1. Всем пользователям необходимо проверить работоспособность своего электронного почтового адреса. Для этого на, указанный в вашем профиле электронный адрес, в период с 14 по 18 июня, отправлено письмо. Вам необходимо проверить свою почту, возможно папку "спам". Если там есть письмо от нас, то можете не беспокоиться, в противном случае необходимо либо изменить адрес электронной почты в настройках профиля , либо если у вас электронная почта от компании "Интерсвязь" (@is74.ru) вы им долго не пользовались и хотите им пользоваться, позвоните в СТП по телефону 247-9-555 для активации вашего адреса электронной почты.
    Скрыть объявление

Сентиментальный роман про Сашу и Ольку

Тема в разделе "Наша проза", создана пользователем Seryck, 16 фев 2009.

  1. Seryck

    Seryck Ословед

    Репутация:
    261.703
    Seryck, 16 фев 2009
    «…Если долго-долго сидеть в закрытом пространстве, проводя мало времени на свежем воздухе, по большей части… по большей части находясь у компьютера или читая всякие книги… то в голову сами собой лезут разные мрачные и бестолковые мысли…
    Например- кажется, что все люди, с которыми я общаюсь, например по телефону, или в сети, так вот, все эти люди наверняка криво ухмыляются после разговора, считая меня просто придурком, у которого куча разнообразных комплексов. У меня нет ни девушки, ни даже (о ужас!) желания завести её, нет, то есть, я конечно же не против секса как такового, но на самом деле я понимаю, что не смогу общаться ни с одной знакомой девушкой нормально. И не потому, что я такой крутой или что я такая утончённая личность, вовсе нет! Скорее наоборот - это потому, что они кажутся мне бесконечно сложнее меня, они прекрасны в своих разнообразных делах и увлечениях. Я не могу запомнить их шуток, не могу понять, что мне нужно сделать в том или ином случае - всего лишь самовлюблённый неудачник. Непрерывное самокопание, анализы того или иного случая из недавно произошедшего - этим наполнен мой день, и вечер, ничего не меняется, и никогда не изменится. Даже эти мои мысли - они приходят в голову ещё сотням, тысячам таких же неудачников, в одиночестве проводящих свои вечера у мониторов. Я ничего не могу сказать того, что не мог бы сказать другой такой же обсос в таких же обстоятельствах, всё предсказуемо. Мои реакции- всего лишь шаблонные штампы на не менее стереотипные обстоятельства - и единственное, может, что меня отличает от многих-многих других - вот это вот осознание собственной неизбранности и обычности. Многие этого не понимают. Существование в типовых городах, в районах типовой застройки, учёба в одних и тех школах и вузах, учителями, которые учились в таких же безликих институтах тем же самым серым никому не нужным истинам, которые теперь втолковывают и нам…»
    Саша вздохнул и встал из-за монитора.
    Даже к зачёту как следует не подготовился. Всё наперекосяк. Вместо того чтобы выучить как следует билеты, снова и снова Саша поворачивался к компьютеру и строчил в своём ЖЖ огромный и бесконечный пост, исполненный тоски и уныния. Ко всему сегодня он попался в подъезде соседу-дембелю из ВДВ. Тот гоготаньем проводил Сашину фигурку до входа в подъезд, нелестно намекая, что с такими патлами Летнему недалеко до гомосятины. Саша сделал, как учили его в школе лохи-учителя - «не обратил внимания». Хотя болезненно ударило по самолюбию его эта безнаказанная хамоватость, эта власть силы. Хотя бы и здесь, в рамках своего двора.
    Саша всё равно удалит и не опубликует свой пост. А ведь прекрасно известно, что этот зачёт- допуск до экзаменов, следовательно, плакала степуха и всё такое. С тяжёлым сердцем Саша собрал тетради и учебник, недописанные шпаргалки и потащился к двери одеваться. Надежды не оставалось никакой, препод славился своей кровожадностью и неподкупностью, а на Сашу из-за его странноватой манеры неуверенно отвечать на любые вопросы он тем более наверняка имел зуб и скорее всего завалит.
    Запищал телефон. Староста группы, глупая и серьёзная, возмущённо завопила в трубку, едва Саша поднёс её к уху - «Ну ты где? Он уже зачётки собрал, сказал, что пускать будет по пятеро, Летний!» Летний - была его кличка, уж невесть почему к нему прилепившаяся. Настолько, что даже в деканате искали не по фамилии, а Летнего. Летний жил в двух шагах от универа, где учился.
    Но не успел он подойти к двери, как с той стороны послышалось шуршание и невнятная возня. Кто-то там явно к нему хотел войти. Летний замер у двери, с обречённостью глядя в дверь - кто бы это ни был, ему всё равно нужно идти в универ, и что бы ни было у них такого ему сказать, он всё равно уже опоздал, и от них опоздает ещё больше. Препод опозданий не любил.
    Раздался звонок в дверь, Летний сделал лицо позлее и открыл. За дверью стояли двое - парень и девчонка, постарше его. Саша на вид дал бы им года 22-23, а может, и больше. Девица была одета в деловой костюм, а парень был хоть и в пиджаке, но в джинсах и толстовке и выглядел дурень-дурнем. Причёсочка а-ля гребешок Бекхема, блестящие туфли с острыми носами, будто размеров на 5 больше, чем нужно. Девица сразу же заулыбалась, как-то умудряясь не показывать зубы, а парень наоборот мрачно набычился и расправил плечи.
