1. Всем пользователям необходимо проверить работоспособность своего электронного почтового адреса. Для этого на, указанный в вашем профиле электронный адрес, в период с 14 по 18 июня, отправлено письмо. Вам необходимо проверить свою почту, возможно папку "спам". Если там есть письмо от нас, то можете не беспокоиться, в противном случае необходимо либо изменить адрес электронной почты в настройках профиля , либо если у вас электронная почта от компании "Интерсвязь" (@is74.ru) вы им долго не пользовались и хотите им пользоваться, позвоните в СТП по телефону 247-9-555 для активации вашего адреса электронной почты.
    Скрыть объявление

Пиршество волка

Тема в разделе "Наша проза", создана пользователем dEvilDen, 2 янв 2013.

  1. dEvilDen

    dEvilDen Ословед

    Репутация:
    2.893
    dEvilDen, 2 янв 2013
    Ему нестерпимо хочется выйти наружу. Туда, где пушистый мягкий снег, словно сорвавшийся с поздравительных открыток далекого детства, кружится в свете луны; где раскачивающийся подвесной фонарь рядом со стоянкой весело подмигивает, упавшей в сугроб звездой. Ничто больше не удерживает его здесь. Внутри ощущается пустота, но не такая, как если бы ему вырвали сердце, а подобная той, что может оставить после себя вырезанная опухоль размером с любовь. И от пустоты этой легко на душе. В конце концов, иногда за пустотой прячется свобода.
    Вдруг поймав собственный взгляд в стекле, он вздрагивает и отстраняется от окна. Девушка, держащая в объятиях его плечо, безвольно разжимает сплетенные бледные пальцы. Она зябко втягивает голову в плечи, ноги вместе, руки крест-накрест на груди – она покинутая жена капитана, стоящая на пирсе под ударами мокрого ветра; она мать пропавшего на войне солдата, рыдающая над пустым гробом. Она молча наблюдает, как молодой человек пересекает комнату.
    Он несколько раз проводит ладонью по волосам на затылке, как всегда делает, когда виноват. Глядя на его спину, она замечает, что он больше не горбится.
    Больше всего ему хочется немедленно выйти вон, но в последний момент он дает слабину.
    Она видит его мужественный профиль и старается запомнить его именно таким — решительным и сильным — сохранить образ в памяти, что подводила ее теперь так часто.
    — Глупо, конечно, — произносит он через плечо, даже не глядя на нее, — но иногда мне казалось, что ты способна меня полюбить.
    Ей стыдно, ей смешно. Сказать сейчас что-то означает разреветься. Она хочет назвать его по имени, но вдруг понимает, что имени ей не вспомнить и мысль эта удивляет, приводит в ступор.
    — Верно, — грустная улыбка трогает уголки губ, — тебе нечего сказать.
    Лишь со второй попытки ему удается попасть в рукав куртки, и более без промедления он перешагивает порог, оставляя ее в одиночестве.
    На мгновение, прежде чем дверь закрылась за ним навсегда, она отчетливо видит как там, где должна быть лестничная клетка, огромные деревья тянут костлявые сухие ветви к застывшему на небосклоне бледно-голубому диску луны.
    Она закрывает глаза, чтобы, открыв, обнаружить себя сидящей в кресле возле зажжённого торшера. В руках зажата книга, указательным пальцем она заложила страницу посередине, но она совершенно не помнит, как начинала читать. Раскрыв книгу, она пробегает глазами по первому предложению.
    «На опушке темного леса жила-была маленькая девочка».
    Сколько времени прошло? Минуты? Часы?
    Она в том же платье, а за окном все еще злится вьюга. И она по-прежнему одна.
    В квартире властвует тишина, но девушка настороженно прислушивается к чему-то слышному лишь ей и встает с кресла. Ее лицо проясняется, она открывает окно и впускает ветер в дом. Стоит морозному воздуху коснуться ее кожи, как она понимает, что сегодня особая ночь. Ночь, когда возможно все. Снежинки запутываются в ее ресницах – одни вырываются и уносятся прочь, другие остаются с ней, стекая холодными слезами по лицу.
    Волк пришел со стороны парка.
    Он проявилась из мрака в желтом свете уличного фонаря, подобно изображению на старой фотографии. Охранник стоянки, почти убаюканный метелью в своей сторожке неподалеку, протирает глаза. Сначала ему кажется, будто незнакомец все же привиделся ему на грани сна и яви, но вот высокая фигура движется вдоль забора стоянки. Серый меховой капюшон, накинутый на голову, скрывает лицо человека.
    Незнакомец ведет головой из стороны в сторону. Жаркий пар дыхания вырывается из-под капюшона. Он глубоко втягивает морозный воздух декабрьской ночи и от дрожи наслаждения его пальцы в черных перчатках сжимаются в кулаки. Решительной походкой он направляется к ближайшему подъезду. Охранник еще несколько раз протирает глаза, но безуспешно: в желтом свете уличного фонаря человек в капюшоне отбрасывает четыре тени.
    На улице глубокая ночь, но Мария Степановна не спит. Очки в толстой роговой оправе опасно сползли на кончик носа. В руках у нее томик Чехова, которого она может перечитывать вечно. На столике рядом чашка остывающего чая и початый флакончик с таблетками соседствует с десятком семейных фотографий в рамках — ее нет ни на одной.
    От внезапно раздавшейся трели домофона она вздрагивает и Чехов летит на пол. Шаркая по полу, старушка подходит к двери и прижимает трубку к уху. Сначала она не слышит ничего кроме шума ветра.
