Информация Wikileaks - факты и политика.

Расстрел мирных граждан вместе с журналистом. Видео с прицела вертолета. Ирак.
6 июля 2010 рядовой Брэдли Мэннинг, 22-летний специалист по анализу разведывательных данных из армии Соединенных Штатов в Багдаде, был обвинен в раскрытии этого видео. В настоящее время он заключен в тюрьму, в Кувейте. Но все же, "Апачская" команда вертолета, и те, кто это покрывал, должны быть наказаны. Чтобы помочь рядовому, пожалуйста, см. bradleymanning.org
Агентство Рейтер безуспешно пыталось получить это видео по "Закону о свободе информации" со времени нападения.
Фильм, снятый от апачского вертолетного прицела, ясно показывает неспровоцированное убийство раненного служащего Агентства Рейтер и его спасателей.
Два маленьких ребенка, вовлеченные в спасение, были также серьезно ранены...
Видео ТУТ
 
WikiLeaks раскрыло американского информатора, работовшего в должности руководителя канцелярии главы партии Германии
Человеком, который в 2009 году предоставил американскому посольству в Берлине протоколы проходящих за закрытыми дверьми переговоров по формированию нового коалиционного правительства Германии, оказался руководитель канцелярии главы СвДП Гидо Вестервелле - 41-летний Гельмут Метцнер (Helmut Metzner), сообщает FAZ.

В 2004 году дипломированный историк Гельмут Метцнер занял пост руководителя отдела по стратегическому планированию и проведению избирательной кампании в СвДП. Он имел доступ к конфиденциальным документам партии и мог присутствовать на закрытых партийных заседаниях.

После победы консерваторов и либералов на выборах в бундестаг осенью 2009 года Гельмут Метцнер был временно назначен руководителем канцелярии председателя партии Гидо Вестервелле, впоследствии ставшего министром иностранных дел и вице-канцлером, и в качестве такового присутствовал на коалиционных переговорах по созданию нового правительства.

Кроме того, как сообщили в СвДП, Гельмут Метцнер также отвечал за международные контакты своей партии, имел выход на посольство США, и, как оказалось, предоставил американским дипломатам стенограмму коалиционных переговоров, которую он вел на заседаниях в качестве референта.

В одной из конфиденциальных депеш, направленных посольством США в Вашингтон (ее содержание стало известно благодаря утечке на сайте WikiLeaks), посол Филипп Мерфи называет Метцнера, не раскрывая, правда, его имени, "молодым многообещающим человеком", который, "воодушевленный своей ролью референта на коалиционных переговорах, готов поделиться своими записями и наблюдениями".

Как сообщает FAZ, Гельмут Метцнер был освобожден от должности руководителя канцелярии главы партии, и занимается другими вопросами, продолжая тем не менее работать в федеральной штаб-квартире СвДП. Связано ли это с недавними утечками на WiliLeaks или произошло раньше, неизвестно. Так или иначе, Метцнер больше не участвует в заседаниях партийного президиума.

Известие о наличии американского информатора в руководстве партии вызвало неоднозначную реакцию в СвДП. Заместитель председателя СвДП Райнер Брюдерле, который в нынешнем правительстве занимает пост министра экономики, предложил обязать членов партии, имеющих отношение к конфиденциальной информации, в письменной форме подтвердить, что в будущем они не будут передавать имеющиеся сведения третьим лицам.

Это предложение, однако, не получило поддержки. Со своей стороны председатель партии, министр иностранных дел Гидо Вестервелле занял более сдержанную позицию, дав понять, что обнародование WikiLeaks документов из американского посольства не должно стать поводом для внутрипартийных раздоров. В конце ноября Вестервелле даже заявил, что "не верит в историю об информаторе".
 
Германия совместно с США разрабатывает секретную систему слежения со спутника-шпиона
Аэрокосмический центр Германии (DLR) опроверг сообщение о том, что страна совместно с США разрабатывает секретную систему слежения, сообщает Associated Press.

О системе слежения стоимостью 270 миллионов долларов рассказала норвежская газета Aftenposten со ссылкой на дипломатические материалы Госдепартамента США, попавшие в распоряжение проекта WikiLeaks.

В материалах, в частности, утверждалось, что программа создания спутников-шпионов преподносилась как коммерческая инициатива, в то время как в действительности за ней стояли DLR, немецкие разведслужбы и представители США. В DLR пояснили, что разглашенные при посредничестве WikiLeaks сведения не точны. Центр действительно имеет похожий проект, который называется HIROS, однако он не секретен и не является спутником-шпионом.

Представитель DLR Андреас Шуетс (Andreas Schuetz) заявил, что HIROS представляет собой исследовательский спутник, создаваемый для государственных нужд, таких как сбор информации о последствиях стихийных бедствий. Никаких других деталей о проекте он не раскрыл, сославшись на раннюю стадию работ над HIROS.

Согласно сведениям WikiLeaks, работа над системой спутникового слежения была начата в 2009 году и должна была завершиться спустя четыре года. Как отмечает AP, о проекте знали представители нескольких стран Евросоюза, в том числе Франции, где выступали против связей Германии и США.
 
Что за бред. Тащи цитаты о России, иначе теме грошь цена
оригиналов нема, а пересказывать что думают местные же либералы в беседе с американским послом какой смыл? Они и так в желтой прессе все время публикуются.
Разве, только, брать их, на карандаш, как информаторов США:crazy2:.
 
Как литовские дипломаты под диктовку США продвигают демократию
«РР-Онлайн» публикует депешу WikiLeaks, рассказывающую о состоявшейся 9 марта 2009 года беседе госсекретаря Хиллари Клинтон с министром иностранных дел Литвы Вигаудасом Ушацкасом. В документе рассказывается о том, как США через литовских дипломатов пытаются влиять на политику Лукашенко, а также о готовности Литвы принять узников Гуантанамо на своей территории.
C O N F I D E N T I A L SECTION 01 OF 03 STATE 023860 SIPDIS E.O. 12958: DECL: 02/17/2029 TAGS: MARR, PREL, PINS, PGOV, PHUM, NATO, EUN, ENRG, AF, RS, GG, UP, BO, LH SUBJECT: (U) Secretary Clinton's March 9, 2009
Запись беседы с министром иностранных дел Литвы Вигаудасом Ушацкасом
1. (U) Засекречено зам.госсекретаря по делам Европы и Евразии Дэниелом Фридом на основании п.1.4 (b) и (d).
2. (U) 9 марта 2009 г., 14:00 - 14:30, Вашингтон
3. (U) Участники:
от США: госсекретарь, зам. госсекретаря по делам Европы и Евразии Дэниел Фрид, зам. начальника пресс-службы госдепартамента Роберт Вуд, директор Совета по национальной безопасности Мария Джермано, сотрудник департамента по делам Европы и Евразии (отдел Северных и Балтийских стран) Кэрол Бейлман Уэрнер (секретарь),
от Литвы: министр иностранных дел Вигаудас Ушацкас, посол Андриюс Брузга, советник премьер-министра по иностранным делам Миколас Маяускас, зав. департаментом трансатлантических отношений <и политики> МИД Йонас Даниляускас, военный атташе полковник Антанас Юргайтис, советник-посланник Томас Гульбинас.

4. (C) Аннотация:

В ходе встречи госсекретаря Клинтон с министром иностранных дел Литвы Ушацкасом были затронуты темы НАТО, России, продвижения демократии и реституции собственности еврейской общины. Госсекретарь заверила министра иностранных дел Ушацкаса, что США и НАТО со всей серьезностью относятся к обязательствам по коллективной обороне в рамках Альянса и будут использовать каналы Совета Россия-НАТО (СРН) как для продвижения вперед на направлениях, где с Россией имеются общие интересы, так и для того, чтобы заставлять Россию отвечать за свои действия. Министр иностранных дел Ушацкас и госсекретарь высказались в поддержку расширения НАТО, а также сошлись во мнениях, что ЕС необходимо предпринять практические шаги по диверсификации источников поставок энергоносителей. Зам. госсекретаря Фред обещал предоставить министру иностранных дел Ушацкасу подробное изложение позиции США по вопросу продвижения демократии в Беларуси, чтобы министр мог довести ее до сведения президента Лукашенко. Госсекретарь Клинтон приветствовала согласие Литвы при определенных условиях принять заключенных из Гуантанамо. Она настойчиво рекомендовала Литве согласовать с местными и международными еврейскими организациями проект закона о реституции собственности еврейской общины, а также использовать грядущее председательство Литвы в Сообществе демократий («Содружестве демократического выбора», СДВ – прим. пер.), чтобы переключить фокус внимания СДВ с деклараций на практические дела.

(конец аннотации)

НАТО

5. (C) Министр иностранных дел Ушацкас поблагодарил госсекретаря за ее поддержку расширения НАТО на Совете министров (сессии Совета НАТО на уровне министров иностранных дел – прим. пер.) 5 марта. Госсекретарь сообщила министру иностранных дел Ушацкасу, что США надеются на тесное сотрудничество с Литвой в деле подготовки саммита НАТО, подчеркнув, что НАТО необходимо активизировать свою политику перед лицом новых серьезных вызовов, которые не ограничиваются Афганистаном и Ираком. Ушацкас ответил, что Литве необходимо уравновесить выполнение своих обязательств на других континентах с нуждами по обеспечению собственной обороны. Он добавил, что Литва по-прежнему будет участвовать в зарубежных операциях НАТО, но хотела бы в ответ более выраженных свидетельств участия НАТО в своей стране. Госсекретарь заверила Ушацкаса, что США и Альянс в целом со всей серьезностью относятся к выполнению обязательств по коллективной обороне в соответствии со статьей 5 <Устава НАТО>. Госсекретарь поблагодарила Ушацкаса за его яркое выступление на Совете министров 5 марта по вопросу о возобновлении работы СРН, добавив, что СРН не должен рассматриваться в качестве награды за плохое поведение, но как механизм, дающий возможность призвать Россию к ответу и продвигаться совместно вперед там, где интересы совпадают.

Россия

6. (C) Касаясь последствий кризиса в Грузии для Литвы, министр иностранных дел Ушацкас еще раз подчеркнул желание своего правительства, чтобы НАТО занялась планированием действий в чрезвычайных ситуациях по отражению возможной угрозы со стороны России. Он заявил, что Литва признает необходимость выстраивания конструктивных отношений с Россией, однако история показала, что привести ее к согласию могут только превентивные меры и твердость. Госсекретарь сказала, что суть вопроса заключается в следующем: когда мы можем добиться большего - изолируя Россию или привлекая ее к сотрудничеству? Администрация президента Обамы взяла курс на привлечение России к выработке конструктивной повестки дня, что поможет НАТО определить истинные цели России, при этом не теряя реализма в восприятии России и готовности к более трудным сценариям.

7. (C) Госсекретарь подчеркнула необходимость трансатлантической поддержки Грузии и ее евроатлантических намерений, добавив, что она предупредила Грузию не дать себя спровоцировать Россией. По ее мнению, Россия все еще сталкивается с последствиями своего вторжения в Грузию и многие во властных структурах начинают сомневаться в правильности признания независимости Южной Осетии и Абхазии.

Украина

8. (C) Госсекретарь и министр иностранных дел Ушацкас пришли к единому мнению, что неспособность президента Украины Ющенко и премьер-министра Тимошенко работать совместно играет только на руку русским. Ушацкас сказал, что ЕС неспособен обеспечить Украине поддержку в той мере, в какой она в ней нуждается, объяснив это «усталостью» ЕС от расширения. Он сообщил, что на последнем заседании ЕС по программе Восточного партнерства его участники в частных беседах говорили, что истинной целью партнерства является держать страны, подобные Украине, вне рамок ЕС. Министр иностранных дел Ущацкас высказал мнение, что только США могут убедить украинского президента и премьер-министра работать сообща, ЕС тогда последует американскому примеру. Госсекретарь возразила, что политические позиции президента Ющенко настолько ослабли, что в первую очередь следует заниматься политической недееспособностью Киева.

Энергетическая безопасность

9. (C) По мнению министра иностранных дел Ушацкаса, вопрос об энергетической безопасности должен быть поставлен в повестку дня ЕС, и США должны убедить государства-члены ЕС в важности диверсификации поставок газа по трубопроводам. Госсекретарь отметила, что энергетическая безопасность Европы была и остается для нас одним из главных приоритетов и в скором времени мы назначим посла по особым поручениям по энергетическим вопросам в Евразии. Она разделила разочарование Ушацкаса безынициативностью ЕС в данном вопросе, отметив, что за последнее время она поднимала этот вопрос перед Европарламентом, Комиссией ЕС и президентом Чехии в его качестве председателя Евросоюза, убеждая их предпринять конкретные действия по диверсификации источников поставок энергоносителей для Европы.

Беларусь

10. (C) Министр иностранных дел Ушацкас высказал мнение, что в ответ на последние позитивные сигналы президента Лукашенко Западу следовало бы предпринять действия, чтобы помочь Беларуси демократизироваться. Он сказал, что доведет до сведения Лукашенко нынешнее видение США ситуации в Беларуси. Зам. госсекретаря Фрид сказал, что США совместно с Литвой поработают над тем, чтобы в послании были правильно расставлены акценты.

Заключенные Гуантанамо

11. (C) Госсекретарь поблагодарила министра иностранных дел Ушацкаса за согласие Литвы на определенных условиях принять двух узбеков из числа заключенных Гуантанамо, особо отметив, что Литва одной из первых среди всех союзников выступила с подобным предложением. Министр иностранных дел Ущацкас сказал, что вопрос о перемещении заключенных будет окончательно урегулирован, как только будет достигнуто понимание, что этот шаг вписывается в общую политику ЕС.

Реституция собственности еврейской общины

12. (C) Затронув вопрос о реституции собственности еврейской общины, госсекретарь отметила, что в нем проявляют большую заинтересованность члены Сената. Она подчеркнула, что при выработке правовых норм для реституции правительству Литвы следует заручиться поддержкой местной еврейской общины и международных еврейских организаций. Министр иностранных дел Ушацкас высказал мнение, что находящийся на рассмотрении проект представляет собой не более, чем черновой вариант, и предупредил, что прохождение его через парламент в условиях нынешнего экономического кризиса будет нелегким. Он добавил, что отсутствия согласия по данному вопросу между самим еврейскими группами тоже замедляет продвижение вперед.

Содружество демократического выбора (см. док. STATE 00023860 003 OF 003)

13. (C) Ввиду предстоящего председательства Литвы в СДВ госсекретарь выразила надежду, что Литве удастся переключить фокус внимания СДВ с дискуссий на практические дела. Она предложила СДВ оказывать техническое содействие многим государствам, не имеющим на то необходимых средств, чтобы закрепить демократические завоевания.

CLINTON



Conversation with Lithuanian Foreign Minister Vygaudas Usackas

1. (U) Classified by EUR Assistant Secretary Daniel Fried for reasons 1.4 (b) and (d).
2. (U) March 9, 2009, 2:00 - 2:30, Washington, D.C.

3. (U) Participants: U.S. The Secretary EUR Assistant Secretary Daniel Fried Deputy Spokesman Robert Wood NSC Director Maria Germano EUR/NB Desk Officer Carol Beilman Werner (Notetaker) Lithuania Foreign Minister Vygaudas Usackas Ambassador Audrius Bruzga PM Foreign Affairs Advisor Mykolas Majauskas Head of MFA Transatlantic Relations Jonas Daniliauskas Defense Attache Colonel Antanas Jurgaitis DCM Tomas Gulbinas

4. (C) SUMMARY. Secretary Clinton's March 9 meeting with Lithuanian Foreign Minister Usackas covered NATO, Russia, democracy promotion, and Jewish communal property restitution. The Secretary assured FM Usackas that the U.S. and NATO took seriously the Alliance's collective defense obligation, and would use the NATO-Russia Council (NRC) both to advance shared interests with Russia but also to hold Russia accountable for its actions. Both FM Usackas and Secretary Clinton expressed support for NATO enlargement as well as the need for the EU to take concrete action on diversifying its sources of energy. Assistant Secretary Fried promised to provide FM Usackas the U.S. position on democracy promotion in Belarus for the Minister to convey to President Lukashenka. Secretary Clinton expressed her appreciation for Lithuania's conditional decision to accept Guantanamo detainees. She urged Lithuania to reach agreement with the local and international Jewish communities on a draft bill for the restitution of Jewish communal property, and to use Lithuania's upcoming chairmanship of the Community of Democracies (CD) to change the CD's focus from talk to action.

END SUMMARY.

---- NATO ----

5. (C) FM Usackas expressed his appreciation for the Secretary's support for NATO enlargement at the March 5 Ministerial. The Secretary told FM Usackas that the U.S. hoped to work closely with Lithuania in preparing for the NATO Summit, noting that NATO needed to be reinvigorated and faced many important challenges in addition to Afghanistan and Iraq. Usackas replied that Lithuania needed to achieve a better balance between overseas missions and territorial defense, adding that while Lithuania would continue contributing to NATO missions abroad, it wanted more signs of NATO support at home. The Secretary assured Usackas that the United States and the entire Alliance took the Article 5 collective defense obligation very seriously. The Secretary thanked Usackas for his forceful intervention on the NRC's resumption at the March 5 NATO ministerial, adding that the NRC should be seen not as a reward for bad behavior but rather as a mechanism to hold Russia accountable and to advance common interests.

------ Russia ------

6. (C) Describing the impact of the Georgia crisis in Lithuania, FM Usackas reiterated his government's desire for NATO contingency planning against a possible threat from Russia. He said that while Lithuania recognized the need for constructive relations with Russia, history had shown that only consistency and firmness can bring Russia to agreement. The Secretary said the real question was whether we could accomplish more by ignoring or engaging with Russia. The Obama administration seeks to engage Russia to seek to advance a constructive agenda -- which STATE 00023860 002 OF 003 SUBJECT: (U) Secretary Clinton's March 9, 2009 Conversation with Lithuanian Foreign Minister Vygaud would help NATO to identify Russia's true agenda -- while realistic about Russia and prepared to handle more difficult scenarios.

7. (C) The Secretary emphasized the importance of transatlantic support for Georgia and its Euroatlantic aspirations, but added that she had warned Georgia not to allow itself to be provoked by Russia. She believed Russia was still dealing with the aftermath of its invasion of Georgia and that many in its government were starting to question the decision to recognize the independence of South Ossetia and Abkhazia

------- Ukraine -------

8. (C) The Secretary and FM Usackas agreed that the inability of Ukrainian President Yushchenko and Prime Minster (PM) Tymoshenko to work together was playing into the hands of the Russians. Usackas said the EU could not provide the support Ukraine needed, explaining that the EU had enlargement fatigue. He said that at a recent meeting of the EU's Eastern Partnership, representatives privately had said the real goal of the partnership was to keep countries like Ukraine out of the EU. FM Usackas argued that only the United States could convince the Ukrainian President and PM to cooperate for the good of their country; the EU would follow the U.S. lead. The Secretary replied that President Yushchenko was so politically weak now that we had to deal first with the political incapacity in Kyiv.

--------------- Energy Security ---------------

9. (C) FM Usackas argued that energy security should be put on the EU agenda and suggested that the U.S. needed to convince EU members of the importance of gas-line diversification. The Secretary noted that Europe's energy security remained a high priority for us, and that we would soon appoint a Special Envoy for Eurasian Energy. She shared Usackas' frustration with the EU's lack of initiative on the issue, saying she had recently spoken to the EU Parliament, the EU Commission, and the Czech Presidency about taking action to diversify Europe's energy sources.

------- Belarus -------

10. (C) FM Usackas observed that in response to recent positive signals from President Lukashenka, the West needed to engage and help Belarus to democratize. He said he would like to convey to Lukashenka current U.S. thinking on Belarus. Assistant Secretary Fried said that the U.S. would work with Lithuania on the right message.

-------------------- Guantanamo Detainees --------------------

11. (C) The Secretary thanked FM Usackas for Lithuania's conditional acceptance of two Uzbeks from Guantanamo, saying she especially appreciated Lithuania's being one of the first allies to publicly make such an offer. FM Usackas said Lithuania would finalize the detainees' transfer once it was certain doing so was aligned with EU policy.

------------------------ Jewish Communal Property Restitution ------------------

12. (C) Raising the subject of Jewish communal property restitution, the Secretary observed that members of Congress had taken a keen interest in the issue. She emphasized that the GoL needed to secure the support of local and international Jewish communities for any restitution legislation. FM Usackas asserted that the bill under consideration was but a first draft, cautioning that passage would be difficult in the current economic crisis. He added that a lack of agreement among Jewish groups on a resolution to the problem had also delayed progress.

------------------------ Community of Democracies STATE 00023860 003 OF 003

13. (C) With respect to Lithuania's upcoming CD chairmanship, the Secretary said she hoped Lithuania could move the CD's focus from discussion to action. She suggested the CD provide technical assistance to the many countries that did not have the wherewithal to consolidate democratic gains.

CLINTON
 
Таджикистан: Как именно устроена конкуренция США и России
Мы публикуем новые материалы, предоставленные WikiLeaks специально для «Русского репортера». Это секретные депеши, описывающие понимание американскими дипломатами «русского влияния» в Таджикистане. И, что самое главное, они содержат ответ на вопрос, за счет чего России все-таки подчас удается выигрывать в СНГ.
Виталий Лейбин
Ключевой смысл этой депеши – США помогают Таджикистану через НКО, а Россия (и Китай) - посредством прямых инвестиций. В этом посол, чрезвычайно профессиональный и проницательный, судя по этой депеше, видит проблему.

Дата депеши – 14 декабря 2005 года. Эффект «оранжевой революции» на Украине и, что еще ближе, «тюльпановой революции» в Киргизии, свеж и очевиден. Таджикистан сохраняет «политику открытых дверей», то есть доброжелательные отношения со всеми партнерами, но начинает закрывать (или не регистрировать) американские НКО, которые прямо влияют на политику, такие как National Democratic Institute и Freedom House, чей вклад в революции наиболее очевиден.

Несмотря на то, что идеологические установки мешают послу понять точку зрения таджикских и российских партнеров и увидеть, в чем может быть опасность американской «помощи» на развитие демократии для местных режимов, он считает опасения «оранжевой революции» просто паранойей силовиков. Но он достаточно умен, чтобы констатировать, что западная помощь «не только обходится дорого (из-за высоких расходов на услуги иностранных советников), но и часто бывает неэффективна. По мнению местных властей, это «неприемлемая растрата иностранной помощи». И что Америке стоит «не только наставлять, но и выслушивать», например, понять, чего именно хочет таджикский народ.

Кроме того, посол видит, за счет чего (кроме солидарности в предотвращении цветных революций) Россия усиливает свои позиции в Таджикистане. Он понимает, что ограничения действий НКО, получающих деньги от правительства США через USIAD (Агентство США по международному развитию, в чьи руки и направлена депеша) объясняют еще и тем, что «свою «иностранную помощь» Таджикистану Россия не предоставляет через российские НПО».

Как именно устроена российская «помощь»? И тут посол делает настоящее открытие: «До этого (до российских инвестиций – РР) ни одно государство, особенно на Западе, не принимало всерьез призывы Рахмонова вкладывать деньги в эти советские промышленные монстры, хотя сегодня стало ясно, что они имели некоторую экономическую ценность, особенно для стран Южной Азии».

Иными словами, западная помощь выделялась на «демократию» и локальные социальные программы, да еще по дороге разворовывалась советниками и местными чиновниками, а Россия инвестирует в промышленность, в экономику. И в рабочие места: «С тех пор, как Россия обозначила в Таджикистане свои принципиальные интересы, о своей заинтересованности в создании финансового консорциума по Сангтуда-2 объявил Иран, а Китай пообещал инвестировать в Нурекскую ГЭС. Эти потенциальные капиталовложения, особенно российские, можно рассматривать как экономически выгодные для Таджикистана и региона в целом, или – как минимум – политически благоприятные» Но дальше следует «если бы»: «…если бы не наблюдаемые в последнее время усилия России по исключению Западных инвесторов из участия в этих проектах». Иными словами эти инвестиции выгодны Таджикистану, но не выгодны США, поскольку усиливают Россию.

А как США пытается помочь Таджикистана в решении реальных экономических проблем? Тут тоже посол достаточно трезв, чтобы критиковать позицию запада: «Рахмонову поступают рекомендации болезненной и долгосрочной экономической реструктуризации, а также кажущиеся бесконечными и безрезультатными технико-экономические обоснования проектов. Россия (а также Иран и, возможно, Китай) обещают ему крупные инвестиции, потенциально способные обеспечить подъем всей таджикской экономики».

За время написания этой депеши принципиально ситуация изменилась не сильно, но Интер РАО ЕЭС владеет Сангтуда-2 и продолжает инвестировать в энергетику. Западные партнеры поняли, что «советские монстры» - неплохой объект инвестирования. Не исключено, что благодаря трезвой позиции посольства отношения США и Таджикистана остаются теплыми, хотя военную базу американцам продавить не удалось.

Можно вычитать и более детальные рекомендации для России – реальное и действительное взаимовыгодное сотрудничество – главный и лучший инструмент политики в СНГ. Однако часто наши крупные инвесторы действуют слишком жестко, скупая объекты в СНГ – недостаточно учитывая интересы местных элит и тем более иностранных партнеров. В этом месте можно было бы уменьшить противостояние политике России и перейти от «игры с нулевой суммой» (когда то, что ты выигрываешь, ровно это соперник проигрывает), к более тонким подходам, не исключающих и партнерства.



Перевод:

СЕКРЕТНО ДУШАНБЕ 001812 SIPDIS STATE FOR P, EUR, SA, DRL, S/P NSC ДЛЯ МЕРКЕЛ АЛМАТЫ ДЛЯ ПЕРЕДАЧИ В USIAD (Агентство США по международному развитию) E.O. 12958: ИСТЕКАЕТ: 11/14/2015 TAGS: PREL, PGOV, PINR, PROP, ECON, EAID, KDEM, KPAO, RS, TI ТЕМА: НЕСМОТРЯ НА РОССИЙСКОЕ ДАВЛЕНИЕ, США СПОСОБНЫ РЕШАТЬ СВОИ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ЗАДАЧИ В ТАДЖИКИСТАНЕ REF: A. A) ДУШАНБЕ 1805 B. B) ДУШАНБЕ 1762 C. C) ДУШАНБЕ 1646 D. D) ДУШАНБЕ 1352 НАЛОЖИЛ ГРИФ СЕКРЕТНОСТИ: Ричард Хоугланд, Посол, ИСПОЛНЕНО: Посольство США в Душанбе. ОСНОВАНИЕ: 1.4 (b), (d) НАЛОЖИЛ ГРИФ СЕКРЕТНОСТИ: Ричард Хоугланд, Посол, ИСПОЛНЕНО: Посольство США в Душанбе. ОСНОВАНИЕ: 1.4 (b), (d)

1. (S - секретно) КРАТКОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ: в настоящий момент Россия утратила главенствующее место во внешней политике США, которое она занимала в годы Холодной войны. Тем не менее, необходимо зорко следить за действиями России, которая может расстроить политические планы Администрации США и воспрепятствовать ее дипломатическим шагам по трансформации бывших республик СССР в демократическом направлении. Мы полагаем, что Россия оказывает постоянное и сильное давление на Таджикистан с целью уменьшить роль и присутствие там США и стран Запада вообще. Хотя проводимая ныне Таджикистаном внешняя политика «открытых дверей» призвана уравновесить в его интересах соперничающие факторы воздействия из-за рубежа, давление Москвы на Таджикистан начинает приносить свои плоды. Чтобы мы могли содействовать развитию демократии и проведению экономических и политических реформ в Таджикистане, следует выработать новые способы нейтрализации влияния и негативных действий России. КОНЕЦ КРАТКОГО ИЗЛОЖЕНИЯ.

ПОЧЕМУ РОССИЯ СОСРЕДОТАЧИВАЕТ ВНИМАНИЕ НА ТАДЖИКИСТАНЕ?

2. (S) Особое внимание, которое Россия уделяет Таджикистану, объясняется наличием у нее военной базы и других стратегических интересов в этой стране, включая Центр космического слежения, расположенный в Нуреке. Москва стремится сделать все возможное, чтобы предотвратить в Таджикистане «цветную революцию», которая могла бы угрожать ее стратегическим интересам, как Россия их понимает. Исходя из текущих – основанных на понятии «игры с нулевой суммой» – геополитических воззрений «силовиков», кое-кто в Москве, очевидно, убежден в стремлении США обеспечить себе в Центральной Азии дополнительные и постоянные военные базы. Эти люди полагают, что США рассматривают Таджикистан в качестве наиболее вероятного кандидата на эту роль, особенно после того, как США лишились базы в Карши-Ханабаде (Узбекистан).

3. (S) Таджикский народ устал от войны и с недоверием относится к оппозиции, а сам президент Рахмонов все еще достаточно популярен, но Москва серьезно опасается «цветной революции» в Таджикистане. В других странах «цветные революции» обычно приводили к власти руководителей, ориентированных на Запад, однако в Таджикистане нет лидеров, похожих на Саакашвили или Ющенко, которые были бы готовы выступить в нужный момент. «Силовики» опасаются, что в Таджикистане «цветная революция» откроет путь для американского военного присутствия или – что еще мучительнее для Москвы – приведет к выдворению российских войск из страны и к передаче российской военной базы Соединенным Штатам. В таком случае США – и это стало кошмаром для «силовиков» – имели бы цепь военных баз от Афганистана через Таджикистан до Киргизии. Это позволило бы США ослабить позиции России и доминировать в Центральной Азии, которую Россия продолжает считать своей «сферой влияния».

4. (S) Хотя это может показаться объективному наблюдателю неубедительным бредом, суждения «силовиков» не подчиняются правилам логики, основанной на фактах. Стоит напомнить, что Москва и Российское посольство в Душанбе упорно распространяют возникшие еще в 2004 г. слухи о том, что США якобы тайно убедили таджикское руководство потребовать вывода российских пограничников с границы между Таджикистаном и Афганистаном, которую Россия контролирует еще с 19-го столетия.

КАКОВЫ ДЕЙСТВИЯ РОССИИ?

5. (C) Из-за своей нынешней военной слабости Россия – в целях укрепления своего влияния в Таджикистане – использует иные средства. После нескольких лет бесплодных переговоров Россия и Таджикистан неожиданно быстро (после «Революции роз» в Тбилиси) достигли в 2004 г. договоренности об аннулировании таджикских долгов и о подведении юридической основы под создание в стране постоянной российской военной базы.

6. (C) Символической кульминацией этого политического курса стал визит президента Путина в Душанбе 16 октября 2004 г. Чтобы вернее заручиться лояльностью таджикского руководства, Путин объявил о крупных инвестициях (по разным оценкам, от $1.2 млрд до более чем $3 млрд) в сферу особых интересов Рахмонова – гидроэнергетику (в первую очередь – Сангтуда-1, затем – Рогун), а также в оставшуюся с советских времен алюминиевую отрасль (работающую на принципе толлинга). До этого ни одно государство, особенно на Западе, не принимало всерьез призывы Рахмонова вкладывать деньги в эти советские промышленные монстры, хотя сегодня стало ясно, что они имели некоторую экономическую ценность, особенно для стран Южной Азии.

7. (C) С тех пор, как Россия обозначила в Таджикистане свои принципиальные интересы, о своей заинтересованности в создании финансового консорциума по Сангтуда-2 объявил Иран, а Китай пообещал инвестировать в Нурекскую ГЭС. Эти потенциальные капиталовложения, особенно российские, можно рассматривать как экономически выгодные для Таджикистана и региона в целом, или – как минимум – политически благоприятные, если бы не наблюдаемые в последнее время усилия России по исключению Западных инвесторов из участия в этих проектах.

8. (C) В течение второй половины 2004 г. и 2005 г. Россия проводила кампанию по предотвращению «цветных революций» на территории СНГ. В публикациях открытых СМИ и в закрытой переписке с такими правительствами, как таджикистанское, Москва утверждала, что американские демократические неправительственные организации – НПО (в частности, National Democratic Institute, International Republican Institute, Freedom House и Internews) являются тайными орудиями политики США, которые призваны подготовить местное население к свержению «законных властей» в странах СНГ. Представляется, что в последнее время целью российского давления стало не только ограничение в Таджикистане деятельности демократических неправительственных организаций США, но и всех западных элементов вообще.

9. (C) Создается впечатление, что позиция России в Таджикистане становится более жесткой. Прежний российский посол, Максим Пешков, был разумным, любезным и доступным человеком. Он регулярно появлялся на дипломатических приемах и был всегда готов вести в меру откровенные, хотя и не приносившие больших результатов, дискуссии с послами США и других стран Запада.

10. (C) Между тем с появлением в начале лета нового российского посла в Таджикистане, высокопоставленного политического назначенца Рамазана Абдулатипова, посольство России превратилось в непреступную крепость. Прежние наши источники информации из различных отделов российского посольства почти иссякли, а сам Абдулатипов появляется на публике крайне редко. Он по-прежнему принимает дипломатические приглашения, но почти всегда в последнюю минуту отговаривается либо собственным нездоровьем, либо неожиданным визитом важного гостя из Москвы. В редкие случаи, когда его можно встретить на людях – например, по национальным праздникам важнейших государств – он держится поодаль от других дипломатов, зато нарочито близко к высокопоставленным таджикским чиновникам.

11. (C) Однако нам и другим Западным посольствам известно, что сотрудники российского посольства в любое время имеют неограниченный доступ в правительственные учреждения Таджикистана и порой являются туда без предварительного согласования. Это особенно показательно, учитывая тот факт, что другие посольства вынуждены для решения обычных, повседневных вопросов средней важности направлять властям дипломатические ноты, ответ на которые нередко приходит после долгих проволочек.

12. (S) Важно отметить, что в Министерстве безопасности Таджикистана полностью доминирует влияние российских секретных служб. При этом точка зрения Министерства безопасности нередко получает приоритет в Аппарате президента и ключевых министерствах, таких как Минюст, отвечающий за регистрацию иностранных НПО, а также таджикских СМИ и политических партий.

ОДНАКО РАХИМОВ – НЕ ПРОСТО ПЕШКА В ИГРЕ СПЕЦСЛУЖБ.

13. (C) Таджикистан характеризует свою внешнюю политику как политику «открытых дверей» и старается соблюдать баланс отношений с США, Россией, Китаем, Ираном и ЕС, извлекая из этого максимальную пользу в своих национальных интересах. В течение последних 6 месяцев президент Рахмонов неоднократно давал понять, что он «удовлетворен» отношениями Таджикистана и США. Особенно доволен он отношениями в сфере безопасности – главным образом, американской помощью в деле финансирования и подготовки кадров, что призвано усилить возможности государства по контролю границы, борьбе с наркотрафиком и контртеррористическим операциям.

14. (C) Даже в спорном вопросе об американских демократических НПО Рахмонов принял «Соломоново решение», отказав в официальной регистрации таким организациям, как National Democratic Institute и Freedom House, но, тем не менее, позволив им осуществлять большую часть программ. Другой позитивный сигнал от Рахмонова: он только что разрешил использовать в национальной школьной программе учебник по основам гражданских прав, который является плодом долгосрочной работы Международного фонда содействия развитию избирательных систем (International Foundation for Election Systems – IFES). По ряду причин IFES – это единственная демократическая НПО США, избавленная от назойливого внимания таджикских властей и действующая без особых препятствий.

ТАДЖИКСКАЯ ПОЗИЦИЯ В ОНОШЕНИИ ЗАПАДНЫХ НПО ЗАМЕТНО УЖЕСТОЧАЕТСЯ.

15. (C) В последнее время, однако, мы отмечаем постепенное ужесточение позиции таджикской стороны. Хотя в Таджикистане не ожидается принятие новых законов против НПО (подобных тем, что действуют в Казахстане и России), таджикское правительство упорно стремится усилить контроль над всеми НПО, причем не только демократическими.

16. (C) Таджикское правительство утверждает, что во время Гражданской войны (1992-97 гг.) и после нее в страну без ограничения и контроля устремились Западные НПО. Теперь Душанбе хочет выяснить, какие НПО реально присутствуют в Таджикистане и чем они занимаются. Для любой страны, озабоченной вопросами безопасности, такое желание вполне разумно. Однако мы полагаем, что оно вызвано стремлением Министерства безопасности Таджикистана как-то отреагировать на настоятельные российские советы по предотвращению «цветной революции» и ограничению Западного влияния.