    «Сектанты»,- подумал Саша и решительно попытался отодвинуть их от выхода. Девица отступила, цветя ещё ярче. Парень же напротив пододвинулся и даже потянулся рукой. Саша отбросил руку плечом и решительно направился к лифту. Вместо того, чтобы звонить соседям, они повернулись к нему
    - Харе Кришна!- издевательски поздоровался Саша,- Чем могу быть полезен?
    - Кришна… Кришна!- Неуверенно поприветствовал его парень
    - Харе Харе!- продолжила этот дурдом девица, всё ещё улыбаясь не открывая рта.
    «С зубами у неё явно что-то не так», подумал Саша и нажал на кнопку лифта.
    - Мы должны поговорить с вами, Летний!- парень сердито сделал шаг к Саше.
    - Время для прес-конференций уточните пожалуйста у моего пресс-секретаря, а сейчас я занят, я опаздываю на зачёт и не вы меня задерживаете!
    Парочка переглянулась
    - Мы должны поговорить с вами, Летний! - повторил парень,- Прямо сейчас, и это очень важно!
    - Мне ужасно жаль, но сейчас я и правда не могу! Передайте там привет от меня вашей Махатме Ганди или кто у вас там за главного, я должен идти,- Летний втиснулся в лифт последним, потому что пронырливая парочка как-то уже влезли перед ним и дверью.- Ах, вам тоже вниз! Ну что ж, так и быть пару минут по дороге на учёбу я вам уделю…
    В то же мгновение, когда они вошли в кабину, Саша ловко выскочил из кабины, нажав на «1». Он даже улыбнулся, впервые за утро, и стал спускаться по лестнице. Но этажом ниже милая парочка уже ждала его - девица улыбалась, а парень нервно теребил пуговицу пиджака. Лифт, как Летний отчётливо слышал, продолжал утробно журчать вниз. Сказать по чести, он почувствовал себя, как будто его облили пресловутым ушатом не менее пресловутой холодной воды.
    - Так. Я не знаю, что это за трюк, но мне это не нравится.
    - Ты не на шутку струхнул,- сказал парень,- Но увы! Мы должны поговорить с тобой! Должны, понимаешь?
    - Да-да-да,- девица улыбалась всё так же умело,- Нам просто необходимо сказать тебе кое-что!
    - Ну а после зачёта никак нельзя? Я уж не знаю, чего вы ко мне пристали, но я могу после двух. Вот завалю зачёт и прям весь ваш. А пока извините, если вы только можете наколдовать мне зачёт автоматом у моего препода… Слабо?
    - Нет, извините - Летний, ты не понял, нам нужно прямо сейчас! Прямо сейчас, и ни часом позже!
    Ты должен выслушать нас, пока не стало поздно!
    -Аминь,- Саша почему-то почувствовал, что бесполезно будет прорываться сквозь них. Хотя ощущение Удивительного Приключения не появлялось, а было скорее чувство Пропущенного Зачёта. Неприятное и тоскливое. Хотя и привычное, как вялотекущая депрессия.- Валяйте, что у вас там. Я так понимаю, что я не иначе как избранный спаситель вселенной, призванный спасти этот мир от чёрного владыки… да?
    - Спасибо. Всё дело в том, что…
    -Ох, извините, конечно, что перебиваю, но мы даже не познакомились! То есть, вы-то, конечно, меня знаете! Да, я Саша, больше известный как Летний! А вы, девушка?
    - Ну, - она замялась, и улыбка как-то изменилась на лице, - Зовите меня Наташа.
    - Наташа, как мило, даже не ожидал.
    - А чего вы ожидали?
    - Ну, чего-нибудь вроде Амидала или на крайняк Галадриель какая-нибудь… А ваше имя, юноша?
    - Зовите меня Номер Три,- заметил «юноша», по-прежнему супясь, я не уверен, что земное имя пристало роботу.
    - Роботу? Так вы роботы? Или только ты, номер Три? А Наталья?
    Наталья, как только сейчас заметил несчастный Летний Саша, не была похожа на робота. Если она и была роботом, то очень хорошеньким. Она как-то замялась, их отвлёк звук снизу.
    В этот самый момент на лестничной площадке, где они стояли, послышался шум замка. Кто-то собрался выходить этажом ниже. Что Летнему оставалось делать? Не оставаться же с этими придурками на лестничной клетке, пугая соседей. Он вздохнул, понимая, что парочка невменяемых маньяков - вполне приличная причина для пропуска Самого Важного Зачёта. На грабителей они не тянули никак. На всякий случай Саша принял насторожённое выражение лица и пошагал наверх, обратно в квартиру. Он жил не один- с тётей, которая его и воспитала. Но сейчас тётя была на работе, и поэтому ничто не мешало ему выслушать уже наконец их историю, в чём бы она там ни заключалась. Они вошли, и Саша предложил им чаю. Придурковатая пара не отказалась, хотя Номер Третий явно вопросительно поглядел на Наташу, прежде чем буркнуть в ответ утвердительно. «Вот и отлично», сказал Саша, и они пошли на кухню. Когда чай был разлит, а Наташа наконец собралась с духом, он услышал очень странную историю. Клянусь, если б она не была такой странной, Саша смотрел бы исключительно на разворот её пиджака - у неё была замечательная фигура! Грудь во время рассказа волновалась под сорочкой, и временами, в особо патетические моменты, её щёчки румянились от волнительности речи, как на картинах всяких старинных мастеров. Ну тех, которые всегда на чёрном фоне и с такими маленькими трещинками от старости.
    Но рассказ был слишком «ни в какие рамки». Поэтому Саша иногда отвлекался.
    Хотя, если честно, такие хорошенькие гостьи были у него в гостях впервые.
    ****