    — Это я, — прорывается мужской голос сквозь вой вьюги и статические помехи. И есть в этом голосе что-то смутно знакомое, даже родное. Кажется, это сын пришел навестить ее. Или может один из внуков? Она приглаживает седые волосы, прежде чем открыть дверь подъезда.
    Мария Степановна приникает к глазку в ожидании гостя. Однако поднявшийся на площадку первого этажа человек — ей никак не разглядеть его отчетливо — минует ее дверь, не удостоив даже мимолетным вниманием, и направляется к лифту. Внутри у нее что-то будто обрывается. Тугой металлический обруч стягивает грудь Марии Степановны. Старушка возвращается в комнату, с трудом подбирает с пола книгу, последний раз смотрит на улыбающиеся лица людей с фотографий. Пот тяжелыми каплями собирается у нее на лбу. Мария Степановна одевает чистую ночную рубашку и ложится в постель.
    Тем временем человек в капюшоне заходит в лифт.
    Позади хлопает дверь подъезда.
    — В подъезд уже зашла, — раздается голос молодой девушки, — слушай, давай я тебе из дома позвоню? Минут через десять. Нет, через десять, говорю.
    Волк придерживает, готовые закрыться двери лифта.
    Появившаяся через мгновение девушка останавливается как вкопанная, глядя на скрывающий лицо незнакомца капюшон. Волк медленно отводит руку в сторону, приглашая ее зайти в лифт. В повисшей тишине отчетливо раздается урчание из его утробы.
    — Я на следующем, — произносит девушка и пускается бегом вверх по лестнице.
    Судорожно дернувшись в самом конце, лифт останавливается на восьмом этаже. На лестничной площадке не горит свет, но Волк в нем не нуждается. Он точно знает, куда ему направиться – запах влечет его, голод подгоняет. Пальцем в черной толстой перчатке Волк давит на дверной звонок раз, другой.
    Очнувшись от дремы, она несколько секунд не может понять, где оказалась. Ей чудился зимний лес, и где-то совсем рядом несся вместе с ветром голодный вой волчьей стаи. Теперь вокруг вновь сжимаются бетонные стены ее квартиры. Она поднимает глаза к потолку, но его место заняло звездное небо и верхушки деревьев, машущие ей своими ветвями. Бледно сияние луны струится сверху и девушке кажется, будто ее лицо с нежностью матери ласкают чьи-то пальцы. Вновь ей слышится вой. Но нет, не вой – кто-то настойчиво звонит в дверь.
    Кажется, она никого не ждет. И вдруг внутри головы словно комета, пришедшая с самых краев вселенной, проносится мысль: вечеринка. Как она могла забыть, что позвала друзей на праздник? Ведь такой повод!
    Звонок вновь разрывает тишину в клочья.
    — Открыто! — кричит она гостям.
    Дверная ручка опускается, и квартира тотчас наполняется шарканьем ног в прихожей и радостными голосами.
    В коридоре весело пихаясь и рассыпая по полу приставший снег, снимают верхнюю одежду ее друзья. В руках у них с дюжину красных воздушных шаров. Она выходит к ним навстречу.
    — Петя? — в голосе ее звучит неуверенность и из глубин карих глаз пухлого невысокого молодого человека на секунду всплывает смятение, но он тут же заключает ее в крепкие объятия. От его волос все еще пахнет морозом и почему-то псиной.
    — Как ты, дорогая?
    Петр отстраняется и его место занимает парочка — девушку нельзя назвать привлекательной, но в ней чувствуется шарм присущий энергичным и творческим людям, парень рядом с ней обнимает ее талию своей мускулистой рукой, словно выточенной из мрамора древнегреческим скульптором. Он высок и сошел бы за модель, но его портит застывшее на лице брезгливое выражение.
    — Полина, Ваня, я так рада вас видеть.
    Полина щебечет в ответ комплименты и вслед за Петей обнимает ее, позволяя вдохнуть приятный цветочный аромат духов. Иван, едва касаясь кожи, чмокает ее в щеку.
    Предпоследняя гостья скромно переминается у порога, держа сплетенные пальцы рук у живота. Ее светлые волосы прядями падают на лицо, а тонкие брови и ресницы сливаются с бледным цветом лица.
    — Света, проходи же, не стой в дверях, — Хозяйка с улыбкой манит ее рукой.
    — Я надеюсь, ты не будешь против, что мы привели с собой нашего давнего друга? — тонкие губы Светы растягиваются в кроткой улыбке. — Пожалуйста, ты же не выгонишь нас обратно на холод?
    Вперед выходит статный парень. В одно мгновение он приковывает к себе внимание девушки.
    — Антон, — представляется молодой человек и протягивает руку, ожидая рукопожатия.
    — Алиса, — она касается его ладони, удивляясь про себя до чего его ладони могут быть горячими с мороза, — это тоже недалеко от правды.
    Все вокруг смеются, и Алиса присоединяется к ним.
    Вместе они проходят в гостиную.
    Компания устраивается поудобнее вокруг небольшого столика. Они расспрашивают Алису о ее делах и заботах, и она охотно рассказывает им все, что может вспомнить, а что не может — прячет за короткими общими фразами. Петр постоянно травит анекдоты, и Полина заразительно смеется, Антон и Максим меряются силами в армреслинг и, несмотря на то, что Антон выглядит не таким атлетом как Максим, он побеждает каждый раз. Света присаживается рядом с Алисой и начинает заплетать ей косы. Алиса чувствует, как постепенно ее наполняет тепло и ощущение уюта.
