1. Всем пользователям необходимо проверить работоспособность своего электронного почтового адреса. Для этого на, указанный в вашем профиле электронный адрес, в период с 14 по 18 июня, отправлено письмо. Вам необходимо проверить свою почту, возможно папку "спам". Если там есть письмо от нас, то можете не беспокоиться, в противном случае необходимо либо изменить адрес электронной почты в настройках профиля , либо если у вас электронная почта от компании "Интерсвязь" (@is74.ru) вы им долго не пользовались и хотите им пользоваться, позвоните в СТП по телефону 247-9-555 для активации вашего адреса электронной почты.
    Скрыть объявление

Западно-европейское феодальное войско VS Монгольское воинство

Тема в разделе "Архив", создана пользователем КОСТЯЙ, 30 апр 2006.

Статус темы:
Закрыта.
  1. КОСТЯЙ

    КОСТЯЙ

    Репутация:
    31
    КОСТЯЙ, 30 апр 2006
    возник у меня с одним товарищем спор-помогите разрешить

    речь идет о великом западном походе монголов, как известно разгромив русские княжества в1241 году хан Бату двинулся далше на запад разгромил Венгрию, сжег Пешт,Краков, Загреб ,но по ряду причин был вынужден повернуть обратно. Вопрос:если бы монголы пошли дальше на запад и встретились с французами или англичанами, каков бы был исход этого противостояния- что могли противопоставить кочевники тяжеловооруженным рыцарям западной европы?
     
    #1
  2. Untr00

    Untr00 Guest

    Репутация:
    0
    Untr00, 7 июн 2006
    Вы правы. В Европе монголы не достигли большого успеха во взятии крепостей.

    © xlegio
     
    #21
  3. Perseus

    Perseus Ословед

    Репутация:
    15.055
    Perseus, 7 июн 2006
    Немного подробнее:

    Вторжение в глубь Европы

    Нередко в литературе приходится читать, что монголы вторглись за Волгу ради завоевания Венгрии. Источники говорят о другом. Чингизхан установил, писал Плано Карпини, что они «должны подчинить себе всю землю и не должны иметь мира ни с каким народом, если прежде им не будет оказано подчинения». Ранее побывавший в Поволжье венгерский доминиканец Юлиан со слов татарского посла писал о том же. Юлиан предостерегал Белу IV: «Многие передают за верное, и князь суздальский [Юрий Всеволодович] передал словесно через меня королю венгерскому, что татары днем и ночью совещаются, как бы прийти и захватить королевство венгров-христиан. Ибо у них, говорят, есть намерение идти на завоевание Рима и дальнейшего».
    Так же понимал цели монгольского похода и крупнейший знаток их истории Б.Я. Владимирцов. В европейском походе Бату выбрал традиционный путь кочевников, надеясь создать на венгерской равнине опорную базу своего господства в центре континента. Поэтому, насколько позволяют судить источники, он, двинувшись с основным войском на Венгрию, направил отряды других воевод с таким расчетом, чтобы в первую очередь обезопасить себя от ударов со стороны Польши, Чехии и Болгарии.
    Монгольские полчища, которые после боев на Руси вторглись в начале 1241 г. на территории соседних государств Европы, встретили, как и повсюду, мужественное, но недостаточно организованное сопротивление. Первой их жертвой стала Польша. Первое вторжение орды относится к январю 1241 г., когда монголы вскоре после падения Киева и, следовательно, во время ожесточенных боев в Галицко-Волынской Руси прорвались к Висле, где штурмом захватили города Люблин и Завихост. Через образовавшуюся брешь один из отрядов проник до Рацибужа. Второй удар в феврале того же года был обращен на Сандомир; разорив этот главный опорный пункт поляков на Висле («они в день Пепла опустошили и город и Сандомирскую землю, не пощадив ни пола, ни возраста»), монголы тогда же нанесли поражение малопольскому рыцарству в битве под Турском (13 февраля). Возможно, что монгольские рати были после этого оттянуты на исходные базы в Руси. Второе вторжение орды состоялось в марте 1241 года. В Польшу вторглось войско, насчитывавшее около трех туменов (30 тыс. воинов). Во главе войска стояли Байдар и Кайду. Около 10 марта Байдар переправился через Вислу у Сандомира, откуда отряд Кайду был направлен им для опустошения края в направлении Ленчицы с последующим выходом к Кракову. Разорив Ленчицу и Серадз с окрестностями, Кайду вышел к Вислице, где и соединился с отрядом Байдара. Сам Байдар предпринял глубокий рейд до окрестностей Кельц, разрушив по дороге Опатов. Прикрывая путь на Краков, польские краковские войска воеводы Владимежа и сандомирские — воеводы Пакослава пытались остановить врага, но были разбиты под Хмельником 18 марта. Воевода Владимеж пал в битве. Краковский и сандомирский князь Болеслав Стыдливый с матерью, русской княгиней Гремиславой Ингваровной и женой, дочерью Белы IV Венгерского, покинув малопольскую столицу, уехал в Венгрию. Но горожане мужественно оборонялись. Краков пал 22 марта после кровопролитной битвы, судя по тому, что горстка храбрецов удержала собор святого Андрея. Этот собор, стоящий неподалеку от Вавеля, сохранился поныне. Как и повсюду, монголы разоряли землю и угоняли в плен жителей. В краткой редакции краковской хроники читаем: «Татары вступили в Краков, подожгли храм и увели бесчисленное множество жителей».
    Соединенные силы Байдара и Кайду в начале апреля быстрым рейдом через Рацибуж и Ополе, где их безуспешно пыталось остановить войско князя Владислава I Плвача Опольского, и прорвались к столице Шленска Вроцлаву. Разорение Малой Польши вызвало тревогу в других землях страны. Жителей Шленской земли призвал к обороне князь Генрих II Благочестивый: во Вроцлав стекались со всех сторон польские рыцари и ополченцы — лучники, крестьяне, холопы. Воины из Малой Польши и южной части Великой Польши объединились под воеводством Сулислава, брата краковского воеводы; во главе верхнешленского воинства стал князь опольский Мешко II Толстый; сам Генрих вел нижнешленское войско. Один из отрядов соединенного войска составляли иностранные рыцари, предводимые, должно быть, Болеславом Щепелкой, сыном моравского маркграфа Дипольда. В него входили французские темплиеры. Об этом узнаем из письма их великого магистра Понсе д’Обона французскому королю Людовику IX; они потеряли в битве под Легницей более 500 человек, в том числе 6 рыцарей. В этом же отряде находились горняки из Злотой Гожи. Не исключено и участие в отряде небольшого числа немецких рыцарей, которые в 1222 г. получили от силезского князя Генриха I Бородатого незначительное селение Лососино (Lassusici) в Бендлевице и, возможно, несли в нем какую-то службу. Князь Генрих обратился за помощью и в Чехию. Чешский король Вацлав I (1228—1253) обещал привести войско.