    Итак.
    Сто миллионов лет назад (не много не мало) на далёкой планете возникла цивилизация юргу. Их история претерпела множество перипетий, которые прекрасная Наташа пропустила, взмахнув неопределённо рукой. В конце концов древние руины городов прошлого, как им и положено, покрывались пылью и толстыми туристами, прям как на земле, а уклад нынешних юргу сформировался несколько отлично от землян - зимой и летом планетой правили две разные династии. Одна из них правила летом, другая - зимой. Соответственно, они переезжали с полушария на полушарие?- подумал Саша и ошибся. Наташа поправила непослушный волос, спадавший на глаза, и продолжила.
    Из-за развития тех же технологий, что и на Земле, и парочки атомных войн, не считая по мелочи - бактериологических и климатических атак, на их планете совсем растаяли ледовые шапки на полюсе. Осталась только маленькая популяция жителей на единственном островке Северного полушария. Островок маленький, не больше Японии. После эпохи войн и насилия население стремительно вдарилось изучать мудрость древних, прониклось духовными учениями и практиками по перемещению духа в пространстве. Увы, многие занимались довольно пагубной для и без того немногочисленной популяции методикой наподобие земных даосов - мужчины вовсе прекратили выделять семя, тренируясь в получении множественных оргазмов и постигая тем самым высший смысл всего сущего. От этого население островка хоть и отличалось завидным здоровьем и долгожительством, но почти не прибавлялось. Постепенно Зимние и Летние правители совсем невзлюбили друг друга - и те, и другие на момент противоположного времени года отсылались в ссылку прямо в бесконечный океан - на дне у них были резиденции, и никто из правящих на острове не трогал прозябавших на дне морском. Но Зимние, год от года, от правителя к правителю, стали неуклонно притеснять Летних, традиционно более либеральных, чем они. Вот уже зимой запретили кататься на велосипедах, как на предмете сугубо Летнем, и запретили выпрашивать у начальства Летние отпуска, как что-то предельно крамольное. В принципе, их можно понять- они ведь никогда, никогда не видели Лета! На дне погоды не было никакой, а на островке зимой даже на сноуборде не покататься- того и гляди скатишься прямо в открытый океан- остров-то маленький, не больше Японии! Зимние занимались наукой, тайком разрабатывая методы военного порабощения островка (размером с Японию). В секретных подводных лабораториях, говорят, они даже учились кататься на велосипеде, но у них, по слухам, ничего не получалось. Зато они преуспели в создании новых разновидностей лучепуперов- древнего оружия, которое уничтожало человека на расстоянии, превращая его в сгусток света. Летние же напротив, даже на дне легкомысленно занимались дайвингом и соблазнением самых настоящих русалок, а также тренировались в получении вышеупомянутых множественных оргазмов и в игре на гавайских гитарах. И вот однажды, в день весеннего равноденствия, когда власть традиционно менялась, коварный Зимний Правитель Хохо отказался спускаться в пучину моря- взамен этого он собрал вокруг себя своих родственников- а вместо того, чтобы поднимать духовность путём множественности оргазмов, он попросту наплодил себе целую кучу детей, внуков и правнуков- а на острове типа Японии это оказалась просто тьма-тьмущая народу. И напал на Летнего правителя Хихи, прямо как только тот появился на морском берегу. Летний Хихи в руках держал только гавайскую гитару, а его свита катила за ним ненавистный для Хохо велосипед. Несмотря на весенний холодок, он был одет в шорты и гавайскую рубаху. В ту же секунду гнусные прихвостни Хохо выхватили лучепуперы и стали палить в Летнего правителя. Весь островок озарился, когда он превратился в поток света- его мудрость была настолько велика, а даосское искусство так непревзойдённо, что он успел-таки перед смертью выкинуть в пространство немного своего семени, прямо сквозь шорты; и семя через нуль-пространство и ноль-переходы влетело на эту планету в виде лучика света. Тысячи лет оно скиталось в пространствах незримых глубин, но потом оно попало сюда, и ты был создан сразу как есть, а твоя якобы тётя- лишь подобрала тебя, уже готового! Ты- потомок Летних правителей с далёкой планеты! Теперь уж нет там летом прежнего буйства радости, велосипедов и гавайских гитар - все лишь мрачно размножаются, а остров-то - с Японию!
    Вот, последние любители велосипедов и Лета оттуда, в немыслимой медитации достигнув просветления и двадцати оргазмов подряд - открыли твоё местоположение! К сожалению, некоторые не выдержали и отдали свои жизни при этом, но они всё же принесли тебе меня, как привет и руководство к действию! Ведь властелин Зимы Хохо тоже пронюхал про тебя и намерен выслать своих Ужасных Роботов Убийц с Лучепуперами! Поэтому я собрала небольшой приёмничек (она указала на №3), и сейчас мы посмотрим послание далёких Летних отцов.
    Глаза Номера Третьего, который стоял молча и неподвижно, блеснули, он словно ухмыльнулся и повернулся к стене у кухонных шкафчиков. Из глаз, словно проекторов, ударили два лучика света- на стене появилось изображение невысокого дядьки рядом с нелепым велосипедом, будто детской конструкции, но для больших. В руке он держал крохотную гитару.
    ***
    - О Летний! Боже мой! Я совсем забыл! Коварные происки Зимних правителей внесли ужасное изменение в конструкцию Третьего передатчика! Наташа! Ему же нельзя пить чай! Боже мой! Выключайте его быстрее! Он станет через несколько минут под действием чая Ужасным Роботом Убийцей Без Лучепупера!
    Но было поздно. Третий моргнул, мотнул головой и изображение погасло. Ухмылка зловеще подсветила его глаза, и Саша не успел и глазом моргнуть, как Третий, словно бы раздавшись в плечах, схватил Наташу за голову и дёрнул за неё, уперевшись в плечи ногами. Голова с чпоканьем оторвалась, и по квартире посыпались винтики и прочие мелкие детальки. Запахло палёной проводкой.
    Саша отскочил в коридор, тоскливо думая о том, каких же бомбулей надаёт ему тётя за беспорядок. Номер Три бросился следом. Но вместо того, чтобы бежать за Сашей он вдруг остановился, и утробно хмыкнув, увидал в комнате полуразобранный велосипед. Летний уже сбегал по лестнице, когда с болью услыхал скрежет ломаемого велика.
    Это дало ему маленькую отсрочку. Выскакивая в подъезд, он прямо-таки головой влетел в того самого придурка-дембеля, который с товарищем нёс домой несколько бутылок водки. Друг тащил с собой маленькую разбитую гитару.
    - Ты чего?- дембель даже не успел удивиться, но задержал Сашу железобетонной хваткой настоящего десантника. Следом за Сашей дверь подъезда буквально вылетела, и выскочил Ужасный Робот-Убийца. Ничто в нём не напоминало прежнего мальчика в пиджачке - парик с головы слетел, глаза горели неестественными красными огоньками, а пиджачок треснул, не выдерживая расширившиеся плечи. Оттолкнув десантника, Робот-Убийца схватил Сашу и, подняв его над головой, принялся торжествующе хохотать. После чего Летний увидел то, что происходит у соседей по второму этажу, что было неудивительно, ведь он пролетал аккурат мимо их окон. К счастью, приземление лишь вышибло из него дыхание. Он полежал чуток на земле и вроде не обнаружил ни сломанных костей, ни вывихов.
    Тем временем за кустами, через которые пролетел, кто-то явно кого-то бил. Было слышно яростное пыхтение и время от времени какое-то странноватое побрякивание, словно до гитары добрался любитель авангардного джаза. Саша осторожно пополз прочь, но тут из кустов появился десантник-дембель. Его тельняшка была порвана, а под одним глазом наливалась изрядная слива.
    -Эй, Летний! Ты хоть и волосатик, но свой, я тебя с пелёнок знаю! А этот мудень хитрожопый железа себе в перчатки насовал и думает, что ему всё можно! Но ничего, пусть знает Русский Десант! - - Меня Санёк зовут, с этими словами он протянул руку Летнему, - Тебя же тоже? Ну тёзка значит…
    - Надо выпить,- прохрипел его друг,- блин, всю гитару разбил об него- а ему хоть бы хны, башка как железная!
    - Зато моё маваши гири ни один ушлёпок в роте не выдерживал,- горделиво сказал Санёк-дембель,- вон смотри, хиляет, ха!- он хрипло и фальцетом, «по-пацаньи», засмеялся. Летний всегда боялся этого смеха, но теперь он ему был просто рад, как чему-то родному и знакомому с детства. Вдалеке, на выходе из двора к улице, виднелась нелепая фигура Робота-Убийцы. Одна рука у него явно почти оторвалась, а из головы на асфальт вытекало что-то тёмное и слишком жидкое для крови. Он быстро убегал. На голове у него нелепой шляпой болталась маленькая гитара, издавая странные и немелодичные звуки.
    Куда быстрее, чем Номер три превратился в робота, в руке у Санька из ВДВ появился стакан. Его друг, представившийся Коляном, уверял Летнего, что таких пидоров, как этот железный, раньше было много, но они с Саньком их всех поломали и на раёне их больше не видно. Они выпили, и потом выпили ещё, и потом ещё.
    И ещё.
    Потом он помнил, как вернулась тётя, и как Санёк извинялся и обещал, что вот ещё недельку погуляет и - «в завязки».
    Дома был идеальнейший порядок, на плите шкворчал ужин, кровать, даже кровать была заправлена.
    И никакой Наташи.
    ***
    Он не сдал один из группы. Все прочие явились и хоть кое-как, но сдали. В числе двоечников он явился на пересдачу через неделю. Летний не писал ни слова в блоге. Он учил как ненормальный всю неделю. По ночам он слышал, как несчастный Номер Третий пытается прорваться через весёлых ВДВ-шников в подъезд. Примерно на третью ночь Саша оторвался от учебников - под окном жутко кричали, что-то звенело и шмякало. Он выглянул в окно. Санёк, его новый товарищ по подъезду, колотил по Номеру Третьему ногами. Голова Робота не выдержала и оторвалась со знакомым чпоканьем. «Лови ещё подачу!». Почему десантники так мало удивляются в жизни, Саша так и не понял. Но Санёк-то ничуть не удивился, и продолжил азартно курочить инопланетного робота. Деловитый Колян напротив, ползал по полу, собирая деталюшки, бодро разлетающиеся от бывшего номера три.
    Саша хмыкнул и вернулся к занятиям.
    Но о том, что он не сдаст, Летний понял сразу, как только вошёл в аудиторию.
    - Ага, вот и любитель покататься на велосипеде, вместо того чтобы учить и сдавать зачёты! Явился!- странно низким рокочущим голосом произнёс препод, и его глаза неестественно сверкнули ярко-красными огоньками.
     