    — Мне кажется, ты ему нравишься, — шепчет ей на ухо Света. Она закончила с одной косой и принимается за вторую. Сейчас они похожи на двух сестер, думает Алиса, но не может вспомнить есть ли у нее действительно сестра, — Он смотрит на тебя весь вечер.
    Алисе не нужно объяснять о ком говорит Света: она не первый раз встречается глазами с Антоном. Вот и сейчас он глядит на нее своими глазами цвета морской тины. Есть в его взгляде нечто томное, нечто притягательно, нечто гипнотизирующее.
    — А может в картишки? — предлагает Петр, и все дружно соглашаются.
    Хозяйка открывает одно из отделений шкафа. Там рядом с плотной стопкой женского глянца лежит колода карт.
    — Отлично, — восклицает Петр, — теперь я точно не дам вам скучать. Алиса, ты умеешь играть в марьяж? Нет? Ну, так позволь тебя научить. Эта игра берет свое начало еще в аристократических клубах старинной Франции…
    Этим вечером удача сопутствует Алисе. Какую бы игру ни предложил Петр, как бы тщательно ни тасовал карты Иван — девушка выходит победительницей вновь и вновь. Несмотря на собственное поражение, Света хлопает в ладоши каждой новой победе Алисы.
    Телефонный звонок раздается в тот момент, когда Антон заканчивается раздавать карты для очередной партии. Все ждут, когда Алиса ответит, но та, кажется, ничего не замечает, глядя в свои карты.
    — Может что-то важное? — интересуется Полина.
    Алиса, наконец, поднимает голову.
    — Не думаю, — качает головой девушка.
    — Звонок среди ночи и ты не думаешь, что это важно? — не унимается Полина.
    — Может это твой парень? — спрашивает Света.
    — Или может это какой-нибудь маньяк? — усмехается Иван.
    Хозяйка кладет карты на стол и пожимает плечами.
    —Маньяк мне не страшен - ведь вы со мной. А парня у меня больше нет.
    — Так, все, — Петр тоже складывает карты на стол, — объявляю перерыв. Алиса, подскажи еще раз, где у тебя ватерклозет, а то клянусь я не нашел его во второй раз на том же месте.
    Девушки обступают Алису, пока молодые люди собирают со стола карты. Никто из гостей не замечает, что над их головами луна вошла в зенит.
    — Он бросил тебя? — ахает Полина и театральным жестом прижимает ладонь ко рту.
    — Подлец, — замечает Света.
    — Все не так, — отчего-то оправдывается Алиса.
    — А как же?
    — Не защищай его, — вставляет Света. Она все время пытается убрать непослушную прядь, падающую на лицо, — как ни крути, но жертва здесь ты.
    Алиса на секунду задумывается над ее словами.
    — Думаю, я просто обманула его ожидания, — заключает она, — я вела себя так…Боже, стыдно вспоминать. Стыдно и трудно.
    — Обманула? — фыркает Полина, — Милая, любовь это вечный обман. В мире миллиарды людей, а твои чувства лгут тебе, что вот этот — он лучше всех остальных. И ты лжешь ему, и он лжет в ответ, и вы оба лжете себе.
    — Фарс, — говорит Света и нервно усмехается, мельтеша взглядом где-то в углу комнаты.
    — Вот-вот, — кивает Полина, — фарс.
    Алиса хочет что-то ответить, но вернувшийся Петя интересуется, что такого вкусного у нее в корзинке, найденной им на кухне. Пока Алиса честно признается, что не помнит, Полина и Света начинают шушукаться о чем-то другом, и Алиса никак не может понять, о чем они говорят, будто кто-то быстро переключает каналы и разговор состоит из выдернутых из пространства и времени фраз.
    — Ты слышала? — интересуется Полина, — нынче синий, исключительно, синий.
    — Я всегда думала, что она ближе, — соглашается Света, — но при первой возможности я отправлюсь туда. В это время года – там просто сказка.
    Внезапно Алиса ощущает на себе пристальный взгляд. Она оборачивается и замечает Антона, опершегося на подоконник и внимательно изучающего ее глазами. Ветви деревьев, покачивающиеся под оком луны, отбрасывают на его лицо замысловатые тени, отчего кажется, будто оно меняется при малейшем движении головы. Неизменны лишь глаза с их глубоко затаённой усмешкой и желанием. От этого взгляда Алиса чувствует, как по спине бегут мурашки и коленки пронизывает сладкая дрожь.
    — Ну и что же мы все стоим? — голос Ивана выводит ее из ступора, — может пора и на стол накрывать? Чем порадует нас хозяйка?
    — Извините, я, и правда, совсем забыла, — чтобы унять дрожь, Алиса проводит ладоням по бедрам, — вы, наверное, все очень голодны?
    Головы присутствующих как по команде поворачиваются к ней и девушка, вдруг ощущает себя в центре всеобщего внимания. Даже луна, кажется, с любопытством смотрит на нее с небосклона с усмешкой на своем бледном покрытом оспинами кратеров лице.
    — Да, мы голодны, — заявляет Полина.
    — Мы чертовски проголодались, — вторит ей Петя, — я бы лошадь проглотил.
    Света лишь часто-часто кивает, непослушная светлая прядь подпрыгивает, как извивающийся на крючке червяк.
    — Накорми нас, — просит Иван, — накорми нас скорее.
    Лишь Антон сохраняет спокойствие, но теперь кажется нездоровым, мелкая испарина покрывает кожу. Как она сразу не заметила этого?
    — Я… — секунду Алиса не находит слов, — простите. Петя, поможешь мне накрыть на стол?
    Парень кивает и всасывает струйку слюны, готовую стечь на его уже заметно проявляющийся второй подбородок.