    Князь Генрих не стал оборонять Вроцлав, но горожане, укрывшись в крепости, отбили монгольский приступ. Уничтожив пригороды, монголы оставили город в своем тылу. Возможно, Генрих, зная о печальной участи разоренных монголами сильных городов на Руси и в Польше, решил попытать счастья в полевом сражении. 9 апреля 1241 года войско Генриха, шедшее на соединение с чехами, приняло бой с противником под Легницей. Несмотря на отвагу, оно потерпело сокрушительное поражение. Погибло около 40 тысяч воинов; в сражении пал и князь Генрих.
    В час роковой битвы чешское войско находилось на расстоянии однодневного перехода от легницкого Добра Поля. В самой Чехии деятельно готовились к обороне: укрепляли города, собирали запасы продовольствия. Однако монголы далее на запад не пошли. Отрезав уши убитым для подсчета и насадив на шест голову князя Генриха, монголы подступили к Легнице. Но горожане не пали духом, узнав об исходе битвы, и отразили вражеский приступ. Тогда монголы отошли к Одмухову. Пробыв в Нижнем Шленске две недели, разоряя окрестности (один из отрядов доходил до Мейсена) они отправились под Рацибуж, но и тут их ожидала неудача. Город устоял. По распоряжению Бату, который с главными силами находился в Венгрии и считал нужным отрезать чешские войска, бывшие к северу от Дуная, рать Байдара и Кайду отошла 16 апреля от Рацибужа и направилась, как свидетельствует Кельнская хроника, в Моравию.
    Еще в январе, когда как будто появились первые монгольские разъезды у границ Венгрии, король Бела IV приказал палатину Дионисию поставить заставы в Карпатах. Жестокие битвы разгорелись в проходах Карпат, где венгерские дружины и отряды русинов пытались преградить дорогу завоевателям, не допустить их выхода на равнины Венгрии. 10 марта, будучи в Пеште, король получил известие о прорыве монголов через «Русские ворота» — Верецкий перевал — в Венгрию. Судя по перечню военачальников, шедших в Венгрию, монгольские силы насчитывали десятки тысяч воинов. У Плано Карпини упоминаются Бату, Кадан, Бури, Шибан, Бучек, Орду и притом замечено, что «все они были в Венгрии».
    Кочевники хлынули в страну. Их летучие отряды жгли селения, убивали жителей. Войско Кадана прошло из Галичины, через перевал Радну к югу: двигаясь через Трансильванию, оно должна была отрезать Венгрию от Болгарии. Кадан «вместе с другими вождями, переправившись через реку, именуемую Серет, вторглись в землю половецкого епископа и, победив людей, которые собрались на битву (речь идет о жителях Молдавии), приступили к ее полному завоеванию». В борьбе молдавского народа с нашествием погибло и недолговечное половецкое епископство. Монголы Кадана прошли с боями через Радну (31 марта), Бестерце (2 апреля), Надьварад, заняли Колочвар и двинулись на Варадин.
    Король Бела IV энергично собирал в Пешт силы из разных городов — Секешфехервара, Эстергома и др.; сюда же привел хорватское войско герцог Кальман. Монгольские рати, встретив сопротивление горожан, разорили Ерлау и Кевешд. В начале апреля 60-тысячное войско Белы IV выступило из Пешта. Передовые монгольские отряды отошли. Королевские полки у р. Шайо встретились с неприятелем и стали лагерем, обнесенным кольцом сцепленных телег. Русский перебежчик из монгольского лагеря известил венгров о времени монгольского нападения. Венгерские воины, предводимые хорватским герцогом Кальманом и колочским архиепископом Уголином, отразили первый натиск и упорно сопротивлялись в двухчасовом сражении к северу от лагеря.
    Однако нестойкость знати, враждебной королю, стала одной из важнейших причин поражения венгров в происшедшей 11 апреля 1241 г. (через два дня после Легницы!) битве при Шайо. Но все же часть венгерских сил сумела вырваться из окружения, двухдневный путь их отступления к Пешту был, по словам хрониста Рогериуса, устлан телами убитых; погибли и видные князья церкви — архиепископы — эстергомский Матиас, колочский Уголин, епископ трансильванский Рейнольд, Яков — епископ Нитры и др.
    В Венгрии происходило то же, что и в других странах: простой народ защищал свои города даже вопреки распоряжениям правителей. Тяжелораненый Кальман, отступавший с остатками войска через Пешт, советовал горожанам не сопротивляться. Однако, население решило обороняться. Строительство укреплений не было завершено, когда враг осадил Пешт, но жители три дня защищали его. Пешт пал после штурма и подвергся страшному опустошению. О нем с ужасом сообщает хронист, приводя свидетельства очевидцев грабежей и массовых убийств горожан.
    После упорных боев войскам Кадана удалось захватить Варадин, Арад, Перег, Егрес, Темешвар, Дьюлафехервар. О борьбе венгерского народа сохранились многие местные предания и легенды. Одна из таких легенд связана с обороной Варадина, который был тогда разрушен. По преданию, под этим городом якобы погиб сам Батый. Это предание около середины XV в. стало известно русским книжникам и отразилось в распространенной на Руси «Повести об убиении Батыя».
