1. Всем пользователям необходимо проверить работоспособность своего электронного почтового адреса. Для этого на, указанный в вашем профиле электронный адрес, в период с 14 по 18 июня, отправлено письмо. Вам необходимо проверить свою почту, возможно папку "спам". Если там есть письмо от нас, то можете не беспокоиться, в противном случае необходимо либо изменить адрес электронной почты в настройках профиля , либо если у вас электронная почта от компании "Интерсвязь" (@is74.ru) вы им долго не пользовались и хотите им пользоваться, позвоните в СТП по телефону 247-9-555 для активации вашего адреса электронной почты.
    Скрыть объявление

Интервью

Тема в разделе "Энциклопедия кинематографа", создана пользователем L.O.S.T, 28 авг 2009.

Статус темы:
Закрыта.
  1. L.O.S.T

    L.O.S.T Ословед

    Репутация:
    7.395.000
    L.O.S.T, 28 авг 2009
    Здесь выкладываем различные интервью (текстовые, видео файлы) с персонами, как-либо связанными с киноиндустрией.

    Просьба всем, кто выкладывает интервью, скрываем все под тегом CUT :)

    Интервью

    Николас Кейдж: «Я перерабатываю негативную энергию в позитивную»

    Интервью с Джоном Хэмбургом | «Люблю тебя, чувак»


    Интервью с Нилом Бломкэмпом | «Район №9»

    Интервью с Майклом Манном | «Джонни Д.»

    Эксклюзивное интервью с Хью Джекменом | «Росомаха»

    Интервью с Кристианом Бэйлом

    Интервью с Джей Джей Абрамсом

    Интервью с Эриком Бана

    Интервью с Соэ Сальданья

    Интервью с Дензелом Вашингтоном, «безопасным пассажиром»

    Интервью с Дмитрием Дюжевым | «Каникулы строгого режима»

    Интервью с Сандрой Баллок

    Интервью с Лоренцо ди Бонавентурой

    Интервью с Джерард Батлером

    Джеймс Кэмерон: "Аватар" - это не "Матрица"

    Тимур Бекмамбетов: «Я б с удовольствием снял индийский фильм»

    Джеймс Кэмерон: «Я был бы счастлив иметь суррогатное тело»

    Эксклюзивное интервью с Джимом Лемли, продюсером фильма «Девять»

    Игорь Ефимов: «Дубляж должен быть органичен»

    Элайджа Вуд: ждать нового "Властелина колец" не стоит

    Сотрудники Майкла Бэя объявили войну Меган Фокс

    Павел Руминов: "Делайте все, что угодно, но с юмором"

    Майкл Шин: "Мне нравится работать в ночном клубе".

    Тутта Ларсен: «Моя героиня — ниндзя поневоле»

    Интервью с Дунканом Джонсом | «Луна 2112»

    Шарлиз Терон: "Мне не хватает конфликтов в жизни".

    Деннис Куэйд: "Космос. Что мы там забыли?"

    Джерард Батлер: «Больше всего я люблю просто гулять и общаться»

    Диабло Коуди: «Могу написать для Спилберга все, что он пожелает»

    Юрий Грымов: «У российского кино нет своего лица»

    В новой стране Оз Тото пойдет на корм чудищам

    «Дитя тьмы»: интервью с Верой Фармигой и Питером Сарсгаардом

    Кристен Стюарт: "Скоро я стану законченной психопаткой".

    Микки Рурк: "Священник не дал мне нажать на курок".

    Джозеф Файнс: «Мне кажется, что судьба существует»

    «Последний урок»: интервью с режиссером Жан-Полем Лилиенфелдом

    Эксклюзивное интервью с актерами фильма «Пророк»

    Роланд Эммерих и его Планы на Будущее

    Интервью с Эммой Стоун | «Добро пожаловать в Зомбилэнд»

    Интервью с Элизабет Митчелл

    Майкл Шин: "Обращайтесь ко мне "Сэр".

    «Формула любви для узников брака»: интервью с Винсом Воном

    Интервью с Малин Акерман | «Формула любви для узников брака»

    Звезда Lost и FlashForward ответила на вопросы.

    «Формула любви...»: Малин Акерман и Питер Биллингсли

    Джерард Батлер: "Если надо, я готов снова снять трусы".

    Дженнифер Энистон: «Я романтик и продолжаю верить в любовь»

    Роберт Паттинсон: "Девушки выкрикивают имя Эдварда, не мое".

    Рутгер Хауэр: «В Москве я чувствую себя как дома»

    Сальма Хайек: "Главное - уметь грамотно одеться".

    Анна Семенович: "Вампиры у нас не приживутся"

    Хилари Суонк: "Этим миром правят мужчины"

    Героини «Книги мастеров»: Ирина Апексимова и Ольга Ергина

    Интервью со Скоттом Стьюбером | «Формула любви для узников брака»

    Мерил Стрип: «Всю жизнь я мечтала быть похожей на свою маму»

    Джосс Уидон: "В "Терминаторе" должно быть больше порно".

    Интервью с создателями фильма «Укрощение строптивых»

    Сальма Хайек: «Я создаю свою собственную версию любви»

    Гильермо Дель Торо: "Наш дракон не будет похож на других".

    Интервью с Харальдом Клозером, одним из создателей фильма «2012»

    Лаура Вандервурт: от Smallville до V

    Роберт Паттинсон: "Я стараюсь не пойти ко дну".

    Интервью с Роландом Эммерихом, режиссером фильма «2012»

    Интервью с Джоном Кьюсаком, посвященное выходу фильма «2012»

    Интервью с Роландом Эммерихом

    Билл Мюррэй: "Самое лучшее - это угождать себе".

    Петр Мамонов: «У любви есть один глагол — отдавать»

    Тэйлор Лотнер: "Эдвард или Джейкоб? Выбор за вами".

    Интервью с Харальдом Клозером | «2012»

    Репортаж со съемок фильма «Битва титанов»

    Интервью с Ричардом Келли | «Посылка»

    Кристен Стюарт: "Мне все равно, какие сплетни обо мне ходят"

    Майли Сайрус о дружбе

    Питер Джексон: "Я получаю удовольствие от Хоббита"

    Всеволод Кузнецов: «Ты играешь не голосом, а собой»

    Павел Санаев: «Буду писать «Хроники раздолбая»

    Сигурни Уивер: "Как правило я играла или старух, или проституток".

    Ольга Куриленко: «Умные мужчины мне интереснее, чем спортивные»

    Роберт Паттинсон: "Я пытаюсь перестать умалять собственные достоинства".

    Натали Портман: "В балете я полный отстой".

    Джеймс Кэмерон любит русских и группу Guns'n'Roses.

    «Ниндзя-убийца»: интервью с Рэйном и Джеймсом МакТигом

    Стивен Лэнг: «Я не такой опасный, как полковник Кворитч»

    Джеймс Кэмерон: «Последним, что меня проняло, была «Матрица»

    "Милые кости" глазами Питера Джексона.

    Роберт Паттинсон: "Успех "Сумерек" обусловлен отсутствием секса"

    Джефф Бриджес: "Победа для всех означает разное".

    Джон Ландау: «Люди никогда не устанут от 3D»

    Сэм Уортингтон: «Не думаю, что я существенно изменился»

    Зои Салдана: «Мне все равно, узнали ли меня люди или нет»

    Сэм Уортингтон: «Я словно ребенок, попавший в луна-парк»

    Интервью со Стивеном Лэнгом

    Интервью с Дмитрием Киселевым, режиссером «Черной молнии»

    Интервью с Александром Войтинским, режиссером «Черной Молнии»

    «Черная молния»: интервью с Екатериной Вилковой

    Роберт Дауни мл.: "С Джудом Лоу у нас было взаимное притяжение".

    Интервью с Григорием Добрыгиным | «Черная молния»

    «Шерлок Холмс»: интервью с Гаем Ричи

    «Шерлок Холмс»: интервью с Робертом Дауни-младшим и Джудом Лоу

    Претендовать на роль Бильбо в "Хоббите" сможет каждый

    Харрисон Форд: "Я обожал работать официантом"

    «Черная молния»: беседа с Григорием Добрыгиным и Иваном Жидковым

    Джерри Брукхаймер: "Любой фильм, ставший хитом, достоин франшизы".

    Хилари Суонк: «Я знаю, что значит быть аутсайдером»

    Дензел Вашингтон: «Илай несет надежду на перемены»

    Питер Фасинелли - вампир с человеческим лицом.

    Братья Хьюз: «Дензел был для нас «играющим тренером»

    Мел Гибсон: "Я хочу напугать вас до смерти"

    Интервью с Мерил Стрип и Стивом Мартином

    Джеймс Кэмерон: "Вы должны осуществить свою мечту"

    Пьер Морель: "Мы заставим вас посмотреть на "Дюну" новыми глазами"

    Бенисио Дель Торо: Внутри у каждого живет зверь.

    Кинорежиссер Дмитрий Астрахан: «Философия без эмоции — ничто»

    Билл Мюррэй: "Я готов стать призраком"

    «День Святого Валентина»: беседа с Энн Хэтэуэй и Тофером Грейсом

    Пирс Броснан: "Из меня получился отличный жеребец!"

    «Фантомная боль»: интервью с Тилем Швайгером

    «Человек-волк»: интервью с Хьюго Уивингом

    Роберт Паттинсон: "Храброе сердце" делает меня свободным".

    «Человек-волк»: интервью с Эмили Блант

    Леонардо ДиКаприо: "В конце твоя работа скажет сама за себя"

    «Дорогой Джон»: интервью с Чаннингом Татумом

    «Дорогой Джон»: интервью с Амандой Сэйфрид

    Джонни Депп: "Для Тима Бертона я готов стать хоть Алисой".

    «Человек-волк»: интервью с Бенисио Дель Торо

    «Любовь в большом городе 2»: интервью с Марюсом Вайсбергом

    «Алиса в стране чудес»: интервью с Энн Хэтэуэй

    Сэмюэл Байер: "Наш фильм - не просто "ужастик".

    "И "Оскар" достается ..."

    Роберт Паттинсон: "И я когда-то был бунтарем".

    Джеймс Кэмерон: "Халтурные 3D-фильмы дискредитируют саму идею"

    Бен Стиллер: "Для меня неуклюжий секс в кино - это нормально".

    Дакота Фаннинг: "Я была настоящей рок-звездой".

    Форест Уитакер: "Сниматься в драме легче, чем в комедии".

    Продюсер Максим Королев о премии «Белый квадрат»

    «Как приручить дракона»: интервью с Джерардом Батлером

    «Мое большое греческое лето»: интервью с Нией Вардалос

    «Утомленные солнцем 2»: интервью с Никитой Михалковым

    Джулианна Мур: "Что если бы я подозревала своего мужа в измене?"

    Луи Летерье: "Я - дитя "Битвы Титанов" и "Звездных войн"

    Сэм Уортингтон: "Тебя бьют по морде за то, что ты в юбке".

    «Потрошители»: интервью с Форестом Уитакером

    «Одна война»: интервью с Верой Глаголевой

    Ольга Куриленко: "Я за свободных женщин"

    Хью Лори: "Внутри я сам большой придурок".

    «Битва Титанов»: интервью с Алексой Давалос

    Деми Мур: "Естественно, и у меня есть комплексы".

    Мэттью Фокс: "Для моего героя все закончится ужасно".

    «Стены»: интервью с Ольгой Куриленко

    Продюсер Роман Борисевич: «Все дело — в менталитете и традиции»

    «Безумное свидание»: интервью со Стивом Кареллом

    Кристина Хендрикс: "Самая сексуальная вещь на свете - знать тебя".

    Ридли Скотт: "Первый "Чужой" всегда будет самым страшным".

    Зои Солдана: "Я вела себя как настоящая леди".

    «Там, где живут чудовища»: интервью со Спайком Джонзом

    «Месть пушистых»: интервью с Брук Шилдс

    «Господин Никто»: Разговор с Жако Ван Дормелем

    Эдриан Броуди: "Фанатам "Хищника" не придется сожалеть".

    Билл Кондон: "Я пока новичок во вселенной "Сумерек".

    В своем интервью E!Online Натан Филлион рассказал нам о взаимоотношениях Касла и Беккет и о драматическом "клиффхэнгере", который ждет нас в финале сезона >>

    Микки Рурк: "И полное ничтожество может быть гребаной кинозвездой"

    «Железный человек 2»: интервью с Джоном Фавро

    «Железный человек 2»: интервью с Робертом Дауни мл.

    Алексей Попогребский: «Больше народу на площадке — больше хаоса»

    Ридли Скотт: «Мы все сдохнем с этой политкорректностью»

    Джейк Джилленхол: "Не было никаких спецэффектов. Все это - правда!"

    «Железный человек 2»: интервью со Скарлетт Йоханссон

    Роберт Паттинсон: "Я мечтал стать рэпером"

    Интервью с режиссером Александром Атанесяном

    Кэмерон Диаз: "Правила создаются, чтобы их нарушать"

    Харрисон Форд: "Роль Хана Соло - большой подарок мне"

    Сара Джессика Паркер: "У всех должны быть секреты"

    Том Круз: "Думайте прежде, чем нажмете на газ"

    «Секс в большом городе 2»: интервью с Кристин Дэвис

    «Секс в большом городе 2»: интервью с Сарой Джессикой Паркер

    «Секс в большом городе 2»: интервью с Синтией Никсон

    Дельфин Шанеак: "Я чувствую себя воровкой"

    «Команда «А»: интервью с Брэдли Купером

    Лайам Нисон: "Сигаре я предпочитаю пластырь"

    «Команда „А“»: интервью с Джессикой Бил

    «Побег из Вегаса»: интервью с режиссером Николасом Столлером

    «Невидимая сторона»: интервью с Сандрой Буллок

    «Команда „А“»: интервью с Лиамом Нисоном

    Меган Фокс: "Я вообще больше не хочу открывать рот"

    Кэмерон Диаз: "Секс с женщиной не сделает из меня лесбиянку"

     
    #1
  2. Ворф

    Ворф Самец :)

    Репутация:
    9.621.705
    Ворф, 5 июл 2010
    На фестивале в Астане основатель компании Miramax Харви Вайнштейн был одним из самых желанных гостей. Чтобы понять почему, достаточно взглянуть на его фильмографию. В программе продюсеру «Криминального чтива», «Английского пациента», дилогии «Убить Билла» и трилогии «Властелин колец» была посвящена отдельная ретроспектива. Также он был единственным из гостей фестиваля, кто наотрез отказался давать интервью, поэтому интересующие нас вопросы пришлось задавать на пресс-конференции.

    Вы начинали свою карьеру как музыкальный продюсер, почему переключились на производство фильмов?

    Мы с братом были детьми, когда наш отец скончался от сердечного приступа. Это произошло внезапно и повергло нас в шок: казалось, что мир рушится и это никак нельзя остановить. Тогда я и открыл для себя чудотворные свойства кинематографа. Возле нашего дома был кинотеатр, в котором показывали старые фильмы, и только во время просмотров нам удавалось отвлечься от переживаний. Кино перерабатывало наши эмоции, переносило нас в другой мир. Мы смотрели ленты «Американец в Париже», «Ребро Адама» и горе отступало, оставляя место новым впечатлениям. Именно тогда мы «заболели» кино и, конечно, всегда хотели работать в этой сфере.

    Недавно вы объявили, что собираетесь выкупить компанию Miramax. На какой стадии сейчас переговоры?

    Выкупить компанию Miramax — моя мечта. Конечно, Disney хочет получить как можно больше денег. Мы уже сделали несколько предложений и теперь ждем, что будет дальше. Как говорится, надежда умирает последней. Идея покупки Miramax — это желание вернутся к истокам, к инвестированию независимого кино. Если все получится и нам удастся запустить этот проект еще раз, мы будем выпускать фильмы разных жанров, привлекать молодых режиссеров ну и, конечно, Квентина и Роберта, соберем всю «семью» вместе. И это будет большим событием для независимого кинематографа во всем мире.

    Кто из современных начинающих режиссеров вам нравится?

    Множество талантливых молодых людей. Например, Гарет Эдвардс. Премьера его фильма «Монстры» состоялась на фестивале. Это фантастическая лента, но на первый план в ней выведена история любви. В январе 2010 состоялась премьера картины «Голубой Валентин» Дерека Кьянфранса с Райном Гослингом и Мишель Уильямс. Джим Филд Смит, режиссер фильма «Слишком крута для тебя», сейчас снимает ленту «Масла». Это история о 11-летней девочке, которая создает скульптуры из масла.

    Сложно ли стать известным режиссером, если ты живешь не в Америке?

    10 лет назад никто не мог себе представить, что в списке лучших режиссеров современности будет пять мексиканских имен. Сегодня мы все знаем Гильермо Дель Торо, Альфонсо Куарона, Диего Луну, Алехандро Гонсалеса Иньяриту, Гильермо Арриага, который писал сценарии для фильмов Иньярриту. В 1960-х трудно было вообразить, что 10 молодых французов изменят кинематограф. Но это произошло. Великие режиссеры могут появиться на свет где угодно, возможно кто-то из них сейчас сидит в зале.

    Насколько удачна, на ваш взгляд, идея фестиваля action-фильмов?

    Существует множество кинофестивалей, где зрители и жюри засыпают под фильмы, в которых герои по четыре часа пьют кофе. Здесь таких фильмов не будет. В свою очередь картины, которые вошли программу, не подходят для других фестивалей, не тот формат.

    Замечательный фильм выбран для открытия — «Шанхай». Это лента о геноциде и храбрости нации, а Гун Ли — азиатская Мерил Стрип. Я люблю азиатский кинематограф, приобрел права на множество азиатских фильмов. Например, «Железную обезьяну» Ву-Пин Юэня мы снала выпустили на видео. Фильм приобрел популярность, начали появляться пиратские копии. И тогда я сказал Тарантино: «Эта картина достойна того, чтобы показывать ее в кинотеатрах» и совершил глупейший с точки зрения бизнеса поступок: восстановил фильм и запустил его в прокат. Я полагал, что он будет идти в нескольких кинотеатрах, но так сложилось, что картина вышла в прокат по всей Америке и стала хитом. После этого я познакомил Ву-Пина с Тарантино и уже через некоторое время они работали вместе над фильмом «Убить Билла».

    В чем секрет создания коммерчески успешных фильмов?

    Самое главное — это остроумие, остроумные сценарии. Например, «Железный человек»: благодаря хорошему сценарию получился отличный фильм. Иногда тратятся миллионы долларов на спецэффекты, а ты смотришь фильм и думаешь: «Сценарист спал или у них просто не хватило денег на сценариста?» и «Как они вообще умудрились снять такое?» Нравится ли зрителям твой фильм легко понять уже на премьере. Если во время просмотра комедии зрители не смеются — это провал. Когда во время показа триллера или фильма ужасов люди выходят в туалет — это тоже провал.

    На ваш взгляд кинематограф должен потакать вкусам публики или воспитывать их?

    Кино — это как коробка с красками. Вам не обязательно себя ограничивать себя жанром или какими-то другими условностями, вы можете выбирать любые цвета и смешивать их так, как сами того пожелаете. Мы можем снимать action, можем снимать артхаус, можем даже артхаус с элементами action. Недавно видел потрясающий проект — фильм, состоящий из 450-ти тысяч фотографий Жаль, что не смог встретиться создателями этого шедевра.

    Как вы относитесь к тому, что современный кинематограф ориентирован на молодежную аудиторию?

    Мне нравится создавать кино для молодежи и то, что киноиндустрия ориентирована на молодое поколение — это тоже хорошо. Но скажу вам по секрету — только не говорите моей жене — я влюблен. Влюблен в режиссера Нэнси Майерс, снявшую «Простые сложности» — это яркий пример хорошего немолодежного фильма. Кстати, Квентин тоже влюблен в нее, вы понимаете, как нам сложно справляться со своими чувствами и оставаться друзьями. Учтите, что это — секрет.

    После успеха «Аватара» множество фильмов стали выпускать в 3D. Насколько обоснованно увлечение кинопроизводителей этим форматом?

    3D — прекрасный формат, он открывает множество возможностей. Но не думаю, что стоит чрезмерно увлекаться объемным изображением: в проекте Кэмерона он уместен, «Бесславные ублюдки» в 3D смотрелись бы глупо. Хотя я знаю множество людей, которые хотели бы увидеть Пенелопу Крус в 3D.

    Будет ли продолжение у «Бесславных ублюдков»?

    Да, мы планируем снимать продолжение. Есть чудесные истории для сиквела и для приквела. Мы пока не знаем, над чем работать в первую очередь. Также в планах «Убить Билла-3». Но вы знаете, мы можем говорить о планах сколько угодно, а завтра Тарантино принесет новый оригинальный сценарий и мы займемся им, забыв обо всем остальном.

    Вы известны как мастер Оскар-кампаний. Какие фильмы, по вашему мнению, станут номинантами в следующем году?

    Это картины «Масло» и «Голубой Валентин», которые я уже упоминал. Также мне кажется, что в числе претендентов окажется историческая драма «Король говорит!» с Хеленой Бонем-Картер и Колином Фертом. Стоит обратить внимание на ленту о влиянии экономического кризиса на судьбы людей «В компании мужчин», главные роли в которой исполняют Кевин Костнер, Бен Аффлек, Томми Ли Джонс и Мария Бело.

    http://www.kinopoisk.ru/
     
  3. Ворф

    Ворф Самец :)

    Репутация:
    9.621.705
    Ворф, 5 июл 2010
    На пресс-конференции, приуроченной к выходу в мировой прокат фантастического триллера "Хищники", режиссер Нимрод Антал и продюсер Роберт Родригес, ответили на вопросы журналистов. Выдержки из интервью создателей фильма ресурсу Collider представлены ниже.


    Со времен выхода первого фильма "Хищник" прошло более двадцати лет. Почему, по вашему мнению, спустя такой долгий срок, персонаж Хищника и его мир остается таким интересным для зрителя?


    Антал: Не знаю, сможем ли мы дать на это ответ. Если бы я мог, я бы сказал, что это магия. Я думаю, что оригинальный фильм, созданный такими мастерами, как Джон МакТирнан, Алан Сильвестри, братья Томас, а так же всей актерской группой, произвел на зрителей особое впечатление. Думаю, что-то в этом было такое, что сделало Хищника полноправным членом всемирной галереи монстров.


    Родригес: Да, я думаю, в этом фильме было что-то необычное, уникальное. Именно "Хищник" вдохновил меня на создание фильмов смешанных жанров. Я помню, как пошел в кинотеатр с моим старшим братом, который занимался бодибилдингом и смотрел все картины с Арнольдом Шварценеггером. Мы думали, что это будет что-то вроде "Коммандо", а когда фильм начался – я помню реакцию в зале – никто не ожидал, что это будет фантастика и хоррор, и что в конце герой Арнольда на самом деле не совсем побеждает – ведь Хищник взрывает себя сам. Мы все тогда были сбиты с толку: "что это был за фильм?", а его популярность стала расти с каждым днем. Когда мне предложили взяться за проект "Хищники", я решил пойти в мою студию и поговорить с ребятами о том, будем ли мы над этим работать. Когда я вошел в офис, я увидел повсюду бюсты, игрушки, фигурки Хищника и мне стало ясно, что персонаж любим и актуален до сих пор. Я думаю, тот факт, что в Хищнике есть что-то гуманоидное, заставляет нас отождествлять его с собой. Он похож на человека, а люди любят плохих парней и любят ассоциировать себя с антигероями, и в этом еще одна привлекательная сторона Хищника. Мы решили совсем не применять CGI-образы, чтобы поддерживать у аудитории ощущение реальной сопричастности с происходящим на экране. Именно это делает Хищника одним из величайших монстров в мировой киноиндустрии.


    Высказывались предположения, что Вы, возможно, попросите Арнольда сыграть камео в конце фильма. Обращались ли Вы к нему с подобным предложением? Была ли написана для него сцена в сценарии?


    Родригес: Я говорил с ним. Все изменилось с тех пор, когда я работал над сценарием в 1995 году по заказу кинокомпании Twentieth Century-Fox. В том моем сценарии для Арнольда была отведена главная роль, а теперь он – губернатор, поэтому я четко знал, что он не сможет сняться не только в главной роли, но и даже в камео. Мы действительно рассматривали возможность введения его персонажа в сценарий, но по мере его написания, мы поняли, что у нас получается наш собственный фильм и мы решили, что не будем беспокоить Арнольда ради его нескольких появлений в кадре. У нас был такой изменчивый график, что не было никакой возможности согласовать его с человеком, занимающим его пост. Поэтому мы сконцентрировали свои усилия на создании качественного фильма, и если он понравится зрителям, и они захотят продолжения истории, то тогда, может, мы и позовем Арнольда в сиквел.


    В одном из своих интервью Эдриан Броуди сказал, что ему пришлось драться за эту роль, и что он был вынужден доказывать вам, что он может быть героем боевика. Что вы можете сказать по этому поводу?