17. (C) В последнее время Таджикистан стремится занять новую политическую позицию, что особо проявилось в ходе октябрьского визита Госсекретаря США К. Райс, а также совсем недавно – при контактах с ЕС. По мнению таджикских властей, пришла пора перейти от принятия иностранной помощи через НПО к привлечению прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в инфраструктурные проекты (ГЭС и пути сообщения), а также к созданию «совместных предприятий»

18. (C) По словам министра иностранных дел Назарова, пока что это – «желание, а не политика» таджикского правительства (reftel B). Таджикская сторона утверждает, что деятельность НПО не только обходится дорого (из-за высоких расходов на услуги иностранных советников), но и часто бывает неэффективна. По мнению местных властей, это – неприемлемая растрата иностранной помощи. Хотя этот довод не лишен основания, он таит в себе опасную тенденцию и способен отпугнуть тех самых иностранных инвесторов, которых страна пытается привлечь.

РОСТ ЗАДЕРЖЕК С ВИЗАМИ – НЕДОБРОЖЕЛАТЕЛЬНОСТЬ ИЛИ ПРОСТАЯ НЕКОМПЕТЕНТНОСТЬ?

19. (C) Растущее беспокойство вызывает и то, что все сложнее становится получить таджикскую визу – причем не только для персонала американских НПО, но и для сотрудников европейских НПО, для иностранных бизнесменов и даже для работников международных финансовых учреждений. Истинные сыны «загадочного Востока», таджики никогда не говорят «нет». Власти просто тянут время до тех пор, пока даже у самых сдержанных людей терпение лопается. Западные дипломаты убеждены в том, что новые проблемы с визами суть плоды российских происков по ограничению влияния Запада в Таджикистане. Стоит отметить, что все заявки на предоставление виз проверяются Министерством безопасности.

20. (C) Вместе с тем возможно и другое объяснение: коррупция и некомпетентность. В конце минувшего лета прежний руководитель Консульского отдела МИД Таджикистана уступил свой пост одному из родственников Рахмонова (reftel D), после чего и начались новые проблемы. Возможно, новое назначение было призвано обеспечить строгое соблюдение Консульским отделом новой рестрикционной визовой политики. Однако хорошо известно, что «двоюродные братья, племянники и зятья» Рахмонова получают «доходные места», редко сопряженные с исполнением реальных профессиональных функций, а затем разводят необузданную коррупцию. Возможно, нечто подобное происходит и в Консульском отделе. Самым скандальным примером стало назначение в этом году президентского зятя на должность Начальника пограничной контрольно-пропускной службы в Международном аэропорту Душанбе. Будучи вопиюще некомпетентен и коррумпирован, он продержался лишь несколько месяцев, после чего был тихо «переведен на другое место работы».

ЧТОБЫ ПРЕДОТВРАТИТЬ «ЦВЕТНУЮ РЕВОЛЮЦИЮ», НЕОБХОДИМО РАЗВИВАТЬ ЭКОНОМИКУ.

21. (C) Возможно, антиамериканская позиция России в Таджикистане и ужесточение мер Душанбе в отношении НПО США и других стран Запада – лишь совпадение. Однако нам известно, что Россия побуждает такие страны, как Таджикистан, к ограничению, если вообще не к изгнанию, НПО США. Косвенным стимулом к этому является и тот факт, что свою «иностранную помощь» Таджикистану Россия не предоставляет через российские НПО. Обещанные Москвой крупные прямые инвестиции в гидроэнергетику и алюминиевую промышленность, возможно, придали Рахмонову смелости и позволили ему занять жесткую позицию в отношении иностранной помощи, поступающей через Западные НПО.

22. (C) Как нам известно, Рахмонов ясно осознает, что основной причиной «цветных революций» становится хронический застой в экономике. Хотя Рахмонов всегда проявлял разумную открытость в отношении экономических реформ, которые в конечном счете должны создать условия для западных инвестиций, он теперь, возможно, недоволен тем, что этот процесс затянулся и не обеспечивает притока ощутимых инвестиционных проектов. Рахмонов может решить, что для своего политического выживания ему следует добиться для Таджикистана конкретного экономического прогресса и роста, причем довольно быстро.

23. (C) С Запада Рахмонову поступают рекомендации болезненной и долгосрочной экономической реструктуризации, а также кажущиеся бесконечными и безрезультатными технико-экономические обоснования проектов. Россия (а также Иран и, возможно, Китай) обещают ему крупные инвестиции, потенциально способные обеспечить подъем всей таджикской экономики. Рахмонов слабо знает Запад и лишен глубокого понимания сложностей и реалий глобальной экономики. Ему немедленно нужен экономический рост в Таджикистане. Если для этого Рахмонову придется немного уступить политическим требованиям Москвы, то он, возможно, сочтет такую цену приемлемой. В то же время мы не считаем, что он откажется от экономической реструктуризации и реформ в Западном стиле. Он хочет подстраховаться с обеих сторон.

ЧТО МОГУТ СДЕЛАТЬ США?

24. (C) ПУБЛИЧНАЯ ДИПЛОМАТИЯ: Нашей краткосрочной задачей должна стать защита интересов НПО США как проводников помощи, направленной на развитие Таджикистана. Недавно один из мидовских сотрудников среднего уровня сообщил нам, что его правительство в общем плохо понимает, чем именно заняты НПО США, и просто следует в этих вопросах рекомендациям Москвы. (reftel A). (КОММЕНТАРИЙ: Это может быть не так абсурдно, как кажется. Вся наша корреспонденция с правительственными службами Таджикистана имеет форму дипломатических записок, а вся диппочта проверяется Министерством безопасности. Мы подозреваем, что Министерство безопасности не пропускает корреспонденцию, с содержанием которой оно не согласно. КОНЕЦ КОММЕНТАРИЯ). Наше посольство в Душанбе планирует провести информационные «круглые столы», где могли бы встретиться высшие правительственные чиновники Таджикистана и представители важнейших американских НПО, занятых проектами развития. Мы намерены также начать публичную кампанию по ознакомлению (в форме еженедельных дипломатических пресс-релизов) общественности с НПО США и их достижениями в Таджикистане. Разумеется, печатные СМИ доходят лишь до малой части населения, но нам известно, что в Министерстве безопасности и в Аппарате президента внимательно читают каждый пресс-релиз из посольства США, и это весьма важно.

25. (C) ПОДДЕРЖКА ТАДЖИКСКОЙ ГИДРОЭНЕРГЕТИКИ В СРЕДНЕАЗИАТСКОМ РЕГИОНЕ:

Коротко говоря, правительству США необходимо публично – на международных форумах и в прессе – заявить властям Таджикистана о своей поддержке проектов развития гидроэнергетики этой страны, с дальнейшим экспортом электроэнергии в Афганистан и Пакистан, в целях создания новых связей по линии: Центральная Азия – Южная Азия. See septel.

26. (C) ОБРАЗ ДЕЙСТВИЙ:

Мы не можем (и не должны) соперничать с российскими и таджикскими чиновниками, снующими между Москвой и Душанбе, по числу дипломатических командировок; еще менее нам следует тягаться с ними по части выпивки. Вместе с тем, используя успешный визит Госсекретаря США К. Райс в Душанбе 13 октября, мы можем извлечь большую пользу из более частных и – что не менее важно – более длительных посещений страны руководителями США. Рахмонов умеет слушать, но ему нужны такие американские собеседники, которые согласны были бы проводить в Таджикистане больше, чем по нескольку часов за полгода. Особенно нужны ему такие собеседники, которые вместо обсуждения сравнительно нейтральных тем, вроде обеспечения безопасности или развития двусторонних отношений, могли бы поднять более трудные вопросы, включая развитие экономики.

27. (SBU) ОБЗОР ПОМОЩИ СО СТОРОНЫ США: Нам не свойственно революционное стремление заново перестроить всю систему нашей помощи Таджикистану, однако мы хотели бы предложить на обсуждение два новых момента:

28. (C) (A) Что касается демократических НПО, то нам нужно проанализировать, не стала ли текущая деятельность наших партнеров жертвой сложившихся обстоятельств. Так, Internews больше не может эффективно осуществлять свои программы из-за того, что Таджикистан применяет свое лицензионное законодательство для прекращения трансляции неправительственной информации (reftel C). В таком случае нам стоит обдумать, не полезнее ли, с точки зрения наших медийных задач, переключиться на подготовку журналистов и помощь «независимым» СМИ в достижении ими финансовой самостоятельности. Очевидно, что у любой НПО найдутся достижения, чтобы ими обосновать текущие программы. Однако нам, по-видимому, необходим консультативный орган (с участием политического руководства) для оценки того, содействует ли наша текущая помощь НПО достижению основных целей политики США – или же мы, занимаясь самооправданием, движемся в режиме «автопилота».

29. (C) (B) Может оказаться полезным внеплановый анализ [американской помощи НПО] с участием высоких лиц из администрации США и Таджикистана, ответственных не только за технические вопросы, но и за принятие политических решений. Нам следует не только наставлять, но и выслушивать. Чего хотят граждане Таджикистана? Как сделать так, чтобы желания таджикского народа послужили достижению основных целей внешней политики США? Мы полагаем, что при должных усилиях с нашей стороны, и особенно в случае достижения консенсуса, таджикские власти умерят давление на американские НПО. Это, в свою очередь, обеспечит Соединенным Штатам больший простор для достижения основных политических целей и для выполнения задач по развитию демократии.

30. (C) КОММЕНТАРИЙ: В последнее время Таджикистан по собственной воле оказался на перепутье. В стране имеется политическая стабильность, необходимая для продолжения умеренного курса демократических, экономических и политических реформ. Однако, поддавшись российскому давлению, Таджикистан вступил на потенциально конфронтационный путь, способный замедлить развитие страны и подстегнуть наихудшие инстинкты таджикских властей. Сегодня пришло время помочь Таджикистану сохранить верный курс. КОНЕЦ КОММЕНТАРИЯ. ПОСОЛ ХОУГЛАНД NNNN



Оригинал:

S E C R E T DUSHANBE 001812 SIPDIS STATE FOR P, EUR, SA, DRL, S/P NSC FOR MERKEL ALMATY PASS TO USIAD E.O. 12958: DECL: 11/14/2015 TAGS: PREL, PGOV, PINR, PROP, ECON, EAID, KDEM, KPAO, RS, TI SUBJECT: DESPITE RUSSIAN PRESSURE, THE UNITED STATES CAN PROMOTE ITS POLICY GOALS IN TAJIKISTAN REF: A. A) DUSHANBE 1805 B. B) DUSHANBE 1762 C. C) DUSHANBE 1646 D. D) DUSHANBE 1352 CLASSIFIED BY: Richard E. Hoagland, Ambassador, EXEC, Embassy Dushanbe. REASON: 1.4 (b), (d) CLASSIFIED BY: Richard E. Hoagland, Ambassador, EXEC, Embassy Dushanbe. REASON: 1.4 (b), (d)

1. (S) SUMMARY: Although we now de-emphasize its previous Cold-War primacy in U.S. foreign policy, Russia still requires clear-eyed scrutiny for the havoc it can play with the President's democracy agenda and larger goals for transformational diplomacy in the former Soviet republics. We believe Russia is exerting consistent and strong pressure on Tajikistan to reduce the U.S. and Western role and presence. Although Tajikistan's "open-door" foreign policy seeks to balance competing foreign pressures for its own best interests, Moscow's pressure is beginning to take a toll. To promote democracy and economic and political reform in Tajikistan, we need to develop new ways to overcome negative Russian actions and influence. END SUMMARY.

WHY IS RUSSIA FOCUSING ON TAJIKISTAN?

2. (S) Russia is paying special attention to Tajikistan because of its military base and other strategic interests, including the Nurek Space Tracking Center. Moscow is determined to do everything possible to prevent a "color revolution" in Tajikistan that could threaten its perceived strategic interests. Working from the "siloviki" zero-sum-game worldview of current geo-politics, some in Moscow seem to believe that the United States wants additional and permanent U.S. military bases in Central Asia and sees Tajikistan as a prime candidate, especially after the U.S. loss of Karshi-Khanabad in Uzbekistan.

3. (S) Despite the fact that Tajiks are war-weary and opposition-leary, and President Rahmonov is still genuinely popular, Moscow truly fears a "color revolution" in Tajikistan. Elsewhere, "color revolutions" have tended to bring Western-oriented leaders to power, although in Tajikistan no Saakashvili or Yushchenko is waiting in the wings. A "color revolution" in Tajikistan, the "siloviki" fear, would open the door for a U.S. military base, or even more devastating to Moscow, for Dushanbe to kick out the Russians and give the Russian military base to the United States. The nightmare of the "siloviki" is that the United States would then have a string of bases from Afghanistan, through Tajikistan, and into Kyrgyzstan to weaken Russia and dominate Central Asia, which Russia persists in calling its "sphere of influence."

4. (S) This may sound like easily dismissed fringe paranoia, but the "siloviki" do not play by our rules of fact-based logic. It is worth recalling that Moscow and the Russian Embassy in Dushanbe consistently put out the irrational rumor in 2004 that the United States had secretly convinced Tajikistan to demand that the Russian Border Force leave the Tajikistan-Afghanistan border which Russia had controlled back to the 19th century.

WHAT IS RUSSIA DOING?

5. (C) Because Russia is militarily weak, it uses other means to assert its authority in Tajikistan. After years of inconclusive negotiation, Russia and Tajikistan rapidly reached agreement in 2004 (following Tbilisi's Rose Revolution) to forgive Tajikistan's bilateral debt and to establish the legal basis for the Russian military base in perpetuity.

6. (C) The symbolic culmination was President Putin's October 16, 2004, visit to Tajikistan. To set the hook in Rahmonov's jaw, Putin also announced major investments, variously described as $1.2 billion to over $3 billion, in Rahmonov's pet interests - hydropower (primarily Sangtuda-1 and secondarily Rogun) and the old Soviet aluminum tolling industry. Until then, no nation, especially in the West, took Rahmonov's pleas seriously to invest in these Soviet-era behemoths, although it is now evident that they had some economic merit, especially for South Asia.

7. (C) Since Russia made its commitment-in-principle, Iran has expressed interest in creating the financial consortium for Sangtuda-2, and China has said it will invest in the Nurek Hydroelectric Station. These potential investments, especially Russia's, could be seen as economically positive for Tajikistan and the region, or at least politically benign - except that Russia appears recently to be working to exclude Western participation in them (septel).

8. (C) Through the second half of 2004 and 2005, Russia has mounted a campaign to prevent "color revolutions" in the CIS. In overt media propaganda and in private and covert communications with governments like Tajikistan's, Moscow has asserted that U.S. democracy NGOs - specifically, National Democratic Institute, International Republican Institute, Freedom House, and Internews - are U.S. covert tools whose job is to prepare the local populations to overthrow "legal governments" in the CIS. More recently, the goal of Russian pressure seems to be to limit the presence of not just U.S. democracy NGOs but all Western elements present in Tajikistan.

9. (C) On the ground in Tajikistan, the Russian position seems to be hardening. The previous Russian Ambassador, Maksim Peshkov, was reasonable, amiable, and accessible. He worked the diplomatic circuit and was always available for reasonably frank, even if inconclusive, discussions with the U.S. and other Western ambassadors.

10. (C) Since the arrival in early summer of the high-level political appointee, Ambassador Ramazan Abdulatipov, the Russian Embassy has become a closed bastion. The U.S. Embassy's previous access to different sections of the Russian Embassy has nearly dried up, and Abdulatipov very seldom appears in public. He continues to accept diplomatic invitations, but almost invariably at the last minute pleads an unexpected visitor from Moscow or that he is indisposed. The rare times that he is seen in public - e.g., at important countries' national days - he ostentatiously huddles in a corner with the most senior Tajik officials present.

11. (C) At the same time, we and other Western embassies hear that Russian Embassy officers have unlimited free access at any time to Tajik Government offices, sometimes even barging in without appointments. This is especially telling because all other embassies are required to submit diplomatic notes, to which the responses are often long delayed, for appointments to conduct even the most mundane mid-level daily business.

12. (S) Most important, the Russian intelligence services thoroughly dominate Tajikistan's Ministry of Security. Ministry of Security views often take precedence in the Presidential Apparat and key ministries like Justice that is responsible for registering foreign NGOs and Tajik media outlets and political parties.

BUT RAHMONOV IS NOT A SIMPLE PAWN

13. (C) Tajikistan describes its foreign policy as "open door," and balances its relations with the United States, Russia, China, Iran, and the European Union seeking what is best from each for its own national interests. During the last six months, President Rahmonov has repeatedly let us know he is "satisfied" with the U.S.-Tajik relationship. He is especially pleased with the security relationship - primarily U.S. funding and training to increase Tajik capabilities for border control, counter-narcotics, and counterterrorism.

14. (C) Even on the contentious issue of U.S. democracy NGOs, Rahmonov has appeared to split the baby - refusing legal registration for National Democratic Institute and Freedom House, but allowing them, nonetheless, to operate most of their programs. Another positive sign is that he has just approved for the national school curriculum a civic-education textbook that has been a long-term project of the International Foundation for Election Systems (IFES). For some reason, IFES is the only U.S. democracy NGO that escaped Tajik scrutiny and operates unfettered.

INCREMENTALLY CLOSING IN ON WESTERN NGO'S AND OTHERS

15. (C) More recently, though, we detect an incremental hardening of the Tajik position. Although no new Tajik anti-NGO legislation is pending like in Kazakhstan and Russia, the Tajik Government is consistently working to gain greater control over all NGOs, not just democracy ones.

16. (C) The Tajik Government argues that during the 1992-97 Civil War and in its aftermath, Western NGOs flooded into Tajikistan without limit or supervision. Dushanbe now wants to find out who is actually in Tajikistan and what they are doing. For any country concerned about security, this is reasonable. But we also believe it is a Ministry of Security response to Russian prodding to prevent a "color revolution" and limit Western influence.

17. (C) Further, Tajikistan has recently been floating a new policy position, including during Secretary of State Rice's October visit and more recently with the European Union. The Tajik Government suggests it is time for foreign assistance delivered via NGOs to cease and be replaced by direct foreign investment in infrastructure projects (like the hydroelectric stations and roads) and business "joint ventures."

18. (C) Foreign Minister Nazarov has told us that this is, so far, a Tajik Government "desire, not a policy" (reftel B). Tajikistan argues that NGOs are both expensive, because of their high overhead to support foreign advisers, and sometimes ineffective. This, Tajikistan says, is an unacceptable waste of foreign assistance. While this argument has some merit, it suggests a worrisome trend, and will scare off the very international investors they are trying to attract.

INCREASING VISA DELAYS - MALEVOLENCE OR JUST INCOMPETENCE?

19. (C) Even more worrisome, obtaining Tajik visas is becoming more difficult - not just for U.S. NGO staff, but also for European NGO workers, foreign business people, and even staffs of international financial institutions. Being an "inscrutable Eastern country," Tajikistan never likes to say "no." It just drags things out until reasonable but impatient people give up. There is a credible view in the Western diplomatic community that these new visa problems are a result of Russian prodding to limit Western influence in Tajikistan. It is worth noting the Ministry of Security vets all visa applications.

20. (C) However, another explanation is possible - corruption and incompetence. The previous reasonably professional chief of the Foreign Ministry's Consular Office was replaced this past summer by a Rahmonov relative (reftel D), and that's when the new problems started. It could be that he has the job to assure loyalty to a new restrictive visa policy. However, the Rahmonov "cousins, nephews, and in-laws" have a reputation for gaining lucrative positions, few with any real qualifications, and then going wild with unrestrained corruption. That could be happening with visas. The most famous example this year was a son-in-law appointed as Chief of Border Control at Dushanbe International Airport. Flagrantly incompetent and corrupt, he lasted only a few months before he was quietly "reassigned to another position."

BOOST THE ECONOMY TO PREVENT A "COLOR REVOLUTION"

21. (C) Russia's anti-U.S. stance in Tajikistan and Dushanbe's incremental moves against U.S. and other Western NGOs may be coincidental. However, we know Russia agitates for countries like Tajikistan to curtail, if not expel, U.S. NGOs. More indirectly, Russia does not deliver "foreign assistance" via Russian NGOs in Tajikistan. Moscow's promises of massive direct investment in hydropower and aluminum may have emboldened Rahmonov to begin to draw the line against NGO-provided Western foreign assistance.

22. (C) We know Rahmonov understands clearly that one of the key trip-wires for "color revolutions" is chronic economic stagnation. While he has been reasonably open to economic reform that would eventually create the conditions for Western economic investment, he may now be impatient with how long that process takes and that it comes with no tangible promises of investment. He may believe that to survive, he has to give Tajikistan concrete economic improvement and growth, and do it fast.

23. (C) From the West, Rahmonov receives painful and long-drawn-out economic restructuring and seemingly endless and inconclusive feasibility studies. From Russia (and Iran and perhaps China), he receives promises of large-scale investment that could potentially lift the entire economy. He has no extensive experience in the West and no deep understanding of the complexities and realities of the global economy. He wants Tajik economic growth, and he wants it now. If he has to take a little extra political baggage from Moscow, that's a price he may be willing to pay. At the same time, we do not believe that he will abandon Western-style economic restructuring and reform. He wants to hedge his bets.

WHAT CAN THE UNITED STATES DO?

24. (C) PUBLIC DIPLOMACY: Our short-term focus will be to protect the interests of U.S. NGOs as deliverers of developmental assistance. A mid-level Foreign Ministry official recently told us that the Tajik Government generally does not understand what U.S. NGOs really do and simply listens to Russia on these matters (reftel A). (COMMENT: This may not be as absurd as it seems. All written communication with any part of the government must be conducted by diplomatic note, and the Ministry of Security screens all diplomatic notes. We suspect the Ministry of Security does not pass forward diplomatic notes with which it does not agree. END COMMENT.) Embassy Dushanbe plans to arrange information roundtables to bring together senior government officials and major U.S. developmental NGOs. We will also start a public diplomacy campaign of press releases focusing each week on one U.S. NGO and its achievements for Tajikistan. Print media reach a miniscule percentage of the population; but we know that the Ministry of Security and Presidential Apparat carefully study each and every U.S. Embassy press release, and that's what counts.

25. (C) SUPPORT FOR TAJIK HYDROPOWER IN GREATER CENTRAL ASIA: In brief, the U.S. Government needs to make clear to the Government of Tajikistan, in international fora and in public, that the United States supports the development of Tajikistan's hydroelectric potential for export to Afghanistan and Pakistan to create new Central-South Asian links. See septel.

26. (C) ENGAGEMENT: We cannot and should not attempt to compete with the constant back and forth of Russian and Tajik officials between Moscow and Dushanbe - and even less should we attempt to emulate their drinking bouts. However, building on Secretary Rice's successful October 13 visit, we would SIPDIS definitely benefit from more frequent and - this is important - longer senior U.S. visits. Rahmonov does indeed listen, but he needs to have U.S. interlocutors willing to spend more than a few hours in Tajikistan every six months or so. He especially needs interlocutors who do not focus on the relatively stable security side of the bilateral relationship but who can tackle the harder parts of the relationship, including economic development.

27. (SBU) U.S. ASSISTANCE REVIEW: We do not want to appear like iconoclasts seeking to reinvent the wheel of U.S. assistance for Tajikistan. But we do suggest for consideration two possibilities:

28. (C) (A) For democracy NGOs, we need to consider whether current partners' approaches have been overtaken by events. For example, if Internews can no longer be effective with its current programs because Tajikistan is using its licensing regulations to strangle the broadcast of non-government information (reftel C), we need to consider whether a refocus on training journalists and helping "independent" media outlets to become financially independent might be a better way to meet our media goals. Any NGO will likely find successes to justify its current programs, but we may need a review council with political-level participation to determine whether current assistance is promoting U.S. core policy goals - or if we are on self-defeating autopilot.

29. (C) (B) It may be useful to convene an off-cycle senior assistance review with both U.S. and Tajik participants who are decision makers, not just at the technical level. We need to listen as well as to preach. What does Tajikistan want? How can we make what Tajikistan wants support core U.S. policy objectives? We believe that if we make this effort, and especially if we can jointly reach consensus, there will be less pressure on U.S. development NGOs. This, in turn, will provide a wider space for the United States to promote its core policy goals and objectives.

30. (C) COMMENT: Tajikistan has brought this latest crossroads on itself. There is the requisite political stability for Tajikistan to continue on its modest path of democratic, economic, and political reform. However, thanks to Russian pressure, Tajikistan is embarking on a potentially confrontational approach that will slow development and encourage the Tajikistan Government's worst instincts. Now is the time to encourage Tajikistan to stay on track. END COMMENT.

HOAGLAND NNNN

О «русском влиянии» в Таджикистане-2. Продолжение «таджикского досье»
Очередной документ «таджикского досье» (первую часть см. здесь) проливает свет на характер отношений США с самым проамериканским политиком в Таджикистане Хамрахоном Зариповым, а также на специфическую конкуренцию с Россией в этой стране.
Посол США Ричард Хоугланд встречается с тогда еще послом Таджикистана Хамрахоном Зариповым в конце октября 2005 года. Из характера беседы вполне подтверждаются ссылки ряда других источников на документ Wikileaks, в котором проамериканский таджикский политик согласился на встречу и просил соблюдать строгую конфиденциальность во имя исполнения стратегически важных задач, поставленных перед ним дружественной страной - США. В ответ американцы якобы пообещали ему пролоббировать назначение на пост главы внешнеполитического ведомства. Действительно, Зарипов, в прошлом оппозиционер и исламист, стал министром иностранных дел, переименовался в Зарифи и с большой вероятностью рассматривается США, как желательный преемник Рахмона. Правда, упоминаемая в депеше лоббируемая Зариповым американская энергетическая компания AES проиграла конкуренцию РАО ЕЭС в Таджикистане.

Перевод депеши

S E C R E T DUSHANBE 001702 SIPDIS STATE FOR EUR/CACEN, SA, DRL, EB NSC FOR MERKEL E.O. 12958: DECL: 10/20/2015 TAGS: PGOV, PREL, PINR, KDEM, RS, TI SUBJECT: ТАЖДИКИСТАН: ПОСОЛ ЗАРИПОВ СОВЕТУЕТ НЕ ПОДДАВАТЬСЯ НА РОССИЙСКИЕ ПРОВОКАЦИИ REF: A) DUSHANBE 1696 B) FBIS CEP2005101927067 C) DUSHANBE 1681 CLASSIFIED BY: Richard E. Hoagland, Ambassador, EXEC, Embassy Dushanbe. REASON: 1.4 (b), (d)

1. (S) КРАТКОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ: В ходе конфиденциальной встречи г-на Хоугланда с послом Таджикистана в США Зариповым оба собеседника констатировали, что двусторонние отношения – несмотря на некоторые подъемы и спады – в целом прочны. Послы обсудили, в первую очередь, потенциал сотрудничества между США и РФ в деле развития гидроэнергетики Таджикистана, а также остающиеся проблемы американских НПО. Беседа имела сравнительно обобщенный характер, видимо, из-за того, что Зарипова с начала до конца сопровождал чиновник из МИД Таджикистана. Зарипов не скрыл подробностей, касающихся параноидальных страхов Москвы в отношении намерений США в Таджикистане. Он посоветовал запастись терпением и «не поддаваться на провокации». Его вывод был таков: Россия ужесточает позицию, стремясь ограничить влияние США в Таджикистане.

КОНЕЦ КРАТКОГО ИЗЛОЖЕНИЯ.

2. (SBU) Прибыв домой в отпуск и для консультаций, посол Таджикистана в США Хомрохон Зарипов посетил нашего посла в Душанбе 19 октября. В качестве секретаря его сопровождал заместитель главы МИД, начальник административного отдела Европы и Северной Америки Сирож Раджапов.

ВСЕ БОЛЕЕ ИЛИ МЕНЕЕ В ПОРЯДКЕ.

3. (C) Оба посла согласились в том, что двусторонние отношения развиваются в принципе нормально и на 90% гладко. Зарипов отметил, что президент Рахмонов в целом удовлетворен ими, особенно потому, что «не любит резких подъемов и спадов во взаимоотношениях».

4. (C) Зарипов выразил удовлетворение открывающимися возможностями сотрудничества между США и Россией (т.е. между AES и РАО ЕЭС) в деле развития гидроэнергетического потенциала Таджикистана. Он напомнил, что с самого начала выступал за такое сотрудничество, и ради него приложил в США большие усилия, «несмотря на все опасности, связанные со столь крупным проектом». Посол Хоугланд отметил, что успешная кооперация между AES и РАО ЕЭС имеет политическое значение, так как наглядно демонстрирует американо-российское сотрудничество на благо развития экономики Центральной Азии.

5. (C) Посол подробно проинформировал Зарипова о визите Госсекретаря США К. Райс в Таджикистан 13 октября. На это Зарипов выразил удивление тому, что Госсекретарь посетила Главную мечеть и Женское медресе. Он подтвердил, что репортажа об этом посещении на Таджикском телевидении не было, и что никто ему о нем не сообщил.

6. (C) Посол США передал Зарипову копию недавней дипломатической ноты правительства Таджикистана, где запрашивались, на наш взгляд, чрезмерно подробные сведения обо всех американских НПО, действующих в Таджикистане (ref A). Зарипов внимательно прочел документ, взглянул на Раджабова и сказал, что он впервые слышит о таком запросе и, следовательно, не готов его комментировать. Он добавил, что обеим сторонам следует иметь терпение и избегать «резких решений». США должны понять, что Таджикистан как независимое государство существует лишь 14 лет. «При наличии терпения все подобные вопросы разрешимы», – сказал он.

7. (C) Отвечая нашему послу, Зарипов напомнил о сентябрьской встрече президента Рахмонова с Джоржем Соросом на Генеральной Ассамблее ООН в Нью-Йорке. Зарипов сказал, что эта встреча была в целом позитивной, но имела и свои шероховатости. Он сообщил, что Сорос тогда спросил Рахмонова о его подозрениях в отношении деятельности Института «Открытое общество» в Таджикистане. Рахмонов твердо ответил, что у него на этот счет остаются большие подозрения, и что он внимательно следит за работой института. Пока что никакой вины за ним нет, но в случае любых «нарушений» Рахмонов готов немедленно закрыть институт Сороса.

8. (C) Коснувшись жизни в Вашингтоне, Зарипов отметил, что ему легко работается с Государственным департаментом и Советом национальной безопасности. Он похвалил первого помощника госсекретаря по Европе и Евразии Бирзу за активность, хорошее знание региона и глубокую погруженность в его проблематику. По контрасту, Зарипов указал на сохраняющиеся трудности в своей работе на Капитолийском холме, где он все еще сталкивается с предвзятым отношением к Таджикистану. Г-н Хоугланд заметил, что Посольство США в Душанбе упорно работает над изменением вашингтонских стереотипов в отношении Таджикистана, но что конгрессмены редко читают дипломатические отчеты и больше полагаются на сообщения прессы и сведения от групп с особыми интересами. Оба посла согласились, что было бы полезно организовать для членов Конгресса и других официальных лиц ознакомительную поездку в Таджикистан, где они имели бы точную информацию из первых рук.

РОССИЯ СТАНОВИТСЯ ВСЕ БОЛЬШЕЙ ПРОБЛЕМОЙ.

9. (S) В конце встречи послы остались наедине во дворе посольства (Раджабова рядом не было). Наш посол повторил, что последняя нота таджикского МИД с запросом подробностей о деятельности НПО США в Таджикистане – зловещий и тревожный знак. Перед тем, как дать ответ на этот запрос, он намерен проконсультироваться с Вашингтоном. Наш посол попросил Зарипова откровенно оценить ситуацию. Тот посоветовал проявлять осторожность. Он предположил, что на президента Рахмонова воздействуют антиамериканские настроения, которые через Министерства безопасности инспирируются Москвой – посредством как российских СМИ (ref B), так и таджикских спецслужб, где преобладает влияние России. Зарипов дал понять, что из Москвы, особенно по линии Министерства безопасности, идут сигналы о желании США свергнуть Рахмонова, вытеснить российские войска из их военной базы и распространить влияние США из Афганистана на Таджикистан как соединительное звено с «Киргизией, контролируемой американцами». По этому сценарию, целью США якобы является «создание цепи антироссийских военных баз от Баграма до Манаса».

10. (S) Зарипов добавил, что наступление на НПО США – особенно на National Democratic Institute, Freedom House и InterNews – ведется непосредственно из Москвы. Рахмонов с трудом сохраняет баланс, не допуская регистрации трех указанных НПО, но позволяя им продолжить работу. В конце беседы Зарипов выразил надежду на то, что момент для вручения новой дипломатической ноты относительно НПО США – которая была ему на деле уже известна, но которую он не хотел обсуждать в присутствии Раджабова – лишь случайно совпал по времени со встречей Рахмонова и Путина в Москве и Санкт-Петербурге 7-9 октября.

11. (S) Зарипов разъяснил свои слова об опасности участия в «крупном проекте». Он подтвердил сообщение AES (ref C) о том, что постоянный представитель Таджикистана в ООН Рашид Алимов изо всех сил пытался помешать встрече Рахмонова с Генеральным директором AES в Нью-Йорке. Он убеждал Рахмонова в том, что правительство США якобы использует AES для подрыва российско-таджикского сотрудничества в сфере гидроэнергетики и для вытеснения России из Таджикистана. Зарипов рассказал, что отвел Рахмонова в сторону, где их разговор пошел на «повышенных тонах». Он сказал: «Я готов был к тому, что меня ждет отставка или даже тюрьма». Однако ему удалось убедить Рахмонова выслушать представителей AES, и теперь он, очевидно, принял идею кооперации AES-РАО ЕЭС.

(КОММЕНТАРИЙ: Хотя версия Зарипова выгладит для него самого слишком лестной, она совпадает со многими подробностями, которые мы продолжаем собирать. Россия упорно стремится ограничить влияние США в Таджикистане. КОНЕЦ КОММЕНТАРИЯ.

ПОСОЛ ХОУГЛАНД NNNN



Оригинал

S E C R E T DUSHANBE 001702 SIPDIS STATE FOR EUR/CACEN, SA, DRL, EB NSC FOR MERKEL E.O. 12958: DECL: 10/20/2015 TAGS: PGOV, PREL, PINR, KDEM, RS, TI SUBJECT: TAJIKISTAN: AMBASSADOR ZARIPOV COUNSELS NO SHARP RESPONSE TO RUSSIAN PROVOCATIONS REF: A) DUSHANBE 1696 B) FBIS CEP2005101927067 C) DUSHANBE 1681 CLASSIFIED BY: Richard E. Hoagland, Ambassador, EXEC, Embassy Dushanbe. REASON: 1.4 (b), (d)

1. (S) SUMMARY: In a meeting with Tajikistan's Ambassador to the United States Zaripov (strictly protect throughout), Ambassador Hoagland and he both agreed that the U.S.-Tajikistan relationship is generally solid, with few sharp ups and downs. They discussed primarily the potential of U.S.-Russia cooperation to develop Tajikistan's hydropower and on-going problems for U.S. NGOs. The conversation stayed relatively general, perhaps because Zaripov had a Foreign Ministry minder with him, until a final pull-aside in Embassy Dushanbe's garden. Zaripov let loose with details about Moscow's paranoia about the United States and its intentions in Tajikistan. He counseled patience and "no sharp response to provocations." His bottom line was that Russia is increasingly playing hardball to limit U.S. influence in Tajikistan.

END SUMMARY

2. (SBU) While on home leave and consultations, Tajik Ambassador to Washington Homrahon Zaripov called on the Ambassador on October 19. Sirozh Rajabov, the Foreign Ministry's Deputy Chief of Administration for Europe and North America, accompanied him as note-taker.

EVERYTHING'S MORE OR LESS FINE~

3. (C) The ambassadors agreed that in principle the bilateral relationship is on track and about 90 percent smooth. Zaripov noted that President Rahmonov is generally satisfied, especially because "he does not like sharp ups and downs in relationships."

4. (C) Zaripov expressed pleasure that U.S-Russia (i.e., AES and RAO UES) cooperation appears possible to develop Tajikistan's hydropower potential. He recounted how he had been an early champion of this cooperation, and how he had worked hard in the United States to promote it, "even though it is dangerous to be involved in such big business." Ambassador Hoagland noted a successful collaboration between AES and RAO UES would have political value because it would concretely SIPDIS demonstrate U.S.-Russia cooperation for economic development in Central Asia.

5. (C) The Ambassador briefed Zaripov in detail about the October 13 visit of Secretary of State Rice. Zaripov had little to say, but did express surprise about the Secretary's visit to the Central Mosque and Girls' Madrassa. He confirmed it had not been reported on Tajik State TV and said no one had mentioned it to him.

6. (C) The Ambassador handed Zaripov a copy of the Tajik Government's recent diplomatic note requesting what, in our view, seems to be excessive information about all U.S. NGOs working in Tajikistan (ref A). Zaripov read it carefully, glanced at Rajabov, and noted it was the first he had heard of such a request and, thus, was unprepared to comment on it. He added that both sides should be patient and avoid "sharp decisions." The United States should understand that Tajikistan as an independent state is only 14 years old. "All of these kinds of questions are solvable with patience," he said.