    Алиса ведет его за собой. Они несколько раз сворачивают по коридору, проходят две комнаты — одну спальню и вторую абсолютно пустую. Девушка слышит за спиной тяжелое сопение своего спутника. Наконец, они добираются до места.
    — Вот, — говорит Алиса, — Петя, помоги-ка…
    Она оборачивается и вздрагивает, обнаруживая вместо Петра, что следовал за ней по пятам, перед собой Ивана.
    — Что? — интересуется он с вызывающей ухмылкой.
    — Ты захватил нож? — спрашивает Алиса как ни в чем ни бывало — здесь надо кое-что порезать.
    — Une minute, ma douce.
    — И попроси девушек принести с кухни тарелки.
    Пока гости в нетерпении ерзают — Света, Петя, Полина и Иван расселись по бокам, а Антону и Алисе отвели места напротив друг друга во главах стола — хозяйка раскладывает аппетитные отбивные из большой кастрюли по тарелкам.
    Алиса занимает свое место. Все кроме нее и Антона с вожделением глядят на еду. Алиса с завороженностью наблюдает за плывущими в призрачном свете облаками над головой. Антон наблюдает за ней.
    В повисшей за столом тишине он медленно поднимает со стола вилку. Остальные гости в точности повторяют его движение. Как один они отрезают маленькие кусочки сочного мяса и отправляют их в рот. Но аппетит приходит во время еды, и больше не в силах сдерживаться они бросают столовые приборы и впиваются в отбивные зубами, давясь, запихивая их в свои ненасытные утробы. Разглядывающая небо Алиса не притрагивается к еде.
    Когда с трапезой, наконец, покончено, гости с наслаждением откидываются на своих местах. Света с блаженным лицом поглаживает полный живот. Петя, проведя пальцем по тарелке, обсасывает с него остатки подливки. Вдруг Алиса замечает, что место рядом с Полиной пустует. Неужели она настолько замечталась, что даже не обратила внимания, как ушел Иван?
    — Угощение было выше всяких похвал, — заключает Антон.
    — Настоящий пир, — в подтверждение своих слов Полина театрально аплодирует хозяйке, — Я помогу тебе убрать со стола, дорогая.
    Вдвоем они собирают со стола тарелки, чтобы отнести на кухню.
    — Он не ценил тебя, — слова Светы останавливают Алису на пороге комнаты. Хозяйка оборачивается, но светловолосая девушка стоит к ней спиной, разглядывая что-то за окном.
    — Если бы ты была моей, — продолжает Петр голосом Светы, — я никогда бы не оставил тебя.
    — Это очень мило, — со всей серьезностью говорит Алиса, — спасибо, Петя.
    Молодой человек кивает и ухмыляется. Алиса готова поклясться, что его рот полон длинных острых зубов.
    Следуя по коридору, девушка слышит, как Полина ставит тарелки в раковину и открывает воду. Когда Алиса заходит на кухню, они и правда покоятся на дне мойки под бьющей струей из крана, но на кухне пусто. О присутствии Полины напоминает лишь слабый цветочный аромат духов.
    Алиса составляет все тарелки вместе, закрывает воду и возвращается к гостям.
    Гостиную царит полумрак. Луна над головой почти полностью скрылась за облаками. Антон расположился на ее кресле спиной к окну. Кроме него и Алисы в комнате нет ни души.
    Алиса слышит успокаивающий шепот луны. Та говорит, что бояться нечего.
    — Наконец-то мы одни, — произносит девушка.
    В полумраке комнаты глаза Антона мерцают багряным светом.
    — Мы всегда и были одни.
    — Как скажешь.
    Антона больше нет. Теперь на его месте расположился незнакомец в серой куртке с накинутым на голову капюшоном.
    — Позволь спросить, — слышит Алиса скрипучий голос, от которого по спине бегут мурашки. — Ведь ты живешь одна, так почему у тебя такая большая квартира? Четыре комнаты? Пять? Признаюсь, мне так и не удалось сосчитать.
    — Это не квартира, — качает головой девушка. — Посмотри вокруг. Разве ты не видишь? Это лес. Темный страшный лес, в котором я потерялась. Я так рада, что ты нашел меня здесь.
    Несколько секунд Волк не произносит ни слова. Наконец он поднимает руку и указывает пальцем на Алису.
    — На твоем месте я бы так не радовался, — Алиса не видит его лица, но уверена, что под капюшоном незнакомец ухмыляется, — Я не ошибся: одинокая и сумасшедшая. Одна-одинешенька, забытая и оставленная всеми. Безумие придает плоти особый вкус. Теперь я не так голоден и смогу смаковать тебя в свое удовольствие.
    Волк медленно подается вперед.
    — Присядь, милая.
    Алиса покорно садится в кресло напротив Волка.
    — Хорошо, — теперь перед ней вновь Антон. Ей так нравились его глаза, и оттого так печально, что теперь в них читается лишь злоба. Но это ненадолго, обещает луна.
    — Хорошо, — повторяет Антон, — а теперь спи. Спи, дорогая.
    Луна, выныривает из облаков, и манит ее своим светом.
    «Ничего не бойся», — шепчет луна, — «Ничего не бойся и спи, спи».
    Алиса зябко поджимает ноги, обхватывает себя руками и, уткнувшись в колени, погружается в сон.
    Убедившись, что жертва никуда не денется, Волк направляется на кухню. Та его часть, что недавно представлялась Полиной, подсказывает, где лежат ножи. Он достает самый большой. Делает несколько взмахов и, довольный выбором, возвращается в комнату.
    Алиса спит, свернувшись калачиком в кресле. Волк слышит ее ровное спокойное дыхание и видит, как мерно пульсирует жилка на шее в такт сердцебиению. Он замахивается и опускает нож. Лезвие рассекает воздух и вспарывает кресло, в том месте, где только что сидела Алиса.