    #1
  2. Seryck

    Seryck Ословед

    Репутация:
    261.703
    Seryck, 16 фев 2009
    про Ольку

    …Я понимаю, что теперь всё это смешно- мои вопросы о том, для чего нужен мой бизнес, к какому именно успеху я стремлюсь. Главное- что есть цель, не так ли? В лихие 90-е, когда всё решалось в кабаках, в пьяном угаре, некоторые из моих друзей обзавелись заводами, а некоторые- лишь шикарными крестами на кладбищах. Тогда меня не волновали никакие проблемы, кроме выживания, кусок хлеба насущного отнюдь не давался сам собой… Но я не ожидал, что впереди меня будет ждать такое!
    Всё началось с того, что я так и не женился. Ну, не сошлись характерами с одной, требованиями с другой… Но постепенно женщины в моей жизни прекратились вовсе. Как-то не до них стало. Дела, дела. Я и не думал, что всё это не случайно.
    Потом начались сны- сначала смутные, потом («потом» зачёркнуто), далее всё более ясные и разнузданные. Я снился самому себе женщиной, то и вовсе самим собой- и как-то всё это было с уклоном в ту самую «гомосятину», над которой мы так смеялись с друзьями- с теми самыми, которые теперь или под крестами, или над заводами.
    Я был с мужчинами в тех снах, и проснувшись, я чувствовал возбуждение, какого давно не испытывал в реальной жизни.
    Я голубой. Я педик, мне неприлично жать руку при встрече, и я должен быть убит толпой скинхедов ко всеобщей радости…»- Олька прекратила писать, и посмотрела на стол. Перед монитором лежала новенькая ручка. Мамина. Она повертела её в руках, задумчиво шевелясь всем телом в кресле, ёрзая, и нечаянно погрызла ручку за самый кончик. Исправила «потом» на «далее», улыбнулась. Хороший получился дядька, жалостливый, и наверняка будет популярнее прочих. Сколько бы лет ему сделать? Олька наморщила лоб изо всех сил, пытаясь посчитать, что если, например, в 92-м ему было 20, как дяде Жене… Нет, в 90-м, так удобнее считать… Тогда сейчас ему будет… Она стремительно почесала затылок, потом вытянула ногу и посмотрела на носочек- он был прикольный, но уже старый, так жаль! Потом Олька проделала старый трюк- провела ногу мимо стола с монитором, и опёрлась ногой в стену, почти лёжа в кресле. Нога преизрядно задралась, и вторую пришлось ложить прямо на стол. Мысли так и побежали в её голове! Пусть ему будет 45, решила она, не буду я ничо считать, а начнут спрашивать, так я им и сказала! Она погрызла ручку ещё немножко, для вдохновения, но вдохновение то ли убежало вовсе, то ли поднялось в ноги с красивыми, но уже немножко поношенными носочками.
    На самом деле она очень ждала звонка от одного своего друга. Друга звали Саша. Ну, или Летний.
    ***
    Но Летний так и не позвонил- то ли и впрямь смертельно обиделся, то ли занят был своими институтскими бабами. Они поругались недавно- Летний говорил, что недавно он пережил многое, слишком многое такое, что Ольке даже и не снилось, что у неё сопли зелены, и что пусть она перестанет за ним ходить. А Олька сказала, что он сам всё время первый звонит. И что он там мог пережить такого, небось опять гопники поколотили или этот сосед-полудурок из армии который? А Саша психанул такой и ушёл и не звонит сам.
    «Стюардесса жестами рассказывает о технике безопасности на борту под сопровождение голоса из динамиков. Сначала на русском, потом на английском. Руки в стороны -запасные выходы, вверх - сигнальное табло.
    Наша авиакомпания рада приветствовать вас на борту.
    «Я тебе сейчас расскажу одну историю. Иду я, значит, как-то пешком через весь город. Честное слово, весь город прошел, не устал. Иду и чувствую - я бог! Все могу, что ни пожелаю. Какой-то, знаешь, невероятный прилив сил и уверенности...не знаю, как объяснить. И вот я думаю, что если захочу сейчас к примеру, то первая же машина остановится, как только я подумаю об этом. И тут раз, тормозит рядом со мной такой тонированный мерс, высовывается из окна бритая голова с чупа-чупсом во рту, я не вру! И говорит: "тебя подвезти, братан?»
    Стюардесса идет по проходам, и мило улыбаясь, раздает пассажирам мятные конфеты.
    Наш экипаж желает вам приятного полета.
    До отлета оставалось совсем немного, регистрация уже почти закончилась, а я только-только распахнула стеклянные двери и ворвалась как была, растрепанная, раскрасневшаяся, со съехавшей с плеча дорожной сумкой в безупречный, сверкающий всеми поверхностями рай международного терминала.
    -Дура ненормальная!, - благословила меня на прощание подруга.
    -Ты что, правда полетишь? - сказала лучшая подруга.
    -Вот так вот, все бросив? - сказала самая что ни на есть лучшая подруга.
    Это было кажется уже в какой-то другой жизни…»