    Родригес: И я, и Нимрод восприняли эту идею хорошо, потому что, хотя на первый взгляд этот выбор и кажется странным, на деле – все наоборот. Изначально мы предложили Броуди роль, которой теперь нет в фильме, но которая была в первой версии сценария. Я отправил ему сценарий, и он сообщил, что не хочет больше играть таких персонажей, а хочет роль главного лидера. Я подумал: "Правда? Интересная кандидатура". Потом Эдриан написал: "Я посылаю вам фотографию моего героя из фильма "Эксперимент", в котором я только что снялся с Форестом Уитакером. Это то, как я выгляжу сейчас, я, типа, оброс мышцами для фильма, но если надо, могу подкачаться еще". Фотография произвела на меня впечатление, я показал ее Нимроду: "Ну, что ты думаешь? Сделаем это, брат? Всякий раз, когда обладатель премии "Оскар" хочет сняться у тебя в фильме про Хищника, у тебя, вероятно, нет другого пути". Конечно, нам, кинопроизводителям, довольно легко сделать выбор, потому что перед нами лежит список подходящих актеров на эту роль, и вы этих актеров уже видели в подобных ролях в фильмах этого же жанра по несколько раз за год. Мы же искали кого-то необычного, нам нужен был новый свежий образ. Я думаю, мы все выиграли вдвойне: увидим опытного актера в новом амплуа.


    Антал: И его желание было таким сильным. Необычно было видеть, что актер его размаха мог бы так чего-то страстно хотеть. Чего я не выношу, так это этих пресыщенных актеров, которые преуспев, начинают мямлить: "Ну, не знаю. Не знаю". А Эдриан пришел со словами: "Я этого хочу. Пожалуйста, дайте мне эту роль. Я буду драться за нее. Я докажу вам, парни, что вы неправы, если сомневаетесь во мне". Это было нечто.


    Родригес: Это было круто. Мы только и говорили, что о его страстном желании получить эту роль, о том, что он хотел что-то доказать нам, тогда, как другие актеры, уже игравшие подобные роли, говорили: "Эй, смотрите, вот, что я делаю, и вот, как я это делаю". Было намного интереснее и намного увлекательнее для нас работать с Эдрианом, и мы очень довольны результатом.


    Антал: И это было нашей задачей заставить его выглядеть несгибаемым. Мы знали, что сможем это сделать. Если нам надо, мы превратим мужчину в женщину! А если потребуется, сможем из женщины сделать парня! И мы знали, что Эдриан, как никто другой, готов к перевоплощению, и что мы совместными усилиями превратим его в того, кем он должен быть.


    Портал "Новости кино" напоминает, что фантастический триллер "Хищники" выходит в российский прокат 8 июля 2010 года.

    http://www.kinonews.ru/
     
  4. Ворф

    Ворф Самец :)

    Репутация:
    9.621.705
    Ворф, 8 июл 2010
    М. Найт Шьямалан — режиссер неоднозначный, и его работы вызывают, наверное, больше споров и разных мнений (часто полярных), чем чьи бы то ни было. Успех его триллера «Шестое чувство» превзошел все самые смелые ожидания и поднял режиссера на необычайную для новичка высоту. Хотя до этого были «Яростная молитва», снятая им в студенческие годы, и замечательная духовная и душевная картина «Пробуждение», вышедшая на экраны через три года после создания и почему-то оставшаяся совершенно неоцененной и незамеченной, несмотря на то, что стоила внимания, вне всяких сомнений.

    Вслед за «Шестым чувством», принесшим Шьямалану несколько номинаций на «Оскар» и репутацию потенциально кассового постановщика, вышел «Неуязвимый» с тем же Брюсом Уиллисом в главной роли, который должен был бы стать приманкой для широкого зрителя и принести успех картине, но тем не менее фильм при всех его несомненных достоинствах в Штатах едва оправдал затраты на производство и маркетинг, хотя мировой прокат помог избежать полного провала.

    Через два года режиссер выпустил еще один весьма ожидаемый фильм — «Знаки», — реакция на который была весьма неоднозначной, впрочем, это уже никого не удивляло. Однако лента собрала положенную выручку, и Шьямалан по-прежнему остался в фаворе у студийных боссов, получая деньги на проекты и продолжая работать у себя в Пенсильвании.

    Его часто называют голливудским аутсайдером, что, однако, не мешает ему с завидной регулярностью снимать студийные картины, и новый проект из трех фильмов, «Повелитель стихий», — тому подтверждение.

    Я встретила режиссера на съемочной площадке предполагаемого летнего блокбастера о юном Аватаре, находясь в Филадельфии с группой иностранных журналистов, которых студия Paramount любезно пригласила для обзорного визита, но запретила говорить о фильме практически до дня его выхода.

    Расскажи немного о сцене, которую ты только что снимал. Что тебя не устраивало, почему переснимал ее несколько раз?

    Этот персонаж (Машет рукой неопределенно в сторону площадки, где мы видим нескольких актеров — Прим. авт.) — голубой дух. Зритель видит его впервые именно в этой сцене. То есть это его самое первое появление в фильме. Мне хотелось показать его таким образом, чтобы зритель не смог сразу понять, кто перед ним: человек, животное или что-то еще. Поэтому у нас ушло какое-то время на взаимопонимание с актером, на определение кадра, позицию его в нем — обычные вещи. В течение нескольких дублей стал ясен рисунок его движения, его пластика, и последние три, наверное, были самыми лучшими, один из них войдет в окончательный вариант. Я думаю, что мы достигли желаемого эффекта (Шьямалан мягко улыбается невероятно яркой, белозубой улыбкой, которая выглядит, пожалуй, ярче, чем на самом деле, из-за полумрака, в котором мы все находимся, и контраста с его очень смуглым красивым лицом — Прим. авт.).

    Фильм включает в себя столько разных элементов. В чем заключался твой подход к материалу?

    Для меня это взаимосвязь всех элементов, работающих самым лучшим образом на поставленную задачу, их баланс. Основа фильма, его философия заключается в ценности семьи, как основы культуры любого народа. У нас культура, которую представляет герой, как таковая уже не существует, он — последний и единственный ее представитель. По сути, каждый поворот событий в фильме так или иначе связан с семьей и традициями, он о людях, осознающих в процессе важность и необходимость семьи, и о тех, кто противостоит этому, полагая, что они не нуждаются в такой нагрузке. Философия, как видите, простая, но вопрос в том, как это воплотить в таком грандиозном масштабе, в каком задумывался фильм. Обычно в своих фильмах я мыслю сразу конкретной, очень интенсивной эмоционально и физически сценой, которая длится, может быть, пять минут, но стоит всех пятидесяти. Здесь же всё происходит куда сложней. Это всё ново для меня и ужасно утомительно. Я не снимал таких фильмов. Приходится учиться в процессе, но именно это меня и прельстило в первую очередь.

    Это ведь первый фильм, который ты снимаешь не по своему сценарию…

    Да-да.

    Мы слышали, что твоя дочь посоветовала тебе обратиться к этой теме. А как это было на самом деле?

    Мне всегда хотелось рассказать какую-то большую историю, эпическую даже, чтобы действие разворачивалось медленно, но целенаправленно, распределяясь по нескольким фильмам. Однако я не мог позволить себе писать всё это, тратить несколько лет на сценарий, а потом на фильм. Так что я надеялся найти сценарий, готовый к работе. Я искал такой материал какое-то время. Те варианты, что мне предлагались или были мной самим найдены, не воодушевляли. Мне хотелось найти нечто такое, куда я смог бы вложить мои собственные чувства, что-то, что могло вызвать ощущение естественной внутренней связи с материалом. Иначе просто не имеет смысла с этим связываться. И когда этот проект появился у меня на столе, я сразу почувствовал, что могу вложить в него мою философию, мое видение мира. Материал включал в себя буддистско-индуистскую философию. Собственно, слово «аватара» из санскрита, означающее проявление божественной силы на земле, все составные элементы истории: боевые искусства, семья, культура — всё это ощущалось как правильный выбор, поэтому я и взялся за эту работу.

    Но этот проект — словно поворот на 180 градусов от того, что ты делал прежде. Тебя не беспокоит то, как к этому отнесется зритель?

    Перемены всегда хороши. Если в баскетболе ты всегда движешься направо, защитник соперника знает это, стараясь нейтрализовать тебя, то ты в итоге идешь налево, чтобы его обмануть, правильно? А потом через какое-то время ты поменяешь свою тактику и опять пойдешь направо. В переменах всегда есть радость и удовлетворение. Я привык снимать триллеры, и мое сознание работает в этом направлении как бы по привычке. Если я снимаю триллер, я знаю точно, что и как нужно сделать, мой мозг привык решать проблемы в этом направлении. А проект другого жанра заставляет мое сознание работать в другом направлении. То есть тренировать другие мышцы, если опять сравнивать со спортом. Я думаю, это позволяет мне расти профессионально.

    Как это чувствуется — тренировка других «мышц»?

    Замечательно. Мы работаем над этим фильмом уже полтора года, и всё, что должно быть на экране, планируется задолго до собственно съемок, учитывается огромное количество деталей, это исключительно сложная и интересная работа. Мы заканчиваем съемки через две недели и планируем заниматься спецэффектами, монтажом и прочими необходимыми вещами еще год до выхода фильма.

    Вы предполагаете много спецэффектов?

    Даже не знаю, как сказать. Я бы хотел минимум спецэффектов и CGI настолько, насколько вообще это возможно, и тем не менее все равно их должно быть очень много. Особенно для меня. Это «не моя чашка чая» — компьютерное изображение не соответствует моим эстетическим принципам. Когда я снимаю, я должен видеть то, что в кадре, и это должно быть в определенном освещении. Это невозможно сделать, зная, что многое будет добавлено после съемок. Когда я смотрю в объектив и не вижу реальной картинки, какой она мне представляется, всё, что я чувствую в этот момент, — это боль. Много сил уходит на то, чтобы избавиться от этой боли и фиксировать все будущие доработки. Для меня это, конечно, очень непривычно. Очень мало из того, что мы снимаем, я могу установить так, как мне хочется, чтобы это выглядело на экране, но далеко не всё возможно сделать сейчас, в процессе. Например, левой части моста, который вы видите сейчас, просто нет: она будет добавлена позже компьютерной графикой. Так же как и часть храма, который виден с этой точки. Всё это новый вид искусства для меня. Поначалу мне это было ужасно неудобно, но постепенно я учусь видеть кадр таким, каким он будет выглядеть потом, а не в тот момент, когда я это снимаю.

    Ты планируешь снимать подряд все три фильма?

    Я думаю, что нет. Я надеюсь делать что-то в промежутках между фильмами.

    Всё, что ты делаешь в этом фильме, выглядит довольно необычно, даже актерский состав: несколько более или менее знакомых лиц, но в основном ты занял неизвестных актеров. Было ли это так задумано?

    Да, это была наша цель. Поскольку наши герои очень уникальны, в чем-то даже символичны, мы хотели привлечь актеров, чья внешность в этой форме будет ассоциироваться с героями истории.

    Сколько ребятишек ты просмотрел в поисках Аанга? Какого героя ты искал, какими качествами должен был обладать тот самый идеальный претендент на роль?

    О, тысячи, тысячи... Ноа (Рингер) оказался тем самым мальчишкой, который был нам нужен. Это было сразу видно. Оказалось, что есть такой парень, который бреет голову только потому, что ему это нравится. Который занимается боевыми искусствами с раннего возраста, обучается всем наукам дома, а не в школе. Очень скромный и естественный во всем, живет, практически как монах. Просто совершенный по всем параметрам кандидат. И он оказался внешне очень похож на того Аанга, которого все видели в мультфильме. Он оказался удачной находкой.

    Если говорить о франчайзах, ты использовал какой-то опыт самых успешных из них? Властелина колец, например, или Гарри Поттера?

    Разумеется, мы надеемся, что наш фильм будет оригинальным, займет свое собственное место в ряду известных киносаг. Очень важно иметь такую захватывающую основную линию, чтобы все приключения и препятствия на пути нашего героя выглядели естественными и вызывали ответную сочувственную реакцию зрителя. Если герой станет любим зрителем, то у него есть шанс на дальнейшую жизнь. Что мне особенно нравится в нашем фильме, так это шекспировская предыстория принца Зуко, героя Дева (Патель), и всей его семьи. Она только начинает развиваться в первом фильме, а во втором получит свое полное развитие. Это потрясающая предыстория действительно шекспировского размаха и глубины.

    Боевые искусства становятся основой многих фильмов. Как ты планируешь показать их по-новому, может быть, демонстрируя их более короткими кадрами, в чем заключается твой подход к этому?

    У меня в офисе есть статуэтка Брюса Ли, я один из тех парней, который влюблен в боевые искусства, изучал их, это в традициях моей семьи. Я всегда хотел сделать фильм с боевыми искусствами. Когда я смотрел «Матрицу», я был просто в восторге от того, как боевые искусства были включены в фантастический фильм, который, казалось бы, совсем этого не предполагает. В нашем фильме основное отличие заключается в том, что главный герой не является действующим борцом, он не использует боевые искусства для боя, он использует это для манипуляций с формами, с элементами окружающей среды: водой, огнем и так далее... И когда все сделано правильно, то это выглядит скорее как танец, а не борьба, это является совершенным воплощением эмоционального состояния, указывает на степень фокусирования героя. Я снимаю очень длинные дубли, концентрируя внимание на том, как люди [каскадеры] разбрасываются в разные стороны силой тех элементов, которые Аанг вызывает своим «танцем». И все это отнимает огромное количество времени. Если учесть то, что с нами работает 12-летний актер, у которого свои привилегии на площадке, определенное количество времени на работу и перерывы, и то, что надо собрать всех каскадеров, которых он швыряет во все стороны, это сложно, тяжело. Вот сегодня утром, например, кто-то посоветовал снимать все это мини-камерами и короткими фрагментами, и я просто взорвался! Я был настолько уставшим, что не контролировал свои эмоции. «Да, мы можем снимать мини-камерами и сделать короткий монтаж, но это кто угодно сможет! В этом нет никакой индивидуальности! Ведь мы пытаемся показать, что этот мальчишка в центре всего, речь идет об его концентрации в этот момент и его возможности сфокусироваться, а тут мы со своими короткими дублями путаемся под ногами!» Я выдал им целую речь о том, что входит в наши основные задачи. Я помню, какое удовольствие получил от работы в «Неуязвимом», когда делал все сцены борьбы. Сцена в спальне, где герой Брюса (Уиллиса) душит парня, была сделана с высоты, но начата снизу, и это выглядело так, словно женщина, которую он пытается спасти, уже мертва, и ее душа смотрит на него сверху. То есть, это та эстетика, которую я предпочитаю использовать, когда в сцене борьбы есть и другой смысл, кроме самой борьбы.

    В последнее время появилась тенденция делать большие фильмы, основываясь не на драматургическом материале, как в прежние годы, а на видеоиграх, комиксах, мультфильмах, как в твоем случае. Как ты находишь такой подход к материалу, который позволит сделать тебе сложный и многоплановый фильм? Ведь ты не снимаешь кино только для целевой аудитории, скажем, подростков от 10 до 18 лет.

    (Отрицательно качает головой, подтверждая последнее предположение спрашивающего.) Тут главное — понять, на чем основывается источник. Вся мифология мультфильма, по которому мы снимаем, основывается на буддистской и индуистской философии. Аанг делает всё то, что делает и далай-лама, он был выбран для такой роли, как далай-лама, всё это основано на тех самых традициях. Тот факт, что основа картины мультфильм, может смутить неосведомленного зрителя. Основа этого мультфильма — классика во многих проявлениях. Путешествия героя с препятствиями и жертвами к главной цели — восстановлению справедливости. Все ключевые моменты истории, которую придумали Майкл Димартино и Брайан Кониецко, основаны на их любви и знании восточной философии, боевых искусств, религии. Для меня отправной точкой всегда было отношение героя или героев к семье. То есть мой собственный подход к материалу учитывал и это. Снимая тот или иной эпизод, я всегда исхожу из того, какое отношение у героев на каждый данный момент к основе основ: семье, их месту в ней или по отношению к ней. Я надеюсь, что именно такой подход даст возможность зрителю почувствовать собственную связь с героями фильма.

    Как много времени ушло на то, чтобы написать сценарий? Десяток черновых вариантов?

    Хороший вопрос. Нет, не так много. Я создал структуру сценария, целиком опираясь на мультфильм, на первые 20 серий. Первый вариант краткого содержания, схемы включал в себя ленту где-то приблизительно на пять часов. И я исходил из этого, сокращая и выбирая основные моменты. Обычно я мучаю себя значительно дольше, работая над сценариями для своих фильмов, Майк (Димартино) и Брайан (Кониецко) включили в их проект огромное количество аллегорий, метафор, так что я могу поблагодарить их за значительное облегчение моей работы.

    Каким образом ты планируешь показать сцены схваток, будет ли это так же, как в «Доме летающих кинжалов», например, или выйдет что-то более реалистичное?

    Нет, мы не использовали полеты на страховке, как это сделано в упомянутом тобой фильме, где актеры совершают замедленные, плавные и фиксированные движения в воздухе, которые делаются при помощи лонжи. Если Аанг и поднимается над землей, то только потому, что он умеет летать, а это будет CGI-эффект, вне всяких сомнений. Мы старались обойти необходимость работы с лонжей, потому что это всегда выглядит немножко неестественно. Если я вижу такую работу в фильме, я всегда чувствую лонжу, на которой актер работает. Это совсем другая эстетика и другая работа. CGI-эффект даст то же самое впечатление полета, но с другим ощущением его величия.

    Дэнни Бойл упомянул в одном интервью, что в искусстве наступает эра влияния Азии, и в твоем фильме особенно заметно такое влияние. Как ты смотришь на это?

    Очень интересный вопрос и сложный, в двух словах не ответить. Я не могу сказать, что мы находимся на переломе времен в искусстве, но если нужно определить точный момент, когда сделать «храмовый» франчайз — блокбастер, основанный на популярной психологии и культуре Азии, то лучшего времени, чем сейчас, не найти.

    Не мог бы ты немного порассуждать на тему своего творчества в целом, о работах последних лет, которые получили, возможно, не ту реакцию, которую ты ожидал?

    (Хохочет.) Я в последнее время получаю весьма неоднозначную реакцию на свои работы, в какой-то степени это стало ожидаемым. Если бы вы пошли моей дорогой, вы тоже были бы озадачены реакцией на всё, что делаете. Кто-то говорит, что ваши работы — абсолютная чушь, в то же время другие замечают: «Нет, это нечто потрясающее». Третьи уверяют : «Да это же шедевр!» Вы не знаете, кому верить. И в какой-то момент, когда вы получаете около сотни разных мнений и точек зрения на свое творчество, вы перестаете беспокоиться о том, нравитесь ли вы кому-то или нет, вы привыкаете к этой разноголосице. Единственное, что вам остается, это только быть верным своему пути. Я не ищу оправданий, я люблю все свои фильмы и могу только надеяться на то, что кто-то разделяет мои чувства после их просмотра. Я не стремлюсь понравиться всем. Я уверен, что будут и разгромные ревью на этот фильм. Конечно, если бы этого не случилось, я был бы рад, но вряд ли так будет. Я принял решение делать эти фильмы два с половиной года назад и не могу оставить проект из-за уязвленного самолюбия, я могу только продолжать начатое с тем же чувством собственного достоинства, честно. Мне думается, что всё стремится к центру, к точке, где находится истина, и моя обязанность заключается в том, чтобы противостоять мнениям и просто делать свое дело.

    Ты сделал все свои фильмы в Пенсильвании и впервые вывез группу на натурные съемки в Гренландию. Что побудило тебя к этому, почему ты предпочитаешь этот штат всем остальным?

    Я действительно стараюсь работать только в Пенсильвании, в моем родном штате, где мой дом и моя семья. И я безмерно рад, что мне удалось привести сюда фильм такого масштаба, как «Повелитель стихий», что благоприятно отразилось на экономике штата, на занятости наших местных компаний кинематографистов и многих других. Я думаю, что это самый большой фильм, вообще когда-либо снимавшийся на восточном побережье. Ведь у нас есть очень много действительно талантливых художников, редко занятых в больших голливудских проектах. Гренландия стала для нас потрясающим экспериментом, рисковым, но волнующим необыкновенно. Мы провели там две недели в жутком холоде, не занятое на съемках время коротая в гостинице, так как ни у кого не было желания отморозить что бы то ни было. Мы построили площадку на леднике, которая сейчас уже наверняка исчезла совершенно — ледник меняет свои очертания. Но видеть энтузиазм актеров, выходящих на работу в таких условиях, было просто удивительно и вдохновляюще, мы все хотели провести этот эксперимент, проверить себя на выносливость. Съемки в Гренландии стали незабываемыми для всех нас.

    Значит, теперь ты чаще будешь вывозить свои фильмы на натурные съемки?

    Да, пожалуй, мои дети подросли, можно начать путешествовать. (Смеется.)

    На площадке неожиданно затихли все шумы, и ассистент режиссера, молча стоявшая в стороне и бросающая взгляды на часы последние десять минут почти ежесекундно, шепотом сказала что-то Шьямалану, он кивнул и сказал всем нам, что ему пора — площадка готова к съемке.

    Впечатление от разговора с таким интересным и красивым человеком осталось очень приятное. Сразу захотелось, чтобы фильм был удачным. Найт Шьямалан определенно энтузиаст своего дела, работу свою любит и отдает ей все силы. На площадке работают многие члены его семьи — это часть его философии, надо полагать. Кто, кроме семьи, обеспечит тыл и поддержку в сложном процессе создания фильма и не менее сложном периоде его выхода на большой экран, когда каждый считает своим долгом показать собственный профессионализм и абсолютное знание кинематографического дела?

    http://www.kinopoisk.ru/
     
  5. Ворф

    Ворф Самец :)

    Репутация:
    9.621.705
    Ворф, 8 июл 2010
    Дольф Лундгрен — наглядный пример того, как влияет на карьеру и общественное мнение, и насколько сложно избавиться от штампа, вырваться за рамки сложившихся стереотипов. Актера принято ругать за скудную мимику и плоских персонажей, и, хотя он частенько говорил, что «хотел бы играть, а не драться», желание это так и не исполнилось. Лундгрен — человек-наркотик: после общения с ним в тебе просыпается жажда действий, ты тут же начинаешь генерировать идеи и придумывать гениальные сценарии. А когда эйфория проходит, становится жалко, что нельзя каждый день начинать пятиминутной беседой с ним.

    И, конечно, его кинообразы никакого отношения к нему реальному не имеют. Дольф вовсе и не Дольф, а Ханс. Химик по образованию, он получил стипендию в Массачусетском технологическом университете с перспективой звания доктора наук. Но вместо того чтобы ехать в Бостон, согласился работать охранником у Грейс Джонс. Собственно, это решение и определило его судьбу: в том же году он получил первую роль в 15-й серии бондианы — фильме «Вид на убийство», а чуть позже сыграл Ивана Драко в «Рокки 4», обойдя пять тысяч претендентов.

    В августе 2010-го в прокат выходит картина «Неудержимые», где Дольф играет одну из главных ролей. На фестивале в Астане, куда Лундгрен привез ленту «Опасная гастроль», он был повсюду: вел церемонию открытия, раздавал автографы, сажал деревья, ездил в детский дом, участвовал в чемпионате мира по карате. И все-таки нашел время для того, чтобы дать интервью КиноПоиску.

    Спасибо, что согласились встретиться. Вижу, что вы очень устали.

    Так заметно?

    Да.

    Придется подправить макияж. (Смеется.)

    Давайте начнем с вопроса о ваших новых проектах.

    Во-первых, в августе выходит в прокат фильм «Неудержимые» со звездным актерским составом. Для меня большая честь участвовать в этом проекте, в нем задействованы более успешные, чем, я актеры, и работать с ними было очень интересно. Особенно учитывая то, что это проект Сильвестра Сталлоне — прошло больше 20 лет с нашей последней встречи на съемочной площадке. К тому же я выпускаю книгу по фитнесу, в которой рассказываю людям обо всех своих секретах: режиме питания, программе тренировок, использовании протеинов и биодобавок. Вместе с книгой будет выпущен диск. Спорт очень важен для меня, я стараюсь поддерживать форму и, где бы ни находился, каждый день посещаю спортивный зал.

    А режиссерские работы?

    Сейчас мы с одним английским сценаристом работаем над новым проектом. Действие происходит в Москве и Нью-Йорке. Также в планах фильм о нарковойнах в Мексике.

    Расскажите подробнее о российском проекте. О чем будет картина?

    Это фильм о торговле людьми, о том, как людей распродают на органы, похищают детей, требуя выкуп, обманывают женщин, заставляя их работать проститутками. Главные герои — полицейские. Один из Москвы, другой — из Нью-Йорка. У них общая цель, но при этом они находятся по разные стороны баррикад. В основном действие происходит в России, куда американский полицейский приезжает для выполнения задания. Это будет картина в жанре экшн, но при этом в ней поднимаются социально важные вопросы, а также проблема столкновения различных культур.

    У вас какие-то особые отношения с Россией? Почему?

    О да, с Россией и с Москвой в частности. Я довольно часто там бываю, даже проводил съемки. Не знаю, почему, это странно, но в России я чувствую себя как дома. Я люблю русских людей, и они отвечают мне взаимностью. Мне приятно и комфортно с ними общаться, мы легко находим общий язык. Почему так? Такие вещи необъяснимы — их можно только почувствовать. Вот знакомятся мужчина и женщина, и между ними возникает какая-то особая связь. Все происходит на ментальном уровне. Химическая реакция, вирус — что-то из этой серии.

    Возможно, русские любят вас из-за роли Ивана Драко?