7. (C) In response to a question, Zaripov recounted President Rahmonov's September meeting in New York during UNGA with George Soros. Zaripov said that the meeting was positive in general but had its sharp moments. He recounted that Soros had asked Rahmonov if he has suspicions about the Open Society Institute in Tajikistan. Rahmonov had responded firmly that he was highly suspicious and watched it closely. So far, he had found no fault, but was prepared to shut down Soros immediately if any "irregularity" came to his attention.

8. (C) About life in Washington, Zaripov said he found it easy to work with the State Department and the National Security Council. He praised EUR DAS Byrza's energy, intense involvement, and knowledge of the region. By contrast, Zaripov noted that it is still difficult for him to make much progress on Capitol Hill where he continues to run into pre-conceived notions about Tajikistan. Ambassador Hoagland commented that Embassy Dushanbe has worked hard to change Washington stereotypes about Tajikistan, but Capitol Hill seldom sees diplomatic reporting and relies more generally on media accounts and information from groups with special interests. Both Ambassadors agreed that it would be useful for CoDels and StaffDels to visit Tajikistan so that they could gain first-hand, accurate information. ~

EXCEPT RUSSIA IS AN EVER BIGGER PROBLEM

9. (S) At the end of the meeting, the Ambassador and Zaripov had a one-on-one pull-aside in the Embassy garden apart from Rajabov. The Ambassador repeated that the latest Tajik diplomatic note requesting excessive information about U.S. NGOs in Tajikistan is ominous and disturbing. He is seeking guidance from Washington before responding. He asked for Zaripov's candid assessment. Zaripov counseled go-slow caution. He volunteered that President Rahmonov is subject to a drumbeat of anti-U.S. attacks from the Ministry of Security prodded by Moscow - not only from Russian mass media (ref B), but also from the Russian-dominated Tajik Ministry of Security. Zaripov said the message from Moscow, especially via the Ministry of Security, is that the United States wants to overthrow Rahmonov, kick the Russians out of their military base, and expand U.S. influence from Afghanistan into Tajikistan as a link to "U.S.-dominated Kyrgyzstan." The U.S. goal in this scenario is "a string of anti-Russia military bases from Baghram to Manas."

10. (S) Zaripov continued the anti-U.S.-NGO drive - especially against National Democratic Institute, Freedom House, and InterNews - comes directly from Moscow. Rahmonov is trying to maintain an uneasy balance by not registering these three NGOs, but also by allowing them to continue to operate. Zaripov concluded that he sincerely hoped the timing of the new diplomatic note about U.S. NGOs - which he in fact did know about but did not want to discuss in front of Rajabov - was simply coincidental to Rahmonov's October 7-9 meetings in Moscow and St. Petersburg with Putin.

11. (S) Zaripov elaborated on his earlier comment about the danger of being involved in "big business." He confirmed the AES report (ref C) that then-Tajik PermRep to the UN Rashid Alimov had tried strenuously to prevent the meeting in New York between Rahmonov and the AES CEO, arguing to Rahmonov that the U.S. Government is maneuvering AES to wreck Russian-Tajik hydropower cooperation and push Russia out of Tajikistan. Zaripov recounted that he had taken Rahmonov aside and had "a shouting match with him." He said, "I was willing to be fired, or even go to prison." But he convinced Rahmonov to hear out AES, and Rahmonov has now apparently accepted the idea of AES-RAO UES cooperation. (COMMENT: Although Zaripov's version may be somewhat self-serving, it rings true with many other disparate details we continue to pick up. Russia is playing hardball to limit the influence of the United States in Tajikistan. END COMMENT.

HOAGLAND NNNN
 
Хроника успеха и провала тайной дипломатии США на материале «киргизского досье»
«Мы бы хотели, чтобы вы нашли наилучшие пути для помощи оппозиции», - умоляла в 2009 году американское посольство Роза Отунбаева. Но в то время американские дипломаты уже сделали свою ставку, которая, как оказалось, была неверной. В апреле 2010 года в Киргизии произошли массовые беспорядки, в результате которых режим Курманбека Бакиева пал, а новым президентом стала как раз Роза Отунбаева.
Депеши американского посольства в Бишкеке и некоторые директивы Госдепартамента, которые «РР» получил от WikiLeaks, позволяют реконструировать методы и цели американской дипломатии в период с победы «тюльпановой революции» в марте 2005 года вплоть до событий, предшествующих падению режима Бакиева.

2006. «Водка, сигареты, сотовые телефоны»

С начала 2006 года коалиция «тюльпановой революции» начала разрушаться, а Курманбек Бакиев – избавляться от союзников и вводить в администрацию своих людей. Роза Отунбаева, перешедшая в оппозицию, обвинила Бакиева, как докладывает в Госдеп американский посол в ноябре, в «полном развале правительства, создании напряжения в силовых структурах из-за наполнения их «кадрами с Юга» и провоцировании религиозного экстремизма из-за обращений к «братьям по вере», в том числе для помощи в контроле за протестующей улицей.

- У страны неправильный лидер, с марта 2005 года ничего на самом деле не изменилось. Как и при Акаеве, весь большой бизнес – водка, сигареты, сотовые телефоны - в руках Бакиева или его приближенных, - сетовала Отунбаева в разговоре с послом

Роза Отунбаева, как и все другие лидеры оппозиции, ведут на протяжении года активные консультации в американском посольстве, особенно перед протестами в мае и ноябре. Обсуждается всё, в том числе мелкие детали проведения акций, а не только их численность, время и цели.

«Посол спросил, как «За реформы» готовились к акциям протеста, и Отунбаева ответила, что они готовы к длительным акциям, купили тенты, файеры и пр.». Оппозиция, видимо, полагала, что американцы могут надавить на Бакиева, но целью посольства было удержание стабильности.

В ноябре посол резюмирует: «Критика Атанбаева, Текебаева и Отунбаевой в отношении Бакиева и его администрации ясна и детальна… Но они не могут ясно сказать, почему Бакиев, избранный только год назад, может уйти в результате протестов, и у них нет ни малейшей идеи, что именно они будут делать, если тот все-таки уйдет».

Зато в начале 2007 года уходит в отставку Феликс Кулов, и Бакиев получает полноту власти в администрации и правительстве.



2007 сентябрь. Максим Бакиев и «максимизация» бизнеса

В 2007 году посольство США в Киргизии, видимо, нащупывает хороший крючок для влияния на дела в стране. Депеша от 18 сентября поначалу выглядит как отчет о притеснении прав иностранных инвесторов. Тогдашний посол США в Киргизии Мария Йованович пишет о разговоре с 63-летним итальянским бизнесменом Жоржио Фиаккони, который 13 лет не без проблем работал в Киргизии, и вот сейчас его принудили продать Киргиз Кредит Банк сыну президента Максиму Бакиеву. Фиаккони, похоже, человек крепкий, владелец не только банка, но и ЦУМа, англоязычной газеты, ресторана, он уже сидел в тюрьме после «тюльпановой революции», но сумел выйти на свободу. Но интерес посла далеко не ограничивается этими драматическими событиями.

В поле зрения посла попадает связь латвийского бизнесмена Валерия Белоконя, и Максима Бакиева на почве бизнес-интересов в банковской сфере, в том числе и в отношении «приобретения» чужих активов. Белоконь как раз был обижен на действия Центробанка России, который отозвал лицензию Банка Ибериус по подозрению в отмывании денег. Банк работал с клиентами России, странах Балтии и Киргизии, и обеспечивал масштабные переводы в оффшоры. Именно ужесточения контроля за банковской сферой в России, по мнению посла, вынудила Белоконя сосредоточиться на киргизских активах. Проблемы в России и интересы в Киргизии сделали его особо интересной фигурой для посольства. Посол отмечает: пока старший Бакиев у власти, «политически слабому» Центральному Банку этой страны трудно противостоять финансовым интересам Белоконя под прикрытием Максима Бакиева.

Собеседник посольства Энди Льюис, комментируя «наезд» на Фиаккони, говорит: «Максим Бакиев достиг большего за три месяца, чем его предшественник за годы». Посол поясняет, что «предшественник» - это сын прошлого президента Киргизии Айдар Акаев, который тоже имел интересы в бизнесе, но все-таки не настолько обширные.

В заключение посол сообщает в Госдеп, что «Белоконь ранее пытался организовать для Максима Бакиева встречи в Вашингтоне». Встречи, как видно из дальнейшего, состоялись.



2007-2008: Досье на «идеального» премьер-министра

Курманбек Бакиев, чей клан утвердился во всех органах власти, начинает расставлять акценты внутри клана. Как сразу замечает посол, новый премьер-министр Игорь Чудинов – человек именно Максима.

«Представитель коммунистической номенклатуры и бизнесмен, Чудинов взлетел на руководящую позицию в киргизской национальной газовой компании в результате «тюльпановой революции» марта 2005 года, а впоследствии возглавил министерство промышленности, топлива и энергетики… В дополнении к бизнес-связям с семьей, Чудинов – идеальный премьер-министр для президента Бакиева. Он этнический русский, у него нет самостоятельной политической базы, и соответственно он не будет угрожать интересам семьи Бакиевых. Статус «внешнего» человека позволит ему пойти на повышение тарифов на газ и электричество, что в интересах семьи, которая планирует «приватизацию» активов в энергетическом секторе… Быстрое восхождение Чудинова породило множество спекуляций относительно его связей с семьей Бакиевых, особенно с младшим сыном президента Максимом. Имя Максима Бакиева ассоциируется с различными бизнесами в банковском и телекоммуникационном секторе Киргизии. Похоже, его интересы простираются и в киргизский энергетический сектор, который страдает от «технических потерь» и воровства.



Январь 2009: Русский поверенный и Татьяна Бакиева

Посол США в Киргизии описывает в депеше от 13 января интересный пример соперничества дипломатических служб. Речь идет вроде как о церковном мероприятии: благословении семи новых колоколов Церкви Рождества Богоматери в селе Ленинское, которое тем не менее имеет политическое звучание – событие масштаба страны для русского и православного населения. Главным гостем должна была стать жена президента Киргизии Татьяна Бакиева, русская по национальности. Причем посол замечает: «Появление Первой Леди было заметным, поскольку она редко выходит на публику и могла бы стать мотором для увеличения популярности правящей семьи. Событие, однако, была частично украдено русскими, которые предприняли корявые усилия для продвижения российских интересов».

Что же произошло? Эту историю посол узнает со слов русского предпринимателя Владимира Кирика, который давно работает в Киргизии и явился спонсором этого события. С одной стороны он говорит, что православная Церковь Киргизии настаивала на том, что это должно быть «простая церемония для верующих, без превращения ее в «про-бакиевское» политическое мероприятие». С этим Кирик был согласен, но в итоге получилось совсем не по плану. «Согласно Кирику, только Первая Леди должна была взойти на трибуну. Вместо этого русский поверенный в делах приехал раньше и самовольно взошел туда сам».

Это небольшой эпизод официальную атмосферу дипломатического сражения между Россией и США по поводу Киргизии и главное – американской военной базы «Манас», чье значение выросло после того, как Узбекистан попросил американских военных уйти. И это при том, что США нужен был центральноазиатский военный транзит в Афганистан, война в котором после прихода к власти Барака Обамы стала важнее Ирака.



Июнь 2009: «Мы получили приказ прямо от американского президента»

3 февраля Курманбек Бакиев обещает закрыть американскую базу и получает от России обещание предоставить кредит в размере 1.7 миллиардов долларов. 19 февраля 2009 г. киргизский парламент проголосовал за закрытие базы. Но к лету становится ясно, что база остается, что Россия поняла даже не как нарушение договоренностей, а просто как криминальное «кидалово». Данная депеша относится к событиям, произошедшим за два дня до подписания американо-киргизского соглашения о «Центре транзитных перевозок» (переименованной базе «Манас»), и наглядно демонстрирует полукриминальную атмосферу, в которой принимались тогда в Киргизии политические решения.

«Политическая и бизнес-элита Кыргызстана собралась на берегу озера Иссык-Куль вечером 20 июня, чтобы отпраздновать открытие нового отеля «Витязь», принадлежащего Максиму Бакиеву, сыну президента, - пишет поверенный в делах посольства США Ли Литценбергер. - Сотрудник посольства был неожиданно включён в состав приглашённых на мероприятие среди примерно 200 других гостей после путешествия на Иссык-Куль c директором Государственного агентства по физической культуре и спорту Александром Войновым. Войнов сказал, что от него требовалось появиться на открытии отеля вместе с другими чиновниками в ранге министра, членами парламента и областными губернаторами. Войнов заявил, что ведущих бизнесменов «пригласили» купить входные билеты на мероприятие за 10-15 тысяч долларов, чтобы профинансировать открытие. Войнов прокомментировал, что «правительственные официальные лица и бизнесмены могли из принципа отказаться прийти, но тогда их работа и бизнес-интересы оказались бы в опасности».

Понятно, что посольский поверенный присматривается к всемогущему Максиму Бакиеву, который к этому времени нашел общий язык с влиятельными лицами в Вашингтоне, к чему и стремился, судя по прошлым депешам. Посольство в Бишкеке еще прямо не работало с Максимом, но уже готовится. Ли Литценбергер имеет вкус и литературный талант к описанию восточных нравов:

«Центром мероприятия был не отель, о котором почти все присутствующие говорили, что претенциозен и вульгарен, а Максим и его окружение. Максим прибыл в соседний аэропорт на частном самолёте, приехал в отель в большой автоколонне в сопровождении полиции и передвигался на вечеринке в окружении восьми телохранителей. Максим находился среди гостей со своей официальной женой Айжаной (широко известно, что у него есть любовница) с одной стороны и премьер-министром Игорем Чудиновым с другой. Ни Айжана, ни Чудинов, похоже, не были в восторге от такой роли. Многие бизнесмены, похоже, страстно желали выслужиться перед Максимом и ждали в нервном напряжении приезда человека, которого они называли «босс». Бизнесмены стояли навытяжку, когда Максим проходил рядом, но многие делали ехидные комментарии, как только он удалялся. Один бизнесмен спросил: «В какой стране мы живём, если все мы, включая беднягу Игоря (Чудинова) вынуждены вилять хвостом перед сыном только чтобы оставаться в бизнесе?»…Войнов прокомментировал, что Максиму действительно нужна усиленная охрана, учитывая то, что он отнял бизнес у многих людей в стране».

И, конечно, поверенный в делах присматривается к российскому послу и к той реакции, которая имеет союз США с Бакиевыми по поводу базы «Манас». Россия в курсе договоренностей, посол не удивлен, но очевидно зол:

«Российский посол Власов легко вписался в среду киргизской политической и бизнес-элиты, рассказывая истории, задавая вопросы, выпивая водку и танцуя под поп-музыку. Многие гости вели себя с ним как с хорошим другом. Один из членов киргизского парламента подбежал к Власову со словами: «Мы получили приказ прямо от американского президента. Все так и будет (авиабаза «Манас» останется открытой), но ты должен знать, что это всё из-за денег. Мы пока ничего не можем сделать». Власов не выглядел удивлённым, но ответил резко: «Я знаю, что дело в деньгах, но мне нужны все детали про деньги».



13 июля 2009: Окончательный поворот США к Максиму

Первая встреча представителей американского посольства с Максимом Бакиевым прошла за 10 дней до президентских выборов. 13 июля мы можем считать датой, когда США приняли окончательное решение по поводу теперь уже и официальной поддержки действующего режима. Накануне этой встречи состоялся, как отмечается в депеше, «очень успешный» визит заместителя госсекретаря США Уильяма Бернса в Бишкек – стороны окончательно договорились о режиме использования американской войной базы в Манасе.

«[Министр иностранных дел Киргизии] Сарбаев позвонил поверенному, чтобы пригласить его на ужин тем же вечером. Он дал понять, что к ним присоединится «третья сторона», и, говоря обиняками, донёс сообщение, что этой стороной будет Максим. «Мы отметим, будут сигары и виски», — добавил он».

Встреча была обставлена с такой секретностью и таинственностью, как будто встречались заговорщики или шпионы: «Перед тем, как сесть за стол, Максим и Сарбаев выключили свои мобильные телефоны (последний также вытащил аккумулятор и SIM-карту, заметив, что для него обычная практика.)»

Наблюдательный поверенный сразу понимает, кто за столом главный: «Сарбаев вёл себя с Максимом чрезвычайно почтительно, равно как и официанты. Суши на ужин были сервированы на отдельной тарелке для Максима и на общем блюде для министра и поверенного. Когда принесли тарелки, Максим выглядел недовольным и сказал: «Можно было принести одно блюдо для всех». В какой-то момент Максим предложил поверенному огня, чтобы прикурить сигару, и у Сарбаева чуть глаза на лоб не вылезли, когда он увидел, что Максим потянулся к поверенному с этим жестом».

Из этой депеши видно, что ставка на Максима была сделана в Вашингтоне, а не посольством на месте, а посольский поверенный просто начинает выполнять новый курс Госдепартамента: «После обмена любезностями поверенный поблагодарил Максима за поддержку новых договорённостей о Транзитном центре. Сарбаев быстро вмешался: «Я рассказал ему о вашей роли». Максим заявил, что через американских «друзей» в Вашингтоне он договорился об основных постулатах нового соглашения («имя сменить, операцию оставить») ещё до апрельского приезда американской переговорной команды. В какой-то момент, сказал Максим, когда американская сторона сопротивлялась предложению киргизов заменить все отсылки к «военному персоналу» термином «Отдел защитного персонала», Максим звонил «друзьям» в Вашингтоне, чтобы уладить проблему. Максим заявил, что Вашингтон проинструктировал свою переговорную команду, велев принять киргизское предложение».

Что касается самого Максима Бакиева, то он ведет себя с американцами так, как будто точно знает, что антироссийская бравада им нравится, и в этом смысле работает над созданием доверительных отношений. «Максим, явно польщённый своей ролью в том, что удалось перехитрить Москву, рассказал поверенному анекдот. Сидят Путин и Медведев. Медведев говорит: «Володя, что эти киргизы с нами сделали!» Путин отвечает: «Я знаю, Дима, я знаю, поверить невозможно! Но я об этом подумал, и у меня есть идея. Почему бы нам не назвать нашу военно-морскую базу в Севастополе аквапарком?"

Но Максим пытается создать «доверительные отношения», манипулирует собеседниками настолько грубо, что Ли Литценбергер понимает цену ему как человеку и трезво оценивает его браваду: «Максим сказал, что делал бизнес в России, но два года назад, увидев, какие русские двуличные и грубые, свернул все свои операции там». Но за этим следует комментарий поверенного: «Лидеры оппозиции утверждают, что тогдашний президент Путин пожаловался напрямую Курманбеку Бакиеву на далеко не благородные делишки Максима в России и сказал президенту, что его сыну в России больше не рады».

Однако посольство в Киргизии уже понимает генеральную линию, в том духе, что Максим – сукин сын, но зато наш сукин сын: «В последнее время у посольства не было контактов с Максимом в связи с его неофициальным статусом и широко распространёнными слухами о его сомнительных попытках получить финансовый контроль над многими секторами бизнеса. Как бы то ни было, после соглашения по новому Центру транзитных перевозок благосклонная позиция Максима относительно США может принести пользу нашим интересам».

Сын президента, монопольный владелец многих крупных бизнесов в Киргизии, нуждающийся в легитимации своих капиталов на западе, да еще и с явными бизнес-проблемами в России – идеальный объект для вербовки.



25 июля 2009: «Строить больше полей для гольфа»

23 июля 2009 года в Кыргызстане были проведены президентские выборы. Курманбек Бакиев получил около 90% голосов избирателей при явке в 80%. Такие впечатляющие результаты возможны только в ситуации полного отсутствия конкуренции и абсолютно авторитарной власти. В данном случае, вероятно, результат был продуктом фальсификаций, а не мощной поддержки авторитарного лидера, поскольку президент, имеющий якобы «всенародную» поддержку, меньше, чем через год вынужден будет бежать из страны в результате массового недовольства и беспорядков.

Через два дня после эти «демократических выборов» посол США в Киргизии Татьяна Гфеллер завтракает с «предвыборной командой», как она это называет, включающей Максима Бакиева и Кадырбека Сарбаева. Посол Гфеллер то ли не имеет столь выдающихся литературных талантов, как поверенный Ли Литценбергер, то ли чувствует, что уже не время описывать дикие нравы семьи Бакиева, и ограничивается формальной записью бесед:

«Максим сказал послу, что ЦИК получила совет не засчитывать любые сомнительные протоколы… Он сказал, что если наблюдатели не подписали протокол, или есть споры об их количестве, ЦИК отбросит такие протоколы. Однако, делает вывод Максим, «не имеет значения, получит ли [его папа] 55% или 85% голосов, президент Бакиев переизбран».

Посла не интересует, в качестве кого Максим дает советы ЦИК, не высказывает беспокойства по поводу демократических процедур, ее интересуют будущие «реформы» своих союзников. Но «реформы», как и демократия, одна из стандартных тем американской дипломатии, в данном случае получает скорее комическое развитие:

«И Максим, и министр иностранных дел интересуются китайской моделью экономических реформ, и ищут пути импорта китайских экономических условий в Кыргыстан», - пишет посол. Но дальше за этими банальными благими пожеланиями следуют и вообще «гениальные» рецепты от Максима: «Может быть, предложил он, строительство большего количества полей для гольфа привлечет больше иностранных бизнесменов». То есть в страну, где крупный бизнес постоянно «экспроприируется» в пользу правящей семьи, в том числе, как мы видели ранее, и иностранный, бизнес придет поиграть в гольф.

Несмотря на все эти несуразицы посол делает вывод: «Максим часто рассматривается как лидер вроде бы прозападного лагеря в президентской семье, и он, согласно близким источникам, находится в конкуренции за внимание отца с пророссийской, анти-реформистской партией, возглавляемой его дядей Жанышем». То есть, свой человек, и даже сторонник реформ.



27 июля 2009: Американская речь для киргизского президента

«Госдепартамент предписывает посольству доставить тезисы, описанные в параграфах 2-10 правительству Киргизской Республики во вторник 28 июля и отчитаться о доставке в тот же день», - так начинается удивительный документ, который трудно интерпретировать как либо иначе, кроме как руководство к действию и шпаргалка для публичных выступлений, написанная в Вашингтоне специально для киргизского руководства,. Повод – так называемо «дело Хатфилда», дело об убийстве гражданина Киргизии, водителя грузовика Александра Иванова на пропускном пункте авиабазы «Манас» в декабре 2006 года.

С этого дела в 2006 году и начался процесс попыток пересмотра Киргизией договора об авиабазе «Манас», удаления из договора пункта о неподсудности американских военных местным властям, об увеличении платы за аренду и, наконец, о ликвидации базы. Этот процесс был собственно и остановлен на завершающей стадии союзом США с семьей Бакиевых, вернее с той ее частью, которую возглавлял Максим.

В июле 2009 года подписан договор о продлении пребывания базы (под именем «Транзитный центр»), и только что прошли президентские выборы. Курманбек Бакиев должен был благодарен США за признание его власти, не болтать лишнего и правильно отреагировать на прекращение разбирательства против старшего пилота Захарии Хатфилда, который застрелил водителя Иванова, вроде бы из-за того, что обнаружил при нем ножик.

Дело закрыто, и теперь правительство Киргизии должно помалкивать, а в случае чего давать правильные ответы, которые расписаны в директиве Госдепа с пометками «если спросят», «если будут настаивать», «если будут настаивать дальше».



Октябрь 2009: «Наши усилия в поддержку оппозиции не будут иметь результата»

С начала 2009 года и особенно после президентских выборов депеши содержат натуральные мольбы со стороны оппозиции о помощи. Помощи даже не в их претензиях на участие во власти, а просто в обеспечении физической безопасности: «Роза Отунбаева, бывший министр иностранных дел, а ныне член парламента от социал-демократической партии на встрече с поверенным выступила с критикой США и ОБСЕ и других западных стран за то, что они отреагировали молчанием на фальсификацию выборов… Роза Отунбаева рассказывает, что сломлена, расколота и в целом подавлена, многие лидеры в тюрьме или под следствием. Лидер Партии зеленых Эркин Булекбаев за решеткой с апреля. Бывший министр иностранных дел Аликбек Жекшенкулов ушел из политики после того, как шесть месяцев провел в тюрьме. Лидер парламентской фракции социал-демократов Бакыт Бешимов, как многие утверждают, сбежал в США, а депутат от социал-демократов, чей иммунитет был только что снят парламентом, скрывается»

И как же на эту картину репрессий реагирует посольство США, развитие демократии и реформы для которого всегда были главной темой для разговоров? Посол прямо сообщает в депеше, что ничего сделать нельзя: «Мы продолжим обсуждать обращение с оппозицией на непубличных встречах с правительством, но маловероятно, что наши усилия будут иметь значительный эффект в среднесрочной перспективе».

Заметим, что США на этот момент имеют в руках все инструменты манипулирования режимом Бакиева, и включают их, когда действительно этого хотят, как было продемонстрировано в случае с базой или «делом Хатфилда». Но в данном случае видно, что им выгоднее укрепить связи с семьей Бакиева, а не испытывать их по «незначительным» поводам.



Ноябрь 2009: «Дергать российского тигра за хвост»

Наконец-то Максим Бакиев стал официальным лицом, с которым удобно общаться посольству. Он возглавил Центральное агентство по развитию инвестиций и инноваций ЦАРИИ (так сказать, «приватизационное» агентство, которое было создано специально под Максима и должно было заведовать различными «полями для гольфа»: телекомом и энергетикой). Причем отношения начинают развиваться, Максим предлагает США создать новый военный «тренировочный центр» в Баткене, что на юге страны, то есть фактически вторую военную базу: «Бакиев сделал акцент на том, что этот центр должен сохранять «интернациональный» характер, намекая на то, что соседи Киргизии, включая Узбекистан, могут выступить против создания тренировочного центра вблизи узбекской границы»

Но тут посол Татьяна Гфеллер задала отличный вопрос о том, понимает ли Максим, что «дергает российского тигра за хвост», выступая с такой инициативой. В ответ тот рассмеялся: «Может быть, этот тигр окажется бумажным в конце концов».

В это время очевидно, как далеко зашел Максим Бакиев, считая что его прикроют «американские друзья» в Вашингтоне. С поверенным посольства он даже пытается предотвратить контроль американцев за создаваемым ими же 20-миллионным Фондом экономического развития. Причем, вместо американцев Максим требует назначить менеджеров, которые за несколько месяцев до этого «освоили» часть российского гранта, полученного в обмен на закрытие базы «Манас»:

«Посольство получило 18 ноября обширные письменные комментарии от аппарата Максима Бакиева на меморандум о создании Фонда экономического развития (ФЭР). В комментариях предлагается убрать USAID (Агентство международного развития США) и его партнеров из руководства Фонда, и заместить их менеджментом Фонда развития Киргизской Республики, который был учрежден правительством доя управления российским грантом в 300 млн долларов в начале этого года».

Предложение слишком похожее на коррупционное, так что посольство запросило встречу у Максима Бакиева, на котором он настаивал на том, чтобы решение по деньгам фонда принимали не американцы. На той же встрече с поверенным Максим рассказал о своих грандиозных планах, например, он называл себя «неолибералом» и обещал «приватизировать все». А так же Максим пытался соблазнить США тем, что однажды они смогут сохранить свой транзитный центр навсегда и даже превратить его в полноценную военную базу.

Депеша заканчивается, впрочем, не выводом о том, что Максим совсем съехал с катушек, но скорее комплиментарным комментарием: «Ясно, что Бакиев имеет влияние и доступ к многим в правительстве. Пока мы будем культивировать отношения с ним аккуратно, эти отношения, скорее всего, принесут существенные дивиденды американскому правительству».



Ноябрь-декабрь 2009: шпионский скандал

Дивиденды действительно были. Пример «хорошего сотрудничества» случился уже в ноябре, причем в тот же день, когда шел разговор о Фонде, и о том, кто именно будет распределять деньги. Американцев беспокоил потенциальный скандал и судьба двух киргизских работников посольства США в Бишкеке, которые были задержаны с поличным при передаче киргизских секретов сотруднику посольства США. Конечно, скандал замяли по требованию посольства – вмешательства Максима и не понадобилось. Но в какой-то момент разговора Максим поинтересовался о деле и о том, чем он может быть полезен. Поверенный в делах пишет: «Мы сказали, что дело еще не полностью разрешено, что нам нужен документ от правительства… формально утверждающий, что уголовное дело против наших сотрудников навсегда прекращено. Бакиев ясно понял наши пожелания и пообещал, что он «поработает с министром иностранных дел, чтобы помочь ему подготовить соответствующий документ».

Вообще этот шпионский эпизод показывает насколько близкими стали отношения США и Киргизии в тот момент, такие дела даже между союзниками заканчиваются подчас скандалами и симметричными высылками дипломатов. В данном случае эпизод даже не просочился в прессу. То есть одна утечка была – сайт segodnia.ru опубликовал часть подробностей (посол даже замечает, что сумел правильно назвать даже имя одного из «шпионов» «Эмиль Чодронов, бывший сотрудник МВД республики, работающий уже несколько лет в службе безопасности посольства США в Бишкеке»). Это утечка очень взволновала американских дипломатов – стало ясно, что далеко не все сотрудники службы безопасности Киргизии готовы работать под диктовку США, и что, по крайней мере, Москва знает подробности инцидента.



Декабрь 2009: «Отунбаева не вызывает доверия»

Посол Татьяна Гфеллер продолжает встречаться не только с Максимом Бакиевым и официальными лицами, но и с оппозицией. Правда, ее лидеры, в том числе и нынешний президент Киргизии Роза Отунбаева, в начале 2009 года выглядели в посольских депешах просто как неудачники и даже как пустословы. Причем в самой беседе поводов для такого презрения, вроде бы, и нет. Отунбаева просто и толково излагает свой взгляд на опасную консолидацию власти в руках Бакиевых и усиление Максима:

«Отунбаева считает, что реформы были движением по консолидации власти в руки президента, и уверена в том, что планируется впоследствии мягкая передача власти кому-то из семьи. Когда посол спросила, кто из семьи Бакиевых может стать преемником, Отунбаева сначала задумалась. Потом ответила, что до последнего времени и сын Максим, и брат президента Жаныш Бакиевы были кандидатами. Далее, как она пояснила, Жаныш проталкивал на должность премьера Данияра Усенова. Из того, что этого не случилось, Отунбаева выводит, что Жаныш больше не является преемником».

Точный вывод сделанный при недостатке информации полностью совпадает с картиной, которую американские дипломаты получали из первых рук. Но в качестве вывода посол пишет: «Как и большая часть политической оппозиции, Отунбаева подавлена и смотрит на события как бы со стороны. Мы в очень малой степени доверяем ее информации, и еще меньше ее анализу».

Удивительно как, казалось бы, искренне американские дипломаты делают свои выводы в полном противоречии с фактами, но зато в соответствии с «линией партии», со ставкой на Максима. Интересно, как президент Роза Отунбаева отреагирует на публикации Wikileaks сумеет ли она все простить – и циничную связь с Бакиевыми, и предательство, и презрение к ней лично.



2010: Мы сейчас уверены, что этот баланс – позитивен

В начале 2010 года посольство США взволновано не судьбой оппозиции и возможным недовольством элит и народа Бакаевыми, а продолжением и углублением тесных связей с режимом. 1 февраля 2010 посол Татьяна Гфеллер пишет рекомендации в Вашингтон: киргизам требуются знаки, которые покажут, что Америка в стране всерьез и надолго, что они не бросят Киргизию, сколько бы Барак Обама не говорил о сворачивании операций в Афганистане:

«Хотя мы и смогли развеять утверждения о том, что политика США в Афганистане означает, будто бы мы покинем эту страну после 2011 года, наши киргизские собеседники опасаются, что в следующие несколько лет Транзитный центр будет больше не нужен, и мы исчезнем. Мы уверены, что русские, потерпевшие поражение в прошлом году (сохранение американской базы, попусту потраченный кредит, президентские выборы, и американский роман с Максимом – РР), продавливают новые тезисы, призванные убедить Киргизию, что США – ненадежный партнер и скоро покинет республику».

Но несмотря на такую обеспокоенность, посол, конечно, считает, что все идет хорошо: «Наши многочисленные встречи с министром иностранных дел Кадырбеком Сарбаевым, директором Центрального агентства развития (и сыном президента Кыргызстана) Максимом Бакиевым, другими официальными лицами Киргизской Республики в последние недели оставили нас со стойким ощущением, что мы проходим «испытательный период» в Кыргызстане. Киргизы сделали важный шаг от своего ближайшего международного партнера, России, и шаг в нашу сторону, согласившись на Транзитный Центр в прошлом году. Прямо сейчас они создают баланс, включающий это решение. Мы сейчас уверены, что этот баланс – позитивен».



Революция

Через три месяца 7 апреля 2010 года разразился бунт. И мало кто стал защищать режим семьи Бакиевых.

— Когда утром поступила информация, что народ разоружил целый автобус со спецназом и двинулся к Белому дому, стало понятно, что дело серьезное, - рассказывал нашему корреспонденту сотрудник милиции Джанибек.

— Что же у вас за спецназ такой, что оружие отдает?

— Ну, наверное, не очень-то они за это оружие держались, — уклончиво отвечает Джанибек. — Так вот, перебросили нас в усиление, мы оцепили Белый дом: спереди выстроились те, что со щитами и в касках — они и пошли на толпу. Но их стали закидывать камнями, и было решено отступить. Мы все укрылись внутри Дома правительства. Когда толпа совсем озверела, я позвонил своим родственникам, чтобы они принесли мне пакет с гражданской одеждой. Они перекинули его через забор позади здания, я быстро переоделся и убежал живой и невредимый. Очень многие так поступили: сзади протестующих было немного — там даже машины выезжать умудрялись.

— А как же приказ?

— Ну, жизнь-то дороже. К тому же мы безоружные, у меня одна дубинка была — что бы я ей сделал?

— А тех, кто уходил, командиры остановить не пытались?

— Командиры и сами уходили… Кто-то из соображений безопасности, кто-то из-за политических взглядов.

Несмотря на сопротивление,оставшихся защитников и снайперов на крыше здания, Белый дом был взят толпой, Генпрокуратура сожжена, парламент разграблен. По официальным данным, погибли 79 человек, около полутора тысяч были ранены.



Документы

2006

NUMBERS, MODESTPLANS

2. (SBU) Opposition leaders in recent days have stated publicly their intention to bring up to 45,000 demonstrators onto Bishkek's main square (Ala-Too Square) on May 27 in support of opposition demands. Although these numbers are certainly exaggerated, opposition leader and former Speaker of Parliament Omurbek Tekebayev told the Ambassador that the opposition hopes to bring out "one and half times" as many people as appeared on the square on April 29 (NOTE: According to Embassy and press estimates, between 6,000-8,000 opposition protesters demonstrated on April 29. The opposition claimed "no less than 20,000, while official Kyrgyz government estimates put the number at 15,000-17,000. END NOTE).

3. (C) Nevertheless, opposition leaders in recent days have backed away from some of their more inflammatory demands. Tekebayev told the press on May 22 that they will not demand Bakiyev's resignation, as Tekebayev had earlier vowed. Tekebayev also told the Ambassador that there will be no more demonstrations following this one until the fall, because "we can't just keep gathering and doing nothing if there are no results." Opposition leader and Parliamentarian Kubatbek Baibolov expressed the same sentiments, telling the Ambassador that he would support the demonstration only reluctantly, because the demonstrations were having no effect on President Bakiyev. Baibolov, Tekebayev and other opposition leaders have notably not made the dire predictions of bloodshed that Post heard frequently in the weeks and days leading up to April 29.

4. (C) Opposition leader Almaz Atambayev told PolOff that the opposition would not initiate any kind of violence on May 27, and would not storm the White House. Reverting back to his usual bluster, however, Atambayev said that if the government provokes a violent clash with the opposition, "we won't be able to hold our people back, and President Bakiyev won't be president anymore after May 27."

BUT POTENTIAL FOR TROUBLE REMAINS

5. (C) However, the government nevertheless seems intent on spoiling opposition plans. On May 22, the Defense Minister - taking a tried-and-true tactic from the Akayev playbook - announced that the Ministry of Defense would celebrate Armed Forces and Border Guards Day with a concert and ballroom dancing contest on Ala-Too Square on May 27 (despite the fact BISHKEK 00000766 002 OF 003 that Armed Forces and Border Guards Day is on May 28). The Minister claimed that the event had been in the works for months, and said the opposition would have to hold its demonstration elsewhere.