    Кресло еще хранит тепло ее тела. Запах ее плоти все так же дразнит Волка и его внутренности сжимаются в предвкушении. Кажется, что стоит обернуться и вот она стоит, чуть склонив голову на бок и обхватив себя руками за плечи. Но Алисы там нет.
    Она растаяла в воздухе, улизнула прямо из пасти, оставив его в дураках. Волк с ненавистью бьет кресло ножом снова и снова. Его глаза горят огнем, а зубы растут, словно сталактиты в ускоренной съемке, внутри него пылает пожар. Волк переворачивает кресло и идет охотиться.
    Он рыщет по комнатам. Заглядывает под кровати и выкидывает вещи из шкафов. Когтями и ножом он вспарывает диван и переворачивает кофейный столик. Он переворачивает темную комнату вверх дном и в приступе ярости рвет на части платья в гардеробе. Но Алисы нет нигде.
    Похоже, что ему понадобится помощь. Волк зажмуривается. Четыре тени, что он отбрасывает, уплотняются, наливаются красками и объемом, и, наконец, отделяются от тела Волка, подобно насытившимся пиявкам.
    — Ищите ее, — хрипло рычит Волк, — она где-то здесь. Я чую.
    Петр, Полина, Иван и Света расходятся по квартире. Толку от них мало, но они будут его глазами и ушами. А когда они найдут ее, где бы она ни пряталась, он позаботится о том, чтобы чертовка умирала долго и мучительно.
    Краем глаза Волк замечает движение. Незнакомая тень мелькает из коридора в гостиную. Но ведь он только что был там. Это не квартира, а чертов лабиринт, но теперь его ничто не остановит. Попалась — проносится в воспаленном охотой мозгу Волка. Щелкнув зубами, он устремляется следом и оказывается на опушке леса.
    Под ногами хрустит снег. Его окружают обглоданные лютой зимой деревья, а с неба мертвым рыбьим глазом на Волка смотрит луна.
    Он несколько раз ошарашенно оборачивается кругом в безуспешных попытках найти дверной проем, через который попал сюда. Бешено несущиеся сквозь тьму снежинки рассекают кожу на щеках и заставляют глаза слезиться.
    Выхода нигде не видно, как впрочем, и укрытия от крепчающей стужи.
    В отчаянии Волк бросается прочь с опушки. Мороз жжет легкие, а внутренности стягиваются в холодный тугой узел. Замерзшие ветви хватают его за одежду, пытаются выколоть глаза. Рыхлый снег под ногами затягивает, словно трясина. Волк падает, встает и снова падает. Этому лесу нет ни конца, ни края. Ветер вопит, и, кажется, скрипящие в темноте деревья обсуждают, сколько еще протянет Волк.
    Чтобы спастись, он пытается измениться - отрастить густую шерсть или превратить руки и ноги в поджарые мощные лапы. Но каждая попытка оканчивается ничем, и лишь внутренности режет острая боль, словно он наглотался иголок, словно что-то грызет его изнутри.
    Это бегство от ледяных объятий смерти продолжатся час или вечность, когда он вдруг понимает, что уже давно воет в голос. Слезы на ресницах застыли, оставив Волка почти слепым. Окоченевшие ноги дрогнули, и он валится лицом в снег.
    Охотник, хищник — никогда он не думал умереть вот так. Волку становится горько и хочется выть, но все что выходит это жалкий скулеж. Зато ему уже не так холодно, да и боль в желудке улеглась. Все чего хочется теперь – уснуть. С этой мыслью Волк скользит в чернильную пучину сна без сновидений.
    В колючую белесую, как саван, явь Волка возвращают чьи-то стенания. Собрав последние силы, он приподнимает голову и видит рядом девушку, привалившуюся к черному стволу дерева. Светлые волосы закрывают лицо, и непослушная прядь прыгает вверх-вниз с каждым всхлипом. Света…
    — Не хочу умирать, — шепчет она. Волк никогда не расслышал бы ее слов, если бы они ни звучали у него в голове, — не здесь и не сейчас, не здесь и не сейчас…
    «Ты никогда и не жила, — думает Волк, — да и умирать не тебе»
    Сотканная из той же материи что и грезы, Света плачет под деревом. Ее слезы падают в снег, но не растапливают его.
    — Замолчи, дура, — отзывается Иван. Он сидит в кресле, из которого исчезла Алиса. У него посиневшие губы, а руками он обхватил живот, будто опасаясь, что из него может что-то вырваться, — итак тошно, а еще ты ноешь. Мы долго ходили по этому свету, пировали и убивали в свое удовольствие, но мы не вечны. Мир катится в пропасть, и успеть сойти до конечной остановки не так уж и плохо.
    — А я бы пожил еще, — слышится голос Петра, — нет чести в том, чтобы лежать глыбой льда до скончания времен. Я всегда надеялся, что мы умрем от сотни пуль и клинков, что растерзают наше тело, с улыбкой и свежей кровью наших врагов на губах.
    — Ты неисправимый романтик, — Полина старается держать осанку, но по ее лицу видно с каким трудом ей это дается, — Красиво говоришь и толкуешь нам про честь, а ведь именно из-за тебя мы лежим здесь при смерти. Если бы не эта твоя проклятая привычка заигрывать с едой…
    — Ну конечно, — усмехается Петр, — вините меня, будто сами никогда не получали удовольствие от охоты. Валяйте, теперь мне все равно: недолго осталось. Слышите? Сердце бьется все медленнее.
    — Верно, — соглашается Иван, — он на последнем издыхании. Примем смерть достойно.
    Полина фыркает и отворачивается.
    — Как же так? — сокрушается Света, — помогите ему, нельзя же так. Иван, зови на помощь кого-нибудь из запредельных – они не оставят нас.