    Да, вполне возможно. Из-за того, что я сыграл русского боксера, у них возникает чувство родственности, как будто я и сам частично русский. Вы знаете, в Голливуде нет ни одного на самом деле известного русского актера, поэтому у россиян складывается ощущение, что я представляю их на фабрике грез.

    А на родине в Швеции часто бываете?

    Стараюсь бывать как можно чаще, но не всегда получается. Но, например, я вел в Швеции «Евровидение». Мне там пришлось даже петь и танцевать.

    О родной стране ничего не хотелось бы снять?

    Конечно, мне хотелось бы снять фильм о Швеции и таким образом вернуться к корням и проявить уважение к родине. Думаю, это должна быть историческая лента. Необходимо очень хорошо знать и чувствовать то, о чем ты рассказываешь в своих работах. Например, у Клинта Иствуда не просто так получаются отличные вестерны, Мартин Скорсезе прославился своими фильмами об итальянской мафии. Моя родина — Швеция. Думаю, моя лучшая картина будет именно о ней.

    А вам нравятся фильмы вашего соотечественника Ингмара Бергмана?

    Он, безусловно, великий режиссер, хотя, признаюсь, я видел не все его фильмы. Мой любимый — это «Фанни и Александр». (После паузы) Конечно, в его фильмах не так много крови и оружия.

    Планируете ли вы избавиться от привычного амплуа актера и режиссера боевиков? Какую роль хотелось бы сыграть?

    Ну, конечно, мне хотелось бы сыграть какого-нибудь драматического персонажа или снять хорошую ленту о любви, например. И я сделаю это, если проживу еще хотя бы несколько лет. Вы знаете, всё в моей карьере происходит очень медленно. Может, это потому, что я швед. Я поздно начал снимать фильмы, так что, возможно, теперь пришло время сменить амплуа.

    Есть работы, за которые вам стыдно?

    Когда ты актер, ты просто участник проекта. Режиссура — это своеобразный вызов, на тебе лежит ответственность за конечный продукт, это гораздо сложнее, но и намного интереснее. Конечно, у любого актера и режиссера есть работы, которые нравятся, и те, что — нет. Я стараюсь забывать все плохое, не думать об этом и не смотреть свое кино. Пока ты работаешь над проектом, особенно в качестве режиссера, ты пересматриваешь все сцены по сто раз, поэтому у меня не возникает желания устраивать дома «фестиваль Дольфа Лундгрена».

    С кем из режиссеров было интереснее всего работать?

    Безусловно, со Сильвестром Сталлоне. Он очень многое мне дал и многому научил. И, кроме того, Сталлоне — потрясающая личность, я им восхищаюсь. Он начал карьеру с ролей ковбоев, а теперь стал известным режиссером и продюсером. И весь этот путь он прошел самостоятельно, с нуля. Этот человек прекрасно улавливает суть — событий, людей, персонажей. Работать с ним одно удовольствие. Если бы 30 лет назад кто-нибудь сказал, что он будет известным режиссером, над этим просто посмеялись.

    Правда ли, что Сталлоне во время съемок заставлял вас драться в полную силу и вы сломали ему несколько ребер?

    Я не врач и не могу точно сказать, что ему сломал, но после съемок одной из сцен он пару недель пролежал в больнице. Это правда, и это ужасно.

    Я никак не могу понять, почему вы променяли блестящие перспективы научной карьеры на работу телохранителя. Расскажете?

    Я же говорил, что я — сумасшедший. Надо быть сумасшедшим, чтобы быть актером и, кстати, чтобы драться — тоже. Так что я ненормален вдвойне.

    Правда? Я задумалась о смене профессии.

    Ну, у вас тоже достаточно сумасшедшая работа. Ну а если серьезно, то в Австралии я познакомился в девушкой, которая имела отношение к музыкальному бизнесу (Грейс Джонс — прим. КиноПоиска) и получил предложение стать ее телохранителем. Согласился я по двум причинам. Во-первых, у нас был роман и мне хотелось находиться рядом. А во-вторых, она открыла мне новый мир, такой восхитительный и яркий, особенно по сравнению с миром науки, что у меня не было выбора. Благодаря новым знакомствам и связям я достаточно быстро попал в Голливуд. Что случилось дальше — вы знаете. Мое образование — это дань уважения к отцу, который был химиком и мечтал, чтобы я пошел по его стопам. Но я еще в детстве играл в школьных спектаклях, и мне это очень нравилось. Так что после получения диплома, я решил заняться тем, что мне на самом деле интересно.

    Насколько вы педантичны? Стараетесь ли все планировать?

    Вы знаете, в моей жизни происходит очень многое из того, что я не планировал, о чем даже не думал. Просто случается какое-то событие и разворачивает мою жизнь на 180 градусов без всякого моего участия. Так что я стараюсь меньше думать и больше делать.

    Думать — вредно?

    (Смеется.) О да, от этого сплошные проблемы!

    Вы ведь хорошо учились. Какие остались воспоминания о том времени?

    Я с нежностью вспоминаю студенчество. Это была такая легкая счастливая жизнь без всей это беготни и голливудских агентов.

    А сейчас несчастливая жизнь?

    Сейчас счастье немного другое. Счастье — это, в первую очередь, здоровье, твое и твоих близких. На втором месте — друзья, на третьем — работа. Вот так расставлены приоритеты.

    Вы хотели бы, чтобы вас запомнили как шведского красавца, талантливого каратиста или как интересного человека?

    Главное, чтобы про меня не говорили: «Кто этот тупой блондин?!»

    Что вам дают занятия карате?

    Благодаря карате человек узнает, кто он есть. Карате связывает твою душу с телом. Ты понимаешь, каков твой дух, и обретаешь ощущение личной гармонии и умиротворения. Ведь на самом деле во время боя ты не ненавидишь соперника, ты чаще всего не испытываешь к нему никаких эмоций. И сражаешься не с кем-то, а с самим собой, благодаря этому становишься спокойнее, собраннее. К тому же спорт дисциплинирует, там все очень строго.

    Вы таким образом расслабляетесь?

    На самом деле деньги и слава — это наркотик, наркотик очень опасный, потому что на него легко подсесть и сложно от него отказаться. Он подчиняет тебя, меняет твою натуру. Я не хочу становится наркоманом и впадать в зависимость, поэтому регулярно провожу детоксикацию. Для меня способом детоксикации стали занятия карате. Таким образом я очищаю свою душу и сознание от всей это звездной шелухи.

    http://www.kinopoisk.ru/
     
  6. Ворф

    Ворф Самец :)

    Репутация:
    9.621.705
    Ворф, 9 июл 2010
    Анджелина Джоли, главная героиня боевика "Солт", который выйдет в российский прокат 22 июля 2010 года, в интервью журналу PARADE рассказала о своей мятежной юности, о стычках с папарацци и о любви к Брэду Питту.


    Является ли наличие в семье шести детей причиной, почему они с Брэдом вместе?

    "Конечно, дети являются своеобразным связующим звеном между мужем и женой, но отношения между супругами невозможны, если дело только в детях. Вам нужно быть интересными друг для друга, и время, проводимое вдвоем, должно быть по-настоящему прекрасным и незабываемым. У нас это так. Нам с Брэдом нравиться быть вместе. Мы получаем удовольствие от общения. Нам это общение необходимо и мы всегда находим для него время. Мы ощущаем между собой связь и говорим об этом. Это очень важно. Если мы с Брэдом счастливы, это значит, что нашим детям повезло с родителями, а это самое главное, что мы можем им дать. Брэд полностью изучил меня, он знает, меня такой, какая я на самом деле. И он меня любит. И дети меня любят. Они знают все мои недостатки и все мои причуды и принимают их. Таким образом, я чувствую себя уверенно".


    О любви.


    "Мне жаль тех, кто не испытал любви. Любовь возвышает. Знаете, Брэд бы посмеялся надо мной, услышь он мои рассуждения о любви. Любовь? Такое смешное слово. А он нашел бы специальные стоки из какого-нибудь стихотворения, чтобы описать это слово. Я не иду с ним ни в какое сравнение. Но я знаю, что любовь – это стремление отдать все лучшее тем, кого любишь, это когда их интересы всегда важнее твоих. Любовь заставляет тебя поступать таким образом. Любовь – это то, ради чего ты живешь".


    О мятежной юности.


    "Раньше я могла взять и порезаться специально или прыгнуть с парашютом в попытке найти и преодолеть новое препятствие, потому что обычная жизнь казалась мне слишком легкой. Я искала что-то более глубокое, более масштабное. Я перепробовала все. Я всегда чувствовала себя запертой в клетке, словно я гоняюсь за тем, чего нет. Я постоянно ощущала переизбыток энергии, которую некуда было расходовать".


    О первых ролях в Голливуде.


    "У меня был период, когда я чувствовала, что моим экранным героям веселее, чем мне. Это, возможно, частично объясняет мое увлечение татуировками и прочим экстримом в моей жизни. На одной из моих татуировок написано: "Дикое сердце заперто в клетке". Я открыла эту клетку много лет назад. Я хочу, чтобы мои дети обладали такой же свободой. И хочу, чтобы другие люди тоже имели ее".


    О СМИ.


    "Мы делаем все, чтобы оградить наших детей от папарацци. Мы путешествуем в те места, где дети не встречают такого пристального внимания со стороны СМИ. Мы пытаемся сделать так, чтобы они наслаждались жизнью, в которой им не нужно сталкиваться лицом к лицу с реалиями этого мира. Когда папарацци рядом, мы очень осторожно выходим из дома, иначе…"


    О том, как совместить работу, детей и Брэда…


    "Он завозит детей в школу; они вместе навещают меня на съемках. Я прихожу домой поужинать или позавтракать. Мы все время вместе. Мы планируем, как проведем время, путешествуя между съемками. Вот так мы и справляемся".


    Счастливые домоседы.


    "Не было такого, чтобы мы с Брэдом расстались бы больше, чем на три дня. Мы очень близки. Вообще-то мы нечасто выходим из дома. Это весело. Мы – домоседы, такие мамочка и папочка в пижамах".

    http://www.kinonews.ru/
     
  7. Ворф

    Ворф Самец :)

    Репутация:
    9.621.705
    Ворф, 9 июл 2010
    Ву-Пин Юэнь — не самое известное имя в кинематографе. Однако без него не было бы «Матрицы», «Крадущегося тигра, затаившегося дракона» и дилогии «Убить Билла». Дело в том, что господин Ву-Пин — хореограф батальных сцен, по мнению Харви Вайнштейна и Квентина Тарантино, лучший в мире. Он также актер, продюсер «Запретного царства», режиссер «Змеи в тени орла», «Пьяного мастера», «Железной обезьяны» и еще 25 фильмов. Его последняя работа «Настоящая легенда» выходит в российский прокат в сентябре.

    На фестивале в Астане, куда мастер привез эту картину, он держался скромно и как-то обособленно, за что его именовали то «серым кардиналом», то «китайским шпионом». От интервью Ву-Пин отказывался — пришлось подружиться с его переводчицей и другом-менеджером. Не знаю, что подействовало: то ли искренние восторги, то ли волшебное слово «Москва», — однако мне назначили встречу. С одним «но»: переводчика не будет; господин Ву-Пин английский язык понимает, но разговаривать предпочитает на китайском, зато тот самый друг-менеджер Энтони Вонг прекрасно владеет английским. Если вы знаете, что такое китайский английский, то представляете мой ужас.

    Впрочем, все оказалось не так уж плохо. Мне сразу предложили чашку чая, а господин Ву-Пин сочувственно поинтересовался:

    Вы не высыпаетесь?

    О да, слишком много работы.

    Как я вас понимаю. Та же проблема. Не возражаете, если я закурю?

    Оказалось, что господин Ву-Пин много курит, много — значит одну за одной. Еще оказалось, что китайский режиссер довольно часто и странно смеется отчетливым «ха-ха-ха» — звучит несколько театрально, но все равно заразительно. Но эти все «оказалось» потом, начали же мы с серьезных вопросов.

    Что особенного в азиатском кино и в чем секрет его популярности?

    Если вы имеете в виду его отличия от западного, то, конечно, у нас совершенно иная культура. В кинематографе эти отличия проявляются, в первую очередь, в эпизодах сражений — другая манера съемки и хореография боевых сцен. В наших фильмах сцены сражений гораздо интереснее. Конечно, в западном кинематографе повсеместно используются технологии, которые позволяю сделать батальные эпизоды более зрелищными. Но в азиатских фильмах все это выглядит намного реальнее: настоящее оружие, опытные мастера, древние техники. Этим, а также хорошей физической подготовкой актеров и темой борьбы добра и зла и объясняется популярность наших картин на Западе. Они окупаются и приносят прибыль.

    Могут ли западные актеры достичь того же уровня мастерства?

    Речь идет о разных стилях. Конечно, у них что-то получается очень хорошо, иногда фантастически, но сравнивать с китайским стилем все равно тяжело.

    Кого же вы считаете величайшим бойцом в современном кинематографе?

    Джета Ли.

    А как же ваш друг Джеки Чан?

    Мы знакомы с детства. Он хороший человек, спокойный и сдержанный, относится к людям с уважением, во время съемок слушает меня во всем. Просто Джет Ли владеет ушу более искусно, чем Джеки Чан. (Подумав) Но при этом они оба используют каскадеров.

    Если учитывать разницу в менталитете и психологии, не сложно ли вам работать в Голливуде?

    Я люблю американские доллары (следует то самое «ха-ха-ха»).

    То есть кино — это способ заработать?

    Это удовольствие, которое приносит доход.

    Вы сказали, что в западном кино для увеличения зрелищности используют технологии. Как вы сами относитесь к спецэффектам?

    К спецэффектам я отношусь положительно. То, что раньше отнимало много времени и средств, теперь делается гораздо быстрее и дешевле. Вы можете посмотреть две моих картины — «Железную обезьяну» 93-го года, в которой вообще нет спецэффектов, и «Настоящую легенду», выпущенную в формате 3D, — и ощутить разницу. Но, с другой стороны, мне не нравится злоупотребление возможностями компьютерной графики. Не люблю, когда сражения выглядят неестественно. Все эти полеты... В моих фильмах такого нет.

    А как же «Крадущийся тигр»?

    Там были прыжки. Красивые моменты необходимы для зрелищности, но нужно знать меру.

    А сейчас вы над какими фильмами работаете?

    У нас в разработке два проекта. В одном из них действие происходит в маленьком ресторанчике в современном Гонконге, а второй — это историческая драма с элементами action. Фильм называется Swords women («Женщина с мечом»). Это простая история о женщине-воине, основанная на старинной китайской литературе. Главная героиня хочет отомстить за свою семью, она одержима этой идеей, но в какой-то момент встречает молодого человека, который влюбляется в нее и готов отдать за нее жизнь. Девушка происходит из влиятельной семьи, принадлежащей к высшему обществу. Она молода, красива и хорошо образована. Молодой человек умен, но из бедной семьи. Он мечтает стать офицером, и у него есть такая возможность, но империя нестабильна, и он понимает, что быть офицером в данной политической обстановке небезопасно, поэтому остается с матерью. Тут он встречает эту девушку, она сначала отвергает его, но потом тоже влюбляется. Ей приходится делать выбор: продолжать жить ради мести или быть счастливой. Некоторое время они счастливы, но затем она уходит. Юноша же ждет ее в городе, потому что знает: она вернется сюда, чтобы убить своих врагов. Вот такая простая история.

    Я немного запуталась, если честно. Так это история любви или это action?

    Это история любви со сценами сражений. Я всегда говорил, что хочу снять свой «Ноттинг Хилл»: девушка-суперзвезда и простой молодой человек влюбляются друг в друга. И наша история — это «Ноттинг Хилл» в китайских реалиях.

    Я читала о проекте «Руки Шанг-Чи».

    Я постоянно получаю предложения от американских продюсеров, это один из таких проектов. Пока мы не начинали работу над ним.

    Над каким фильмом было сложнее всего работать?

    На самом деле сложно снимать каждый фильм. Все картины разные, в них используются различные боевые техники, и каждый раз необходимо придумывать что-то новое, что-то отличающее эту работу от других. Это требует особой концентрации и определенных усилий. Каждый фильм — это своеобразный вызов, но чем чаще ты сражаешься, тем проще.

    Когда вы работаете с другими режиссерами, как вы строите свои отношения с ними? И как происходит процесс создания сцен сражений?

    У меня всегда складывались отличные отношения с режиссерами, мы прекрасно работали вместе. Работа над новым проектом начинается со встречи, на которой режиссер высказывает свои пожелания. Для всех американских фильмов делается подробная раскадровка, мне передают эти рисунки, и я исправляю их в соответствии с собственным видением, иногда исправляю многое. Когда все готово, мы приступаем к обсуждению и создаем конечный вариант. После согласования необходимо удостовериться, что актеры способны выполнить то, что от них требуется. Для своих фильмов я ничего не рисую, все у меня в голове. Люди, с которыми я работаю, знают меня давно и понимают ход моих мыслей. Иногда мы придумываем новые детали уже на съемочной площадке.

    Как вам удается держать в голове все эти детали, при этом представляя общую картину?

    Меня тренировал отец, и вообще-то я не очень хорошо дерусь, но при этом очень хорошо себе представляю, как все должно выглядеть. Понимаете, то, что вы видите на экране — это не фантазии, а реально существующие техники боя. В кино все должно смотреться как можно более реалистично. Очень важна расстановка камер, кто, откуда и в какой момент появляется, как это фиксируется. Все у меня в голове, я просто вижу, как это должно быть.

    Вчера на мастер-классе ребята представили вам сцену из «Матрицы». Вы сказали, что вам все очень понравилось.

    То, что нам показали, было очень красиво, но в кино все происходит иначе. Там нужно видеть удар. Сначала снимается общий план, затем расставляется множество камер, чтобы мы могли выбрать лучшие кадры.

    Вы, кажется, предложили им поучаствовать в одном из ваших проектов.

    Да, я стараюсь привлекать талантливых молодых людей. Нужно передавать кому-то свой опыт. Я могу пригласить совершенно неизвестного актера, если вижу в нем искру, потенциал, это имеет большее значение, чем звездный статус.

    А как вы работаете с актерами во время съемок action-сцен?

    Перед каждыми съемками я ощущаю воодушевление и подъем, при этом во время работы совершенно спокоен. Я выделяю в актере сильную черту и стараюсь ее проявить, иногда даже вдохновляюсь образом самого человека. Самое главное при съемках фильма — драматическое искусство. Нужны четкие движения, энергия и актерское мастерство, в игру надо вкладывать душу. Также один из важнейших принципов — это безопасность: никаких травм на съемочной площадке. Часто приходится сталкиваться с тем, что актеры физически не подготовлены. Обычно на подготовку дается пара месяцев — если этого времени не хватает, дается еще какой-то срок.

    Какие впечатления остались от работы с Киану Ривзом?

    С Киану Ривзом сначала работал режиссер, потом на общем собрании нас представили друг другу и его передали мне. Ривз очень любознателен, ко всему проявляет интерес и готов напряженно работать. Перед съемками «Матрицы» он тренировался 4 месяца по восемь часов в день.

    С кем проще работать — с мужчинами или женщинами?

    Нет никакой разницы. Впрочем, если женщина пластична, то с ней работать гораздо проще.

    Кто является для вас эталоном женской красоты?

    (Смеется.) Ума Турман.

    Расскажите, как проходила работа с ней и с Тарантино?

    Когда я познакомился с Умой, у нее был грудной ребенок, при этом она очень много работала. В течение 4 месяцев у нее были многочасовые тренировки, отвлекалась она только для того, чтобы покормить ребенка. Меня впечатлило ее трудолюбие. Тарантино — умный и интересный человек. После всех обсуждений мы пришли к общему заключению и видению сцен сражений, но когда приехали на место съемки, он начал на ходу все менять и перестраивать. Я сказал ему: «Хорошо, сделаем все по-новому, я предложу вам другие варианты».

    Вы будете участвовать в проекте «Убить Билла-3»?

    Разумеется, если меня пригласят. Во время последней встречи Тарантино сделал мне предложение: я выступаю продюсером его следующей работы, он же продюсирует мой новый фильм.

    Прекрасный обмен!

    Да, хорошее предложение.

    А какое кино вы смотрите дома или в кинотеатре?

    Разное. Action, любовные истории, семейные фильмы.

    А любимый жанр?

    Конечно, action! В последнее время я много времени провожу дома со своей семьей, поэтому пересмотрел массу фильмов других режиссеров.

    О семье. В вашей жизни большую роль сыграл отец, он был вашим учителем и тренером. Какие уроки вы получили от него и чему собираетесь учить собственных детей?

    Я родился в 1945 году, это год окончания Второй мировой Войны, поэтому отец назвал меня Ву-Пин, что значит «мир». В те годы образование было не так общедоступно и не так популярно, как сейчас, но меня отдали в школу ребенком. У меня 10 братьев и сестер, всех нас отец тренировал и учил чтению и письму. Я помню, как мы собирались за квадратным столом и занимались. Мой отец был первым хореографом боевых сцен в Гонконге, я научился этому от него и благодаря нему стал профессионалом. И я думаю, что образование очень важно. Поэтому я стараюсь сделать все возможное, чтобы мои сыновья получили хорошее образование. Есть китайская поговорка, в переводе она звучит примерно так: «У каждого учителя есть ученики. И нельзя делить их на способных и неспособных, всем необходимо дать одинаковое количество знаний».

    Отец в ваших фильмах часто играл роли пьяного мастера или мудрого странника. Есть что-то общее между его образами в кино и его образом в реальной жизни?

    С друзьями мой отец юморист и весельчак, душа компании, но в своем отношении к детям он совсем иной — всегда строг и серьезен. Знаете, он не любил других учителей, например, мастера Джеки Чана за то, что они бьют своих учеников. Он мог шлепнуть, но никогда не поднимал на детей руку. Для того, чтобы ученики слушали и боялись моего отца, достаточно было его строгого голоса. Я был ленив и отец заставлял меня тренироваться снова и снова. Мне всегда больше нравилось думать, чем работать физически, было интересно, как снимают тот или иной эпизод, наверное, поэтому я и стал режиссером. Из-за собственной лени.

    А когда вы поняли, что хотите сами снимать кино?

    Я начал сниматься, когда мне было двадцать лет, но первой серьезной ролью стала работа в картине «Человек меча» — это что-то вроде «Хитмэна». После этого фильма мне предложили стать хореографом боевых сцен, и я воспользовался этим шансом. У меня есть младший брат, который начал тренироваться раньше, чем я, и раньше начал работать, поэтому мне всегда казалось, что он меня опережает, что он лучше меня. Вот и пришлось становиться режиссером. Ну а если серьезно, то в Гонконге очень много хореографов, но мало кто из них становится режиссерами. В какой-то момент я почувствовал, что надо двигаться вперед, иначе я останусь не у дел. И я получил такой шанс — продюсер предложил мне стать режиссером картины «Змея в тени орла» с Джеки Чаном в главной роли. Когда мы приступили к съемкам, на главную роль был утвержден другой актер, но я знал Джеки Чана с детства и был уверен, что он справится с ролью лучше, поэтому предложил его кандидатуру.

    Как, на ваш взгляд, деньги и слава меняют людей?

    В моей жизни ничего не особо не изменилось. В работе я всегда был перфекционистом, им и остаюсь. И это не из-за материальной выгоды, а из-за того, что я большое значение придаю качеству. Хочется не просто получить за работу деньги, а создать что-то экстраординарное. После монтажа я пересматриваю фильм и говорю: «Он мог быть лучше!» Я считаю, что работать надо на грани своих возможностей, всегда стараюсь добиться совершенства, и всегда оно оказывается где-то рядом. Конечно, сейчас я зарабатываю больше, но это всего лишь значит, что я могу больше потратить. И все. Когда я был молод и зарабатывал меньше, у меня не было семьи, сейчас у меня есть семья, и ее необходимо содержать. О славе. Друзья остаются друзьями вне зависимости от того, известен ты или нет, но, конечно, когда приобретаешь популярность, ты получаешь больше удовольствия от работы.

    Вы производите впечатление очень цельной личности. Как вам удается оставаться собой, не потерять свою индивидуальность?

    Я не очень активный человек, стараюсь всегда оставаться спокойным и вдумчивым. Меня не так-то просто чем-то увлечь. Сейчас все помешаны на новых технологиях, я же предпочитаю во внерабочее время читать книги и смотреть кино. Иногда вместе с семьей мне приходится путешествовать, но это случается нечасто из-за моей боязни путешествий. Я постоянно отказываюсь от поездок, меня преследует страх и беспокойство, когда надо покинуть дом. Я чуть не отказался от поездки в Астану. Пункт назначения не имеет значения. В Японию ли мне надо лететь, или в Америку, я постоянно нервничаю. Меня не привлекают путешествия и новые знакомства. Я не из того типа людей...

    О чем вы мечтали в детстве и о чем мечтаете сейчас?

    Я был обычным ребенком с простой жизнью, играл в футбол, занимался кунг-фу. После съемок в фильме «Человек с мечом» у меня появилась мечта. Я подумал: «Раз они могут делать что-то так хорошо, то почему бы и мне не попробовать?» Я пытался предлагать свои идеи, но старшие не обращали на меня внимания и даже наказывали за излишнюю инициативность. И мне пришлось много работать для того, чтобы стать режиссером. Но этим все не закончилось. Я и сейчас напряженно работаю над каждым фильмом, стараясь создать нечто особенное, настоящее, отличающееся от других картин. Что-то, что удивило бы зрителей. Мне хотелось бы снять интересную драму, связанную с философией и культурой. Когда драма и action находятся в гармонии — это хорошее кино.