6. (SBU) On May 23, civil society leader and protest organizer Asiya Sassykbayeva told PolOff that the opposition had decided to forge ahead with its plans to demonstrate on Ala-Too Square, regardless of the government-sponsored concert. She said organizers had agreed late on May 22 (following the MOD announcement) that the protest will begin at 1100 on May 27, and if the concert is not finished by then, demonstrators "will stand by and watch the concert, then begin the protest when the concert ends." Atambayev later outlined to PolOff essentially the same plans. Sassykbayeva dismissed concerns over a potential clash between demonstrators and police forces trying to prevent them from reaching the square, claiming that the opposition and MVD "will work everything out in advance, just like we did for April 29." Head of the opposition Ar-Namys party Emil Aliyev outlined the same scenario, and said the opposition would "under no circumstances" back away from plans to hold the demonstration on Ala-Too square. However, Aliyev also said he was unconcerned over the potential for violence.

7. (C) But even before the Defense Minister announced plans to hold the concert on May 27, some in the government appeared worried about the potential for violence on May 27. The Interior Minister approached the RSO at a funeral on May 19 and asked the Embassy to approach the opposition and call for restraint on May 27. The RSO told the Minister that it was standard Embassy policy to always urge restraint on both sides. However, when the RSO called mid-level MVD contacts to inquire about plans for May 27, MVD officials were unaware of MOD plans to hold a concert on the square on May 27, despite the fact the MOD announcement was clearly meant to draw a line in the sand for the opposition.

8. (C) Nevertheless, during a chance encounter with the Ambassador on the steps of the White House on May 23, Sutalinov said he would begin talks with opposition leaders on May 24 in an effort to ensure a peaceful May 27. He said the MOD concert would end by 1100, at which time demonstrators would take to the square. Sutalinov was unconcerned about the possibility of a clash between police forces and demonstrators, but said he couldn't rule out the possibility of an extremist group such as the Islamic Movement of Uzbekistan (IMU) disrupting the demonstration in order to cause instability in the country. Sutalinov said police had recently arrested a deputy imam in Jalalabad Oblast for possession of explosives, and cited this as the basis for his concern about extremists.

9. (C) COMMENT: There is no question that tensions in Bishkek are markedly lower than during the run-up to the April 29 demonstration, with neither side making the kinds of dire predictions that we heard frequently in the weeks before April 29. Nevertheless, neither the government nor the opposition appear willing at this point to back away from their plans to be present at the square on May 27, increasing the likelihood of some kind of showdown in the days before or on May 27. It's unfortunate that the government chose this path ) the Defense Minister's claim that the Armed Forces Day celebration had been in the works for month was a lie no one in Bishkek believes. Scheduling concerts, children's events and the like at the same time as opposition events is an old Akayev trick. Fortunately, the Interior Minister and his First Deputy are trusted by the opposition, and seem genuinely interested in avoiding any kind of violence on May 27. The Interior Minister's statement that he will meet with the opposition regarding the sequence of events on May 27 is also reassuring. As they have so many times in the past, the Kyrgyz will likely salvage a peaceful conclusion from a BISHKEK 00000766 003 OF 003 potentially conflict-ridden situation, although there are likely to be some tense moments in the coming days.

YOVANOVITCH



Tekebayev added that law had lost its meaning under Bakiyev. Atambayev said that merely changing presidents would not be enough; the opposition, therefore, wanted a new constitution that would protect from authoritarian rule. Planning for November 2

4. (C) Atambayev said that the opposition had decided to go forward with the mass protest on November 2 because no one BISHKEK 00001517 002.2 OF 003 trusted Bakiyev's written or spoken pledges. The protest was a "last chance" for the country that would force Bakiyev either to reform or to resign. If the opposition delayed action until the spring, Atambayev feared that the government would use the time to put the opposition leaders "behind bars, one by one."

5. (C) Asked what would happen on November 2, Atambayev acknowledged that there could be bloodshed. He claimed that Bakiyev's son, Maxim, had delivered threats to MPs from the south, and that Janesh Bakiyev had opened an office in Bishkek to direct the MVD and SNB in using force against the rally. Atambayev also predicted, however, that a large number of law enforcement personnel would join the protesters in demanding that the government resign. DAS Feigenbaum registered his concerns that there be no violence at the protest, and that protest and response be conducted legally and constitutionally.

6. (C) DAS Feigenbaum asked why the opposition expected Bakiyev to resign in the face of a protest, and Atambayev replied that it was clear that Bakiyev would have to reform or resign. Atambayev said he had spoken to the President's Chief of Staff Abdyldayev, and there was still some chance of compromise. Atambayev claimed Bakiyev had said that he would agree to constitutional reform, as long as Kulov were not Prime Minister, and he added that Kulov hoped for reform without Bakiyev as President. But if Bakiyev refused to accede to the opposition's demands, then he would "have" to resign, because he had lost support throughout the country. Atambayev added that Prime Minister Kulov would also have to resign, having "missed his time," unless he took "extraordinary steps" within the week. And Then What?

7. (C) Atambayev said that once Bakiyev and Kulov were driven from power, the parliament would adopt within a few days a new constitution based on the June 2005 draft. DAS Feigenbaum asked whether there was a difference between the current impasse and the March 2005 protests that drove an elected president from office by extra-constitutional means, and Atambayev said that putting Bakiyev in power had been a mistake. Tekebayev said that, unfortunately, they would have to violate the constitution a second time to save the country, but this time they would not make the mistake of waiting to enact reforms. DAS Feigenbaum said that who runs the country and what type of constitution are matters for the Kyrgyz to decide, but we were concerned that any process be lawful, open, transparent, non-violent, and accepted by the Kyrgyz people. Otunbayeva: Nothing Has Changed

8. (C) In an October 18 meeting, former Ambassador to the United States and "For Reforms" supporter Roza Otunbayeva told DAS Feigenbaum and the Ambassador that November 2 would be the "second part" of Kyrgyzstan's revolution. The country got the "wrong leader" in March 2005, and nothing changed. As with Akayev, all of the big industries -- vodka, cigarettes, cell phones -- were in Bakiyev's hands or the hands of his close associates. Bakiyev had no interest in changing the constitution, she said, because he liked "Akayev's mandate." If certain reforms were undertaken -- transferring the SNB, tax, and customs from the President to the government; calling back Bakiyev's brothers from diplomatic service; finishing the Aksy investigation; and properly sending a draft constitution to Parliament -- then there would be no need for the November 2 protest. But there was no sign of compromise from the President, just the offer of jobs to buy off the opposition's leadership. BISHKEK 00001517 003.2 OF 003

9. (C) Asked why she had decided to support "For Reforms," Otunbayeva said she realized that "there was no other way." Otunbayeva accused Bakiyev of completely mismanaging the government, creating tensions in the law enforcement agencies by filling the high jobs with the "southern cadres," and provoking religious fundamentalism by addressing "our believers" with guns. Otunbayeva added that there was a "poor design" of presidential power, as Bakiyev had poor relations with Prime Minister Kulov, State Secretary Madumarov, and Chief of Staff Abdyldayev. In any event, the opposition had to act, because the people blamed them for bringing Bakiyev to power ("It was Beknazarov's fault," she said), and she would use her constitutional right to "go to the street and protest." November 2 would be the "second stage" of the revolution.

10. (C) DAS Feigenbaum asked how broad was For Reforms' following, and Otunbayeva replied that movement included few or no ethnic Russians, and she raised concerns that southerners might resent the push to remove Bakiyev -- the first southerner to lead Kyrgyzstan. The Ambassador asked how long For Reforms was prepared to carry on the protest, and Otunbayeva said they were committed to stay, that they had bought tents, flashlights, and other supplies, and that they were working on the scenario for round-the-clock protests. Otunbayeva said that whether the event would be peaceful depended on the government, and there were troubling signs: the head of the state railroad was preparing detention facilities, and pro-government employees from the electric company were being organized. Otunbayeva also worried that some groups might use the protest to settle other scores, such as Chui Oblast residents going against "squatters" from the south. Again, DAS Feigenbaum stressed that any protest be lawful, constitutional, and non-violent.

COMMENT

11. (C) Atambayev, Tekebayev, and Otunbayeva were very clear as they detailed their criticisms of President Bakiyev and his administration, and as they made the case for urgent reforms. They could not explain as clearly why Bakiyev, having been elected last year, would resign in the face of the opposition's protests, and they had little idea what they would do if he did. The talk of possible violence was disturbing, and we will continue to urge government and opposition interlocutors that both sides act with restraint, and that any protest action be lawful and non-violent. END COMMENT.

YOVANOVITCH



2007

C O N F I D E N T I A L SECTION 01 OF 03 BISHKEK 001155 SIPDIS SIPDIS DEPT FOR SCA/CEN (GEHRENBECK) TREASURY FOR JEFF BAKER E.O. 12958: DECL: 09/18/2017 TAGS: EFIN, PGOV, KCOR, ECON, EINV, PINR, KG SUBJECT: "MAXIMIZING" BUSINESS IN THE KYRGYZ REPUBLIC BISHKEK 00001155 001.2 OF 003 Classified By: Ambassador Marie Yovanovitch for Reasons 1.4 (b) and (d)

1. (C) Summary: A prominent ex-pat businessman, Giorgio Fiacconi, has reportedly been forced to sell his Kyrgyz Credit Bank (KCB) to a close business associate of Kyrgyz President Kurmanbek Bakiyev's son, Maxim. The associate, Latvian businessman Valery Belokon, has also acquired the failed "Insan" bank, which he has rebranded "Manas" bank, and, according to Belokon, will attract $200 million in assets during its first year of operations. Belokon's increased Kyrgyz banking profile follows the reported crackdown by Russian authorities on a Russian bank implicated in the funneling of significant sums among Latvian, Kyrgyz and other financial institutions. Given his ties, through Maxim Bakiyev, to the Kyrgyz leadership, and given the political weakness of the Kyrgyz Central Bank, Belokon's Kyrgyz activities merit special scrutiny. End Summary.

Giorgio Fiacconi's Kyrgyz Portfolio

2. (SBU) Giorgio Fiacconi, a 63-year-old Italian citizen, has nurtured a significant business portfolio in Kyrgyzstan over the past 13 years. At the beginning of 2007, Fiacconi held a significant stake in a large shopping complex (Tsum), owned the Kyrgyz Credit Bank, controlled an English-language newspaper (Times of Central Asia), was proprietor of an Italian restaurant, and likely held other interests arising from his earlier work renovating what is now the Bishkek Hyatt. Given his extensive holdings, Fiacconi has long attracted (often unwanted) attention from Kyrgyz authorities. After the 2005 "revolution," Fiacconi was jailed, but eventually released following judicial actions and international pressure.

Acting without Consultations

3. (C) Earlier this year, Fiacconi quietly sold his stake in Tsum to Kazakh investors. Once the sale became public SIPDIS knowledge in August, Fiacconi suddenly faced tax evasion charges. In a subsequent court hearing, he suffered an angina attack and was admitted to hospital. While in the hospital, Fiacconi advised emboff that he was in "trouble" for "insulting senior people" by selling his Tsum shares "without consultations." Without uttering the name of his principal adversary, he confirmed that it was "M.B., Jr." (Note: "M.B., Jr." likely corresponds to President Bakiyev's younger son, Maxim. End note.) Fiacconi added that the tax evasion charges arose from a loan which he received from an Italian bank to finance his business activities. Kyrgyz officials, he noted, now consider the loan a "gift" subject to taxation. Fiacconi added, however, that three Kyrgyz experts called by the government to validate this interpretation disagreed and supported Fiacconi's position.

Fallout

4. (C) According to Fiacconi, an intermediary informed him that he could "compensate for his mistake" by doing three things: 1) paying a fine for tax evasion, 2) providing financial support to a sport club, and 3) selling his bank. Fiacconi faced an August 24 deadline to acquiesce, or, as he reported to emboff, he would suffer a damaging media broadside, the possible arrest of himself and his employees and the prospect of "physical retribution." Fiacconi said his opponents were "prepared," and he did not plan to mount a defensive media campaign, as he had done in the past. BISHKEK 00001155 002.2 OF 003

Belokon Builds a Banking Network

5. (C) On August 28, Kyrgyz media reported that Valery Belokon, Maxim Bakiyev's Latvian business partner, wanted to open a commercial bank in Kyrgyzstan. (Note: The reports also added that Belokon hoped to open a Kyrgyz "banking school" and expand into mining. End note.) Fiacconi, after his release from the hospital, confirmed to emboff August 28 that he had sold his bank. When asked for details regarding the buyer, Fiacconi advised emboff to read a news summary which only contained information about Belokon's interest in a Kyrgyz bank. There has been no public reporting on the sale of Fiacconi's Kyrgyz Credit Bank.

6. (C) Despite Fiacconi's account, Kyrgyz media have instead focused on Belokon's recent purchase of the failed "Insan" bank, which will be renamed the "Manas" bank. (Note: Belokon's action to acquire Kyrgyz banks roughly coincides with a reported crackdown, by Russian authorities, on the Iberus Russian bank, which has been implicated in the alleged funneling of money between financial institutions in Latvia, Kyrgyzstan and a few other countries. End note.) Belokon announced September 14 that "Manas" bank will have charter capital of 300-500 million soms (roughly $8-13 million) and will have assets of $200 million in the first year of operation. He also revealed that he has spent 100 million euros ($138 million) to equip the bank. (Note: A Kyrgyz Central Bank advisor expressed astonishment to emboff September 13 at the large amount expended on the new bank's equipment. End note.) The Latvian prime minister attended the Bishkek ceremony announcing the launch of Belokon's Kyrgyz bank.

Going for the Gold

7. (SBU) On August 29, Kyrgyz media reported that Maxim Bakiyev had been elected president of the Kyrgyz Wrestling Federation (KWF) at an August 28 "emergency meeting" that followed the "voluntary" resignation of the previous KWF president. (Note: Bakiyev's election to this post enables him to be considered as chairman of the Kyrgyz Olympic Committee. End note.)

Business Community Reaction

8. (C) International Business Council Chairman (and Kumtor Operating Company president) Andy Lewis told emboff August 31 that little could be done about the Fiacconi case other than ensuring that the international business community was aware of what happened. Lewis commented that "Maxim Bakiyev has accomplished more in the past three months than his predecessor did in years." (Note: By predecessor, he means former President Akayev's son Aidar, who took advantage of his father's position in business dealings, one of the reasons for the 2005 "revolution." End note.) Fiacconi's situation follows complaints by a U.S. telecommunications firm of interference by Maxim Bakiyev in GSM-compatible bandwidth licensing.

Comment

9. (C) The raid on Fiacconi's assets is a worrying development. While Maxim Bakiyev, in an interview earlier this year, denied allegations that he controlled any businesses in Kyrgyzstan, he admitted that he works for a Latvian capital management company and identified Belokon as BISHKEK 00001155 003.2 OF 003 a close business partner. Although Fiacconi and other Embassy interlocutors have not explicitly linked Belokon and Maxim Bakiyev jointly to recent developments, their interests would be served by these events. If Belokon's interests have been affected by recent Russian Central Bank activities, then the uptick in Maxim Bakiyev's and Belokon's activities in Kyrgyzstan makes sense. With Maxim Bakiyev's father holding the presidency, the politically weak Kyrgyz Central Bank may have difficulty exercising oversight of Belokon's banking interests. Post will continue to monitor developments.

10. (C) We also note that Belokon has attempted previously to arrange meetings, on Maxim Bakiyev's behalf, in Washington.

YOVANOVITCH



2008

C O N F I D E N T I A L SECTION 01 OF 02 BISHKEK 000005 SIPDIS SIPDIS DEPT FOR SCA/CEN (GEHRENBECK) E.O. 12958: DECL: 01/04/2018 TAGS: PGOV, PREL, PINR, KG SUBJECT: A PROFILE OF NEW KYRGYZ PM IGOR CHUDINOV BISHKEK 00000005 001.2 OF 002 Classified By: Charge d'Affaires Lee Litzenberger for Reasons 1.4 (b) a nd (d)

1. (C) Summary: Kyrgyz President Bakiyev's December 24 appointment of Igor Chudinov as the new Kyrgyz prime minister marks the apex of Chudinov's rapid ascent from relative political obscurity. After years as a communist functionary and businessman, Chudinov secured the top position at the Kyrgyz national natural gas company in the aftermath of the March 2005 "Tulip Revolution" and subsequently took charge of the ministry handling industrial, fuel and energy issues before being tapped for the prime ministerial post. Chudinov's close ties to President Bakiyev's family, especially the President's son Maxim, are believed to overlap with Bakiyev family business interests - to include the Kyrgyz electricity sector. In addition to the business links, Chudinov is an ideal prime minister for President Bakiyev. As an ethnic Russian, he lacks a separate political power base, and thus does not present a challenge to Bakiyev family interests. His "outsider" status may enable him to implement natural gas and electricity tariff hikes, while benefiting Bakiyev family interests in the expected "privatization" of energy sector assets. End Summary.

Taking Charge

2. (U) Kyrgyz President Bakiyev appointed Igor Chudinov, a 46 year-old ethnic Russian, prime minister on December 24. Chudinov replaced ex-PM Almazbek Atambayev, and his appointment permitted Acting PM Iskender Aidaraliyev to return to his post as first deputy prime minister. While somehow dodging the constitutional requirement for the prime minister to speak Kyrgyz, Chudinov pledged that governmental appointments should be "based on professional qualities, rather than on political views." Meanwhile, he outlined a few short-term priorities of his government: 1) securing fuel supplies; 2) addressing winter-related problems; 3) assisting farmers with the spring planting season; and 4) providing farmers with seeds and petroleum products. (Note: Kyrgyz media have since reported Kyrgyz agreement to purchase Uzbek natural gas at a price of $145 per thousand cubic meters, up from the previous $100 rate. End note.) Chudinov also outlined his intent to increase tax revenues through legalization of the "grey" economy, which he estimated accounted for up to 52% of the Kyrgyz economy.

Rising to the Top

3. (U) PM Chudinov,s rapid political ascent, which started after the March 2005 "Tulip Revolution" that ousted former President Askar Akayev, follows a relatively undistinguished career. Before 2005, Chudinov had several small business ventures, including part-ownership of a popular Bishkek restaurant (the "Admiral"). He also served as a high-level functionary within the Communist Party Youth Organization from 1986-1991. Chudinov worked briefly as an engineer following his 1983 graduation from the Kyrgyz National University with a degree in computer technology. After the March 2005 "Tulip Revolution," Chudinov assumed the top position at the national natural gas company, "Kyrgyzgaz," and subsequently became the first Minister of Industry, Energy and Fuel Resources when the ministry was created in February 2007. He held the ministerial job until his appointment as prime minister.

Rumored Links to the Bakiyev Family

4. (C) Chudinov's rapid ascent has generated much speculation regarding business connections to the Bakiyev family, especially to President Bakiyev's youngest son, BISHKEK 00000005 002.2 OF 002 Maxim. Maxim Bakiyev's name has been associated with various business activities to include banking and telecommunications in the Kyrgyz Republic. Maxim Bakiyev's interests are also believed to extend to the Kyrgyz electricity sector, which suffers from substantial "technical losses" and theft. PM Chudinov, as well as his successor at the Ministry of Industry, Energy and Fuel Resources, Saparbek Balkibekov, are well-placed to protect Bakiyev family interests in the electricity and energy sectors. Given President Bakiyev's selection and endorsement of Chudinov, it is unlikely that Chudinov would interfere in any Bakiyev family business interests.

Other Political Considerations

5. (C) Aside from (substantial) business considerations, Chudinov's appointment as prime minister also has other benefits for the Bakiyev family. Unlike two of his recent predecessors (Felix Kulov and Almazbek Atambayev), Chudinov has no separate political following and does not present a challenge to the Bakiyevs. In a country with geographic, clan-based allegiances, an ethnic Russian "outsider" can be viewed as a "neutral actor." Chudinov's ethnicity could also benefit ties with Moscow. While previous Embassy interaction with Chudinov indicates that he is intelligent and open-minded, PM Chudinov has never publicly contradicted President Bakiyev's policies and is very circumspect in his public remarks.

6. (C) This combination of factors makes Chudinov an ideal candidate to tackle contentious issues such as hikes in natural gas and electricity tariffs, pushing through an agreement on the Canadian-run Kumtor gold mine, food price inflation and other topics. PM Chudinov will likely oversee the "privatization" of significant electricity and energy sector assets (to the potential benefit of the Bakiyev family and other connected interests), while also pursuing the completion of the multi-billion dollar Kambarata hydroelectric complex. While the longevity of recent Kyrgyz prime ministers does not provide PM Chudinov a sense of job security, unlike recent prime ministers he is truly President Bakiyev's hand-picked candidate. His longevity, though, will depend on the extent to which he can deliver on Bakyiev's pledge to bring economic growth to the Kyrgyz Republic.

LITZENBERGER



2009

UNCLAS BISHKEK 000057 SENSITIVE SIPDIS DEPT FOR SCA/CEN E.O. 12958: N/A TAGS: PGOV, PREL, KPAO, KG SUBJECT: KYRGYZSTAN: AMBASSADOR ATTENDS BELL SANCTIFICATION CEREMONY AT RECONSTRUCTED ORTHODOX CHURCH REF: 2009 BISHKEK 1296

1. (SBU) SUMMARY: On January 13, the Ambassador attended a ceremony for the blessing of nine new bells at a newly reconstructed Russian Orthodox Church. The ceremony was also attended by First Lady Tatiana Bakiyeva. The appearance of the First Lady was notable as she does not make many public appearances and might have been a vehicle for increasing the profile of the Kyrgyz First Family. The event, however, was partially hijacked by a ham-handed effort by Russian diplomats to promote Russia. END SUMMARY.

2. (U) The blessing ceremony was for nine church bells donated to the newly reconstructed Russian Orthodox Church of the Nativity of the Virgin in Leninskoye Village. The bells were donated by a wealthy young Russian entrepreneur, Vladimir Kirik, who has resided for many years in Kyrgyzstan and is the head of the Sailing Federation of Kyrgyzstan. First Lady Tatyana Bakiyeva attended the ceremony, which was presided over by the Archbishop of Central Asia and Tashkent Vladimir.

3. (SBU) The First Lady, who rarely makes public appearances, arrived with only a driver and no apparent security. When she went into the crowd, most attendees did not seem to realize who she was and simply asked each other: "Who,s that lady in the red hat?" The First Lady promptly took her place on the low wooden podium between Kirik and the Russian Charge d,Affaires. On her right, Kirik bowed and crossed himself devoutly at every opportunity. By contrast, the Charge d,Affaires stood scowling and ram-rod straight.

4. (SBU) The Ambassador met Kirik at a later event and commented to him about the informal protocol of the ceremony, including lack of pomp and circumstance for the First Lady. He said that was intentional, as the Orthodox Church of Kyrgyzstan had insisted that this should be a simple ceremony for believers and not hijacked into a "pro-Bakiyev political event." However, he bemoaned loudly that the Russian Embassy had instead succeeded in hijacking the event. According to Kirik, only he and Tatyana Bakiyeva were supposed to share the podium. Instead, the Russian Charge d,Affaires arrived early and commandeered a place on it. No persuasion from event organizers could succeed in getting him to relinquish his perch. "The First Lady was a real trooper about that," concluded Kirik."She didn,t complain and just took it in stride."

5. (U) Leninskoye Village was founded 100 years ago by Russian speaking settlers from Moldova, Ukraine and Russia, and the Church of the Nativity of the Virgin was first built around that time. The church was destroyed during Stalin,s rule and was only recently rebuilt with the help of the local government administration. The town has a population of 12,000 people, mainly of Russian ethnicity.

6. (SBU) COMMENT: The First Lady's participation in the ceremony was widely covered by the media and may be part of a strategy to raise the profile of the First Family. The government is also concerned with growing Islamic religious extremism (reftel) and this public event may have been aimed at demonstrating Kyrgyzstan,s multi-ethnic and multi-religious character. END COMMENT.

GFOELLER



C O N F I D E N T I A L SECTION 01 OF 02 BISHKEK 000700 SIPDIS DEPT FOR SCA/CEN E.O. 12958: DECL: 06/30/2019 TAGS: PGOV, PREL, PINR, ECON, KG SUBJECT: KYRGYZ ELITE FAWN OVER PRESIDENT'S SON BISHKEK 00000700 001.2 OF 002 Classified By: Classified By: Charge d'Affaires Lee Litzenberger, Reaso ns 1.4 (b) and (d).

1. (C) SUMMARY: Much of Kyrgyzstan's political and business elite gathered to celebrate the opening of presidential son Maxim Bakiyev's new hotel at Lake Issyk Kul on June 20. The private event featured pop stars from Moscow and Europe, plenty of alcohol, and a raft of bodyguards. Maxim was clearly the center of attention, even as some grumbled behind his back about his domination of Kyrgyzstan's economy. Russian Ambassador Vlasov moved through the crowd like a trusted friend. END SUMMARY

AN OFFER YOU CAN'T REFUSE

2. (C) Kyrgyzstan's political and business elite gathered on the shore of Lake Issyk Kul the evening of June 20 to celebrate the opening of presidential son Maxim Bakiyev's new hotel, the Vityaz. Emboff was unexpectedly included in this event of approximately 200 people after traveling to Issyk Kul with the Director of the State Agency on Sports, Aleksandr Voinov. Voinov said he was required to make an appearance at the opening of the hotel along with others in the government of ministerial rank, as well as members of parliament and oblast governors. Voinov claimed that leading businessmen had been "invited" to buy invitations to the event for $10-15,000 to finance the opening. Voinov commented that "government officials and businessmen could in principle refuse to attend, but then their jobs and business interests would be in jeopardy."

MAXIM AT THE CENTER

3. (C) The main focus of the event was not the hotel, which nearly all attendees commented was done shoddily and in poor taste, but Maxim and his entourage. Maxim arrived at a nearby airport in his private plane, traveled to the hotel in a large motorcade with police escort, and moved around the party itself with eight bodyguards. Maxim mingled among the guests with his official wife Aijana (he is well known to have another girlfriend) on one side and Prime Minister Igor Chudinov on the other. Neither Aijana nor Chudinov looked happy to be there.

4. (C) Many businessmen appeared eager to curry favor with Maxim, and waited in nervous anticipation for the person they called "the boss" to arrive. The businessmen stood at attention when Maxim came near, but many then made snide comments after he moved on. One businessman asked: "What kind of country are we living in when all of us, including poor Igor (Chudinov), have to kiss up to the son just to stay in business?" Several businessmen said they had been asked to spend the night at this hotel as a sign of support, but chose to stay elsewhere, feeling that they had done enough by showing up for the dinner and concert. Voinov commented that Maxim may well need his security detail after taking over the businesses of so many people in the country.

THE FEW THAT DID FIT IN

5. (C) A number of the guests appeared quite at ease with Maxim. Perhaps the most high profile of the guests was AsiaUniversalBank (AUB) Chairman Mikhail Nadal, who acted like the second host of the party, loudly toasting with the men and making advances at the women. He took a group of people to watch him swim in the lake, where his bodyguards followed him into the water.

6. (C) Russian Ambassador Vlasov blended seamlessly with the Kyrgyz political and business elite, telling stories, asking questions, downing vodka toasts, and dancing to pop music. BISHKEK 00000700 002.2 OF 002 Many of the guests treated him as a trusted friend. One Kyrgyz Member of Parliament ran up to Vlasov, saying "We got the order directly from the American President. So it's going to happen (the Manas airbase staying), but you should know it's all about the money. There's nothing we can do at this point." Vlasov did not seem surprised, but answered sharply: "I know it's about the money, but I want to see all the details of the money."

COMMENT

7. (C) This slice of Kyrgyz elite interaction seems to confirm what we have heard elsewhere about the dominant role of Maxim Bakiyev in the Kyrgyz economy, although the amount of grumbling from some in attendance might indicate that any loyalty is thin. Even otherwise loyal officials like Voinov complained that the President is letting his son get away with too much -- and that these excesses will hurt the family and country in the end.

LITZENBERGER



C O N F I D E N T I A L SECTION 01 OF 04 BISHKEK 000744 SIPDIS DEPT FOR SCA/CEN E.O. 12958: DECL: 07/15/2019 TAGS: PREL, PGOV, KG SUBJECT: KYRGYZSTAN: DINNER AT MAXIM'S BISHKEK 00000744 001.2 OF 004 Classified By: Charge d'Affaires Lee Litzenberger, Reason 1.4 (b) and ( d).

1. (C) Summary. Over dinner with Charge, President Bakiyev's youngest son Maxim claimed credit for masterminding the Kyrgyz decision to keep the Manas Air Base operational by calling it a "Transit Center." He claimed Russia is mad at Kyrgyzstan over the Transit Center, and was interested in the U.S. transit agreement with Russia signed at the recent summit. Maxim also discussed the upcoming presidential election, and told Charge that his father planned to announce far-reaching reforms following his re-election. Maxim plans a private trip to the U.S. in August, accompanied by FM Sarbayev, and would like to meet informally with U.S. officials. End Summary.

Second Son

2. (C) President Bakiyev has two sons by his ethnic Russian wife. The elder, Marat, is Ambassador to Germany. The younger, Maxim, is 32 and a businessman widely believed to have financial stakes in key sectors of the Kyrgyz economy. According to FM Kadyrbek Sarbayev, Maxim, who has no official government position, also played a key role in persuading President Bakiyev to reverse his February decision to close the USAF base at Bishkek's Manas International Airport and instead negotiate a new "Transit Center" agreement to allow the U.S. to continue to use this facility in support of coalition operations in Afghanistan. During the July 11 exchange of diplomatic notes that brought the new Transit Agreements into force, Sarbayev told Charge that, in fact, the whole concept of a new agreement based on changing the name and allowing operations to continue as normal, was Maxim's. He, Sarbayev, had only been the "executor" of the idea.

Impromptu Dinner Invitation

3. (C) On July 13, after the very successful July 11-12 visit by U/S Burns and a senior interagency delegation to discuss ways to enhance relations following the entry into force of the Transit Center agreements, FM Sarbayev called Charge to invite him to dinner that evening. He indicated that a "third party" would join, and speaking cryptically conveyed the message that the third party would be Maxim. "We'll celebrate with cigars and scotch," he added. Sarbayev called back later in the evening with the time and place: 8:45 p.m. at the Luxor Restaurant. (Note. The Luxor is widely believed to be owned by Maxim, and was the restaurant FM Sarbayev used in April to host the U.S. team under Ambassador McDonald that negotiated the new Transit Center agreements. End Note.)

Maxim's Arrival

4. (C) Charge arrived promptly at 8:45 p.m. at the main restaurant. Staff there looked confused, and asked who he was and who he was waiting for. A few hushed phone calls later, and the staff returned and apologized and escorted Charge out of the main restaurant to an annex on the side and up a covered entryway to a second story private dining area, where they left Charge. The room, almost tastefully decorated in black leather and chrome, featured a dining table set for six in the middle, a game table and seating area in the back, a flat screen TV on the wall showing Russian news, and a well-stocked bar. A few minutes later, Sarbayev called, saying he was running late, and asked the Charge where he was. When told, "at the restaurant," Sarbayev said, "Stay in the car; I'll be there soon." When told the Charge was already in the upper dining area, Sarbayev said, "Ok, I'll be right there." Two minutes later, an extremely well-appointed Sarbayev rushed in, relieved to see that Maxim had not yet arrived. "This room is for Maxim only," Sarbayev shared, and then nervously indicated where he BISHKEK 00000744 002.2 OF 004 and Charge should stand to receive Maxim. Minutes later, noise outside indicated the host had arrived. A relaxed, somewhat pudgy and balding Maxim entered, wearing a T-shirt and slacks, and sporting a two-day beard.

Maxim: The Transit Center Was My Idea

5. (C) After pleasantries, Charge thanked Maxim for his support for the new Transit Center arrangements. Sarbayev quickly interjected, "I told him about your role." Maxim claimed that, working through American "friends" in Washington, he had agreed the outlines of the new arrangement ("change the name, keep the operation") even before the U.S. negotiating team arrived in April. At one point, Maxim said, when the U.S. team was resisting the Kyrgyz proposal to replace all references to "military personnel" with the term "Department of Defense personnel," Maxim called his friends in Washington to fix the problem. Maxim claimed Washington instructed the negotiating team to accept the Kyrgyz proposal.

Russia is Mad, But In a Box

6. (C) In response to Charge's question, Maxim indicated that his support for the turnaround on Manas entailed some risk, but said his background as a futures trader made him comfortable with risk. "I saw that a deal was needed, and stepped in to set it up," he said. He claimed the Russians were mad, and were trying to punish Kyrgyzstan, but they were in a box, given Medvedev's statement in February that the future of Manas was a sovereign decision of Kyrgyzstan. As Russian news on the TV reported on the closing of a Moscow market where many Kyrgyz expatriates are employed, Maxim would point to the screen and say, "See, this is what they are doing." He also said Moscow had also taken steps to shut down the operations of Kyrgyz Asia Universal Bank (AUB) in Russia. "They think I am linked to AUB. I could care less about this bank." (Note. Maxim is widely rumored to have a hidden interest in AUB, which has sought OPIC investments. End Note.) Maxim said that he used to do business in Russia but, two years ago, after seeing how duplicitous and crude the Russians were, he divested all his business interests in Russia. (Comment. Opposition leaders claim then-President Putin complained directly to Bakiyev about Maxim's less than honorable business deals in Russia, and told Bakiyev his son was not welcome in Russia. End Comment.)

The Joke's on Moscow

7. (C) Maxim, clearly pleased with his role in outfoxing Moscow, relayed a joke to Charge. Putin and Medvedev are sitting around. Medvedev says, "Volodya, what have these Kyrgyz done to us?" Putin replies, "I know, I know, Dima, it's unbelievable. But it has me thinking, and I have an idea. Why don't we call our naval base in Sevastopol a "Water Park?"

U.S. Training Camp in Kyrgyzstan?

8. (C) Maxim claimed to have met recently with his American "friends" in Istanbul, where he claimed the Americans reacted positively to his suggestion that the U.S. should build a Special Forces training camp in Kyrgyzstan. Troops heading to Afghanistan, he said, could come to the camp "for a month of training and acclimatization to the region." Maxim indicated training could be joint, with Kyrgyz special forces, or U.S.-only. Charge indicated that cooperation in this area could be greatly enhanced if the Kyrgyz side could resolve the issue of U.S. special forces weapons that were seized in August, 2008. Maxim took the point, but did not respond.

U.S. Transit Agreement with Moscow

9. (C) Maxim and Sarbayev were also very interested in the BISHKEK 00000744 003.2 OF 004 U.S. agreement with Russia for the transit of lethal goods over and through Russia. Maxim asked if this meant the next step was for the U.S. to negotiate overflight and transit rights with Kazakhstan and Uzbekistan, so that planes flying over Russia could continue to Manas. Charge demurred, saying he was not aware of the details of the various transit arrangements already in place or being negotiated, but that the agreement with Russia was an important step forward.

Elections

10. (C) Both Sarbayev and Maxim asked for Charge's help in arranging a visit for President Bakiyev to Washington. Charge indicated such things required careful preparation, and much work remained to be done -- including seeing how the July 23 election proceeds. Charge reviewed concerns such as the harassment of opposition leaders, attacks on journalists, and concerns about government efforts to control internet use and access, that together raised questions about the fairness of the election process. Maxim said that the elections will be calm, and there will be no unrest afterwards, despite the claims of opposition leaders. He added, "You won't believe the broad reform program we will announce after the election. It will go way beyond what you could imagine. It will put Kyrgyzstan far ahead of any of its neighbors," but declined to elaborate further.

Private Trip to the U.S. in August -- Can you help?

11. (C) Sarbayev had earlier indicated to Charge that Sarbayev wanted to bring his ten year old son to see the U.S. in August, and that Maxim might accompany them. At dinner, Maxim confirmed this, saying he planned to travel to California and Washington. He asked if Charge could help arrange informal meetings with officials of the State Department and the NSC while he was in Washington. Charge said he would pass the information to Washington, but said August was a vacation period and many people would be away. Maxim did not provide specific dates for his travel, but he and Sarbayev asked for assistance in obtaining visas for the trip. At the end of the three hour dinner, Maxim said he hoped to stay in touch with the Embassy, and would welcome meeting the Ambassador. He said he knew that Charge had undoubtedly heard "all kinds of things" about him, and extended the dinner invitation to show the Embassy "that I don't eat people."

