими соседями (Китаем или Японией), до активного педалирования корейского вклада в мировую культуру: о наборном металлическом шрифте, дождемере и кобуксоне знает каждый кореец. А, наблюдая тенденцию связывать с именем Тангуна все больше событий из культурной корейской истории, Майкл Брин с усмешкой замечает, что при таких темпах через 200 лет будут найдены древние тексты, доказывающие, что Тангун изобрел баскетбол.

    К сожалению, при этом многие проявления национализма, направленные не столько на то, чтобы найти, отстоять и сберечь национальные корни, сколько на то, чтобы «сравняться» по историческим заслугам с могучими соседями, начинают принимать форму «мелкодержавного шовинизма», который наиболее раздражает интеллектуальную часть историков и журналистов и нередко вызывает реакцию, прямо противоположную ожидаемой.

    Тут вспоминается не столько попытка ввести копирайт на слово «сало», сколько корейские высказывания об особой любви к ребенку, из-за которой корейская мать носит его на спине (не то, что западная женщина, равнодушно заталкивающая свое чадо подальше в коляску, с глаз долой); о превосходстве заклеенных бумагой окон над окнами застекленными (оказывается, предки заклеивали окна бумагой намеренно, чтобы создать интимный полумрак, которого не может быть в банально светлой западной комнате); о выдающейся калорийности и полезности «обезжиренной» корейской кухни и тп. Пропаганда эта ведется весьма агрессивно и достататочно примитивно. Характерные примеры – цитата из рекламной листовки, представляющей иностранцам коллекцию современной корейской керамики: «Как известно, наша великая керамика имеет 1000-летние традиции. Поэтому с нашей коллекцией ни в какое сравнение не идет известная французская (sic!!) картина «Мона Лиза», имеющая всего лишь 400-летнюю историю».

    Важным элементом общегосударственного мифа являются мифы о великих победах, одержанных страной над внешними врагами, или о том, как «нас никто никогда не мог победить». Тут стоит вспомнить чеченский миф о том, как одновременно с войной со шведами Петр I бросил на Кавказ 60-тысячную армию под командованием полковника(!), которая вся до последнего человека погибла в горах.

    Чрезвычайно важен и близок к этому мифу миф о Великом Испытании, который призван как продемонстрировать выдающиеся качества народа, так и ответить на вопрос, почему мы не находимся в том идеальном положении, которого всем хочется. Как правило, это испытание связано с желанием внешнего врага полностью истребить народ/нацию/государство.
    В этом смысле евреям и армянам «повезло». Они действительно были объектом геноцида, являвшегося частью государственной политики нацистской Германии и Турции периода младотурок. Имеют право говорить о подобном и корейцы, которых на фоне создания Великой Восточно-азиатской Сферы Сопроцветания японцы не уничтожали физически, но действительно пытались уничтожить как этнос, полностью ассимилировав и лишив национальной самоидентификации. Хотя во всех трех случаях реальная картинка несколько отличается от мифологической, миф здесь, как правило, лишь сгущает действительность.

    Именно поэтому мое сильное неприятие вызывает тенденция, связанная со стремлением ряда историков из числа советских корейцев (Владимир Ли и Светлана Нам - наиболее яркие примеры) спекулировать на событиях 1935-1937 гг., превращая депортацию советских корейцев из Приморья в событие, равнозначное еврейскому холокосту. Понятно, что на фоне «развенчания проклятого советского прошлого» эти взгляды имеют значительный успех, а попытка выступить с их критикой трактуется как отрицание самого факта депортации и оправдание сталинского режима вообще.

    Между тем, при анализе событий депортации нужно помнить о следующем. Во-первых, доказательства планов Сталина уничтожить корейский народ по еврейскому или цыганскому образцу и сговора между Москвой и Токио по этому вопросу существуют исключительно в головах тех, кто отстаивает эту точку зрения. Во-вторых, если сравнить организацию процесса депортации корейцев и то, что делали потом с иными перемещаемыми народами, можно отметить, что корейцы оказались в наилучшем положении с точки зрения качества переезда или особенностей расселения и проживания на новом месте (во всяком случае, со всеми остальными поступали гораздо жестче). В-третьих, репрессиям подверглись только корейцы Приморья и члены Корейской секции Коминтерна, а не все корейцы вообще. В-четвертых, мы вынуждены принять к сведению то, что внутренние интриги в среде корейского землячества на Дальнем Востоке, нашедшие свое воплощение в массовых доносах друг на друга, вполне могли сыграть роль катализатора, подстегнув некомпетентные в особенностях корейской национальной психологии московские власти к радикальному решению вопроса, продиктованному и сложной международной обстановкой на Дальнем Востоке.