    Тут я начала рассыпаться в любезностях и благодарностях, господин Ву-Пин разулыбался, закурил очередную сигарету и сказал:

    Надо всегда работать в полную силу, это позволяет тебе самосовершенствоваться и открывает новые возможности. Не другие люди предоставляют тебе шансы, ты сам предоставляешь их себе. Усердие. Самосовершенствование. И как следствие — новые возможности. Это самое важное в жизни.

    Сказал — как в воду глядел, лучшего совета я в жизни своей не получала. Надеюсь, и вам пригодится.

    http://www.kinopoisk.ru/
     
  8. Ворф

    Ворф Самец :)

    Репутация:
    9.621.705
    Ворф, 11 июл 2010
    Дэнни Трехо можно было бы назвать счастливчиком, которому повезло в нужный день и нужный час оказаться в нужном месте, чтобы получить то, о чем мечтает, наверное, каждый второй школьник (ну, может быть, каждый третий), если бы не тот факт, что жизнь его складывалась довольно непросто. Уроженец Южной Калифорнии, Дэнни, как и большинство «латиносов», живущих в довольно скверных условиях, в те годы, когда он был молод (1950—1960-е), начинал с мелких краж, хулиганства и добрался до серьезных неприятностей, включая наркотики. Разумеется, такие вещи добром не кончаются, и основную часть своей молодости и начало взрослой жизни Трехо провел в тюрьме. В короткие промежутки между сроками он опять умудрялся вляпаться в какую-нибудь историю и возвращался в тюрьму.

    Тут надо заметить, что американские тюрьмы отличаются тем, что у заключенных на руках прорва свободного времени, которое многие из них посвящают занятиям в тренажерных залах. Слава американским богам и налогоплательщикам, тюрьмы здесь обеспечиваются всем необходимым для полезного времяпрепровождения, корректирующего и, стало быть, помогающего в перевоспитании. Тренировки входят в эту программу исправления. В тюрьмах проводятся разные спортивные соревнования, чаще всего по борьбе или боксу.

    В какой-то момент его криминальной карьеры Дэнни решил, что возможно начнет заниматься боксом профессионально, и стал усиленно тренироваться. Там же, в тюрьме, Дэнни прошел 12 ступеней программы для наркоманов, осознал всю пагубность зависимости и по выходу из тюрьмы после довольно большого срока, уже будучи почти 40-летним мужчиной, он принял твердое решение завязать с прошлым и начать помогать людям. Помощь эта обычно выражается в посещении несколько раз в неделю собраний общества анонимных наркоманов (или алкоголиков), где человек становится консультантом или спонсором других, более слабых членов сообщества. Один из таких слабаков и стал причиной перемены в жизни бывшего зэка Дэнни Трехо.

    С того момента, как наш режиссер Андрей Кончаловский увидел в Дэнни потенциального актера, его карьера пошла по ровному и стабильному пути. У Трехо за плечами куча второстепенных и эпизодических ролей, но его лицо, очень своеобразно некрасивое и изрытое длинными и глубокими морщинами, настолько запоминается, что, кого бы ты ни спросил, многие называют его имя. Вот уже 25 лет он снимается в кино и занятие это бросать не собирается.

    Дэнни по-прежнему бывает на встречах общества анонимных наркоманов — это для него как бы пожизненное «наказание», образно говоря. Он много выступает в колледжах и школах, рассказывая о своей жизни, карьере и вреде наркотиков.

    Роберт Родригес и Дэнни — двоюродные (или троюродные, это нигде не уточняется) братья. Роберт снимает Дэнни во всех своих фильмах, но не только потому, что они родственники (а родственные связи в испаноязычных семьях исключительно сильны), но еще и потому, что Дэнни обладает многими уникальными актерскими качествами и редчайшей внешностью классического злодея.

    Я впервые встречаюсь с Дэнни Трехо — обычно второстепенных актеров на джанкеты не приглашают. Но, зная его по многим фильмам и даже телевизионным мыльным операм (да-да, там тоже требуются злодеи), я была ужасно рада возможности общения с ним, хоть и за круглым столом.

    Привет, я Дэнни Трэхо,

    — сказал он и поздоровался за руку со всеми нами. После приветствий последовал первый вопрос.

    Ты помнишь, где и когда смотрел первый фильм «Хищник»?

    Я не помню, где, но я видел оригинальный фильм, и он мне очень понравился. Хороший фильм, всё есть в нем: мускулатура, много мускулатуры, — но наш мне нравится больше. Мне кажется, что наш фильм о думающем человеке, выступающем против хищника. Когда камера приближается к лицу Эдриана (Броуди), зритель видит, что у него есть план, он старается перехитрить противника. Когда ты видишь Арнольда (Шварценеггера), ты видишь это огромное мускулистое тело, готовое к схватке. У нас был другой подход к материалу, по-моему, больше внимания к собственно истории, чем к лидирующему актеру.

    В чем заключалась твоя роль?

    Я играю Кучилло, наемного убийцу. У меня два автомата, 9мм и нож — обычный набор. Куда ж я без ножа? (Смеется.)

    Тебе нравится работать с Робертом? Ты огорчился, что не он был режиссером картины?

    О, я люблю Роберта! Я люблю работать с ним. Я должен сказать, что Нимрод — это тоже нечто. Этот парень — молодец. Он здорово удивил меня. Сами понимаете, у меня около 200 фильмов в списке, и меня очень трудно удивить новым режиссером, я всякое повидал на своем веку. Но этот парень меня поразил на самом деле. Вот вы представьте: остров Хило на Гавайях — дивное, красивое место, но когда мы там были, дождь лил без остановки все время. Нам приходилось идти по корням, глине и камням под проливным дождем. Это было здорово, конечно, но, я думаю, что это были самые сложные съемочные условия, в которые я когда-либо попадал. Организационно это был ад как для режиссера, так и для продюсера. И они наравне с нами были в тяжелейших условиях, но никто не жаловался. Там было еще и скользко вдобавок ко всему, так всё вокруг было покрыто мокрым мхом. Мы скользили по нему. Я просто поражался ребятам, Алиси (Брага) — она же малышка совсем, я думал, что будет ныть бесконечно, капризничать, как старлетка, но ничего подобного. Такая выдержка у нее! Это не девчонка — крепкий солдат. Рядом с ней я выглядел, как дряхлый старик, даже идти рядом с ней не хотел. (Хохочет.) И все остальные тоже — на редкость крепкая подобралась компания у нас!

    Что тебе нравится в фильмах о Хищниках?

    Конечно же, мордобой: я обожаю боевики. Я могу смотреть фильм только с трах-бах-тарарахах! Я могу смотреть их целый день, и мне не надоедает. У меня не было ни тени сомнений по поводу этого фильма: я знал, что Роберт делает и как он это делает, я знал, что будет много погонь, стрельбы и грохота. А для меня это родная стихия. Я получил огромное удовольствие в итоге. И прямиком после съемок «Мачете» я отправился на съемки «Хищников» в джунгли. Невероятный восторг.

    Расскажи немного о «Мачете».

    О, это что-то совершенно классное. Главная роль — Дэнни Трехо, второстепенная роль — Роберт Де Ниро. Что может быть лучше этого ? (Смеется.) Надо ли говорить больше? Ну, могу добавить Джессику Альбу, Линдcи Лохан, Мишель Родригес — огонь-девчонка. Стивен Сигал, Дон Джонсон… Невероятный актерский состав. Я себе страшно завидовал. Помните, Роберт снял фильм «Камень желаний»? Вот я его и спрашиваю: «Как ты собрал такой актерский состав, мужик?» А он мне отвечает с намеком: «У меня есть камень желания». Я просто упал. Этот Роберт, конечно, неповторимый парень!

    Всем очень понравился трейлер к «Грайндхаус». Идея фильма «Мачете» появилась оттуда?

    Роберт говорил со мной о «Мачете», когда он снимал «Отчаянного» 15 лет назад. По-моему, трейлер с героем Мачете был лучшей частью того фильма, это было потрясающе! Я даже не знал, что это был настолько здорово. Но я его не видел, я только снялся в нем, и, когда мы были на премьере, все только и говорили о том, что надо сделать фильм о Мачете. Я только что вернулся из Южной Африки, из Кейптауна, где закончил сниматься в «Смертельной гонке 2», и люди там подходили и спрашивали: «Эй! Мистер Мачете, когда будет фильм?» Я вообще был удивлен, что мне задавали вопросы про Мачете, про «Детей шпионов» и когда будет четвертый фильм о них, а также о Хищниках. Эти люди, оказалось, знают очень много о наших фильмах. Я вам скажу, четвертый фильм «Дети шпионов» должен быть лучше трех первых.

    Ты уже видел сценарий?

    Нет, мне и не надо, я просто знаю Роберта. Каждый новый фильм у него лучше предыдущих. Он просто не допустит, чтобы четвертый подкачал.

    Как ты думаешь, в чем его сила?

    (Тяжело вздыхая, задумавшись на секунду.) Ты знаешь, я и Роберт… У нас, в общем, одна цель: мы просто хотим делать хорошие фильмы. А чтобы сделать хороший фильм, у тебя должно быть три основных элемента: девчонки, пули и кровь. (Смеется.) Конечно, история тоже важна, но главное — хорошая драка. Я не могу высидеть драму, я, как тот мальчишка, кривлюсь про себя и думаю: «О! Он сейчас целоваться с ней будет!» Мне становится скучно.

    Ты не романтик?

    (Хохочет.) «Цветочный» романтик. Я могу подарить цветы жене, но все время выбираю не те, забываю, какие ей надо.

    А как насчет комедии?

    Это должна быть очень смешная комедия. Если это что-то вроде сатиры — нет, это не по мне, пойди там пойми, что смешно, а что издевательство. Мне нравятся просто смешные комедии, как «Остин Пауэрс», например — это, действительно, смешно. Я сначала не хотел смотреть этот фильм, думал, что чушь какая-то, но мои дети меня убедили пойти с ними и посмотреть. Они потом беспокоились, что придется меня вывести из оттуда, так я хохотал там, просто не мог остановиться. Я понимаю, что по-умному такие фильмы принято пародиями называть. Но учитывая, что они настолько смешные, то вот скажу, что из комедий я предпочитаю пародии.

    Я слышала, что тебя открыл русский режиссер.

    Да, Андрей Кончаловский. Мой самый первый фильм был с ним. Я ему обязан своей карьерой. Я пришел на площадку, когда был просто консультантом для наркоманов, помогал людям справиться с зависимостью. Я прошел тюрьму и наркотики и после этого решил посвятить свою жизнь помощи тем, кто не может самостоятельно решить эти проблемы. Я работал с разными людьми, с детьми даже. Один мальчишка из моих подопечных как-то ночью позвонил мне и сказал: «Дэнни, мне нужна твоя помощь, я боюсь опять сесть на наркотики, этого дерьма так много здесь, где я работаю. Отец мне нашел эту работу, и я не хочу его подвести. Приезжай, а? Побудь со мной». И я поехал. Понимаешь, в этом и заключается наша работа спонсоров и консультантов — быть рядом с теми, кто слаб, в минуту, когда им нужна поддержка. И парень этот был ассистентом продюсера на картине «Поезд-беглец» с Джоном Войтом и Эриком Робертсом, которую снимал Андрей Кончаловский. Я приехал на площадку и увидел такую прелестную картинку: все ребята там делали вид, что они заключенные с такими нарисованными татуировками, натыкались друг на друга и расходились с извинениями. Я смеялся до упаду. Ни разу не слышал «Извините меня» в тюрьме. И этот парень, ассистент режиссера, увидел меня и спросил, не хочу ли я быть статистом в этой фильме. Он спросил: «Ты можешь представить себя заключенным?» А я смеюсь: «Представить? А чего тут представлять? Я прошел почти через каждую тюрьму в Южной Калифорнии! Ну, можно попробовать, конечно, и представить». Я снял свою рубашку, показал им мои татуировки. И тут один мужик подходит ко мне и говорит: «Ты Дэнни Трехо, правильно? Я видел тебя, когда ты выиграл бой в легком весе и титул чемпиона в полусреднем весе в тюрьме Сан-Квентин». Я говорю: «Точно, я тоже знаю тебя, ты — Эдди Банкер. Мы были вместе в тюрьме». Эдди Банкер — один из лучших писателей криминального жанра. И он спросил, хочу ли я работать в этом фильме. Я сказал, что мне уже предложили стать статистом. Знаете, он ведь написал сценарий к фильму, то есть не написал, а адаптировал оригинальную историю японца, где герой Джона Войта убил жену. Но в калифорнийской тюрьме ты не можешь быть героическим персонажем с таким делом, как убийство женщины. Тебя не только не будут уважать — тебя будут презирать за это. Поэтому нужно было адаптировать сценарий к нашим условиям, и Эдди знал нравы в наших тюрьмах лучше кого бы то ни было. Поэтому герою Джона Войта «дали» вооруженное ограбление. И Эдди сказал, что им нужен кто-то, кто смог бы тренировать Эрика Робертса боксу. Я спросил, сколько будут платить. Он говорит: «320 (долларов) в день.» А я ему: «Насколько серьезно его нужно побить?» Я подумал, что они хотят мне платить такие деньги за то, чтобы надрать кому-то задницу. Но Эдди сказал: «Нет-нет, тебе надо быть с ним осторожней, он довольно нервный, может и треснуть в ответ». Я сказал: «За такие деньги? Можете дать ему палку, чтоб драться со мной!» Я начал тренировать Эрика, и Андрей увидел нас. Эрик делал всё, как я ему говорил. Тогда Андрей сказал: «Ты будешь сниматься у нас». Но тут возникла проблема, потому что я не был в SAG (Screen Actors Quild — гильдия киноактеров; нельзя получить роль, где есть хоть одно слово, если не состоишь в гильдии, за этим смотрят очень строго — Прим. авт.). Тем более в фильме уже был кто-то, кто должен был драться с Эриком, а этот парень был членом гильдии, он настаивал на своей роли. А я вообще тогда ничего не понимал, что происходит, я просто показал мужику, как боксировать. И вот Андрей показывает сначала на того парня, который должен был драться в Эриком, мямля, мол, а потом на меня, делая суровое лицо. Тогда Эдди и сказал мне: «Роль твоя».

    Мы так поняли, что ты любишь фильмы о крутых парнях, боевики. А сам ты как, тоже крутой парень в обычной жизни?

    Нет уж, с меня довольно приключений юности. Я ни с кем не связываюсь, обхожу проблемы стороной. У меня есть даже каскадер, который делает самые сложные трюки, когда это надо. Я не претендую на звание крутого парня и даже не пытаюсь вести себя, как крутой, если ты понимаешь, о чем я говорю. Те времена давно прошли.

    Ты знал об Эдриане Броуди до знакомства с ним? Видел его «Пианиста», например?

    Нет, не знал. Мне мой сын сказал, что это актер, который получил «Оскара». Мой сын, ему 22 будет, знает о кино всё и даже больше. Он принес этого «Пианиста» посмотреть. И я был страшно удивлен. Как? Этот парень в боевике на главную роль? Но я его еще не видел перед съемками. И скажу я вам, удивил он меня, когда я его увидел впервые: крепкий такой парень, небольшой, но очень крепкий. То есть физически он атлет, который участвует в многоборье, я бы ни за что не стал с ним соревноваться, я бы не выдержал и десяти минут, а он работал целый день с небольшими перерывами, и у него главная роль, то есть он еще и пример нам всем подавал, задавал тон в самом начале. Выносливость потрясающая. Вообще, ребята, фильм у нас получился отличный, так всем и скажите.

    Дэнни поднялся, опять пожал каждому руку и поблагодарил за разговор. Удивительно вежливый и эмоциональный человек этот бывший наркоман и зэк, а ныне уважаемый киноактер с огромным количеством небольших, но весьма запоминающихся работ.

    http://www.kinopoisk.ru/
     
  9. Ворф

    Ворф Самец :)

    Репутация:
    9.621.705
    Ворф, 11 июл 2010

    http://www.kinonews.ru/
     
  10. Ворф

    Ворф Самец :)

    Репутация:
    9.621.705
    Ворф, 12 июл 2010
    В российском прокате стартовала анимационная лента «Гадкий я» — история незадачливого злодея Грю, твердо намеренного закрепить за собой статус главного суперзлодея планеты, несмотря на молодого конкурента в лице Вектора. Помимо прочих забот, Грю опекает трех девочек-сироток, которые тоже доставляют ему немало хлопот. КиноПоиск решил пообщаться с героями мультфильма и узнать, как у них дела.

    Грю
    Что самое прикольное в том, чтобы быть злодеем?

    Носить черную одежду. Она всегда стройнит.

    Если бы ты не был злодеем, кем бы ты был?

    Посмотри на меня — очевидно же, что моделью!

    Как ты развлекаешься?

    Да как все: привязываю людей к рельсам, порчу тормоза, плету фенечки...

    Что самое классное в том, чтобы быть отцом?

    Игра «Покатай меня, лошадка». Девочкам пока нелегко на себе меня возить, но они потихоньку растут и набираются сил.

    Уже есть планы на День отца?

    Погоди, а что, есть специальный день только для пап?

    Изменило ли что-нибудь появление девочек в доме?

    Ну, теперь в доме всё в блесточках и стразиках.

    Ты чего-нибудь боишься?

    Вообще-то нет. Хотя... Ты же знаешь музыку Селин Дион?

    Сколько лет твоей собаке?

    Это смотря с какой стороны посмотреть. Тебя какая ее часть интересует?

    Как ты познакомился с доктором Нефарио?

    По-моему, на концерте Duran Duran.

    У тебя есть образец для подражания?

    Филипп Киркоров. Вот уж кто непотопляем.

    Что тебе больше всего нравится в работе с миньонами?

    Если кто-нибудь их них сломается, то его всегда можно пустить в переработку, а это очень полезно для окружающей среды.

    Девочки (Марго, Эдит и Агнесс)
    Что вы любите делать с Грю?

    А: Мне нравится, когда он разрешает красить ему ногти.

    М: Агнесс!

    А: Ой, вообще-то нам нельзя про это рассказывать...

    А что вы, ребятки, собираетесь сделать для него на День отца?

    М: Не говорите ему, но мы собираемся перекрасить дом в розовый.

    А: Ему понравится!

    А кем вы хотите стать, когда вырастите?

    М: Президентом.

    Э: Каскадершей!

    А: Дрессировщицей единорогов! Наездницей единорогов! Ой, а можно я просто скажу — «единорогом»?

    Какая ваша любимая музыка?

    Э: Любая, кроме «единорожьих песенок» Агнесс!

    У вас есть хобби?

    М: До недавнего времени им были попытки удочериться.

    Что вам больше всего нравится делать с миньонами?

    Э: Играть в миньон-боулинг!

    А: Плавать. Из них такие классные поплавки!

    Доктор Нефарио
    Какое ваше лучшее изобретение?

    Невидимый плащ. К сожалению, я его потерял и до сих пор не могу найти...

    Откуда взялись миньоны?

    Я сделал их из мутировавшей ДНК, жирных кислот и двух с половиной чашек бананового пюре.

    Если бы вы не были ученым, кем еще вы могли бы быть?

    Я всегда мечтал открыть собственный педикюрный салон. Я бы назвал его «Нефари-цыпочки».

    Как изменился Грю с появлением девочек?

    Он играет в дочки-матери намного больше, чем это положено суперзлодею. Это всё, что я могу вам сказать.

    Чем вы занимаетесь в свободное время?

    Ищу новые способы взрывать разные штуки.



    Миньоны (имейте в виду, что текст был переведен с миньонского Доктором Нефарио)
    Под какую песенку вы любите больше всего танцевать?

    Это что-то среднее между Гавотом Баха Соль-мажор и «Давай, подвигай попой!»

    Какое ваше любимое танцевальное движение и как вы его разучили?

    Я назвал это движение «горячая кнопка в штанах». Я разучил его, когда горячая кнопка попала мне в штаны.

    Назовите ваш самый удачный пример маскировки?

    Я две недели притворялся лежачим полицейским. Было больно, но на парковке у магазина электроники я всех провел.

    Что в работе на Грю вам больше всего нравится?

    Натирать до блеска его лысую голову. Она мягкая на ощупь, как попка младенца.

    Если бы можно было выбрать одно место, куда бы вы отправились путешествовать?

    Мы слышали много хорошего про Париж...

    Ваша величайшая кража?

    Всякий раз, когда наш сосед выносит мусор, мы его крадем. Он даже представить себе не может, кто это делает!

    Что вам больше всего нравится делать с девочками?

    Балет плясать!

    Что изменилось после того, как девочки появились в доме?

    Да! Теперь не нужно держать в тайне наши чайные церемонии!

    Каково это — работать с доктором Нефарио?

    Мы любим доктора Нефарио. Он добрый, щедрый, заботливый. Прекрасный человек и великий ученый.

    Вектор
    Назови свое любимое оружие.

    По простоте использования нет равных пираньимету, а по эффекту устрашения — спрутомету, но я сейчас разрабатываю новое оружие, которое затмит собой всё остальное — китомет!

    А сколько вообще оружия у тебя в коллекции?

    Дело не в количестве, а в качестве. Но официально заявляю, что много.

    У тебя есть любимая видеоигра?

    Не могу выбрать одну — разрываюсь между «Смертельной войной 3: Кровавой битвой» и «Веселым поваром»...

    Есть ли кто-нибудь, кого бы ты назвал образцом для подражания?

    Думаю, у нас с тобой один образец для подражания — я!

    Твоя любимая еда?

    Печеньки.

    Мистер Перкинс
    Что вам больше всего нравится в вашей работе?

    Деньги.

    Назовите самый удачный проект, который вы профинансировали?

    Тот, что принес много денег.

    Ваш любимый цвет?

    Денег.

    Чем вы больше всего гордитесь?

    Своими деньгами.

    А как же ваш сын?

    Издеваешься?!

    Беседы с создателями этих чудесных персонажей посетители КиноПоиска смогут увидеть в разделе интервью.

    http://www.kinopoisk.ru/
     
  11. Ворф

    Ворф Самец :)

    Репутация:
    9.621.705
    Ворф, 12 июл 2010
    Шарлто Копли так и остался бы южноафриканским продюсером, известным лишь у себя на родине, если бы в 2005 году они с Нилом Бломкампом не сняли короткометражку «Выжить в Йобурге». Несколько лет спустя она была превращена в полнометражный фильм «Район № 9», который собрал в мировом прокате более 200 миллионов долларов и был номинирован на «Оскар». Продюсером картины стал Питер Джексон, а Копли получил главную роль Викуса Ван де Мерве и мировую славу в придачу. В июне в прокат вышла картина «Команда „А“», где Копли играет безумного капитана Мердока.

    На фестивале action-фильмов в Астане Шарлто появился в последнюю минуту, когда мы уже решили, что он попросту проигнорировал данное мероприятие. Но Копли успел представить «Район № 9», принять участие в церемонии закрытия и пообщаться с журналистами.

    Шарлто вошел в комнату под наши бурные аплодисменты, объясняющиеся скорее долгим ожиданием, нежели восторгами. Нетерпение вырвалось в журналистский фальстарт. Копли успел только сесть, вздохнуть, сказать «окей», как из своего кресла буквально выпрыгнул журналист местного телеканала:

    «Район № 9» — прекрасный фильм, но будет ли продолжение? Очень интересно, чем все закончится!

    Мы планируем выпустить сиквел, это всего лишь вопрос времени. Сейчас мой друг Нил Бломкамп, режиссер первой части, работает над другим проектом. Но, думаю, уже года через полтора мы приступим к съемкам продолжения «Района № 9». Ну, а теперь всем привет!



    В ЮАР вы известны как продюсер и режиссер. Насколько сложным был переход к актерской карьере?

    Это было совершенно несложно. Я начал снимать фильмы, когда был совсем молодым. С 9 до 18 лет, во время учебы, я играл в школьных спектаклях и небольших фильмах, которые мы делали с моими друзьями. Так что я комфортно чувствую себя на сцене и перед камерами. Разница лишь в том, что раньше я не был профессиональным актером, в смысле мне не платили за это деньги.

    Вам нравится ваш персонаж в «Команде „А“»?

    Этот фильм снят по мотивам телевизионного шоу «А-team», которое было очень популярно в ЮАР и во многих других странах. Не знаю, показывали ли его в России. Я в нем играю сумасшедшего пилота по имени Мердок. Он интересен тем, что ты никогда не знаешь, на самом деле ли он ненормален или притворяется таким, чтобы его не посадили в тюрьму. Еще одна особенность моего персонажа заключается в том, что он постоянно разговаривает с разными акцентами: то с американским, то с английским, то с немецким. Безо всяких на то причин.

    Насколько развита киноиндустрия в ЮАР?

    Индустрия кино в ЮАР находится в стадии развития. Конечно, дела у нас обстоят лучше, чем в Казахстане, но не так хорошо, как во многих других странах. Съемки «Района № 9» финансировались американцами, продюсером был Питер Джексон из Новой Зеландии, а прокатом картины занималась компания Sony Pictures. В ЮАР множество талантливых людей, но, к сожалению, местные бизнесмены пока боятся вкладывать деньги в киноиндустрию.

    Я видел в интернете ролик «Викус и Шарлиз». Вы знакомы с Шарлиз Терон?