Bio Notes

12. (C) Maxim was calm throughout, including when Charge raised sensitive issues such as concerns about the election and the seizure of U.S. special forces weapons. His actions indicated he is slightly spoiled: he was impatient whenever a waiter appeared to serve or clear dishes, because in each instance he stopped talking to wait until the room was clear. Prior to sitting down to the table, Maxim and Sarbayev switched off their cell phones (the latter taking out his battery and SIM card, which is his usual practice.) Maxim exhibited relatively refined tastes -- he said his favorite wine was Opus 1, his favorite single malt scotch was Macallen (followed closely by Japanese Suntori), and he enjoys cigars. He offered Charge a Dominican Republic cigar carrying a label that said, "Maksim Bakiyev -- Kyrgyzstan" and a Kyrgyz Flag on it. Maxim said his American friends sent him the vanity cigars; he also boasted a humidor filled with Cuban and other cigars. Sarbayev was extremely deferential to Maxim, as were the waiters. The sushi dinner was served on a personal plate for Maxim, with a shared plate for the FM and Charge. When the plates arrived, Maxim looked displeased, and said, "You could have brought one plate for us all." At one point in the evening, when Maxim offered to re-light Charge's cigar, Sarbayev's eyes popped out at seeing Maxim defer to Charge with this gesture. BISHKEK 00000744 004.2 OF 004

Comment

13. (C) Maxim was clearly reaching out to the Embassy, and wants to present himself as a backchannel to the President and a sounding board to discuss developments in the country. He was extremely pleased with himself for his alleged (though likely exaggerated) behind-the-scenes role in masterminding the Transit Center agreements, and outmaneuvering both Moscow and the many domestic advisors to President Bakiyev who support closer ties to Russia. One of those advisors, Bakiyev's brother Janysh, is often rumored to be Maxim's main nemesis in what many interlocutors describe as a struggle for succession.

14. (C) The Embassy has not had contact with Maxim in recent years, due to his unofficial status and the many rumors about his questionable efforts to obtain financial control over many sectors of business. Nevertheless, in the wake of the new Transit Center agreements, Maxim's favorable disposition towards the United States could be of benefit to our interests.

LITZENBERGER



C O N F I D E N T I A L SECTION 01 OF 02 BISHKEK 000813 SIPDIS DEPT FOR SCA/CEN E.O. 12958: DECL: 07/25/2019 TAGS: PREL, PGOV, KDEM, PINR, KG SUBJECT: KYRGYZ PRESIDENT'S SON TALKS ELECTIONS AND REFORMS WITH AMBASSADOR REF: A. BISHKEK 812 B. BISHKEK 744 BISHKEK 00000813 001.2 OF 002 Classified By: Amb. Tatiana Gfoeller, Reason 1.4 (b) and (d).

1. (C) Summary: Over lunch July 25 with the Ambassador and DCM, President Bakiyev's son Maxim claimed that the Kyrgyz Central Election Commission would void any questionable protocols from the July 23 Presidential election. He hinted that the government would soon pursue civil service reform in order to create a more transparent system that would tackle government corruption. He also expressed the intention to establish open economic conditions in the country, and cited China as an example. Maxim Bakiyev praised recent successes by Kyrgyz security forces against extremist elements in the south, but worried about the influence of an expanding number of Saudi-financed mosques. The lunch, and an earlier engagement with the DCM, seem to indicate a desire by Maxim to establish an informal working relationship with the Embassy. End summary.

July 23 Election and OSCE Findings

2. (C) During a July 25 lunch with the Ambassador and DCM, Maxim Bakiyev (President Bakiyev's son), who was joined by Foreign Minister Kadyrbek Sarbayev, said he had been on the President's "election team" leading up to the July 23 Kyrgyz Presidential election. Maxim told the Ambassador that the Central Election Commission (CEC) has been advised not to count any questionable protocols. (Note: Protocols of vote tallies originate at each polling station. End Note.) He claimed that if all observers had not signed the protocols, or if there were any disputes about the numbers, then the CEC would throw out those protocols. However, Maxim concluded, "it does not matter if he received 55% or 85% of the vote, President Bakiyev was reelected." He added that he thought the Organization for Security and Cooperation in Europe statement on the election (reftel A cites the OSCE's preliminary findings) had been premature because, he reasoned, not all the protocols had been reviewed. Maxim noted that the CEC review of complaints would result in the final tallies not being released for a few days. (Note: According to the electoral code, the CEC has until July 28 to publish the results. However, it is not clear how seriously the CEC will consider complaints. End Note.)

Civil Service Reform Coming?

3. (C) Elaborating on plans for reform he previously mentioned to the DCM (reftel B), Maxim Bakiyev said the government would be pursuing civil service reforms soon. He told the Ambassador that Kyrgyzstan needed a transparent and professional civil service in order to eliminate corruption. Maxim admitted that the reforms would upset many people currently in government, and even, he noted, some in the Bakiyev family. U.S. support for civil service reforms, he said, could help refute these critics. His father, he claimed, wanted this reform to be one of his historical "legacies" for the country.

4. (C) Civil service reform, Maxim continued, would contribute to a cleaner and more transparent economy where businesses would pay taxes, and not finance criminals or pay bribes. Both he and the Foreign Minister highlighted the Chinese model of economic reform, and envisioned ways to import Chinese economic conditions to Kyrgyzstan. "Maybe," they suggested, "building more golf courses would attract more foreign businessmen." Countering Extremism -------------------- BISHKEK 00000813 002.2 OF 002

5. (C) Maxim Bakiyev praised the results of Kyrgyz counter-terrorism operations in southern Kyrgyzstan. (Note: Kyrgyz special forces have killed at least nine "Islamic extremists" and detained several others. End Note.) He said Islamic extremism was a "real threat" to the country, and lamented the large increase in Saudi-funded mosques in Kyrgyzstan. Maxim added that the government wanted to exercise greater control over what is said in mosques around the country. (Note: Kyrgyz security services routinely have personnel attending -- and presumably reporting on -- religious services. End Note.)

Comment

6. (C) Maxim is often viewed as leading an allegedly pro-Western camp among the President's family and close advisors that is in rivalry with a more pro-Russian, anti-reform camp led by his uncle Janysh for his father's attention. It is clear that this lunch and his previous engagement with the DCM are designed to establish a relationship with the Embassy.

GFOELLER



UNCLAS STATE 078275 SIPDIS E.O. 12958: N/A TAGS: PREL, MARR, KG SUBJECT: HATFIELD CASE TALKING POINTS FOR THE KYRGYZ GOVERNMENT REF: DAS KROL EMAIL 7/27/2009

1. (U) ACTION REQUEST: Department requests that Post deliver the points in paragraphs 2-10 on the Hatfield Case to the government of the Kyrgyz Republic on Tuesday, July 28 and report delivery that same day. To support parallel action here in the United States, it is critical that these points be delivered on July 28.

Hatfield Case Talking Points for the Kyrgyz Government

2. (U) The U.S. Air Force (USAF) convening authority decided not to refer criminal charges to a court-martial against Senior Airman (SrA) Zachary Hatfield for the December 2006 shooting of Alexander Ivanov, a Kyrgyz truck driver, at a check point at Manas Air Base [now Manas Transit Center]. [IF ASKED] A charge of unpremeditated murder was preferred against SrA Hatfield on February 20, 2009. A hearing associated with an Article 32 investigation conducted pursuant to the Uniform Code of Military Justice was held between March 31 and April 2, 2009 to investigate the charge. The Article 32 Investigating Officer submitted a report to the Convening Authority that included his recommendation regarding whether or not the charge should be referred to trial by court-martial or whether a different charge or other disposition would be appropriate. After reviewing the report of the Article 32 investigation and considering the advice of his staff judge advocate, the Convening Authority dismissed the charge against SrA Hatfield.

3. (U) The decision not to refer criminal charges to a court-martial was made by an independent USAF court-martial convening authority who, based on his own professional and impartial judgment of the facts of the case and the evidence that was available, determined that a criminal trial would not be appropriate. As a judicial matter, this case is now closed. [IF ASKED] Under the Uniform Code of Military Justice, a convening authority generally does not explain his or her rationale for a referral decision, so as to preserve the impartiality and independence of the military justice system. I do not know the rationale for the convening authority's decision. He is under no obligation to explain his decision, he has not done so in this case, and I do not anticipate he will do so. [IF ASKED] The convening authority in this case was the U.S. Air Mobility Command commander, General Arthur Lichte. The fact that the USAF chose a highly experienced and mature commander and a four-star general officer to decide on the disposition of this case demonstrates the seriousness and importance the USAF attaches to it. [IF ASKED] General Lichte was chosen specifically because he was not involved in previous investigations into this case and is not in SrA Hatfield's chain of command.

4. (U) The judicial process in this case was admittedly lengthy, but it was thorough and impartial from start to finish. The amount of time and resources dedicated to the case should demonstrate the seriousness the U.S. Government and the USAF attach to it. The USAF investigation lasted more than 13 months, involving more than 80 agents from the USAF Office of Special Investigations who interviewed more than 160 witnesses. [ONLY IF PRESSED FURTHER] I will look into whether we can release any more details of the investigation. We have strived to be as transparent as possible, but we are constrained by laws that protect the privacy of individuals who are involved as subjects of and witnesses to alleged crimes.

5. (U) The U.S. deeply regrets this tragedy and takes any loss of life seriously. The U.S military operates around the world and is very sensitive to the needs of the local people. We have the highest respect for the Kyrgyz people and have made every effort possible under U.S. law to be transparent and responsive to local sensitivities.

6. (U) The Secretary of Defense has approved an additional $250,000 ex gratia payment to Mrs. Ivanova in sympathy for her loss. Immediately after the shooting, the USAF made a $1,000 interim payment to Mrs. Ivanova in sympathy and to defray funeral expenses. In 2007, the Department of Defense made a $55,000 ex gratia payment.

7. (U) SrA Hatfield's commander has taken significant administrative actions against him that will have long-lasting effects and negatively affect his career. [IF PRESSED] The specific nature of these administrative actions is information protected from release by the Privacy Act. The U.S. Government may not release such information without his consent.

8. (U) We should make every effort to ensure that this decision does not set U.S.-Kyrgyz relations back, as we begin a new and, I expect, positive chapter in our relationship.

9. (U) Going forward, I trust that we will both be committed to ensuring that no similar tragedy occurs in the future. Kyrgyz interpreters are now posted at all gates to facilitate interaction with local nationals; the main airfield gate is now jointly staffed with U.S. and Manas International Airport security personnel, providing joint control over access to the flight line; the USAF has trained and equipped its security personnel with non-lethal security equipment; and vehicle inspection requirements have been reduced by constructing a facility outside the boundaries of the Transit Center for trucks to off-load fuel.

10. (U) The U.S. will not make public statements on this case. The Air Force will inform SrA Hatfield soon about the disposition of the case. There is no way to prevent SrA Hatfield from speaking publicly about it, but we have no reason to believe that he will. Eventually, the Air Force may need to respond to queries on the case. End talking points.

CLINTON



S E C R E T SECTION 01 OF 03 BISHKEK 001065 C O R R E C T E D C O P Y (SECURITY CLASSIFICATION CHANGED) SIPDIS STATE FOR SCA/CEN E.O. 12958: DECL: 09/21/2019 TAGS: PGOV, PREL, KG SUBJECT: LUNCH WITH MAX: SOUP TO NUTS REF: BISHKEK 1058 BISHKEK 00001065 001.2 OF 003 Classified By: Ambassador Tatiana C. Gfoeller, for Reasons 1.4 (b) and (d).

1. (S) Summary: In a wide-ranging lunch, Maxim Bakiyev, son of President Bakiyev, and Kyrgyz FM Sarbaev argued that the $20 million Economic Development Fund needs to be a new kind of assistance, targeted strategically toward the development of the country and its integration into the world economy. Bakiyev described Russian machinations against the U.S. and his own intelligence efforts against the Russians, complained about personal attacks on him by an organization connected to the National Democratic Institute, and stated that the Russians have not come through with the $2 billion they had promised for the Kamburata 2 hydroelectric project. Bakiyev came across as very pro-U.S., well educated, and dedicated to the betterment of his country. Of course, we have information from many other sources suggesting that he is also very dedicated to his own advancement and corrupt financial interests. End Summary.

2. (SBU) Ambassador and DCM had lunch with Maxim Bakiyev, the son of President Bakiyev and Foreign Minister Kadyrbek Sarbaev on September 18, at the invitation of the Foreign Minister. Plov, Manti and other Central Asian delicacies were served at one of the guest houses on the Presidential compound. The tone of the hosts was extremely warm and friendly, and the conversation was open and wide ranging.

Russian Meddling

3. (C) Sarbaev and the Ambassador began with a short discussion of the delivery, the day before, of the Department of Defense check for $250,000 to Marina Ivanova, the widow of the man killed in the Hatfield case. The Ambassador thanked Sarbaev for facilitating delivery of the check. Bakiyev noted that the Russians had played an unhelpful role with Mrs. Ivanova. He said they had met with her in July and tried to convince her to come out in the press again to denounce the U.S. and call again for the closing of the U.S. base. Kyrgyz officials had then met with her, he said, and convinced her that it was not in her interests to become a pawn in a fight between the U.S. and Russia.

4. (S) Bakiyev followed up by noting that the Russians play an unhelpful role in many issues. However, he said, "I have my own very good computer experts, and we are able to intercept and read FSB communications." In that way, he said, they keep abreast of what the Russians are doing. He said that he had read intercepts from the FSB regarding his own efforts to put together a team of experts to study the needs of the country (further described in para 8 below). The Russians had concluded that the Americans must be behind the effort, as it was too well put together to be Kyrgyz, he said, commenting that the Russians are racist in their view of the Kyrgyz.

And Democracy Activists Meddling, Too

5. (C) There were also problematic people within Kyrgyzstan, Bakiyev said. Just a few months ago articles attacking him personally began appearing on the website compromat.ru. His computer people had been able to trace them back to "purported" democracy activist Tolekan Ismailova, director of the Human Rights Center "Citizens against Corruption" which receives grants from the National Democratic Institute of the U.S. (Ismailova was arrested and released on July 30, 2009 for protesting the presidential election.) Bakiyev was unaware of a major article in the Kyrgyz press that very morning which stated that he, Maxim Bakiyev, is the power behind the throne in Kyrgyzstan, and that he wields that power with the acquiescence and at the direction of the USG (via the CIA).

The Trips to the U.S., and the Elections

6. (U) The Ambassador and Sarbaev discussed the upcoming travel of the Prime Minister and Sarbaev himself to the U.S. for UNGA, consultations in Washington, and then Sarbaev's trip for discussions of the Annual Bilateral Consultations mechanism. Sarbaev noted that this is the first trip to the BISHKEK 00001065 002.3 OF 003 U.S. for the PM and that it is very important that it go well. Ambassador pointed out that the Kyrgyz delegation certainly must realize that U.S. concerns about human rights and democratization will be raised in many of the PM's meetings. He should be prepared to answer these questions in a positive and forthcoming manner. She also noted that slippage in the MCC indicators was also likely to be raised during the visit.

7. (U) Bakiyev picked up on the Ambassador's comments to state that the GOKG is very positive and proactive in its response to all these issues. It considers them to be very important. "When the OSCE criticized the presidential elections," he stated, "we asked them to be specific. What were the deficiencies? Which were the districts where fraud had taken place? We told them that we would annul the results from any polling stations where there had been fraud. We got no response from them."

Development, the EDF, and Thinking Strategic

8. (SBU) Bakiyev then broadened the subject by stating, in terms that echoed what the PM told the Ambassador this week (REFTEL), that they have brought together experts from many different fields to discuss what needs to be done in the country. Their desire to reform the institutions of Kyrgyzstan was reflected in Bakiyev's September 1 speech. However, he said, the country simply does not have the kind of economic expertise it needs in order to put together a real plan for development. That was what they hoped would come of the new $20 million Economic Development Fund (EDF). They would like to have a high-powered economic consultancy come in, someone like Price Waterhouse, who could put together a study of Kyrgyzstan's place in the world economy and what the country needs to do to spur integration and development.

9. (SBU) Donor support, and especially USAID, brought these sorts of consultants to Kyrgyzstan in the early 1990s, Bakiyev said, but they were always focused narrowly on an already defined set of projects which were imported from abroad -- like privatization. There was never a study of Kyrgyzstan's potential and the barriers to development which took a look at what overall strategy the country should pursue and how to implement it. This was what they needed and wanted -- and the Kyrgyz themselves should be the ones to put together the questions which should be put to the consultants, since they knew their country best.

10. (SBU) Ambassador responded that the proposed structure of the fund, now on the Prime Minister's desk in the form of a Memorandum of Understanding, would allow the GOKG to propose just such a study, if that was what they believed was needed. Bakiyev reiterated that the need was to gain an understanding of the place Kyrgyzstan should occupy in the world economy and how to take advantage of its opportunities in order to develop. "We do not want this money for ourselves," he said, "but we want to ensure that it is not used in traditional, unhelpful, assistance projects, but instead in something that is really well thought through."

11. (SBU) Bakiyev noted that one of Kyrgyzstan's natural advantages was its hydroelectric power potential. He expressed support for CASAREM and bemoaned the delays in funding by the Asian Development Bank. Ambassador asked about the status of the Kamburata 2 hydro electric project. Bakiyev responded that the Russians had not yet come through with the promised loan of $2 billion. He noted that the final cost of the project is not yet clear, given that construction would take about eight years and input prices are not stable.

Comment: Smart, Corrupt, and a Good Ally to Have

12. (C) Maxim Bakiyev is smart and well educated. He was able to discuss subjects ranging from early European history to economics without any strain at all. He is apparently a voracious reader, and said he is currently reading Greenspan's Age of Turbulence. According to many sources of widely varying credibility, he is also corrupt and benefiting economically from his father's power. Statements he made during this lunch suggest that he could still be an ally on issues important to the USG, ranging from his support for the BISHKEK 00001065 003.2 OF 003 Transit Center's continued operations to economic reform. It was interesting to note that, while the convener of this lunch was the Foreign QxMe,Qas2evQ talking points on the Economic Development Fund were very similar to those the Prime Minister used with the Ambassador this week. Clearly Bakiyev has influence and access through a broad swath of the government. While this is a relationship which must be cultivated carefully, we believe it is also a relationship which can pay important dividends for the USG.

MEMMOTT



C O N F I D E N T I A L SECTION 01 OF 02 BISHKEK 001082 SIPDIS DEPT FOR SCA/CEN (GORKOWSKI) E.O. 12958: DECL: 10/01/2019 TAGS: PGOV, PREL, KG SUBJECT: OPPOSITION LEADER WANTS HELP FROM U.S. BISHKEK 00001082 001.2 OF 002 Classified By: Charge D'Affaires Larry L. Memmott for Reasons 1.4 (b) a nd (d).

1. (C) SUMMARY: Roza Otunbayeva, a former Foreign Minister and current Member of Parliament for the Social Democrat Party, met with the Charge on September 25. Otunbayeva criticized the U.S., the OSCE, and other Western countries for their silence as the Presidential election was stolen and opposition activists were arrested. Otunbayeva said that since former Chief of Staff Medet Sadyrkulov left the Administration, the opposition has had no reliable interlocutor with the government. Acting for the United People's Movement, Otunbayeva has requested a meeting with the President, but hasn't gotten a response. Otunbayeva described an opposition movement that is broken down, broke, and largely discouraged. END SUMMARY.

2. (C) Roza Otunbayeva, a former Foreign Minister and current Member of Parliament for the Social Democrat Party (SDPK), met with the Charge on September 25. She began the meeting by criticizing Western governments and institutions for their silence over the past months, saying "we in the opposition have been left completely alone." She requested U.S. assistance in pushing back against legal assaults on opposition members by the government, saying, "we want you to find the best way to help the opposition."

3. (C) Otunbayeva said that since former Presidential Chief of Staff Medet Sadyrkulov left the Administration in 2008, the opposition has had no reliable interlocutor, and essentially has no dialogue with the government. In a September 1 speech, President Bakiyev called for renewed dialogue with social groups, including the opposition. Otunbayeva said that the joint opposition group, the United People's Movement, selected her to open a dialogue with the government, and she agreed because she wanted to try to do something about imprisoned opposition members. But so far, the President has not responded to their request for a meeting. The Secretariat requested some papers, so Otunbayeva believes the request is still under consideration.

4. (C) Otunbayeva described an opposition movement that is broken down, broke, and largely discouraged, with many of its leaders in jail or with serious legal problems. Green Party leader Erkin Bulekbayev has been jailed since April. Former Foreign Minister Alikbek Jekshenkulov has withdrawn from politics after six months in jail. SDPK Parliamentary Leader Bakyt Beshimov is widely believed to have sought refuge in the U.S., and SDPK MP Kubanychbek Kadyrov, whose immunity was just lifted by parliament, is in hiding. Otunbayeva did not hide her disdain for those who went into hiding instead of continuing to fight. In contrast, she described Omurbek Tekebayev, Ismail Isakov and Azimbek Beknazarov approvingly, saying they are broke, jobless, and beset by legal troubles, but continue the opposition's struggle against Bakiyev.

5. (C) Otunbayeva noted that several children of opposition leaders also have legal troubles. Isakov's son, who is facing charges for accepting illegal gifts, has resigned his military commission and is in the U.S. seeking asylum. Beknazarov's son, who was charged with cheating a former business partner over a car deal, has requested and received refugee status from the UNHCR in Almaty. (Otunbayeva passed us a copy of a document to that effect from UNHCR and asked us to help him obtain asylum in the U.S. or Canada.) Jekshenkulov's son, accused of involvement in a nightclub brawl, is also attempting to register with the UNHCR, according to Otunbayeva.

Comment

6. (C) Like many Kyrgyz opposition leaders, Otunbayeva BISHKEK 00001082 002.6 OF 002 appears to hope for some intervention from the United States that could compel the Government to toe the line on its democratic commitments and stop persecuting members of the opposition. We will continue to address the treatment of the opposition in quiet meetings with the government, but we see little prospect that our efforts will effect significant change over the medium term.

MEMMOTT



C O N F I D E N T I A L BISHKEK 001201 SIPDIS STATE FOR SCA/CEN E.O. 12958: DECL: 11/21/2019 TAGS: PGOV, PREL, PINS, KG SUBJECT: KYRGYZSTAN PROPOSES JOINT COUNTER-TERRORISM TRAINING CENTER IN SOUTH REF: BISHKEK 1199 Classified By: Ambassador Tatiana C. Gfoeller, for Reasons 1.4 (b) and (d).

1. (C) SUMMARY: At a November 13 courtesy call meeting with the Ambassador, Maxim Bakiyev, the recently appointed Director of the Central Agency for Development, Investment and Innovation, requested the U.S. consider creating an international counter-terrorism training center in the southern Kyrgyz city of Batken. Bakiyev said the training center would be jointly U.S.-Kyrgyzstan operated and that it could host trainers and trainees from different countries, including Israel and Russia. Bakiyev argued that the long-term benefits of counter-terrorism and counter-narcotics training would improve Kyrgyzstan's overall security and stability. END SUMMARY.

2. (C) At a November 13 courtesy call meeting with the Ambassador, the Director of the newly formed Central Agency for Development, Investment and Innovation, Maxim Bakiyev, requested the U.S. consider creating an international counter-terrorism training center in the southern Kyrgyz city of Batken. The Ambassador's discussion on the economy and Bakiyev's economic reforms will be sent septel. Bakiyev, the son of President Bakiyev, said that Kyrgyzstan is interested in expanding its security cooperation with the U.S., noting positively the current small scale training the U.S. conducts with the Ministry of Defense and the Kyrgyz National Security Service "Alpha" Special Forces.

3. (C) Bakiyev said that U.S. soldiers and trainers would be able to provide long-term counter-terrorism and counter-narcotics training that would increase the overall security of the country. Bakiyev said that Kyrgyzstan would want other countries, such as Israel or even Russia, also to provide occasional "guest" training at the center. Other countries would also be able to receive training at the Batken training facility. Bakiyev highlighted the importance that the center maintain an "international" character, hinting that Kyrgyzstan's neighbors, including Uzbekistan, could object to the training center's location in southern Kyrgyzstan near the Uzbek border area. However, when the Ambassador asked him if he was concerned about "tweaking the Russian tiger's tail" with this initiative, he laughed and responded: "Maybe this tiger is a paper one after all."

4. (C) Bakiyev argued the benefits of locating the counter-terrorism training facility in Batken, noting that Batken was a large city in Kyrgyzstan's south, already possessed a military facility on which a counter-terrorism training center could be constructed, and the natural terrain of the area provided excellent training opportunities. Bakiyev compared the Batken counter-terrorism training center to the recent U.S.-funded construction of the Kyrgyz Special Forces compound at Tokmak outside Bishkek.

5. (C) COMMENT: Batken province is an active area for extremists and terrorists transiting to Afghanistan or Uzbekistan and has been the site of numerous armed attacks and violence in recent years. Supporting and expanding Kyrgyzstan's abilities to protect and secure its southern borders would be beneficial for the region and assist in securing the country's long-term stability.

GFOELLER



C O N F I D E N T I A L SECTION 01 OF 02 BISHKEK 001274 SIPDIS DEPT FOR SCA/CEN E.O. 12958: DECL: 12/04/2019 TAGS: PREL, PGOV, ECON, KG SUBJECT: MAXIM BAKIYEV ON ECONOMIC AND SECURITY REFORMS REF: A. BISHKEK 1224 AND PREVIOUS B. BISHKEK 1208 AND PREVIOUS Classified By: CDA Larry L. Memmott, Reason 1.4 (b) and (d).

1. (C) SUMMARY: In a meeting on November 24, Maxim Bakiyev, head of the Central Agency for Development, Innovation, and Investment expressed his views on the framework for implementation of the proposed U.S.-Kyrgyz Economic Development Fund, reiterated his interest in technical support to outline the reforms necessary for the Kyrgyz economy, suggested that the country needs extensive market-based reform and deregulation, expressed forcefully his commitment to strengthening and deepening bilateral relations with the U.S., and expressed interest in pursuing a radical agenda of defense reform. The wide-ranging conversation demonstrated someone who is well informed, highly influential, and has tremendous political ambition -- someone who clearly sees himself as a future president of Kyrgyzstan. For discussion of the FSN arrest case, see ref A. End Summary.

2. (C) Embassy received on November 18 extensive written comments from the staff of Maxim Bakiyev on the proposed MOU on the EDF. The comments centered on removing USAID and its contractors from the management of the Fund, replacing them with management by the Development Fund of the Kyrgyz Republic, which has been established by the Government to manage $300 million loaned to the Government by Russia earlier this year. We requested a meeting with Bakiyev to explain to him the need to have USAID manage the fund.

3. (C) Bakiyev agreed to the meeting, but surprised us by scheduling it for the evening at his sumptuous private office on the top floor of the Bank of Manas building. We spent two hours discussing a wide variety of issues.

EDF - Start With Economic Policy Review

4. (C) During the discussion of the proposed MOU for the U.S.-Kyrgyz Economic Development Fund (EDF), Bakiyev appeared to be particularly concerned about the overhead cost of USAID management. If a way could be found to use the full $20 million for projects, he would be much more amenable to USAID management, he said.

5. (C) Bakiyev's other major sticking point was his insistence that the board have authority to give final approval for projects. We explained that U.S. laws and regulations would have to be complied with in order for USG funds to be disbursed. That meant that USAID would have to approve disbursement of funds. However, if that were done as a step prior to board approval, our legal requirements would be met while his desire to have board approval be final would also be fulfilled.

6. (C) Bakiyev asked how soon the fund could be brought into operation. We noted that it would take some time to get all the management procedures into place. However, as we knew that he wanted to move quickly on a diagnostic consultancy project targeted at putting together a plan for economic reform, we could look at breaking that project out of the regular operation of the fund and might be able to have it in operation in some six months. Bakiyev agreed that it would be good to move that project quickly, as he said it was necessary in order to orient his economic team and everything they are trying to do.

7. (C) We agreed to hold a meeting between USAID and Central Agency staff during the next week to agree on further details of the mechanism for putting the EDF into operation.

8. (C) Bakiyev said he wanted to move quickly on deep economic reform. "You can't use the term publicly anymore, he said, but I think of myself as a 'neo-liberal.'" He BISHKEK 00001274 002 OF 002 repeated his statement (ref b), that he intends to "privatize everything."

Bakiyev Suggests Fundamental Security Reforms

9. (C) Bakiyev suggested that economic reform "touches everything." As an example, he used the Ministry of Defense. "With the Border Guards defending the borders, Ministry of Interior Forces keeping internal order and the State Security Service protecting government officers and offices, what is the Ministry of Defense doing?" he asked rhetorically. "Eating money," he answered himself. "And do the mothers and fathers of the conscripts forced into the military thank us for taking away their sons? Hardly! We need to move to an all-volunteer service," he concluded, pointing out that the country's security would be much better protected by "professional soldiers."

10. (C) We noted that there were benefits to organizing to international standards. While a more professional military would certainly be a boon and might be less expensive, as well, there were advantages to structuring the military under a Ministry of Defense. Perhaps an alternative would be to move all military-type forces into a single structure under a revamped Ministry of Defense, eliminating those which are duplicative or unnecessary. For the U.S., our ability to provide military assistance to units which are not part of the Ministry of Defense is more limited. Bakiyev clearly took this concern seriously.

Building the Bilateral Relationship

11. (C) Following up on the subject of U.S.-Kyrgyz military cooperation, Bakiyev said that our goal should be a continuous broadening and deepening of the bilateral relationship. We should make it our goal to get to a place where "you could keep your Transit Center forever! In fact, you could make it a full-fledged military base." We agreed that broader and deeper cooperation is our aim.

Comment: Confident and Ambitious

12. (C) Bakiyev again clearly stated his desire to work for fundamental changes in Kyrgyzstan, not only in economic development, but also in areas well outside his (current) official authority. His desire for an independent, outside review of Kyrgyzstan's economic policies is welcome. Of course, any comprehensive review would once again highlight the need to implement improved rule of law and anti-corruption policies. On the Economic Development Fund it is clear to us that not all concerns about the management of the Fund have been resolved and the proposed structure will still need to be developed in discussions with Bakiyev and his staff.

MEMMOTT



C O N F I D E N T I A L SECTION 01 OF 02 BISHKEK 001302 SIPDIS DEPT FOR SCA/CEN E.O. 12958: DECL: 12/18/2019 TAGS: PGOV, PREL, KG SUBJECT: OPPOSITION BELIEVES GOVERNMENT REFORMS WILL LEAD TO MAKSIM BAKIYEV AS PRESIDENT Classified By: Ambassador Tatiana C. Gfoeller, Reasons 1.4 (b) and (d).

1. (C) Summary: The Ambassador met with Roza Otunbayeva, former Minister of Foreign Affairs and current leader of the Social Democratic Party of Kyrgyzstan (SDPK) Parliamentary faction. Otunbayeva was uniformly negative (as expected) with regards to the recently announced Government reforms and the proposed changes to the Kyrgyz Constitution, and believed the ultimate motivation for the moves was to increase the President,s authority and pave the way for his son Maxim Bakiyev to ascend to the Presidency. End Summary.

2. (C) On December 15 the Ambassador discussed with Otunbayeva the state of the SDPK and the opposition in general, and her views on the recently announced Government reorganization. Otunbayeva was extremely pessimistic about the Government,s reform plans, and was particularly outraged with a draft law of Constitutional amendments submitted to Parliament earlier that day that would legalize the reforms announced by President Bakiyev in October.

3. (C) Otunbayeva stated that the Government,s position had been ill thought out and even illegal, and was hopeful that the draft law approving these policies would not be approved by Parliament. Otunbayeva stated there was no legal justification for the creation of the Presidential Institute and that the powerful, policy-making authorities of the Institute were unconstitutional. Otunbayeva also criticized the President's plans to change the Constitution and make the Presidential Institute the next in line for succession of government authority after the President (Currently the Speaker of Parliament is next in line). She said that such a move would further dilute Parliament and represented a grab for power by the Bakiyev family.

4. (C) Otunbayeva was equally negative when discussing the newly formed Central Agency for Development, Innovation and Investment, led by Maxim Bakiyev. Otunbayeva again believed the Agency was illegal and unconstitutional, and that it would swallow-up or marginalize the existing Ministries with economic responsibilities. Otunbayeva confided in the Ambassador her belief that the upcoming 11-day closure of the Government for New Year's and Orthodox Christmas was actually a cover for a planned coup d'tat.

5. (C) The Ambassador questioned Otunbayeva about the actual goals of the reorganization as opposed to the Government,s stated goals of producing a smaller, more efficient system. Otunbayeva opined that the reforms were a move to consolidate power in the hands of the President and to ensure a smooth transition of power to a member of the President,s family.

6. (C) When questioned by the Ambassador which Bakiyev family member was the likely successor, Otunbayeva initially hesitated. She then responded that until recently, both Maxim and the President,s brother, Janysh Bakiyev, were under consideration. Otunbayeva claimed, however, that Janysh was no longer the likely candidate. She explained that Janysh had pushed the President to select Daniyar Usenov as the next Prime Minister. Having gotten his wish, Otunbayeva reasoned, Janysh was no longer owed the Presidency.

7. (C) Otunbayeva went on to suggest that Maxim was now being groomed to take on the Presidency. As evidence, she noted that his current position put him in charge of the economy and would allow him to receive the credit were the economy to make any gains. The Ambassador asked Otunbayeva about the timing of a move to consolidate the family,s power, noting that President Bakiyev had recently been re-elected and had a full five-year term ahead of him. Otunbayeva responded that President Bakiyev was extremely ill, and did not want to delay the process of lining up his heir. Finally, when asked by the Ambassador whether the opposition had any possibility BISHKEK 00001302 002 OF 002 of disrupting the President,s plans to introduce these new amendments and thus further ensure his family,s authority, Otunbayeva again noted that the proposals were unconstitutional, but that they would certainly be approved by the Parliament at this time.

8. (C) Comment: Like most of the political opposition, Otunbayeva is a very frustrated person looking at most of what happens very much from the outside. We have little confidence in her information and less in her analysis. Nonetheless, this conversation provides a useful look at the current state of mind of opposition leadership.

GFOELLER



S E C R E T SECTION 01 OF 02 BISHKEK 001244 SIPDIS STATE FOR SCA/CEN E.O. 12958: DECL: 12/21/2019 TAGS: KLIG, PREL, PINR, ASEC, PGOV, KG SUBJECT: ENDING THE FSN CONTROVERSY, AND MAKING THE PRESS REF: BISHKEK 1224 AND PREVIOUS Classified By: Charge D'Affaires Larry L. Memmott, for Reasons 1.4 (b) and (d).

1. (U) Summary: In a series of meetings with several Kyrgyz government interlocutors over the past week, we have pressed for a document from the government formally ending, or notifying the USG of a final ending, of the criminal process against our two local employees, arrested by the National Security Service in October. We have received indications that such a document will be forthcoming, but have not yet received it. Meantime, Russian website segodnia.ru broke the story of the arrests on December 2, in an anti-American screed full of errors, but accurately naming one of our local employees. End Summary.

2. (C) We met on the evening of November 24 with Maxim Bakiyev to discuss moving forward the bilateral Economic Development Fund (septel). In the course of the discussion, Bakiyev asked about the status of the issue related to our local employees. We told him that it is not yet fully resolved; that we need a document from the government, perhaps a diplomatic note, formally stating that the criminal process against our employees has been permanently ended. Bakiyev clearly understood the need for such a document and said he would "work with the Foreign Minister to help him provide such a document."

3. (C) Sarbayev called the Embassy and asked for a meeting "immediately" the next day. During the meeting he said he was concerned because the legal process was continuing in the Kyrgyz courts as the lawyers of our FSNs proceeded with the numerous procedural challenges and appeals they had filed. It was a matter of time before this case leaked into the press, "which will do none of us any good." We told Sarbayev that our employees had received nothing more than an oral statement from the SNB investigator to the effect that they would not face criminal charges. They had received no written confirmation whatsoever. Further, their lawyers had informed us that under the provision of law used to release them it is not clear that charges could not be reinstated at a later date. That being the case, we felt we had no choice but to continue to protect the legal rights of our employees.

4. (C) Sarbayev responded by emphasizing, again, the importance of keeping the case quiet. We told him that if we were to receive a diplomatic note which clearly stated that the case against our employees had ended for good, we would be able to end legal action. Sarbayev said that it would take some work, but he expected he could provide such a document. To do that, he said, he would need us to end legal proceedings immediately. We agreed to explore that possibility and get back to him.

5. (C) RSO met with the lawyers the evening of November 25 to review the status of the case and ask their opinion. The lawyers said that they could withdraw their protests and complaints without prejudice, reintroducing them at a later date if that became necessary. We requested that they do so, and informed the FM that they would do so.

Into the Press

6. (U) On December 2, Russian web site segodnia.ru published a one page article on the case. Identifying its principal source as someone in the "special structures of Kyrgyzstan" (presumably the National Security Service, SNB), the article contains a mix of correct facts, errors, and anti-American statements. Most of the facts of the case itself are correct, and the site actually identifies by name RSO FSN Emil Chodronov. The descriptions of high level USG-Kyrgyz Government meetings related to the case suggest the source BISHKEK 00001244 002 OF 002 may have been in the lower reaches of the SNB, aware in general of the conversations, but without an accurate understand of who the players were or how the meetings took place.