    — Без толку, — Иван машет в ее сторону рукой — мы словно в скорлупе, сквозь которую не пробиться. Нас никто не слышит.
    — Все эта проклятая стерва, — Полина стоит к ним спиной и даже несмотря на голос полный ненависти, они знают, что она плачет, — заманила нас сюда.
    — Наверное, прячется где-то в лесу и сейчас следит за нами, — Петр сжал кулаки.
    — Я бы сейчас с удовольствием погрел пальцы в ее глазницах, — рычит Иван.
    — Смотрите, — Светловолосая девушка указывает на Волка, — он хочет что-то сказать.
    Они подходят ближе. Волку тяжело сосредоточится, язык не слушается, но они должны знать, должны помочь.
    — Свет… — хрипит он.
    — Я здесь, — Света бросается к нему, но Полина останавливает ее за плечо.
    — Думаю, он не это имеет ввиду.
    — Свет! — повторяет Волк на этот раз отчетливее.
    — Свет? — переспрашивает Иван, — не думал, что мы из тех, кто видит свет, перед тем как…
    — Ран мак торхэй! — проклятье срывается с уст Петра, — гляньте туда!
    Среди деревьев в холодной мглистой пурге теплится неясный огонек, словно пыльная лампочка в камере смертника.
    — Думаете это выход? — спрашивает Иван, разминая одеревеневшие пальцы.
    — Попалась, стерва, — шипит Полина, — теперь мы доберемся до нее.
    — Если дойдем…
    — Быстрее, — подгоняет всех Петр, — время почти нет. Он едва дышит.
    Один за другим они ложатся рядом с Волком, прижимаясь к его замерзающему телу. Их плоть сливается воедино, растворяется в нем и с каждым разом сердце Волка начинает биться чуть быстрее.
    — Вставай, беги, — требуют голоса в его голове, — разорви ее, сожри ее, пускай ответит за все.
    Волк встает на четвереньки. Его заиндевелое лицо напоминает белую маску смерти с тлеющими угольками глаз. Ярость наполняет мышцы силой и заставляет сердце бешено колотиться в груди. Волк срывается с места.
    Он несется сквозь чащу туда, где горит спасительный свет. Все ближе и ближе, теперь можно различить прямоугольное очертание и нечто тускло поблёскивающее посередине. Дверь!
    Волк дергает дверь на себя, врывается в ванную комнату, наполненную живительным теплом, и находит там Алису.
    Сложно сказать, сколько времени она мертва. Разлагающееся тело источает сладковатый тошнотворный запах. Один глаз закатился, другой остекленевшим взором впился в Волка. Корка засохшей крови покрывает темя вокруг проломленного черепа. Топор, которым орудовал убийца, лежит у нее на груди.
    Когда-то ее останки, покоящиеся на дне ванной, были завернуты в полиэстровую бледно-розовую шторку, но теперь этот саван валялся на полу, напоминая сброшенную кожу. Мгновение спустя Волк понимает, кто и зачем нарушил покой Алисы, и холод темного леса кажется ему сквозняком по сравнению со стужей сковавшей его изнутри.
    Голоса в его голове кричат и проклинают все на свете, но сам Волк не может произнести ни звука.
    — Правду говорят, что путь к сердцу мужчины лежит через его желудок, — произносит Алиса у него за спиной.
    Она подходит ближе, и он чувствует тепло ее тела. Не того тела, что лежит в ванной. Не того тела, с чьих ног срезаны куски мяса так, что виднеются кости. Не того гнилого тела, полного трупного яда, что они отведали за столом. Нет, но тела, сотканное из той же материи, что и грезы. И он может ощутить это тепло оттого, что именно в ее грезах на границе смерти и пустоты они находятся.
    — Ты мертвая, — произносит Волк и сгибается в три погибели от резкой боли в животе.
    — Да, теперь я вспоминаю — девушка успокаивающе гладит его по волосам, будто вовсе не она вызывает эти страдания, — он ненавидел меня за то, что рядом со мной он становился слабым. Ненавидел за то, что слишком сильно любил. Тебе знакомо подобно? Конечно, нет.
    Волк начинает пятиться. Он вываливается в коридор и ползет к входной двери. Алиса несколько секунд смотрит на свой гниющий труп, а затем накрывает его шторкой для ванны. Медленной поступью она следует за Волком.
    — Знаешь, а ведь меня зовут не Алиса.
    До входной двери уже можно дотянуться, но ее поверхность абсолютно гладкая без намека на дверную ручку.
    Одна из теней Волка поднимается с пола и преграждает путь Алисе. Это Иван.
    — Что ты со мной сделала? — рычит Волк.
    — Только то, чего ты сам хотел, — Алиса легко отталкивает Ивана, и тот отлетает прочь, словно веса в нем не больше, чем в пустых обещаниях, — я накормила тебя. Разве не за этим ты пришел?
    Волк корчится на полу. Он чувствует, что конец близок и жалеет, что не умер там, в лесу, укрытый мягким покрывалом снега.
    — Ладно, — голос Алисы неожиданно становится мягким, — вставай и пойдем. Кажется, мы так и не доиграли партию в карты, верно?
    От нестерпимой боли остается лишь воспоминание, когда Волк поднимается на ноги.
    Алиса направляется к окну, и Волк присоединяется к ней.
    Они вместе смотрят в лицо ночи за стеклом. Алиса обнимает Волка за плечо.
    — Я так рада, что ты пришел, — шепчет она нежно, — мне было одиноко. Где же твои друзья? Зови их скорее.
    Пока тени соскальзывают с него, Волк думает о том, что в это окно никогда не заглянет солнце.
    — Давайте веселиться, — предлагает Алиса.
    Комната вновь полна людей, но улыбается лишь хозяйка.
     