    Завоевание монгольскими полчищами Руси, вторжение их в Польшу, Венгрию и другие земли вызвало ужас и панику в Европе. Баварский историк записал, что венгерское королевство, существовавшее 350 лет, ныне уничтожено. В Кельнской хронике монастыря св. Панталеона о татарах читаем: «Значительный страх перед этим варварским народом охватил отдаленные страны, не только Францию, но и Бургундию и Испанию, которым имя татар было дотоле неизвестно». В средневековой истории Французского королевства сказано, что страх, вызванный монголами, повлек за собой застой торговли. Английский хронист Матвей Парижский (писавший до 1259 г.) сообщает, что на время прервалась торговля Англии с континентом, в частности торговля Ярмута сельдью с фризскими и готландскими купцами, а в Германии даже распространилась молитва: «Господи, избави нас от ярости татар».
    Некоторые зарубежные (особенно католические) историки пытаются утверждать, что западноевропейские правители, включая папу, в трогательном единодушии прилагали немалые усилия, чтобы помочь государствам, попавшим под удар монгольских захватчиков. Факты, однако, говорят о другом.
    Венгерский король неоднократно обращался с призывами о помощи к западноевропейским государям и к папской курии. Обращения Белы породили переписку между государственными деятелями, анализ которой обнаруживает ее полную бесполезность. В письмах и к Беле IV и к английскому королю Генриху III император Фридрих II толковал о необходимости отпора татарам, упоминал и о разорении Киева: «Тогда во время внезапных набегов и нападений этого варварского народа, который обрушился словно гнев Божий и молния, был завоеван и взят самый значительный из городов этого княжества Киев; все это преславное княжество целиком по истреблении его жителей пришло в запустение, будучи разорено». Но больше всего император поносил папу Григория IX за то, что тот взывает к крестовому походу не против свирепствующих татар, а против него, Фридриха, защитника церкви. В свою очередь папа Григорий IX, довольно давно располагавший информацией о монголах, полученной из Грузии, смог предложить венгерскому королю лишь слова утешения и свое благословение во всяком случае до заключения победоносного мира с Фридрихом II, «именующим себя императором». Впрочем, собственные папские вооруженные силы были ничтожны. Правда, и при императорском дворе и в папской канцелярии призывали к походу на татар, говорили о нем и в Вормсе, и в Майнце, и в Мерзебурге, предполагали собрать войска в Нюрнберге, но дальше разговоров дело не пошло, особенно когда выяснилось, что непосредственная угроза Германии миновала, и в июне 1241 г. войска Фридриха II начали поход на Рим.
    Ближайшие соседи Венгрии — Венеция и Австрия, тоже не помогли ей. Более того, венецианский хронист Андрей Дандоло писал: «Лишь из внимания к христианской вере венецианцы не причинили тогда королю вреда, хотя многое могли против него предпринять». Другого соседа — австрийского герцога Фридриха II Бабенберга соображения веры не смутили. Сперва он выманил у Белы IV, пытавшегося укрыться с семьей при его дворе, около 10 тыс. марок, а потом, в разгар монгольского нашествия, его войско в залог этой суммы захватило венгерские комитаты Шапрон, Мошон и Лочмонд, но было изгнано местным населением. Сама Австрия от нашествия не пострадала, если не считать вторжения какого-то летучего отряда, в стычке с которым было убито не более 100 человек, притом, как писал герцог Фридрих, — из лиц «низшего состояния».
    В апреле 1241 г. монгольские рати подвергли разорению Словакию, бывшую под властью Венгрии; пали горные города Банска Штявница, Пуканец, Крупина. Монголы пришли в Западную Словакию из Польши и Моравии через Грозенковский и Яблоновский перевалы. Они грабили Словакию до декабря 1241 г., когда перешли Дунай при Коморне и соединились с войсками Бату. В отдельных местностях Словакии они пробыли около года и управляли с помощью своих «бавилов», имевших административно-судебную власть. Словацкие жупы Земплин, Абов, Турна, Гемер вплоть до Зволенского леса разорялись монголами, был опустошен и Ясовский монастырь. Но горожане и окрестные крестьяне сумели отстоять Братиславу, Комарно, Тренчин, Нитру, Бецков.
    Продолжались сражения и в Восточной Чехии, куда враг отошел из Польши. Орда взяла и разрушила Опаву, Бенешев, Пржеров, Литовел, Иевички и другие города. Были сожжены и разрушены древние монастыри в Градище, Райграде и других местах. Район Ганы был опустошен полностью. Народ бросал имущество и бежал в горы и леса. Факт разорения Моравии на глубину четырехдневного перехода засвидетельствован хронистами. При Оломоуце, обложенном ордой, произошло кровавое столкновение: здесь предводитель чешского войска воевода Ярослав нанес монголам чувствительное поражение. Неся большие потери, Бату отказался от продвижения на Запад в этом районе и от столкновения с 40-тысячным войском чешского короля Вацлава, который принимал энергичные меры к укреплению своей страны.