7. (S) GRPO met with SNB contacts on December 1 and raised the need for a document ending the case. SNB agreed and promised to communicate with the Foreign Ministry to move the issue forward.

8. (C) Comment: We have been expecting word of this case to get to the press. With the legal process over and our employees out of custody, it is relatively easy to describe the case as a matter of misunderstanding without going into details. Post will forward proposed press guidance via email today. In the meantime, FM Sarbayev has been in Greece this week. We will approach him upon his return to ask about progress on a diplomatic note (or other document) putting this episode finally behind us.

MEMMOTT



2010

C O N F I D E N T I A L SECTION 01 OF 02 BISHKEK 000084 SIPDIS STATE FOR SCA/CEN E.O. 12958: DECL: 02/01/2020 TAGS: PGOV, PREL, PINR, MARR, KG SUBJECT: KYRGYZSTAN SEEKS SIGNS FROM THE U.S. OF LONG-TERM COMMITMENT TO THE RELATIONSHIP REF: BISHKEK 51 Classified By: Ambassador Tatiana C. Gfoeller, for Reasons 1.4 (b) and (d).

1. (C) Action request para. 8.

2. (C) Summary: The Government of the Kyrgyz Republic is actively reviewing the state of its relationships with the U.S., Russia, and China, seeking a balance which would best serve its interests. A key concern of our interlocutors is what role the U.S. intends to play in Kyrgyzstan in the medium and long-term. Signals, intentional or otherwise, which we give over the coming weeks may significantly affect Kyrgyz attitudes, and could affect our ability to use the Manas Transit Center and other valuable Kyrgyz transit routes. End Summary.

Trial Period

3. (C) Numerous meetings with Foreign Minister Kadyrbek Sarbayev, Director of the Central Agency for Development (and son of the President of Kyrgyzstan) Maxim Bakiyev, and other officials of the Kyrgyz Republic over the past weeks have left us with the strong impression that we are in a "trial period" in Kyrgyzstan. The Kyrgyz took an important step away from their closest international partner, Russia, and toward us in agreeing to host the Transit Center last year. They are running the balance on that decision right now.

4. (C) We are confident that that balance is now positive. Efforts to speed up the payment process for the second quarter of Manas Transit Center operations, the beginning of preliminary construction on the airport ramp project, the progress in disbursement and deliveries under our counternarcotics and counterterrorism programs, the upcoming visit by DOD to review the progress of the air traffic control upgrade program, efforts by the Transit Center to contract with Kyrgyz providers of goods, numerous humanitarian projects by the Transit Center, and a good deal of effective public diplomacy work have kept this ledger in the black.

Long vs. Short Term Interest?

5. (C) However, the Kyrgyz remain very queasy about our long-term intentions. Although we have been able to assuage early concerns that the U.S. policy in Afghanistan meant we would be out of that country by 2011, our interlocutors remain concerned that, over the next few years, our need for the Transit Center will evaporate and we will disappear. We believe that the Russians, burned last year, are pressing a new set of talking points intent on convincing the Kyrgyz that the U.S. will turn out to be an unreliable partner and will soon leave. Russia is pressing its desire to have a new base in southern Kyrgyzstan, and Kyrgyz opposition to that idea seems to be waning.

Potential Regional Jealousies

6. (C) The U.S. discussions with Kazakhstan and Uzbekistan on access to other transportation facilities, and especially air transport facilities, also play into Kyrgyz concerns. It will be crucial as we move forward on any of these options to ensure that the Kyrgyz do not get the impression that we are attempting to somehow "replace" the capabilities we have in Manas.

Minimizing Risk of Renegotiation - BISHKEK 00000084 002 OF 002

7. (C) Our concern is that while a long time frame and an assumption that the U.S. will be in Manas for many years makes the Kyrgyz easier to work with and more acquiescent to our needs, the growing belief that the U.S. is in the last year(s) of its tenure at Manas might well lead the Kyrgyz to become more demanding. At its most problematic, it could lead to a decision on their part that they should reopen the Manas negotiations with an eye toward maximizing short-term benefits while we remain highly dependent on the Transit Center for our operations in Afghanistan. At this point, we do not expect that to happen. We do believe that it is crucial that the USG take steps to minimize such a possibility.

8. (C) Action Request: In that regard, we request that the Department consider the following issues: -- We believe that it would be best to request renewal of the Transit Center Agreement as soon as possible. The longer we wait, the more time the Kyrgyz have to speculate about our intentions. -- In requesting renewal of the Transit Center Agreement, we recommend using language suggesting that the USG would like to begin discussions of our long-term relationship and possible long-term access to facilities at Manas. This issue should also be broached at the Annual Bilateral Consultations. -- Keeping-up contacts with Kyrgyzstan. Where high level contacts are made with Uzbekistan or Kazakhstan, parallel contacts with Kyrgyzstan would make sense. A Cabinet level visit to the Transit Center would pay huge dividends. A high level meeting for the Kyrgyz Annual Bilateral Consultations delegation, to be headed by Maxim Bakiyev and FM Sarbayev, would also make a real difference. -- If we move forward with new air transit capabilities in another Central Asian country, it would help for us to provide the Kyrgyz Government with a heads-up, emphasizing that the capabilities we have at Manas are not being replaced. -- Maintaining assistance levels. The Kyrgyz will be very sensitive to any changes in our level of support and engagement.

GFOELLER
 
Как Израиль масштабно вооружает Азербайджан
S E C R E T SECTION 01 OF 02 BAKU 000020 NOFORN SIPDIS DEPT FOR EUR/CARC E.O. 12958: DECL: 01/13/2029 TAGS: PGOV, PRL, PTER, AJ, IS, IR SUBJECT: AZERBAIJAN'S DISCREET SYMBIOSIS WITH ISRAEL REF: A. IIR 6 941 0165 09//USDAO BAKU//061207ZJAN09 (NOTAL) B. 08 BAKU 1119 C. BAKU 17 Classified By: POL/ECON COUNSELOR ROB GARVERICK, REASONS 1.4 B AND D

1. Аннотация: Отношения Азербайджана с Израилем сдержанные, но близкие. В обеих странах есть схожие геополитические трудности и каждая из стран рассматривает Иран как угрозу внешней безопасности. Израиль, с первоклассной военной промышленностью и смягченными требованиями к своим клиентам, является идеальной парой для Азербайджана, солидные оборонные нужды которого в значительной степени остаются неудовлетворенными Соединенными Штатами, Европой и Россией. Это происходит по различным причинам, в частности в связи в Арменией и событиями в Нагорном Карабахе. Как точно описал ситуацию азербайджанский президент Алиев, это всего лишь «надводная часть айсберга», девять десятых частей которого скрыты от глаз. Прагматизм отношений отмечен как в признании Израиля Азербайджаном, так и в резких заявлениях и участии на форумах Организации Исламской Конференции (ОИК).

Конец аннотации.

2. Дипломатическая переписка основана на взаимодействии посольства с израильскими коллегами в Баку и с чиновниками Азербайджанского министерства иностранных дел, выступавшими с демаршами по израильским проблемам.

3. Так же, как и Израиль, Азербайджан рассматривает Иран как главную, даже экзистенциальную угрозой безопасности. Из этого признания и вытекает общее сотрудничество двух стран. Израильский (рожденный в Америке) посол в Баку, Артур Ленк, часто передавал сочувствие своей страны, отмеченное черным юмором: «Если бы мы могли сменить соседей на Азербайджан, мы бы непременно это сделали». Даже открытые источники обнаруживают обширные отношения между странами, разведывательные службы относят их на более ранний период – времен президентства Гейдара Алиева. Этот факт заставляет думать об этих связях как о главной области сотрудничества, которое обе стороны, естественно, стараются преуменьшить.

4. Азербайджанские власти прилежно защищают интересы Израиля в Баку. Например, заместитель главы миссии в посольстве Баку рассказал сотруднику посольства, что во время операций в Секторе Газа официальные власти значительно улучшили местную безопасность посольства. Когда администрации стало известно о запланированной демонстрации 2 января, они выслали автобусы с полицией к месту сбора протестующих и провели задержания. Полиция арестовала 25 из 150 демонстрантов, 20 человек получили от 10 до 15 дней заключения. Как пример резкого контраста – официальный Баку позволяет безнаказанно пикетировать иранское посольство, пока темой протеста является плохое обращение с азербайджанцами в Иране. В связи с демонстрацией 2 декабря израильский посол сообщил нам, что «не видел ни одного демонстранта» и не обращался ни с какими просьбами, после которых кто-либо мог содержаться под арестом.

5. Благодаря тесным связям с Израилем, Азербайджан получает доступ к новому уровню вооружений для развития собственной армии. Подобной техники он не может получить ни из США или Европы из-за различных юридических ограничений, ни от экс-советских поставщиков из Белоруссии и Украины. Там где остальные страны запада опасаются продавать наземные боевые системы Азербайджану из страха вызвать новую вспышку войны за обладание оккупированными землями Нагорного Карабаха, Израиль свободен совершать сделки по существенным поставкам оружия и получать выгоду от богатого клиента.

В сентябре 2008 года Азербайджан без лишнего шума подписал с израильским министерством обороны большое соглашение, позволяющее трем местным компаниям поставлять минометы, боеприпасы, реактивную артиллерию и оборудование связи. Компания «Soltam» получила контракт на поставку минометов и боеприпасов, «Tadiran Communications» предоставит устройства связи, а «Israeli Military Industries» обеспечит ракеты. Она предлагает широкий спектр реактивной артиллерии, способы модернизации старых советских 122-миллиметровых систем «Град» (БМ-21), комплексы наведения для 122–300-миллиметровых ракет и средства запуска для 300-миллиметровых ракет.

Точно неизвестно, что купили азербайджанцы, известно лишь, что сделка была заключена на сотни миллионов долларов. Азербайджан уже получил от «Israeli Military Industries» 122-миллиметровую систему залпового огня «Lynx», смонтированную на тяжелых «Камазах 63502».

6. Согласно последнему отчету министерства обороны США Азербайджан заключил совместное предприятие с одной израильской фирмой для производства беспилотных летательных аппаратов. Данное предприятие будет на 51 % принадлежать Азербайджану.

7. В мае 2008 года в Баку состоялся визит министра сельского хозяйства Шалом Симхона. Израильские контакты рассказали нам, как точно описал их двусторонние отношения президент Алиев: «Айсберг, который на девять десятых скрыт от посторонних глаз». Очень верно, ведь Баку уравновешивает свои дружеские отношения с Израилем с принятыми обязательствами в Организации Исламской Конференции. Поэтому Азербайджан не разместил посольство в Израиле, покорно (хоть и слабо) критикует Израильские военные операции в Палестине и Ливане, а на международной арене поддерживает линию ОИК, всячески стараясь не вызвать гнева Ирана.

Когда недавно на Генеральной ассамблее ООН посольство передало демарш на Израильскую резолюцию, наш контакт в министерстве иностранных дел пояснил, что Азербайджан будет следовать курсу ОИК, а между Израилем и Азербайджаном возникло «недопонимание» в отношении проведения голосования. Наши израильские контакты не используют это слово, но признают, что не пытаются оказывать в этих вопросах давление на Азербайджан. Это затрагивает и американскую политику, поскольку Азербайджан пытается (часто успешно), привлечь произраильское лобби на свою сторону.

8. В отношениях стран действительно существуют границы, но это не приводит к каким-либо преференциям для израильских инвесторов или их капиталов в Азербайджане (Примечание: едва ли это ставит Израиль особняком среди тех стран, чьи граждане занимаются здесь инвестициями. Конец примечания.)

Заместитель главы израильской миссии с юмором рассказал нам, как израильские бизнесмены говорили, что предпочитают казахстанскую коррупцию азербайджанской. Ведь в Казахстане нужно платить большие взятки для занятия бизнесом, но обычно они заключаются в одной, генеральной выплате, тогда как в Азербайджане требования взяток никогда не прекращаются.

9. Израильские отношения с Азербайджаном выстраиваются на четком прагматизме и острой оценке приоритетов. Израилю необходимо сохранить Азербайджан как союзника против Ирана, плацдарм для разведывательных действий и как рынок военной техники. Чтобы гарантировать эти цели, израильтяне настроили себя на понимание движений в русле ОИК. Азербайджан – государство, как и Израиль, зажатое между крупными, влиятельными и недружелюбными соседями. Израиль воздерживается от давления на Азербайджан по вторичным проблемам, чтобы заполучить основные. Для нас очевидно, что пока обе стороны полностью удовлетворены нынешними отношениями.

LU

S E C R E T SECTION 01 OF 02 BAKU 000020 NOFORN SIPDIS DEPT FOR EUR/CARC E.O. 12958: DECL: 01/13/2029 TAGS: PGOV, PRL, PTER, AJ, IS, IR SUBJECT: AZERBAIJAN'S DISCREET SYMBIOSIS WITH ISRAEL REF: A. IIR 6 941 0165 09//USDAO BAKU//061207ZJAN09 (NOTAL) B. 08 BAKU 1119 C. BAKU 17 Classified By: POL/ECON COUNSELOR ROB GARVERICK, REASONS 1.4 B AND D

1.(C) Summary. Azerbaijan,s relations with Israel are discreet but close. Each country finds it easy to identify with the other,s geopolitical difficulties and both rank Iran as an existential security threat. Israel,s world-class defense industry with its relaxed attitude about its customer base is a perfect match for Azerbaijan,s substantial defense needs that are largely left unmet by the United States, Europe and Russia for various reasons tied to Armenia and Nagorno-Karabakh. Aptly described by Azerbaijani President Aliyev as being &like an iceberg, nine-tenths of it is below the surface,8 this relationship is also marked by a pragmatic recognition by Israel of Azerbaijan,s political need to hew publicly and in international forums to the OIC,s general line. End Summary.

2. (U) This cable is based on Embassy interactions with Israeli colleagues in Baku and with Azerbaijani MFA officials whom we have demarched on Israeli issues.

3. (C) Much like Israel, Azerbaijan perceives Iran as a major, even existential security threat, and the two countries, cooperation flows from this shared recognition. The (U.S.-born) Israeli Ambassador in Baku, Arthur Lenk, often conveys his country,s empathy by remarking with dark humor that if he &had the chance to exchange neighborhoods, with Azerbaijan, I wouldn,t do it.8 Even open sources have identified an extensive relationship between the countries, intelligence services that even predated the presidency of Heydar Aliyev and it only stands to reason that this remains a major area of cooperation which both sides naturally seek to downplay.

4. (C) The Azerbaijani authorities assiduously protect Israeli interests in Baku. For example, the DCM of the Baku Embassy told Emboff that the GOAJ had noticeably improved local security at the Israeli Embassy when the most recent operations began in Gaza. When authorities got word of a planned demonstration on January 2, they dispatched buses to the place where the protesters were preparing to set off for the Embassy and arrested them on the spot. Police detained 25 of the 150 demonstrators rounded up, and 20 of them were sentenced to 10 or 15 days, detention. In sharp contrast, the GOAJ allows demonstrators to picket the Iranian Embassy, so long as the subject of the protest is the treatment of Azeris in Iran. In connection with the December 2 demonstration, the Israeli Embassy told us that they &never even saw8 the demonstrators and made no requests before or after that anyone be held in custody.

5. (C) Through its close relations with Israel, Azerbaijan gets a level of access to the quality weapon systems it needs to develop its army that it can not obtain from the U.S. and Europe due to various legal limitations, nor from its ex-Soviet suppliers, Belarus and Ukraine. Where other Wastern nations are reluctant to sell ground combat systems to the Azerbaijanis for fear of encouraging Azerbaijan to resort to war to regain NK and the occupied territories, Israel is free to make substantial arms sales and benefits greatly from deals with its well-heeled client. In September 2008 ) again in a little-publicized affair ) the GOAJ signed an extensive agreement with the Israeli Defense Ministry providing for three Israeli companies to provide mortars, ammunition, rocket artillery and radio equipment. The company &Soltam8 got the contract to provide mortars and ammunition, &Tadiran Communications8 will provide radio gear, and Israeli Military Industries will provide the rockets. IMI sells a range of rocket artillery and BAKU 00000020 002 OF 002 accessories ranging from upgrade kits for Soviet vintage BM-21 &Grad8 122mm systems, guidance packages for 122mm-300mm rockets and launch vehicles for up to 300mm rockets. It was not clear what exactly the Azerbaijanis bought, as the deal was simply described as being worth &hundreds of millions of dollars.8 Azerbaijan already operates IMI,s 122mm &Lynx8 multiple-launch rocket system, which it mounts on a KAMAZ 63502 heavy truck.

6. (S/NF) Recent USDAO reporting also indicates that the GOAJ through its Ministry of Defense Industries has created a joint venture with an Israeli entity to produce unmanned aerial vehicles (UAVs). This venture will have 51 per cent GOAJ ownership and is distinct from the arrangements reported in para. 5 above.

7. (C) Israeli contacts tell us that President Aliyev aptly described the bilateral relationship as &an iceberg; nine-tenths of it is below the surface8 during the May 2008 visit of Agriculture Minister Shalom Simhon. The sentiment is accurate because Baku balances its cordial relations with the Jewish state with its perceived responsibilities in to the OIC. Therefore Azerbaijan does not maintain an embassy in Israel, it dutifully (although weakly) criticizes Israeli military operations in the Palestinian territories and Lebanon, and in international organizations supports the OIC line and avoids any chance of angering Iran. When Emboff delivered demarches on the UNGA Israel resolutions recently (Reftel A), our MFA contact explained that Azerbaijan would follow the OIC line and that there was &an understanding8 with Israel about Azerbaijan,s voting behavior. Our Israeli contacts do not use the same word but acknowledge that they do not attempt to pressure Azerbaijan on these questions. The relationship also affects U.S. policy insofar as Azerbaijan tries, often successfully, to convince the U.S. pro-Israel lobby to advocate on its behalf.

8. (C) The relationship does have its limits; it does not translate into any preferential treatment for Israeli investors or capital in Azerbaijan (Note: this hardly sets Israel apart among countries whose citizens invest here. End note.) With some humor, the Israeli DCM told us that Israeli businessmen expressed to her that they prefer corruption in Kazakhstan to that of Azerbaijan because in Kazakhstan one can expect to pay exorbitant &fees8 to do business but those are generally collected at once, up front, whereas in Azerbaijan the demands for bribes never cease.

9. (C) Israel,s relations with Azerbaijan are based strongly on pragmatism and a keen appreciation of priorities. Israel,s main goal is to preserve Azerbaijan as an ally against Iran, a platform for reconnaissance of that country and as a market for military hardware. In order to ensure those goals, the Israelis have keenly attuned themselves to the GOAJ,s needs as an OIC member and a state ) like Israel ) wedged between large, powerful and unfriendly neighbors. They forgo the option of pressuring the GOAJ on secondary issues to secure the primary ones. It is apparent to us that for now both sides are well satisfied with the bilateral state of affairs. LU
Досье Wikileaks на главу МЧС Азербайджана и его семью
S E C R E T SECTION 01 OF 04 BAKU 000127 SIPDIS COMMERCE FOR D.STARKS EEB/CBA FOR T.GILMAN DEPT PLEASE PASS TO USTR FOR C. MORROW AND P. BURKHEAD E.O. 12958: DECL: 02/24/2020 TAGS: ECON, EINV, EIND, ETRD, KCOR, PINR, PGOV, RS, KS, IR, TU, AJ SUBJECT: AZERBAIJAN: WHO OWNS WHAT VOL. 2 - THE MINISTER OF EMERGENCY SITUATIONS, BELUGA CAVIAR, AND FRUIT JUICE (C-RE9-02494; C-RE9-02493; C-RE9-02492) REF: BAKU 54 Classified By: Charge d'Affaires Don Lu, a.i., for reasons 1.4(b) and ( d).

1.Аннотация: С точки зрения экономической и политической сил это вторая связка в ряду самых могущественных семей Азербайджана. Она представляет собой семью министра чрезвычайных ситуаций Кямаледдина Гейдарова.

Сам Гейдаров ранее был председателем Государственного таможенного комитета (одной из самых коррумпированных организаций в Азербайджане), а теперь комитетом руководит его личный ставленник. Семья Гейдарова контролирует огромную деловую империю – от производства фруктовых соков до управления недвижимостью. Это вторая по влиятельности на бизнес семья в Азербайджане после семьи Пашаева (в которую вошел, женившись, президент Алиев).

Конец аннотации.

Человек, стоящий за властью

2. Кямаледдин Гейдаров самый влиятельный член семьи, многие наблюдатели отмечают, что он, возможно, более могущественен, чем президент.

Комментарий: Служба не считает это вероятным, хотя Гейдаров распоряжается в стране большими активами и ценностями, чем сам президент. Конец комментария.

Его отец, Фаттах Гейдаров, сейчас член парламента горного района Габала, являющегося основной базой семьи за пределами Баку. В советское время Фаттах был секретарем партии в Ордубаде (позднее в Юлфе), с 1976 по 1978 и далее работал министром социального обеспечения Нахичевани, а с 1983 по 1995 – министром культуры Нахичевани.

3. Девять лет Кямаледдин Гейдаров был председателем Государственного таможенного комитета, а с 2006 года стал главой военизированного министерства по чрезвычайным ситуациям (МЧС), которое действует одновременно как глобальное Федеральное агентство по чрезвычайным ситуациям (FEMA), пожарная охрана, инспекция по здоровью и безопасности и повсеместный регулятор множества аспектов экономики.

Гейдаров родился в 1961 году, получил степень по геологии и международному праву государственного университета Азербайджана. Занимал руководящие должности во многих частных и государственных предприятий, пока в почтенном возрасте 35 лет не стал председателем Государственного таможенного комитета (ГТК) – организации с высоким уровнем коррупции даже по азербайджанским меркам. Приход Гейдарова к власти стал частично результатом прочных отношений между его отцом и бывшим президентом Гейдаром Алиевым (он тоже родом из Нахичевани), а частично результатом крепких управленческих навыков Кямаледдина. Он значительно обогатил правящую партию, после чего к нему выросло доверие Гейдара Алиева, назначившего его на важный пост председателя ГТК.

4. Таможенный комитет принес Гейдарову огромное состояние, к нему стекались незаконные средства с самого низа «пищевой цепочки» - тщательно продуманной и хорошо организованной системы взяток и покровительства. Скорее всего, Гейдаров и сейчас получает большую прибыль из ГТК, ведь им управляет его верный преемник.

Когда в 2006 президент Алиев назначил Гейдарова министром МЧС, главой ГТК стал его заместитель Айдин Алиев. Он никак не связан с президентом Алиевым, поэтому Гейдаров его единственный благотворитель. Это своего рода симбиотические отношения, в которых Алиев верой и правдой служит могущественному Гейдарову (не забывая о больших отчислениях), чтобы сохранить собственное положение.

Когда в 2007 году Chargeвпервые встретился с Гейдаровым, министр занимал свой пост меньше года, но его грудь украшало столько военных регалий, что он мог легко конкурировать с американским председателем объединенного комитета начальников штабов. Видимо, он просто перевесил награды со своей старой формы Таможенного комитета.

Министерство всего важного

5. (sensitive but unclassified) МЧС последовательно добивалось роли одного из самых влиятельных министерств в Азербайджане. Подозревают, что у МЧС самый высокий доход среди любых других министерств. У МЧС есть даже собственные военизированные подразделения, схожие с подобными силами в других странах СНГ.

В 2008 году, во время посещения Вашингтона, Гейдаров упомянул, что его министерство недавно взяло под контроль зенитную батарею около Баку, в которой он служил срочником в советские времена. Теперь министерство контролирует пожарный департамент и другие чрезвычайные службы, пожарную инспекцию, государственный зерновой резерв, а также выдачу лицензий на строительство. Эта последняя сфера ответственности (возможно, самая важная для иностранных юридических лиц, работающих в Азербайджане) включает в себя строительных инспекторов, которые могут вмешиваться, задерживать и останавливать любой проект, признанный ими «небезопасным».

Фактически сотрудники МЧС и ранее предупреждали американцев и других иностранных бизнесменов, что их компетенция охватывает проблемы от температуры и давления до изотопов – сюда можно отнести почти все, находящееся под этим солнцем.

6. (sensitive but unclassified) Часто шутят: в судебной системе Азербайджана можно выиграть дело, только если вы дружите с судьей или пригласили Бенджамина Франклина (в смысле – хорошо заплатили). Конечно, есть и другой путь для победы в зале суда – представлять серьезную политическую силу. Путь к обретению сертификата безопасности для строительства очень похож на вышеописанный. В числе подозрительных - недавний строительный бум в Баку.

В 2007 году, во время работ, обрушилось недостроенное многоэтажное здание, убив нескольких рабочих. В январе 2010 трое рабочих погибли, выпав из строящегося дома прямо на респектабельный проспект Нефтяников. Подозрительное строительство широко распространено в Баку, новые спекулятивные здания в центре города (включая многоэтажные) стоят полупустыми, а практичные покупатели приобретают квартиры в «сталинках» - жилье, построенном до обретения независимости. Считается, что эти в основном невысокие здания построены по более высоким стандартам и вообще более надежны и безопасны.

7. Подобные примеры не служат хорошей репутации МЧС, которое в значительной степени рассматривается лишь как дойная корова для элиты Баку и непосредственно семьи Гейдарова. Если несчастный случай вроде землетрясения приведет к массовому обрушению частных зданий, скорее всего общий гнев не обрушится на подрядчиков или коррумпированных бюрократов, как было в 1997 году в Стамбуле. Менее влиятельные организации стали бы легкими жертвами, но истинные архитекторы катастрофы, наподобие МЧС Гейдарова, найдут нужные рычаги и ресурсы государства, чтобы избежать любой репрессии.

Его дети и их игрушки

8. Двое сыновей Кямаледдина - Ниджат и Талех Гейдаровы – недавно выразили желание купить два самолета «Гольфстрим», оцененные в двадцать миллионов долларов каждый. Также семье принадлежит «Аэробус А319», корпоративный самолет, чей салон окончательно заканчивали в Базеле, Швейцария. Как первоначально сообщалось, права на «Гольфстримы» были разделены между компанией "Shams al Sahra FZCO" (зарегистрированной в Дубае на Талех и Ниджата) и мистером Мэнучером Ахадпуром Ханганом. Каждый из них владеет 50% самолетов. Ханган ранее не был известен Посольству, но по информации от компании «Гольфстрим» он имеет двойное гражданство Ирана и Азербайджана (неясно, есть ли у него другие паспорта).

Согласно действию части Патриотического акта «Гольфстрим» запросил у Гейдаровых информацию, которая подтверждает законность источников их состояния. Гейдаровы предоставили «Гольфстрим» краткий обзор семейных активов – как обнаруживается, им принадлежит больше фирм, чем любой другой азербайджанской семье, включая компании по продовольственному консервированию, производству строительных материалов, бетона, асфальта, химикатов, кирпича, гипсовых материалов, кожи, текстиля, молока, соков, алкоголя и спирта, по продаже фортепьяно, по изготовлению СД- и ДВД-продукции (поскольку лицензионные СД и ДВД вообще недоступны на местном рынке, они, естественно, все пиратские),а также компании, работающие в банковской сфере, сфере туризма, сельского хозяйства, страхования и строительства.

9. Один из контактов Посольства, видный иранский бизнесмен в Баку, называл Хангана генеральным директором или «номинальным главой» существенной части семейного конгломерата Гейдарова. Также контакт отметил, что, в то время как Ханган официально именуется владельцем различных фирм, очень много собственных операций Гейдарова, в которых роль Хангана не выше менеджера. Вдобавок контакт отмечает неизвестного турецкого гражданина, который управляет другим сегментом семейного бизнеса, чья роль зеркально отражает Хангана.

10. Многие из семейных операций проходят через группы компаний "Gilan", "Qabala", "Jala" или "United Enterprises International». Владения "Gilan" вездесущи в Баку, компания является одним из нескольких главных застройщиков и находилась в центре спекулятивного рынка недвижимости. Наблюдатели сравнивают "Gilan" с «Dubai World» или «Nakheel», хотя и меньшего масштаба.

Гейдаровы в значительной степени монополизировали рынок фруктового сока в Азербайджане, поддерживая очень высокие цены на местном рынке соков и фруктовых напитков, осложняя жизнь – с помощью Таможенного комитета – более дешевым конкурентам из Турции, Украины и России. Когда USAID попыталась поддержать производство и распространение гранатов в Азербайджане, они быстро выяснили, что никто не продает гранатового сока, концентрата или его производных без разрешения Гедарова.

Экономика Азербайджана в значительной степени подчинена монополистским интересам, и наблюдатели предполагают, что Гейдаров находится на верху этой неконкурентной пирамиды. По слухам, Гейдаров проявляет интерес к местному заводу «Pepsi», «Red Bull», «British American Tobacco», «Japan Tobacco» и «Imperial Tobacco». Гейдаров охотно признавался посетившим его американским делегациям, что владеет и управляет «Caspian Fish Company», которая контролирует прибыльный (и ранее контролируемый русской мафией) рынок белужьей икры в Азербайджане.

11. Гейдаровы проявляют себя и в области культуры. Кямаледдин Гейдаров композитор и написал песню о бывшем президенте Гейдаре Алиеве, которую исполнил азербайджанский певец Агададаш Агаев. Жена Кямаледдина этническая кореянка, что сделало его достаточным кореефилом, он президент азербайджанской федерации тейквондо и владелец недавно открывшегося элитного ресторана «Shilla." Корейские дипломаты подтвердили, что Гейдаров помог им с некоторыми важными сделками, но жаловались, что многие соглашения пошли насмарку после того, как корейские фирмы отказались заплатить за заступничество.

12. Сын Гейдарова Талех – президент Европейского Общества Азербайджана и посещал американские посольства в европейских столицах со своей базы в Лондоне. Общество заявляет о себе как о независимой группе, но темы его разговоров весьма точно отражают цели и стремления официального Азербайджана. На недавней встрече Талех и его когорты подняли тему «армянской агрессии» в Нагорном Карабахе и «двойных стандартов» в американских докладах о правах человека и демократии, поступающих из региона. Жаловались на усилия Конгресса обеспечить гуманитарную помощь в анклаве Нагорный Карабах.

Талех и (или) Ниджат также владеют футбольным клубом «Габала» - возможно, в попытке копировать выходки русского Романа Абрамовича с «Челси». «Габала» настоящая команда объединенных наций, в нее входят игроки со всех концов Европы, Латинской Америки и Африки - лучшее, что можно купить за деньги для центрального Азербайджана. Оба сына получили образование в Лондоне и теперь живут там.

Талех имеет степень бакалавра международных отношений и истории в Лондонской школе экономики и магистра по безопасности и глобальному управлению в колледже Биркбек, а Ниджат получает степень бакалавра по политике и восточноевропейским исследованиям в Университетском колледже Лондона и магистра по менеджменту, организации и руководству в Лондонской школе экономики. Некоторые газеты сообщают о возможном возвращении Талеха в Баку, где он сможет уже в этом году стать членом парламента.

Хорошо быть королем

13. Семья наиболее влиятельна в областях Габала, Масали и Ленкорань. Предполагается, что Гейдаров продолжает управлять Таможенным комитетом и оказывать влияние на налоговое министерство, министерство экологии и национальных ресурсов и министерство экономического развития, которое теперь возглавляет основатель налогового министерства. Конечно, дополнительную прибыль приносит Гейдарову широкая деятельность МЧС. Как отмечают наблюдатели, МЧС стало одним из самых желанных мест трудоустройства в Баку, а Гейдаров заслужил репутацию человека, платящего зарплату точно и вовремя. Кроме того, служащие имеют выгоду от работы в МЧС вроде возможности устроить детей в самую новую и хорошо финансируемую государственную школу в Баку. Такие меры создают лояльное отношение к министру среди его последователей и ставленников.

Торфяные войны: не стойте на пути Кямаледдина

14. Посольские контакты отмечают, что в данный момент Гейдаров ведет «битву за зерно» с министром сельского хозяйства Исматом Аббасовым, на место которого Кямаледдин хочет поставить члена парламента Эльдара Ибрагимова.

Исторически все, кто сражался с Гейдаровым, плохо закончили: Фархад Алиев и Гейдар Бабаев были (по очереди) вытеснены из министерства экономического развития, после того как стали в оппозицию к Гейдарову. Оба являлись реформаторами, чьи предложения могли повредить интересам Гейдарова в МЧС и ГТК. Кроме того, некоторые оппозиционные газеты начали называть их потенциальными кандидатами на должность премьер-министра. Ощутив угрозу от подобных реформ, Гейдаров, как утверждают, проявил твердость - оба противника были удалены из правительства, а их бизнес-интересы понесли серьезный урон.

В 2009 году циркулировали слухи, что Гейдаров стоит за убийством главы ВВС и представителя министра обороны генерала Раиля Рзаева. Слухи сообщают об аварии вертолета Рзаева после того, как машина поднялась в воздух, не получив разрешения на полет.

15. В следующем номере «Кто чем владеет» мы представим семью Зии Маммадова, министра транспорта. Вместе с большей частью национальной нефти и вложениями в дорожное строительство, Маммадовы также управляют существенным источником получения ренты - им принадлежат автобусы, которые можно встретить повсюду в Баку. В недавнем телевизионном репортаже задавался вопрос, управлял ли Маммадов таинственной строительной компанией «ZQAN Holding»? Репортер отметил, что аббревиатура «ZQAN» соответствует инициалам его отца – Зии, матери – Каниры, сына – Анара и дочери – Нигар.

Представители «ZQAN» отвергли это предположение, назвав его инсинуацией.

LU



S E C R E T SECTION 01 OF 04 BAKU 000127 SIPDIS COMMERCE FOR D.STARKS EEB/CBA FOR T.GILMAN DEPT PLEASE PASS TO USTR FOR C. MORROW AND P. BURKHEAD E.O. 12958: DECL: 02/24/2020 TAGS: ECON, EINV, EIND, ETRD, KCOR, PINR, PGOV, RS, KS, IR, TU, AJ SUBJECT: AZERBAIJAN: WHO OWNS WHAT VOL. 2 - THE MINISTER OF EMERGENCY SITUATIONS, BELUGA CAVIAR, AND FRUIT JUICE (C-RE9-02494; C-RE9-02493; C-RE9-02492) REF: BAKU 54 Classified By: Charge d'Affaires Don Lu, a.i., for reasons 1.4(b) and ( d).

1. (S) SUMMARY: This cable is the second in a series that profiles the most powerful families in Azerbaijan, both in terms of economic and political power. This issue features Minister of Emergency Situations Kamaladdin Heydarov and his family. Heydarov was previously Chairman of the State Customs Committee, and his hand-picked successor now operates that agency, one of the most corrupt operations in Azerbaijan. The Heydarov family, which controls a business empire in Azerbaijan ranging from fruit juice production to real estate development, is the second most powerful commercial family in Azerbaijan, after the Pashayev family (into which President Aliyev married). End Summary. The Man Behind the Power ------------------------

2. (S) Kamaladdin Heydarov is the most powerful member of this family, and some observers have said he might be even more powerful than the President himself. (COMMENT: Post does not believe this is true, although Heydarov controls more visible assets and wealth within the country than the President. End Comment.) His father, Fattah Heydarov, is a Member of Parliament from the mountainous Qabala district, which serves as a home base for the family outside Baku. Fattah was Secretary of the Ordubad (and later Julfa) District Party Committee during Soviet times, and served as Minister of the Welfare Service of Nakhchivan from 1976 to 1978 and later as Nakhchivan's Minister of Culture from 1983 to 1995.

3. (S) Kamaladdin Heydarov was Chairman of the State Customs Committee for nine years, and since 2006 has been head of the para-military Ministry of Emergency Situations (MES), which acts as a super-Federal Emergency Management Agency, Fire Marshall, health and safety inspector, and overall regulator of many aspects of the economy. Born in 1961, he holds a degree in Geology and International Law from the Azerbaijan State University. He held executive positions in a number of private and public enterprises prior to his appointment at the ripe old age of 35 as Chairman of the State Customs Committee (SCC), an agency that is notoriously corrupt, even by Azerbaijani standards. Heydarov's rise to power was partly a result of the strong relationship between his father Fattah and former President Heydar Aliyev (also from Nakhchivan), but also partly a result of Heydarov's strong management skills. As he gained wealth for the ruling party, Heydar Aliyev's respect for him grew, until finally he was entrusted with the valuable role of Chairman of the SCC.