    #1
  2. Лилиана

    Лилиана Девушка

    Репутация:
    51.440
    Лилиана, 2 янв 2013
    Предупреждение за мат в тексте. Сейчас отредактировала, в следующий раз будет карточка.
    Правила раздела нужно читать.
     
    #2
  3. dEvilDen

    dEvilDen Ословед

    Репутация:
    2.893
    dEvilDen, 2 янв 2013
    Исправил, просто забыл, что он там есть
     
    #3
  4. Лилиана

    Лилиана Девушка

    Репутация:
    51.440
    Лилиана, 2 янв 2013
    Хорошо)
    А вообще мне понравилось. Люблю что-то такое...атмосферное, с концом, в котором нет соплей, намотанных на кулак, слез и розовой пушистой пошлости.
    Это просто рассказ или начало чего-то большого?
     
    #4
  5. dEvilDen

    dEvilDen Ословед

    Репутация:
    2.893
    dEvilDen, 2 янв 2013
    Рад, что понравилось.
    Это вполне законченное самостоятельное произведение.
     
    #5
  6. Dark Templar

    Dark Templar Самец :)

    Репутация:
    150.845
    Dark Templar, 2 янв 2013
    Уфф... еле осилил до конца...

    Совет один - править, править и еще раз править... :)

    Нет, ну серьезно: смешные и нелепые сравнения и метафоры, мысли скачут туда-сюда, не до конца раскрытые образы быстро сменяют друг друга, так что и не успеваешь... журналистский стиль... и это еще не говоря о словах-сорняках и прочем...

    Вообще главная идея вроде неплоха. Общую структуру произведения я с грехом пополам уловил. Но исполнение очень уж неряшливо, уже после первой трети рассказа глаза закрываются... Так что вырабатывайте стиль, молодой человек. :)

    P.S. Вообще если нужен детальный анализ и разбор вплоть до каждого предложения - пожалуйте в личку, с удовольствием помогу. ;)

    P.P.S. Да, присоединюсь к словам Лилианы, конец тоже более-менее неплох... Не банален, что уже хорошо...
     
    #6
  7. dEvilDen

    dEvilDen Ословед

    Репутация:
    2.893
    dEvilDen, 2 янв 2013
    От конструктивной критики никогда не откажусь и тем более от детального анализа.
     
    #7
  8. Dark Templar

    Dark Templar Самец :)

    Репутация:
    150.845
    Dark Templar, 2 янв 2013
    Отлично-с. Тогда ждите-с детальный разбор... //ух, уже предвкушаю объемный пост... :)
     
    #8
  9. Лилиана

    Лилиана Девушка

    Репутация:
    51.440
    Лилиана, 2 янв 2013
    Тут еще оформление роль играет в читабельности. Я все-таки поклонница абзацев)
    И чего хочу сказать... хорошо, что у него вообще есть метафоры, далеко не все еще потеряно. Приведу отрывок из одной статейки под тегом, можно и не читать

    _____И в остальных работах надо быть внимательнее. Про глупые ошибки я промолчу. Но почему вы пишите так, будто пересказываете учебник по математике? «Она пошла. Он пошел за ней. Когда он ее догнал, он схватил ее за руку». Где эпитеты? Сравнения? Описания? Вы же не по русскому языку задание выполняете, вы творите. Ну, так старайтесь создать Произведение с большой буквы, а не сборник глаголов и местоимений. Читайте много книг, запоминайте обороты, приемы, разбирайте понравившиеся отрывки по кусочкам, вылавливая для себя все самое ценное. Обогащайте свою речь, никому не хочется читать рассказ, составленный из десяти слов, которые просто ставятся в разном порядке и обильно приправляются словами-сорняками.

    _____Почему у вас события развиваются с такой скоростью, которую еще истребители развивать не научились? В третьей строчке они познакомились, а в пятой уже в постели. Хоп! И во второй главе свадьба. Пролистываешь пару страниц, и не понимаешь, почему она уже с другим, на Землю прилетели инопланетяне и где вообще заявленная сказка о русалках. Не обязательно тянуть кота за хвост, но меру знать все-таки стоит. О таких работах складывается весьма нелестное мнение.