    Да, я знаю Шарлиз, мы познакомились на церемонии вручения премии «Оскар» в этом году. Я всегда был большим ее поклонником, она одна из моих любимых актрис. В этом ролике мой персонаж Викус ищет Шарлиз Терон в Голливуде — кто не видел, можете посмотреть. Я делал его для The South African Music Awards, просил Шарлиз вручить со мной одну из наград.

    Разделяете ли вы идеи своего героя в «Районе № 9», или это просто роль и ничего больше?

    На самом деле я просто играл свою роль, не пытаясь внести в фильм какую-то политическую подоплеку или пропагандировать определенный образ мыслей. Режиссер этого фильма в первую очередь хотел сделать его популярным, не предполагая подтекста, он не пытался рассказать людям, как им себя вести. Но проблемы, которые подняты в картине, очень важны, о них стоит задуматься. Мы старались, чтобы фильм получился искренним и правдивым, несмотря на то, что это фантастика. Если б он был снят в лучших голливудских традициях, финал был бы иным: люди и пришельцы жили бы в мире и согласии. Но в настоящей жизни все намного сложнее.

    А сценарий сиквела уже готов? — никак не может успокоиться все тот же неугомонный журналист. И добавляет, оправдываясь: — Просто ну очень интересно, чем дело-то кончится.

    Да-да, он где-то здесь. (Шарлто растерянно хлопает себя по карманам, изображая поиски сценария.)

    Все посмялись, Шарлто разрядил обстановку и спас бедного любопытствующего от растерзания, потому что в условиях жесткого временного регламента каждая минута на вес золота.

    Нет, сценария пока нет. Как я уже сказал, мой друг работает над другим проектом, поэтому мы пока не обсуждаем детали сиквела «Района № 9». Но мы хотим сделать что-то интересное, отличающееся от первой части, без стандартных голливудских ходов, когда в продолжении миллионы инопланетян возвращаются и атакуют Землю. Наш фильм будет более содержательным и оригинальным, наводящим на размышления.

    Я слышал, что вы собираетесь снимать еще и приквел.

    Да, Нил как-то говорил, что не прочь сделать приквел вместо продолжения. Но пока никакой конкретной идеи нет, просто размышления. В каком-то смысле приквел будет снять гораздо легче, потому что уже создан целый мир, целая Вселенная. Вы, как зрители, видели только небольшую часть истории, то, что происходит в течение двадцати лет, многое из придуманного нами осталось за кадром. Например, то, как Викус был ребенком, когда инопланетяне прилетели впервые, как он получил работу и многое другое. Всё это мы уже обсуждали с режиссером.

    Объявляют, что остался только один вопрос. Микрофон выхватывает бодрая женщина из газеты «Целина», которая до этого спрашивала у Ву-Пина о родовом проклятье Джеки Чана. Мы замираем в ожидании очередного чуда.

    Что такое для вас летающие тарелки, иноземные цивилизации? Боитесь ли вы их?

    Если спрашиваете мое мнение об НЛО, то я считаю, что они существуют.

    А вы видели их? И что вы в принципе думаете о космосе?

    Я читаю, что НЛО — это реальность, но пока, к сожалению, ни одного не встречал. Однако я верю в существование инопланетных цивилизаций, в то, что во Вселенной есть другая жизнь. Когда я думаю о космосе, то ощущаю себя мизерным. Люди слишком самонадеянны, они преувеличивают свои возможности. При этом у нас очень узкий угол зрения, мы погружены в собственные бытовые проблемы и нечасто думаем о Вселенной и других мирах. Чтобы не преувеличивать собственную значимость, надо чаще размышлять о таких вещах.

    http://www.kinopoisk.ru/
     
  12. Ворф

    Ворф Самец :)

    Репутация:
    9.621.705
    Ворф, 13 июл 2010

    http://www.kinopoisk.ru/
     
  13. Ворф

    Ворф Самец :)

    Репутация:
    9.621.705
    Ворф, 13 июл 2010
    Документальный фильм «Тайсон» вышел в российский прокат 30 июня. Лента напоминает то ли полуторачасовую исповедь, то ли видеозапись, сделанную в кабинете у психоаналитика. За день до российской премьеры Майк представил картину на фестивале в Астане, куда прибыл по приглашению Тимура Бекмамбетова «как человек, олицетворяющий собой понятие action». «Режиссер Джеймс Тобэк — мой друг, поэтому во время съемок у меня было ощущение, что я пересказываю свою жизнь близкому человеку», — сказал бывший боксер. Как выяснилось, Тайсон готов откровенничать не только с другом-режиссером, но и с журналистами. Переводчик в процессе пресс-конференции смущался и отказывался переводить часть его откровений, а наши глупые шуточки из разряда «Поберегите уши» как-то забылись. Впрочем, замешательство переводчика может объясняться и тем, что великий боксер изрядно шепелявит, а входя в раж, переходит на сленг.

    Какова была цель создания фильма «Тайсон», на какую аудиторию он рассчитан?

    Это фильм для мужчин. Для мужчин любого возраста. Я согласился сниматься в этом фильме не потому, что хотел рассказать о своей жизни, а потому, что мне надо было заработать денег на наркотики, мне было все равно, увидят его или нет. Но он был хорошо принят зрителями и критиками, и я осознал, что это воля Аллаха.

    Рассказывая о своей жизни, вы заплакали. Почему?

    На самом деле я не хочу об этом говорить... Я потерял дочь. Понимаете, у нас были планы. Если у вас есть родные, семья, вы знаете, о чем я говорю. Семья всегда строит общие планы, например, родители собираются купить ребенку дом или отправить его в хорошую школу. А когда один из членов семьи умирает, все мечты рушатся, всё это теряет смысл. (На глаза наворачиваются слезы, кажется, что он и сейчас заплачет.) И эти планы — это смысл жизни, понимаете?

    В зале на несколько секунд наступает тишина. Даже неугомонные фотографы замирают. Кто-то робко спрашивает:

    Вы собираетесь продолжать карьеру актера?

    Я буду сниматься в кино, сейчас на очереди два проекта, предположительно мы будем работать с компанией Warner Brothers. Вы знаете у меня семь детей, их надо кормить!

    Все облегченно смеются и пресс-конференция продолжается.

    Майк, вы прекрасно выглядите. Как вы поддерживаете форму?

    Сейчас я в хорошей форме, я потерял 140 фунтов. Был момент, когда наркотики и алкоголь чуть не погубили меня. К тому же я был в депрессии после смерти дочери и даже хотел покончить жизнь самоубийством, но потом взял себя в руки. Я неплохо выгляжу, но, проведя на ринге три раунда, заработал бы сердечный приступ. Хорошая форма и хорошее состояние — разные вещи. Форма — это всего лишь внешний вид, а состояние предполагает возможность двигаться, действовать.

    Вы обладатель множества титулов и наград, вы поставили мировой рекорд, отправив соперника в нокаут на восьмой секунде боя. Гордитесь ли вы своими достижениями?

    Нет, я не горжусь этим. Такие вещи больше меня не радуют. Когда я был моложе, это было для меня достижением, но с возрастом я осознал, что не совершил ничего достойного в жизни, и купил больницу. Отправить кого-то в нокаут — это ерунда, помогать детям, содержать больницу — это достижение. Мне почти 45 лет. Если б я гордился тем, что 20 лет назад отправил человека в нокаут за восемь секунд, то мне требовалась бы психологическая помощь. Это ненормально. Самое страшное оскорбление, которое мне можно нанести, — сказать, что я такой же, каким был раньше. Это прошлое. Того Майка Тайсона больше не существует.

    Вы не собираетесь стать тренером?

    Тренер по боксу — очень специфическая работа, не каждый хороший боксер может стать тренером. К тому же пока у меня нет желания никого тренировать, возможно, я подумаю об этом в будущем.

    Скажите, Майк, вы всегда были уверены в своих силах?

    Нет, я совершенно не верил в себя. У меня не было причин верить в себя, в детстве надо мной постоянно издевались и избивали. У меня были проблемы с законом, и, когда я находился в исправительном учреждении для малолетних преступников, кто-то познакомил меня с тренером по боксу. Он рассказал мне много интересного обо мне. Тогда я особо ничего не понял, но это заставило меня развиваться, двигаться дальше, пока все не зашло слишком далеко. Когда я принял ислам, то осознал, что это был Бог, и всё то, через что я прошел в жизни, было необходимо для того, чтобы вернуть меня к реальности.

    Чего вы больше всего боитесь в жизни?

    Аллаха. Я знаю, что прожил свою жизнь безрассудно, и, когда я встречусь с Богом, он не будет добр ко мне. Я много молюсь, но все равно попаду в ад за всё то, что сделал, но это не мешает мне радоваться жизни здесь и сейчас.

    Почему вы выбрали именно ислам?

    Я не знаю, правда ли это, но всегда говорю людям, что стал мусульманином просто потому, что я им являюсь. Я мусульманин без «звания». Я даже не ем свинину с 17 лет. Эта религия отражает мою сущность. Так я себя ощущаю. И если бы не было ислама, я верил бы в то же самое и вел себя так же. Как это меня изменило? Не знаю. Когда ты принимаешь решение стать мусульманином не вполне сознательно, ты просто используешь шанс. Становясь старше, ты понимаешь, что прожил жизнь и эта жизнь ложна — на самом деле ты никогда не был мусульманином, просто говорил «Ассаламу алейкум» и молился раз в год. У меня все совсем по-другому. Посмотрите, я на самом деле религиозен. Я живу иначе. И делаю это не потому, что я повернутый на религии экстремист. Если бы я верил по-другому, это было бы бессмысленно, неправильно говорить «Ассаламу алейкум» и при этом избивать друга, насиловать женщину и совершать другие ужасные поступки. Я не хочу повторять свои ошибки. И я больше не свинья, не сплю с кем попало, не веду себя агрессивно — я просто стараюсь выжить в этом мире, пытаюсь быть истинным мусульманином. Не хорошим — это у меня не получится, — а истинным.

    Как вам удается совмещать жизнь мусульманина, которая предполагает частые молитвы, ежедневное посещение мечети, с жизнью звезды — разъездами, пресс-конференциями, съемками?

    Для меня важнее быть мусульманином, чем быть звездой. Я не f*** звезда — я наркоман, давайте говорить начистоту. Я наркоман, просто мне повезло с врачами. Да, я неплохо дрался, когда был молодым, я нравился людям. Но я troublemaker, я не такой, каким вы меня представляете. Иногда мне кажется, что я выгляжу слишком хорошо, чтобы так паршиво себя чувствовать. Это нормально. Я себе нравлюсь, но именно таким, какой я сейчас. Тот, кого вы называете «суперзвезда Майк Тайсон», был чудовищем. Поверьте мне. Он мог изнасиловать вас, избить, отобрать деньги. Но сейчас я другой.

    Вы присутствовали на премьере фильма о ядерном оружии «Обратный отсчет». Вам близка эта тема? Собираетесь ли вы, как публичная персона, как-то повлиять на общественное мнение по вопросу ядерного разоружения?

    Не уверен, что я имею общественное и политическое влияние. Фильм меня восхитил. Но его основная мысль в том, что ядерное разоружение позволит предотвратить все возможные войны и конфликты, а это неправда. Существует множество других проблем. В фильме говорится: «Мы заботимся о мире во всем мире». Но пока существуют локальные такие конфликты, как в Чечне, Боснии, мира не будет. Там творятся ужасные вещи. Представьте, что на глазах у человека изнасиловали его мать, жену, сестру, дочь, потом его самого избили, и тут вы говорите ему: «Давай спасем мир». Он скажет: «F*** the world! Мой мир умер». Это та реальность, которую я знаю. И когда эта реальность становится нормой, кто-то жаждет мести, а от этого страдает множество невинных людей. Потому что у одержимых местью есть цель, и эта цель должна быть достигнута, несмотря ни на что. Они же ни слова не сказали об этом фильме, правда? Я верю в прощение, но они могут не верить. Разная боль. Я могу простить людей, которые убили моих детей и изнасиловали жену, могу. Но могу и не простить, так же как и они могут не простить. И что вы думаете, что если мы избавимся от оружия, то террористы сделают то же самое со словами «О, на самом деле мы такие милые ребята»? Нет, это не так. Это только моя точка зрения, у каждого из нас своя вселенная в голове, но я вижу мир таким.

    Сейчас в США существует проблема роста преступности среди чернокожих подростков. Какие вы видите пути решения этой проблемы?

    Я не знаю, люди должны сами нести ответственность за свои решения. Если кто-то хочет чему-то научиться у меня, он должен учиться на моих ошибках. Мне сложно говорить об этом, понимаете, я был одним из этих подростков. Это про меня. 13—14 лет я ходил на похороны друзей. Мой друг ворвался в чей-то дом, его поймали и убили за это. И я устал от такой жизни, устал наблюдать, как дети, с которыми мы вместе росли, с которыми жили в одном районе, избивали друг друга до полусмерти, насиловали девушек, заражались СПИДом. Я не хотел больше такой жизни.

    Как вы воспитываете своих детей?

    Для меня самое важное, что их жизнь будет лучше, чем моя. У них гораздо больше денег и возможностей, есть шанс сделать правильный выбор. Моим старшим детям 22, 20, 14 и 13 лет. Они путешествуют по всему миру, они видели больше стран, чем я. Одна дочь занимается биохимией, другая учится в колледже, собирается стать дизайнером, Младшие учатся в одной школе с детьми Буша. Я в детстве не мог и мечтать о таком. Дядя моих детей Майкл Стил — мэр, член Республиканской партии. Как-то прихожу домой и мой сын показывает мне фотографию с Джорджем Бушем. Вы понимаете, Джордж Буш как республиканец так далек от мира черных! А на этой фотографии мой сын такой счастливый. И первой моей реакцией было: «Что это такое?!» Но это новая эра, всё меняется, и республиканцы воспринимаются нормально среди чернокожих. И мне все равно, Майкл часть моей семьи, и я буду любить его вне зависимости от того, будет ли он демократом или республиканцем, католиком или мусульманином — какая разница. Он часть моей семьи, и наши дети обожают друг друга.

    Вы часто видитесь со своими детьми?

    Не очень часто. Я наделал много глупостей, часто предавал их, поэтому не могу требовать от них большого уважения. Всё, что я могу просить, это писать мне как другу. Даже если они не будут меня называть отцом, я хочу, чтобы они были в моей жизни. Я не заслужил того, чтобы меня называли папой, потому что не был с ними, несмотря на то, что высылал деньги. Я не уделял им достаточно времени. И я понимаю, каково это, потому что мой отец тоже не уделял мне много внимания, он скорее был источником неприятностей, портил жизнь моей матери. Но я все равно люблю его, может, это ненормально. Он подарил мне жизнь. У меня была не самая лучшая жизнь и не самая правильная, но это моя жизнь.

    А как вас воспитывали?

    Когда я был подростком, отец в подробностях рассказал мне, что он делал с моей мамой и другими женщинами, как будто я должен был воскликнуть: «Вау, как здорово!» Я хотел научиться чему-нибудь у него, но он заявил: «Я тебя ничему не смогу научить, разве что могу рассказать о Боге и о женщинах». Мне казалось, что то, чем он занимается, это очень круто, пока он не рассказал обо всем в подробностях. Мне тогда было 12 лет. И я понял, что не стану крутым уличным пацаном, гангстером, как хотел до этого. Он рассказал мне, что моя мать торговала собой. Я был в ужасе от этого! Моя мать — одна из этих женщин?! «Ты мой отец, она моя мать, я люблю вас, но ничего не хочу знать о вашем прошлом, — ответил я ему. — Я люблю тебя как отца, ты любишь меня как сына. Расскажи мне о Библии, о религии, но не надо меня ничему больше учить». Я никак не могу понять, почему же я любил наркотики и проституток так сильно. Я же обожал это! И теперь осознал: мне нравилось делать что-то вопреки всем, наперекор общественному мнению.

    http://www.kinopoisk.ru/
     
  14. Ворф

    Ворф Самец :)

    Репутация:
    9.621.705
    Ворф, 14 июл 2010
    Джозеф Гордон-Левитт, сыгравший члена команды экстракторов, возглавляемой Коббом (Леонардо ДиКаприо) в новом фантастическом триллере Кристофера Нолана "Начало", рассказал в интервью ресурсу Comingsoon о технологиях, применяемых при съемках фильма, об "играх разума" и о будущих творческих работах.


    Чувствуете ли Вы облегчение от того, что, наконец, можете открыто говорить о "Начале"?


    "О, да, конечно. Я хочу, чтобы этот фильм посмотрели. Поэтому стоит об этом поговорить. Забавно, что люди спрашивали о секретности, окружавшей проект. Если честно, я думаю, любопытство является самым лучшим стимулом для того, чтобы сходить в кино. Так же считает и Крис Нолан, и это верно. Когда история продумана до мелочей, а сценарий тщательно выстроен, лучшее, что вы можете сделать, – это увидеть все так и в той последовательности, в какой он был снят. Получать какую-либо информацию о фильме заранее - значит испортить себе все впечатление. Лично я, когда жду выхода какой-нибудь картины, которую хочу посмотреть, избегаю трейлеров, не ищу никакой информации. Уже потом, после просмотра, я люблю прочесть критические статьи, комментарии, чтобы сравнить мнение посторонних людей с моим собственным. Но до того, как я пойду в кино, я предпочитаю знать, как можно меньше".


    Расскажите, пожалуйста, о том, как Крис предложил Вам роль.


    "Он просто попросил о встрече со мной, я тогда ничего не знал о проекте. Мы встретились, и наша беседа закончилась тем, что меня наняли. Все получилось само собой, и я очень благодарен за предоставленный шанс".


    В фильме у Вас довольно много напряженных, требующих физической подготовки сцен. Съемки на страховочных тросах заняли около трех недель, не так ли?


    "Тросы - только часть всего. Было еще много разных других технологий, которые использовались для создания эффекта "неправильной" гравитации, ни одна из которых, между прочим, не являлась цифровой. Так же не снимали с применением "зеленого экрана". В своем роде, все было по-настоящему. Моей любимой была версия сцены, которую построили с углом поворота в 360 градусов, поэтому пол действительно уходил у меня из-под ног. Мне и парню-каскадеру, занятому в одной сцене, приходилось удерживать баланс во время эпизода сражения. Расскажу еще об одной сцене. было построено три версии одного помещения: обычное, вращающееся вокруг своей оси и повернутое на 90 градусов так, что пол был на месте стены. Нас подвесили на тросах и снимали сверху. Да, использовалось много технологий. Было тяжело, порой больно, но помимо всего прочего, так весело, как никогда прежде в моей жизни".


    Живя в Голливуде, Вы, несомненно, порой ощущаете нереальность происходящего вокруг, всего того, о чем говорится в вашем фильме.


    "Я бы сказал, что любой человек, независимо от места жительства и профессии, время от времени задает себе этот вопрос. Да, моя работа, действительно, временами кажется сюрреалистичной, но, если задуматься, жизнь не более реальна. Все относительно. Наш познавательный опыт – создан. С неврологической точки зрения, то, что происходит с нашим мозгом во сне, очень похоже на происходящее во время бдения. Вот мы с Вами сидим и разговариваем. Я вижу и слышу Вас. Мои глаза и уши получают информацию, которая затем попадает в другой отдел мозга. Получается, что оппонент – часть вашего мозга. Эта часть мозга берет информацию, обрабатывает ее, заполняя все пробелы, а затем выдает результат (опыт), говорящий: "Это происходит прямо сейчас". Те же самые вещи случаются, когда вы спите. Я бы обобщил, сказав, что раз ты человек, то тебе придется время от времени задаваться вопросом, что реально в действительности и чем я в данный момент занимаюсь?"


    Дата выпуска фильма "Хэшер" с Вашим участием еще не определена, а Вы вот-вот приступите к работе с режиссером Райаном Джонсом?


    "Да! "Looper" будет классным фильмом. Я очень-очень жду начала съемок".


    И что, Брюс Уиллис тоже задействован?


    "Да. Не могу дождаться. Об этом проекте Райан говорил в течение многих лет. Здорово, что наконец это случится".


    Конечно, Макр Уэбб какое-то время будет занят съемками "Человека-паука 4", но был ли у Вас с ним разговор о еще одном совместном проекте?


    "Я бы хотел сняться у Марка еще когда-нибудь. Время покажет".


    Портал "Новости кино" напоминает, что фантастический триллер Кристофера Нолана "Начало" выходит в российский прокат 15 июля 2010 года.

    http://www.kinonews.ru/
     
  15. Ворф

    Ворф Самец :)

    Репутация:
    9.621.705
    Ворф, 15 июл 2010
    Журнал Empire поделился в этот раз с КиноПоиском интервью с актером Николасом Кейджем, приуроченным к выходу фильма «Ученик чародея». Кроме того в номере за июль 2010 года Вы сможете прочитать статьи и про другие фильмы, например, о картинах «Начало» и «Центурион».

    Широко известна ваша любовь к мифам и легендам, особенно про Мерлина. Надо полагать, «Ученик чародея» — это для вас фильм что надо?

    Для меня было крайне важно, чтобы магия в фильме была западной, а не восточной. В какой-то момент в сценарий хотели привнести китайскую чертовщину, чтобы привлечь зрителей азиатской магией и философией, но я сказал: «Ни в коем случае. Мы должны сосредоточиться на волшебстве Запада, особенно на короле Артуре!» Для меня нет ничего более значительного и захватывающего, это все-таки мои корни…

    Разве ваши родители родом из Великобритании?..

    Нет, вы правы, мама по происхождению немка, а папа — итальянец. Я имел в виду, что мои предки, по всей вероятности, римляне и саксы, а те и другие были в Англии. Я всегда буду там в каком-то смысле чужаком, потому что родился не на английской земле, но связь с ней я ощущаю.

    Вот почему вы купили дома в Бате и окрестностях…

    Да, я какое-то время жил в Гластонбери; собственно, я и сейчас там живу. Просто давно не был дома, а выбрал я это место именно потому, что увлекся мифологией. Я обитаю в самом сердце всех легенд и мифов и, возможно, даже каких-то исторических событий. Точно мы этого не знаем, но я читал книги на эту тему… В общем, это для меня главный источник вдохновения. В итоге я снялся в «Ученике чародея».

    Что вас вдохновляло больше — баллада Гете или диснеевская «Фантазия»?»

    И то, и другое. На съемках «Пророка» я обмолвился, что хотел бы сыграть чародея, древнего волшебника, — все эти легенды, как я уже сказал, меня очаровывают. Тут Тодд (Гарнер, продюсер — EMPIRE) и говорит: «Есть вариант: «Ученик чародея»!» Он работал с Disney. Как и я, он любит «Фантазию», и идея переснять один из эпизодов этой картины очень понравилась нам обоим.

    Диснеевский эпизод длился минут десять, не более…

    Мы поняли, что можем развернуть этот десятиминутный скетч и создать на его основе сложный, детально продуманный мир. Мы сразу обо всем договорились, нашли сценариста, потолковали с Джерри Брукхаймером. Он прочел сценарий, ему понравилось. У Джерри только что был огромный успех с «Пиратами…», и, я думаю, он был внутренне готов взяться за что-то еще более фантастическое. Потом мы пригласили Джона Тёртелтауба — мы с ним отлично сработались на «Сокровище нации».

    Он веселый парень, да. Джон сглаживает ваши, гм… острые углы?

    Точно. Джону нравится держать меня, как он говорит, в «зоне веселья» — я в своей работе склонен немного ударяться в мрачные, резкие тона, а он любит, чтобы все было очень позитивно. Мне же, соответственно, нравится склонять его на темную сторону. В общем, мы два сапога пара.

    Вы с Джоном ходили в одну школу, верно?

    Да, и мы были приятелями. Не лучшими друзьями, но все равно часто встречались.

    Вы учились в параллельных классах, но ушли из школы раньше Джона. Почему?

    Я ушел в середине учебного года, потому что мне не дали роль в школьном спектакле.

    Вот это акция протеста! Вашу роль дали Джону?

    Понятия не имею. Помню, в «Нашем городке» по Уайлдеру он был главным героем, а мне достался констебль Уоррен! Коп, который приехал в город, — две реплики! Ужасная роль. И Джон будет напоминать мне об этом до конца жизни. Что до ухода из школы — мне не дали главную роль, не дали вообще никакой роли в постановке «Вестсайдской истории». Я оставался там только из-за драмкружка, и когда меня прокатили с ролью, я ушел. Сдал экзамены и ушел. И сразу пошел работать. Мне повезло, я стал сниматься в кино.

    Вы решили стать актером после того, как увидели Джеймса Дина в фильме «К востоку от рая», да?

    Одно время я хотел быть морским биологом, потом боксером, потом фокусником и гонщиком. Все это меня увлекало, но когда мне стукнуло 15 лет и я увидел в кинотеатре «Беверли-Синема» Джеймса Дина, то понял, что хочу стать актером. Еще я хотел стать музыкантом, певцом, но стоило увидеть эпизод, в котором Джеймс Дин дает деньги Рэймонду Мэсси, игравшему отца героя, — и мое сердце было разбито.

    Это было прозрение.

    Я понял, что не могу иначе. Это был поворотный момент. Я понял, что сделаю все, чтобы стать таким актером. Кроме того, я сказал себе, что, став актером, я научусь и скакать на лошадях, и ездить на гоночных машинах, и боксировать, то есть все мои мечты сбудутся. Для меня это был хороший опыт, хотя на семейной жизни он сказался не лучшим образом.