    Оттянутые из Чехии в Венгрию монгольские рати зимой 1241—1242 гг. Бату перевел через Дунай. Вскоре они осадили Эстергом — столицу государства. Город был хорошо укреплен стенами и башнями, в нем стоял сильный гарнизон и укрылось много окрестных жителей. Монгольские воеводы согнали пленных засыпать ров песком и из 30 осадных машин днем и ночью метали камни, разрушая оборонительные сооружения. Горожане сопротивлялись до конца, а когда падение города стало неизбежным, решили ничего не сдавать врагу: сожгли товары, зарыли драгоценности, перебили лошадей. После уличных боев и гибели отрядов, оборонявшихся в храмах, город пал, а его защитники были перебиты. Устояла лишь внутренняя крепость, где засело много балистариев во главе с испанцем Симеоном. Монгольским войскам не удалось захватить Секешфехервар, монастырь св. Мартина Паннонского (Паннонхалма), обороной которого ведал аббат Урош, и некоторые другие крепости. Если Бату предполагал превратить венгерскую равнину, подобно Муганской степи, в кормовую базу своей конницы для расширения операций в Европе, то из этого ничего не получилось: под ударами со всех сторон слабело монгольское войско. Венгерский народ непреклонно боролся за независимость. Скрываясь в лесах и пещерах, крестьяне вели партизанскую войну. Сохранилось известие о крестьянском отряде в Чернхазе, который возглавляла девушка по прозванию Ланка Прекрасная. Когда ее отряд был перебит, она, чтобы не попасть в руки врагов, бросилась на острие меча. Не имея оружия, крестьяне преграждали путь кочевникам, втыкая в землю косы вверх острием.
    Сея смуты и ужас, монгольская рать продвигалась на юго-запад в стремлении настичь Белу IV и вышла на Адриатику; тот из Австрии через Сегешт — Загреб — Трогир достиг прибрежных островов, штурмовать которые Кадан не решился. Однако монголам удалось захватить города Трогир, Загреб, Свач, Дривасто (близ г. Скадар), сжечь Катарро. Известно, однако, что горожане Клисса отбили натиск войск Кадана, сбрасывая на них каменные глыбы. Враг не рискнул напасть на хорошо укрепленный Сплит, неприступным для него оказалась Трава (март 1242 г.), устояла перед ним и Рагуза (Дубровник). В принципе, цель поставленная Чингизханом была достигнута — монгольские кони дошли до «последнего моря».
    Получив весной 1242 г. известие о смерти великого хана Угэдэя (11 ноября 1241 г.) Бату начал отводить свою рать через Боснию, Сербию, Болгарию, Русь — за Волгу. Отступление также сопровождалось грабежами и разрушениями. Был дотла разорен и сожжен Белград. На Руси отступление монголов оставило лишь одно известие о появлении посланных Бату отрядов Маномана и Балая, которые в поисках галицко-волынского князя Даниила проникли до Володавы на Буге, севернее Угровска. Монголы угнали множество пленных из разоренных стран Европы. В ставке великого хана Плано Карпини видел «многих русских и венгров». И французский посол Рубрук свидетельствует, что в Каракоруме было «большое число [пленных] христиан: венгров, аланов, русских, грузин и армян», там же он встретил простую женщину родом из Меца (Лотарингия), захваченную в плен в Венгрии. В Каракоруме она вышла замуж за молодого русского плотника. «Эта женщина рассказала нам, — пишет Рубрук, — про неслыханные лишения», которые вынесла раньше, чем попала в далекий Каракорум. Здесь же наряду с русским золотых дел мастером Козьмой находился французский мастер-ювелир Буше и другие, попавшие в плен в Белграде; на железные рудники Джунгарии были сосланы взятые в плен немцы.
    В западноевропейских странах неожиданное отступление завоевателей считали чудом, объясняли вмешательством небесных сил, «божьим заступничеством». Но если чудо и было, то это было вполне земное чудо. Завоевание Центральной и Западной Европы было сорвано героической борьбой русского народа и других народов Восточной Европы, которые обескровили монголо-татарских завоевателей, ослабили их наступательный порыв. Западную Европу спасли не тевтонские рыцари, воинственно бряцавшие мечами, не римские папы с их бесплодными призывами к крестовому походу против монголов, не «божие заступничество», а крестьяне и горожане земли Русской; принявшие на себя самый первый, самый страшный удар завоевателей. Это хорошо понимали передовые представители общественной мысли. Народы нашей страны, народы Восточной и Центральной Европы, отстаивая в суровую пору нашествия свои очаги, спасли Вену и Париж, Лондон и Рим, города и культуру многих стран от разорения. В этом их великая заслуга перед историей человечества.
    Великий русский поэт А.С. Пушкин писал, что русские «необозримые равнины поглотили силу монголов и остановили нашествие на самом краю Европы; варвары не осмелились оставить у себя в тылу порабощенную Русь и возвратились в степи своего Востока. Образующееся просвещение было спасено растерзанной и издыхающей Россией».
     