    Олька расстраивалась и писала в блогах, стараясь придавать как можно реалистичности своим персонажам, которые все были куда круче её, Ольки. Конечно, она же простая школьница, а не какой-нибудь сорокалетний гомик! Кто будет комментить простую школьницу? Поэтому герои её блогов были довольно необычными личностями.
    «…Стюардесса просит всех пристегнуть ремни, потому что наш самолет, хвала небесам, сейчас отчалит.
    Наше комфортабельное корыто со всеми удобствами на борту.
    Просьба отключить все электроприборы на время полета. Благодарим за внимание.
    Разумеется, тот незнакомец, рассказавший о том, как почувствовать себя богом, не был ни в чем виноват. Он был просто одним из таких людей, которые в нужный момент всплывают в памяти и помогают своим примером решиться на что-то стоящее. Я на бегу достала из кармана паспорт и сложенный вдвое билет и немедленно водрузила их на стойку перед регистраторшей. Та посмотрела с некоторым укором: "Опаздываете, регистрация только что закончилась".
    Это не значило ровным счетом ничего. По сравнению с тем, что было сделано для того, чтобы этот момент наконец наступил - просто ерунда.
    По сравнению с ощущением пропасти внутри себя - сущий пустяк.
    - И чем ты будешь заниматься в этой своей Австралии? Встречаться с бородатыми аборигенами? На кенгуру охотится? - не унималась подруга.
    - Я буду… рыбу ловить, - первый ответ, пришедший на ум.
    В длинном изогнутом коридоре не было ни души. Я зачем-то обернулась на прощание и вдруг почему-то подумала, что ловить рыбу не такое уж и плохое занятие. Как в том фильме: ловить рыбу и отдавать ее кошкам.»
    Олька дописала и запрыгала в кресле от радости, перечитывая. Ей очень понравился свой собственный рассказ, про девушку, которая уехала в Австралию. Она была неудачным персонажем, эта девушка- просто девушкой, хотя и постарше её… Поэтому пришлось отправить её в Австралию- в Австралии она и сгинет прочь из пучин рунета.
    Сказать по правде, Олька была настоящим гением. Её дядька-голубой побил все и всяческие рекорды, немножко грамотного пиара- и вот уже ему угрожали некие гомоборцы, говоря, что таких, как он, надо вешать на столбу. Знакомиться пытались- многие очень интересные и ничошные такие дядьки, не старенькие даже, хотя и вроде тоже за сорок, как пишут. Они так спорили в комментах, что Оле приходилось порою несладко- поди поспорь с такими дядьками, которые тебя педофилом обзывают! Олька вовсе не собиралась делать из своего дядьки-анонима педофила, но в спорах она как правило не только ставила их на место, но и не позволяла им усомниться в реальности самого анонима, тем более они и вообразить не могли, что автор не закончил ещё и средней школы. Просто когда, например, шёл разговор о девяностых, она непрестанно пользовалась гуглом и прочими прибабахами века 21, а эти престарелые придурки всё вспоминали по памяти, и естественно если кто и лажался, то это они все. Олька не «спалилась» ни разу. Кроме голубого, были и другие персонажи…
    ***
    «В тот солнечный день я, мужчина 34 лет атлетичного телосложения и острого ума, провернув две удачные сделки с недвижимостью пребывал в распрекрасном настроении. Вырулив двухсотого ландкрузера в сторону тренажерки, я подумывал о том, как усилить ощущение распирания энергии в моём теле. Потренировав тушку, я с предвкушением направился в старый гоповской квартал Москвы, в Бирюлёво, на бывшую квартиру матери, которая осталась мне после её смерти. Я не продавал её для того, чтобы вот так расслабиться, когда прийдёт время. После тренажерки ощущение усиливалось, я выкрутил регулятор громкости штатного муз. центра на 90% и нащупал в бордачке красную ампулу - настроение ещё раз улучшилось. Какая-то ерунда от Каннибал Корпус неслась мне в уши... это без разницы, главное- ритм. Скоро эта маленькая стекляшка сможет настроить мой мозг на резонанс с тяжелым хэви-металлом, топор, лежащий на заднем сидении лил бальзам на мои психоневрологические раны, мне давно уже нужна была разрядка. Поставив лэнд на платную стоянку в трех кварталах от нужного адреса, я закинул топор в спортивную сумку, захватил "мою прелесть" и направился в сторону квартиры на последнем этаже хрущёвки. В голове зашумел приятный тяжелый шепот, так было и в прошлый раз. Два года назад я почти чувствовал, как адреналин полностью заменил мне кровь, небо заволокло тучами…»
    - Оооля! Дуй сюда, хватит уже сидеть у своей коробки!
    Оля вздохнула, мама звала её на кухню, а вдохновение сегодня так и пёрло! Можно подумать, что сидя у другой коробки- холодильника, ей станет легче!
    Саша так и не позвонил, Олька ходила грустная и писала рассказ про маньяка, в душе уже смирившись с мыслью о том, что на самом деле звонок от Летнего ей так важен…
    «Открыв медным ключом хлипкую дверь, я прошел вглубь комнаты, вытащил в её центр старое кресло, разделся по пояс снял кроссовки и носки, оставшись босиком. Мышцы приятно болели в предвкушении экшна. Я вставил в музыкальный центр, с выходной мощностью на киловат, диск с заготовленным треком Слипкнота "psyhosocial" и выставил мощность на 1 %. Открыл все окна квартиры, на улице шел средней силы дождь. Положил топор на пол между креслом и колонками центра обращенных в центр комнаты и в сторону окон. Я присел в кресло, положил на подлокотник пульт... Меня напирало уже и без ампулы, но не хватало демонического шепота... Да! Ха! Я аккуратно вколол ампулу-шприц в артерию на шее и вывел с пульта мощность центра на 100%, в грудную клетку ударила волна звука. В венах закипел адреналин, тело превратилось в одно бьющееся сердце... В голове сильнее зашумел шепот - "Мы заводим пьяные семьииии, мы рожжжжаем дебильных детей, поколение геевффф…»
    - Оля! Ну-ка поставь потише, не одна живёшь!