    а уж один из романов, которым я сейчас занимаюсь, вообще страшно вспоминать
    наверное поэтому я раз в полгода стабильно бешусь и переделываю все, что написала
     
    #9
  10. dEvilDen

    dEvilDen Ословед

    Репутация:
    2.893
    dEvilDen, 3 янв 2013
    Лилиана, я достаточно редко пишу посты на форум и просто не знаю, куда пропало все форматирование, когда я скопировал текст.
    Я вот что хотел бы заметить насчет "смешные и нелепые сравнения и метафоры, мысли скачут туда-сюда". Ход мысли отчасти был выбран специально для придания внутренней немного безумной динамики произведению. Пускай корявенько получилось - тут соглашусь - но роль свою этот прием выполнил. А нелепые сравнения и метафоры... думаю, любые метафоры и сравнения должны в первую очередь передать читателю чувства и ощущения героев, а не быть просто описание какого-то явления или предмета красочно. Если, конечно, об это речь шла. Вообщем, анализ покажет) В любом случае на признание шедевральности произведения я не замахивался)
     
    #10
  11. Лилиана

    Лилиана Девушка

    Репутация:
    51.440
    Лилиана, 3 янв 2013
    А форматирования здесь нет, это ж не Самиздат, на котором хоть радужными буквами вприпрыжку напиши и который сам абзацы расставляет)))
    Абзацы мы здесь ставим сами, очень интересным методом (мб есть проще, я не знаю): пишем вот такую фигню ____ и закрашиваем ее белым цветом. Собственно, ставим перед началом абзаца и радуемся. Правда, я уж давно ничего не выкладывала, чтобы серьезно, с форматированием и всякими там разделениями)
     
    #11
  12. Dark Templar

    Dark Templar Самец :)

    Репутация:
    150.845
    Dark Templar, 3 янв 2013
    Прием хорош, никто не спорит. Но получился в итоге сумбур и беготня, вместо того, чтобы полностью расписать и раскрыть каждый эпизод, с планым переходом к следующему...

    А насчет метафор, да, вы правы, они должны выражать эмоции. Но когда читаешь что-то вроде "Туда, где пушистый мягкий снег, словно сорвавшийся с поздравительных открыток далекого детства, кружится в свете луны; где раскачивающийся подвесной фонарь рядом со стоянкой весело подмигивает упавшей в сугроб звездой" - не знаешь, то ли смеяться, то ли ужасаться. Мало того, что странные, так еще и не к месту. Да и нелепо выглядят они на фоне остального текста, уж правда... :)
     
    #12
  13. dEvilDen

    dEvilDen Ословед

    Репутация:
    2.893
    dEvilDen, 3 янв 2013
    Тогда рекомендую никогда не читать Кинга со всякими его закидонами, типа "Доводы против безумия проваливаются с мягким, шуршащим звуком"; они - звуки мертвых пластинок, скользящих вниз по изломанной шахте памяти". (нет, я не сравниваю себя с королем ужасов =)
     
    #13
  14. Dark Templar

    Dark Templar Самец :)

    Репутация:
    150.845
    Dark Templar, 3 янв 2013
    Стивена читал немного... У него, конечно, есть перлы... Хотя, я зачастую списываю это как перлы переводчика, так что... :)
     
    #14
  15. dEvilDen

    dEvilDen Ословед

    Репутация:
    2.893
    dEvilDen, 3 янв 2013
    Вот и я давно уже понял, что нельзя угодить всем и сразу. И одним метафоры кажутся нелепыми и неуместными, а у других они вызывают необходимые автору эмоции, и настраивают читателя на правильный лад. У любого автора есть свой читатель, а угождать литературным критикам (в их лице всем-всем-всем) это дохлая затея)
     
    #15
  16. Dark Templar

    Dark Templar Самец :)

    Репутация:
    150.845
    Dark Templar, 3 янв 2013
    Мысль верная. Я пытаюсь донести до вас еще одну верную мысль - нужно подождать с метафорами. Для начала неплохо бы научиться писать просто, ясно и понятно. Чтобы текст был ярким и свежим. А украшения всегда можно навесить. ;)
     
    #16
  17. dEvilDen

    dEvilDen Ословед

    Репутация:
    2.893
    dEvilDen, 3 янв 2013
    Не совсем верная. Текст без метафор - это как кино без цвета и звука. Вроде какое-то действие есть, но все равно что-то не то. Думаю, верной будет мысль: не переборщить с метафорами, не перегружать ими текст. Это да, соглашусь. Тут способ один - стараться руку набить. Стараюсь, практикуюсь)
    А учиться писать без метафор - сразу учиться писать неправильно. Потом их сложно будет внедрять в свой стиль, лучше шлифовать стиль вместе с ними по ходу дела.
     
    #17
  18. Dark Templar

    Dark Templar Самец :)

    Репутация:
    150.845
    Dark Templar, 3 янв 2013
    И для того, чтобы не переборщить, начните с простого сравнения. А уже потом, осторожненько и на метафоры... :)
     
    #18
  19. Лилиана

    Лилиана Девушка

    Репутация:
    51.440
    Лилиана, 3 янв 2013
    Чет вы спорите о том, что каждый решает для себя сам))) Кто-то пишет без (кстати, чего все к метафорам привязались? так то они не одни бывают) всяких извращений и даже без особенных художественных приемов, просто и ясно. Кто-то как Шолохов, предложения на половину страницы вываливает, кто-то специально и умышленно насыщает текст всякими там оборотами, кто-то (ну как я примерно) вообще об этом до вчерашнего дня не задумывался, писал себе и писал XD
    Оба правы ведь, просто у Темплара подход такой...несколько рабочий, а у DevilDen немножко другой.
    Я, когда читаю, не разбираю текст по кусочкам, запятым и оборотам, отучилась, слава сопромату.
    И вообще, оценивать словесность...ну это очень неблагодарное дело. И не всякий профессионал сможет оценить уместность той же метафоры, так что в первую очередь надо смотреть, не грузят ли обороты текст, ибо когда читаешь начало предложения и к концу забываешь, чем все началось - бесит.
     
    #19
  20. Scary Little Rabbit

    Scary Little Rabbit

    Репутация:
    150.314
    Scary Little Rabbit, 5 янв 2013
    в личку? таков ваш способ оживить Нашу Литературу?
     
    #20
Загрузка...