    #22
  4. Perseus

    Perseus Ословед

    Репутация:
    15.055
    Perseus, 7 июн 2006
    #23
  5. fet

    fet Guest

    Репутация:
    0
    fet, 9 июн 2006
    На мой взгляд победа была бы за монголами, но это только на поле боя. Эту точку зрения могу подкрепить тем что монголы имея превосходную легкую кавалерию могли быстро передвигатся в отличии от средневековых рыцарей + то что в составе монгольского войска были так же отряды тяжелой конницы ( точно не помню какое племя но оно с кавказа). Одновременно надо учитывать чтоу монголов был высокий моральный дух и жесткая десциплини. Но если прочитать древнерусские источники о монголо говарили что на русь пришло 400 тыс. монгольских солдат, но надо заметить что у каждого монгольского война было по 3 лошади каждая для своих целей то можно замететить то что как можно прокормить 1200000 лошадей! СЛЕДОВАТЕЛЬНО их было в разы меньше, а численное население европы в несколько десятков раз больше чем население монголов => там больше было солдат и просто людей мужского пола из этого следует что европейские монархи могли мобилизовать армию первышающие по численности все население монголии, но если бы они обьединили свои силы!:yes: а так на тот момент ни одна армия мира не могла сравнится в военной машиной созданной Чингиз ханом!
     
    #24
  6. информированный источник

    информированный источник Сотрудник Интерсвязи Сотрудник ИС

    Репутация:
    1.468
    информированный источник, 9 июн 2006
    "Средневековые рыцари" 13 века были вовсе не так тяжелы на подъем, как вам представляется. Доспехи массой до 25 кг, даже теперь вполне носибельны, так что неповоротливость "консервов" - это миф.
    Монголы так же обладали тяжеловооруженной кавалерией, не только "кавказской", но и собственной, в т.ч. широко использовали китайские и прочие трофеи.

    Проблемой было отсутвие дисциплины и неспособность выставить "европейскую сборную" по большому количеству причин.
    проблема больших масс конницы - это проблема прокорма в первую очередь. осада замков - это проблема для любой армии. Например, из 10 крупных осад Столетней войны только 8 закончились успешно.
     
    #25
  7. T.O.M

    T.O.M Ословед

    Репутация:
    2.869
    T.O.M, 13 июн 2006
    Мое мнение по этому вопросу:
    Т.к. Европейские гос-ва находились в постоянной вражде друг с другом + постоянные крестовые походы, то если бы монголы добрались туда, куда хотели, то и европейцы и мусульмане отхватили бы по самое не балуйся. Представляю удивление сарацинов, когда вели войну с европейцами с 1096 года, а тут в 13 в налетели монголы и всех опрокинули. Если бы захватили Иерусалим, это был бы вообще анекдот.
     
    #26
  8. Sinoptik

    Sinoptik Ословед

    Репутация:
    1.963.929
    Sinoptik, 14 июн 2006
    А что такое полноценные латы? Готический доспех?
    Пластинчатые панцири были. Их в общем то с лихвой достаточно.

    1214 год - битва при Бувине. Филиппа II Августа свалили на землю но заколоть не смогли. Это не полноценные латы?
     
    #27
  9. Sinoptik

    Sinoptik Ословед

    Репутация:
    1.963.929
    Sinoptik, 14 июн 2006
    Вдогонку

    Рисунок взят из книги: Le costume et les armes des soldats de tous les temps. Castermann. 1966

    1 - Французский рыцарь первой половины XIII в.
    2 - Английский рыцарь, XIII в.
    3 - Немецкий рыцарь, XIII в.​



     
    #28
  10. информированный источник

    информированный источник Сотрудник Интерсвязи Сотрудник ИС

    Репутация:
    1.468
    информированный источник, 15 июн 2006
    Да, в данном случае я считаю "полноценными латами" кирасы и прочие непластичные виды доспехов, которые могут выдержать колющие и частично двуручные удары.


    При этом экипировка королей и выдающихся воинов естественно отличается наибольшим качеством изготовления, а рядовая пехота и не очень состоятельные рыцари продолжали носить кольчуги/стеганки.
     
    #29
  11. Sinoptik

    Sinoptik Ословед

    Репутация:
    1.963.929
    Sinoptik, 15 июн 2006
    Ну я понял так, что отрицалось существование тяжелой кавалерии как таковой. Если нет, то понятно.

    Полный кольчужный доспех тоже далеко не так легок, особенно если учесть, что люди тогда были значительно меньше чем сейчас.
    От стрелы действительно так себе защита.

    Хотя были и чешуйчатые панцири. Они против колющего оружия вполне подходят
     
    #30
Статус темы:
Закрыта.
Загрузка...