    Несколько иная ситуация с украинским мифом «о голодоморе». Реальные события 1932-1933 гг., во время которых действительно погибло много людей, пытаются представить как проявление советской государственной политики, направленной на физическое уничтожение украинского народа или, как минимум, украинского села. Факт «осознанности» подобной политики при этом, правда, не доказан, а то, что голод в эти годы свирепствовал не только на Украине, как бы забывается.

    По украинским националистам хорошо виден и миф, который можно условно назвать как «Мы вас всех кормили». Всё процветание России, а затем - СССР объясняется заслугами не только Украины как житницы, но и этнических украинцев вообще. Так, например, именно они осваивали Сибирь и Дальний Восток. Вложения же Центра в развитие Украины объясняются тем, что «они строили на нашей земле заводы и железные дороги для того лишь, чтобы перерабатывать и вывозить наши богатства». Собственно, и голодомор они объясняют необходимостью одновременно выкачать из региона все ресурсы (индустриализация СССР, по их мнению, тоже оплачена кровью украинского села) и физически уничтожить ту часть народа, которая могла этому сопротивляться. Замечу, что почти теми же словами «отбиваются» корейские националисты, когда им пытаются напомнить о том, как много сил и средств японцы вложили в освоение Корейского полуострова. Злую волю японцев, наоборот, стараются искать во всем, их обвиняют в том, что благодаря их политике ассимиляции Корея безвозвратно утратила большую часть достижений национальной культуры. Даже написание слова «Корея» с буквы «К» объясняется тем, что японцы специально навязали миру написание через «К», а не через «С», с тем, чтобы при перечислении стран в алфавитном порядке Япония шла раньше.

    Вообще, миф о Враге, стараниями которого прежде великая держава влачит незавидное существование, является практически универсальной «отмазкой». Дело в том, что с психологической точки зрения неудачи значительно проще объяснять не собственными ошибками или противодействием, которое тебе оказывает «безликий мир», а кознями какого-то определенного врага, после победы над которым все проблемы сгинут и наступит долгожданное процветание.

    Понятно, что в современном националистическом мифе эта роль достаточно прочно утвердилась за последними по времени «угнетателями». У украинцев это москали, у корейцев - японцы, у радикальных ревизионистов Запада, - мировое еврейское лобби, которое раздуло миф о холокосте для обеспечения идеологической основы государства Израиль.

    --------------------часть 2----------------------------
    Операции с фактами

    Принято считать, что факты являются упрямой вещью, но это несколько не так. Наиболее действенным типом лжи является полуправда, и не случайно «идеальная фальсификация» как правило, представляет собой набор пристрастно подобранных и вырванных из контекста совершенно реальных фактов. Делается это весьма разнообразными способами.
    Сопоставляя факты, мы всегда должны помнить, что (это очень важная мысль и не случайно она повторяется в этом тексте несколько раз) каждый новый факт не исключает предыдущий, а дополняет картину. То, что «русские солдаты изнасиловали немецкую девушку», не вычеркивает из истории того, что «те же солдаты вытащили из-под завалов и накормили ее младшего брата».

    Собственно пристрастный подбор фактов.

    Если представить себе россыпь фактов как кучу элементов головоломки/паззла, то к уже существующим ложным (хотя и включающим множество истинных деталей) картинкам ревизионист добавляет новую, не менее ложную (хотя часто включающую истинные детали, отсутствующие в других паззлах). То, что в его картинке встречаются неиспользованные другими детали, при этом не значит, что при выстраивании своего мифа он использовал больше правильных элементов, чем его противники.

    Пристрастное описание фактов,

    …достигнутое чисто за счет словесной эквилибристики и прекрасно изложенное в анекдоте про то, как советский комментатор описывает состязания в беге президентов СССР и США: "Наш президент занял почетное второе место и серебряную медаль, в то время как американский пришел к финишу предпоследним". По сути, это разновидность рефрейминга как «создания новой реальности изменением системы отсчета», в рамках которого стакан уже не наполовину пустой, а наполовину полный.
    Замечу, что словесная эквилибристика как метод подачи сведений играет чрезвычайно важную роль. Позволю себе привести хороший пример, почерпнутый мной в одной из работ по исследованию «демагогии», хорошо демонстрирующий то, как при помощи словесных конструкций можно подать информацию о событии с большей или меньшей степенью сомнения. Сравним:
    · «Доподлинно известно, что произошло событие А».
    · «Нам только что сообщили из компетентных источников, что произошло событие А».
    · «Произошло событие А».
    · «Мне сообщили, что произошло событие А».
    · «Мне пытались внушить, что произошло событие А».
    · «Мне назойливо внушали, что якобы произошло событие А. Впрочем, проверить это утверждение я не могу».