4. (S) The State Customs position allowed him to gain his massive wealth, as significant illicit payments were paid "up the food chain" in an elaborate and well-orchestrated system of payoff and patronage. Heydarov likely still enjoys a sizeable income from the SCC, as it is controlled by his loyal successor. When President Ilham Aliyev appointed Heydarov as Minister of Emergency Situations in 2006, he was replaced at the SCC by his Deputy Aydin Aliyev. Aydin Aliyev is not related to President Aliyev, and Heydarov is Aydin Aliyev's sole benefactor, a symbiotic relationship in which Aliyev presumably gives undying loyalty (and a hefty cut) to the powerful Heydarov in order to retain his position. When Charge first met Heydarov in 2007, the Minister had been in office for less than a year but had a chest full of military ribbons that would rival the U.S. Chairman of the Joint Chiefs. Presumably he transferred them directly from his old State Customs uniform. The Ministry of Everything Significant (MES) -------------------------------------------- BAKU 00000127 002 OF 004

5. (SBU) The Ministry of Emergency Situations (MES) has consistently proven itself to be one of the most powerful ministries in Azerbaijan. It is suspected to have the largest revenue of any Ministry. It even has its own para-military unit, consistent with other such ministries in the CIS. Heydarov mentioned to a visiting Washington VIP in 2008 that his ministry had recently taken control of an anti-aircraft battery near Baku in which he had served as a young conscript during Soviet times. The Ministry now controls the fire departments and other emergency services, fire code inspections, state grain reserves, and construction licensing. This last area of responsibility (perhaps the most important for foreign entities operating in Azerbaijan) also covers building inspectors who can interfere with, delay, or stop any construction project they declare to be "unsafe." In fact, MES staff have previously warned American and other foreign businessmen that their purview covers anything that is associated with temperature, pressure, or isotopes -- categories broadly interpreted to include just about everything under the sun.

6. (SBU) It is often said mockingly that in Azerbaijan's judicial system, one can only win a case if one is friends with the judge - or if introduced by Benjamin Franklin (read: significant cash). Of course being known to the judge as politically powerful is another path to courtroom victory. The path to certifying a building's safety is likely similar, and the true structural integrity of Baku's recent construction boom is suspect. In 2007, a multi-story high-rise under construction crashed to the ground, killing several workers. In January 2010, three workers were killed when they fell from a building under construction on high-rent Neftchiler Prospect (reftel). Suspect construction is widespread in Baku, as new, speculative real estate ventures in central Baku (including high-rise buildings) are largely vacant, while practical buyers bid up the prices of flats in "Stalin-ka" buildings that pre-date independence. These older buildings, which tend to be low-rise, are thought to have had higher construction standards and generally be safer and more dependable.

7. (S) These types of market developments do not bode well for the reputation of MES, which is widely viewed as a cash cow for Baku's elite, and the Heydarov family in particular. If an event such as an earthquake led to widespread destruction of property, it is assumed that outrage would be private, rather than public, and would not boil over into attacks on contractors or corrupt bureaucrats, as was the case after the 1999 earthquake in Istanbul. Some less powerful contractors would become easy targets, but the true architects of disaster such as Heydarov's MES would find a way to use its resources and the tools of the state to escape any reprisal. His Boys and Their Toys -----------------------

8. (S) Kamaladdin's two sons, Nijat Heydarov and Tale Heydarov, have recently expressed a desire to purchase two Gulfstream jets, valued at $20 million each. The family also owns an Airbus A319 corporate jet that is presently undergoing cabin completion in Basel, Switzerland. According to initial reports, ownership of the Gulfstreams would be shared between "Shams al Sahra FZCO" (registered in Dubai to Tale and Nijat) and Mr. Manouchehr Ahadpur Khangah, with Shams al Sahra and Kangah each holding 50 percent of each jet. Khangah was not previously known to the Embassy, but according to information from Gulfstream appears to be a citizen of both Iran and Azerbaijan (unclear if he also holds other passports). Purportedly as part of Patriot Act compliance, Gulfstream asked the Heydarovs for information that would confirm the lawful sources of their wealth. The BAKU 00000127 003 OF 004 Heydarovs provided Gulfstream an overview of their family holdings, and it appears they own more businesses than any other Azerbaijani family, including companies in food canning, construction materials, concrete, asphalt, chemicals, bricks, textiles, CD and DVD production (since licensed CDs or DVDs are generally unavailable on the local market, these are certainly all pirated), milk processing, tourism, gypsum materials, leather, agriculture, pianos, alcohol and spirits, juices, banking, insurance, and construction.

9. (C) One Embassy contact, a prominent Iranian businessman in Baku, referred to Khangah as the Chief Executive Officer or "front man" of a substantial portion of the Heydarov family conglomerate. This contact noted that while Khangah is listed as the official owner of various businesses, they are very much Heydarov-owned operations in which Khangah functions more as a manager. This source added that Khangah's role was mirrored by an unnamed Turkish citizen who controls another segment of the family businesses.

10. (C) Many of the family,s operations are part of the "Gilan," "Qabala," "Jala," or "United Enterprises International (UEI)" family of companies. Gilan Holdings is omnipresent in Baku, as the company is one of several major real estate developers and has been in the forefront of Baku's highly speculative real estate market. Observers compare Gilan to Dubai World or Nakheel, although admittedly on a smaller scale. The Heydarovs have largely cornered the fruit juice market in Azerbaijan, maintaining extremely high prices for locally produced juices and watered-down juice drinks, while making life difficult -- with the help of State Customs -- for cheaper competitors from Turkey, Ukraine and Russia. When USAID tried to support the production and distribution of pomegranate products in Azerbaijan, they quickly learned that no one sells pomegranate juice, concentrate, or derivatives from Azerbaijan without Heydarov's permission. Azerbaijan's economy is largely dominated by monopolistic interests, and observers suggest that the Heydarovs are at the top of this mountain of non-competition. It is rumored that the Heydarovs also have interests in the local Pepsi bottler, the local license for Red Bull, British American Tobacco, Japan Tobacco, and Imperial Tobacco. Heydarov has readily admitted to visiting U.S. delegations that he owns and operates the Caspian Fish Company which controls the lucrative (and previously Russian Mafia-controlled) Beluga Caviar production in Azerbaijan.

11. (S) The Heydarovs are also active in cultural endeavors. Kamaladdin Heydarov is a composer and has written a song about former President Heydar Aliyev that was sung by Azeri singer Aghadadash Aghayev. His wife is ethnic Korean, and he himself is quite the Koreaphile; he is President of the Azerbaijan Taekwondo Federation and owner of the recently opened high-end Korean restaurant "Shilla." Korean diplomats have confirmed that Heydarov was the protector for several major business deals, but have complained that many of these deals have gone awry after the Korean firms refused to pay adequate patronage to Heydarov.

12. (C) Heydarov's son Tale is the President of The European Azerbaijan Society (TEAS), and has made rounds to U.S. embassies in European capitals from his London base. The "society" purports to be an independent advocacy group, but its talking points very much reflect the goals and objectives of the GOAJ. In recent meetings, Tale and his cohorts have raised "Armenian aggression" in Nagorno-Karabakh and "double standards" of U.S. human rights and democracy reporting in the region, and complained about efforts of the U.S. Congress to provide humanitarian assistance within the Nagorno-Karabakh enclave. Tale and/or Nijat also own the Qabala Football Club -- perhaps as a small-scale effort to replicate the Chelsea antics of Russia's Roman Abramovich. The Qabala squad is a virtual United Nations team, with BAKU 00000127 004 OF 004 players from across Europe, Latin America and Africa -- the best team money can buy, at least for central Azerbaijan. Both sons were educated in London and presently live there. Tale holds a B.A. in International Relations and History from the London School of Economics and an M.A. in Security and Global Governance from Birkbeck College, while Nijat holds a B.A. in Politics and East European Studies from University College London and an M.A. in Management, Organizations, and Governance from the London School of Economics. Some newspapers have reported that Tale might return to Baku to become a Member of Parliament later this year. It's Good to Be King --------------------

13. (C) The family's influence is strongest in the regions of Qabala, Masalli, and Lenkeran. Postsuspects that Heydarov continues to control the tate Customs Committee and wield influence over the Ministry of Taxes, the Ministry of Ecology and Natural Resources, and Ministry of Economic Development, which is now led by a former Ministry of Taxes official. Additionally, of course, Heydarov profits significantly from widespread activities of the Ministry of Emergency Situations. That ministry, according to observers, may be the most sought after employer in official Baku, as Heydarov has made a reputation for paying salaries on time and in full. Employees benefit from perks of MES employment, such as the ability to enroll children in one of Baku's best-looking and best-financed public schools. Measures like these, contacts report, create a loyal following for the minister among his minions. Turf Wars: Don't Cross Kamaladdin ---------------------------------

14. (S) Embassy contacts note that Kamaladdin Heydarov is currently in a "fight over grain" with Minister of Agriculture Ismat Abbasov, and wants Abbasov replaced by Member of Parliament Eldar Ibrahimov. Historically, those who have fought with Heydarov have always fared poorly: Farhad Aliyev and Heydar Babayev were (in succession) driven out as Minister of Economic Development in part after falling on Heydarov's bad side. Both were billed as reformers, and the economic reforms they were seen to propose stood to hurt Heydarov's interests at the State Customs Committee and the Ministry of Emergency Situations. In addition, some opposition newspapers had begun to call them potential candidates for the position of Prime Minister. Feeling threatened by their reform activity and growing power, Heydarov allegedly put his foot down. Both were removed from government and their business interests were seriously damaged. Rumors circulated in 2009 that Heydarov may have even been behind the assassination of Air Force Chief and Deputy Defense Minister General Rail Rzayev. The rumors point to the widely-reported forced landing of Heydarov's helicopter after it took off without obtaining flight clearance.

15. (U) The next issue of "Who Owns What" will profile the family of Ziya Mammadov, the Minister of Transportation. With so much of the nation's oil wealth being poured into road construction, the Mammadovs also control a significant source of rent-seeking. His holdings extend to the buses that run throughout Baku. A recent television report asked if the Mammadovs controlled mysterious construction company ZQAN Holding; the reporter pointed out the letters of ZQAN matched the initials of father Ziya, mother Qanira, son Anar, and daughter Nigar. A ZQAN representative brushed this aside as innuendo. LU

Президент Азербайджана о Медведеве, Путине и отношению к Ирану
C O N F I D E N T I A L SECTION 01 OF 04 BAKU 000134 SIPDIS E.O. 12958: DECL: 02/24/2020 TAGS: PREL, PHUM, MARR, ETRD, AJ, AM, RS, IR, TU SUBJECT: AZERBAIJANI PRESIDENT TO U/S BURNS: "YOU CAN'T BOIL TWO HEADS IN ONE POT" Classified By: Charge Donald Lu, for reasons 1.4 (b,d):

Алиев сказал, что он считает Медведева «современным интеллектуалом нового поколения», окруженным людьми, которых он не контролирует. Он сказал, что сам был свидетелем того, как Медведев принимал решения, которым потом еще требовалось согласование перед тем, как они претворялись в жизнь, особенно имея в виду соглашение о демаркации границы, которое он согласовал с Медведевым только для того, чтобы оно оказалось сорванным «другими», предположительно администрацией премьер-министра. Он добавил: «Многие высокопоставленные чиновники не воспринимают (Медведева) как лидера». Он сказал, что есть признаки сильного противостояния между командами того и другого, хотя и не между Путиным и Медведевым лично. «У нас в Азербайджане есть пословица – «Двух голов не сваришь в одном котле»» (грубый уличный жаргон, смысл которого в том, что два лидера обычно склонны ввязываться в драку).



Алиев ответил, что внешне азербайджано-иранские отношения выглядят нормальными, на самом деле это совсем не так. «Я не исключаю, что отношения еще больше усложнятся», - добавил президент. – «(Канцлер Германии) Меркель говорила со мной по поводу Ирана очень жестко, пытаясь убедить меня. Я сказал ей: «В этом не необходимости»», - сказал президент. Он сказал, что поддерживает идею экономической изоляции Ирана и верит, что это могло бы сработать, если бы международное сообщество действовало сообща. Он сказал, что соблюдение санкций в прошлом подрывалось многими европейскими энергетическими компаниями, работающими в Иране. «Statoil поддерживает Иран больше, чем он поддерживает нас!» - пожаловался он. Он отметил, что российский президент Медведев однажды сказал ему, что Россия не хочет, чтобы американцы дожали Иран, но она не хочет и появления ядерного Ирана.



Алиев сказал, что множатся случаи иранских провокаций в Азербайджане. Он особо отметил не только финансирование радикальных исламистских группировок и террористов из Хезболлы, но и: финансирование Ираном жестоких церемоний во время Ашуры в Нахичевани, организацию демонстраций у азербайджанских консульств в Тебризе и Стамбуле, недавнюю жестокую религиозную процессию в Баку, использование фото президента, наложенное на звезду Давида в эфире азербайджаноязычного телеканала Сехер, вещающего на Азербайджан, и конфликт в Каспийском море. Президент добавил, что Азербайджан не станет на курс либерализации визового режима с Ираном. Он также отметил, что Азербайджан планирует создать телеканал на фарси, который будет вещать на Иран. Он добавил, что не понимает, почему верховный духовный лидер предпочел Ахмадинеджада бывшему президенту Мусави. Он пошутил, что, наверное, слишком опасно было иметь сразу двоих этнических азербайджанцев во главе иранского государства. Он сказал, что подтасовки на выборах были вопиющими, поскольку Ахмадинеджад победил в преимущественно азербайджанском Тебризе, тогда как Мусави победил в Тегеране, где просто было труднее подтасовать результаты. Он видит ситуацию вокруг Ирана очень сложной и считает, что она может взорваться в любой момент.



C O N F I D E N T I A L SECTION 01 OF 04 BAKU 000134 SIPDIS E.O. 12958: DECL: 02/24/2020 TAGS: PREL, PHUM, MARR, ETRD, AJ, AM, RS, IR, TU SUBJECT: AZERBAIJANI PRESIDENT TO U/S BURNS: "YOU CAN'T BOIL TWO HEADS IN ONE POT" Classified By: Charge Donald Lu, for reasons 1.4 (b,d). 1. (C) Summary: President Aliyev used this coarse street slang to describe the relationship between Russian President Medvedev and PM Putin, but he might well have used the same idiom to describe his concerns about Turkey-Armenia reconciliation and the Nagorno-Karabakh (NK) Peace Process. He told U/S Burns that the "Sword of Damocles" of the April 24 Armenian Remembrance Day is hanging over the NK Process, as well as the Turkey-Armenia normalization process. He suggested that it would be easier if the Turkey-Armenia normalization could be considered after April in order to allow more time for progress on NK. He also took the opportunity to press the USG to apply maximum pressure on Yerevan to make concessions on NK. He stressed, "Now we are trying to be even more flexible." 2. (C) Summary Continued: On Iran, President Aliyev said he supported economic isolation and believed it could be effective if enforced by a broad coalition. He complained about Iranian security provocations. On a proposed battalion-sized Afghanistan contribution, Aliyev said that he would support sending a team to Georgia to observe the training being provided by EUCOM to Georgian troops headed for Afghanistan. On energy cooperation, President Aliyev said that if the Turks demonstrate "constructive behavior" this year that a gas transit deal can happen. Finally, on the jailed youth activists, though he made no firm commitments regarding their release, he said, "I think (a pardon or amnesty) can be done. I had no intention to hurt anyone." End Summary. Seeks Pressure on Yerevan to Resolve NK --------------------------------------- 3. (C) Under Secretary of State for Political Affairs Bill Burns began his hour-long meeting with President Ilham Aliyev by stressing that he was sent with the simple message that Washington wants to build our bilateral relations and create a stronger partnership. He then offered his condolences for the three Azeri soldiers killed on the Line of Contact on February 18. Aliyev responded that such events show that there is no peace, no peace treaty and no peacekeepers enforcing the cease-fire. He worried more such incidents could happen. Burns commented that such incidents underscored the urgency of finding a political solution on Nagorno-Karabakh. 4. (C) The balance of Aliyev,s comments sought to convey that he was ready to move forward in the Minsk Group Process, but that international pressure would be needed if Armenia was to move forward. He said that it is now time to find a final resolution, but Armenian President Sargsian wants to walk away from the process. "I told the co-chairs that Armenia wants to delay as long as possible and escape at the end."" He said that Azerbaijan was prepared to do its part to propel the talks forward. "Now we will try to be even more flexible." 5. (C) Aliyev outlined several steps to persuade Armenia to agree to the Minsk Group Basic Principles: -- the three co-chair countries should consolidate their efforts at a senior-level, -- (C) the three co-chair countries should send a strong message that the independence of NK is not under review, and -- (C) if these new proposals are not accepted, there should be consequences in terms of international isolation, especially in the form of Russia,s curtailing some of its economic support for Armenia. 6. (C) Aliyev noted that at Sochi, President Sargsian had inserted a proposal for specifying a definite date for a referendum or plebiscite on NK final status. This, Aliyev argued, undermined the entire framework of the agreement, which is premised on an eventual referendum ) with no definite timeframe ) in exchange for legalizing "the illegally established regime in NK."" He also noted that Armenia is vulnerable to isolation because it is dependent upon remittances from its diaspora, as well as imports of gas and electricity. "After 18 years of negotiation, we have tested all options. If this phase (of Minsk Group talks) ends, what is next?" the President asked aloud. The Russian Role in NK and Russian Succession BAKU 00000134 002 OF 004 --------------------------------------------- 7. (C) In response to U/S Burns' question about the Russian role in the NK talks, Aliyev responded that he was convinced that Medvedev's efforts have been sincere. He said that Medvedev has personally met with the Azerbaijani and Armenian presidents five times. Thus any failure to make progress on this issue will damage Medvedev's credibility. He said that at Sochi, Medvedev tried to persuade Sargsian to achieve a breakthrough. He added, however, that it was strange that with so much pressure from Moscow and Lavrov's visit to Yeveran, the Armenians not only resisted progress, but actually backtracked on previously-agreed items. In response to a question, Aliyev said that he believes that PM Putin has his own separate opinion about the desirability of an NK resolution. "I have no evidence, but I can feel this," Aliyev remarked. 8. (C) Aliyev said that he considers Medvedev "a modern, new-generation intellectual," surrounded by people whom he does not control. He said that he has personally witnessed Medvedev taking decisions that then required further approval before they were implemented, referring specifically to a border demarcation agreement that he had agreed with Medvedev only to have it stymied by ""others,"" presumably in the prime ministerial office. He added, "Many high-ranking officials don't recognize (Medvedev) as a leader." He said that there are signs of a strong confrontation between the teams of the two men, although not yet between Putin and Medvedev personally. "We have a saying in Azeri, 'Two heads cannot be boiled in one pot'" (crude street slang suggesting that two leaders are spoiling for a fight). Strong Pushback on the Turkey-Armenia Normalization --------------------------------------------- ------- 9. (C) U/S Burns stressed that the U.S. believes that progress on the Turkey-Armenia protocols could create political space for Sargsian to be more flexible on NK. He continued that the reverse was also true, that a failure of the Turkey-Armenia process would almost certainly result in serious negative consequences for the NK process. Aliyev said that NK progress would require a minimum of five or six months. He suggested that the entire Turkey-Armenia protocol ratification process be delayed until after April 24. He said that the "Sword of Damocles" of Armenian Remembrance Day is hanging unhelpfully not only over the Turkey-Armenia process, but also now the NK progress. "If there were no deadline, maybe we could see how to combine our efforts (to resolve NK)." 10. (C) Aliyev pushed back with his usual warnings about the negative effects of Turkey-Armenia protocol ratification without being proceeded by NK progress. He darkly predicted postponement of any NK settlement; no comprehensive regional security improvement; damage to Turkey-Azerbaijani relations; no real partnership between Turkey and Armenia; further isolation of Central Asia; the undermining of energy projects; and damage to Georgia, both in lost transit income, but also in its role as the sole land corridor between Russia and Armenia. Relations with Iran Described as Tense and Unstable --------------------------------------------- ------ 11. (C) U/S Burns explained in detail the steps the U.S. had taken to initiate dialogue with Tehran and support the Tehran Research Reactor initiative. He ended by noting that, given the rejection of these overtures, the U.S. would move forward with another UNSC resolution that included new sanctions targeting the Iranian Revolutionary Guard Corps. Aliyev responded that although the visible side of Azerbaijan's relations with Iran appears normal, the substance was very different. "I do not exclude that relations will be become more difficult," the President added. 12. (C) "(German Chancellor) Merkel was very firm with me on Iran, trying to persuade me. I told her, 'No need,'" the President recalled. He said that he was supportive of Iran's economic isolation and believed it could work if the international community worked together. He said that earlier sanctions observance had been spotty with many European energy companies working in Iran. "Statoil supports Iran more than it supports us!" he complained. He noted that Russian President Medvedev once told him that Russia did not want the Americans to squeeze Iran, but also did not want a nuclear Iran. BAKU 00000134 003 OF 004 13. (C) Aliyev said that Iranian provocations in Azerbaijan were on the rise. He specifically cited not only the financing of radical Islamic groups and Hezbollah terrorists, but also: -- the Iranian financing of violent Ashura ceremonies in Nakhchivan, -- the organization of demonstrations in front of the Azeri consulates in Tabriz and Istanbul, -- a violent religious procession recently in Baku, -- the use of the President's photo alongside the Star of David on the Azeri-language Seher TV broadcast into Azerbaijan, and -- conflict in the Caspian. 14. (C) The President added that Azerbaijan will not reciprocate on the liberalization of the visa regime with Iran. He also noted that Azerbaijan is planning to create a TV channel in Persian that will broadcast into Iran. He said that he did not understand why the Supreme Religious Leader chose Ahmadinejad over former President Moussavi. He joked that perhaps it was too dangerous to have two ethnic Azeris at the head of the Iranian state. He said that the election fraud was outrageous, with Ahmadinejad winning in Azeri-dominated Tabriz and Moussavi winning in Tehran, where it was harder to falsify the vote. He viewed the situation as very tense within Iran and believed it could erupt at any time. Supports Afghanistan Troop Contribution, with Conditions --------------------------------------------- ----------- 15. (C) U/S Burns asked for the President's support to continue our discussions about a battalion-sized contribution of troops to Afghanistan that would include a U.S. train and equip program. The President said that he is aware of this initiative and his foreign and defense ministries are working on it. He said that the fundamental problem is one of ""optics,"" claiming it was difficult for him politically if it looks like the Americans are only training Azeri troops to send them off to Afghanistan. He said that it would be easier if half of those trained would be sent to Afghanistan, while the second half would remain in Azerbaijan or be used for other purposes. U/S Burns noted that the President's suggestion would create problems involving the U.S. funding of the training. The Charge proposed that as an initial step, Ministry of Foreign Affairs and Defense Ministry staff observe the training of Georgian troops headed to Afghanistan by U.S. Marines. The President thought this was a good idea and instructed his aide to look at this suggestion. Pardon or Amnesty of the Youth Activists "Can be Done" --------------------------------------------- --------- 16. (C) U/S Burns said that one of the ways Azerbaijan could show leadership as a tolerant and secular country was in advancing democracy and human rights. He specifically asked that, following the appeal process of the two youth activists, the President find a way on humanitarian grounds to release the two men. Aliyev made no firm commitment, but responded, "I think this can be done. I had no intention to hurt anyone." When U/S Burns expressed the hope that the government could quietly take this step, the President said, "Okay." Russians are a Factor in Turkish Gas Transit -------------------------------------------- 17. (C) On energy cooperation, President Aliyev said that if the Turks demonstrate "constructive behavior" this year that a gas transit deal can happen. He was clear, however, that nothing would be signed before April 24. He also professed to be worried that active Turkish-Russian cooperation could be one of the impediments to progress. He confided that Turkish Energy Minister Yildiz recently told the head the Azerbaijani State Oil Company, "Why do you want to ruin our relations with Russia? Do you really need Nabucco?" 18. (C) The President continued that it is imperative for Azerbaijan that formalities for the commencement of Shah Deniz Phase II gas development begin this year. This project will bring $20 billion in much-needed investment to Azerbaijan and potentially develop Azerbaijan into a major source of new gas, as much as 50 billion cubic meters. BAKU 00000134 004 OF 004 19. (C) Unprompted by U/S Burns, Aliyev spelled out the reasons Azerbaijan decided to sell gas to Russia last year, noting that ""Moscow had asked" and offered a good price for gas that was surplus anyway. But the real reason, Aliyev confided, was that the sale illustrated to "our Turkish friends" that they will not be allowed to create a gas distribution hub. "Aliyev made clear his distaste for the Erdogan government in Turkey, underscoring the "naivete" of their foreign policy and the failure of their initiatives, including the loss of support for Turkey among traditional international friends because of Ankara,s hostility to Israel. He noted that in his view, there had never been any merit to the notion of a "moderate Islamist" government in Turkey, and that Erdogan,s insistence on promoting Hamas and Gaza ) when other Arab countries were notably silent on these issues ) had brought Turkey no benefits. 20. (U) Lastly, U/S Burns asked for the President's assistance in resolving the long-standing difficulties in finalizing the lease for the new Embassy compound. The President responded positively that he thought this could be done. 21. (U) U/S Burns was accompanied by EUR Deputy Assistant Secretary Amb. Tina Kaidanow, NSC Director Bridget Brink, and Charge. President Aliyev was joined by his Foreign Policy Advisor Novruz Mammadov. 22. (U) This message has been cleared by U/S Burns. LU
 
Узбекистан

Как узбекский авторитет торгует государственными постами и устраивает тендеры
Эта депеша рассказывает о ташкентском «воре в законе» Абдувалиеве, который, по словам американского посла, приторговывает государственными должностями и пробивает контракты и тендеры благодаря знакомству с Гульнорой, «Первой Дочерью» президента Каримова. Документацию между ними носит британский гражданин иранского происхождения. Что интересно, эта кейблограмма была жёстко отцензурирована газетой The Guardian, оставившей от депеши лишь две малозначащих фразы.
S E C R E T SECTION 01 OF 02 TASHKENT 000902 SIPDIS SIPDIS DEPT FOR SCA/CEN AND DRL E.O. 12958: DECL: 05/05/2016 TAGS: KCRM, PGOV, ECON, PREL, PINR, UZ SUBJECT: (S) авторитет устраивает тендеры и должности в Узбекистане MAFIA BOSS FIXES GOU TENDERS AND JOBS REF: TASHKENT 465 TASHKENT 00000902 001.2 OF 002 Classified By: AMB. JON R. PURNELL, FOR REASONS 1.4 (B, D)

1. (S) Аннотация: Источник описывает роль главаря мафии, который помогает бизнесменам выиграть правительственные тендеры, а ищущим работу – «купить» должность. Главарь ОПГ Салим Абдувалиев связывает участников тендера с иранским бизнесменом – гражданином Великобритании, а тот передает документацию Первой Дочери Гульноре Каримовой для одобрения. Салим работает с замминистра внутренних дел по кадрам и устраивает на государственные должности, договаривается о цене и добавляет свою комиссию при продаже должности. По сообщениям, Салим продал широкий спектр государственных должностей, в частности районного Хокима, главы полиции и должности в системе МВД. Говорят, что по поводу продажи должностей с Салимом сотрудничают советник президента и бывший министр МВД. Конец аннотации.

2. (S) Контакт посольства, тесно связанный с семьями высших чиновников Узбекистана, рассказал, что Салим часто является посредником при организации правительственных тендеров, а также помогает получить правительственные должности. Иностранные инвесторы могут «выиграть» правительственные тендеры через Салима, который берет себе комиссию в виде процента от доходов. Многие ищущие должность обращались к контакту, прося его познакомить с Салимом, чтобы «купить» себе должность. (Замечание: должности в общественном и частном секторах обычно «покупаются» в Узбекистане. Конец замечания)

Торговля контрактами и тендерами

3. (S) Источник докладывает, что Салим пристраивает иностранных и прочих инвесторов, заинтересованных в правительственных тендерах, знакомит их с иранским бизнесменом - гражданином Великобритании. Иранец готовит документацию и представляет претендентов Первой Дочери Гульноре Каримовой для утверждения. (Примечание: Согласно источнику, сын бывшего заместителя премьер министра Дильбара Гуломова работает на этого иранца. Конец примечания) Тендеры, организованные таким образом, как сообщается, включают и голландскую фирму Gemka (название написано на слух) инвестора Бухарской ж/д, которая выплатила Салиму 700.000 долларов, и Швейцарскую/Израильскую компанию, задействованную в водном проекте в районе Ташкента, и Корейскую фирму, участвующую в крупномасштабной компании компьютеризации школ.

Торговля государственными должностями

4. (S) Человек по имени «Аброр ходжа» приводит соискателей должностей к Салиму, который обсуждает с ними цену сделки и способы передачи денег. Источник говорит, что Салим продает широкий спектр правительственных должностей, включая должность районного Хокима, районного шефа полиции, и высшие и средние посты в МВД. Салим тесно сотрудничает с Турсинханом Худайбергеновым, замминистра МВД по кадрам, для организации назначений на правительственные должности. Салим договаривается с Худайбергеновым о цене, а потом добавляет еще и свою комиссию и продает должности по высокой цене. (Примечание: Источник докладывает, что Салим в прошлом тесно сотрудничал с Государственным Советником президента Исмаила Юрабекова и бывшим министром внутренних дел Зокиром Алматовым по вопросам торговли гос. постами. Конец примечания)

5.(S) Вот один из примеров влияния Салима в области кадровых назначений: глава района обратился к нему с просьбой о сохранении своей должности, после того, как на него было оказано давление с требованием уйти в отставку. Жена Максима Тешебаева, главы ташкентского района Орта Чирчик обратилась к жене Салима с просьбой о поддержке. За соответствующую цену Салим обещал, что Тешебаев сможет сохранить занимаемую должность. Согласно источнику, Салим проинструктировал Тешебаева, как заплатить его брату, Азамджону Абдулвалиеву, чтобы сохранить свой пост. Но после того как платеж прошел, Салим, как говорят, издевался над суммой, которую предложил Тешебаев, TASHKENT 00000902 002.2 OF 002 говоря что он «не может даже пообедать» на эти деньги.

6.(S) Комментарий: Роль Салима в обеспечении правительственных тендеров и кадровых назначениях еще более проливает свет на тесные связи между организованной преступностью и правительством Узбекистана. (ссылка) Коррупция процветает в правительстве. Тендеры и государственные должности могут быть с легкостью получены по средствам платежа правильной суммы денег подходящему человеку, это приводит к ситуации, в которой неквалифицированные персоны пользуются любым случаем, чтобы вернуть себе немалые суммы, которые они потратили на получение должности, и тем самым увеличивают коррупционную активность. PURNELL



Оригинал

S E C R E T SECTION 01 OF 02 TASHKENT 000902 SIPDIS DEPT FOR SCA/CEN AND DRL E.O. 12958: DECL: 05/05/2016 TAGS: KCRM PGOV ECON PREL PINR UZ SUBJECT: (S) MAFIA BOSS FIXES GOU TENDERS AND JOBS REF: TASHKENT 465 TASHKENT 00000902 001.2 OF 002 Classified By: AMB. JON R. PURNELL, FOR REASONS 1.4 (B, D)

1. (S) Summary: A well connected Embassy contact described a mafia chieftain's role in helping businessmen to secure GOU tenders and job applicants to "buy" government jobs. Crime boss Salim Abduvaliyev puts bidders for tenders in touch with an Iranian businessman holding British citizenship, who submits the paperwork to First Daughter Gulnora Karimova for approval. Salim works with the Deputy Minister of Internal Affairs responsible for personnel issues to arrange government jobs, agreeing on a price and then adding his own fee before selling the position. Salim has reportedly sold a wide range of Government positions, including regional Hokim, police chief, and Ministry of Internal Affairs jobs. A Presidential Adviser and a former Minister of the Interior also reportedly worked closely with Salim on job placement transactions. End summary.

2. (S) An Embassy contact with close connections to the families of senior GOU officials, XXXXXXXXXXXX, told Poloff that Salim often serves as a middleman in fixing GOU tenders and helping applicants obtain government jobs. Foreign investors can "win" GOU tenders by arranging them through Salim, who charges a percentage of revenues as a fee. Many job applicants have approached the contact, XXXXXXXXXXXX, asking for introductions to Salim in order to "purchase" a GOU job. (Note: Both public and private sector jobs are routinely "bought" in Uzbekistan. End note.)

CONTRACT AND TENDER GRAFT

3. (S) According to the contact, Salim locates foreign and other investors interested in GOU tenders, putting them in touch with an Iranian businessman holding British citizenship. The Iranian prepares the paperwork, submitting the tender to First Daughter Gulnora Karimova for approval. (Note: According to the contact, former Deputy PM Dilbar Gulomova's son works for this Iranian. End note.) Tenders arranged through this process reportedly include the Dutch Gemka (ph) firm's railway investment in Bukhara, which required paying Salim a $700,000 fee, a Swiss/Israeli company's water project in the Tashkent region, and a Korean company's large-scale contract to provide computers to schools.

GOU JOBS FOR SALE!

4. (S) A man named "Abror hoja" brings job applicants to Salim, who discusses the price of the purchase and facilitates the transaction. The contact said that Salim has sold a wide range of government positions, including regional Hokim, regional police chief, and high and mid-ranking jobs at the Ministry of Internal Affairs. Salim works closely with Tursinkhan Hudaibergenov, Deputy Minister of Internal Affairs for personnel issues, to facilitate GOU job placements. Salim agrees on a price with Hudaibergenov, before adding his own fee, and selling the position at the higher price. (Note: The contact said that Salim closely cooperated in the past on such job purchase transactions with State Adviser to the President Ismail Jurabekov, and former Minister of Interior Zokir Almatov. End note.)

5. (S) In one example of Salim's sway over GOU personnel decisions, a regional mayor appealed to him for help retaining his job after he came under pressure to resign. The wife of Maksim Teshebaev, the mayor of Tashkent's region's Orta Chirchik district, approached Salim's wife asking for Salim's support. For the right price, Salim promised that Teshebaev would be able to retain his job. According to the contact, Salim instructed Teshebaev to make a payment to his brother, Azamjon Abduvaliyev, in order to retain the job. But after the payment was made, Salim reportedly mocked the amount of money Teshebaev offered, TASHKENT 00000902 002.2 OF 002 saying he "couldn't eat a meal" for that amount.

6. (S) Comment: Salim's role in securing GOU tenders and jobs sheds further light on the close connections between organized crime and the GOU (reftel). Corruption is rampant in the GOU. Tenders and government positions can be fairly easily secured by paying the right amount of money to the appropriate individual, leading to a situation in which unqualified individuals have every incentive to engage in further corrupt activity to pay off the large debts they usually incur making down payments on the jobs.
PURNELL

Кто ходит в гости к узбекскому криминальному боссу
Данная депеша описывает помолвку в семье узбекского авторитета Салима Абдувалиева (подробнее о нем см. «Должности на продажу»). На вечеринке, устроенной Абдувалиевым, замечены жены высших руководителей страны. Буйство роскоши и нравы, описанные американским послом, напоминают депешу о дагестанской свадьбе.

Это донесение американского посла стало одной из жертв цензуры The Guardian: если от кейблограммы TASHKENT000902 издание оставило пару фраз, то эту депешу оно решило вовсе не публиковать. С чем это связано остается только гадать: то ли это забота о жителях Узбекистана, которым не нужно знать о связи семьи Каримова с криминалом, то ли защита авторитета, который еще может помочь английским компаниям выиграть тендеры, то ли это связано с новым поворотом Каримова – от Москвы к Западу.
S E C R E T TASHKENT 000465 SIPDIS SIPDIS DEPT FOR SCA/CEN, INR E.O. 12958: DECL: 03/09/2016 TAGS: KCRM, PGOV, PINR, PREL, UZ SUBJECT: (S) VIDEO SHOWS MAFIA TIES TO GOU REF: A) 05 TASHKENT 2378 B) 98 TASHKENT 1097 C) 05 TASHKENT 3415 Classified By: AMB. JON R. PURNELL FOR REASONS 1.4 (B, D)

1. (S) Аннотация: видео, полученное посольством, указывает на тесные узы семей высшего руководства Узбекистана и организованной преступностью. На видео – жены четырех ведущих министров и двух заместителей премьера вместе с семьей ташкентского авторитета Салима Абдувалиева и живущего за границей узбекского олигарха. Конец аннотации

2. (S) Посольство получило видео ролики двух семейных торжеств, организованных семьей главы ташкентской ОПГ Салима Абдувалиева. (Примечание: Салим и его соперник Гафур Рахимов – ведущие авторитеты Узбекистана. Конец примечания) Жена Салима и жены министров образуют тесную дружескую компанию.

Помолвка сына Салима привлекает элиту Узбекистана.