    ***
    Летний позвонил наконец-то. Сам. Оля злорадно улыбнулась, когда увидала на экране телефона его номер. Летний! Он снова приглашал её куда-то. Она, конечно же, согласилась. Ничем она не показала ни злорадства (сам опять первый позвонил!), ни радости своей. Они общались уже много лет- так получилось, что их мамы были дружны, и что порою Саша как хороший мальчик оставался присмотреть за Олькой, когда она была совсем уж маленькая. Теперь всё это не считалось, конечно, и потом они много лет не общались. А потом как-то снова начали дружить, Летний рассказывал Оле про интернет и про музыку, и она всё время чувствовала себя дурочкой рядом с ним. Поэтому и завела себе тоже блог. Сначала ей никто не писал в комменты, даже сам Летний (вот казёл! Мог бы хоть пару строчек). Но потом она начала писать про девушку, которая собиралась в Австралию. И про других. И теперь уже всяко Летний был ей не указ со своим жалким нытьём в блоге.
    «Ваш пост написан настолько интересно, что вы попали в Топ-30 Зиуса самых обсуждаемых тем в Живом Журнале.
    Это очень положительное явление. Пожалуйста, продолжайте в том же духе. © Зиус
    Друзья Зиуса поздравляют вас, и желают большого-большого рейтинга в новом году!»- всяко ему такого не приходило никогда. Оля попрыгала немножко по комнате от переполнявшей её радости и удовольствия. А потом уже стала собираться на встречу с Сашей, придирчивая размышляя, как бы одеться.
    В прошлый раз они играли в футбол, точнее Саша объяснял ей, что значит «пыром» пинаться по мячику. Дурацкий мячик! Он ударил Ольку по глазу, и очень больно было потом долго. Рональдо, который победил Кана этом ударом, наверное, вообще бы убил Олю. Дурак.
    До того он показывал ей, как надо бороться, если ты ниндзя. Оле было ужасно интересно, только ноги потом приходилось прятать две недели- все в синяках! Но она ничего не сказала ему, конечно. А он никогда не замечает ничего- ему хоть в юбке, хоть без юбки, хоть вообще голой как Мумба-Юмба приходи.
    ***
    Оле было так интересно, куда же зовёт её Летний, что она прискакала от возбуждения на кухню и съела там три или четыре конфетки, хотя и клялась с утра, что будет худеть и сбросит килограмм пятнадцать или двадцать, сколько получится. Всё равно Летний сам признался, что ему нравятся толстенные бабищи наподобие Дженнифер Лопес.
    «Как меняется пейзаж за твоим окном, когда приходит осень? На сколько секунд ты задерживаешь дыхание, перед тем, как любимая команда забивает победный гол? И какая линия на твоей ладони меняется в это мгновение, а ты даже не замечаешь?
    Как сильно бьётся твоё сердце сейчас, в момент, когда я думаю о тебе?»
    Оле так было интересно, о чём же ей расскажет Летний, что по дороге к нему она чуть не попала под машину- просто выскочила на дорогу, визг тормозов, мат толстого дядьки за толстым лобовым стеклом, неслышный, а Оля сразу же убежала дальше- кому же понравится, когда ругают?

    «Я поднимаю голову вверх. Надо мной темно-синее небо, оно сплошь усыпано маленькими звёздными вкраплениями. Их свет, кажется, освещает сейчас моё лицо. И я почти чувствую их тепло, их нежность. Мои ноги утопают в мокром песке, и я погружаюсь в мягкую массу медленно, фильтруя её через пальцы. С каждой секундой я всё больше приближаюсь к центру земли, к тому месту, где никогда не окажусь, но не думать о котором не могу. Что видно там? Видно ли оттуда то место, где море превращается в небо, а небо – в море, и где звёзды настоящие становятся отражениями, а отражения – настоящими звёздами? Я бы не хотела оказаться там, если ответ не положительный.»
    Она шла по улицам, и думала про Летнего, про то, как он до сих пор не знает про её блоги, хотя и она отписалась уже стопицот раз в комментах у него, а он и за дядьку голубого заступался, спорил там, у неё, а ни про что не догадался совсем!
    «Он приковывает к себе моё внимание с первых секунд. Он держит руки за спиной, как если бы они были связаны. Его движения плавны, шаги размеренны. Он направляется ко мне, оставляя за собой серебристую дорожку на поверхности воды. Она блестит в стократ ярче звёзд на небе и дрожит точь-в-точь как мои пальцы. Его глаза огромны. Они пропускают через себя лунный свет и кажутся почти прозрачными. В этой прозрачности я вижу своё отражение, оно ещё очень далеко от меня, но всё-таки я его вижу. Вижу своё бледное лицо, острые плечи и мокрые коленки. Он незаметно сокращает расстояние между нами, и вот я уже различаю испуг в своих глазах. И это так странно – это ведь мой испуг, мой испуг, но в чьих-то совсем чужих глазах.
    Он совсем рядом, и я даже могу коснуться его рукой. Он проникает в мои глаза всё глубже, достает почти до самого дна, и по моей коже бегут мурашки. Под нашими ногами – одна и та же вода, между нами – свет всех звёзд на небе. Я понимаю, что он не похож ни на одного из тех людей, которых я когда-либо знала. Он вообще не похож на человека. По его бледному телу струится вода, и он весь в ней, как в защитной оболочке. Он необыкновенно красивый, такой маленький и хрупкий. Огромны лишь его глаза. Его прозрачные раскосые глаза, в которых вся я, вся я, вся я…
    Он протягивает вперед правую руку, и на мгновение мне кажется, будто в его сжатом кулаке скрыта чья-то жизнь. Это странно, но такое и впрямь кажется мне возможным. Ведь в нём самом их может быть несколько, что уж говорить о его странных бесконечно длинных пальцах.
    Ведь в нём самом их может быть несколько…»
    Показать может ему рассказ про Филиппа? Ведь я же не такая совсем дура, как он думает. Просто иногда у меня что-то не получается так же хорошо, как у других. Но я же стараюсь. И даже вот. Делаю успехи.
    «Он не сводит взгляда с моего лица, словно пытаясь меня загипнотизировать. Но я не смотрю в его глаза больше, его рука полностью завладела моим вниманием. Через мгновение я начинаю слышать странные звуки, они доносятся из сжатой ладони и то исчезают, то появляются вновь. И вдруг он резко разжимает кулак. На его бледной ладони, пересекая сеть тонких пальцев, лежит маленькая рыбка. Блеск её серебристой чешуи бросается мне в глаза своей резкостью, и из них тут же вырываются слезы. Сопряженный с сиянием лунного света, этот блеск затмевает всё вокруг. И я не вижу больше ничего, не вижу ничего, только светящееся беспомощное тельце этой крошечной рыбки через пелену соленых слез.
    Будто сквозь туман, я замечаю, как мальчик опускает руки в воду и спустя мгновение осторожно берет руками моё лицо. Мокрыми пальцами он собирает мои слезинки к себе в ладонь, а потом указывает мне куда-то вправо, на тёмную прозрачную воду. Там, среди отражений тысяч звезд, я вижу светящуюся точку. Она движется хаотично, будто из миллионов направлений пытаясь выбрать одно неизбежно верное. Я смотрю на неё не отрываясь несколько минут, забыв про слезы, незнакомого мальчика и наконец-то про тебя. И, это странно, но мне кажется, что впервые мои мысли не принадлежат ни прошлому, ни будущему. В моей голове сейчас – бесконечная бездна, и чтобы её заполнить, не хватит жизни. Мне даже кажется, что меня самой нет вовсе, и нет ничего, что когда-либо было в моей жизни, а есть лишь бездна и эта маленькая рыбка, не подозревающая о своей беспомощности и о том, что верного направления не найти. Никогда. И никому.»
    А что он скажет? Оля уже издалека увидела Сашкину тощую фигуру, он наклонился, что-то высматривая у своего подъезда.