    Вы с самого начала работали по системе Станиславского и в первые годы снимались очень активно…

    Сейчас, возвращаясь домой, я не привожу с собой своего персонажа — в известной степени. С другой стороны, всегда есть какое-то глубинное течение… Если уж актер взялся за роль, он не может — на каком-то уровне — не работать над ней все время. Я уверен, что даже сейчас в моем подсознании формируется нечто, о чем я даже не догадываюсь. Но сознание мое работает как надо, и когда съемки заканчиваются, я еду домой, к семье — именно я, а не мой герой. Сейчас во мне уже не идет та борьба, которая шла, когда я был моложе, работал по Методу, сживался с героями, мог повести себя непредсказуемо, возвращался домой — и вел себя точно так же. Когда в доме дети, так жить нельзя. Это игра для молодых.

    Так что же заставило вас обратиться к Методу?

    У меня не было актерского образования, и я понимал, что могу только делать то, что делает мой герой, ну, как Де Ниро — просто жить ролью. Когда ты живешь ролью, ты о ней не думаешь. Тебе не нужно как-то особо себя готовить. Ты просто делаешь то, что делаешь, правда, с одним условием: если у тебя хороший режиссер. Если хорошего режиссера нет, то это может плохо кончиться.

    Вы упомянули Де Ниро. Некоторые критики ставят вас на одну доску с ним и Пачино. У вас не бывает ощущения, что вам порой не отдают должного?

    Нет. Мои кумиры — Иствуд и Николсон, актеры вроде них. Мне нравятся Де Ниро и Аль Пачино, но у меня другой путь: я стараюсь быть эклектичным, показывать что-то новое и зрителям, и себе. Не хотелось бы, чтобы меня сравнивали с другими актерами лишь потому, что я пытаюсь играть так, как чувствую, играю что-то свое и не забываю о своих корнях. Я вырос на фильмах Рэя Харрихаузена, мне нравился «Звездный путь», я любил фантастику, в общем, мои пристрастия не слишком совпадают с пристрастиями Де Ниро и Аля Пачино. На меня куда больше повлиял Герберт Уэллс. Но я понимаю, что Аль Пачино — один из величайших актеров. Его Майкла Корлеоне в «Крестном отце» или Тони Монтана в «Лице со шрамом» нельзя улучшить. Есть актеры столь же хорошие, но лучше никого нет, и его фильмы я смотрю с замиранием сердца.

    Судя по всему, на вас больше повлияли 1950-е…

    Да. Я обожаю 50-е, они для меня основа основ. Джеймс Дин, Марлон Брандо…

    Отправной точкой вашей карьеры стал фильм «Воспитывая Аризону». Ваша немного сумасшедшая игра — это результат эклектичного подхода, о котором вы говорили?

    Хороший вопрос! Те съемки требовали от меня очень многого. Я был еще молод — мне было то ли 19, то ли 21… У меня была идея сыграть в этом фильме персонажа вроде Вуди Вудпекера. Я недавно прочитал интервью братьев Коэнов, где они говорят, что тащились, кроме прочего, от Уолтера Ланца, придумавшего Вуди Вудпекера. И самое смешное, что я знаю, откуда это взялось, — из этого моего странного юношеского желания: попробовать сыграть мультперсонажа вживую, как героя фильма.

    Перейдем от Коэнов к Дэвиду Линчу и его фильму «Дикие сердцем». Часто говорят, что вы сыграли в нем «в духе Элвиса Пресли».

    Да, но даже тогда, когда все только начиналось, я задумывался о синтезе искусств. Говорят, что я сыграл «в духе Элвиса Пресли», но на деле я играл «в духе Энди Уорхола», который брал портреты идолов и делал изумительные коллажи — с Джаггером, Пресли, Мэрилин Монро, Суперменом, — и я думал: можно ли сделать то же самое в актерской работе? Станиславский в книге «Работа актера над собой» пишет, что худшее, что актер может делать, — это подражать. Я сказал себе, что это вызов, что надо нарушить это правило. Я решил, что буду играть в духе Энди Уорхола и нарушу правило Станиславского — в этом фильме я буду подражать Элвису. И я это сделал. Мне хотелось раскачать лодку, добавить в кино немного панк-рока.

    Вы похожи на фаната панк-рока…

    О да. Sex Pistols!

    Для вас все начинается и заканчивается панком 1970-х?

    Да. Для меня все заканчивается смертью Сида Вишеса. Я был фанатом Sex Pistols — и все.

    В «Покидая Лас-Вегас» вы добавили панк-рока изрядно. Можно ли утверждать, что в работе над этой ролью вам помогла личная драма (разрыв с невестой, моделью Кристен Зэнг)?»

    Да, эмоции играть всегда легче, если ты переживаешь на самом деле, но все еще можешь себя контролировать. Я смотрел разные фильмы про алкоголизм — а сам я не алкоголик, никогда им не был, не состоял в обществе анонимных алкоголиков, не лечился в клиниках, — и я хотел сыграть свою роль убедительно. И осознал, что выбор прост: а) нажраться, записать пьяного себя на пленку и попытаться себя же копировать; б) нанять алкотренера, который понимает, что значит быть пьяным, и сам все время пьян; в) доводить себя до кондиции в тех сценах, где это уместно.

    И что вы пробовали — а, б или в?

    С третьим вариантом я сильно рисковал — можно ведь и сорваться. В общем, я опробовал все три варианта, и они сработали, но мне повезло, что фильм снимался только месяц. Если бы съемки длились дольше, это могло плохо кончиться.

    Эта роль принесла вам «Оскар», и она же подтолкнула вас к более мейнстримовым, крупнобюджетным фильмам. Или вы уже шли в этом направлении?

    Уже шел. Это неправда, что я стал сниматься в экшнах после «Покидая Лас-Вегас». К моменту получения «Оскара» я уже сыграл в «Скале». Фильм был уже готов. Я решил выскочить из колеи. Об эклектичной карьере я думал с самого начала, так что это заблуждение, что я получил «Оскар» — и ринулся с ним на заработки. В Голливуде это не так работает. «Оскар» — это не пропуск в приключенческое кино. Либо тебя в нем снимают, либо нет.

    Вы упомянули «Скалу», а еще был «Без лица». Вы играли в боевиках сложные характеры. Вам приходилось отстаивать свое видение героев?

    Приходилось, и я старался понять, какими они должны быть, и только из-за них я соглашался сниматься. Начать с того, что я вырос на приключенческих фильмах с Клинтом Иствудом и Чарльзом Бронсоном и знал, что в экшнах нужно стараться играть сложных людей, потому что таких персонажей в боевиках всего ничего. Я видел, что нужно делать, и хотел попробовать. Опять же, я смотрел на такие роли как на вызов. Я ведь не из тех актеров, которые могут сыграть кого угодно, и по моим предыдущим фильмам, будь то «Воспитывая Аризону», «Поцелуй вампира» или «Покидая Лас-Вегас», никто не сказал бы, что я могу сыграть героя боевика. Только Джерри Брукхаймер — один-единственный — решил, что я смогу, и дал мне такую возможность.

    В фильме «Пипец» есть отсылка к «Без лица» — что вы о ней думаете?

    Есть одна, но она не связана с моим героем. Честно говоря, я ее и не помню. Может, какая-то реплика… «Без лица» — это был чудесный опыт. Джон Ву показал мне «Пулю в голове» с Тони Люном — эти двое очень похожи на Вернера и Кински. Когда я увидел, до чего актеры доходят в «Пуле в голове», я понял порог дозволенного у Ву, и что я могу играть куда более резко, чем раньше, особенно голосом. Вернер, когда работал с Кински, тоже мирился с тем, что Кински экспериментирует с голосом, а меня такие эксперименты очень интересовали. «Без лица» дал мне шанс выразить себя. Не думаю, что я играл бы так же смело, если бы Ву не показал мне «Пулю в голове», — я бы не был уверен в том, что мы поймем друг друга. До того я видел «Наемного убийцу» и «Круто сваренных», но только посмотрев «Пулю…», понял, насколько резко, пугающе резко играют актеры в фильмах Ву. И я зажегся. Для меня это был сигнал.

    Вы упомянули Брукхаймера — вместе вы сделали семь фильмов. он не боится рисковать, правда? Взять хоть «Воздушную тюрьму»…

    Ну да, Джерри дал мне роль героя экшна, а в «Воздушной тюрьме» снял Стива Бушеми и Джона Малковича — кто еще решился бы на такое? Если бы эти ленты продюсировал кто-то другой, такого бы никогда не случилось. То же и со мной: Джерри нужен был свежий взгляд на боевики.

    Еще вы с Брукхаймером сделали фильм «Угнать за 60 секунд», о котором разочарованные поклонники говорили, что стиль там победил содержание.

    С этой картиной любопытно вот что: когда она только вышла, я понимал, что это не самый лучший наш с Джерри фильм, и я ему сказал об этом. А он ответил, что фильм людям нравится, что он успешен. Мне «60 секунд…» не казались чем-то выдающимся, но фильм стал культовым у многих жителей больших городов. Люди по всему миру до сих пор вспоминают: «Боже, «60 секунд…»! С него все началось!» Потом были «Токийский дрифт» и прочее…

    Фильмы серии «Форсаж»…

    Да, все это. Для многих «60 секунд…» — это вроде «Лица со шрамом» в субжанре про угон автомобилей и гонки в городе. Я и предположить не мог, что все так обернется, однако фильм нашел своего зрителя.

    Вам правда понравилось играть у Спайка Джонза в «Адаптации»? Он славится запредельной дотошностью, да и близнецов изображать непросто…

    Спайк — визионер, и, кстати, мне очень понравился его последний фильм. Очень. Я послал ему, верьте или нет, белую орхидею и написал: «Ты поэт, провидец, визионер и волшебник; спасибо тебе за «Там, где живут чудовища»!» Он такой и есть. Как он сумел преобразить короткую историю в рассказ о конфликте между детьми и взрослыми — это настоящее чудо… Возвращаясь к вопросу: я знал, что работа со Спайком Джонзом — это работа с визионером и не-заурядной личностью. Спайк — микроменеджер. Он говорит тебе: «Играй так, играй эдак», — и все время что-то подправляет, и тебя это начинает ошеломлять, особенно если играешь то одну роль, то другую. Я был полностью обескуражен. Но как только я понял, в чем тут дело, я сказал ему: «Я буду как дистанционно управляемая машинка. У тебя есть пульт. Жми на кнопки!» Джонз вывел меня на новую высоту, о которой я до того и не догадывался. Как раз тогда мне очень нужны были поддержка и вдохновение.

    Кстати о вдохновении: Папаня в фильме «Пипец» — лучшая ваша роль за последние годы?

    Не знаю. По мне, «Пипец» — это история о привязанности отца и дочери, но это еще и лента с моралью, с иронической моралью о том, к чему приводит фиксация на насилии и даже на супергероях. В последнее время зацикленность на комиксах и супергеройской мифологии достигла своего апогея, мне кажется.

    Вы снялись в ремейке «Плохого лейтенанта», потому что вам нравится оригинал или вы хотели поработать с Вернером Херцогом?

    Мне нравится оригинал, но важнее всего была работа с Вернером, потому что я без ума от его фильмов и — особенно — его отношений с Клаусом Кински. Вернер меня восхищает, и я хотел с ним работать. Его фильмы для меня — как поэмы, они витают в каких-то заоблачных далях. Я был уверен, что его «Плохой лейтенант» не будет иметь ничего общего с оригиналом, что Вернер снимает кино о совсем иных, куда более абстрактных материях.

    Ваш новый фильм «Время ведьм» рассказывает о вашей любимой эпохе — средних веках.

    Это моя эпоха и моя история. Я хотел телепортировать себя в другое время и посмотреть, смогу ли я перевоплотиться в рыцаря, которого заботят вопросы веры, церкви и насилия. Этот герой мне крайне интересен: он все еще верит в Бога и совсем не рад тому, что крестовые походы требуют от него такой жестокости. Потому он фактически уходит в самоволку. Церковь находит его и назначает конвоиром юной дамы, которую считают ведьмой, но он сомневается в ее виновности, он ощущает, что происходящее как-то связано с политикой. Он не уверен в том, что она ведьма, очень может быть, что она — всего лишь жертва.

    Вы только что приступили к съемкам в «Агрессивном вождении» Патрика Люссье, режиссера «Моего кровавого Валентина»…

    Съемки в самом разгаре. Это тоже путешествие в царство сверхъестественного, что, учитывая мои нынешние интересы, неудивительно. Можно сказать, это фильм для любителей ночной жизни. Не в клубном смысле, а в смысле полуночных бдений. Больше я, пожалуй, сказать не могу.

    Вам уже за сорок. Это лучшее десятилетие вашей жизни?

    В чем-то — да, хотя когда тебе от тридцати до сорока, в тебе все-таки больше сил — и физических, и душевных.

    «Когда его время придет, Ник Кейдж умрет без сожалений». Да или нет?

    Я ни о чем не жалею. Я словно жил жизнями множества людей. К своим сорока шести я прожил больше, чем одну жизнь. Я был разными людьми. Я менялся, и продолжаю меняться, и это прекрасно. Впрочем, нет, у меня есть одно сожаление. Кто-то спер три моих лучших комикса. И их так и не нашли.

    Empire, июль 2010

    http://www.kinopoisk.ru/
     
  16. Ворф

    Ворф Самец :)

    Репутация:
    9.621.705
    Ворф, 18 июл 2010
    Эдвард Нортон на своей странице в Facebook говорит о том, что он "искренне надеялся", сыграть Невероятного Халка в "Мстителях".


    Нортон дал свое согласие на съемки в супер-героическом эпосе "Мстители" в роли Брюса Бэннера и его альтер-эго Халка, в котором так же задействованы Роберт Дауни мл., Скрлетт Йоханссон, Сэмюэл Л. Джексон, Крис Эванс и Крис Хемсворт. Однако Marvel Studios недавно объявила о своем намерении не продлевать контракт с актером, так как, по мнению руководства студии, в Нортоне недостаточно "духа сотрудничества", требуемого для роли.


    Нортон не комментировал решение студии, настаивая лишь на том, что он сделал свою часть работы так хорошо, как смог.


    "Как многие из вас знают, я не очень люблю говорить о создании и о съемках фильмов, потому что для меня важно сохранить интригу и позволить зрителю получить наслаждение от "магии" кино", - написал Нортон на своей странице в Facebook.


    "Но я невероятно благодарен той поддержке, которую мне оказали поклонники Халка и "Мстителей", поэтому посчитал, что было бы грубо не ответить им. Итак, скорее всего мне не удастся сыграть Брюса Бэннера в "Мстителях", которых снимает студия Marvel. Я искренне надеялся, что вновь смогу стать Халком, но, увы, этого не произойдет. Я знаю, что многие поклонники моего персонажа расстроены, и эта мысль печалит меня".


    Не высказывая свои соображения о причине отстранения его от роли в "Мстителях", изложенной в заявлении руководства Marvel Studios, Эдвард Нортон говорит о "благодарности" за предоставленную ему возможность сыграть Халка, называя персонаж "легендой".


    "Я действительно горд и счастлив тем, что являлся одним из воплощений Халка, и буду испытывать большое волнение, наблюдая за его дальнейшей судьбой в лице других актеров. Халк больше нас всех вместе взятых, и поэтому мы любим его, не так ли?"

    http://www.kinonews.ru/
     
  17. Ворф

    Ворф Самец :)

    Репутация:
    9.621.705
    Ворф, 19 июл 2010
    Дева Пателя все считают индийцем, что правильно по этническому признаку, но неверно по гражданскому. Он — англичанин. Родился и вырос в Лондоне. Английский акцент — соответствующий. Приходится напрягаться, чтобы понять его быструю речь — притормозить его практически невозможно. Он соглашается было говорить помедленней, но забывает и опять несется вперед. И на месте ему стоять трудно — он крутится, перебирает ногами, как молодой конь, пританцовывает, помогает себе руками (дважды вышиб у меня диктофон из руки), заразительно смеется и подшучивает над собой при случае. Он садится перед нами, расположившимися полукругом на палубе недостроенного корабля, и спрашивает имя каждого из нас и из какой мы страны. После короткого обмена приветствиями мы приступаем к интервью.

    Расскажи нам о своем герое.

    Я играю парня по имени Зуко, он принц народа Огня, неудобный ребенок. Его миссия — вернуть свою честь и доказать отцу, что он чего-то стоит. Зуко был изгнан из племени за то, что посмел высказаться против генерала. И единственный путь вернуть поруганную честь — поймать загадочного Аватара и доставить отцу. Так что он поставил перед собой почти невыполнимую задачу и находится от того в дурном расположении духа.

    Ты знал о существовании этого телесериала до того, как получил возможность сыграть роль одного из главных героев?

    Да, я видел несколько эпизодов, кстати, это было в Индии, когда снимался в «Миллионере из трущоб». Но я не видел сериал полностью. Однако мне понравилось то, что я увидел. Я большой поклонник боевых искусств. Мультфильм и боевые искусства — хорошая комбинация, как мне кажется. Отличный мультфильм, в нем есть замечательная мораль и попутные знания как о природных элементах, так и многом другом. Мультфильм хорош и сам по себе, но сделать игровой фильм, да еще и с видением Найта Шьямалана — особенно здорово. Думаю, что это должно добавить глубину и динамичность истории, рассказанной сериалом.

    Тебе нужно было осваивать боевые искусства?

    Я занимаюсь боевыми искусствами вот уже восемь лет. Правда, мне пришлось прерваться, когда я был в Индии на съемках «Миллионера из трущоб». Эти занятия, конечно, очень помогли сейчас. Наши тренировки к фильму были довольно суровы. (Смеется.) Тренеры нас учили разным видам боевых искусств, и, думаю, в итоге я буду чрезвычайно искусен в контролировании огня. (Хохочет.) Мне очень нравятся наши движения... Мы участвуем в сценах драк с «живой» пиротехникой, где я могу играть с самым настоящим огнем, и это просто потрясающе. Большинство моих костюмов обладают противовоспламеняющимися свойствами, и для меня самым главным было ничего не бояться и пить огромное количество Gatorade (напиток для спортсменов, предотвращающий обезвоживание организма — Прим. ред.), и это было здорово. Нас действительно тренировали серьезно в боевых искусствах. В этом заключается одна из самых замечательных сторон проекта. Отчасти именно это меня и привлекло.

    У тебя черный пояс в борьбе тхеквондо.

    Да-да.

    Ты видишь себя скорее в боевиках, чем в драме? Каким вообще ты видишь свое будущее как актера?

    Закончив работу в «Миллионере из трущоб», я хотел полностью изменить себя. Я прошел потрясающий путь в этом фильме, после которого у меня было очень много разных предложений, но похожего типа, а потом появился этот проект совершенного иного плана, очень соблазнительный именно тем, что отличался от всего остального. Я ведь на самом деле новичок в актерской профессии, это мой второй фильм, и я все еще учусь основам, как мне кажется. Здесь мне предлагают играть парня, который может контролировать огонь, принца нации Огня. За миллион миль от Мумбаи. (Смеется.) Так что тут речь идет о совершенно другом персонаже, в котором я могу выразить себя значительно полней и физически. «Миллионер» для меня был действительно эмоционально напряженным, там был очень тонкий герой, а здесь мой герой тоже напряжен, но иначе — он наполнен ядом и злостью, но он злодей с сердцем, что делает его более динамичным для меня. Это мальчишка, добивающийся внимания своего отца, единственное, что ему нужно, — это любовь отца. И он дает своим эмоциям выход в агрессию.

    Мы только что говорили с Джексоном (Рэтбоуном) до твоего прихода. У него такая интересная прическа... Как тебе удалось избежать бритья головы?

    Не хотел бы я носить такой крысиный хвостик, как у него. (Смеется.) Правда я тоже хотел бритую голову, но мне не позволили, наверное, из-за моих ужасных ушей. (Смеется.) И я согласен — все-таки бритая голова вряд ли бы соответствовала характеру принца Зуко. Но и у меня есть что-то свое — этот шрам. Сейчас его на мне нет, конечно, потому что мы снимаем сцену с появлением Синего духа, и мое лицо скрыто этой зверской маской. Но все равно у меня есть то, что составляет сущность характера Зуко, — этот жуткий шрам. На грим обычно уходит около двух с половиной часов, шрам закрывает часть левого глаза и уходит под линию волос. На мои волосы вываливают ужасающее количество геля каждый день, чтобы держать их в таком ежистом виде. Все это такой занятный опыт.

    Мне нравится твой акцент, звучит очень по-английски.

    Да, я родился и вырос в Лондоне.

    Мог бы ты суммировать весь этот год после «Миллионера»? Ты ведь прошел путь от этого парня из ««Молокососов» до «Оскара», и твой фильм стал хитом во всем мире, а теперь и этот огромный проект.

    Это все просто невероятно! Все воспринимается так же нереально, как и тогда, когда только начиналось. Даже то, что я сейчас в Филадельфии. По-моему, самое лучшее из всего, что произошло со мной, это то, что я смог увидеть мир, вот даже сейчас я окружен международной прессой. Я рос в Харроу (северо-западный район Лондона) и ничего не видел, кроме этого места. Сейчас же я делаю то, во что безумно влюблен, я люблю играть, выражать себя через героя. Я даже в Гренландии побывал вдобавок к Мумбаи, вдобавок к Торонто, к Америке — я увидел огромный новый мир! Это потрясающе!

    В Гренландии было очень холодно?

    Гренландия жуть какая холоднющая. Именно там было мое первое появление на площадке, и я должен был быть действительно устрашающим в тех сценах. В моей первой сцене был монолог, где я представлял себя этой деревне. Я вхожу туда вместе с моими воинами, и вдруг левая сторона моего лица (показывает, что произошло с его лицом, выглядит при этом уморительно)… Ветер настолько холодный, что мускулы лица стали неметь, а потом ресницы смерзлись, губы стали синими, уши хлопают на ветру, промерзают насквозь (смеется) и сворачиваются... Это было страшно даже.

    Что вы делали между дублями?

    У нас были иглу и времянки. Мы бегали туда согр-р-реваться (показывает голосом дрожь раскатистыми «р-р-р»), пить гор-р-рячий суп, а потом бежали обратно на площадку, где я ор-р-рал на р-р-ребятишек и опять бежал в иглу. (Смеется.) Так постоянным бегом и старались согреться.

    Наверное, из носа текло постоянно от такого холода...

    Нет, не текло, все сразу замерзало. (Совершенно серьезно.)

    Как тебе работается со Шьямаланом?

    Замечательно! Великолепно! Этот фильм нельзя рассматривать как ремейк телесериала. Это полнометражный фильм, который Шьямалан снимает. Я думаю, что это, пожалуй, самая интересная часть, потому что он собирается превратить историю в нечто более любопытное для просмотра. И он здорово нагнетает напряжение. С ним работает Эндрю Лесни, который снимал «Властелина колец». У нас просто классная команда, у нас каскадеры, которые работали на фильмах о Борне, «Ультиматуме Борна» и других. Найт собрал множество талантливых людей, которые действительно стараются сделать этот фильм интересным и увлекательным.

    Когда снимали «Миллионера», я так понимаю, все снималось в реальных местах, не очень приглядных и изолированных, а сейчас съемки идут на площадках, где выстроены декорации. Как влияет место съемок на актера?

    Ну, во-первых, говоря о съемках «Миллионера», я должен отметить, что это была самая поразительная съемочная площадка, какую только можно себе представить. То есть когда ты снимаешь фильм в сердце Мумбаи, это просто не может не быть интересным само по себе, но это еще и стимулирует тебя, дает лучшее понимание происходящего. Но площадки здесь — они уводят от реальности. Мы создали этот воображаемый мир, и, читая сценарий, ты дополняешь его своим воображением. И, когда ты, прочитав сценарий, являешься на съемочную площадку, как вот эта, где мы сейчас сидим (а сидим мы на половине огромного корабля, точнее, на его носу, где установлен монитор и поставлены креслица специально для нас, но это только часть павильона, другая отгорожена огромным полиэтиленовым занавесом; нам сказали, что там кладовая, которую сейчас готовят к вечерней съемке — Прим. авт.)… Кстати, это мой собственный корабль (надувается, распрямив плечи, и смеется)… И это так прикольно! То есть я хочу сказать, что у меня возникает такое эпическое чувство принадлежности к чему-то грандиозному. У меня исключительные восточные солдаты. Мы снимаем в таких потрясающих декорациях. Мастерство, с которым сделан весь инвентарь, необходимый по ходу истории… Я уж не говорю о наших костюмах — они просто произведения искусства! Мы создали здесь целый мир! Что может быть интересней этого?!

    Ты одет в один и тот же костюм в течение всего фильма?

    Нет, я, наверное, один из самых везучих героев, который постоянно должен скрываться, и поэтому у него много всякой маскировки, это здорово. Сейчас я буду сниматься в маске Синего духа, да и без маски у меня много разных нарядов.

    А как Шьямалан работает с актерами?

    Он — поразительный человек, он молод, и он уже добился успеха. Успех пришел к нему в таком молодом возрасте, и, я думаю, самое замечательное в его молодости это то, что он легко контактирует с нами, кучей молодых актеров. Он действительно старается быть с нами на одном уровне, и это позволяет нам значительно лучше понимать друг друга.

    Как зеленый экран меняет стиль игры?