    Полуправда как вырывание факта из контекста,

    … в рамках которого он рассматривается в отрыве от событий, происходящих впоследствии или одновременно с ним. Так, существует миф о том, что Гитлер чудовищно обращался с советскими военнопленными, потому что СССР не подписал Женевскую конвенцию 1929 года об обращении с военнопленными. Полуправда здесь в том, что в 29 году СССР действительно ничего не подписывал. Однако 19 марта 1931г. ЦИК и СНК СССР было утверждено внутригосударственное "Положение о военнопленных", которое почти полностью совпадало с текстом Женевской конвенции о содержании военнопленных 1929 года. Получается что полностью конвенцию СССР не подписывал, а придерживаться, - придерживался. Германия же Женевскую конвенцию подписала и была обязана соблюдать ее, вне зависимости от того, подписывала ли ее противная сторона.

    Другой пример: выказывая совершенно верное утверждение о том, что за время Советского Союза на территории Украины было шесть случаев голода, приверженцы новоукраинского государственного мифа не упоминают ни о том, что в большинстве случаев голод был не только на Украине, ни о том, как часто голодал регион ранее. В результате данного умолчания складывается впечатление о том, что Украина голодала Только в советское время.
    Рассмотрение факта вне контекста присутствует и при анализе пакта Молотова-Риббентропа. Заостряя на нем особенное внимание, наши историки забывают не только о Мюнхенском сговоре, но и о советско-англо-французских переговорах, которые предшествовали этому «сближению» СССР и Германии.
    Перед Второй мировой войной на карте мира было три блока, которые равно ненавидели друг друга, но, понимая неизбежность военного столкновения, стремились натравить своих противников друг на друга с тем, чтобы ввязаться в войну последними и оказаться в выигрыше. Мюнхенский сговор между Антантой и Германией был направлен на то, что ориентировать Гитлера на восток. Попытки Советского Союза «заступиться» за Чехословакию были остановлены «невмешательством» Франции и позицией Польши, которая, заметим, не только отказалась пропустить наши войска, но и урвала себе кусок чешской территории. Сталин понимал, что на данный момент страна к войне не готова, и намеревался выиграть время. Так как Гитлер казался большим злом, была предпринята попытка договориться с союзниками, однако (не буду вдаваться в подробности, они достаточно известны) эта попытка сорвалась. За этим последовал естественный тактический ход – договориться с другими. И Молотов, и Риббентроп прекрасно понимали, что речь идет не о создании альянса, а о временном тактическом союзе, который в преддверии советско-германской войны поможет Германии на время обезопасить себя с востока, чтобы иметь возможность захватить Европу, а Советскому Союзу – осуществить комплекс военных программ, по завершении которых в 1942-1943 гг. страна будет готова к войне.

    При заключении таких союзов понятно, что как только одна сторона получает планируемую от него выгоду, она уже не беспокоится о выполнении своих обязательств перед другой стороной. Гитлер добился своих целей первым и разорвал договор, как только он перестал быть ему нужным.

    Игнорирование определенных обстоятельств или деталей, меняющих восприятие факта.

    Здесь опять-таки отличился Резун, который как доказательство того, что Гитлер не планировал нападать на СССР, приводит отсутствие в гитлеровской армии плавающих танков. По его мнению, с учетом большого числа водных преград(150 000 или 40 000, если ограничиться Европейской частью страны), которые немцам пришлось бы преодолевать, танки такого типа были необходимы. Такая посылка заставляет предположить, что все реки Советского Союза (в том числе и мелкие, форсирование которых не сопряжено с особенными трудностями) были непреодолимыми водными преградами, перебраться через которые мог только плавающий танк. Все это сопровождается нудными расчетами сколько рек приходилось на один немецкий танк, после чего выходит, что на это ушло бы в лучшем случае несколько лет, а это, в свою очередь, означает, что Германия к войне была не готова и выиграть ее ни под каким видом не могла. На фоне подобной аргументации тот факт, что большинство рек вражеские танки преодолевали по сохранившимся или наведенным мостам, как бы уходит из поля зрения.
    «Игнорирование деталей» очень хорошо видно в статье Шведова, когда он рассуждает о десятитысячной маньчжурской армии. Действительно, такая цифра в исторических данных есть. Однако востоковедам хорошо известно, что в определенной ситуации 10 000 означает, не именно 10 000, а «тьму тьмущую». И хотя меньшая численность вражеского войска подкрепляется и данными о протяженности коммуникаций и особенностях снабжения в регионе (отряд такой численности было невозможно ни перебросить, ни прокормить), Шведов строго придерживается заведомо неверного толкования, что позволяет ему порассуждать о 20-кратном численном превосходстве врага.
    Еще один пример «игнорирования обстоятельств» - это высказывание некоторых российских «патриотов» относительно крайней молодости китайской культуры. Среди их аргументов есть даже посылка о том, что Великую китайскую стену построили заключенные при Мао Цзэдуне в рамках масштабной кампании по фальсификации истории, но гораздо больше меня позабавило высказывание Буровского о том, что китайский язык настолько молод, что у него система письменности еще не перешла от пиктографической к алфавитной. То, что языки мира могут иметь различные системы письменности и что переход от картинки к букве далеко не является закономерностью, характерной для развития любой системы письма, и что наличие пиктографического письма не является аргументированным свидетельством молодости культуры, благополучно опущено.