    «Я просыпаюсь со следами звездного загара на лице. Я много слышала о нём от местных, и знаю, какая это редкость. В отличие от солнечного, его не увидеть глазами, а ощутить можно лишь прикосновением. Такая кожа становится на ощупь как теплое стекло, только мягче и ломче. Теперь и я знаю, что значит ощущать это. И знаю, всё дело во вчерашних звездах…
    Я уверена, ты бы не остался равнодушным, будь сейчас рядом со мной. Я вспоминаю о тебе, как и всегда по утрам. Думать о тебе приятно и вместе с тем очень грустно, и чем мысли путанее, тем становится только грустнее. А ведь я даже не могу представить, что сейчас твоё сердце где-то очень далеко, на расстоянии тысяч километров, бьется точь-в-точь как моё и что сегодня вечером ты вернешься ко мне. Ты прилетишь ко мне всего лишь через восемь часов. Через восемь часов…
    Но пока об этом знаешь только ты.»

    Оля пошарила в кармане джинс флешку с рассказом про звёздного мальчика. Показать- не показать? Дурацкий Летний, что он там ищет, в кустах у своего подъезда? Она сделала вид, что не замечает, и когда подошла совсем близко, сказала:
    - Привет, демисезонный!
    - Оля!- Летний улыбнулся,- Оля, ты веришь в пришельцев?
    «Я лежу неподвижно на теплом песке в тени старой пальмы. Солнце стоит высоко над горизонтом, и его лучи медленно подбираются к моим ступням. Я слышу, как монотонно шумят волны, как где-то далеко плачет маленький ребёнок и как тихо стучит моё сердце.
    Я думаю, что больше никогда не увижу его. Он будет часто приходить ко мне во сне, этот странный мальчик, с прозрачной рыбкой в кулаке, и лишь во сне я узнаю его имя. Филипп будет рассказывать мне о своей жизни - а ведь я буду уже очень далеко от моря - о том, как сильные волны осенью смывают песочные замки, как в непогоду чайки не дают уснуть своими криками и как красивы сиреневые паруса на фоне заката. А ещё о том, что можно иначе чувствовать и не принадлежать ни прошлому, ни будущему. И что обычным людям ещё не удавалось это осуществить. Никогда. И никому…»
    Оля вздохнула, быстро и незаметно. Поёрзала ногой, чувствуя, как флешка падает вглубь её кармана. Какие ещё нафиг пришельцы, подумала она.
    - Нет, Летний.
    Оля подошла к нему, близко-близко (а в руках у него были какие-то винтики и болтики), а потом ещё ближе (а земля вся была прямо перерыта, как будто тут топтались, танцевали или даже дрались недавно), а потом совсем подошла рядом (а эти штучки у Летнего в руках были довольно прикольны на вид), а потом ткнулась носом в куртку Летнего.
    - Я соскучилась, Летний, а ты дурак, не звОнишь… (не звонИшь, поправил про себя Летний)-
    - Да ладно тебе, Олька,- сказал Летний, отстраняясь,- Ты чего?
     
    #2
  3. Seryck

    Seryck Ословед

    Репутация:
    261.703
    Seryck, 16 фев 2009
    особые танки соавторам второй истории- Жене Скво, Сергею Биопсихозу, а также девочке Маше из моей аськи, чьи рассказы я так безжалостно раскромсал в своей второй истории
    :)
     
    #3
  4. Совсем Don_Raman

    Совсем Don_Raman

    Репутация:
    59.393
    Совсем Don_Raman, 17 фев 2009
    Блестяще! Проза мне твоя куда ближе :) Было бы неплохо продолжить!
    А в маршрутках некоторых есть даж надпись "До ЮРГУ"))
     
    #4
  5. Seryck

    Seryck Ословед

    Репутация:
    261.703
    Seryck, 17 фев 2009
    спасибо за отзыв
    я уж думал, раз так длинно получилось, то никто и читать не стал :)
     
    #5
  6. СКОВОРОДКО

    СКОВОРОДКО

    Репутация:
    4.333.602.535
    СКОВОРОДКО, 17 фев 2009
    что будет дальше ?
     
    #6
  7. Seryck

    Seryck Ословед

    Репутация:
    261.703
    Seryck, 17 фев 2009
    Пока что ничего :(
    я другой рассказик постараюсь дописать, пока меня не положили :)
     
    #7
  8. yavch

    yavch

    Репутация:
    224.903
    yavch, 17 фев 2009
    Сходи в какое нить издательство Серик, с рукописями.
     
    #8
  9. Seryck

    Seryck Ословед

    Репутация:
    261.703
    Seryck, 18 фев 2009
    спасибо, конечно :)
    только сильно сомневаюсь в успехе данного мероприятия в настоящее время
     
    #9
  10. Совсем Don_Raman

    Совсем Don_Raman

    Репутация:
    59.393
    Совсем Don_Raman, 18 фев 2009
    Годка через два иди, когда кризис к концу подходить будет=)
     
    #10
  11. Скво

    Скво Ословед

    Репутация:
    1.782
    Скво, 21 фев 2009
    давай дальше пиши, я думала разных историй будет больше, тебе же в курилке вроде много написали?
     
    #11
  12. Seryck

    Seryck Ословед

    Репутация:
    261.703
    Seryck, 6 июн 2009
    Если говорить о прекрасном стихотворении, если говорить о прекрасном стихотворении, если говорить о прекрасном…
    То прежде всего можно отметить, что оно может состоять из всего-навсего одного слова, или одной фразы, короткой и понятной фразы, тут весь смак в том, чтобы смысл высказывания был бы ясен и однозначен с одной стороны, я с другой- всеобъемлющ, как море или как небо. Например:
    Я люблю тебя
    Я люблю тебя
    Я люблю тебя

    Саша позвонил Оле поздновато, уже вечером. Обычно он звонил куда раньше. Но они уже давно не общались, и Оля пришла, само собой. Он вёл себя как-то странно- молча встретил её у входа, проводил до комнаты, и вместо того, чтобы как обычно начать нести всякую ересь, уселся у свего компьютера и ну давай глядеть на Олю, будто она невидаль какая. Поэтому говорить начала Оля. Ну про то, что зачем он ей позвонил, и почему ничего не говорит, и зачем так смотрит, будто только увидал. Саша вздохнул, не сильно, скорее пропыхтел, по своему обычаю, но ничего не ответил. Пользуясь предлогом, он ушёл на кухню- налить чаю себе и гостье, в обычные кружки голубенького цвета. Старые. Оля уселась на тахте, на которую всегда садилась в этой комнате- она была старая-старая, ещё старее Оли, и наверное, старее кружек.
    Наконец, после довольно продолжительной паузы, Саша кашлянул и сказал:
    - Я хотел поговорить о наших взаимоотношениях.
    Оля подобрала ноги под себя, и собрала синий плед под собой,- он сморщился сердитыми волнами, но она не заметила, потому что такой дурацкий вопрос не то чтобы поставил её врасплох, но всё равно был довольно-таки волнителен.
    - Ну,- сказала она,- говори, чо.