    Я помню первый день в этих условиях, все было совершенно ново для меня: этот зеленый экран и большие шумные вентиляторы, которые дуют мне прямо в лицо. Я страшно нервничал, ведь никогда прежде не делал ничего подобного. Я был на улицах Мумбаи среди совершенно обычных людей, и это были настоящие улицы с настоящей грязью. Здесь же мне нужно найти что-то другое, потому что мой герой очень отличается от меня самого. Он и правда очень злой, противный и устрашающий, а я совсем не такой, но в какой-то степени именно этот факт позволяет тебе быть значительно свободней в работе.

    Где ты в себе находишь этого злого мальчишку?

    Где? Не знаю. (Улыбается.) Я думаю, что внутри каждого из нас можно найти всё что угодно. Я никогда не предполагал, что смогу представить себя мальчиком из трущоб Мумбаи, тем более что никогда там не был. А теперь я должен быть принцем народа Огня. Не знаю, что у меня получится, но я изо всех сил постараюсь. Просто надо копнуть поглубже, и всё найдется.

    Как проходил процесс проб и отбор на эту роль?

    Я помню, что записывал себя на видео и был очень возбужден. Это может показаться странным, но в какой-то степени мне нравится представлять себя аутсайдером, я думаю, что это не самая худшая позиция в жизни, потому что таким образом у тебя есть возможность доказать людям, как они ошибались в тебе. Если ты ожидаешь слишком много от жизни, то все становится намного трудней. Даже сейчас, играя роль принца после «Миллионера из трущоб», я чувствую давление тех ожиданий, что зритель на меня возлагает. Я поднял планку сразу высоко. А до «Миллионера» я был совершенно свободен, просто был новым и никому не известным актером. Теперь мне нужно заново представить себя зрителю, но уже с другой стороны. Это очень возбуждает и воодушевляет. Я могу быть другим. Я знаю, что как актер смогу быть глубже, интенсивней. Эта работа — еще одна сторона того, что я могу делать, показать людям свои возможности.

    Ты планируешь осесть в Штатах?

    Это уж куда меня заведет моя удача. (Смеется.) Я бы не против прерваться в работе и попутешествовать. Как я отметил, мне удалось побывать во многих странах, и это самый лучший путь познания другой культуры — окружить себя людьми, принадлежащими к ней. Во время моих поездок с пресс-туром «Миллионера» я узнал огромное количество людей и услышал миллион разных историй. Все это наполняет меня как человека. Мне очень повезло, что в 19 лет я получил такую возможность — учиться через собственный опыт. Через общение с людьми я могу стать лучше как актер, через узнавание их историй я могу найти источник вдохновения и для изображения злого мальчишки. У меня ведь очень любящая семья, и я понятия не имею, что может испытывать человек, лишенный отцовской любви и внимания, но я узнаю это через общение с другими людьми, через их рассказы.

    Кстати говоря, о твоей семье. Дэнни Бойл рассказывал, когда ты получил свою роль в его фильме, первое, что ты собирался сделать, это вырваться из-под опеки твоей матери. Была ли она как-то вовлечена в этот проект?

    Нет, ее с нами не было. Я привозил ее сюда на неделю, но не больше. Она учится давать возможность своему маленькому мальчику становиться взрослым мужчиной. Однако она была взволнована этой моей работой не меньше меня. Я немножко нервничал, когда приглашал ее на площадку — иногда она бывает возбуждена происходящим куда сильней, чем я. Я боялся, что, когда начнут снимать, она может просто закричать от восторга от всех этих поразительных вещей вокруг и испортить нам все дубли. (Смеется.)

    Мы тут разговаривали о том, что еще 10—20 лет назад Голливуд был очень консервативен и ориентирован на «белый» кастинг, то есть все выглядели достаточно однотипно, и, если была необходимость играть азиата, белый актер просто гримировался под него. Эти дни, конечно, уже позади, но все-таки как ты себя чувствуешь в этой среде, что думаешь об этом?

    Я вижу, как все меняется, но ничто не может измениться за одну ночь. Весь мир меняется сейчас, многое происходит на наших глазах. Ну, кто мог десять лет назад предположить, что президентом в Штатах будет черный американец?! И тем не менее это — реальность. Для индийского фильма получить восемь «Оскаров» — это огромное достижение, даже при неиндийском режиссере это все равно не отменяет факта, что фильм об Индии. Для меня большая честь быть частью такой победы. Для меня играть данную роль, принца Зуко, — это как сломать стереотип, ведь если посмотреть просто на внешнюю строну, вряд ли можно было бы связать меня с таким персонажем. Я думаю, что в какой-то странной степени я почти как первый индийский супергерой.

    Каким ты видел принца Зуко?

    Я думаю, что он куда более физически развит и очень хорош собой. Я не вижу себя таким. Но это поразительно, что все так меняется, хотя я понимаю, что всегда будет какой-то барьер между нациями и расами, однако ты должен делать то, что ты должен. Я очень рад, что история мальчика из трущоб была представлена западной культуре, я думаю, что у индийской культуры есть еще немало интересных и важных историй, с которыми каждый зритель сможет найти что-то общее независимо от расы или национальной принадлежности. В конце концов, мы все люди. И в каждой культуре — не только индийской, но и ближневосточной и других — есть истории, которые важны всем нам как людям. Я надеюсь, что люди западного мира становятся более открытыми историям с Востока и не думают об Индии только с точки зрения фильмов Болливуда. Там могут и будут сделаны иные фильмы, как это делается и в других странах, где есть свои важные и поучительные истории.

    Как ты адаптируешься к вниманию прессы и всем признакам известности?

    Хм, это все по-прежнему выглядит нереально и сложно с точки зрения мальчишки, который читал все эти журналы и вдруг оказался на красной дорожке, где увидел всех тех людей, которых встречал только на страницах. Сначала я был одним из тех, кто был заинтересован только в процессе, но теперь, увидев их рядом со мной на красной дорожке, я замечаю, с каким достоинством они себя держат перед прессой, что это часть работы. Мне исключительно повезло, мне трудно говорить об этом на самом деле, так как я просто ошарашен всеми этими переменами, которые наверняка как-то отразятся на мне, но я буду стараться (подмигивает и улыбается хитро) оставаться чистым («I’ll try to stay clean», — довольно часто повторяет в прессе Линдси Лохан), держаться в стороне от бульварной прессы, и, я думаю, постепенно я начну принимать тот факт, что пресса — это неизбежность профессии актера, которому повезло оказаться в центре внимания. К счастью, большинство людей, с которыми я сталкивался, оценивают мою работу в фильме по достоинству и желают мне только успехов. Мне здорово повезло, что я оказался именно в таком положении.

    В процессе разговора с молодым актером нас переместили с корабля, где начались какие-то дополнительные работы и рабочие нещадно гремели чем-то, под цветущую вишню в гроте, что в царстве южного племени Воды. В нескольких шагах от нас — половина моста, завершающаяся башней и воротами, а перед камерой, уже готовой к работе, стоит некая машина, похожая на бронетранспортер, и вокруг толпятся воины народа Огня. Один из ассистентов, красивая индийская девушка явно из семьи Найта Шьямалана, вежливо напоминает Деву, что его ждут на площадке. Все готово к появлению Синего духа. Дев тепло прощается с нами, выразив надежду на встречу в процессе пресс-кампании к фильму, и бежит к «бронетранспортеру», под который ему предстоит забраться, чтобы проехать в ворота замка. Еще далеко до завершения фильма, но нам всем очень хочется, чтобы он стал удачным и принес радость не только режиссеру и его создателям, но и большинству зрителей.

    http://www.kinopoisk.ru/
     
  18. Ворф

    Ворф Самец :)

    Репутация:
    9.621.705
    Ворф, 22 июл 2010
    Филлип Нойс, чей триллер "Солт" с Анджелиной Джоли в главной роли выходит в мировой прокат 22 июля 2010 года, по праву считается мастером по созданию боевиков и фильмов про шпионов. В интервью ресурсу Hollywood Reporter Нойс рассказал о том, почему Анджелина Джоли лучше Тома Круза и о своей любви к "спящим" агентам.


    Почему Вы остановили выбор на этом фильме?


    "Очень уж наживка была привлекательная: женщина, обвиненная в преступлении, совершает побег и пытается восстановить свое честное имя".


    Однако главным героем был мужчина, когда Вы впервые приступили к обсуждению проекта.


    "Впервые я встречался с руководством студий Columbia и Sony Pictures в 2007 году. Год спустя они связались со мной, и мы продолжили переговоры. Предполагалось, что главную роль будет играть Том Круз, но в итоге мы поняли, что образ Итана Ханта, который он создал для франшизы "Миссия невыполнима", очень похож на то, что мы собирались ему предложить. И тогда нам пришла в голову мысль, на первый взгляд странная, предложить главную роль Анджелине Джоли".


    "Не понадобилось много времени, чтобы понять, что это отличная идея: мы только выиграем, если главным действующим лицом в картине будет женщина и если этой женщиной будет Анджелина Джоли с ее внешними данными и прекрасным талантом драматической актрисы. Поэтому продюсер Лоренцо Ди Бонавентура, сценарист Курт Уиммер и я отправились во Францию и провели там неделю, обсуждая с Анджелиной детали".


    По сценарию Солт была замужем. Что произошло с мужем?


    "Вы правы. В третьем акте фильма, согласно оригинальному сценарию, Эдвард А. Солт спасает свою жену и ребенка от плохих парней. Это был абсолютно предсказуемый для зрителей поворот сюжета. Наше же основное правило гласит, что в течение всего фильма зрители не должны догадываться, что произойдет в ближайшие 10 минут. И мы решили сделать фильм, который можно сравнить со змеей, что ползет, сбрасывает и изменяет свою кожу. Мы постарались, чтобы наша картина исполнила свое предназначение: удивляла и развлекала".


    Значит, кроме мужа никто из других персонажей не "пострадал"?


    "Нет, но все окружение, все люди, с которыми была связана Солт, изменились. Например, ее босс Тед Уинтер. С Эдвардом Солтом Уинтера связывала крепкая мужская дружба, совсем не такая, как с Эвелин. На роль Уинтера мы пригласили Лива Шрайбера, потому что нам нужен был эмоциональный актер, способный показать безответную страсть Уинтера к его протеже".

    "Еще всегда интересно наблюдать за тем, как женщина с помощью ума и мускулов одурачивает плохих парней. Не обязательно быть феминисткой, чтобы наслаждаться этой картиной. Надеюсь, если фильм будет успешен, Анджелина положит начало новому жанру, завоевывая пространство не только для себя, но и для других актрис".


    Похоже, что в своем фильме Вы больше уделяли времени настоящим трюкам, чем "зеленому экрану" и цифровым спецэффектам.


    "Когда прописывались экшен-сцены, мы рассчитывали использовать больше CGI-образов, чем получилось на самом деле. Мы не учли две вещи: Анджелину и Саймона Крэйна, нашего координатора по трюкам, с которым Джоли работает вместе уже больше 10 лет. Энджи любит высоту. Она любит риск до определенного момента, потому что полагается на Саймона, который знает ее предел. Он настоящий профессионал, очень осторожный, всегда готовый "окоротить" ее, если становится слишком опасно".


    Вы использовали в качестве злодеев русских шпионов, которые вышли из моды с окончанием "холодной войны".


    "В течение долгого времени я интересовался "спящими" агентами. Я прочел много материала о "кротах" времен Второй Мировой войны и подыскивал сценарий, в котором смог вы использовать накопленные знания. Меня всегда занимал один вопрос: что будет, если агент, засланный во враждебную среду, проникнется к ней симпатией, полюбит новый строй – не важно, тоталитарный или демократический?"


    Как, Вы думаете, встретят фильм в России?


    "Мы хотим быть уверенными в том, что российские зрители не страдают паранойей, потому что злодеи в фильме – не обычные русские люди. Это люди из "лаборатории" КГБ. Джефф Дэвидсон, консультант, курирующий зарубежные версии фильмов, вместе со своим русским коллегой придумали гениальную идею – создать особенную манеру речи для Орлова, который изъясняется, как было принято в старой школе КГБ. Это позволит российским зрителям отнестись к ситуации с той же иронией, с какой к ней отнесутся и американские зрители, которые понимают, что никто не собирается на них нападать".

    http://www.kinonews.ru/
     
  19. Ворф

    Ворф Самец :)

    Репутация:
    9.621.705
    Ворф, 23 июл 2010
    С Марком Дакаскосом мы встретились в Астане, где он представлял фильм «Тени в раю». Сразу после пресс-конференции он пообещал мне хоть 100 тысяч интервью хотя бы за то, что я знаю английский лучше, чем его переводчики. Примерно так и получилось. Мы проболтали пять часов обо всем на свете: о любимых фильмах, мечтах, новых идеях американской псевдо демократии, фальшивости института брака, о любви, сексе и даже бешбармаке, слушали музыку, смотрели клипы и подшучивали друг над другом. «Мне определенно нравится это интервью, — сказал Марк, — мы сидим тут, пьем кофе и на самом деле разговариваем. Это больше похоже на свидание». Время от времени он, опомнившись, прятал диктофон под подушку дивана, но на самом деле просто поверил, что я не буду публиковать его откровений. Так что пятичасовая запись подверглась строгой цензуре.

    Первым вопросы начал задавать Марк. Как-то незаметно для себя я рассказала про золотую медаль, свои сценарии, аллергию на кошек и любимые фильмы.

    Подожди, а почему это я отвечаю на твои вопросы, а не наоборот?

    Прежде чем рассказывать о себе, я хочу узнать, что ты за человек. Вот когда ты станешь известным сценаристом и у тебя будут брать интервью, ты поймешь, о чем я говорю.

    Мне нравится брать интервью. Это такой интересный обмен информацией и энергией. Впрочем, может, только для меня.

    Нет, для меня тоже, с некоторыми журналистами (с преувеличенно серьезным лицом) К тебе это, конечно, не относится.

    Убедившись, что я отреагировала, Марк смеется и говорит:

    Теперь можешь спрашивать.

    Правда? Спасибо! Расскажи, как ты выбираешь роли?

    (медленно, серьезно и с выражением) Прежде всего я читаю сценарий.(общий хохот) Хочешь верь, хочешь нет, но я его читаю. Это важно, потому что чаще всего агент или менеджер читают сценарии до того, как они попадают к актеру, и если им что-то не нравится, говорят: «Не трать свое время». Но ведь все люди разные, и, возможно, им он показался неинтересным, а я найду в нем что-то увлекательное. Так что (опять медленно и четко) сначала я читаю сценарий. Не обязательно полностью. Достаточно десяти-пятнацати страниц, чтобы почувствовать писателя — его ритм, слог, образность, эмоциональность. Часто мне говорят: «Подожди, самое интересное будет в конце», но я считаю, что даже те истории, где основное действие разворачивается ближе к финалу, должны захватывать тебя сразу, ты мгновенно можешь почувствовать близко тебе это или нет.

    Насколько для тебя важен жанр?

    Совершенно не важен, если история хороша.

    Что такое хорошая история для тебя?

    Хорошая история «отправляет» мое сердце в путешествие. Здесь (показывает на сердце) должно что-то происходить. Большинство обычных action фильмов меня совершенно не трогают, потому что я хочу не просто посмотреть кино, я хочу чувствовать — смеяться, плакать, сомневаться, восхищаться. Я хочу попасть в другой мир, чтобы выходя из кинотеатра говорить...

    ВАУ!

    Именно!

    Мы находимся в Казахстане, поэтому я не могу не спросить, чем же тебя привлек «Кочевник»?

    До этого проекта я ничего не знал о казахской культуре и никогда не бывал в Средней Азии. Так что это было приключением не только для моего персонажа, но и я для меня как человека. Мне понравилась история: война, любовь, борьба за выживание. Все очень просто. С точки зрения казахов, джунгары — плохие парни, но на самом-то деле они сражались за то же самое: тот же кусок земли и...

    Жизнь

    Именно, это универсальная история и история выдающейся личности. Возможно, когда вы смотрели фильм в кинотеатре, вы этого не ощутили, потому что некоторые сцены были вырезаны, но я чувствовал своего персонажа сердцем, я вкладывал в него душу.

    Немного пафосно звучит.

    (Смеется) Хорошо, тогда просто напиши, что это из-за моей страсти к прошлому, к истории. Тоже правда.

    Ты действительно много энергии отдаешь работе — будь то съемки или общение со зрителями. А как ты ее аккумулируешь?

    Я получаю энергию от истории, если она мне нравится, от людей, с которыми мы вместе работаем, от общей атмосферы на съемочной площадке или на каком-либо мероприятии. Если что-то очень нравится, если появляется страсть, это (делает большие глаза) «А-а-а-а!». Это дает тебе силы.

    Нам приносят кофе. Спасибо, — говорит Марк почти без акцента, — Давай попьем кофе и поговорим о твоих сценариях, о чем они?

    Последний об одиночестве.

    Ты знаешь, что такое одиночество?

    Конечно. Оно же бывает разным, у каждого свое.

    И как твой тип одиночества?

    У меня одиночества поиска. А у тебя?

    Знаешь, я тоже пишу сценарии и у меня в голове куча историй, но пока я не запишу их или не сниму фильм, они только мои. Я один на один со своими идеями. Понимаешь?

    Одиночества творца.

    Да, так много всего в голове, чем ты хочешь поделиться и ты не можешь этого сделать.

    Мы продолжаем беседовать на тему одиночества, переходим к обсуждению любви, института брака, моногамии и тут Марк спрашивает:

    Ты знаешь, кто такой Донни Хэтэуэй? Ты должна это услышать, подожди здесь.

    Он убегает и возвращается с ноутбуком и наушниками. Это удивительная песня.





    Он поет эту песню для 10 тысяч человек, но на самом деле только для одной женщины. И да, он понимает, что обижал ее, не всегда вел себя правильно, но в его жизни есть только она.

    Ты веришь в такую любовь?

    Я хочу в нее верить. (подумав) Вообще, да, я верю в нее. Я люблю свою жену и у меня прекрасная семья. Но жизнь гораздо сложнее, чем обычное «поженились и жили долго и счастливо». Это невозможно.

    Но у кого-то же так получается? Нет? Не знаю... Золушка.

    В том-то и дело, что все люди разные. Я не могу рассказать тебе, как жить, потому что я не нахожусь внутри твоей головы и сердца, я не знаю твоей жизни и переживаний. То есть ты, конечно, можешь поведать мне о них, но они все равно останутся твоими. И наоборот: ты не способна рассказать мне, как жить. Мы разные части пазла, мы встречаемся и расстаемся. Разные отношения образуют разные картинки, каждый раз все иначе.

    А ты смотришь романтические фильмы?

    Да, конечно, мои любимый — это «Римские каникулы» с Одри Хэпберн. Ты видела его? Они встретились, полюбили друг друга, но у них нет возможности быть вместе. Она — принцесса, он — журналист, они больше никогда не увидятся, все, что у них есть — это 24 часа. Волшебный фильм!

    Грустная история.

    Нет, это счастливая история, потому что у них это было. Они целовались в фильме? Я не помню, да это и не важно. Они обожали друг друга, у них была страсть, но при этом их отношения — нечто большее, чем просто страсть. Это прекрасно, я люблю этот фильм, потому что это как «ах!», а потом «нет». Навсегда. Но ведь в их жизни навсегда останется этот день, один чудесный день. Ты понимаешь, о чем я говорю?

    Да, теперь я чувствую, что моя жизнь ничтожна и бессмысленна.

    Каждый момент в твоей жизни — особенный, потому что он больше никогда не повторится, все остальное — это либо прошлое, либо будущее, а настоящее — это только одно мгновение. Я работал с множеством актеров, многие из них живут в Лос-Анджелесе, но после окончания съемок мы больше с ними никогда не виделись. Много лет назад мы снимались с Бриттани Мерфи в фильме «Драйв», она тогда была совсем девочкой, после этого встречались пару раз. И вот как-то мне звонят и говорят: «Марк, если ты будешь в ближайшее время давать интервью, почти память Британи». «Почтить память? Это значит, что она умерла?» «Да, ее не стало сегодня утром». Это сумасшествие. Жизнь проходит (щелкает пальцами) так быстро.

    Тебя это пугает?

    Как отец я каждый день думаю: «А вдруг что-то случится с моими детьми?». И до конца жизни я буду думать об этом каждый день. Я не боюсь за себя, у меня была прекрасная жизнь, но дети — за детей мне страшно.

    Ты романтик, философ, любишь блюз, все как-то не вяжется с образом героя боевиков.

    Да я их и не смотрю особо.

    Но ты известен как...

    Да, я знаю, я снимаюсь я этих фильмах.

    Зачем? Из-за денег?

    Да, частично потому что надо на что-то жить, мне надо кормить семью. Когда я выбираю фильм, я не даю себе установку «это должен быть action». Нет-нет-нет. Иногда я понимаю, что сценарий так себе, не шедевр, но соглашаюсь сниматься, потому что мне надо зарабатывать деньги. А иногда бывает, что это обычный action, но в нем есть одна сцена, где я плачу. И я соглашаюсь, потому что вот эта сцена покажет продюсерам и зрителям, что я могу играть эмоционально, таким образом, я смогу получить шанс делать то, что мне на самом деле нравится. Так что даже если сценарий меня не вдохновляет, я думаю о выгоде, которую смогу извлечь из этой работы, представляю, как можно «поиграть» с персонажем, так, чтобы мне было интересно сниматься. Потому что если мне будет интересно играть, то аудитории будет интересно смотреть, а если я буду работать (опускает руки и расслабляется) так, то зрители не воспримут моего героя. Каждая роль — это опыт и возможность подготовиться к чему-то новому.

    А есть у тебя такие фильмы, пересматривая которые ты думаешь: «Это потрясающе!»

    Мои фильмы? Потрясающе? Хотелось бы назвать что-то, но не знаю. Хорошо, не могу с уверенностью сказать, что это было «потрясающе», но мне очень нравился мой персонаж в «Братстве волка».

    А как же фильм о капуэро?

    Да, он очень забавный, к тому же в нем заключено правильное послание детям. Но пересматривая его, я думал: «Мог бы сыграть и получше». Еще мне очень нравится персонаж «Ворона». Вы знаете, я восхищался Брэндоном Ли и с удовольствием снимался в фильме и сериале. Меня захватила фантазия о том, что твой дух любит кого-то настолько сильно, что это позволяет тебе вернуться с того света. Все, что происходит в этом фильме, происходит из-за любви. Я хочу, чтобы ты послушала еще одну песню. Она о тяжелом детстве и преодолении трудностей, называется «Raise it up!»

    Что-то не похоже, что у тебя было тяжелое детство.

    О, ты себе даже не представляешь. У большинства актеров была трудная жизнь, именно поэтому они и стали актерами.

    А ты?

    Мне повезло, что я не пережил войну или голод, когда я думаю о людях в Сербии, Чечне или некоторых африканских странах, понимаю, насколько это ужасно. Но у меня тоже были тяжелые времена. Я гавайский мальчик, который вырос в Германии и мой отец был женат шесть раз.





    Ты специально меня отвлекаешь, потому что не хочешь отвечать на вопросы.

    Нет, просто я думаю, что музыка может рассказать о человеке больше, чем все интервью. Но я буду хорошим, обещаю, а когда ты станешь известным сценаристом, то дашь мне роль в своем фильме.

    Боюсь, ты уже состаришься к этому времени.

    Да, я буду играть эдакого дряхлого старичка (изображает).

    Точно, фильм будет называться «Капуэро в инвалидной коляске!». Заработаем миллионы. Кстати, насколько для тебя важен коммерческий успех фильма? Ты воспринимаешь кассовые сборы как оценку твоей работы?

    Я снимаюсь в кино, потому что хочу, чтобы его смотрели. Если бы не хотел, снимал бы домашнее видео. Мне очень нравится развлекать людей и если мне удается рассказать или показать им что-то, чего они не видели раньше, я чувствую себя счастливым. Чем большему количеству людей — тем лучше, а это уже означает коммерческий успех. Конечно, после окончания съемок я ничего не контролирую — реклама, маркетинг, продажи — все это проходит без моего участия, но я могу работать в полную силу, отдавать свою энергию и эмоции. Потому что если прошу тебя потратить два часа и какую-то сумму на поход в кинотеатр, я должен приложить максимум усилий в процессе съемок. И тебе может не понравится фильм или моя игра, но ты скажешь: «Это, конечно, не моя история и мне не нравится, как играет этот актер, но кажется, парень действительно старается». Так что если картина имеет коммерческий успех — это прекрасно, это значит, что у меня будет шанс сняться в другом фильме, но если успеха нет, я, конечно, не покончу с собой.

    А есть работы, которых ты стыдишься?

    Конечно. Ты хочешь знать, какие именно?

    Разумеется!

    Есть фильмы, пересматривая которые, я думаю: «Что же я делаю?». Люди со стороны этого не замечают, я надеюсь, что не замечают, но я-то знаю, на что способен и вижу, что облажался.

    Ты строг к себе?

    В оценке своей работы?

    Ну да, есть люди, которые обожают себя и то, как они выглядят на экране.

    Нет, это не про меня. Я считаю, что надо постоянно расти и развиваться. Каждый проект — это урок, ты учишься чему-то и применяешь это в дальнейшей работе. В большинстве случаев так и происходит, не всегда, конечно. В некоторых фильмах я ужасен, но не потому, что не пытался, просто я живой человек, иногда у меня что-то получается, иногда нет, это нормально. Конечно, в молодости мне казалось, что я способен на все, мне море было по колено, но с возрастом я осознал, что это не так. Я не робот, я не всегда способен концентрироваться только на работе, я совершаю ошибки, но я всегда честен с собой и различаю «нормально» и «даже близко не то». Мне еще многому надо научиться.