    Работа с умолчаниями/недоговоренностью.

    Этот момент хорошо мне знаком по ролевым играм, когда, описывая комнату, куда входят приключенцы, неопытный мастер уделяет много времени крови на полу и рисункам на стенах, но при этом забывает сказать о размерах комнаты или щелях между плитами, позволяющих предположить наличие ловушки. Так, наблюдая за пафосным описанием Ледового побоища, читатель как бы забывает, что оно было в апреле.

    Без специального напоминания не учитывается не только время сражения, но и то, что по весу доспехов и эффективности защиты рыцарь XIII в. уступал русскому дружиннику того времени. Однако образ, возникающий в голове массового читателя при слове «рыцарь» - нечто, полностью закованное в «каминные» доспехи, относящиеся к позднему Средневековью или началу Эпохи Возрождения, и потому миф о том, что во время Ледового побоища тяжеловооруженные рыцари утонули (а русские дружинники, стало быть, спаслись) легко укоренился в массовом сознании.

    Хороший пример «недоговаривания» есть у Шведова, когда он рассказывает о 15-ти орудиях, которые сопровождали китайское войско, и о трехнедельной бомбардировке, которой оно подвергало острог. «По умолчанию» читатель предполагает, что речь идет о приличествующих ситуации осадных орудиях, а бомбардировка означает интенсивный обстрел. Однако при более внимательном анализе ситуации (в частности, количества и качества выпущенных ядер) становится понятным, что калибр китайской артиллерии был невелик, а каждое из орудий делало в день всего 1-2 выстрела, что также не вяжется со словом «бомбардировка».

    Замена фактов умствованиями на тему.

    Рассмотрим это на примере моей собственной ошибки, связанной с попыткой реконструировать ход сражения при Таласе (битва в Центральной Азии, случившаяся в III н. э., как принято считать, между римлянами и китайцами, в которой последние одержали победу). . Зная и примерно равной численности войск и примерно представляя себе систему организации и ведения боевых действий как в Древнем Риме, так и в Древнем Китае, я выстроил внешне вполне убедительную модель сражения двух римских легионов и китайского цзюня примерно аналогичной численности, основанную на том, что обе стороны придерживались шаблонной тактики. Возможно даже, что будь Таласское сражение действительно столкновением римлян с китайцами, его ход был бы похож на мою модель.

    Однако сама исходная картинка, к сожалению, была иной. Более детальное знакомство с историей этого сражения в общем-то убедило меня в том, китайское войско состояло из вассалов империи, имевших совсем другой комплекс вооружения, чем ханьцы, а принадлежность их противников к римлянам на основании отрывка из китайской летописи о том, что «нам противостояли неизвестные воины, которые выстроились строем, похожим на рыбью чешую», достаточно сомнительна. Трактовку, что это был римский боевой порядок, при этом допустить можно, но при этом абсолютно неясно, были это настоящие римляне или кто-то пытался имитировать их технику или вооружать свои войска трофейным вооружением.

    «Введение новых фактов»

    …путем подделки является все-таки маргинальной практикой и используется только в том случае, когда а) из-за высокой ангажированности автора ставки очень высоки; б) риск разоблачения сведен к минимуму.

    Однако если историческую фальшивку разоблачили не по горячим следам, а некоторое время спустя, то она пускает корни в массовом сознании, и выкорчевывать то, во что уже успели поверить, гораздо сложнее. Не говоря уже о том, что исправление ошибок далеко не всегда осуществляется в том же формате, что их совершение. Можно вспомнить классический прием желтой прессы, когда «неоднозначная» статья с кричащим заголовком занимает целую полосу и сопровождается агрессивной рекламой, а ее последующее опровержение там же занимает несколько незаметных строчек, набранных мелким шрифтом где-нибудь в углу.

    Но о том, как именно вводятся эти «новые факты», мы поговорим в разделе, посвященном анализу источников
     
    #20
Загрузка...