3. (S) Помолвка сына Салима, Сардора, праздновалась в июле 2005 во дворце Салима в Газелкенте возле Ташкента. В соответствии с традицией на помолвке присутствовали только женщины. Тесно связанная группа двадцати гостей включала жен министра внутренних дел Матлыбова, министра юстиции Мустафаева, министра финансов Азимова, министра иностранных дел Ганиева, сестру зампремьера Касимова. Присутствовали дочери Салима, а также жены ведущих бизнесменов Мухиддина Джамоля, председателя «Узбексавдо» Зафара Фаезиева, гендиректора «УзбекКомунХизмет» Халмуухаммедова.

4. (S) Салим не присутствовал на помолвке, но преподнес каждой гостье ожерелье стоимостью в 1000 долларов. Джамоль, близкий друг Салима (его конгломерат Алп Джамоль включает банки, супермаркеты, торговые центры) развлекал собравшихся. На видео Джамоль раздает стодолларовые банкноты танцующим гостям. (Примечание: для узбекской культуры свойственно давать деньги танцующим женщинам и музыкантам. Конец примечания) Видео показывает также множество черных «Мерседесов» Салима.

5. (S) Наш контакт рассказал, что дом Салима в Газелкенте был декорирован представителем Версаче, который был выписан для этой работы. Фото дома Салима, по слухам, были опубликованы в прошлом году в русском журнале «Высшее общество». (Примечание: фото свадьбы Сардора были размещены на русском вебсайте www.elite.ru. Конец примечания.) По словам нашего контакта, сейчас Салим построил еще один дворец, который и станет его любимой дачей, а поместье в Газелкенте будет использоваться женой, любовницами и дочерьми.

День рождения жены Салима Шахло

6. (S) День рождения жены Салима Шахло отмечался летом 2005 года в ресторане в Ташкенте. Кроме дочери и сына Салима, присутствовали бывший министр иностранных дел Махмудова и жены мининдел Ганиева и зампремьера Султанова. Были также жены гендиректора «УзбекКомунХизмет» Халмухаммедова и живущего за границей олигарха Фатоха Шодиева, а также знаменитая певица Юлдуз Усманова. Большинство гостей подарили Шахло по три тысячи долларов, а жена Шодиева – 10.000 долларов. (Примечание: Шодиев покинул Узбекистан в 1994, сделав себе состояние на хлопке, и сейчас живет в Казахстане и Бельгии. Он занимает ведущую позицию в Евразийской Промышленной Ассоциации и считается советником Назарбаева. Конец примечания)

PURNELL



Оригинал

S E C R E T TASHKENT 000465 SIPDIS SIPDIS DEPT FOR SCA/CEN, INR E.O. 12958: DECL: 03/09/2016 TAGS: KCRM PGOV PINR PREL UZ SUBJECT: (S) VIDEO SHOWS MAFIA TIES TO GOU REF: A) 05 TASHKENT 2378 B) 98 TASHKENT 1097 C) 05 TASHKENT 3415 Classified By: AMB. JON R. PURNELL FOR REASONS 1.4 (B, D)

1. (S) Summary: Video footage obtained by Post suggests close ties between families of senior GOU officials and organized crime. The footage shows the wives of four top GOU Ministers and two Deputy Prime Ministers, with the family of Tashkent crime boss Salim Abduvaliyev and the wife of a foreign-based Uzbek business tycoon. End summary.
2. (S) Post has obtained video footage of two events hosted by the family of Tashkent mafia chieftain Salim Abduvaliyev. (Note: Salim and his rival, Gafur Rakhimov, are Uzbekistan's top mobsters - refs A and B. End note.) XXXXXXXXXXXX Salim's wife and the wives of the GOU Ministers form a tight circle of friends. XXXXXXXXXXXX

ENGAGEMENT PARTY FOR SALIM,S SON ATTRACTS GOU ELITE

3. (S) The engagement party for Salim,s son, Sardor, was held in July 2005 at Salim,s mansion in Gazelkent near Tashkent. Following tradition, only women attended the engagement party. The close-knit group of around twenty guests included the wives of Interior Minister Matlybov, Justice Minister Mustafayev, Finance Minister Azimov, and Foreign Minister Ganiev, as well as Deputy Prime Minister Kasimov's sister. Salim,s daughters also attended, along with the wives of leading businessmen Muhiddin Jamol, "UzbekSavdo" chairman Zafar Faiyziev, and "UzbekComuneHizmet" General Director Halmukhamedov.

4. (S) According to our contact, Salim did not attend the party, but provided each guest with a necklace worth $1,000. Jamol, a close friend of Salim's whose Alp Jamol conglomerate includes banks, supermarkets and shopping centers (ref C), was tasked with keeping the guests happy. The video shows Jamol handing out $100 bills to the guests as they dance. (Note: It is common in Uzbek culture for money to be given to women as they dance, and also to musicians. End note.) Video footage of the party also shows Salim,s fleet of black Mercedes-Benz cars

5. (S) Our contact told Poloff that Salim's Gazelkent home was decorated by a Versace representative flown in for the job. Photos of Salim,s house reportedly appeared last year in the Russian magazine "Vysshee Obshchestvo" ("High Society"). (Note: Photos of Sardor's eventual wedding were published on a Russian website, www.elite.ru. End note.) According to our contact, Salim has now built another "palace," which will be his preferred dacha, while the Gazelkent estate will reportedly be used by his wife, lovers, and daughters.

SALIM,S WIFE SHAHLO,S BIRTHDAY

6. (S) The birthday party for Salim,s wife, Shahlo, took place at a Tashkent restaurant in summer 2005. In addition to Salim,s daughter and son, guests at the birthday included former Foreign Minister Mahmudova and the wives of Foreign Minister Ganiev and Deputy Prime Minister Sultanov. The wives of "UzbekComuneHizmet" General Director Halmukhamedov and foreign-based oligarch Fatokh Shodiyev also attended, along with famous singer Yulduz Usmanova. According to the contact, most guests gave Shahlo $3,000 in cash, while Shodiyev's wife gave $10,000. (Note: Shodiyev reportedly left Uzbekistan in 1994 after making a fortune in the cotton business, and is now living in Kazakhstan and Belgium. He holds a senior position in the Eurasian Industrial Association and is rumored to be an adviser to President Nazarbayev. End note.)
PURNELL
 
WikiLeaks и глобальная смена управления: главные причины и перспективы (Аудиоверсия )

attachment.php


1. Главная проблема цивилизации — биологический тупик
2. Причины, породившие эту проблему
3. Политтехнологии
4. Принципы нетократии и "нетократии"
5. Россия и ВикиЛикс
6. Главная проблема "элиты" постсоветской России и главная проблема народов России

wikileaks_и_глобальная_смена_управления.mp3 39.22 Мб

http://media-mera.ru


Обсуждается Суд времени. Гласность - информационная война


П.С. Если не качается, значит осёл у меня выключен. Скачается позже. :yes:
или с доступного для абонентов ИС ресурса http://disk.kgn.ru/file_5a63aba4f08d9fbd8d3308f4bfb7c4bd9405a7a8.html
 
Черный нал для белорусской демократической оппозиции

Как на бытовом уровне устроено финансирование оппозиции

12 июня 2005 года клерк американского посольства в Вильнюсе пишет встревоженную депешу относительно, казалось бы, мелкого частного инцидента – задержания на границе между Литвой и Белоруссией женщины с русской фамилией, которая пыталась провести незадекларированные 25 тысяч долларов США.
18 декабря 2010​

Главная его озабоченность – как сделать так, чтобы никакие детали инцидента не просочились в прессу. Причина в том, что с черным налом был арестован «курьер», который вез очередную порцию финансирования некой НКО, партнера USAID (Агентства международного развития США), государственного американского фонда с бюджетом в 1% бюджета США, распределяющего дружескую помощь по всему миру, прежде всего некоммерческим организациям. Финансирование идет и по социальным программам, и, что существенно, политическим (развитие демократии).

Дело происходит в 2005 году – в Украине только что к власти пришли «оранжевые», не без поддержки организаций-партнеров USAID, а в марте 2006 года пройдут президентские выборы в Белоруссии, где оппозиция, вдохновленная опытом Украины, планировала попытаться помешать Александру Лукашенко сохранить власть. Иными словами, речь шла о прямом, нелегальном финансировании (наличными) оппозиции в суверенной стране.

Именно с начала 2005 года в России и СНГ начали ужесточаться законодательства об НКО, а Лукашенко использовал бы любой повод для прекращения деятельности НКО, не только прямо связанными с иностранными правительствами, но тем более замешанных в мелкой контрабанде и уклонении от налогов. Поэтому каждый эпизод, где шла речь о прямом нелегальном финансировании оппозиции, необходимо было строго скрывать.

Сейчас, после знакомства мировой общественности с депешами американских посольств, появились некоторые мелкоуголовные, но прямые свидетельства прямого вмешательства во внутреннюю политику и прямо в вопрос о власти в суверенных странах USAID, посольств США и их особенно рьяных союзников. Легальная работа USAID в разных странах объясняется тем, что это агентство – наследник плана Маршалла – во многих случаях действительно помогает в социальных программах, борьбе с болезнями и пр. и вообще формально действует якобы по закону, финансируя только НКО, а не политические партии.

Эта депеша интересна прежде всего сведениями о черном нале, неизвестно на что предназначавшемся, а также об участии дипломатов в качестве курьеров. Сотрудник МИД Литвы Йонас Паслаускас даже трогательно предлагает американскому правительству использовать собственных дипломатов для передачи денег для белорусской оппозиции. Из депеши ясно следует, что для тех, «кто своей деятельностью помогает реализации всеобъемлющей цели правительства США привнести демократию в Беларусь», законы не писаны.



Перевод:

КОНФИДЕНЦИАЛЬНО ВИЛЬНЮС 000732 SIPDIS STATE FOR EUR/NB AND EUR/UMB E.O. 12958: DECL: 07/12/2015 TAGS: PREL, PGOV, EAID, BO, LH, HT7 ТЕМА: ЛИТВА ПОСТАРАЕТСЯ СОХРАНИТЬ ТИШНУ ПО ПОВОДУ ЗАДЕРЖАНИЯ БЕЛОРУССКОГО КУРЬЕРА Засекречено: Политический/Экономический представитель Александр Титоло по причинам: 1.4 (b) and (d)

1. (С) Аннотация:

В центре внимания высокопоставленных чиновников в правительстве Литвы находится задержание по обвинению в валютной контрабанде гражданки Белоруссии, работающей в некоммерческой организации, связанной с USAID (Агентством США по международному развитию). Курьер была задержана при попытке вывезти из Литвы сумму в 25 000 долларов наличными, что намного превосходит разрешенный законом страны лимит. Арест поставил власти Литвы в щекотливое положение: как сбалансировать обязательства соблюдать закон и более строгие меры против терроризма (введенные в значительной степени по настоянию правительства США) и нежелание дать минскому режиму повод для дальнейшего наступления на гражданское общество и проекты, финансируемые из-за рубежа.

(конец аннотации)

2. (C) 8 июля литовская служба по расследованию финансовых преступлений задержала ХХХХХХХХХХХХХ (имя вычеркнуто по этическим соображениям. – «РР»), что спровоцировало в минувшие выходные интенсивные телефонные переговоры между посольствами в Минске и Вильнюсе, различными правоохранительными органами Литвы и представителями МИД. ХХХХХХХХХХХХХ и сопровождавшие ее двое мужчин, личности которых не раскрываются, были задержаны после того, как литовские службы обнаружили в их автомобиле 25 000 долларов США наличными. Деньги предназначались для Совета по международным исследованиям и обменам (IREX), который осуществляет в Белоруссии один проект, финансируемый USAID. Антитеррористические поправки к законодательству, обязывающие банки уведомлять правительство Литвы обо всех транзакциях, превышающих 10 000 долларов, судя по всему, и привлекли внимание литовских властей к деятельности ХХХХХХХХХХХХХ. Как сообщили нам официальные лица Литвы, у них есть документальное подтверждение, что за две свои предыдущие поездки ХХХХХХХХХХХХХ вывезла из страны в общей сложности 50 000 долларов.

3. (C) 11 июля мы обсудили ситуацию с Ионасом Паслаускасом, директором департамента Америки МИД Литвы, до назначения на это пост шесть лет проработавшим верховным представителем своей страны в Минске. Паслаускас сообщил, что делом вплотную занимаются руководство МИД и других правительственных ведомств. По его словам, Литва менее всего хотела бы дать режиму Лукашенко предлог, чтобы осложнить работу в Белоруссии иностранным правительствам и НКО. Паслаускас подчеркнул, что переправка через границу больших сумм денег представляет опасность по ряду причин и предложил на будущее правительству США и прочим организациям согласовывать действия, чтобы не допустить в будущем повторения ситуации. Паслаускас сказал, что у властей США есть достаточно лиц и каналов, включая собственных дипломатов, для переправки денег группам в Белоруссии.

4. (C) Мы также затронули эту тему в разговоре с исполняющим обязанности министра внутренних дел Станисловасом Люткевичусом. Люткевичус доверительно сообщил, что имел беседу с министром иностранных дел Валионисом и они договорились, что он будет поддерживать контакт с генеральным прокурором. Он сказал: «Думаю, мы решим этот вопрос, причем в позитивном для нее (ХХХХХХХХХХХХХ) ключе». Люткевичус сказал, что в будущем готов при необходимости согласовывать действия с властями США, чтобы курьеры впредь не сталкивались с подобными проблемами.

5. (C) Комментарий: На настоящий момент не ясно, что может ожидать ХХХХХХХХХХХХХ. Вместе с тем, мы не думаем, что генеральный прокурор потребует сурового наказания для кого-то, кто своей деятельностью помогает реализации всеобъемлющей цели правительства США привнести демократию в Беларусь. Правительство Литвы понимает интересы всех, кто оказался вовлечен в настоящее дело, и полно желания избегать его повторений. В этих целях оно готово сотрудничать с властями США и донорами помощи, чтобы в будущем не возникало подобных инцидентов.

Kelly



Оригинал:

C O N F I D E N T I A L VILNIUS 000732 SIPDIS STATE FOR EUR/NB AND EUR/UMB E.O. 12958: DECL: 07/12/2015 TAGS: PREL, PGOV, EAID, BO, LH, HT7 SUBJECT: GOL EAGER TO DEAL QUIETLY WITH DETAINED BELARUSIAN COURIER Classified By: Political/Economic Officer Alexander Titolo for reasons 1.4 (b) and (d)

1. (C) Summary: Senior GOL officials are focused on managing the detention by Lithuanian authorities of a Belarusian employee of a USAID contractor on charges of money smuggling. The courier was arrested as she attempted to leave Lithuania for Belarus with US$25,000, well over the limit set by Lithuanian law. The arrest puts the GOL in a delicate position as it seeks to balance its commitments to the rule of law and heightened anti-terrorism measures (established in large part at USG urging) with the desire not to hand the Minsk regime an excuse to further crack down on civil society and externally funded projects. End Summary.

2. (C) The July 8 arrest of --------------- by the Lithuanian Financial Crimes Investigation Service touched off a series of phone calls between Embassy Minsk, Embassy Vilnius, and various GOL law enforcement and MFA officials over the weekend. ------------ was detained, along with two unidentified males, after GOL officials found US$25,000 hidden in their car. The money was intended for use by the International Research and Exchanges Board (IREX), which operates a USAID-funded project in Belarus. Anti-terrorism provisions requiring banks to notify the GOL of withdrawals exceeding US$10,000 likely tipped GOL investigators off to ------------'s activities. GOL officials told us they have records indicating that she had moved a total of US$50,000 out of Lithuania on two prior trips.

3. (C) We discussed this situation on July 11 with Jonas Paslauskas, Director of the MFA's America's Department who previously served for six years as the GOL's top envoy in Minsk. Paslauskas told us that the MFA's leadership and other top GOL officials were working intensively on the issue. He said the GOL was keen to avoid giving the Lukashenko regime an excuse to make it harder for foreign governments and NGOs to operate in Belarus. Paslauskas stressed that moving large amounts of money across the border in such a matter is dangerous for several reasons. He offered to coordinate with the USG and other organizations to avoid similar circumstances in the future. Paslauskas said the GOL uses a variety of individuals and routes to send money to groups in Belarus, including its diplomats.

4. (C) We also discussed the issue with the Acting Minister of Interior Stanislovas Liutkevicius. Liutkevicius confided that he had spoken to Foreign Minister Valionis and will be in touch with the Prosecutor General as a result of his conversation with the Minister. He said "I think we can resolve this, and it could be positive for her (-------------)." Liutkevicius said he is prepared to coordinate with the USG in the future if necessary to ensure that couriers do not face similar problems.

5. (C) Comment: It is still unclear what fate awaits --------------, though we think it unlikely that the Prosecutor General will seek a stiff punishment against someone who is working in support of the GOL's overarching interest of bringing democracy to Belarus. The GOL understands the stakes involved in this case, and is eager to avoid repeating it. To that end, it is eager to work with the USG and aid providers to avoid similar incidents in the future.

Kelly
 
США поддерживали сторонников смены режима в Египте

США поддерживали сторонников смены режима в Египте
27.01.2011​

США поддерживали оппозиционные египетские группы, готовившие смену режима президента Хосни Мубарака в преддверии президентских выборов 2011 года. Об этом в субботу пишет газета The Daily Telegraph.
Администрация США публично выступала союзником Мубарака, одновременно оказывая содействие оппозиционерам. Информация об этом содержится в рассекреченных сайтом WikiLeaks донесениях американских дипломатов из Каира.

В сообщении от имени посла США в Египте Маргарет Скоби (Margaret Scobey), отправленном в Госдепартамент в декабре 2008 года, говорилось, что "некоторые оппозиционные силы" объединили усилия и подготовили план смены власти. Авторы сочли его настолько секретным, что решили даже не записывать на бумаге.

Скоби выразила сомнение в том, что такой план сможет сработать и вообще существует. Однако из ее донесения следует, что США отправляли одного из египетских оппозиционеров на организованный Госдепартаментом семинар молодых активистов. Американские власти сделали все возможное, чтобы личность египтянина не была раскрыта, так как в противном случае ему грозило бы преследование на родине. Активист, имя которого газета не раскрывает, уже арестован в связи с недавними событиями в Египте.

В донесении Скоби также шла речь о движении "6 апреля", которое оказалось одним из основных организаторов акций протеста. В группе "6 апреля" в соцсети Facebook состоят уже 70 тысяч человек. В основном это образованная молодежь, отмечает газета.

Напомним, в Египте с 24 января продолжаются акции протеста с требованием отставки президента Мубарака. По предварительным данным, более 10 человек погибли и около 1100 получили ранения в ходе уличных беспорядков в разных городах страны. В столице Каире разгромлена и подожжена штаб-квартира правящей партии.
 

    harius

    очки: 17
    уважаю, что не ограничиваетесь тупыми ссылками. Информировать - это важно!
12 июня 2005 года клерк американского посольства в Вильнюсе пишет встревоженную депешу относительно, казалось бы, мелкого частного инцидента – задержания на границе между Литвой и Белоруссией женщины с русской фамилией, которая пыталась провести незадекларированные 25 тысяч долларов США.

Что бы там ни говорили про то, что за спиной ВИКИЛИКС стоят далеко непростые люди, но реализация проекта, то есть выложенная для всеобщего обозрения информация делают, считаю, благое дело. Мы-то знали, а теперь и другим доподлинно известно, что пиндосам и пропиндосам никакие законы и моральные установки не мешают выполнению их явно неблагородных целей.
И после обнародования подобных фактов некоторые дутые, а значит абсолютно пустые либеральные головы продолжают попугайничать: Теория заговора?! Ха! Ха-ха! Я в неё не верю! Я не сторонник теории заговора. Так и хочется спросить, что же в таком случае по-вашему есть заговор?
 

_Сергей_

Almost Human
WikiLeaks разоблачил Немцова

Скандально известный сайт WikiLeaks опубликовал секретные телеграммы посла США в России Джона Байерли. Американский посол докладывал Вашингтону, как проходили его встречи с российскими "несогласными", о просьбах несистемной оппозиции и о том, что для "низвержения Путина" требуется чрезвычайная ситуация.

http://www.dni.ru/polit/2011/1/24/205426.html

Тайные телеграммы в Вашингтон

Ни для кого не секрет, что российские "несогласные" регулярно встречаются с американскими политиками. Особенно приближенных, таких как Борис Немцов, вызывают непосредственно в Вашингтон, других, помельче, предпочитают принимать в посольстве США в Москве.

О ходе каждой такой встречи посол США в России Джон Байерли отчитывается в секретных телеграммах. Однако в эпоху WikiLeaks трудно сохранять секретность. Газета "Комсомольская правда" опубликовала выдержки из этих сообщений.

Телеграмма под номером MOSCOW 000304 рассказывает о встрече директора департамента России в Совете национальной безопасности (СНБ) США Майкла Макфола с российскими правозащитниками, происходившей 14 января 2010 года.

Так, правозащитники были разочарованы потеплением в отношениях двух государств и перезагрузкой российско-американских отношений. Людмила Алексеева из Московской Хельсинкской группы посоветовала американцам внимательнее следить за тем, что происходит в Москве, но делать это деликатнее, нежели прежняя американская администрация: "Повышайте накал, но не будьте вторым Бушем..." - попросила Алексеева Макфола.

Другой правозащитник, Юрий Джибладзе из Центра по правам человека и демократии, тоже просил повысить градус вмешательства в российские дела и даже предлагает влиять на Москву некими "уступками". "Джибладзе считает, что США должны укрепить свою критику... показать, что вопросы прав человека занимают видное место в повестке дня двусторонних отношений... Как партнер России США имеют право требовать реформ в обмен на торговлю или другие уступки", - говорится в телеграмме Джона Байерли.

Редактор интернет-сайта "Кавказский узел" Григорий Шведов попросил американцев "теснее работать с НПО, не ограничиваясь только финансовой поддержкой". А Лев Пономарев из организации "За права человека" и Людмила Алексеева посоветовали США изолировать главу Чечни Рамзана Кадырова, налаживая связи с лидерами других северокавказских республик России.

Посол США подставил "несогласных"

Следующая телеграмма под номером MOSCOW 000305 от 19 января 2010 года рассказывает о новой встрече Макфола с российскими оппозиционерами. Своим докладом в Вашингтон Джон Байерли невольно выдал Бориса Немцова и Владимира Милова из движения "Солидарность", Григория Бовта из партии "Правое дело" и Владимира Рыжкова, бывшего главу Республиканской партии. "…Они согласились, что целью политической оппозиции в течение ближайших двух лет должна стать работа по предотвращению возвращения Путина на пост президента. Но, согласно их мнению и учитывая контроль Путина над обществом, к низвержению его может привести только какая-то чрезвычайная ситуация. Бовт заявил, что гражданское общество в России в настоящее время спит и вряд ли будет активно сопротивляться нынешнему режиму", - приводит американский посол слова своих гостей.

Кстати, после того как было обнародовано содержание этих докладных, Борис Немцов признался в интервью "Голосу Америки", что его слова в телеграмме Байерли переданы верно.

Вот так просто "несогласные" объясняют американцам, что нужно сделать, для того чтобы поколебать авторитет Владимира Путина. Нужна чрезвычайная ситуация, катастрофа, глобальное потрясение. В противном случае, несистемная оппозиция в России не имеет ни малейшего шанса. Это признает даже сам Рыжков. "По его словам, большинство граждан России довольны существующим положением", - говорится в секретной телеграмме.

Однако американские дипломаты, судя по всему, не намерены делать за "несогласных" их работу. Иначе зачем США финансируют многочисленные НПО и правозащитников? "Депутинизация" должна исходить от самой России... Хотя американский президент и не выступает открыто в поддержку гражданского общества в России, как хотелось бы членам оппозиции... он полностью поддерживает демократические реформы", - учит Макфол собеседников.

Стоит отметить, что WikiLeaks пока опубликовал отчеты только о нескольких встречах "несогласных" с американцами. Надо полагать, скоро мы узнаем, сколько еще было таких визитов и кто в них засветился. А российским оппозиционерам теперь остается вспоминать, что еще компрометирующего говорили они в стенах американского посольства, о чем Байерли мог доложить в Вашингтон и что теперь станет достоянием общественности.
 
Великобритании освободила ливийского террориста, в обмен на льготные контракты

WikiLeaks уличил Лондон в содействии освобождению ливийского террориста

Британские власти подсказали Ливии, каким образом можно добиться освобождения ее гражданина Абделя Бассета Али аль-Меграхи, осужденного в Шотландии за взрыв самолета над городом Локерби.
Об этом сообщается в депеше, направленной в 2008 году американским дипломатом в Госдепартамент США из Великобритании. Копию депеши, полученную сайтом утечек WikiLeaks, приводит газета The Daily Telegraph.

Как пишет автор депеши, о возможности попросить британские власти помиловать аль-Меграхи ливийским властям сообщил министр по делам Ближнего Востока Великобритании Билл Раммел (Bill Rammell). В письме, отправленном 17 октября 2008 года замглавы МИДа Ливии Абдулати аль-Обейди (Abdulati al-Obeidi), Раммелл в частности написал, что поводом к освобождению террориста может стать обнаруженный у него неизлечимый рак простаты.

По данным автора депеши, письмо в Ливию было отправлено с ведома шотландского, а также британского правительств. Переписка на эту тему состоялась между занимавшим тогда пост министра юстиции Великобритании Джеком Стро и шотландским первым министром Алексом Сэлмондом (Alex Salmond).

Британское правительство, пишет автор доклада, в этой связи попало в трудное положение. С одной стороны, ливийская сторона пообещала "страшные последствия" в случае, если Меграхи не будет освобожден. Это вынудило кабинет министров держать ситуацию на контроле. С другой стороны, официально Лондон дистанцировался от решения относительно террориста, заявив, что все решения в его отношении принимает Шотландия, на территории которой он отбывает наказание.

Бывший сотрудник ливийских спецслужб Абдель Бассет Али аль-Меграхи был приговорен к пожизненному заключению в 2001 году. В результате теракта, в организации которого он был признан виновным, в 1988 году погибли 270 человек.

В августе 2009 года министр юстиции Шотландии Кенни МакЭскил (Kenny MacAskill) заявил, что освобождает Меграхи из чувства сострадания. Этому предшествовала подача ливийской стороной прошения, в котором указывается на неизлечимую болезнь у осужденного. После освобождения аль-Меграхи уехал в Ливию.

Позже выяснилось, что террорист был освобожден без консультации его лечащих врачей. Сообщалось, что жить ему якобы оставалось всего три месяца, однако он до сих пор жив. Также после освобождения террориста власти Великобритании обвинили в том, что они пошли навстречу Ливии в обмен на предоставление компании BP льготных условий контрактов в этой стране.
 
Интервью Джулиана Ассанжа (в частности про роль facebook и twitter в сборе баз данных):

Вот обещанный перевод интервью, которое нам дал Джулиан Ассанж. Говорит, что у Facebook, Google и Yahoo есть специальный интерфейс для американских спецслужб.



RT: В процессе работы Вы, вероятно, составили свое представление о том, как принимаются политические решения. Как Вы прокомментируете последние события на Ближнем Востоке и в Северной Африке? Это действительно проявление общественного недовольства или управляемый мятеж? И если так, то кто, по-вашему, стоит за этим?

Джулиан Ассанж: В некоторых странах Ближнего Востока происходят настоящие перемены. Египет — яркий тому пример. В самом начале у меня были сомнения по поводу того, чем кончится египетская революция: простыми перестановками во власти при сохранении прежней политической системы или же произойдут реальные изменения. Однако после того как Мубарак сбежал из Каира, мини-революции прокатились по всем госучреждениям. После таких изменений возврат к прошлому уже вряд ли возможен.

В некоторых других странах ситуация иная. Например, на ситуацию в Ливии явно оказывают влияние различные государства. Конечно, когда подобное влияние оказывается со стороны соседних стран, это совершенно естественно. В конце концов, существуют связи между активистами из разных стран, семьями из разных стран, компаниями из разных стран и провинциями из соседних стран. Но это не нормально, когда какие-то далекие страны начинают активно вмешиваются в дела региона. Так что то, что происходит в Ливии, — это не нормально.

RT: Какую роль социальные сети – такие как Facebook и Twitter – сыграли в событиях на Ближнем Востоке? Насколько легко кто-то может использовать эти сервисы в собственных целях?

Д.А.: Facebook в особенности – это самое отвратительное устройство слежения за людьми, из всех, что когда-либо существовали. Перед нами самая полная в мире база данных о людях и их знакомых с именами, адресами, расположением различных посещаемых мест, контактами их знакомых, информацией о родственниках – и все это находится в США и легко доступно американской разведке.

Facebook, Google, Yahoo – у всех этих крупных американских компаний есть специальный встроенный интерфейс для использования американскими спецслужбами. И тут дело не в том, чтобы найти адрес, по которому можно направить повестку в суд. Сам интерфейс подготовлен для того, чтобы его использовали американские разведслужбы. Принадлежит ли Facebook американской разведке? Нет, дело в другом. Американские разведслужбы могут юридическими и политическими способами оказывать давление на Facebook. Его организаторам дорого выходит выдавать записи по одной, поэтому они автоматизировали процесс.

Все должны понимать, что когда мы добавляем друзей на Facebook, мы бесплатно делаем работу для разведки США – мы составляем базу данных для них.

RT: Вопрос по поводу последних разоблачений WikiLeaks. Согласно этим сообщениям, Великобритания – это тихая гавань для экстремизма, и как минимум 35 заключенных «Гуантаномо» по крайней мере некоторое время жили в Великобритании. По-прежнему ли Великобритания является убежищем для террористов?

Д.А.: Вы знаете, да, это по-прежнему тихая гавань для террористов, а также, безусловно, убежище для олигархов и бывших диктаторов, перебравшихся сюда. Вспомним хотя бы суд над Пиночетом и то, как Маргарет Тэтчер противостояла его экстрадиции из Великобритании – невероятно, но факт, с помощью того же адвоката, который сегодня участвует в процессе моей экстрадиции из Великобритании. Безусловно, в этом есть и положительные моменты. Это показывает, что Британия — по-настоящему либеральная страна: каждый может приехать сюда и получить защиту. С другой стороны, тут все же есть нестыковка. Почему Великобритания не поддерживает таких борцов за свободу слова, как я, и в то же время помогает таким людям, как сыновья Каддафи?

RT: Почему WikiLeaks опубликовал информацию о тюрьме в Гуантанамо сейчас? Я имею в виду, что, похоже, эта информация несколько запоздала. Быть может, это связано с тем, что Обама недавно объявил программу своей новой избирательной кампании, а закрытие Гуантанамо было одним из его основных предвыборных обещаний?

Д.А.: Есть несколько причин, по которым мы опубликовали эту информацию именно сейчас. Основная причина в том, что мы — небольшая организация, хотя и очень увлеченная своим делом. В прошлом году мы подверглись очень сильным нападкам, которые продолжаются до сих пор. Это, конечно, замедлило нашу работу.

Кроме того, момент для публикации был подходящий. Мы видим, что Обама сдался и решил не закрывать тюрьму в Гуантанамо. Вместо этого, он возобновил суды над заключенными. Так что теперь получается, что администрация Обамы признаёт, что 48 заключенных в Гуантанамо абсолютно невиновны. Их нужно вывезти оттуда, но их никуда не вывозят. Таким образом, совершенно невиновные люди на протяжении многих лет находятся в заключении без суда и без какой-либо надежды на улучшение своего положения.

Ни одна страна не согласится принять их, в том числе и Соединенные Штаты. Но Соединенные Штаты и создали для них эту проблему. Соединенные Штаты схватили невинных людей, запустив процесс, который с самого начала был коррумпирован. Не случайно они содержатся именно в Гуантанамо, а не в США или другой западной стране. Их нужно было спрятать где-то, где на них не распространялось бы действие законов. Как Карибские острова используются для отмывания денег, так Соединенные Штаты занимаются «отмыванием» людей.

RT: Давайте поговорим о Ваших информационных партнерах. Один из них - газета The Guardian, с руководством которой Вы сейчас судитесь. Вы выбрали эту газету своим главным англоязычным партнером для распространения сообщений WikiLeaks. В настоящее время журналисты из The Guardian опубликовали книгу о WikiLeaks, которую Вы назвали нападками на себя. Как Вы прокомментируете в этой ситуации позицию The Guardian относительно публикации секретных сведений и вообще свободы слова в СМИ?

Д.А.: С одной стороны, Guardian занимается издательской деятельностью, и поэтому они, естественно, заинтересованы в том, чтобы быть как можно более свободными в отношении того, что они могут публиковать. Однако, подвергнув предоставленные нами материалы жесткой цензуре, они тем самым практически лишили людей права знать правду.

Мы уже несколько раз сталкивались с ситуацией, когда предоставляемые нами материалы искажались. Больше всех этим грешил Guardian, но такие же проблемы были и с New York Times. Эта газета сократила документ длиной в 62 страницы до двух абзацев. Это полностью противоречит тому соглашению, которое мы с ними заключили 1 ноября 2010 года. Мы договаривались, что цензура допускается только в том случае, если эта информация создает угрозу чьей-то жизни. Никаких других оснований для цензуры быть не может. Ни защита репутации, ни защита доходов Guardian — только защита жизни людей.

Дело в том, что на Западе нет четкой границы между коммерческими и государственными интересами. Эта граница размыта, и интересы государства смыкаются с интересами частных компаний. Когда вы смотрите на действия Guardian или New York Times, вы видите переплетение частных и государственных интересов, незаметно перетекающих друг в друга. Главным образом, Guardian опасается, что на газету обрушится критика со стороны каких-то влиятельных сил, что олигархи или какие-то влиятельные люди могут подать на них в суд и выиграть дело.

RT: Давайте поговорим о том, через что Вам сейчас приходится пройти. В настоящий момент Вы пытаетесь избежать экстрадиции в Швецию. Чего Вы опасаетесь, если это все-таки произойдет?

Д.А.: У этой проблемы два аспекта. США пытаются возбудить дело о моей экстрадиции в Америку. Буквально сегодня мы видели новую повестку от тайного большого жюри, которое работает в Александрии, штат Виргиния. Они пытаются обвинить нас в шпионаже. Они готовят материалы для этого дела, и как только они будут готовы предъявить обвинение, в какой бы стране я на тот момент ни находился, они потребуют моей экстрадиции — причем возможно не только моей, но и других наших сотрудников.

Еще одна проблема – с экстрадицией в Швецию – связана с тем, что весь этот процесс с самого начала был коррумпированным. Причем эта коррупция затронула и шведские СМИ. По ходу этого дела происходило много странных вещей.

RT: Как Вы думаете, если Великобритания все-таки передумает и откажется выдать Вас, что это будет означать?

Д.А.: Это зависит от того, какой стране она откажет. Многие в Великобритании хотят сохранить хорошие отношения с США на всех возможных уровнях. Таким образом, Если Великобритания откажет США в экстрадиции, у нее будут серьезные проблемы.

С другой стороны, если Великобритания откажет в экстрадиции Швеции, это тоже приведет к проблемам, поскольку это будет выглядеть так, как будто Великобритания укрывает меня.

Примерно в такой же сложной ситуации оказался в свое время Афганистан. Со стороны все выглядело так, как будто Афганистан укрывает бен Ладена, и к нему тут же применили жесткие меры. В какой бы стране мы ни находились, если Соединенным Штатам покажется, что она укрывает нас, сразу же последует политическое давление и жесткие меры.

С другой стороны, если Великобритания попытается выдать меня Соединенным Штатам, это создаст внутриполитические проблемы, поскольку большинство британцев поддерживают нас.

RT: Скажите, кого Вы считаете своим врагом номер один?

Д.А.: Враг номер один это невежество. И я полагаю, что это враг номер один для всех: непонимание того, что на самом деле происходит в мире. Вы можете эффективно принимать решения и планировать, только если вы действительно это понимаете. Важно понять, кто занимается продвижением невежества. Это организации, хранящие в тайне все сведения, и организации, извращающие информацию так, что она становится неправдивой или искаженной. К последним относятся плохие СМИ.

Я действительно считаю, что современные СМИ в целом настолько плохи, что нам необходимо задуматься, не будет ли мир лучше без них. Они так сильно искажают информацию, что в результате мы видим войны и продвижение коррумпированных правительств.

Я выяснил, что почти все войны за последние 50 лет были результатом лжи СМИ. Они могли бы остановить это, если бы достаточно тщательно изучили вопрос, если бы не копировали правительственную пропаганду. Что же это означает? Это означает, что людям не нравится война, и их нужно обманом втягивать в войну. Люди не пойдут воевать добровольно и осознанно. Таким образом, если у нас будут хорошие СМИ, у нас также будет и мирная атмосфера.

RT: Джулиан Ассанж, большое спасибо.

прочитал здесь http://m-simonyan.livejournal.com
 
Сверху