    А как ты воспринимаешь критику?

    Я стараюсь не читать критику. Не знаю, насколько это здорово, прислушиваться к чужому мнению. Когда тебя критикуют близкие, это позволяет тебе расти, но некоторые журналисты — я понимаю, что когда кому-то не нравится фильм — это нормально, — но некоторые просто неприятны и убоги. Обо мне пишут как хорошие вещи, так и ужасные и это часть моей профессии. Но я ее сам выбрал

    Так что это твои проблемы

    Да, это мои проблемы, это проблемы каждого актера. На самом деле, любой человек, чья работа публична, сталкивается с этими проблемами. Ты не можешь нравиться всем.

    Чье мнение для тебя на самом деле важно, к кому ты прислушиваешься?

    Мои учителя. У меня были три прекрасных учителя по актерскому мастерству, они действительно помогли мне многое понять, и даже если бы я не стал актером, их уроки были бы полезны. Один из них говорил: «Большинство людей не воспринимают работу актера всерьез». Это правда, но подумайте, хорошие актеры заставляют вас плакать и смеяться, они управляют вашими эмоциями, разве это не удивительная профессия? Не зря греки верили в то, что актеры — это святые люди. Но проникнуть в чью-то душу можно лишь при условии, что ты открываешь свою. Проблема коммерческого кино в том, что кинокомпании пытаются вычислить формулу, которая заставит большее количество людей посмотреть фильм, вместо того, чтобы подумать о том, как поделиться чем-то, рассказать максимально интересную и эмоциональную историю.

    Это же бизнес.

    Конечно, это бизнес, но это еще и искусство. Мои учителя говорили, что актер должен быть очень дисциплинированным, должен уважать свою профессию и разбираться во всем: музыке, политике, искусстве, науке. Потому что если мы просим зрителей два часа смотреть на нас, то лучше уж нам быть особенными, достойными этого. Так что для меня важно мнение моих учителей, родителей, жены и детей.

    Они тоже смотрят твои фильмы?

    Не все, но я снимаюсь и в детских проектах. К тому же они видят, как я играю в жизни. Например, когда кто-то из них рассердит меня, я через секунду успокаиваюсь. Это очень важно в общение с детьми — уметь держать себя в руках.

    Твои дети хотят быть актерами?

    Думаю, у них есть талант, все-таки их родители актеры. Конечно, я поддержу их, если они решат выбрать эту профессию, но прежде всего я хочу, чтобы они получили хорошее образование, обеспечивающее возможность выбора. Они уже читают Шекспира и заучивают монологи. 10-летний сын знает два полных монолога, 8-летняя дочь пока только один, а младшая, которой четыре года, уже выучила четыре или пять строчек из «Ромео и Джульетты».

    Твой отец был учителем кунг-фу, у него была своя школа.

    Именно. И моя приемная мать, которая вырастила меня, тоже занималась кунг-фу успешно.

    А ты?

    Я занимаюсь спортом шесть, а порой и семь дней в неделю — иногда это капуэро, иногда кунг-фу, гимнастика, йога, серфинг. Для меня очень важно быть в хорошей физической форме, только так ты чувствуешь, что на самом деле живешь, ощущаешь взаимодействие всех частей тела и связь между физической и духовной энергией. У каждого есть свой «спорт». Кто-то увлекается садоводством, кто-то любит прогулки по лесу или по пляжу — движение, свежий воздух, очищение сознания.

    Кто-то любит лежать на диване и смотреть кино.

    Тоже вариант.

    Ты играл людей разных национальностей, хорошо чувствуешь различия культур?

    Да, у людей разных культур разная...чувственность. Например, на Гавайях, где я родился, люди очень открытие и дружелюбные, немцы наоборот — замкнуты и закрыты. Гавайцы готовы стать твоим другом с первой секунды, немцам необходимо доказать, что ты достоин их дружбы. Но не всегда все так однозначно. Мой персонаж в «Кочевнике» — человек жесткий и суровый, но при этом он очень любит своего сына и свой народ.

    А ты относишь себя к какой-либо национальности?

    Я по большей части гаваец: очень впечатлительный, легкий на подъем, люблю смешить и смеяться.

    Как думаешь, ты прошел испытание деньгами и славой?

    Мы живем в часе езды от Лос-Анджелеса. Я всегда чувствовал себя скорее аутсайдером, нежели частью «тусовки», так что у меня нет такой проблемы. Снимаюсь я или нет, я живу своей жизнью: пишу, тренируюсь, путешествую. И уж точно не воспринимаю себя как звезду. Это моя работа — сниматься в кино.

    Но у тебя же есть поклонники, которые просят автографы и жаждут с тобой сфотографироваться.

    Это тоже часть моей работы. Мне нравится, что я могу кому-то принести радость одной фотографией — это же так здорово.

    Но ты же устаешь от этого?

    Например, ты устала, но тебе надо сдать текст, ты же будешь его писать, так ведь? Вот есть пятьдесят человек, с которыми мне надо сфотографироваться, первые двадцать снимков я делаю с удовольствием, потом устаю. Но сорок девятый человек не виноват в том, что я устал, для него это свежо и ново, и я должен помнить об этом. Лучше пусть я буду уставшим, а люди счастливыми. Это такая же часть нашей работы, как и съемки, просто многие не понимают этого.

    Сейчас модно рассуждать о технологиях и о том, что они убивают «душу» кинематографа.

    Но это правда. Вот что ты думаешь об «Аватаре»?

    Красивый фильм.

    И все? А чувства?

    Чувство, что я уже все это где-то видела и что на мне хотят заработать.

    Согласен, но это издержки новизны технологии. Вот когда они найдут способ совместить красоту с хорошей, интересной историей — это будет нечто удивительное. Но я предпочитаю более обычные, жизненные истории с меньшим количеством графики. Хотя, знаешь, мы недавно сидели и разговаривали с друзьями, о том, что порно в 3D будет выглядеть очень круто и на этом можно заработать много денег. Но оказалось, что его уже снимают. Тогда я предложил снять «кунг-фу порно» в 3D. Это даже лучше!

    Теперь мы знаем, какой фильм ждать. Ну а сейчас ты чем занимаешься?

    Я уже несколько лет играю роль судьи в телевизионном кулинарном шоу «Iron chef of America». Два повара должны приготовить 5 блюд за один час, перед началом каждого соревнования я объявляю секретный ингредиент, примерно так (делает забавное лицо и размахивает руками): «Aaaaaaaaaaaple!» Видишь, я сумасшедший, — говорит Марк, показывая фрагменты шоу, — везде сумасшедшее лицо.

    Не думаю, что ты мечтал быть ведущим телевизионного шоу.

    (Вздыхает) Знаешь, это шоу неплохое — отличная команда, высокий рейтинг. Мои агенты сказали, что будет полезно сделать что-то, интересное широкой аудитории. Мои дети смотрят его с удовольствием, кстати. Но, конечно, я предпочитаю сниматься в кино.

    Так оно еще идет?

    Да, сейчас из Казахстана я полечу в Нью-Йорк, где мы снимем следующие двадцать эпизодов. За пять лет уже вышло 160 программ.

    Ты можешь привезти им что-нибудь из Казахстана в качестве секретного ингредиента.

    Да, бешбармак.

    Тебе он нравится?

    Нравился. Но я его столько съел, пока мы снимали «Кочевника»! Каждый день «бешбармак-бешбармак-бешбармак».

    Хорошо, шоу, а кино?

    После того, как мы сделаем наши 20 эпизодов, я лечу в Стамбул, где снимаюсь в драме. Потом возвращаюсь в Детройт для участия в первом за последние восемь лет проекте о боевых искусствах. Режиссер — испанец Сантьяго Манес Морено. Кажется, это его первый или второй фильм.

    А о чем драма?

    О борьбе за нефтяные месторождения. Главные герои — агенты ЦРУ, один хороший парень, а другой, конечно, плохой. Изначально я должен был играть плохого, но из-за своего расписания не попал на съемки, поэтому теперь играю хорошего агента. Моя роль досталась моему другу из Германии, так что придется его убить. В фильме.

    Тебе больше нравится играть положительных или отрицательных персонажей?

    Конечно, плохих парней играть интереснее, но я предпочитаю положительных героев, потому что их любят зрители. Когда я снимался в «Только сильнейшие», я нравился людям, а мой герой в «Кочевнике» вызывал только отрицательные эмоции. Я был на казахстанской премьере, мы сидели рядом с президентом, и когда «меня» убили, все радовались и кричали: «Ура!». Это не очень приятно. Но, вспомни, например, Ганнибала Лектора («Молчание ягнят»). Это отрицательный персонаж, так? Но был ли он на самом деле плохим парнем? Нет. Вот что делает его таким потрясающим героем, он совершал плохие поступки только по отношению к плохим людям, но не тронул Джоди Фостер. Может, только после съемок.

    А ты как собираешься развиваться, какие цели перед собой ставишь?

    Я хочу быть режиссером. Я, как и ты, пишу сценарии. Но для того, чтобы все получилось, обязательно надо заниматься саморазвитием, я постоянно учусь-учусь-учусь-учусь. В молодости очень легко увлекаться чем-либо из-за ощущения новизны происходящего, с возрастом ты ко всему привыкаешь, поэтому постоянно нужно придумывать себе новые цели. Я играю уже давно, теперь хочу писать, режиссировать, продюсировать собственные проекты, хочу открывать новые таланты, помещать их перед камерой, а сам оставаться за кадром.

    Открой меня!

    Ты хочешь быть актрисой?

    Я мечтала об этом в детстве. Но родители сказали, что для этого нужны связи, а мне светит проработать в театре за копейки до конца жизни.

    И ты им поверила? Мой учитель говорил, что актерство — это такая сложная работа, которая требует гораздо больше сил, чем люди думают. И ты должен становиться актером, только если нет ничего другого, чем бы ты хотел заниматься. Если ты абсолютно уверен, что хочешь стать актером. Это сумасшедшая жизнь. Она сводит меня с ума.

    А ты кем хочешь стать, когда вырастешь?

    (удивленно смеется) Когда вырасту? Вуди Алленом!

    Ты хочешь быть Вуди Алленом?

    Нет! Но я восхищаюсь им, потому что он постоянно развивается. Когда ты взрослеешь, глупо пытаться оставаться двадцатилетним. Ты должен расти и меняться в соответствии с возрастом. Так вот, Вуди Аллен в молодости много играл, сейчас он продолжает сниматься, но по большей части рассказывает истории из прошлого — он пишет, ставит, продюсирует. Он вырос вместе со своей аудиторией. Это прекрасная модель для подражания.

    Какие еще режиссеры тебе нравятся?

    Элия Казан. Я как раз читаю большую книгу о нем сейчас и нахожусь под впечатлением от его истории. Он был небольшого роста, не особо привлекателен и большую часть жизни не верил в свой талант, его отец как-то заявил, что он «непригоден ни для чего». Затем Элия окончил Йель, стал играть, но продюсеры сказали ему: «Ты, конечно, можешь остаться в шоу-бизнесе, но точно не как актер». И этот человек стал одним из лучших режиссеров в Америке. У него была очень тяжелая жизнь, вот почему в его работах столько страсти и боли, именно поэтому он так хорошо понимает человеческую природу. Еще мне нравится Мэл Гибсон, он был прекрасен в «Храбром сердце» и, конечно. «Апокалипто» — чудесный фильм.

    Не могу не спросить, что ты думаешь об очередном скандале?

    Я что-то слышал, но не вникал в детали, меня это не очень интересует. Он прекрасный актер и режиссер.

    Что создает эту особую связь между актером и режиссером, о которой все говорят?

    Доверие и уважение. Актер во время съемок находится в позиции ведомого. Конечно, он старается и отдает много энергии, но только режиссер видит картину целиком, а актер лишь один цвет в его палитре. Он видит и красный, и синий, и черный, а ты, например зеленый. И актер должен доверять ему и следовать его указаниям. Потому что если ты ему не доверяешь и играешь в соответствии с собственными ощущениями, даже если ты прав, ты не видишь, что происходит в других частях картины.

    Дольф Лундгрен недавно сказал мне, что актер не должен быть умным.

    Я понимаю, что он имел в виду, но не могу с этим согласиться. Хороший режиссер хочет знать, что актер может привнести в картину, потому что хороший актер иногда видит варианты развития персонажа или сцены, о которых режиссер не подумал.

    Ты хотел бы принять участие в каком-нибудь арт-хаусном проекте?

    О да, очень! Но у меня пока не было таких предложений. Большая часть моих работ — это action, есть две исторические картины — «Братство волка» и «Кочевник», мне, кстати, очень нравятся исторические фильмы. Возможно, вскоре я приму участие в одном большом историческом проекте, но пока не могу рассказать о нем, это секрет. Но сценарий потрясающий!

    Американский проект?

    Нет.

    Казахстанский? Российский?

    Загадочно молчит.

    Тамерлан? «Золотой воин»?

    Нет, но близко. Все, что я могу сказать, что фильм не американский, дальше сами все увидите.

    Пока мы играли в угадайку, Марк корчил забавные физиономии и подпрыгивал на диване, так что я не выдержала: С твоим сумасшествием тебе нужно сниматься у Бёртона.

    Да уж, так и вижу этого. «Привет Тим, я хочу сыграть в твоем фильме». «Э-э-э-э, а ты знаком с Джонни? Место немного занято».

    А тебе снятся сумасшедшие сны? Какие-нибудь дикие розовые слоны, не знаю.

    Нет, не розовые слоны. Мне часто снится, что я летаю. Это глупо. Не просто летаю, а как будто я разгоняюсь настолько сильно, что взлетаю (показывает, как он разгоняется и летит). Я лечу и думаю: «Вау!», но очень быстро устаю и падаю. Еще мне часто снится, как я дерусь. В моем сне все двигаются с нормальной скоростью, а я как в замедленной съемке. И когда я наношу противнику свой замедленный удар, он смотрит на меня как на идиота, а потом бьет в ответ. Быстро и больно. (подумав) Очень часто снится, что я падаю, лечу в пропасть или что-то в этом духе.

    А в реальной жизни, ты можешь «упасть»? Метафорически, конечно.

    Конечно. Проиграть вообще не очень сложно. Если что-то случится с моими детьми, это меня сломает. Если что-то произойдет с моей женой, родителями. Мне кажется, со всем остальным я смогу справиться, все остальное — приходящее.

    Я выключаю диктофон, мы продолжаем беседовать, и пьем уже, кажется, десятую чашку кофе. В три часа ночи я осознаю, что Марку осталось четыре часа на сны о полетах и падениях, так что почти насильно отправляю его спать и по пути домой размышляю о том, куда смотрят голливудские продюсеры и почему идеальный герой романтических комедий всю свою жизнь снимается в боевиках.

    http://www.kinopoisk.ru/
     
  20. Ворф

    Ворф Самец :)

    Репутация:
    9.621.705
    Ворф, 23 июл 2010
    Приехав в Москву, Люк Бессон нигде не появлялся без Луиз Бургуэн — юной исполнительницы главной роли в его новом фильме — «Необычайные приключения Адель». Каждый раз, когда речь заходила о съёмках фильма, режиссёр вдруг срывался на длинные панегирики Луиз, мол, она и умница, и красавица, и актриса хорошая, и за пять месяцев освоила актёрскую пятилетку, и с верблюдами — самыми упрямыми животными на планете — научилась ловко управляться... Нужно ли говорить о том, что, кажется, режиссёр нашёл новую музу для своих всегда ярких работ — при том, что Луиз проделала действительно колоссальную работу для довольно привередливого и страшно требовательного режиссёра, она не зазнаётся и со всеми общается просто и приветливо даже за пределами конференционных залов. Кажется, Бессон восхищается обеими — и Луиз, и её героиней Адель. В попытках отвлечь мэтра от образов сильных дам, КиноПоиск сразу же после первого российского пресс-показа распросил его о высоком.

    Не хочется ли вам уйти на пенсию, когда вы слышите про себя «мэтр», «культовый режиссёр»?

    Когда я слышу «мэтр», сразу представляю себе какого-нибудь важного начальника. Я, конечно, тоже начальник, но «мэтром» себя не считаю. Есть область, в которой таких начальников не может быть — творчество. В творчестве мэтров не бывает. Разумеется, тебе могут нравиться работы других, они могут питать тебя чувствами и эмоциями, она даже могут тебя вдохновлять, восхищать, ты даже можешь считать их гениальными, но всё, что у тебя есть, и всё, что ты делаешь — это ТВОЯ работа, твои произведения. Если я дожил до того, что меня кто-то называет «мэтром», это вовсе не значит, что мне пора в отставку. На «творческую пенсию» уходят те, кому нечего сказать. И, в общем, не важно, как вас тогда уже называют — творчески «состариться» можно и в восемнадцать лет.

    А что помогает держать себя в творческом тонусе?

    Зелёный чай :) На самом деле я не большой любитель пожинать плоды славы и вращаться в «тусовке большого кино». Не люблю того, что называется «звёздной жизнью» — мне бы лучше по городу покататься на мотоцикле, повидаться с друзьями, гамбургеров пожевать, на живых людей посмотреть, поболтать с ними, чем тусоваться... Так себя более живым ощущаешь, и потом, так я чувствую свои корни. Можно, конечно, избавиться от этих привычек и корни обрубить — так можно почувствовать себя легче, но в то же время без корней проще потеряться... Короче, моё кино растёт на улицах, а не на коктейльных вечеринках, поэтому на улицах я провожу больше времени.

    А есть какие-то планы по собственным фильмам на ближайшее время?

    Я не строю планов. Я абсолютно свободен. Могу себе позволить не снимать пять лет, и, наоборот, если нужно снимать два фильма одновременно — запросто. Yes, I can :)

    А Спилберга намеренно цитируете? В «Адели» было несколько фрагментов, которые не возможно было не считать либо как цитату, либо как большой ему «привет».

    Ну, намеренно мы сделали в фильме только одно «подмигивание» Спилбергу — когда процитировали кадр из «Инопланетянина».

    Именно «подмигивание» — не оммаж?

    Не, «оммаж» — это другое. Тут, скорее, дружеская улыбка. Ну, сами посудите: я снимаю ночной Париж. Нужно показать и луну, и птеродактиля... ОК, чтобы лучше сделать эту сцену и композиционно, и по освещению, не остаётся ничего другого, как заставить птеродактиля лететь на фоне луны — вариантов не много — вот и получился «привет» Спилбергу. В других сценах — ни в сториборде, ни в сценарии — ничего такого специального не планировалось. Всё остальное, что было в сценарии и фильме, уже было расписано и отчасти нарисовано в комиксе 1972 года — в нём и Адель такая же дерзкая и решительная искательница приключений, и птеродактиль присутствует. И, конечно, сам комикс вышел задолго до «Парка Юрского периода» и «Инопланетянина».

    А как вы к самому Спилбергу-то относитесь?

    Я его очень люблю и уважаю. Он настоящий киногений. Мы с ним несколько раз встречались, и он меня даже как-то на площадку одного из своих фильмов приглашал. Но не относитесь к этому, как к чему-то удивительному — режиссёры, что бы вы про них ни знали, к другим режиссёрам весьма и весьма дружелюбно и благосклонно относятся. У меня со многими из них — и с голливудскими, и французскими — хорошие отношения. Наверное, это всё из-за того, что мы не понаслышке знаем, какой, на самом деле, это каторжный труд — делать кино. Мы, режиссёры, когда встречаемся, как однополчане, знаем, через что каждый из нас прошёл, поэтому, всегда очень рады друг друга видеть: «Эй, — кричим. — Брат, здорово!» :)

    А есть вообще какая-нибудь разница между экранизацией комикса американского и французского?

    Всегда есть разница. Американская литература от французской, итальянской или немецкой тоже сильно отличается. Музыка — тоже. Но, хочу обратить внимание, культура — это не только выражение твоей национальной идентичности, но и выражение того, что ты есть, как, где и чем ты живёшь...

    А сильно эти различия диктуют то, как снимать кино?

    Не-не-не, едиинственный, кто тут диктует — это я сам. У меня есть своё видение, свой опыт и какой-то культурный багаж, в конце-концов, у меня есть родители, которые меня по-своему воспитали, есть место, где я вырос, еда, которую я ем, и интеллектуальная пища — всё это, конечно, оказало и продолжает оказывать сильное влияние на меня самого и отражается в моих фильмах. Даже то, уверен я в себе или нет, открыт я или не очень — оказывает сильное влияние на то, как я самовыражаюсь. И, в общем, у каждого — и у меня, и у вас — своя манера выражения того, что мы чувствуем. К примеру, нужно нам снимать сцену завтрака, в которой общаются мать и сын. Какому бы режиссёру вы не дали эту сцену, каждый снимет её по-своему. Коппола покажет семью итальянских иммигрантов в Америке — (иммитирует акценты) «Мамма мия, где же хлеб?!» Француз снимет сцену, в которой герой вдохнёт хлебныый аромат и протянет: «Боже, как вкусно...» В русской сцене сын стукнет кулаком по столу и возмутится: «Почему у нас нету хлеба на завтрак?» И так далее. Словом, никогда не знаешь, что тебя вдохновит, впечатлит или как-то отразится на твоём воображении, но очевидно одно: ты, как режиссёр, всегда будешь отличаться от других — ты всегда будешь уникальным из-за той уникальной среды, в которой ты сформировался. Если тебе нужно будет рассказать историю, то ты для этого используешь весь накопленный опыт — всё, что под рукой... Поэтому, какой бы комикс ты не экранизировал — американский, французский, бельгийский, японскую мангу, итальянский, даже русскую графику начала 20 века — ты не можешь абстрагироваться от своего собственного культурного багажа, и снятая тобой сцена будет отражением того, что ты есть. Вот ещё, кстати, пример. Несколько лет назад появилось новое поколение будущих режиссёров, которые уже родились с мобильными телефонами в руках. С самого рождения они умеют пользоваться интернетом и сёрфят уже лет эдак с четырёх. И они будут режиссёрами. Их видение будет серьёзно отличаться от моего, потому что сейчас они без особого напряжения могут моментально узнать и увидеть то, о чём мне в детстве приходилось лишь мечтать. Когда мне было тринадцать лет, мне приходилось придумывать какие-то свои миры или воображать, что я оказался в какой-то другой стране, потому что единственное, что я видел за окном — были коровы. У меня не было возможности посмотреть в сети всё, что угодно, я не мог кем-то притвориться или придумать себе несколько виртуальных личностей, как это делают сейчас. Уже сейчас видение моего поколения начинает отдавать архаикой. Поэтому, мне страшно интересно посмотреть, что будет через пару лет, когда это новое поколение режиссёров начнёт снимать.

    http://www.kinopoisk.ru/
     
  21. Ворф

    Ворф Самец :)

    Репутация:
    9.621.705
    Ворф, 24 июл 2010
    В фантастическом триллере Кристофера Нолана "Начало" Леонардо ДиКаприо большую часть своей жизни проводит в снах чужих людей. О том, что творится в голове у него самого, 35-летний актер рассказал в интервью журналу Rolling Stone.


    О том, что заставляет его волноваться.


    "Мой желудок начинает сжиматься от всякой дурости, от вещей, которые вовсе не должны волновать меня. Безумие, что в мозгу вдруг происходят какие-то реакции, заставляющие тебя переживать о всякой ерунде. Моя жизнь хорошо организована, я очень серьезно подхожу к вещам, которыми занимаюсь, а затем – бах – и вот я сижу, живот крутит, а я страдаю из-за чего-то смехотворного".


    О днях былых.


    "По существу, я был шкетом с самым большим ртом на свете. Я огрызался на все подряд и был готов к любой драке, а когда ты говоришь парню, который на три года старше тебя, что надерешь ему задницу, задницу надирают тебе. Я был настоящим придурком, даже сомнений быть не может".


    Оторваться по полной…


    "Я был диким и чокнутым и не страдал от этого, как некоторые сейчас, когда они пытаются сохранить хорошую мину при плохой игре и тем самым дискредитируют самих себя. Мне было все равно, что обо мне думают… Может, таким образом я пытался избавиться от хаоса, творившегося у меня в голове, или от потенциальных неудач. Это было: "Вау, как мне повезло, что я могу отвисать,как захочу и с кем захочу!" Двух моих главных белокурых конкурентов, с которыми мы ходили на прослушивания в самом начале, уже нет в живых: один повесился, другой умер от передозировки героином… Я никогда не принимал наркотики. Вы не прочтете в таблоидах историй о том, как я был найден в номере крутой гостиницы, лежащим в луже собственной блевотины".


    О свиданиях.


    "До "Титаника" я имел у девушек больший успех. У нас с ними было все предельно ясно - отношения, не омраченные осознанием моей "славы".


    О славе, обрушившейся после "Титаника".


    "Было ощущение раздвоения личности. Немного смахивало на то, что у меня появился аватар, если использовать терминологию Джеймса Кэмерона. Да, звучит очень хвастливо. На самом деле, все, чего мне хотелось тогда, то это перерыва, потому что меня вот-вот – и стошнит".

    http://www.kinonews.ru/
     
Статус темы:
Закрыта.
Загрузка...