    Или наоборот:
    Я не люблю тебя
    Я больше не люблю тебя
    Я больше не люблю тебя
    Я больше совсем не люблю тебя
    Весь секрет в том, что никак не удаётся вписать всё в рамки одной-единственной строки, и повторы, хоть и возможны, но зачастую начиют звучать так же надоедливо, как многократные крики чаек на берегу. А ведь в идеале, они должны бы накатывать внутри стиха, как морские волны:
    Я не могу без тебя жить
    Ах, не могу без тебя жить
    [FONT=&quot]Я совсем не могу без тебя

    [/FONT]
    - Тебе не кажется, что мы странно как-то общаемся?
    - Не, чо странного-то… Нормально общаемся… Только редко!- сказала Олька, думая о том, что Летний наверное завёл-таки наконец «настоящую» девушку и скажет, чтобы она не звонила больше.
    - Но ведь у нас такая разница в возрасте, а мы все ещё только в куклы с тобой не играем. Нет, не обижайся, правда, ты не думаешь, почему мне это интересно?
    Оля подумала и решила не замечать его обидного про кукол, а вопросы про «интересно-неинтересно» он всё время талдычил, поэтому она немножко расслабилась, выпрямила ноги на тахте вдоль и сказала:
    - Разница в возрасте! Тоже мне старик! Ты сам мне звонишь, всегда, вот. Я тебе не навязываюсь, не хочешь со мной дружить так и скажи вообще, вот.
    - Нееет, я не об этом. Я хочу с тобой общаться, и ты сама прекрасно знаешь, что мне интересно с тобой, но вот ПОЧЕМУ? Вот об этом ты думала когда-нибудь?

    Но возможно ли бесконечно повторять одно и то же? Следует ли остановиться на трёх строках, или их нужно тридцать три, кто знает? А может, где-то, через сто или тысячу повторений, слово становится своей противоположностью, отрицанием своего же, изначального и сокровенного смысла?

    - Ай, отвали, Летний- почему да почему. Спроси вон у своей подружки, которая у тебя с фотками в телефоне…
    Оля согнула коленки, прижала к ним подбородок и повернула лицо к выходу.
    Саша рассмеялся.
    - Ты что, ревнуешь меня, что ли?
    - Нужен ты мне сто лет, ревную… Мечтай себе, Летний! – сказала Оля, а сама уже расердилась на себя за то, что упомянула про эту дебильную подружку. Вроде как, она не видела телефона Саши уже давно. Официально не видела.
    - Ну хорошо… Я вот что тебе хочу сказать: Оля, тебя на самом деле…
    - Подменили в роддоме и мы с тобой братик и сестричка? Ой, как здорово!

    Конечно, нельзя говорить об этом так немногословно и прямолинейно, все это понимают. Поэтому стараются уподобить одни вещи- другим, например, небо сравнивают с перевёрнутым блюдцем, с его дном, или море- всего лишь с синим покрывалом на груди Бога. Но если писать именно так, то мы и имеем возможность превратить: небо- в перевёрнутое блюдце, а море- в смятое одеяло. Так почему бы не сделать наоборот? И не увидать небо в голубой и невинной округлости старой чашки, и морские волны- на одеяле, что скрывает чьё-то тело, такое дорогое и знакомое. Помните? «…Целует ему жилистую руку, просит- чтоб обязательно была звезда!...» Вот эта самая «жилистая рука», пожалуй один из самых сильных образов Бога. Жилистая рука, рука человека, а человека ли? Главное- это жест, это ритуал, который возращает нас из ужаса небытия и хаоса на круги своя. Наверное, не так уж и важно, что именно делать- целовать ли эту руку, или, напротив, отталкивать- главное- образ, картинка. Картинка, после которой можно ждать появления звезды на небе, или шума волн на одеяле, например.

    - Нет же! Оля, я серьёзно. На самом деле, эээ… Тебя нет.
    - То есть как это нет? – она недовольно ставит кружку с чаем обратно на столик перед собой и смотрит на Летнего с недоумением.- Как это меня нет?
    - Ну, я тебя выдумал… Понимаешь, на самом деле и вот эта сцена, и твои взлетевшие брови, и то, что ты теребишь одеяло ногами- всё это я выдумал, а на самом деле ничего этого нет! Ты- моя выдумка, и то, что в ЖЖ поверили в твои розыгрыши, поверили, что школьница может писать от лица взрослого мужика- им же в минус. А тебя нету, нету, Оля. Ты в моей голове, и нигде больше. На самом деле никто сейчас не пьёт чай из старой голубой чашки, и никто не буровит покрывало на тахте, ничего этого нет, Оля… Мне нужно было сказать тебе это,- с этими словами Саша неловко улыбнулся. Именно так, как нравилось Ольке- как бы через силу, но очень обаятельно, с обязательной ямочкой на левой щеке.

    Главное- не превращать всё во всего лишь очередной набор слов, в ещё одну историю ни для кого. Главное- обращаться к кому-то живому. Кто пьёт из голубой чашки, сидя на старой тахте, к примеру.

    - Тогда тебя тоже кто-то выдумал! Знаешь что? Он сейчас сидит и строчит про тебя дурацкий рассказ, а на самом деле тебя нету тоже, вот. Ты просто чья-то придумка, а я твоя придумка, но если я хорошая и незлая, потому что ты же меня придумал, то тебя наоборот придумал противный мужик какой-нибудь дурацкий, и ты сам дурацкий поэтому, вот, сидишь себе бошку забиваешь всякой ерундой!...
    А я лучше чаю попью, только ты мне печеньки не принёс, поэтому мне сначала надо сходить на кухню на печеньками. Хочешь, я и тебе принесу?

    Если ты хочешь сказать: «Я люблю тебя», то говори это немедленно. И не трать время на сравнения моря, одеяла, неба или голубой чашки. Может быть слишком поздно…
     
    #12
  13. Ежи Тарковского

    Ежи Тарковского Самец :)

    Репутация:
    4.529.200
    Ежи Тарковского, 7 авг 2009
    Если по такому же отрывку будешь писать раз в месяц, через год будет у тебя повесть.
    С годами, прочитает её твой ребёнок. И... "изменит мир к лучшему".
    Будет тебе тогда весьма и весьма приятно....))
    Подумай? )
     
    #13
Загрузка...